Самара – класс, а вот наследие ЧМ – грусть. Стадион уже грязный и в трещинах 760

«Самара-Арена» разочаровала Евгения Маркова.

«Три вещи, без которых не может самарец: футбол, пиво и водка», – как-то сказал самарский бизнесмен и совладелец торговой марки «У Палыча» Александр Мербаум. Эта цитата объясняет, почему Самара – идеальное место для футбольного выезда в России. Волга, набережная, рыба, пузатые кружки «Жигулевского» за 100 рублей. Болельщики традиционно обожают Самару, особенно летом, когда можно купаться и остужать содержимое бутылок в мокром песке.

Что в Самаре отлично на футболе, мы знали и раньше. Но летом-2018 ее должны были прокачать.  

В городе больше говорят про эмоции. От чемпионата мира остались веселые истории про заполненную фан-зону, прогулки до пяти утра и интернациональные купания. Ностальгия по движухе и португальскому языку в общественном транспорте. Свободному алкоголю на набережной, дружбе и любви, о которой мы и не подозревали. Стикер с Зораном Тошичем, мексиканская шляпа в сербском ресторане на Красноармейской улице. Теперь все это – воспоминания. 

Важно не путать воспоминания и наследие. Реальное наследие начинается только сейчас – в ноябре, в холод, без иностранцев. Самара, наверное, самый проблемный город ЧМ, где стадион закончили позже всего (а есть вероятность, что не закончили вовсе). Проверим, как он живет через три с половиной месяца после чуда.

Новый аэропорт, в метро можно платить картой 

В светлом терминале четырехлетнего аэропорта Курумоч ты рад, что прилетел в новый город и хочешь поскорее увидеть его. Такое невозможно представить в коробочном аэропорту в условном Архангельске, откуда сразу хочется лететь обратно. В самарском терминале все белое, чистые полы, ничего не крошится. 

30 км до Самары, 45 до Тольятти. Есть аэроэкспресс с двумя поездами в день, но в Самару легко ехать и на общественном транспорте. На остановках повесили подробное расписание – не соблазнит ни один таксист. 

На единственную ветку метро проходят по банковской карте. В наземном транспорте бесконтактную оплату введут в декабре, получать билет по-прежнему надо у колоритных пожилых контролеров в рыжих жилетах. В самарском транспорте они очень вежливые, словами «спасибо», «пожалуйста» и «мои хорошие» просят не забывать платить за проезд и ждут следующей остановки на теплой принесенной из дома подушке.

Набережная Волги: красиво и много людей, но после первого дождя она поплыла 

Бегуны, любители скандинавской ходьбы, таксы, пенсионеры и школьники на каникулах – все они двигаются вдоль Волги, спускаются к песку, на котором нет мусора и бутылок, а есть только первая изморозь. Никуда не убрали биотуалеты. В Волге купаются моржи, в основном пожилые. Седая женщина топлесс вылезла из реки, взяла баклажку и облилась холодной водой. Полны жизни и кафе на набережной: люди покупают чай с собой, внутри сидят компании старшеклассников, семьи с грудничками и мускулистые мужчины, которые передвигаются по Самаре на черных крузаках (местный признак брутальности). 

Поставили таблички на русском и английском. 

У Волги чувствуется свобода: бабушки недалеко от пивзавода тянут разливное из пластиковых стаканов, а мальчишки оставили рюкзаки на скамейке за пределами прорезиненной футбольной коробки, не боясь, что их стащат. 

Летом свободу оценил блогер Илья Варламов, который специализируется на путешествиях и архитектуре. «Вечером выходишь на [пляж], – сказал он в интервью Sports.ru после чемпионата мира. – Белоснежный песок как на Круазетт в Каннах. Идешь, кто-то трахается, кто-то бухает, кто-то танцует с колонкой под «Ленинград». Пляж, песок, Волга, бразильцы. Просто праздник любви. Идут полицейские, никого не трогают. Хочешь – кури, хочешь – кальян. Под конец только они охренели, стали бар «Ветерок» разгонять. Но сначала все было круто. Самая крутая атмосфера». 

Даже в ноябре не до конца понятно, это Самара или Ницца.  

Домой возвращают новости чемпионата мира. После первого ливня, всего через неделю после финала, набережная поплыла – точнее ее часть рядом со стеллой «Ладье». Это место изначально критиковал губернатор Самарской области Дмитрий Азаров: «Сделано плохо. И фонтан на мавзолей похож, не к месту. И качество оставляет желать лучшего. Нельзя так к знаковым местам относиться». Тогда после сильного дождя просели склоны, сломался дренаж, грязевые потоки высыпали на дорожки. Просто мясо.

