НБА – лучшая лига мира, потому что мы знаем все, что происходит внутри. Но как не запутаться в инсайдах? 580

Путеводитель по закулисью.

«Правила Джордана» – предвестник эпохи тотального инсайда

В 92-м мир открыл НБА. Не только благодаря Олимпиаде в Барселоне – тогда вышла в свет самая популярная книга о баскетболе. «Правила Джордана» почти на 20 недель закрепились в списке бестселлеров от The New York Times и разошлись 200 тысячами экземпляров.

Все рванули узнать грязные секреты до этого казавшейся идеалом суперзвезды.

К всеобщему удовольствию выяснилось, что Майкл Джордан – вовсе не миляга.

«Джордан отходил от традиционной роли лидера, – писал автор, – И, если и говорил с одноклубниками, то лишь для того, чтобы поиздеваться над ними».

В плей-офф 90-го Скотти Пиппен страдал от головной боли во время седьмого матча и провалился. Когда «Чикаго» проиграл «Детройту» в одном из весенних матчей уже в следующем году и Пиппен снова выглядел ужасно, Джордан его спросил: «Что, Скотти, опять голова болит?»

Осенью 91-го Стэйси Кинг появился в тренировочном лагере «Буллс» с лишним весом. Ему дали возможность выйти в старте в первых трех матчах, и «большой» умудрился забрать лишь один подбор на своем щите. «Вы только посмотрите на это, – сказал Джордан партнерам в присутствии самого Кинга. – Вы когда-нибудь видели парня ростом 211 сантиметров весом 110 килограммов, такого большого и такого толстого, который не мог бы взять и двух подборов?... Такой здоровый чувак, а берет один подбор. Не может потолкаться задницей. И это называется мощный форвард. Возможно, стоит это назвать немощный форвард?».

Джордан придумал прозвище для Уилла Пердью – он называл его Уилл Вандербилт и объяснял: «Он не заслужил, чтобы его звали в честь такого именитого университета». Как-то Пердью поставил жесткий заслон на тренировке, и тогда Джордан два раза дал ему по голове: «Почему ты не можешь ставить такие заслоны в официальной игре?».

Вся книга Смита пронизана подобными историями, реальными диалогами, резкими высказываниями. Не только о Джордане, но он, конечно, предстает в самом ярком виде.

Страдает от похмелья в матче с «Хьюстоном» (34 очка). И слышит шутки в свой адрес от партнеров, которые знают, что накануне он играл в гольф и просидел ночь за картами.

Дает команду партнеров не пасовать Биллу Картрайту. Центровой обещает сломать ему ноги, если подобное повторится.

Воюет с Тексом Уинтером и треугольным нападением.

Сам формат «Правила Джордана» вполне традиционен: в таком же стиле описания одного сезона команды изнутри в конце 80-х-начале 90-х вышли «The Franchise» о чемпионских «Пистонс» и «Незаконченное дело» о развалившихся «Селтикс». Но подход Смита получился революционным: у него получилось наладить столь искренние отношения с представителями «быков», от владельца Джерри Рейнсдорфа до обильно высмеивающего Джордана Хораса Гранта, что НБА в его описаниях превратилась в завораживающее реалити-шоу. Смит задал стандарты, о которых могли только мечтать несколько последующих поколений журналистов.

В 90-х и даже нулевых культура инсайдерской информации оставалась крайне ограниченной. Во-первых, само понятие «слух» сохраняло отрицательные коннотации и ассоциировалось с «желтой» журналистикой. Во-вторых, газеты и журналы как информационные носители не позволяли репортерам особенно реализоваться, и добытые ими крупицы оставались на периферии индустрии. Легендарный репортер Питер Весси вел колонку Hoop de Jour в New York Post, где время от времени появлялись какие-то эксклюзивные факты, но это было исключение исключений. Журналисты той эпохи имели возможность гораздо больше общаться с игроками и тренерами напрямую, летали вместе с ними в выездные турне, дружили и выпивали, но это было доступно потому, что в мире еще не возникла потребность знать о баскетбольном мире каждую мелочь (разумеется, Джордан – это аберрация).

