Всем привет, уважаемые яповчане.Решил поделиться с вами своим хобби, а в силу сложившихся обстоятельств-не только хобби.
Зашли как-то в магазин с женой, там кашпо для цветов плетеное,ну и дернул меня черт сказать ей, что это сам могу сделать. Вобщем за язык она меня тогда и поймала. С лозоплетением я был знаком точно также близко, как сантехник с балетными па-дед у меня плел-дома остались его корзины, но я никогда к этому интереса не проявлял.
Залез в интернет-там много инфы об этом,обрадовался-ива в шаговой доступности "типа, ща как начну плесть-все магазы своими плетенками заставлю", это ж супервыгодный бизнес-вложений не надо, только силы и время, но не тут то было. В инете на то время были токо рекламные ролики-ниче не видно, как делать, нашел книгу старую-дело сдвинулось с мертвой точки.

Фоток будет штук 65

Вобщем вот:

Долгий путь ивы, перед тем, как она попадет в плетение

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
еще

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
варить ее надо 1.5-2 часа

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
за печь не пинать -главное функционал.литраж(объем) не знаю,сделана с листа 1,5 мм железа 2100х100 .получилась 1800х400х300.кирпичи раза три ,как б.у. ))).две топки -до минус 10-12 закипает,как электрочайник

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
потом прут надо обдать холоднойь водой-в ванну его окунаю и чищу.процес это довольно муторный и неприглядный,поэтому смотрите фото города lol.gif Сим-франциско и окрестностей

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
есче

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
парни не ломайте пожалста-первый пост мой.

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
короче без сима обойдемся,там все равно кроме природы смотреть нечего

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
вобщем приехал я к родителям осенью-с женой посрались,друг от друга отдохнуть надумали.полтора-два месяца я плел только это-батя ржал аж

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
плел,и выкидывал в печь,если хоть чо-то не устраивало.к Новому году итог:

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
люди узнали ,начали заказывать

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
мой личный штат испытателей

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
еще

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
еще

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
для цветочков

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
для овощей

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
испытание на прочность и вместимость

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
какны для нахлыста .вместимость около 20 литров-в Архангельск заказ .сверху подарок клиенту

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
сундук плетеный -дорогая штука(кто понимает)

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
он же

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
слышал,есть училища плетунов-они там курсовые ими сдают.я экстерном сдал,и неоднократно)))

Моё хобби, постепенно переросшее в работу
развернуть
В Перми экс-депутат Заксобрания Александр Телепнев избил DJ Smash и сломал ему челюсть. Об этом сообщает портал Вести.ру. По данным издания, инцидент произошел на днях в одном из ночных клубов Перми. По словам музыканта, с просьбой сфотографироваться к нему подошел нетрезвый посетитель заведения, находившийся там вместе с экс-депутатом. DJ Smash отказал, после чего поклонник оттащил его от барной стойки и сам свалился на пол, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. В этот момент в конфликт вмешался политик, являющийся мастером спорта по рукопашному бою. Он якобы нанес музыканту удар в височную область и сбил его с ног. После артиста били ногами.+

После происшествия DJ Smash обратилсяв травмпункт. Там у него зафиксировали побои и открытый перелом челюсти. Полиция занялась расследованием этого дела.
Отсюда

В ночном клубе Перми экс-депутат сломал челюсть DJ Smash
развернуть

Но он все равно топ-защитник!

Что именно имел в виду Капелло

«Бонуччи – лучший итальянский защитник, когда речь об игре с мячом. Он входит в тройку лучших в мире в этом плане. Но он совсем не умеет обороняться. У него огромные проблемы с игрой в защите. В «Ювентусе» у него были идеальные условия, где он действовал в свободной роли. Для него идеальна игра в тройке. В четверке ему трудно», – Фабио Капелло.

Смелое заявление, но все тезисы предельно точны. Разберем каждый, кроме общепризнанного (Бонуччи великолепен с мячом).

1) «В «Ювентусе» у него были идеальные условия, где он действовал в свободной роли».

Определение роли Бонуччи как свободной очень точное. Ей нет прямых аналогов в современном футболе, потому что Бонуччи действовал не как часть тройки защитников, а отдельно от нее. Бардзальи и Кьеллини подстраивались под его действия (блестяще делали это), он же вообще на них не оглядывался. Оборонительная роль Бонуччи сводилась к принятию простого решения – выдвинуться для отбора или нет. Бонуччи мастерски освоил этот прием – и в плане оценки своих возможностей, и в плане чистой игры в отборе.

Это действительно идеальная ситуация, в которой Бонуччи выглядел сильным защитником (именно по оборонительной части).

Примеры того, как это работало:

Партнеры Бонуччи по защите отлично читали ситуации – и сокращали разрывы.

2) «Для него идеальна игра в тройке. В четверке ему трудно».

Логично: выполнять любимый оборонительный прием Бонуччи труднее, когда нет двух страхующих. Его эффективность мигом понижается. А, учитывая, что часто он все равно выдвигается, он превращается в обузу для защиты.

Изредка это проявлялось даже в «Юве»:

А вот миланский пример – играя в четверке, Бонуччи очень глубоко выдвинулся за Луисом Альберто и остался там. Эпизод завершится голом:

3) «Он совсем не умеет обороняться. У него огромные проблемы с игрой в защите».

Тут Фабио, вероятно, говорит о нехватке классических навыков защитника. У Лео действительно проблемы, пускай в «Юве» их надежно прятали. Ошибки Бонуччи делятся на два типа:

– игра без оглядки на позиции партнеров: его выдвижения, когда нет умных Бардзальи и Кьеллини, и разрушении линии в эпизодах, когда Бонуччи стягивается к мячу.

Бонуччи готовит фирменное выдвижение, но в нем есть смысл, только если бы Сапата был на несколько метров глубже. Именно это действие открыло сопернику возможность для паса вразрез и дало нападающему лишние метры в забеге.

Бонуччи стянулся к мячу, несмотря на то, что его партнер по защите был в слишком высокой позиции. Это создало зону, которую использует Флоренци.

– игра при навесах: Лео не ужасен в этом компоненте. Он сильно прибавил за годы в «Ювентусе». Многие центральные защитники слишком концентрируются на мячи при подачах, теряют игроков и ошибаются. Бонуччи смотрит по сторонам, но все еще недостаточно. Он также слишком часто старается сыграть мяч, даже когда разумнее держать соперника.

Бонуччи здорово отыграл большую часть момента. Неоднократно оглядывался на игрока, но в конце все равно принял неоправданное решение – играть мяч. Завершилось пропущенным.

В этом эпизоде проявились уже обе проблемы: Бонуччи не смотрит по сторонам и концентрируется только на мяче, из-за чего слишком легко упустит соперника, неудачно пытаясь сыграть мяч.

Это ошибки, которые практически не допускают игроки с сильной оборонительной базой. Капелло просто точно сформулировал вечные проблемы Бонуччи, о которых на фоне хайпа стыдно было упоминать. На самом деле внутри итальянского футбола – это небольшой секрет. Когда Джампьеро Вентура тренировал «Бари» он даже публично говорил, что по части обороны Андреа Раноккия превосходит Бонуччи, которому «некоторые ошибки сходят с рук из-за сильного характера». Вероятно, именно поэтому любитель классических защитников Жозе Моуринью не оценил Лео в «Интере».

Получается, Бонуччи не топ-защитник?

Не так быстро.

Лео играл на топ-уровне почти 7 лет. Конечно, он топовый защитник. Но текущие проблемы хорошо показывают, насколько трудно отделить систему от индивидуального уровня защитника. Эпизод со вторым голом Икарди в дерби идеально подчеркивает, как сильно все взаимосвязано.

Бонуччи не выдвигается (приучился к тому, что в «Милане» не подстрахуют). Это позволяет атаке «Интера» развиться.

Результат: Бонуччи оказывается в ситуации, которые особенно не любит (индивидуальная игра в штрафной, когда мяч на фланге) – и ошибается.

Бонуччи как защитник – игрок одного оборонительного приема. Он постепенно прибавил в остальных компонентах, но уже не освоит их на выдающемся уровне. Крутость приема в правильной системе плюс игра с мячом перевешивали недостатки и делали его однозначным топом. Без умных партнеров по защите он не просто лишился главного приема, но и получил больше ситуаций, в которых слаб.

Даже в «Ювентусе», Бонуччи не был оптимальным игроком для матчей, где нужен не баланс атаки и обороны, а только оборонительная надежность. В обороне «Юве» играл лучше без него. В прошлом сезоне без него «Ювентус» ограничивал атаки соперников на 30% лучше (!!!), чем с ним. Это лишь один сезон, в идеале нужна большая выборка, но 30% – это самое большое негативное влияние центрального защитника на команду по всей серии А. Настораживает – даже со всеми оговорками.

Это вполне сходится с субъективными впечатлениями: Бонуччи яркий защитник, лишь в правильных руках превращающийся в топового. Все прошлые комплименты были абсолютно по делу, только хвалить нужно было не только Бонуччи, но и Кьеллини и особенно Бардзальи. Слова партнеров про него показательны. «Андреа – наш профессор. Всегда в нужном месте в нужное время», – Кьеллини. «Я поиграл со многими чемпионами, но больше всего наслаждаюсь, наблюдая за Бардзальи. Он невероятен в игре 1-в-1, всегда пашет на тренировках и выкладывается на 100%. Он пример для каждого», – Бонуччи.

Еще одна цитата Кьеллини, на фоне суперспада Бонуччи и слов Капелло, рискует приобрести скрытый смысл: «Стиль Гвардиолы уничтожил итальянских защитников. Теперь каждых хочет диктовать темп матча и пасовать от обороны, при этом защитники не знают, как опекать соперников». Завуалированный удар по бывшему партнеру? Вряд ли, но если вдруг так, вышло точно.

Как Бонуччи вернуться на топ-уровень? Его кризис напрямую связан с условиями, которых он оказался. Часть проблем решится переходом на тройку защитников (или гибридную четверку – как у «Юве» в прошлом сезоне, когда Бардзальи играл смесь крайнего и центрального защитника по ситуации). Это добавит игрока в штрафной при подачах – облегчит эту часть работы. «Милан» с переменным успехом это уже попробовал.

С выдвижениями труднее. Они требуют не только смены схемы, но и постоянной работы над системой плюс умных центральных защитников, которые будут подстраиваться под Бонуччи. В «Милане» ничего такого пока не предвидится.

Что пример Бонуччи значит для футбола в целом

В футболе почти не осталось защитников, которые не зависят от системы и будут топовыми в любой. Контраст в игре Бонуччи подчеркивает это.

Джейми Каррагер точно сформулировал проблему: «Думаю, дело в позиции центрального защитника. Сейчас так трудно найти кого-то для этой роли, потому что от них требуют так многого. Они должны хорошо обращаться с мячом. Должны начинать все атаки команд, поэтому игрока с плохим пасом сюда не поставишь. Это стало базовым требованием, а еще нужно обороняться, быть агрессивным при прессинге и справляться с контратакими соперника, даже когда крайние защитники застревают в атаке».

Как мы к этому пришли? Как и все тактические тренды, это трудный и глобальный процесс с множеством факторов. Ниже цепочка, которую вижу я – буду рад дополнениям.

1. Изменения в правилах офсайда. Начиная с 1990-го правило многократно преобразовывали в сторону атакующей стороны. Ключевыми стали изменения в определениях пассивного офсайда. Сначала офсайд считался пассивным «если игрок даже не пытается извлекать выгоду из своей позиции вне игры», потом (1995-й) – «если не извлек выгоду из позиции вне игры», затем (2003-й) – «если не коснулся мяча или не повлиял на эпизод прямо».

Может показаться лишь мелочами в формулировках, но это реально повлияло на содержание матчей. С 1997-го количество офсайдов в матчах АПЛ сократилось почти в два раза (с 7,8 за игру до 4,1). Более ранних данных нет, но с высокой вероятностью сокращение с 1990 года еще более глобальное.

2. Смерть офсайдной ловушки. Сейчас офсайдной ловушкой называют (по-моему, ошибочно) умышленный шаг защитника в правильном направлении. В классическом понимании она больше невозможна. «Моим идеалом был «Милан» Арриго Сакки. Это лучшая оборонительная команда из всех, что я видел. Единственная команда, которая использовала офсайдную ловушку лучше нас», – рассказывал экс-тренер «Арсенала» Джордж Грэм.

Для достижения такой синхронности Сакки заставлял четырех защитников играть против десяти атакующих. Через какое-то время они достигали такой гармонии, что 10 игроков не забивали им ни разу за 15 минут, что идет упражнение. Сам Грэм связывал защитников веревкой и за счет этого тоже достиг невероятной слаженности в организации ловушек.

Но по новым правилам блестящие офсайдные ловушки Сакки и Грэма не приводили бы к фиксации вне игры. Однако команды не просто потеряли оборонительный чит. Изменилось все.

3. Изменилось количество доступного командам пространства. Умышленные офсайдные ловушки стали рискованными. Ранее они помогали сужать пространство. Защитник просто выдвигался вперед, оставляя нападающего вне игры, любой пас за спину означал офсайд, команда оборонялась на меньшем участке поля.