Сейчас все подчистили, но в той части набережная действительно грязная. Местами лежат куски бетонных плит.   

«Некоторые общественные пространства после полуночи превратились в тыкву, – рассказала Sports.ru самарская журналистка Виктория (просила не называть фамилию и издание). – Четвертую очередь набережной возле «Ладьи» и Струковский сад (парк на набережной) ремонтировали непосредственно к чемпионату, и после турнира открылись недостатки: плитка в некоторых местах обвалилась, крыша у концертной зоны протекает, набережную после сильного дождя залило грязью».

Получается, сама по себе набережная – людная и фотогеничная. Люди садятся на пеньки у воды и наслаждаются видом. На коробках и тренажерах – полно спортсменов. Но все эти части набережной сделали еще за пару лет до чемпионата мира. А вот наследие провалилось. 

«И это первый дождь. Потом будет зима, потом все развалится. Теперь придется вбухивать сюда миллионы рублей, чтобы хоть как-то сдержать природу», – предупреждал Варламов. 

Отреставрировали центр, но забыли про внутренние дворы и дома на соседних улицах

Во время чемпионата мира центральную улицу Куйбышева (самарская Тверская или Невский проспект) сделали пешеходной. Самарцы через твиттер просили губернатора оставить ее такой и дальше, в итоге улицу перекрывали для машин по выходным до сентября. Ожидается, что так же сделают следующим летом.

На Куйбышева и ближайших улицах – подкрашенные фасады, отреставрированные части. Что-то было разваливающимся и деревянным, а стало ярким и визуально целым. Где-то сняли кондиционеры. У некоторых зданий начали прослеживаться не заметные до реконструкции архитектурные элементы.

На той же улица Куйбышева есть дома-фантомы: свежий фасад и забытая благоустройством боковая стена.

Между домами – мусор. 


Не всегда понятно, что лучше: закрасить или оставить как есть. 

Во дворах рядом с опрятными деревянными домами без отделки встречаются страшные кучи кирпича и развалюхи. Повсюду бродят коты (говорят, Самара – город котов), и вспоминаются строчки из «Ленинграда»: «Старый кот по имени Василий, болен, но ведь жив еще пока // И плывут по небу над Россией то ли тучи, то ли облака». 

То ли свежий и колоритный центр с историческими зданиями, уютными избушками и работающими колонками с водой (такое есть в центре ваших городов?). То ли выбитые стекла, обугленные и заброшенные дома.

Иностранцы вряд ли до них дошли, потому что они в глубине Куйбышева и на соседних улицах. Но это такой же центр и старая Самара.

В целом – ок, но жители стали хуже воспринимать окраины

В Самаре есть движение «Той Сойер Фест», волонтеры которого находят разрушенные дома и реставрируют их своими силами, привлекая спонсоров. Его организатор Андрей Кочетков считает, что в городе стало лучше, но остро встал обычный русский конфликт: богатый центр и бедные окраины.

«Благодаря реставрации, ремонту фасадов и благоустройству общественных пространств Самара стала выглядеть значительно лучше. Но у этого есть и побочный эффект. Многие спальные районы на контрасте с центром стали восприниматься жителями еще хуже, чем до чемпионата мира. Многие мои знакомые, живущие не в центре, говорят, что им теперь обидно возвращаться домой к гигантским лужам на тротуарах и тому подобному. Периферия тоже требует прокачки. Тем более там живет более 90 процентов города». 

«Самара-Арена» – очень проблемный стадион

Главное и самое дорогое наследие – стадион и территория вокруг. «Самара-Арена» строилась в традициях стадиона «Санкт-Петербург»: долго, дорого, со скандалами.

• Проблемы начались в 2014 году. Старт работ задержали на три месяца: заказчик и генподрядчик (ПСО «Казань») не предоставили мэрии Самары необходимую документацию, и мэр Дмитрий Азаров не выдал разрешение на строительство. 

• В конце 2014-го генеральный директор компании-подрядчика Равиль Зиганшин говорил, что выделенных 13 миллиардов рублей может не хватить: «Самарский стадион – самый большой. Он в полтора раза больше всех стадионов. Выводы делайте. Вот такой стадион нарисовали». Из-за падения рубля 13 миллиаррдов превратились в 16.

• С апреля по сентябрь 2016 года ПСО «Казань» заморозило строительство. По информации «Коммерсанта», это было вызвано тем, что губернатор Николай Меркушин (ушел из Самарской области в 2017-м) был недоволен генподрядчиком и лоббировал интересы другого застройщика. 

