Черчесов поехал основным на Евро-1996. Привез гол с Италией и не выручил с Чехией, а Россия закончила последней в группе 248

Команда бунтовала из-за денег.

Вспоминаем праймового Станислава Черчесова и пик его карьеры. К середине 90-х он поиграл в Европе, вышел со «Спартаком» в четвертьфинал Лиги чемпионов и поехал основным вратарем сборной России на Евро-1996.

Черчесов в сборной жестко конкурировал с Хариным. На Евро-1992 был запасным

Черчесов появился в сборной поздновато – только в 27 лет. Когда после ЧМ-1990 из команды ушел Ринат Дасаев, а Дмитрий Харин – олимпийский чемпион Сеула и молодая замена легенды – порвал кресты. 

Тренер сборной СССР Анатолий Бышовец сделал основным Александра Уварова из «Динамо», а вторым выбрал Черчесова. Это было логично – Стас уже вернулся в «Спартак» из «Локомотива», выиграл чемпионство-1989 и получил приз журнала «Огонек» как лучший вратарь СССР.

Поначалу Черчесова ставили только на товарняки, а в старте очень надежно играл Уваров. С ним сборная победила в первых четырех матчах отбора Евро-1992 и не пропустила ни одного мяча.

В такой ситуации Черчесову не светило место в старте – помогло безумие Бышовца и Николая Толстых. Переговоры Уварова с «Маккаби» они приняли как трансфер.

«Мы вернулись из Ташкента в Москву, мне звонит Николай Толстых и просит зайти, – рассказывал Уваров в интервью «Спорту день за днем». – С ходу спрашивает, подписываю я контракт с израильским «Маккаби» или нет.

Авраам Грант с президентом клуба дали мне время определиться с контрактом до 12 августа. Я в ответ пожимаю плечами: дескать, как могу ехать, если 17 августа у сборной турнир в Испании? Толстых мне говорит: «А тебя вроде бы Бышовец не вызывает». Я оторопел. Как? Ведь отыграл на ноль все четыре отборочных матча и вдруг на следующую игру меня не вызывают? И при этом ничего не объясняют.

Толстых при мне позвонил в Федерацию футбола СССР и еще раз осведомился, вызывают Уварова на турнир в Испанию или нет. В федерации ответили: «Так он же уехал в Израиль». Я, как только это услышал, сказал Толстых: «Коля, клади трубку, выдавай мне заграничный паспорт – я уезжаю, здесь ни на минуту больше не останусь».

Так Черчесов поехал основным и на турнир в Испанию, и удачно продолжил играть в отборах. Дальше, впрочем, Бышовец вернулся к восстановившемуся Харину, с которым в 88-м выиграл Олимпиаду.

На Евро-1992 три матча в старте провел Дмитрий Харин – сборная СНГ сыграла вничью с немцами (1:1) и голландцами (0:0), но жестко влетела Шотландии (0:3) в последнем туре и уехала с турнира. 

Черчесов на ЧМ-1994 установил рекорд: пропустил от старейшего игрока в истории чемпионатов мира

В 1992-м сборная России должна была провести первый матч в истории, а за неделю до него у Дмитрия Харина случились проблемы. Администратор ЦСКА Виктор Мурашко обвинил его и Дмитрия Кузнецова в сдаче игры «Алании».

Тогда Черчесов стал не просто основным вратарем сборной, но еще и капитаном. Борис Игнатьев, помощник Павла Садырина, возглавившего сборную вместо Бышовца, объяснял выбор так.

«Стас уже был лидером раздевалки. Очень скрупулезно относился к каждой мелочи. Я никогда не видел его безразличным. И потом – никто же не выступил против его назначения, все согласились. Так что какие могут быть вопросы? Никакого блата или предвзятого отношения в той ситуации не могло быть. Судите сами, Садырин не имел же отношения к «Спартаку», но выбрал именно Стаса. Просто Черчесов заслужил это своей самодисциплиной – начиная от подъема, приема пищи и заканчивая отбоем. Все по нему было видно. Профи!»

Тем не менее до ЧМ-1994 Черчесов в основе не дотянул. Харин перешел в «Челси» и на чемпионате мира в Америке снова стал первым – хотя для тренеров это был сложный выбор. 

«С точки зрения психологии Дмитрий и Стас были очень надежными и уверенными в себе людьми, – говорил Игнатьев «Спорт-Экспрессу». – Может быть, Стас чуть лучше играл на линии ворот, а Димка предпочтительнее смотрелся на выходах. Но тут за него играла фактура – он был повыше. Черчесов тоже достаточно прыгучий, никогда не боялся единоборств при угловых, подачах с флангов. Не пасовал перед габаритными форвардами.

Черчесов – пахарь, этого у него не отнять. А Харин был поталантливее. Стас порой сам доходил – своим умом и желанием. Тончайшие нюансы он пропускал через себя. Пытался докопаться до истины. Он же сам из Алагира, не имел такой школы, как тот же Харин. Не думаю, что в Осетии были большие специалисты по вратарям. Он всегда требовал от партнеров на тренировках, чтобы те каждый эпизод доигрывали до конца. Если он справлялся с ударом и мяч отлетал в поле — просил форвардов добивать, а не пижонить. Чтобы смоделировать конкретную ситуацию в игре».