Пространство, как учил Кройфф, самое важное при игре без мяча: «Что такое игра в обороне? Люблю приводить один пример – мы выиграли Лигу чемпионов и четыре чемпионства с Куманом и Гвардиолой в составе. Вы не найдете лучших примеров игроков, которые не могут защищаться в традиционном понимании слова, чем эти двое. Но они играли в сердце обороны. Так что же такое игра в обороне? Игра в обороне – это вопрос пространства, которое нужно защищать. Если меня заставят защищать огромный сад, я худший защитник в мире. Если я защищаю небольшую зону, я лучший защитник».

Изменение территории, которую нужно оборонять, ожидаемо изменило все. Два главных ответа: 1) минимизировать время активной обороны (много владеть мячом/контрпрессинговать), 2) опустить оборону, но играть максимально компактно, что обеспечит защите прикрытие.

Любой вариант предполагает участие в защите практически всей команды.

4. Защиту перестали тренировать отдельно как линию. Методы Сакки/Грэм все еще полезны для обеспечения нужных расстояний между защитниками, но главный козырь они утратили. Логично, что работа с защитниками отдельно от команды (а не над обороной со всей командой) почти утратила актуальность.

Из-за изменений в тренировках разница между защитниками и игроками других ролей перестала быть критической. А защищенность линии остальной командой толкнула к экспериментам. Почему бы не попробовать более техничных защитников в угоду чистым разрушителям, ведь в большинстве эпизодов их все равно защищает система, а техника принесет пользу в начале атак. Или – почему бы не попробовать более атакующих крайних защитников, если их роль в четверке больше не так критична. Количество таких игроков стремительно растет.

5. Эксперименты привели к переучиванию других игроков в центрдефов. «Защитники теперь должны начинать атаки. Это стало приоритетом. Посмотрите на Дэйли Блинда, он выходит у «МЮ» в центре защиты. Лишь чтобы начинать атаки. Это показательно. Он не центральный защитник, его покупали как крайнего, но он может начинать атаки, поэтому играет в центре. Это философия современного футбола», – возмущался недавно Рио Фердинанд.

Действительно качества, которые добавят позиции ЦЗ нечто уникальное и новое, проще всего получить, переучив игрока другой позиции. Но это игроки без классической оборонительной базы – они иначе смотрят на позицию. Так опыт игры в центре защиты описывал Лукас Лейва: «Игра центральным защитником похожа на игру в опорной зоне. Только нужно меньше бегать, чем в полузащите, и быть более сосредоточенным». А так переход в центр защиты описал Райан Бертран: «Теперь я меньше подключаюсь вперед и чуть дисциплинированнее играю сзади».

Оба игрока правы: попытки быть «сосредоточенным» и «внимательным» не заменяют оборонительной базы, но в современных системах этого достаточно. Позиция центрального защитника перестала так сильно отличаться от остальных.

6. Паралельно с оборонительной эволюцией идет атакующая. Правила относительно жесткости единоборств тоже поменялись (не в пользу защитников), выросла скорость игры, резко увеличилась полярность ротации (упала сыгранность оборон) – все это косвенно уменьшает цену плюсов классической игры в защите. Но сильнее всего по ней ударила эволюция нападающих – во-первых, они стали более подвижными, во-вторых, классические форварды перестали быть главной угрозой и заботой защитников (а опекать врывающегося в штрафную соперника труднее, чем того, который уже там и с которым ты уже играешь).

7. Поменялись методы подготовки центральных защитников. Классические качества не котируют как раньше, места в защите занимают игроки других позиций: изменение приоритетов при подготовке центральных защитников – разумная реакция на это. Гари Невилл описал процесс пару лет назад: «Когда я начинал, 60-70% работы на тренировках были нацелены на оборону. Каким должно быть положение ноги в каждом эпизоде, как правильно ставить корпус, как часто поворачивать голову, чтобы избежать лишней концентрации на мяче. Я пришел во взрослый футбол с очень сильной оборонительной базой. Теперь игроки приходят с сильной технической базой, а игре в защите учатся по ходу.

В академии Эрик Харрисон и Нобби Стайлз минимум по 2-3 раза в неделю проводили дополнительные 40-минутные тренировки с четверкой защитников. Пропущенный на тренировке гол приравнивался к преступлению. Мы также постоянно играли в персональную опеку. Матч на все поле, где ты можешь отбирать мяч только у одного соперника – твоего прямого оппонента. Ничто не обучает возвращаться в позицию лучше, чем эта игра. Если твой игрок забивал, ты подводил всю команду. Это убивало».

Слова Невилла раздражено дублировал Моуринью: «Иногда защитники думают, что самое важное – то, как они пасуют. Это не так. Самое важное – игра в обороне. Если защитник еще и пасует, это делает его очень хорошим игроком. Именно в таком порядке».

Бонуччи – идеальный пример нового определения топ-защитника. Топовая техническая база (даже критикующий Капелло включил его в тройку лучших в мире по игре с мячом), хорошие данные для единоборств, нехватка чистых оборонительных навыков, которая маскируется или не маскируется системой. Джером Боатенг пришел в категорию топ похожим путем – он признавался, что до работы с Пепом Гвардиолой он оборонялся инстинктивно и вообще не слышал о принципах обороны, зато имел шикарную техническую базу.

Защитников, которые соответствуют топ-уровню вне системы/в любой системе, пожалуй, не осталось. «Игроки не виноваты. Теперь крайние защитники – это вингеры. Центральные защитники – центральные полузащитники. Вратари – либеро. Десятки – центральные полузащитники. Вингеры – нападающие. Игра слишком сильно изменилась. Но я все равно не могу отделаться от ощущения, что они просто не умеют по-настоящему защищаться», – пояснял Невилл.

Рио Фердинанд считает, что позиция в кризисе: «Кто сейчас лучший защитник Европы? Никто не даст ответа. А раньше сразу ответили бы – Пуйоль, Терри или Мальдини. Сейчас ответить просто невозможно. Думаю, дело в том, что игра развилась в пользу атакующих игроков. Хорошие защитники остались, но никто из них не выделяется настолько, чтобы сказать, что он блистает в каждом матче».

Отчасти это связано с тем, как люди потребляют футбол. До соцсетей защитнику сошла бы с рук парочка слабых матчей, о которых знали бы только фаны его клуба. Теперь о ляпах узнает весь мир. Но главная причина в том, как изменилась игра в обороне. Именно изменилась, а не ухудшилась.

«Барселона» олицетворяет изменения. Полузащитники стали центральными защитниками, но это нормально, ведь «Барселона» всегда атакует. Даже левый защитник теперь может играть в центре. Раньше такое не было возможным. Игра меняется или просто защитников не осталось? Не знаю. А может защитники просто больше не нужны?», – Неманья Видич назвал все причины. Игра изменилась (1), чистых топ-защитников больше нет (2), во многом потому что они и не нужны (3).

Ярче всего тренд проявляется при защите в пределах штрафной. Там индивидуальная оборонительная игра особенно важна, так как даже самые продвинутые тренеры предпочитают строить оборону в штрафной персонально. Стало больше ошибок, которые раньше назвали бы детскими (и до сих пор по инерции называют). Именно с этим связана волна цитат о кризисе позиции.

«Барса» Гвардиолы – лучшая команда, которую я видел, но в каком-то смысле она навредила футболу. Из-за нее все защитники играют так, будто они из «Барселоны», даже если у них не хватает навыков. Они не центральные полузащитники. В первую очередь защитники должны обороняться. В последние годы эта простая истина утратила актуальность», – Роберто Айяла.

«Я забивал бы по 60 голов за сезон, если бы играл сейчас. Раньше забить было трудно. Теперь легко. Великих защитников больше нет. Больше нет Нест, Мальдини и Стамов. В каждом матче нападающие получают по 5-6 моментов. Раньше было не более 2-3. Не только я забивал бы намного больше. Джанфранко Дзола, Эрик Кантона, Тедди Шерингем – все забивали бы», – Фабрицио Раванелли возмутился от лица нападающих.

«Проблема в том, что все обороны сейчас очень слабы. В Англии почти не осталось команд, которые сочетали бы розыгрыш мяча с хорошей игрой в обороне», – Джорджа Грэма тоже тошнит от современных оборон.

При этом результативность не выросла в разы. Причина? Игра в обороне стала более системной. Хорошая система сокращает количество эпизодов, где надо индивидуально выручать, чтобы не случился момент или гол. В самих эпизодах новые защитники ошибаются чаще, так как нет оборонительного базиса. Как это часто бывает с тактическими трендами, футбол сам себя уравновесил.

Путь Леонардо Бонуччи от лучшего в мире до одного из слабейших в лиге за шесть месяцев – лучшее олицетворение плюсов и минусов новых топ-защитников.

Фото: REUTERS/Alberto Lingria, Jerry Lampen; Global Look Press/Maurizio Borsari/www.aicfoto.com, imagephotoagency.it/imago sportfotodienst, imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Pete Norton, Stu Forster, Clive Brunskill/Allsport, Shaun Botterill, Marco Luzzani

развернуть

А не как Газзаев.

Использовано фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Илья Питалев, Александр Натрускин; Global Look Press/Alexander Wilf/Russian Look

развернуть

Евгений Марков из поезда Москва – Нижний Новгород.

Чемпионат мира удивляет каждый день. Особенно весело смотреть на иностранных болельщиков внутри нашей жизни: не на Никольской, где полиция не запрещает ломать скамейки и выносить клумбы, а, например, в плацкарте с властной проводницей, торчащими с верхних полок ногами, вареными яйцами (Yaytsa!) и легендарным вагоном-рестораном.

Перед матчем в Нижнем Новгороде железную дорогу тестировали аргентинцы и хорваты – на фирменном поезде с плацкартом за 2-3 тысячи рублей.

На Ярославском вокзале волонтеры помогали болельщикам дойти до платформы, а при входе в вагон уже начинались трудности перевода. У проводников разрывалась голова: они не знали ни слова на английском, но по протоколу обязаны были пожелать счастливого пути и объяснить абсолютно каждому пассажиру, где его место. За проводницу Марину на испанском говорил я. Она очень обрадовалась: «Я вас никуда не отпущу».

В моем купе (в русском языке нет емкого синонима плацкартному купе) – микс, который возможен только на чемпионате мира. На нижней боковушке сидит серьезный русский дед в наушниках, который за весь путь так ничего и не сказал. На нижних полках – пенсионерки Галина и Ольга. Едут до Кирова, оттуда в Омутнинск (город в Кировской области), где будут отмечать 45-летие выпуска из медицинского училища. Наверху вместе со мной – аргентинец Эмилиано (я называю его «Ригони»).

Эмилиано – обеспеченный парень. Это его третий чемпионат мира. Руководит компанией по созданию дизайна вилл, особняков и всяких дорогих домов. Матч против Хорватии посмотрит из вип-ложи за 800 долларов. Но Эмилиано – вместе с нами в плацкарте. Взял в поезд книжку на испанском «Все что нужно знать о русской революции», но ни разу ее не открыл, потому что мы болтали, развлекались с бабушками и проводницей или танцевали в вагоне-ресторане.

Лежа на верхней полке, он рассказал, как на самом деле устроен аргентинский футбол.

– В Аргентине очень сильны фанатские группировки (barras bravas), которые контролируют все денежные потоки на стадионе. Клуб зарабатывает с трансферов и побед в турнирах, а фанаты – от продажи атрибутики, еды и парковок. Например: ты ставишь машину у стадиона, и должен заплатить 300-400 рублей за парковку. Не заплатил или проигнорировал – машину разбили. И никто не может с этим справиться, потому что в этих группировках полно криминальных авторитетов, наркоторговцев и прочих влиятельных засранцев.

Самая жесткая история – про команду «Темперлей». Президент клуба Эрнан Левин вывел клуб в суперлигу, обновил базу и стадион, увеличил количество сосьос (мелких акционеров) с 20 тысяч до 200 тысяч. В прошлом году на него вышла barra brava и просила процент с дохода. Президент отказался. После долгой войны с фантами и угроз, что украдут его пятилетнего сына, Левин ушел. «Темперлей» вылетел в первый дивизион. 

***

Аргентинцы в восторге от плацкарта. У них такого нет.

«По сравнению с нашими у вас великолепные поезда, – сформулировал Эмилиано. – Чистые, удобные, есть лежачие места, дают постельное белье, даже двери между вагонами с электронным замком – уходят в стороны, когда нажимаешь на кнопку. В Аргентине, где поезда не меняли почти сто лет, разбитые станции и вечные дыры в расписании, такое невозможно. Как их улучшили в прошлом веке англичане, чтобы удобнее и безопаснее перевозить товары до портовых городов, так железными дорогами больше не занимались.

В Аргентине не принято пользоваться поездом – в основном машина, самолет, электричка, но никак не поезд. К тому же влияют интересы дальнобойщиков. Их профсоюз настолько мощный и мафиозный, что они не дают развиваться железным дорогам. Весь груз перевозят на машинах».