• Строительство затягивалось, в Самару приезжал Мутко. В итоге – 18,9 миллиарда рублей, дороже только «Лужники» (26,6 млрд) и стадион «Санкт-Петербург» (43 млрд). Действующий губернатор Дмитрий Азаров признался после чемпионата мира: «Ни для кого не секрет, что мы серьезно отставали. И в какой-то момент ФИФА засомневалась в Самаре. Ее представители во время инспекции открыто сказали, что будут снимать стадион с чемпионата мира». 

• В начале декабря 2017-го Ростехнадзор начал судиться с генподрядчиком. Официальные причины: дефекты в сварных швах, поверхности плит перекрытий и колонн; нарушения требований регламента о безопасности зданий и сооружений при бетонировании конструкций секторов.

• У стадиона есть долги. В начале августа поставщики электричества (ПАО «Самараэнерго») устроили забастовку против застройщика (ПСО «Казань») и обесточили стадион из-за задолженности в 2,7 миллиона рублей. Компания обещала погасить оставшуюся сумму до октября, но не погасила. Суд продолжается. Вторая неприятная история: строителям стадиона до сих пор не выплатили зарплаты (подтвержденных цифр пока нет, только анонимные рассказы строителей). Возбуждено уголовное дело.

• В октябре 2018 года выяснилось, что стадион еще нужно доделывать. По информации «Интерфакса», канализацию рядом со стадионом улучшат за 245 миллионов рублей. Причины объяснили в пресс-службе Самарской области: «В ходе подготовки к ЧМ-2018 на площадке у стадиона были построены очистные сооружения и ливневая канализация. Но этого оказалось недостаточно, чтобы справляться с тем количеством сточных грунтовых вод, которые там есть». Финансирование планируется из федерального бюджета.

Стадион в Самаре – космический, но пустой 

Солнечный круг на центральной трибуне, скрипач-мексиканец рядом со светящейся ареной, контрастный вид сверху: парящая над городом тарелка. После таких фото самарский стадион называли космическим чуть реже, чем самого Черчесова.

Такая элегантность архитектурных форм – приятный бонус для любого стадиона. Но, к сожалению, в Самаре пока есть только эта космическая оболочка и неплохой газон, в остальном – серость и пустота. Предварительный бизнес-план стадиона (как его использовать между матчами «Крыльев», что можно открыть во множестве помещений) только-только составлен и отправлен в министерство спорта. 

Между тем выяснилось, что стадион стоимостью почти 20 миллиардов просто не приспособлен для работы в холод. По словам вице-губернатора Самарской области Александра Фетисова, за последние пять лет проект стадиона много менялся, стало в два раза меньше отапливаемых помещений, которые нужны для любого фитнес-клуба, секции танцев или даже магазина: «Минимальные требования ФИФА были выполнены, но для коммерческого использования теперь может потребоваться строительная адаптация». Плюс, по информации «Коммерсанта», на время чемпионата были законсервированы около 70% внутренних помещений стадиона. Причина – неготовность.

Сейчас стадион выглядит пустым даже в день матча (я ходил на 1/8 Кубка «Крылья» – «Краснодар»). Нет теплого фирменного магазина (только карликовые палатки), развлечений внутри арены, детских комнат или обогреваемого буфета. Согреться можно только в туалете.

У стадиона одиноко, как на взлетной полосе.

Развлечения – это барабанщики, мимы на ходулях и на мотоцикле, столик с бесплатным аквагримом.

Освоение стадиона и его пространства – только в планах. Вице-губернатор Самарской области Александр Фетисов называет использование подтрибунных пространств отдельным вопросом. Используя формулировку «планируется».

«Там расположатся фитнес-центр, танцевальные студии, центр спортивной медицины, центр паралимпийского спорта. Планируем адаптировать и временные постройки: медиацентр, центр выдачи Fan ID. Мы обсуждаем эти вопросы с министерством спорта и федерациями. Нам нужно место для тренировок команды по пляжному футболу в межсезонье. Набирают популярность пляжный теннис, пляжный волейбол. Мы уже возили единоборцев на стадион, померили, сколько татами можно разместить в помещениях. Нашли место для боксеров. Есть возможность создать гостиницу для спортсменов». 

Пока используется только территория вокруг стадиона: там катаются на велосипедах и гуляют (стадион находится в парке).

«Зимой можно сделать большой каток с подсветкой и музыкой»,  – слова того же вице-губернатора Самарской области.

Кстати, да, можно.