Твиттер, Воджнаровски и новые принципы журналистики

Все изменили твиттер и первым оценивший его возможности Эдриан Воджнаровски.

Воджнаровски начинал как классический репортер – ходил на матчи, брал интервью, писал заметки и даже выпустил книгу. За десятилетие в профессии у него сложились собственные схемы работы с источниками, благодаря которым он нашел то, в чем был лучше всех – он в течение многих лет писал колонки на ESPN, но, уйдя на Yahoo, понял, что может добывать больше эксклюзивных инсайдов, чем вся многочисленная братия крупнейшего спортивного сайта мира. К 2009-му инсайдов скопилось так много, что он просто не знал, что с ними делать – и тогда знакомая предложила вываливать их в зарождавшуюся социальную сеть. Число подписчиков быстро рвануло вверх, и сейчас их у Воджа уже 3,6 млн.

Воджнаровски сделал две вещи: 1. Убедил, что в такой сложной работе можно практически избегать ошибок – сейчас только старички помнят, что когда-то даже он мог откровенно плавать: например, исключал, что Леброн Джеймс может вернуться в «Кливленд» в 2014-м. 2. Превратил «инсайд» в банальность, в нечто привычное – теперь уже невозможно представить, чтобы новость появилась из официального источника. Только этим летом Кевин Дюрэнт собирался продвинуть инстаграм шоу Boardroom, но не смог: еще до официального объявления Воджнаровски уже растрындел всему миру, что КейДи перевозит свои таланты в «Нетс». На это никто не обратил внимания – что еще ждать от человека, который уже почти десятилетие как делает саму церемонию драфта бессмысленной и объявляет имена новичков задолго до комиссионера?

Воджнаровски (и твиттер) полностью трансформировал НБА. Инсайды, официально не подтвержденная информация, данные от всевозможных «источников, близких к окружению», теперь оказались в центре массовой баскетбольной культуры. Благодаря социальным сетям и глубинной погруженности лига зажила круглогодичной жизнью 24-7 и совсем перестала ориентироваться на события в самой игре – оказалось, что даже летом в жизни игроков и внутри клубов происходит много всего интересного.  Это естественным образом наложилось на взлет популярности НБА: невозможно оторваться от лиги, которая предлагает поучаствовать в избиении молодых на тренировке «Миннесоты», дает прочувствовать всю драматичность противостояния генменджеров Делла Демпса и Леброна Джеймса, веселит приколистами из «Никс», которые сами отказываются от Кавая и Дюрэнта.

При этом Воджнаровски – символ не только самой эпохи, но и собственно новой журналистской этики, нового подхода к информации.

Есть три комплекса причин для появления инсайдов.

Первый – «продажа» своего мнения. Это то, из-за чего Воджнаровски долгое время ненавидели другие газетчики и из-за чего у него много лет длился вялотекущий конфликт с ESPN.

Во время работы на Yahoo Воджнаровски писал колонки. В них четко прослеживалось, что он выражал лояльность тем клубам и тем руководителям, с которыми у него сложились отношения и от которых он получал информацию, и наоборот активно нападал на те фронт-офисы, что оставались для него закрытыми.

Классический пример первой тактики – это его работа с генеральным менеджером «Детройта» Джо Дюмарсом. С 2008-го по 2012-й именно Воджнаровски выдал все сколько-нибудь важные инсайды по «Пистонс», но при этом не написал ни одного плохого слова о команде или ее президенте, хотя «Детройт» полностью развалился, а руководитель совершал ошибку за ошибкой. Дошло до того, что в 2010-м Дюмарс был оштрафован лигой на полмиллиона долларов за сливы информации.

