«У нас не страна, а декорация». Очень смелый финал сериала «Большая игра» 2094

«До чемпионата мира по футболу остается год. Сборная России проигрывает очередной важный матч, фанаты больше не могут терпеть. Они выбирают тренера из своих – им становится обычный повар воинской части Дима. Он никогда не играл профессионально, зато мощный мотиватор и верит в успех. Вместе с помощником, который постоянно влипает истории, офицеры начинают подготовку сборной к домашнему ЧМ с задачей минимум – выйти из группы. Именно такую цель поставило перед ними руководство, которое тоже не верит в начинающего тренера», – краткий сюжет 16-серийного проекта «Большая игра», вышедшего на СТС.

Кульминацией шоу стал трехминутный спич главного тренера сборной – повара Димы, выступавшего перед министрами. Такой искренней речи про наш футбол вы никогда не слышали:

«А кто-нибудь вот из вас хоть что-нибудь сделал, чтобы эти одиннадцать человек появились? Вот вы, губернатор, вот вы знаете, что в нашей великой, огромной, могучей, 140-миллионной России, футбольных школ меньше, чем вот в такусенькой Голландии.

Стоит вот школа. Вот она встала, вот стоит, работает, но она одна в области. Или в крае, в целом, одна, поэтому туда не все попадут. Туда попадут только те, у кого папаша пришел к тренеру, сунул ему в карман взятку, чтобы его ребенка взяли, вот те туда и попадут. А у тренера какие варианты? У него зарплата в месяц знаете какая? Как у вас счет за ужин в ресторане.

А потом матч, на который скауты из «Спартака» приезжают в свои школы набирать. И папаша опять к тренеру бежит, опять ему в карман сует, чтобы его ребенка поставили в основной состав. Тренер опять ставит.

И получается, что мы все время тренируем, все время выбираем не самых талантливых, а тех, за кого проплатили просто. Все равно соберут скауты хороших ребят, все равно будут с ними заниматься. Русского самородка создадут такого, который на всю страну прогремит просто и ему из какого-нибудь этого лондонского «Арсенала» позвонят и пригласят. А он захочет ведь туда, потому что там чемпионат серьезный, потому что там конкуренция выше, потому что есть шанс там стать звездой мирового уровня, но тут придет его агент, который скажет:  «Ты чо, ты куда вообще собрался то? Там же зарплаты меньше, нагрузки больше, зачем тебе это надо все? Сиди ты ровно на попе, у нас же лимит на легионеров. Я тебя буду продавать из клуба в клуб, у тебя зарплата будет расти и мой процентик соответственно».

Он почешет, пацан этот, голову и дома останется и все.

Смотришь со стороны и как бы вот все нормально – вот такой-вот чемпионат у нас классный, такие стадионы красивые понастроили, но раз в четыре годы наши ребята выходят против тех, за кого не проплатили. Против настоящих, которые сначала стали лучшими у себя в деревне, потом в городе, потом в стране, потом вообще в мире они стали лучшими. Они приехали из страны, где деньги на футбол выделяются и доходят!

И вы вот раз в четыре года собираетесь здесь вот, щеки дуете, ногами топаете вместо того, чтобы систему строить. Чтобы тренерам зарплату сделать, чтобы они хотели работать, просто работать. Чтобы детям было куда приходить, а не ездить за четыре региона в ближайшую школу. Чтобы конкуренция была, понимаете? Здоровая, чистая, настоящая.

Чтобы у нас эти победы были не раз в 100 лет, случайно. А регулярно!

У нас же все так. дороги когда ремонтируют – президент приезжает. Мост строят, когда саммит какой. На курорте порядок навести – только если Олимпиада, только вот в этом случае. Ну можно же что-то сделать? У нас не страна, а декорация какая-то! Можно же сделать не для декорации, не для отчетов. Все. Дальше все без меня. Все.

Больно».

Сборная России, стадионы «Спартака» и «Зенита» – в одном сериале