Еще одна новинка для аргентинцев – меню в русских поездах. Только мы отправились – попутчицы Ольга и Галина уже почистили яйца, достали пакетики с растворимым кофе и огурцы, высыпали на салфетку семечки, и предложили аргентинцам присоединиться. Эмилиано и подсевшие к нам Лео и Мауро (мы познакомились на Никольской, когда договаривались об обмене футболками, и теперь случайно встретились в одном вагоне) согласились только на семечки. «В Аргентине семечки точно такие же по форме и вкусу, – рассказали ребята. – Их лузгают в беззаботном школьном возрасте от нечего делать, когда много свободного времени».

Аргентинцы и бабули разговаривали через меня и выяснили, что Ольга живет в Мелитополе, а Украина – не часть России (для аргентинцев это неочевидно). Тогда Мауро предложил меняться – гривны на аргентинские песо. Так две гривны (4 рубля) превратились в пять песо (11 рублей). «Мы же сможем их поменять и выйти в плюс», – веселились соседки. В знак признания они предложили не только еду, но и медицинскую помощь. Если с аргентинцами что-то случится в дороге, они обязательно помогут, потому что по образованию медики. 

Зинаида и Владимир тоже ехали с аргентинцами, которые сразу же достали пиво.

«Как сыграли наши? Наши – не только Россия, но и все европейские сборные. С кем будет играть Аргентина? Сколько продлится чемпионат мира?», – спрашивала Зинаида, оторвавшись от сканворда, который разгадывала вместе с мужем. 

Рядом сидели индусы из Калькутты – они тоже приехали на футбол. По вагону они ходили босиком, пили молоко.

Вишаль пил чай с молоком из кружки с легендарным подстаканником. Сказал, что купит такой же в сувениром магазине. 

По вагону ходила русская девушка Татьяна – она обычный пассажир, но немного знает английский. 

Нам с Татьяной проводница поставила задачу – обойти каждого пассажира, собрать бумажные билеты и рассказать на испанском или английском: туалеты в конце вагона; чай, сок, кофе, печенье – у проводника; еда поинтереснее – в вагоне-ресторане.

Потом Марина поехала по вагону с тележкой сувениров. Дольше всего была в нашем купе и просила перевести каждое слово: «Магниты с городами чемпионата мира, Самара, Калининград, Петербург; проводник поезда в виде плюшевой собаки, деревянный брелок». Марина очень старалась, и ради нее Эмилиано выбрал колокольчик за 350 рублей: «Покупаю его только потому, что вы мне нравитесь».

Аргентинцам нравилось делать приятно русским женщинам. Они интересовались, как делать комплименты. «Ты красивая», – обратился Эмилиано к сидевшей рядом Галине. «Спасибо, – хохотала она. – Моя внучка говорит то же самое».

В соседнем купе сидели хорваты, которые наливали водку из термоса в пластиковые стаканы и мешали с мультифруктовым соком.

Любовь к сборной лучше всего выразил Деян из Загреба: «Моих сыновей зовут Лука и Матео, улавливаешь?».

Портрет Луки – на правой руке. Матео совсем маленький и его изображение набить еще не успели.

Официально употребление алкоголя в поезде запрещено, что не мешало толпам аргентинцев ходить в вагон-ресторан и выносить оттуда пивные банки. Проводница подмигнула: «Можно немного, но чтобы у аргентинцев не менялось лицо, они выглядели адекватно и никому не мешали!». Мы не торопились и решили закупиться на 40-минутной остановке во Владимире.

Не удалось – на станции не продавали. Когда вышли на улицу, 23:00 уже наступило (официально – не купишь), поэтому Эмилиано просто сфотографировал подсвеченный в ночи Успенский собор.

На обратном пути заглянули в вагон-ресторан, и следующие два с половиной часа до Нижнего не выходили оттуда. Внутри – безумное диско и регулярные замены пивных банок на новые. 

Официантки не всегда понимали аргентинцев и раз в 10-15 минут бегали за моей помощью. Аргентинцы тоже закидывали вопросы: «Почему пиво не холодное? Что это за бутербродики к пиву? У нас бутерброд – это длиннющий кусок хлеба с начинкой». При этом недовольных не было – все смеялись и улыбались, Мауро и Эмилиано заказали солянку и не разочаровались.

Сильнее всех по вагону в кепке Russia скакал бородатый аргентинец Лукас, снимал все на телефон, заводил болельщиков на новые песни и отпускал приколы каждую минуту. Его любимый – взять солонку и изображать, будто внутри не соль, а запрещенный белый порошок.

«Это его первый чемпионат мира, – объяснили его друзья. – Поэтому так отрывается. Вообще в любом месте, где аргентинцы встречаются за границей, начинается веселье, незнакомые люди общаются как родственники, обнимаются. Еще важно – на время матчей сборных действует фанатское перемирие. В этом вагоне много фанатов «Боки», «Ривера» и «Расинга» в цветах своих клубов, но это никого не смущает».

Аргентинцы включали песни на колонке, когда поезд въезжал в зоны с нормальной сетью, кричали гимн, пели про Месси и Марадону: «Эти ненормальные фанаты сделают все ради кубка, который будет у Месси и Марадоны» («Esta hinchada loca, deja todo por la copa, la que tiene Messi y Maradona»).

У Месси, конечно, никакого кубка со сборной нет, но даже где-то в районе Дзержинска ему поклонялись: аргентинцы параллельно складывали руки и опускали их к полу.

Два самых веселых хита: «Кто не прыгает, тот англичанин» («El que no salta, es un ingles») и «I love Katerina» во славу официантки Екатерины.

Мы пели и на русском. 

В вагоне-ресторане еще сидел Кирилл. Он не разбирается в футболе, просто выпивал с аргентинцами и закрыл за них счет. Насколько большой – не рассказал: «Какая разница? Деньги тут не к месту, важнее показать иностранцам русское гостеприимство». В подарок аргентинцы подарили Кириллу пакет мате с изображением Месси, Агуэро и Маскерано». 

Аргентинцы продолжали петь, а потом с таким же огнем доказывали официантке, что чипсы и жаренную картошку надо записать на другой стол.

***

За шесть часов мы доехали из Москвы в Нижний Новгород. Аргентинцы, хорваты, мексиканцы и даже индусы прочувствовали русский плацкарт и даже его похвалили. Главный итог поездки – Мауро шутил над Эмилиано, что от его вытянутых в проход ног воняет на весь вагон.

Теперь аргентинцы совсем наши.

развернуть

Головин нашел игрока, которому теперь все неохота.

На фото ниже – микрорайоны 7-й и 11-й на северо-западной окраине Саранска. В одном из таких домов живет человек, который в 19 лет играл с Дзюбой, Мамаевым и Смольниковым в молодежной сборной, в 21 получал пару сотен тысяч долларов в год (пять квартир в подобных домах) и гонял на BMW 320, но очень быстро бросил работу и за несколько лет потерял все деньги и дважды был осужден за наркотики.

За историей маленького человека, которая на самом деле про весь русский футбол, Александр Головин отправился на ту самую окраину Саранска.

Немного о том, кто такой Курочкин

Летом 2020-го у Кирилла Курочкина закончится условный срок – мог бы и в этом году, но летом 2018-го он снова попался на наркотиках, и наказание продлили. С условкой он не может покидать Саранск – раз в месяц обязан отмечаться в полиции. Второй процесс был недолгим: бывший футболист признал вину, как и в первом деле, и услышал приговор. После судов он не давал интервью.

Кирилл ждет меня в кафе друзей «Gastrobar Академия» в ТЦ «Талисман». «Ты один?» – спрашивает в вотсапе. До этого он зачем-то писал, чтобы я его не боялся, а при подготовке я выяснил, что судебных дел против него было не два, а четыре – еще за хулиганство и вред здоровью. За полчаса до интервью становится не по себе. В кафе я вхожу, чувствуя опасность. Она усиливается, когда понимаю, что заведение открывается только через три часа, находится в подвале, а внутри – никого, кроме нескольких человек обслуги и друзей Курочкина. Готовлюсь к худшему, но через пару минут отпускает. Кирилл оказывается вежливым, спокойным и даже забавным – он говорит грамотнее типичного футболиста и без гонора – как-то извиняясь. Еще в его лексиконе проскакивают необычные для 30-летнего присказки вроде «Ей-богу».

«Я согласился поговорить, чтобы дать первое и последнее большое интервью и закрыть для себя ту историю», – поясняет Кирилл. Нам приносят чай и два десерта-комплимента. Начинаем с детства.

Курочкин родился в Саранске в семье врачей. Мама – терапевт, отец – известный в Мордовии хирург. «Он рано ушел из жизни – сердечный приступ в 2000 году. Мне тогда исполнилось 12», – рассказывает бывший футболист, чья старшая сестра тоже стала доктором. Он выбрал футбол – сначала бегал во дворе со взрослыми. В 1996-м, когда стало семь, пришел на просмотр в «Светотехнику» – предшественницу «Мордовии», которая на тот момент играла в зоне «Поволжье» второго дивизиона (сейчас это ПФЛ). Курочкин вспоминает, что родители поддержали его выбор – отец даже брал отпуск, чтобы ездить с сыном на турниры в другие города.

Ту детскую команду тренировал Юрий Уткин – он до сих пор работает в системе «Мордовии» (сейчас – главным тренером академии) и отлично помнит талантливого воспитанника: «Тогда проходил набор в команду 1988 года, Кирилл пришел в первый день и сразу же выделялся. Я увидел его способности, понял, что он одаренный. Ему не надо по два раза говорить об упражнении, он все схватывал с первого раза, получалось лучше всех. Его избрали капитаном. Тут важный момент: если капитан положительный, лидер, стремится победить и заставляет других делать то же самое, то тренеру повезло. Вот Кирилл был таким. Для него победить – очень важно. И он всех к этому призывал. Он был примером в быту и тренировках».

– Он самый одаренный футболист из тех, с кем вы работали?

– В той команде играл еще вратарь Фролов, который сейчас в «Оренбурге». И Сысуев – он в «Уфе». Поэтому скажу, что один из самых. Но, возможно, и самый.

Курочкин был звездой мордовского футбола уже в 16

Курочкин впервые сыграл среди профессионалов уже в 15: «Лисма-Мордовия» (так ее переименовали из «Светотехники») летела всем подряд в первой лиге (ФНЛ) – за сезон она выиграла всего 5 матчей из 42 и отстала от спасительного места на 25 очков. Когда терять стало нечего, тренер Владимир Дергач подтянул к основе главного таланта школы. Кирилл не забил, но говорит, что неплохо проявил себя в Элисте с «Ураланом» и дома с «Химками». Следующий сезон он начал полноценным игроком главной команды.

Во втором дивизионе «Мордовия» стала седьмой, а Кирилл, которому только в середине сезона исполнилось 17, – седьмым бомбардиром зоны и лучшим среди своих: 14 мячей в 34 играх. В следующем сезоне забил 11 – снова лучший в команде, и «Мордовия» вернулась в первую лигу. В том сезоне ее тренировал уже Юрий Уткин. В основе при нем выходили по восемь-девять 17-18-летних игроков.

Уткин и Курочкин утверждают: в тот год футбол в Саранске был на пике. На стадион «Светотехника» на центральной площади Тысячелетия (сейчас на этом месте новый дворец спорта) приходило по 16-17 тысяч зрителей. Они рассаживались по деревянным лавкам и болели за своих – в клубе числилось максимум трое-четверо приезжих. Почти на каждую игру приезжал губернатор Николай Меркушкин.

«Такой ажиотаж возник потому, что молодежь играла азартно: много вертикальных передач, все время пытались обострить. Народ шел на них, болел», – продолжает Уткин. Он считает, что 16-17-летний Курочкин был главной звездой той команды, и вспоминает матч, в котором форвард вышел на замену за 20 минут до конца и забил четыре. Кирилл вспоминает те дни с удовольствием: «Забил четыре. Следующий матч – три. Потом позвали в юношескую сборную на отбор к Евро – забиваю там. Возвращаюсь в Саранск – снова забиваю».

Я спрашиваю у него, случайно ли это или он действительно чувствовал себя талантливее остальных. «Я просто стрельнул раньше, – отвечает Курочкин. – Пришлось рано повзрослеть из-за того, что умер отец. Тренер Юрий Иваныч был его другом, поэтому помогал мне, пробивал стипендию. Просил, чтобы я хорошо играл и затем мог содержать семью. Он мне очень доверял. Когда уезжал, оставлял за старшего, ребята прислушивались. Я не мог тренироваться плохо».

Кирилл еще и отлично учился – до десятого класса шел на золотую медаль, но два выпускных года пропустил почти полностью: «Мне делали скидки как спортсмену. В любом случае не считаю, что я какой-то необразованный или образованный. Необязательно читать энциклопедии и книги. Жизнь сама по себе дает своеобразное образование, учит выбирать акценты и то, что хорошо или плохо».