Классический пример второй тактики – это его тексты, посвященные Леброну Джеймсу. Возможно, Воджнаровски действительно недружелюбно относится к звездному форварду, но аудитория связывает его нелюбовь с тем, что окружение Джеймса отказывается посвящать его в свои планы. Водж не знал, что Леброн переходит в «Хит». Водж исключал возможность возвращения в «Кливленд». Зато вместо этого он выпустил десятки негативных материалов, где разругал «Решение», приводил многочисленные примеры того, что Джеймс – не лидер, не победитель и вообще слабак, критиковал игрока за его отношения с тренерами. Кто-то считает, что Воджнаровски мочил Леброна, чтобы отомстить. Другие – из-за того, что в данном случае у него нет никаких обязательств, и он может себя не сдерживать.

Такой вид добывания инсайдов был легитимизирован в тот момент, когда Воджнаровски перешел на ESPN и удалил оттуда своего главного неприятеля и конкурента, представителя старой школы инсайда Марка Стейна. На ESPN он перестал писать колонки «с мнением» и вообще высказываться о Леброне Джеймсе, но даже в твиттере можно проследить, как он расплачивается за любезности с информаторами.

Скажем, за Воджнаровски наблюдали такое:

2 июля выходит новость о том, что Джамал Кроуфорд (тогда «Клипперс») хотел бы продлить контракт. В заметке приводятся слова агента игрока Энди Миллера, который пытается выбить новое соглашение через медиа.

Через 30 минут Воджнаровски сообщает, что Кайл Лаури – еще один клиент Миллера – подпишет новый контракт с «Торонто».

11 июня другой клиент Миллера – Айзейя Томас – договаривается о новом контракте. И Воджнаровски пишет в твиттере: «Вот это успех, отличное подписание для агента Энди Миллера».

Второй комплекс – это намеренные агентские «сливы». Представители игроков стремятся либо повесить объявления о доступности клиента, либо оформляют устную договоренность через ее объявление.  

 «Это просто способ оказать давление на клуб, – рассказал один из агентов. – Вы хотите удостовериться, что сделка совершится, и организация не откажется от нее. К примеру, давайте предположим, что с клубом имеется некая устная договоренность. Но это лишь устное соглашение и может появиться другой свободный игрок, который все еще доступен и за которым команда настоятельно наблюдает. И вот в такой ситуации я могу пустить слух, что сделка между моим клиентом и данным клубом уже состоялась, хотя по факту она еще не оформлена. Затем повсюду появляется эта новость, СМИ и фанаты уже реагируют на данное подписание, что усложняет для организации возможность «соскочить». Вот зачем мы «сливаем» такие штуки.

«Вы всегда совершаете трудный выбор среди множества топ-журналистов, когда определяетесь, с кем же делиться информацией, – объяснял другой. – На самом деле, многое зависит от того, о каком типе новостей мы ведем речь. Некоторые вещи не нуждаются в том, чтобы стать известными на всю страну... Когда у вас история национального масштаба и вы пытаетесь создать рынок и привлечь побольше внимания, то очевидно, что вам надо идти к человеку с максимальным охватом и высоким кредитом доверия. Нет вопросов, что прямо сейчас таким журналистом является Водж. Он очень уважаем и всегда точен. Также все автоматически считают, что любая информация, пущенная Воджем, на 150 процентов верна. Его рейтинг точности невероятен, он знает, что произойдет, намного раньше других. А публика знает об этом. Так что когда в «Бомбе от Воджа» упоминается твой игрок, то этим Эдриан создает интерес, ажиотаж и рынок, а также помогает начать переговоры. Очень трудно отказаться от подобного. Но других авторов я тоже люблю. Ты обращаешься к парню вроде Ли Дженкинса, когда нужна потрясающая подробная статья о твоем клиенте. Мне сильно нравится Сэм Эмик, потому что он очень разносторонний журналист: он может сообщить срочную новость, а также опубликовать вместе с этим фантастический материал или высказаться по какой-то конкретной теме. Если мне нужно рассказать о чем-то хорошем, что сделал мой клиент для общества, то я пойду к местному журналисту. Все зависит от ситуации. Но если мы говорим о том, к кому обратиться с сенсацией, то трудно отказаться от того, чтобы опубликовать ее в виде «Бомбы от Воджа».