Стадион сдавали в последний момент – теперь там трещины, грязь и дырки в полу

После шести матчей ЧМ и семи туров РПЛ стадион уже не такой новый. Грязные полы, стерта разметка на трибунах, трещины под ногами, отбитые детали на лестницах, лужи.

Законсервированный туалет.

Перед стадионом отваливается плитка – даже там, где болельщики должны фотографироваться на фоне надписи «Самара-2018» и тем самым прославлять стадион в соцсетях.

Все потому, что стадион достраивали в последний момент. По информации «Коммерсанта», 60 специалистов Ростехнадзора помогали генподрядчику устранять нарушения прямо перед сдачей в апреле 2018 года. «На моей практике это впервые – чтобы мы помогали застройщику сдать объект», – рассказал «Коммерсанту» один из сотрудников Ростехнадзора. Ошибки и недочеты он объяснил «безалаберностью и халатностью», возникшими из-за отсутствия системного контроля, который «либо осуществлялся плохо, либо не осуществлялся вовсе».

«Например, мы столкнулись с тем, что на стадионе оказалась забита основная магистраль канализационной системы. Причем не просто забита, а забетонирована. Водители бетономешалок после выгрузки бетона мыли свои машины и сливали воду прямо в канализацию стадиона. Или другой пример: часть кресел на стадионе рабочие из Узбекистана устанавливали с нарушением технологии, что может создать потенциальную угрозу здоровью болельщиков. Все это надо переделывать».

Если бы не болельщики «Крыльев», я бы ушел в первом тайме

Стадион находится далеко от центра (15 км), но в дни матчей запускается специальный трамвайный маршрут (цена, как и во всем общественном транспорте, – 25 рублей). Еще можно добраться на обычных трамваях или автобусах до Московского шоссе и через гаражи пройти к стадиону с другой стороны. При обоих вариантах от остановки идти около 25 минут. Всего путь из центра занимает полтора часа.

Вариант с гаражами выбирают преимущественно пенсионеры, потому что от остановки трамвая-шаттла надо идти в гору (через гаражи – по прямой). А на электромобилях перевозят только при предъявлении удостоверения инвалида.

По дороге развлечений нет – только туалеты. В холодную погоду напрашивается хотя бы чай, но он в буфетах внутри.

Стюарды улыбаются, отбивают поролоновую пятеру с эмблемой «Крыльев», подсказывают.

Дальше – пустая площадь у стадиона. Огромные пространства. Заброшенная со времен ЧМ коробка для уличного футбола. 

От чемпионата остались экраны с навигацией и работающие лифты для тех, кому трудно подниматься на верхний ярус.

Болельщикам предлагают включить фонарик на мобильных телефонах – чтобы получилась красивая панорама.

И все же болельщики счастливы: стадион – новый; нужны подушки на сиденье, но ветром не сносит; есть крыша и пространство; стулья в цветах клуба; близко поле, слышны подсказки футболистов.

Трибуны устраивают перекличку: «Крылья Советов» и «Крылья – Крылья». В начале каждого тайма растягивают шарфы.

Когда забил Александр Соболев, обнималась вообще все: дети с родителями, друзья с друзьями, дедушки с бабушками. Такой приступ общей любви.

Я остался с ними до конца, чтобы увидеть их объятия еще раз, научить дедушку-соседа правильно произносить фамилию Божовича и узнать новые ругательства.

1:2. «Краснодар» в дополнительное. Никто не обнимался.  

Все пошли на трамвай. 

***

Меня можно подловить на том, что я пошел на самый непопулярный матч «Крыльев» в этом сезоне: холод, будний день, 1/8 Кубка. Против «Краснодара» в Самаре собралась самая низкая посещаемость в сезоне – 11 тысяч зрителей (в понедельник на «Зенит» пришли 27 при вместительности 45). 

«Крылья» не используют реактивные атаки, как «Ростов», и не грызут лидеров дома – на них не будут ходить за красивым футболом. Надо придумывать дополнительные условия и поводы, чтобы народ приезжал на стадион в такую даль.

Пока нет ни одного. Самара сама по себе – прекрасна, большой поволжский город со старинной архитектурой. Чемпионат мира это чуть подчеркнул.

Но стадион, на поддержание жизни которого нужно 500 миллионов рублей в год, пока скучает.

Я приехал вовремя.

В такие холодные кубковые дни видно, что мы получили на самом деле.

Фото: Евгений Марков; РИА Новости/Николай Хижняк (13); globallookpress.com/Nikolay Titov; kc-camapa.ru (26)