Еще в школе Кирилл начал получать тысячу долларов без учета премиальных (27 тысяч рублей по курсу 2006 года) – в рублях это нормально даже для Саранска-2019, где 20-минутная поездка на такси стоит 110 рублей, а для 2006-го было роскошью: «Я получал больше мамы, полностью содержал семью и помогал сестре – она с мужем училась на медфаке, жила отдельно, у них молодая семья».

Он играл на Евро U-19 и стажировался у Семина 

В августе 2005-го случился один из главных дней в истории российского футбола: «Динамо» выпустило на матч премьер-лиги с «Москвой» 11 иностранцев, в том числе финалистов Евро-2004 Манише, Коштинью и чемпиона Европы Сейтаридиса, которых закупил богатый владелец Алексей Федорычев. Побеждать это не помогало: сезон команда закончила на восьмом месте с разницей мячей минус 10. Выстраивать новый суперклуб вместо бразильца Иво Вортманна в ноябре 2005-го позвали только что освободившегося из сборной Юрия Семина. При Семине в «Динамо» впервые появился и Курочкин.

«Не знаю момент, когда именно они меня увидели, но «Динамо» вело меня два года, – объясняет футболист. – Думаю, что все произошло из-за поездок в юношескую сборную. Меня часто приглашал туда Равиль Сабитов. В один момент руководство сказало, что еду на стажировку в Москву – тренером тогда (летом 2006-го – Sports.ru) работал Семин. Я прошел сборы, но посчитал, что уезжать рано. Через полгода, зимой 2007-го, пришел Кобелев – опять вызвали на сборы. Мы с Сысуевым поехали – все хорошо, снова говорят: «Может, останешься?». А «Мордовия»-то вышла в первую лигу, отвечаю: «Дайте мне еще немного окрепнуть?». Поиграл полгода в Саранске, забил пять мячей и летом подписал с «Динамо» контракт на пять лет».

Тренер Уткин не знает, сколько «Динамо» заплатило за лучшего игрока его команды, но помнит, что тот переход был связан с добрыми отношениями главы Мордовии Меркушкина и председателя попечительского совета московского клуба Сергея Степашина: «Они определили переход и цену. Не было задачи получить максимум. «Динамо» упорно и настойчиво вело Кирилла, другие варианты мы не рассматривали».

Возможно, главное достижение в карьере Курочкина – попадание в состав сборной России U-19 на финальную часть Евро. Летом 2007-го, за несколько недель до официального перехода в «Динамо», вместе с Кириллом в Австрию поехали Артем Дзюба, Игорь Смольников, Сергей Песьяков, Павел Мамаев и Руслан Камболов.

Курочкин третий слева в верхнем ряду

На турнире Курочкин дважды выходил на замену: в стартовой игре при 0:3 от Германии (после дубля Дзюбы закончили 2:3) и с сербами – команда горела 2:4, после появления Курочкина получила еще два мяча. «Сербы произвели сильнейшее впечатление. Не знаю, где они играют сейчас, но тогда просто вышли и раскатали нас без шансов», – вспоминает нападающий (пять игроков из той Сербии затем попали в основную сборную, среди них Душан Тадич, у немцев – семь, в том числе Озил и Хеведес, у России – четверо – Sports.ru). Последняя встреча с Францией ничего не решала, закончилась 0:0. Все 90 минут Кирилл сидел в запасе.

В Москве Курочкину дали много денег, но выпустили на поле всего один раз

«От таких предложений не отказываются», – говорит Курочкин о переезде в Москву в 2007-м. Его брали сразу в главную команду и поэтому увеличили зарплату в пять раз: вместо тысячи долларов 19-летнему Кириллу ежемесячно капало пять (около 150 тысяч рублей по курсу 2007 года при средней зарплате в 13,5 тысяч). Причем каждый год цифра увеличивалась – к пятому сезону в клубе она дошла до 20 тысяч.

– Такие деньги сносят крышу?

– Не могу так сказать. Жизнь просто меняется. Когда начинаешь получать больше, у тебя уже другие запросы: по-другому одеваешься, питаешься, отдыхаешь. В этом плане сложнее переехать из Саранска в Москву. Смотришь на ребят на год-два старше – у них Mercedes и BMW. Но таковы реалии футбола. Или взять базу в Новогорске – ее тогда только построили заново, и там были нереальные условия. Я таких полей руками не трогал. Питание – ресторан, есть библиотека, восстановительные мероприятия. Бассейн казался больше всей базы «Мордовии».

– Твоя самая глупая трата?

– Мог прилететь в Саранск и за ночь потратить 50-60 тысяч рублей с друзьями. Машины покупал. В отпуск чаще всего летал бизнес-классом: Турция, Египет, один раз на Мальдивы с друзьями. В жилье не нуждался: в Москве квартиру было купить тяжело даже с такими доходами, а в Саранске имелась приемлемая.

В Москве Курочкин жил в квартире, которую арендовал клуб – сначала на «Динамо», потом на «Войковской» и «Соколе» – ближе к Колодину. Денис возил Кирилла на тренировки и помогал в быту. «Он же сам приезжий – из Камышина. Плюс в Саранске со мной играл его близкий друг Сашка Дутов – они вместе начинали у Слуцкого. Он звонил Колодину: «Удели внимание, не прибивай». Кроме Колодина Курочкин общался с Димидко и Генковым (пришли в один год с ним), Карчемарскасом и Смоловым: «Федя появился на год позже, но мы сразу подружились. После моего ухода переписывались несколько раз, но в последние годы не считаю, что это нужно. Какие у нас могут быть темы и интересы? Моя карьера пошла на спад, его – в гору. Думаю, что, если напишу, он вспомнит и ответит, но зачем...»

Через месяц после перехода Курочкин с Колодиным, Генковым, Димидко и Карчемарскасом приехал на кубковую игру в Питер –  сгорели «Зениту» 3:9. Первые три мяча клуб, который через год выиграет Кубок УЕФА и Суперкубок Европы, забил с пенальти. Второй из них привез Курочкин, влетев в Ширла в штрафной: «Как сейчас помню тот момент: идет длинная передача от Аршавина, Ширл ее принимает. Я чуть опаздывал с возвращением назад, но думал, что сейчас все прочитаю. Качусь и хочу в момент, как он примет, подкатом накрыть. Но Ширл это увидел и сознательно подставился. В последний момент я-то уже понял, что он идет на фол. Сам так часто подставлялся».

Кирилл, который отыграл весь матч, объясняет трагический разгром судейскими ошибками: рефери не только поставил три пенальти, но и удалил двух центральных защитников «Динамо». «Мы же накануне обыграли их 4:2 в чемпионате, а тут Кобелев выпустил смешанный состав, а они – боевой, с Аршавиным, Тимощуком, Текке, Домингесом, Малафеевым, Шкртелом, – вспоминает Курочкин. – Получилось необычно: 30 градусов жары, до этого всех их видел по телевизору, а тут те же Аршавин и Тимощук передо мной бегают и мячи отнимают».

На утро после игры команда провела восстановительную тренировку в Новогорске. Перед ее началом Кобелев вызвал Кирилла из строя и поздравил с первой игрой за «Динамо». Она же стала последней.

– Ты понимаешь, почему так случилось?

– Проигрывал конкуренцию. На тот момент на моей позиции играл Руслан Пименов. Из-за этого поставили на фланг, а там молодые Комбаровы. Пробовали под нападающим, но это вообще без шансов: Данни, Семшов. Конечно, меня это не оправдывает – шансы имелись. Надо было всего лишь проявлять себя, доказывать. Не скажу, что я выглядел плохо или на голову слабее. Нормальный тренировочный процесс, но не получилось.

У тренера Юрия Уткина другая версия. Он подбирает слова, будто боясь сказать лишнего: «Я так думаю… Понимаете, это мое мнение. Туда он уехал абсолютно адекватным, нормальным, здоровым, техничным человеком. Но там начал увлекаться, покуривать (тренер имеет в виду не сигареты – Sports.ru). Из-за этого ему стало тяжелее тренироваться. Побороть заразу не хватило моральных сил». Тренер не говорит прямо, но намекает на причины провала: «В Москве под свою опеку Кирилла взял Руслан Пименов, который заканчивал с футболом, доигрывал. И отрицательно повлиял». 

Спасая карьеру лучшего воспитанника, Уткин попросил «Мордовию» вернуть Кирилла. Летом 2008-го «Динамо» отдало его в аренду во вторую лигу. Без Курочкина в заявке «Динамо» стало третьим и впервые за 14 лет взяло медаль, а Кирилл без «Динамо» забил 10 голов в 20 матчах, но к зиме снова поехал в Москву. После Нового года он понял, что в основу ему не пробиться: «Мне просто сказали: «Поедешь на сборы с дублем». Курочкин много забивал за дубль, шел наверху в списке бомбардиров, но к десятому туру получил травму спины.

«После нее я понял, что не то что в дубле – вообще в «Динамо» меня не будет», – вспоминает он.

Невероятная история о травме

Травма – самое странное, что случалось в карьере Кирилла. Сам он рассказывает о «непонятном срыве спины»: «Даже не понимаю, в какой момент все случилось. Наверное, несколько игр провел с болью. Хотя все подумали, что я просто закосил».

– Почему?

– Обратился ко врачам и тренерам, они сказали: «Кирилл, давай восстанавливайся, лечись, возьми паузу». Взял паузу, но боль не кончалась. Доктор не может ничего сказать. Послали на МРТ, обследование – у меня лежала стопка снимков, я объездил пол-Москвы, но ничего не нашли. В клубе говорили: «Ты косишь, ты не хочешь играть, хочешь отсидеться». Только какой смысл? Я считался лидером резерва, оформлял дубли и хет-трики. Угаров (тренер молодежки – Sports.ru) начал относиться хорошо, увидел во мне что-то. То есть за четыре месяца я заработал к себе хорошее отношение, но за месяц-полтора оно разрушилось.

– Как сильно болела спина?

– Я не мог тренироваться, ходить, нагнуться, шнурки завязать. Спал только на спине. С утра просыпался, товарищ по комнате за руки поднимал. К тому моменту переехал на базу, чтобы они не думали, что я чем-то не тем занимаюсь. Жил под присмотром врачей, тренеров. Постоянно плавал, восстанавливался с врачами. Это продолжалось четыре-пять месяцев. После этого врачи спрашивают: «Как себя чувствуешь?» – «Болит». – «Как болит, если ничего не должно?» – «Но болит. Или давайте я выйду и буду балластом ходить?».

В разговоре с Уткиным я вспоминаю про травму спины, тот удивляется: «У Кирилла никогда не было серьезных травм. Думаю, все-таки влияли отрицательные привычки. Ему стало тяжелее работать, а он искал причины в другом, говорил про спину. Не скажу, что косил, но по жизни он сильный, у него сильные мышцы, его никогда не мучили травмы. Да и на спину в Саранске он никогда не жаловался». Курочкин рассказывает другое: якобы в юности он все-таки травмировал спину и воспользовался нетрадиционной медициной: мануальщик вправлял ему кости и заговаривал болячки. «Я не сторонник такого подхода, все-таки из семьи врачей. Но тогда он и правда помог, – удивляется Кирилл. – Рассказал это доктору в «Динамо». Он сказал: «Не знаю, шутишь ты или нет, но езжай и ищи его. Вдруг поможет».

Футболист вернулся в Саранск и нашел семью врача – он к тому моменту полгода как умер. Тогда Курочкин прошел процедуру иглоукалывания и обратился к местному неврологу – он сделал блокаду, и боль ушла. «Понадобилось всего пять уколов, хотя после четвертого я к нему уже не пришел. С тех пор ничего не болит. Какой-то злой рок тогда нашел, ей-богу», – вспоминает Курочкин. По его словам, с карьерой в «Динамо» в тот момент все стало ясно: «Когда нашел врача, позвонил в клуб. Там сказали: «Кирилл, ради бога, лечись, делай что хочешь». В этот момент я понял, что в клубе мне не быть».

Восстановившись летом 2009-го, Курочкин хотел вернуться в родную «Мордовию», но ему отказал тренер Щербаченко: «Он сказал, что в команде есть футболисты на моей позиции. Я не жалуюсь – это спорт, это футбол». Пришлось ехать в Липецк – местный «Металлург» весь сезон шел в зоне вылета первого дивизиона. За второй круг Курочкин забил всего один мяч. В обеих арендах зарплата Курочкина уменьшалась: ее платило не «Динамо», а «Металлург» и «Мордовия».

Из Липецка 21-летний нападающий вернулся в дубль «Динамо» и поехал на сбор. «Мне тогда сказали: «Хочешь – тренируйся, хочешь – нет», – рассказывает Кирилл. – Дальше пришел новый тренер – уже не помню фамилии – и сказал: «С дублем нельзя. Мы-то все не против, но наверху…».

– Руководство?

– Да-да. На мне поставили крест. В итоге вообще сказали: «Или снова уходи в аренду, доплачивать не будем. Или оставайся и сиди. Тебя никто не выгоняет». Последние полтора года я просто получал зарплату, ничего не делая и живя в Саранске. После чего приехал, когда сменилось руководство. И мы в одностороннем порядке разорвали контракт. Правда, у клуба был мотив это сделать: в Мордовии я начал играть в футбол на местном уровне, имея соглашение с «Динамо». Просто плюнул на все и играл. Не хотел уже ничего. Летал в Москву, только когда нужна была какая-то моя подпись в офисе.