Третий комплекс – довольно сложно описываемые инсайдерами «отношения с информаторами». Эдриан Воджнаровски всегда говорит, что ему приходится регулярно общаться с теми, кто дает ему сведения, и не ограничиваться только деловой передачей информации.

«Ты не можешь звонить людям, только когда тебе что-то нужно, когда ты понимаешь: скоро обменяют игрока или уволят тренера. Ты связываешься с источником по 30 раз в месяц, просто чтобы поговорить по телефону, обменяться текстовыми сообщениями, договориться вместе поесть. Нужно строить настоящие отношения. Если люди думают, что тебе нужна только информация, они тебя оттолкнут».

За расплывчатой формулировкой многие видят откровенный бартер.

Это либо получение каких-то услуг в обмен новости. Такое количество инсайдов в современной лиге связано еще и с тем, что в клубах работает слишком много людей, и многие из них рассчитывают на карьерное продвижение, оказывая услугу человеку, который знает в лиге если не всех, то очень многих.

Либо обмен новости на другую, которая может быть интересна источнику.

«Иногда может сложиться мнение, что работа с источниками – это спринт, – рассказывал Sports.ru главный европейский инсайдер Дэвид Пик. – Потому что ты всегда должен оказаться первым, всегда нужно спешить. Но, на самом деле, работа с источниками – это скорее марафон, а не спринт. Ты звонишь кому-то: «Привет, это Дэвид Пик! Что у вас нового, над чем работаете?» Они говорят тебе: «Да все путем, ничего серьезного». В следующий раз ты набираешь им снова и говоришь: «Привет, это опять я. Я слышал, тут намечается кое-что». Ты сначала должен дать им информацию, ей необходимо делиться с другими людьми – новость нужна всем, все в ней нуждаются. Например, я говорю агенту Густаво Айона, что клуб хочет пригласить на его позицию кого-то из НБА. Теперь агент Айона знает, что у его игрока есть конкурент. Если бы я не сказал ему, он, наверное, не знал бы. А теперь знает и, возможно, в следующий раз поделится со мной какой-то другой информацией. Поэтому нет, я говорил ни в коем случае не о деньгах. Я бы никогда не заработал сумму, которой смог бы расплатиться за информацию, проходящую через меня. Мне бы просто было не на что жить. В медиабизнесе крутятся не такие уж и большие деньги. Это все скорее об умении делиться сведениями, которые узнаешь».

Как разбираться в качестве инсайда

Эпоха глобального инсайда породила более насущную проблему.

Если в 90-х «инсайдерами» были только местные журналисты, которым удавалось выхватить тот или иной факт, то теперь сенсационные новости хотят преподносить все кому не лень. И вот тут крайне важно не запутаться и знать, кому нужно доверять.

Всех репортеров можно разбить на четыре категории.

1. «Суперинсайдеры»

Эдриан Воджнаровски: человек, который переосмыслил понятие «инсайд» (и превратил любые новости в #WojBomb) и каждый год выдает примерно 50% всех новостей межсезонья;

Шэмс Чарания: юный падаван Воджа, попал в школу мастера на Yahoo в 22 года и быстро дорос до номера «2» в профессии;

Марк Стейн: изгнанный из рая ESPN бывший гуру инсайда теперь нашел пристанище в New York Times; считался идеальным инсайдером НБА до того, как появился Воджнаровски – на его фоне (и на фоне его ученика) оказалось, что здесь все же есть разумные ограничения: Стейн специализируется на информации, так или иначе связанной с теми городами, где он работал (Даллас, Нью-Йорк, Лос-Анджелес);

– ветераны журналистики Дэвид Олдридж и Джекки Макмаллен (ее нет в соцсетях): люди, которые связаны с НБА с начала 90-х – первый начинал в Вашингтоне, вторая – быстро стала звездой в Бостоне; больше задействованы как авторы и комментаторы и не промышляют инсайдами, но 30-летний опыт сам по себе приносит редкие, но заметные жемчужины;

Зак Лоу: бывший учитель истории и криминальный репортер, переквалифицировался в баскетбольного автора и взлетел благодаря поддержке Билла Симмонса; сейчас автор задротских статей и подкастов ESPN и фактически не инсайдер, но если делится какими-то новостями, то никогда не ошибается.