Два матча с Хариным сборная России проиграла, а на легендарную игру с Камеруном (6:1) вышел Черчесов. И установил удивительный рекорд. Роже Милла забил единственный гол камерунцев в возрасте 42 лет и 39 дней – самый старый гол в истории турнира.

Вряд ли Черчесов что-то мог сделать в эпизоде с тем голом, но сам он допускает, что реально было тащить. 

«Я мог бы взять удар, если бы Милла сделал хотя бы еще шаг вперед, – говорил Черчесов. – Только камерунец все выполнил классно – ударил с носка, с хода. А потом он мне честно признался, что этот гол отнял у него все силы. Больше не мог и шага сделать». 

Черчесов выиграл конкуренцию к Евро-1996, но уже на 5-й минуте первого матча в Англии грубо ошибся

Следующий тренерский штаб во главе с Олегом Романцевым очень переживал, что конкуренция Черчесова и Харина вредит общему делу.

Ставку на Черчесова якобы сделали из-за «спартаковской обороны», которая была привычна для вратаря. Тогда перед Евро он временно вернулся в «Спартак», а вместе с ним команда Романцева выиграла шесть матчей в группе Лиги чемпионов из шести.

Тут, конечно, надо рассказать, как аренду Черчесова в «Спартак» спродюсировал Леонид Трахтенберг. Не будь его, возможно, никакого Евро в старте и не случилось бы.

«Сборная в Тарасовке готовилась к матчу с финнами, – вспоминал Трахтенберг. – Захожу в комнатку к Черчесову, бужу: «Стас, хочешь в Лиге чемпионов поиграть?» – «Ты шутишь? Какая Лига для дрезденского «Динамо». «А если «Спартак» тебя арендует?» Идем вместе к Романцеву, жил на том же этаже. Тот что-то пишет. 

«Олег Иванович, у нас была проблема вратаря?» – «Что значит «была»? Есть!» – «Считайте, она решена…» Романцев смотрит на Черчесова: «Стас, конечно, шикарный вратарь. Но, к сожалению, уже не наш!»

Тут я закидываю идею про аренду на полгода. Романцев задумался: «А сколько это будет стоить?» Стас отправляется на первый этаж, к телефону. Звонит в клуб какому-то бюргеру, возвращается – и называет смешную сумму. 100 тысяч марок, кажется».

А вдобавок к этому спартаковскому духу Харин перед турниром повредил плечо – на Италию в 1-м туре без вариантов выходил Черчесов. 

И уже на 5-й минуте случилась катастрофа – Черчесов отдал неудачный первый пас, Ди Ливио перехватил мяч и вывел на отличную позицию Казираги.

Интересно, что сам Черчесов не стремится во всем винить себя. Вот такой у него был диалог с автором книги «Черчесов: Стани, Стас, Саламыч» Иваном Жидковым.

– В матче Италия – Россия вы ввели мяч от ворот, метров на тридцать. Чужому игроку. Почему так получилось?

– Ну ты же сам говоришь, что я ввел не на три метра, а на тридцать. Выбил, подобрали, пошла атака, все.

– На следующую игру с Германией поставили Харина.

– Ну, поставили. А потом я опять играл.

– То есть внутренних проблем с самим собой не было?

– У меня вообще никогда нет проблем, если обратили внимание!

Давайте поймем, что же было на самом деле в том эпизоде. 

1. Черчесов с мячом, начинает атаку.

2. Разве не очевидно, что он не выносит мяч, а отдает пас на левый фланг?

 

3. Дальше Казираги выходит на ударную позицию, хотя до ворот не то чтобы суперблизко.

4. Почему Черчесов даже не пытается достать удар? Он ведь наносится метров с 18. 

По-моему, чистый гол вратаря. Кажется, так же считал и Романцев, который на вторую игру против Германии поставил Харина. Правда, не сильно помогло – сборная проиграла 0:3.

На уже ничего не решающий матч против чехов снова вышел Черчесов – и снова не впечатлил. В первом голе не очень убедительно сыграл на угловом, во втором – точно прогадал с позицией и получил головой с линии штрафной.

При этом вряд ли стоит винить одного Черчесова в том провале на Евро – тогда команда вообще вела себя странно. Перед Италией игроки устроили бунт!

Требовали увеличить бонусы за участие в турнире вдвое (30к долларов вместо 15 на человека), а еще просили компенсировать налоговый вычет за победы над Фарерами и Сан-Марино в отборочной группе.

В итоге вместо нормальной подготовки игроки в основном торговались, а Романцев вспоминал время перед Евро-1996 так: «Я слишком давно в футболе и знаю: если перед игрой ты думаешь только о деньгах, успеха в ней тебе не видать. Вместо того, чтобы рассуждать о тактике, я стоял и спрашиваю каждого, начиная со стоявших первыми вратарей. «Черчесов — ты согласен играть чемпионат на этих условиях?» – «Я – да». – «А ты, Харин?» – «Согласен. Да, я думаю, все согласны». И так далее».

Черчесов выбрал Шунина, и это разумное решение

Фото: Gettyimages.ru/Stephen Dunn/ALLSPORT; РИА Новости/Владимир Родионов, Владимир Родионов, Игорь Уткин