– Еще раз: ты получал 20 тысяч долларов в месяц и играл в футбол за деревенские команды?

– Да.

– И тебе было пофигу?

– Представляешь? Когда разорвали контракт, мне выплатили деньги за два месяца. С Виктором Панченко – он работал спортивным директором – пожали руки. Он сказал: «Я думал, ты будешь судиться и ругаться». – «Да нет, я все понимаю». Я знал, что это произойдет со дня на день, когда бегал на местном уровне. Был готов. Но не хотел так больше жить. Хотел просто играть в футбол. Какое-то наплевательское отношение появилось ко всему. Тем более в «Динамо» сменилось руководство – ушли люди, которые меня приглашали. И мне так не хотелось туда возвращаться. Это была уже не моя команда, не мой дом. Я быстрее хотел все закончить. Деньги – это замечательно, но нет. Мне звонили из бухгалтерии: давай, увидимся, не увидимся. А мне не хотелось. Я хотел быстрее все закончить, выдохнуть, взяться за голову и перезагрузиться. Не получилось.

– А предложения от клубов поступали?

– Да. Пенза, Ульяновск, Латвия, Литва – можно было устроиться. Но я теплил себя надеждой, что дадут шанс заиграть в «Мордовии».

– Кто твой агент?

– Помогал Михаил Евстюхин. Он устраивал в «Мордовию» и Липецк. Но комиссию только раз получил – когда я в «Динамо» перешел. После этого ничего не получал даже с контракта. Мы просто общались.

Что делал Курочкин после расторжения контракта 

Курочкин играл в чемпионате Мордовии за районные и деревенские команды. Их собирали по инициативе глав районов – те любили футбол и платили по пять-шесть тысяч рублей за победу. Сначала Кирилл выступал за «Светосервис» из Кадошкина – туда его позвал Юрий Уткин. Сам Кирилл подключил друзей: «Мы сколотили банду и начали всех обыгрывать. Год-два, ажиотаж немного пропал у этого главы. Мы переехали в другой район – Шайгово, начали там налаживать отношения с футболом».

В деревнях Кирилл переквалифицировался в защитника и выходил на поля, заросшие бурьяном, с тропинкой посередине и гнилыми сетками на воротах. Зато его часто узнавали и фотографировались. Он говорит, что даже в тот момент из телефона доносились голоса агентов, которые спрашивали про состояние. Курочкин отвечал честно: набрал лишние семь-восемь килограммов и ничего не хочет.

Продолжить профессиональную карьеру уговаривал тренер Уткин: «Я все время ему твердил, что надо работать и доказывать. Если бы мне раньше сказали, что будет так, я бы не поверил. Во всех отношениях – с 7 лет до 16 – у меня к нему даже замечаний не было. Идеальный ученик, все понимал, везде лучше всех. Для меня откровенное удивление, что после «Динамо» все так пошло».

Курочкин это помнит и пытается объяснить необъяснимое. Вернуться в футбол его уговаривали многие – семья, друзья, но все разговоры заканчивались на слове «Неохота». 

– Охарактеризуй себя одним словом в тот момент.

– Никакой. Просто плывущий по течению. Какая-то глупость, максимализм, наплевательское отношение к себе и близким. В тот момент мне не хватило отца. Я же кричал: «Да идите вы. Я сам разберусь, что мне надо». Очень сильно мне нужен был человек, который дал бы подзатыльник, отобрал кошелек с кредиткой и сказал: «Или ты сейчас опять идешь и бежишь 10 км, как раньше, или работай на заводе». Такого человека не нашлось.

Кирилл гонял без прав и давал взятки

Если восстанавливать хронологию всех происшествий Курочкина по новостям в медиа, окажется, что все началось не с наркотиков. Еще весной 2010-го его задержала полиция: пьяным и без прав он подрезал бывшего министра МВД Мордовии.

«Не до конца правильно, – говорит Кирилл. – Во-первых, никого не подрезал. Во-вторых, ехал не пьяный. Без прав – да. На тот момент купил автомобиль, а права даже не получал. И даже не учился. Умел ездить, но официально не имел никаких документов. Почему возник вопрос про пьяного – я отказался проходить медосвидетельствование. Но это было и не нужно: я и так без прав, лишать нечего. Смысл в лишних действиях?».

По словам Курочкина, он просто оказался не в том месте не в то время: «Министр возвращался с охоты или рыбалки с машиной сопровождения, ему что-то не понравилось в моей машине  – я ехал со скоростью около 90 километров в час и, возможно, превысил скорость. Министр позвонил на горячую линию, попав пальцем в небо. Сразу же приехали гаишники и телевидение с камерами». Футболиста положили на капот и отправили на сутки в спецприемник. Штраф ему так и не пришел.

Кирилл не может объяснить, почему он не получал права: «На тот момент было какое-то бесшабашное поведение: «А, ладно, все с рук сойдет». Хотя и до этого останавливали, но узнавали, отпускали. Где-то давал денежку. Я в этом городе вырос, у меня много друзей. Когда есть запас денег, все решается очень легко».

– Какие суммы давал?

– Тысячи полторы-две сунешь гаишнику – и все. Правда, после случая с министром оказалось сложнее откупаться. В какой-то момент все гаишники города меня уже знали, за мной ездили. Я сам перестал водить, друг за рулем сидел. Так они его тормозят: «Ну чего, Кирилл, давай деньги». – «Да я не Кирилл, я его друг, у меня права есть». – «Да чего ты гонишь». – «Кирилл дома сидит, знает, что вы за ним ездите».

Курочкин так и не получил права, хотя в его жизни было несколько машин. Начинал с Toyota Rav4, потом пересел на BMW 320 – поясняет, что купил бэушную примерно за миллион рублей. На ней он передвигался даже пьяным: «Не сказать, что прямо говорить не мог, но был в состоянии опьянения. И сейчас мне стыдно за это и страшно. А тогда страшно не было. Страх познается со временем. Хорошо, что затем понял, что так делать нельзя. Смотрел на товарищей, которые из-за алкоголя попадали в неприятные истории. Из-за них гибли люди. Понимал, что на их месте мог оказаться я». Кирилл утверждает, что мама частично знала о его приключениях и сильно переживала. Он заверял, что больше так делать не будет. Но обещания не сдерживал.

Похожие слова он говорил и тренеру. «Я много беседовал с ним, помогал. Он клялся, что это в последний раз. Но получалось, что обманывал и меня, и других», – вспоминает Юрий Уткин.

Сейчас бывший игрок «Динамо» передвигается по городу на общественном транспорте или в машине друзей – BMW продал, хотя медиа писали, что отдал за долги. «В какой-то момент я попал под жесткий каток местной прессы, даже под травлю. Что закрутилось – вообще караул. Поэтому во «ВКонтакте» я даже сам написал, что отдал авто за долги. Потроллил клоунов», – смеется Курочкин.

Я показываю ему другой текст – там написано про умышленное причинение легкого вреда здоровью в 2011-м. Он объясняет, что попал под провокацию: «В ресторане заступился за девушку. Увидел знакомую, ее обижали, оскорбляли. Вступился. Компания узнала, кто я и что я. Спровоцировали на драку. Я нанес несколько ударов. Они вызвали полицию, скорую. Я ни от кого не скрывался, не бежал, не прятался. Приехала полиция, написал объяснительную. Дело закрыли – я трезвый, та компания сильно пьяна».

После этого, по версии Курочкина, один из тех, кто получил от него удары, оформил липовую справку о побоях и обратился в мировой суд. На заседании Кирилл признал вину, но сказал, что злого умысла не вынашивал. «Просто объяснил, что не надо кидаться на девушку и оскорблять незнакомых, – делится он подробностями. – Меня признали виновным и запрашивали два года поселения и огромный штраф – чуть ли не полмиллиона рублей. Мне присудили пять тысяч штрафа и издержки на адвоката – 12 тысяч. Я считаю, что выиграл то дело. Судья вообще все понял. Я ему сказал, что повел себя как мужчина и вы бы повели себя так же».

Следующее дело, о котором писали в медиа, – административка за мелкое хулиганство в июне 2012-го. «Не знаю. Понятия не имею», – удивляется Курочкин. Он говорит, что тогда его снова могли спровоцировать: «Я неконфликтый человек, но в какой-то момент в этом городе мне стало сложно жить. За счет меня хотели самоутвердиться. Например: «Смотри, я ему сейчас скажу, он мне ничего не сделает». Много конфликтов было из-за девушек. Обыкновенные стычки. Скорее всего, в 2012-м так и произошло. Охранники вызвали полицию, написали что-то на меня. Я тогда уже ходил по клубам. Но много не пил: тяжело переживаю похмелье. Два-три дня пью – потом неделю снятся кошмары».

Первое задержание за наркотики 

В ноябре 2016-го саранские медиа облетела новость: четырежды лучшего футболиста республики поймали за покупку и хранение наркотиков. Самая распространенная версия случившегося, которую называет региональный сайт «Столица-С»: «Молодой человек был задержан в рамках оперативных мероприятий. На языке правоохранителей это значит, что спортсмен некоторое время был в разработке. При задержании в кармане его спортивной куртки нашли пачку из-под сигарет «Парламент», в которой было более 10 граммов синтетического наркотика. Курочкин забрал зелье из тайника на ул. Саранской».

С Юрием Уткиным мы встречаемся в центре города: в 700 метрах от улицы Саранской, на стадионе «Старт» – том самом, где Витек кричал «Мордва великая», а сейчас, после переезда главной команды на «Мордовия Арену», тренируется молодежь. Уткин сидит на столе в раздевалке – так удобнее из-за травмированного колена – и вспоминает, что узнал о зависимости воспитанника раньше, чем его задержали: «До того как он попался, до меня доходили какие-то слухи. Кто-то что-то говорил, я с ним беседовал. Он все отрицал. Но он взрослый, я же не мог настаивать и бить по голове. Я говорил, что надо просто собой заняться – тогда все получится. Но все так закончилось. Когда его задержали, я уже не был удивлен. Просто встретился и сказал: «Видишь, к чему это приводит». Он опять стал отпираться».

Сам Курочкин отрицает версию с зависимостью, тем зависимость со времен «Динамо» (на это намекал Уткин). Кирилл говорит, что попробовал наркотики уже после окончательного возвращения в Саранск в 2010-м: «И скажу сразу: у меня не было проблем с тяжелыми наркотиками. Все – легкие наркотики. Баловство. Я не говорю, что так можно и нужно делать. Это ужасно. И я в полной мере осознал это. Что ужасно не только мне, но и тяжело моим близким».

Курочкин делает паузу, будто настраиваясь на что-то трудное. «Раз уже заговорили об этом, – начинает он. – Я почему и согласился на большое интервью с вами – очень хочу извиниться перед болельщиками тех клубов, за которые выступал. Перед своей семьей, друзьями. Спустя время я понял, что я парень молодой и друзья останутся, каким бы я ни был. А вот семья… Это был сильный удар по семье, близким. Я извинялся, но сейчас хочу через ваш портал извиниться и перед болельщиками тех клубов, за которые играл, потому что знаю, что такое футбольный клуб «Динамо» – с какой историей, какие люди за него играли. Я прошу прощения. Прошу прощения перед болельщиками «Мордовии». Это тоже великая команда – не такая, как «Динамо», но этот клуб многое сделал для меня. Это мой родной клуб. Извините, что не оправдал надежд. Я искренне играл, я искренне хотел, но так получилось.

А наркотики… Как всегда это происходит: где-то в какой-то компании кто-то предложил. Хлоп – в кальян насыпали. Баловались. Не было такого, что прям пойдем, купим, убьемся, ушатаемся. Это баловство».

– Сначала баловался в компании, а потом сам стал курить?

– Да-да-да.

– Как часто?

– Могло быть два раза в неделю, потом три недели не курил. Потом снова два раза. Не было зависимости, ломок. Просто попался я. Не дай бог никому. Вот и все.

– Что ты принимал?

– Растительное. Гашиш и марихуану.

– Это легко достать?

– Когда есть деньги, достать можно почти все. Не скажу, что я искал каналы поставок. Но попался случай – друзей же много. Да и в интернете все лазят. Ужасно, что это все продается в шаговой доступности, но это и правда так.

– Я никогда не употреблял. Расскажи, какие ощущения.

– Да хватит. Ничего особенного нет. Крышу не сносит. Просто, как говорят, запретный плод сладок. «А, нельзя? Попробую». Баловство. С этим словом у меня ассоциируются наркотики. И поверь мне, я в полной мере понес наказание за то, что сделал. Еще раз – не дай бог пережить такой момент снова. Это страшно.