Все эти люди заслуживают максимального доверия, но даже они делают ошибки.

Может ошибиться даже сам Воджнаровски. И не в прошлой своей жизни, когда он ждал Леброна Джеймса в Нью-Йорке, а уже в современности.

Например, перед драфтом-2014 он писал, что Джулиусу Рэндлу необходима операция на ноге. Возможно, именно из-за этого форвард упал до седьмого пика и до «Лейкерс». У него действительно были проблемы с ногами, но вот в тот момент ни о каком хирургическом вмешательстве речи не было.

Бывают и более тонкие ситуации.

В 2017-м Воджнаровски первым написал о том, что «Кливленд» может отказаться от обмена Ирвинга после медкомиссии Айзейи Томаса, и первым же закрыл сделку, выложив все ее составляющие.

Но между этим происходили удивительные метания:

– Водж писал, что «Кэвз» требуют Джейсона Тэйтума или Джейлена Брауна (Это опровергалось бостонскими инсайдерами).

– Затем Водж рассказал, что «Кливленд» хочет пик первого или второго раунда (И сам потом отказался от своих слов, отметив, что «Кэвз» не требовали дополнительной компенсации).

– После сделки Водж уверял, что «Кэвз» все равно не удовлетворены и требуют еще добавить пик первого раунда (Это не подтвердилось).

Все это вроде бы мелочи, но они показывают, насколько технически сложна работа инсайдера и с какой осторожностью нужно воспринимать такую информацию даже от самых лучших из них.

2. Журналисты, которые слишком тесно завязаны с конкретными людьми и клубами, но имеют доступ к эксклюзивной информации и не замечены в выдумках

Брайан Уиндхорст: учился в одной школе с Леброном Джеймсом и неотступно следовал за ним на протяжении всей карьеры – в Кливленд, в Майами, в Лос-Анджелес; традиционно ненавидим, хотя их отношения так и остаются не совсем понятными; главный биограф Леброна – выпустил уже четвертую книгу о главном герое своей жизни;

Сэм Эмик: журналист из Сакраменто, который долго работал в Sports Illustrated и US Today;

Дэйв Макменамин: спец ESPN по самым резонансным командам – всегда достает инсайды там, где работает в данный момент – раньше в «Кливленде», сейчас в Лос-Анджелесе;

Марк Спирс: один из немногих черных в профессии; раньше добирал за Воджнаровски на Yahoo, потом переехал на расово мотивированный сайт Undisputed;  

Крис Хэйнс: еще один чернокожий мужчина с опытом работы битрайтером «Кливленда», «Портленда» и «Голден Стэйт»; потрясающе сдал в плане инсайдов за один год, когда перешел из ESPN на скромный Yahoo;

Рамона Шелберн: с начала нулевых работает репортером в Лос-Анджелесе и хорошо ориентируется в местных информационных потоках;

Кевин О’Коннор: апгрейженная версия Зака Лоу на The Ringer;

– прочие локальные журналисты, которые имеют контакты в родном клубе

За каждым среднестатистическим инсайдером видны вполне определенные связи и интересы. Наиболее показателен здесь, конечно, Уиндхорст, которого всегда называют доверенным журналистом Леброна Джеймса. И это при том, что формально никого отношения к суперзвезде Уиндхорст не имеет – ему не дают эксклюзивных интервью, не примечают как-то отдельно. Уиндхорст просто всю карьеру следует за Джеймсом – из школьной газеты в главное спортивное издание Кливленда, из Plain Dealer – в ЕSPN, оттуда по всем городам, в которых успел поиграть Леброн.

Из-за этой очевидной связи Уиндхорсту перепала часть ненависти от болельщиков. Над ним всегда потешались из-за его веса, из-за неопрятного внешнего вида, из-за того, что вся его жизнь связана с другим человеком, за счет которого он зарабатывает себе на жизнь.

Нужно отдать должное, Уиндхорст показывает устойчивость к давлению не хуже леброновского. В 2008-го у него выявили редкое расстройство иммунитета, после чего он почти месяц пролежал в искусственной коме. И с тех пор репортер индифферентно относится и к издевкам, и к оскорблениям, которыми пестрит интернет, и сам подшучивает над своим нескладным внешним видом.

Уиндхорст показательно хорошо знает то, что происходит внутри леброновских команд (и не только). Он подсвечивает не только индивидуальные особенности Джеймса (например, то, что тот любит читать перед матчами), но и колоритные внутренние истории (например, как Джей Ар Смит кинул миской с супом в помощника тренера).

Хотя иногда не менее очевидно этим злоупотребляет во вполне конкретных целях. Так на протяжении полутора сезонов Уиндхорст рассказывал, каким неумелым тренером был Дэвид Блатт, как он ошибался в тайм-аутах, как не мог наладить взаимоотношения с Джеймсом, как потерял контакт со всей командой. Инсайды долго казались надуманными, ничего не стоящими, не соответствовали игровой позиции «Кэвз», но в конце концов Уиндхорст (и тот, кто его направлял все это время) своей цели добился: несмотря на первую позицию на Востоке, Блатт был вынужден покинуть клуб.

3. Говорящие головы, у которых все же есть какой-то инсайд

Стивен Эй Смит: самый отвязный спорщик на спортивные темы; владеет блистательным мастерством с искренней экспрессией выдавать любую дичь и эмоционально вовлекать тысячи зрителей, за что и получает 10 млн в год; все время рассуждает о своих «братьях» и с некоторыми из них все же связан: Смит – единственный, кто предсказал переход Леброна в «Майами» в 2010-м;

Крис Шеридан: бывшая звезда ESPN пытался делать собственный сайт, но быстро понял беспочвенность своих притязаний; сейчас изображает вовлеченность и часто очень сильно промахивается (например, писал о конфликте Бена Симмонса и Бретта Брауна этой весной), но в уникальных случаях все же попадает – именно он рассказал, что Леброн вернется в «Кливленд» в 2014-м;

Джален Роуз: бывшая звезда «Индианы» и Мичигана прорвался в журналистику благодаря поддержке Билла Симмонса и теперь ведет собственное шоу на ESPN; Роуз больше специализируется по кручению бейсбольной биты и смачным историям из прошлой баскетбольной жизни, но иногда проливает свет на некоторые события: он первым рассказал о скором уходе Кавая Ленарда из «Сан-Антонио»;

Билл Симмонс: босс The Ringer предпочитает не узнавать инсайды, а выдавать прогнозы, которые могут реализоваться на жизни – он удивительным образом придумал обмен Пола Джорджа в «Оклахому» за полтора года до самого трейда; но он в профессии уже больше 20 лет, на короткой ноге со многими в лиге и порой узнает какие-то интересные вещи – ну, например, он твердил, что Леброн обязательно переедет в Лос-Анджелес, за год до того, как это случилось.

Стивен Эй Смит – ваш идеальный чернокожий дядюшка, который отвешивает вам подзатыльники и требует держаться подальше от травы.

Судя по его поведению, правда, сам он этих заветов не придерживается. За годы в эфире Смит пришел к вот этой вздорной, карикатурной, вечно надрывающейся фигуре – он заводится с пол-оборота, окатывает оппонента потоком слюней, соплей, криков и нескончаемой «ереси» и делает шоу из самых пустяковых инфоповодов.