Саранская – 800-метровая двухполосная улица в центре города вдоль реки Саранки. По обеим ее сторонам стоят деревянные деревенские дома, южнее начинается целый дачный квартал, севернее – за рекой на возвышенности – стоит построенный специально к ЧМ «Шератон». Я делаю несколько фото улицы, но Кирилл говорит, что все локации, имена и обстоятельства из уголовного дела – вымышленные. «Происходило абсолютно не так, – говорит бывший футболист. – Был не сверток на Саранской, а автомобиль в самом центре города и большое задержание [в ноябре 2016-го]. В иномарке трое человек, в том числе я. В машине – сверток с наркотиками. Кусок гашиша. Не знаю, почему потом писали про синтетику. Это большой кусок гашиша на 10 граммов (согласно УК, от 2,5 до 25 граммов гашиша – это «значительный размер», но не крупный; значительный размер – часть 1 статьи 228. Максимальное наказание по ней – три года заключения или ограничения свободы в виде условного срока – Sports.ru). А я просто сказал, что это мое».

Кирилл объясняет, что взял вину на себя, потому что в тот момент не мог поступить по-другому: «У ребят имелись свои жизненные проблемы, в том числе с уголовным кодексом. Если бы сказали, что это их, то точно последовал бы тюремный срок. А я знаю уголовный кодекс и понимал, что мне грозила лишь условка. Мы втроем посмотрели друг на друга – и я сказал, что сверток мой. Ребят сразу отпустили. А со мной произошло то, что произошло».

Курочкин до последнего сомневается: нужно ли об этом говорить – могут возникнуть новые проблемы с органами. В итоге соглашается и поясняет, что в полиции сказали: «Раз взял вину на себя, давай придумывать новые обстоятельства, что остановили на улице Саранской». Он говорит, что пачка «Парламента» – тоже выдумка. «Мне в тот момент хотелось, чтобы быстрее отпустили домой. Сказали писать так – я написал, и отпустили», – говорит Курочкин. В КПЗ он провел всего сутки.

За Кириллом следили, возможно, кто-то даже навел на него. Он не отрицает, но имен стукачей не знает. Еще обсуждали, почему Курочкин так легко отделался: в текстах и комментариях писали, что три года условно и 30-тысячный штраф за значительный размер – слишком мягкий приговор, который вынесли из-за влиятельных покровителей. Курочкин это опровергает: «Ерунда. Пусть почитают законодательство, практику уголовных дел. Она показывает: что ни дело в России, то 228 (оборот и хранение наркотиков – Sports.ru). Если первая уголовка, то даже с частью два – это крупный размер – не сажают. Тем более шло не распространение, а просто хранение. И я первым делом поехал на освидетельствование. На тот момент у меня в крови ничего не нашли. Мы тогда не употребляли. Это сыграло роль в решении суда».

– Что ты чувствовал в тот момент?

– Что жизнь круто швыряет и что за все, что делаешь, приходится платить. Сложно было донести это до родных. Очень сложно. Поверьте, много людей отвернулись, но я и не навязывал свое общение. Не хотели – значит, так надо. Я понимал, что круто попал.

– Кто отвернулся? Близкие?

– Близкие – нет. Больше возмущали те люди, которые меня не знали, но могли на улице или где-то в магазине подойти: «Че, соскочил, торчок?». Не молодежь, а взрослые люди. Я старался не отвечать на эти злые выпады. Не дай бог вам знать такие проблемы. Я искренне этого всем желаю. И возмущало, что пишут ложь в газетах, что я чуть ли не торговец наркотиками, что много лет этим зарабатываю деньги и меня сгубила любовь к красивой жизни. Потом никто за это ни разу не извинился. В суд я не подавал, хотя мне много раз предлагали – и адвокаты, когда мы выиграли дело. Ну, как выиграли. Я полностью признал вину, мое дело рассматривалось в особом порядке. Я брал особый порядок (назначается, когда подсудимый признал вину, и ускоряет процесс – Sports.ru). Я раскаялся.

– Писали, что в тот момент ты работал на агропредприятии.

– Я числился там. На тот момент представлял ФК «Союз» из Шайгово, который занимается молочными изделиями. Меня провели на работу официально. Друзья не только помогли с адвокатом, но и так сделали, чтобы для суда я был трудоустроен, показал, что не тунеядец. На работу ходил. Торговлей не занимался. Просто выполнял задания начальника. Разные задания – даже папку перенести с одного стола на другой.

– Те, чью вину ты взял на себя, благодарили?

– Мы до сих пор общаемся.

– Заплатили?

– Да мне ничего не надо. Мы друзья, на этом вопрос закрыт.

Про веру в бога

На аватарке Курочкина во «ВКонтакте» – фото храма. Я интересуюсь таким необычным выбором, он говорит, что за ним не стоит ничего особенного: «Из-за последних событий я несколько раз удалял страницу. Социальные сети – неприятная штука. Она хороша, когда у тебя все хорошо. Когда в жизни появляются проблемы, особенно криминального характера, соцсети наводят жути. Кажется, что весь мир против тебя. Те люди, которые пишут в интернете, не скупятся в выражениях, словах».

Фото церкви Кирилл сделал год назад, когда ехал со дня рождения за городом: «Понравилась – поставил. Не скажу, что я сильно верю, но верующий, крещеный, стараюсь держать великий пост. Так у нас с мамой завелось. Она держит вообще все посты, глубоко верующая женщина. А мне нравится состояние: в чем-то себе отказать. Это нужно делать. Это нормально».

В разговоре Кирилл часто обращается к семье, говорит, что из-за осуждения общества ему пришлось трудно, и снова просит прощения. На следующий день делюсь ощущениями с Юрием Уткиным, он подтверждает: «Кирилл – нормальный, правильный, добрый, отзывчивый. Всегда поможет, все отдаст. Он помогал другим ребятам. Но у каждого есть слабость. Жалко, что его слабость – в наркотиках».

Второе задержание

На первом суде Курочкин говорил, что полностью раскаялся. «Прошу суд строго меня не наказывать, так как я искренне раскаялся в содеянном. Впредь этого больше не повторится. Прошу не лишать меня свободы!» – цитировала последнее слово «Столица-С».

Через два года все повторилось.

16 июля 2018-го, на следующий день после финала ЧМ, Курочкина и его друга, футбольного арбитра Денис Рожука, задержали на улице Семашко с несколькими граммами гашиша. «Так бывает, не хочу об этом говорить. Все, что произошло со мной и Денисом, и то, как об этом писали, – правда», – пытается уйти от ответа Курочкин.

– То есть после первого приговора ты продолжил употреблять?

– Да. Это было намного реже, но было. Не зависимость. От безделья. Просто нечего делать. Нет других объяснений.

Местные журналисты снова следили за процессом и ходили на оглашение приговора. По репортажу «Столицы-С» получается, что 31-летний Рожук употреблял наркотики около трех лет, а 8 июля 2018-го купил очередную дозу – 18 граммов гашиша за 18 тысяч рублей. Гашиш, как писали журналисты из суда, он забрал из тайника на одной из улиц города. 16 июля Курочкин позвонил другу, чтобы обсудить футбол, и, зная, что тот употребляет, попросил достать ему немного травы. 1200 рублей Рожуку он перевел через третьего друга (у которого взял в долг), а через несколько часов получил гашиш.

Курочкин и Рожук встретились у магазина «Лестница» на улице Семашко – на северо-западной окраине города.

«Увиделись, развернулись – и через секунд 30 нас приняли. Было больно. Нас окружил СОБР в масках. Ударили, приняли мордой в асфальт. Газель бойцов, все за секунду произошло», – вспоминает детали задержания Курочкин. Он живет в километре от места встречи, на улице Коваленко. В сотне метров живет Рожук. 

Типичная хрущевка, старая деревянная дверь в квартиру, кошачий запах, коридор, в котором десятилетиями не делали ремонт. Передо мной стоит мама Рожука Наталья – закрывает лицо руками и вытирает слезы. Из ее короткого рассказа я понимаю, что Денис жил не тут, а на улице Пушкина вместе с 90-летним дедушкой. Она с мужем – в этой квартире. «Я ничего не знала, я не знала, что он употребляет, – говорит Наталья. – Что я чувствовала? Я мать, что я должна чувствовать?». Она просит меня уйти и поясняет, что через два дня идет на свидание к сыну в колонию.

По лестнице с большими остановками поднимается пожилая соседка. Я спрашиваю ее о Рожуке, возможно, она прожила за стенкой всю жизнь. Бабушка говорит, что Рожук постоянно сидит: только выйдет – и сразу получает новый срок. Я удивляюсь, но оказывается, что она путает: проблемы с законом у младшего брата Дениса. Сам арбитр – нормальный и вежливый парень, про которого она и отыскавшиеся соседи по улице Пушкина говорят только хорошее. Похожее рассказывает и Юрий Уткин – арбитр играл в школе «Мордовии», правда, он на год старше Курочкина.

За хранение и сбыт наркотиков Рожук получил 3,5 года реального тюремного срока. Во время оглашения приговора у него выступили слезы. Курочкин был в этом процессе свидетелем, а его дело вывели в отдельное производство. И он снова получил условный срок – к трем годам за первый эпизод добавили еще полгода и зачем-то изъяли телефон в пользу государства. «Мне вменили часть один, потому что нашли меньше грамма (часть 2, по которой идет более строгий приговор, начинается с 25 граммов – Sports.ru)», – объясняет такой мягкий приговор Кирилл.

Я уточняю, не считает ли он, что предал друга, когда на суде рассказал все так, как было – про то, что Рожук употребляет и согласился продать часть гашиша. Кирилл машет головой: «Мы расстались не врагами. Я его не предавал, в том, что случилось, я виноват не меньше него. Но он лишился свободы. Я искренне переживаю».

– Почему ты не отпирался?

– А какой смысл, если все налицо? Меня освидетельствовали, нашли в крови гашиш. Зачем отпираться?

– Как второй срок восприняла мама?

– Ужасно. Не дай бог никому. Еще раз хочу попросить у нее прощения. И каждый раз это делаю.

Как Курочкин живет сейчас

Курочкин по-прежнему живет с мамой на окраине Саранска. На вопрос, не употребляет ли снова, твердо отвечает: «Нет. Нет».  

– Страшно? Или не ловишь кайф?

– Все вместе. Просто все. Как с футболом.

– Ты считаешь, что больше не будешь? Или придет время?

– Не думаю об этом. Пока живу без этого, и мне хорошо.

– Зачем тогда употреблял после первого суда, если не ловил кайфа?

– Все ошибаются. Ты сейчас рассуждаешь со стороны медицинского эксперта и хочешь слышать: «Ой, мне хотелось, так классно». Нет, мне не хотелось. Или хотелось. Я не знаю, но все люди ошибаются.

Пока Курочкин нигде официально не работает. Объясняет тем, что не знает, в какой сфере может принести пользу обществу: «Мне нужно успокоиться, и я найду работу. Может, что-то связанное с интернетом, соцсетями, инстаграмом. Создал его только сегодня. Думаю, что людям будет интересно. Хочу показать людям, что после такой истории можно нормально жить».

Инстаграм Кирилла Курочкина

Деньги от «Динамо» закончились еще в 2014-2015-м. Кирилл говорит, что на пике на его счету лежало около двух с половиной миллионов рублей – плюс наличка. Вкладываться в бизнес он не хотел, постепенно сумма таяла. «Начинал жить по-другому. Если до этого меня видели в центре города четыре раза в неделю, то стали два. Если до этого обедал в ресторане три раза, то начинал обедать дома», – вспоминает он.

Сегодня доход Кириллу приносит мини-футбол – играет за любительские команды в местных лигах. Еще играет в букмекерских конторах: «Какие-то ставочки делаю. Сейчас это везде, во всех рекламах».

– Ты в плюсе?

– Сложно сказать, но небольшие положительные моменты есть. Я ставлю в пределах двух-трех тысяч рублей. Нет такого, что нужно занять и отбиться. Люблю ставить на футбол, хоккей, большой теннис, очень люблю UFC.

Во «ВКонтакте» Кирилл подписан всего на несколько пабликов, среди них – ставки и микрозаймы. Я уточняю про займы, он не понимает, о чем речь: «Может, когда-то подписался. Я не веду страницу, ее несколько раз угоняли. Там еще куча стремных групп».

У него нет жены или девушки – поясняет, что не хочет никого компрометировать: «Жду, чтобы закончился условный срок. В идеале я бы уехал из этого города. Но пока это невозможно, раз в месяц нужно отмечаться. Мне нельзя покидать город, у меня и загранпаспорт забрали».

– В какой город ты бы хотел уехать?

– В моем случае – в любой. У меня много друзей в Москве. Понимаешь, здесь, где появляюсь я, все сразу напрягаются. Я чувствую это. Хотя, конечно, есть и те, кто с пониманием относится.

– Как сегодня строится твой день?

– Играю в футбол по вечерам с друзьями три дня в неделю. Два дня играю в хоккей. Помогаю друзьям в быту, общаюсь с родными. Смотрю футбол, хоккей. Телевизор, интернет. Не скажу, что мне весело, но это – этап, который надо прожить и пройти. Нужно, чтобы весь этот ужас закончился. Пока я выжидаю. Пройдет месяц, два – что-то, может, появится, я кого-то встречу, меня кто-то встретит. Пока мыслей нет, но главное – чтобы закончился условный срок летом 2020-го и я мог уехать. Главное – чтобы я был свободен и честен перед законом. Чтобы было свободно на душе. Сейчас я не чувствую себя свободным человеком.