Смит всегда упирает на то, что является неотъемлемой частью НБА и владеет вообще всей информацией на свете. Но запоминается в основном смехотворными провалами:

– Он пророчил обмен Дуайта Хорварда в «Никс» весной 2012-го;

– Видел Криса Пола в качестве игрока «Нью-Йорка» (2013-й), а Тома Тибодо в качестве тренера (2014-й);

– предсказывал объединение Дюрэнта, Леброна и Демара Дерозана в «Лейкерс» в 2016-м;

– обещал, что «Бостон» обменяет Джимми Батлера в 2017-м;

– гарантировал, что Дэн Гилберт продаст «Кливленд» в 2018-м;

– и ручался, что Дэмиан Лиллард переезжает в «Нью-Йорк» (тоже в 2018-м).

 В общем, Смит со временем сделал так, что ему перестали доверять. Но иногда, пусть очень редко, но по крайне важным поводам он все же попадает в цель: именно Смит был первым, кто рассказал о переходе Джеймса в «Хит», именно Смит первым рассказал, что Кайри Ирвинг хочет вырваться из «Кливленда».

Смит дико раздражает, но о таких случаях необходимо помнить.

4. Те, кто любят надувать щеки и казаться важным, но на деле откровенно гадают

Рик Бьюкер: много лет работал на ESPN, потом перебрался на Bleacher Report, но своему стилю не изменил – регулярно выдает инсайды, похожие на правду (Кайри собирается снова играть вместе с Леброном), но таковой никогда не являющиеся;

Крис Бруссард: журналист из Кливленда, который прошел через New York Times, ESPN, передачи NBA.TV и Fox Sports; организовал движение мужчин-христиан и стал его президентом, а потому прославился своим гомофобным выступлением против Джейсона Коллинза; герой самого популярного мема, связанного с инсайдами

Ник Райт: неприкрытый леброносексуал с Fox Sports и самый утомительный журналист в 2019-м по версии the Spun; недавно так зажигательно наврал про ход голосования за MVP 2015-го, что пришлось извиняться

Стив Кайлер: обозреватель Basketball Insiders; замолчал в прошедшем сезоне под насмешками критиков, но до этого обещал, что Кавай продлится в «Сан-Антонио» за супермакс

Скуп Би Робинсон: загадочный персонаж из тусовки шоубизнеса, который иногда с трех попыток не может угадать, куда перейдет Дюрэнт, но иногда достает новости задолго до того, как они всплывают у инсайдеров.

Бруссард – легенда не хуже Воджнаровски. Воджнаровски умудряется обходиться в инсайдах без ошибок, Бруссард умудряется ошибаться во всех инсайдах. И снова, и снова.

Типичную стратегию поведения Бруссард показал за час до объявления перехода Дюрэнта: поместил два противоречащих друг другу твита, один из которых впоследствии был удален.

Следить за Бруссардом гораздо интереснее, чем за Воджнаровски.

Мало того, что он огненным образом лажает.

Скажем, на днях он рассказал, что «Лейкерс» возьмут Алека Беркса. (Алек Беркс за день до того подписался в «Оклахоме»).

Так еще и всегда пытается заработать авторитет на ровном месте, хотя это очевидно практически всем.

Как, например, тогда, когда он объявил о том, что Дерон Уильямс остается в «Бруклине». (Все так и получилось, конечно, но только сам Уильямс написал об этом в твиттере).

Как, например, тогда, когда он ловко (нет) подсуетился и успел выкрикнуть, что Леброн Джеймс возвращается в «Кливленд» (Проблема в том, что к этому моменту Ли Дженкинс уже выпустил оповещение об этом от самого Джеймса).

В общем, сложно сказать, что там утверждают христианские догмы касательно вот такого поведения. Но со стороны оно выглядит в сто раз отвратительнее, чем гомосексуализм в глазах  гомофоба (хотя и в сто раз веселее).

Фото: Gettyimages.ru/Jonathan Daniel, Harry How; archives.cjr.org/Carlos Javier Ortiz; Instagram/wojespn, ramonashelburne; globallookpress.com/Javier Rojas