Среди тех, с кем Курочкин играет в футбол, – его первый тренер Уткин. Юрий говорит, что по мышлению и работе с мячом Кирилл до сих пор остается на топовом уровне. Периодически тренер уговаривает воспитанника вернуться в профессиональный футбол. «Говорю ему: «Кирилл, тебе 30 лет. У тебя нет травм, ничего. Тебе только привести себя в порядок. За месяц-полтора. И минимум в первой лиге ты сможешь играть». Вместо этого идет какое-то раздражение: «Я не хочу, я никому ничего не должен, отстаньте от меня». А я просто вижу, что человек будет играть без проблем. Он должен играть. Почему он не использует потенциал? 30 лет – не предел. Еще есть много времени. Но он не хочет», – пересказывает общение Уткин.

По его словам, в Курочкине говорит обида: пять лет назад, уже после ухода из «Динамо», Уткин пытался пристроить его в «Мордовию». Футболист даже тренировался с основой месяц и смотрелся неплохо. Но бывший главный спонсор Сиушов не захотел брать его в команду, даже несмотря на просьбы руководства республики. «Этот момент Кирилла надломил, он увидел, что в него не верят. И еще дальше отошел от футбола. Настолько обиделся, что пропал на два года», – заключает Уткин.

У Курочкина другое мнение: «Да они все так говорят, что мог бы играть. Не знаю. Мне сложно судить о себе со стороны. Но думаю, что в моем случае потеряно все. Я знаю, что это утопия. Время ушло. Не потяну. Зачем мучиться – надорвать спину, колени? Все».

– А если перенестись на пять лет назад?

– Я бы не бросил футбол, конечно. И призываю всех, кто находится в подобной ситуации, не вешать рук. Не отчаиваться. И поверьте – футбол воздаст, увидит, услышит. Если это будет искренне и честно.

– Давай прямо. Ты был дико перспективным футболистом, но сдулся уже в 20 лет. Почему?

– Причин миллион. Сам я, травма, отношение к жизни. Но я не был таким, как вот мы говорили: еду без прав – и пофигу. Я таким стал. А стал я им, потому что появились деньги, безнаказанность, никто мне ничего не мог сказать. Это все вместе растет, как злокачественная опухоль. В какой-то момент не хватило… Когда у молодого парня появляются такие деньги, в себя его может привести только неоспоримый авторитет. Авторитет – только отец, только близкий. Не хочу сказать, что беда в том, что я оказался без отца. Человек вполне может и сам справиться. Но случилось так, как случилось. Я понял это уже потом: не хватило отцовского плеча, слова где-то жесткого. Он бы мог где-то наказать, где-то отобрать.

***

В конце разговора Кирилл снова вспоминает, как плохо к нему отнеслись журналисты. «Я не понимаю, почему со мной такое делала пресса, – с дрожью в голосе говорит он. – Какие-то задроты писали гадости обо мне, семье, друзьях. Зачем? У человека проблемы, он неправ, но он никого не убил, никому не продал, ничьи дети из-за этого не пострадали. Это мое дело, что я там употребил. И несу за это ответственность я. Почему вы меня называете гадиной? Это удар по мне и моему организму. Как вы можете писать, что я гадина?».

– Почему ты согласился пообщаться со мной?

– Меня зацепили слова, что надо высказаться. И я хотел извиниться. Цель моей встречи с тобой – не чтобы меня поняли. Понимать меня не надо. Я просто хочу принести извинения армии поклонников «Динамо». Потому что в первую очередь я прохожу в статьях как футболист «Динамо», хотя провел за клуб всего одну игру. Мне никто не угрожал, никто не писал, это моя инициатива – попросить извинения, что я опорочил честь и достоинство великого клуба. На самом деле великого. И «Мордовия» сделала для меня очень много. Я хочу попросить прощения.

– Наша цель – не просто рассказать твою историю, но и дать совет тем, кто сейчас оказался в похожем положении, покуривает что-то. Тебе есть что им сказать?

– Это не круто. И я самый яркий пример этого. Не дай бог вам с этим столкнуться.

Еще больше удивительных историй про спорт – в телеграме Головина

Фото: Александр Головин; stolica-s.su (5,10,11); rfs.ru (6); globallookpress.com/Serge Fedoseev (7,9); РИА Новости/Владимир Федоренко (8); vk.com/Кирилл Курочкин (12,15,19)

развернуть

28 ноября 2016 года рейс LaMia Flight 2933 вылетел из Боливии в Колумбию. На борту находились игроки и тренере «Шапекоэнсе», которые отправились на финал Копа Судамерикана – первый финал в 44-летней истории клуба. Самолет разбился недалеко от колумбийского аэропорта. Выжили только 6 пассажиров из 77, в том числе – три футболиста.

Выжившие (слева-направо) журналист Рафаэль Хенцель, Жаксон Фолльманн, Алан Рушел и Элио Нето

Почти год спустя они рассказали The Players Tribune о том, что случилось.

Элио Нето

Мне снилось, что это случится. За несколько дней до того, как мы должны были улететь на финал Копа Судамерикана в Колумбию, мне снился ужасный кошмар. Когда проснулся, сказал жене, что мне снилась авиакатастрофа. Мы летели в сильный дождь. У самолета отключился двигатель. Мы упали, но я почему-то выжил и смог выбраться из-под обломков. Я понял, что нахожусь на холме, но вокруг было очень темно. Это все, что я вспомнил.

В день полета я не мог переключиться с мыслей об этом кошмаре. Сон был таким реалистичным. Поэтому, как только мы сели в самолет, я отправил сообщение жене. Попросил ее помолиться Богу, чтобы они вместе защитили меня. Я не хотел верить, что это действительно произойдет. Но попросил помолиться за меня.

И тогда я увидел все, что произошло со мной во сне.

Двигатель отключился.

Свет отключился.

Мы падали.

И это был уже не сон.

Жаксон Фолльманн

Когда мы готовились к полету, все веселились: болтали, играли в карты и слушали музыку.

Алан Рушел

Перед полетом я показывал карточные трюки, я всегда любил это дело. Мы все смеялись и слушали пагоде (разновидность самбы). «Шапекоэнсе» был группой людей, которые творили историю, независимо от того, выиграли ли бы мы Кубок. Мы представляли клуб из небольшого бразильского городка, и мы дошли до финала Копа Судамерикана. Мы действительно было счастливы.

Жаксон Фолльманн

До того момента, как в самолете погас весь свет, полет шел спокойно. Внезапно стало очень тихо, все сели. Мы хотели знать, что происходит, но стюардессы ничего не говорили. Затем, за несколько минут до падения, бортпроводник прошел мимо и сказал: «Наденьте ремни безопасности, потому что мы собираемся приземлиться».

Было очень спокойно. Пилоты нам ничего не сообщали. А потом мы начали падать.

Не так много людей пережили такой момент. Секунду назад вы находились в пути с друзьями, вы летели покорять мечту, а сейчас двигатель самолета перестает работать и вы падаете.

У меня было время, чтобы помолиться и попросить Бога защитить меня. Внутри самолета вы ничего не можете сделать. Вы не можете бежать, не можете плакать, не можете просить о помощи, вы не можете выяснить, почему происходит именно так. Все, что вы можете сделать, – это помолиться и оставить свою судьбу в руках Бога.

Алан Рушел

Иногда я пытаюсь вспомнить те минуты, но не могу. Думаю, мой мозг блокирует эти воспоминания.

Элио Нето

Я помню свои последние слова в самолете. Я молился, молился, молился вслух. Когда я увидел, что до столкновения с землей нам осталось совсем немного, я сказал: «Иисус, я читал в Библии, что ты сделал много чудес. Пожалуйста, будь милостив к нам. Позаботься о нас. Помоги нам. Теперь ты – наш пилот. Помоги нашему самолету. Будь милосерден. Пожалуйста, Иисус, помоги нам».

Даже молясь Богу, который так силен, я понимал, что мы обречены. Моим последним и единственным ресурсом была молитва.

Жаксон Фолльманн

Многие начали молиться вслух. За несколько минут до падения люди в передней части самолета пытались выяснить, что происходит. Они кричали: «Кто-нибудь, скажите, что случилось! Дайте нам хоть какую-то информацию!».

Я помню эти крики. После я не помню ничего.

Элио Нето

И тогда все вокруг потемнело.

Жаксон Фолльманн

Я очнулся в лесу. Открыл глаза, но ничего не было видно. Шел дождь. Было очень холодно. Я ничего не видел, но слышал стоны. Люди кричали о помощи. Я тоже начал кричать, но я не понимал, где нахожусь. Я не знал, что наш самолет упал. Просто помню, что не хотел умирать.

Самым сложным было слышать, как мои друзья обращались за помощью, но я не мог ничего сделать. Я не мог встать. Было очень темно, я ничего не видел. Теперь благодарю Бога за то, что не видел, как умирает моя команда.

Я то просыпался, то снова отключался. Не знаю, сколько времени провел в сознании, сколько часов спал.

В какой-то момент в лесу я увидел фонарь.

Ко мне навстречу бежали люди. Они кричали: «Полиция Насьонала, Полиция Насьонала!».

Когда полиция добралась до нас, многие из тех, кто раньше кричал о помощи, уже почти не говорил. Голоса моих друзей становились все слабее. Это был ужасный момент.

Когда до нас добрались спасатели, ко мне подошел сержант Нельсон. Я поднял к нему руку. «Будь спокоен. Ты спасен», – сказал он. Затем он спросил мое имя и мой возраст. Я ответил, что вратарь.

Позже сержант рассказал мне, что это была самая ужасная сцена, которую он когда-либо видел в жизни. Он пытался поднять меня, но у него ничего не получалось – мне было слишком больно. Ужасная боль. Я понимал, что уже потерял правую ногу. Левая нога держалась только на сухожилиях.  

Когда меня подняли с земли, меня понесли к холму. Это было очень сложно и опасно – куски самолета были повсюду, они были чрезвычайно острыми. Наши спасатели – герои.

Я помню, что попросил воды. Спасатели влили в меня чуть-чуть, а затем я опять уснул.

Элио Нето

Когда проснулся в больнице, я не мог ничего вспомнить об аварии. Жена сказала, что первое, что я произнес после выхода из комы: «Бог был со мной все это время». Я повторил эту фразу два раза.

Но я ничего не помнил. Врачи не могли рассказать об аварии. Они хотели, чтобы я пришел в себя первым.

Я попытался узнать, где я был. Я понимал, что нахожусь в больнице, но не понимал, как я в ней оказался. Работники больницы говорили на испанском. Я был очень смущен.

Когда я увидел доктора «Шапекоэнсе», вспомнил, что мы должны были играть в финале Копа Судамерикана.

Я сказал: «Док, что случилось в игре? Мне было больно?».

Он ответил: «Да, Нето, ты получил травму в игре».

Я не успокаивался: «Как мы сыграли?».

Доктор не растерялся: «Я не знаю. Тебе было так плохо, что я уехал в больницу сразу за тобой».

Я ему поверил. Я думал, что игра все еще продолжается, и очень расстроился. Я обратился к Богу: «Как ты можешь отнять у меня этот шанс? Мне нужно быть рядом с моими братьями».

Алан Рушел

Мой отец говорит, что когда я проснулся в больнице, первое, что я ему сказал, было: «Это правда?».

По совету врача отец ответил, что самолет был вынужден совершить аварийную посадку, я, Джексон и Нето пострадали, но уже пришли в сознание.

Я думал, что мы все же сыграем на следующий день. Я лежал в больнице, мое тело жутко болело, я не понимал, что произошло, но больше всего меня волновал наш матч.

Меня успокаивали, искусственно вводили в сон и снова будили. По видеосвязи благодаря отцу я пообщался с друзьями и семьей. Они все говорили, что молятся за меня. Все это было похоже на сон.

На следующий день приехало много врачей, они пришли поговорить со мной. Они сказали, что у них есть для меня информация, но я должен оставаться спокойным. Так я узнал, что наш самолет разбился. Это не была аварийная посадка. Выжили только шесть человек. Я, Джексон, Нето, журналист и две стюардессы.

Мой мир рухнул. Жена говорила, что я целый день просто смотрел в небо. Первое, о чем я подумал: «Это всего лишь кошмар. Это ложь. Сейчас я проснусь».

Элио Нето

Я проснулся в отделении интенсивной терапии и ничего не понимал. Я смотрел на свое тело, которое было покрыто синяками и порезами. Я подумал: «Невозможно получить такие травмы в игре. Что-то здесь не так».

Я лежал там, думая обо всем, что могло произойти. Я спросил у врача: «Какого размера был парень, который нанес мне травму? Думаю, он должен быть очень большим чуваком».

Много мыслей пробежало в моей голове. Я думал, что фанаты выбежали на поле и напали на нас. Я думал, что меня переехала машина на стоянке перед матчем. Но я ни секунды не думал о самолете. Как я мог себе это представить?

Однажды, когда я проснулся, увидел, как мой отец сидит на стуле и плачет. Я понял, что мне лгут.

Через несколько дней в мою палату зашли несколько врачей. Рядом со мной были мама, отец, сестра, психолог и пастор. Мне сказали, что пришло время для чего-то важного.

Отец спросил: «Помнишь свой сон?».

Я сказал: «Конечно, я помню его. Я говорил о нем с женой. Я был ночью в самолете. Шел сильный дождь. Двигатель отключился. Мы упали. Я смог выбраться из-под обломков. Я встал и вышел к холму. Было очень темно».

Когда я начал говорить о сне, произошло что-то странное.

Заплакал психолог. Мама.

Наконец, доктор сказал: «Это был не сон, Нето. Это реальность. Самолет «Шапекоэнсе» разбился».

Это был один из самых сложных моментов в моей жизни. Я не мог в это поверить. Я думал, что врач – сумасшедший. Этого не было. Что ты мне такое говоришь?

Затем я понял, что если это действительно произошло, а я жив, значит, живы мы все.

Я спросил: «Где остальные? Как они?».

В ответ врача я не мог поверить. «Выжили только ты, Алан и Джексон».

Я не мог в это поверить. Я думал: «Если я жив, почему все мои друзья погибли? Как я смог выжить в авиакатастрофе? Это какой-то бред. Если я упаду с самолета, я умру. Выжить нереально».

Врач сказал: «Вы не должны были выжить. Ты здесь только из-за Бога».

Жаксон Фолльманн

Несколько дней я находился в коме, но когда вышел из нее, понимал, что происходит. Люди говорили на испанском. Я хотел услышать голос кого-то из тех, кого я знал, чтобы немного успокоиться. Когда я проснулся в реанимации, я увидел отца, маму и невесту, это был очень сильный момент. Это было то, чего мне так не хватало.

Мой мозг не давал мне вспомнить все подробности падения. Я не включал телевизор. Моя семья ничего мне не говорила, да и я сам не хотел ничего знать. У меня было представление о том, как все было, но я думал, что выжило больше людей. Как будто это была небольшая авария или что-то в этом роде. Возможно, аварийная посадка, и с моими товарищами все в норме.

Я помню, как ко мне пришел психолог. «Твой самолет разбился. Все умерли. Ты выжил, но ты больше никогда не сможешь играть в футбол».

Когда он это сказал, я начал вспоминать, как мы лежали в грязи и кричали от боли. Это было ужасно.

Моя семья рассказала мне, что при крушении я потерял правую ногу. Когда я это услышал, я подумал: «Лучше нога, чем жизнь. Спасибо Богу, что я все еще здесь».

Чуть позже я узнал, что Алан и Нето тоже спаслись. Это было большим стимулом для продолжения борьбы.

Элио Нето

Я был последним, кого нашли. Под обломками самолета я провел восемь часов. Потом спасатели рассказали мне, как все случилось. Ранним утром большинство спасателей уже покинули место крушения. Полиция все еще находилась там, чтобы собрать наши вещи. Неожиданно один из офицеров сказал: «Эй, я что-то слышал».

Он подошел посмотреть, что это. Он говорил, что он слышит, как кто-то стонет.

Другой полицейский в это не поверил: «Брось, это невозможно. Прошло восемь часов».

Через несколько секунд они оба бросились на звук.

Офицеры разбрасывали по сторонам ветви деревьев и части самолета. Наконец, один из полицейских увидел меня. Я был в очень плохом состоянии. Я умирал.

Они освободили меня от обломков и посадили в грузовик. Дорога от места, где меня нашли до небольшой местной медклиники, заняла час. Мои глаза закатились, в разговорах между собой они говорили, что я умер. Но я по-прежнему почему-то дышал.

Никто не верил в то, что я выживу. Когда я вышел из комы, медсестра, которая ехала со мной на машине скорой помощи, приехала ко мне в больницу. Она с изумлением стояла у двери палаты и смотрела на меня. Когда она меня обняла, ее тело задрожало. Она трогала мои руки и плечи и говорила: «Я в это не верю, этого не может быть».

Тогда я понял, насколько это нереально. Это было чудо. Меня нашли почти мертвецом, но я все еще жив.

Алан Рушел

Я был в нескольких миллиметрах от того, чтобы получить паралич. Осколок кости давил на костный мозг, но не проникал в него. Если бы спасатели ошиблись, когда вытаскивали меня из разрушенного самолета, осколок мог бы попасть в костный мозг. И тогда все. Но множество вещей меня спасли. Своей жизнью я обязан многим людям.

Врач, который лечил меня после катастрофы, оказался одним из лучших хирургов в Южной Америке. Мне повезло: он просто оказался в Колумбии во время нашего падения.

И, конечно, я случайно поменялся местами в самолете с Джексоном.

Жаксон Фолльманн

Я договорился с Аланом сесть в самолете рядом. Мы дружим уже на протяжении десяти лет. Одно время мы даже жили вместе. Куда мы бы ни выбирались, мы всегда были вместе. Но при полетах Алан любит занять три места в задней части самолета и спокойно спать.

Когда мы сели в самолет, Алан занял свое привычное место сзади. Я сидел один и позвал его, чтобы поесть. Я сказал: «Мышь, иди сюда». Он же такой худой, вылитая мышь!

«Мышь! Иди ко мне. Давай послушаем музыку. Пойдем, брат!».

Алан сказал: «Нет, я не пойду. Я хочу спать».

«Мышь! Давай!» – я не успокаивался. И он ко мне пришел.

Через 30 минут мы упали.

Алан Рушел

У меня нет никаких объяснений тому, что я выжил. Это чудо. Когда я возвращался из Колумбии в Шапеко, меня ждала семья. Очень эмоциональный момент.

Жаксон Фолльманн

Я не хотел, чтобы отец помогал мне принимать душ, помогал мне садиться на диван. Я помню, что когда добрался с семьей до Сан-Паулу, почти не мог встать из-за очень сильной боли. Я сказал доктору: «Я не хочу неуважительно относиться к вашей работе, но если есть что-то, что поможет мне снова ходить, даже если мне будет очень больно, скажите об этом. Я хочу вернуться в Шапеко на ногах».

Один из самых счастливых моментов моей жизни – секунды, когда я снова начал ходить перед родителями.

Элио Нето

Я не мог сдержать эмоций, когда увидел моих детей. У меня близнецы – мальчик и девочка, им 10 лет. После катастрофы жена оставила их в Бразилии со своей сестрой. Я не видел их, пока был в Колумбии. Когда меня перевезли в Бразилию и дети пришли ко мне в больницу, они были ошеломлены. Мое тело было очень тощим, повсюду были шрамы.

Они смотрели на меня так, словно я был призраком.

Я сказал: «Ребята, вы не собираетесь обнять папу?».

Это был первый раз в жизни, когда они обняли меня, не сказав ни слова. Они долго плакали. Пять или десять минут. Они не могли ничего сказать. Они просто обняли меня и закричали. Это был крик облегчения.

Наш отец в плохом состоянии. Но он жив. Он с нами.

Я думал о друзьях, которые погибли, и я думал о своих детях. Самая эмоциональная ситуация в моей жизни.

Алан Рушел

Самый трудный момент заключался в том, когда я начал погружаться в то, что произошло на самом деле. Когда я пошел на поправку, понял, что людей, которых я любил, больше не было. Я был очень близок с нашим вратарем Данило, его женой Летицией и их сыном Лоренцо. Когда я действительно понял, что Данило ушел…для меня это был самый болезненный момент. Это неописуемо. Данило был особенным парнем в моей жизни, и я думаю о нем каждый день.

Жаксон Фолльманн

Единственное, чего мы боимся – и мы будем повторять это, – мы боимся, что люди забудут наших друзей. Люди, которые погибли, были героями. Потерять так много друзей…это очень трудно понять. Почему происходит именно так? Этого же можно было избежать.

Элио Нето

Компания, которая управляла самолетом, часто экономила на топливе. Глядя на факты, мы понимаем, что рано или поздно такая ситуация случилась бы. Они много раз проворачивали такой трюк при перелетах других команд.

Они хотели сэкономить немного денег, но в итоге забрали жизни многих людей. Общество всегда говорит о пилоте и о его ошибках. Он ее действительно совершил. Это факт. Но я думаю, что виновно много людей. Например, кто санкционировал взлет с самолетом, который был недостаточно заправлен? Они обходили правила. Я думаю, что это была ошибка, потому что просто невозможно разрешить полет на недозаправленном самолете.

Я действительно хотел, чтобы Бог сделал так, чтобы расследование проводили честные и компетентные люди. Хотел, чтобы они выяснили, что произошло. Все виновные должны заплатить за свои ошибки. Пилот мертв, но это не значит, что есть справедливость.

К сожалению, из-за человеческой жадности… вы знаете, Библия говорит: «Любовь к деньгам – это начало всех плохих вещей».

Жаксон Фолльманн

Я все еще не верю в случившееся. Кажется, мои друзья отправились в длительное путешествие, но скоро вернутся. Я, Нето и Алан много об этом рассказываем. Все будет нормально. Мы снова соберемся вместе и сыграем за одну команду.

Алан Рушел

Помню, как несколько месяцев назад, мы с Нето играли в приставку. Мы вспоминали, как наши товарищи рубились с нами раньше. «О, помнишь, как играл Сержио Маноэль?».

Нето ответил: «Друг, похоже, все эти парни еще здесь».

И тогда нам стало очень грустно. В такие моменты вы понимаете, что ничего уже не вернешь. Это очень болезненно.

Элио Нето

Даже если я умру, я знаю, что окажусь в лучшем месте. После всего случившегося верю, что Бог направит меня. И о всех, кого с нами уже нет рядом, Бог заботится сейчас.

Жаксон Фолльманн

С момента катастрофы прошло восемь месяцев. Вы не сможете найти причин, почему мы выжили. Я перестал искать ответы. После пяти месяцев реабилитации Алан возвращается к игре за «Шапекоэнсе». Нето вернулся к занятиям, это очень хорошо.

А я? Ну, я потерял ногу, да. Но я хожу. И иду вперед. Я живу счастливой жизнью. Если вы ко всему относитесь позитивно, если вы еще помните, как улыбаться, то все будет нормально. Я не потерял вкус в жизни, особенно после крушения нашего самолета. С детства я просыпался с улыбкой на лице. Я был маленьким ребенком, который мечтал стать вратарем. И, слава Богу, что в течение 12 лет эта мечта была явью. Я получил свое благословение.

Я живу настоящим. Завтра принадлежит Богу.

Алан Рушел

Катастрофа научила меня задумываться о каждой секунде. Я не знаю, что произойдет через десять минут, не знаю, что случится, когда я выйду из комнаты. Если вы действительно хотите что-то сделать, сделайте это. Живите полной жизнью. Вы не знаете, что вам принесет завтра.

Элио Нето

За день до полета мне снилось, как мы вернемся в Шапеко после финала. Я воображал, что все на улице кричат: «Мы – чемпионы!». Все были так счастливы, вокруг было так много любви. Я фантазировал, будто стою на крыше автобуса, на котором мы объезжаем весь город.

Когда я возвращался домой, пришлось лететь из Колумбии в Бразилию. Я был очень напуган. Когда мы приземлились, я заплакал. Я был подавлен.

Мы вышли из самолета. У аэропорта нас встречало очень много людей. Мы поехали в больницу, и нас там тоже ждали. Везде была любовь. Это было нереально.

Такие моменты меняют жизнь. Навсегда. Но, честно говоря, мой ум все тот же. Я до сих пор вижу хорошее в мире. Наше падение научило ценить маленькие радости в жизни.

Я помню, что в больнице мне пришлось пользоваться подгузниками. Месяц я не мог принимать душ. Когда я впервые почувствовал воду на коже, я чуть не заплакал.

Вода из душа была похожа на Карибское море. Раньше я никогда не чувствовал ничего подобного.

Когда я первый раз после катастрофы ударил по мячу, почувствовал себя ребенком.

Я должен был умереть. Я сказал свои последние слова. Бог дал мне второй шанс. Я сделаю все возможное, что почтить его и всех моих ушедших друзей. 

Оригинал: ThePlayersTribune

Фото: Gettyimages.ru/Buda Mendes (1,8); globallookpress.com/imago/Xinhua, Noticias Telemedellin/Xinhua (3,10); REUTERS/Diego Vara; globallookpress.com/Telemedellin/Xinhua; instagram.com/jaksonfollmann; globallookpress.com/Juan Antonio SáNchez/JASO (7,11); instagram.com/8785simoneto, alanruschel

развернуть
Если выкинуть словесную чушь, то всё прямо и без воды:

развернуть
Очередная подборка юморных высказываний, картинок и комментариев из социальных сетей и других частей интернета.

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Это сообщение отредактировал vasek005 - 8.12.2017 - 08:19

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 08.12.2017
развернуть
Очередная подборка юморных высказываний, картинок и комментариев из социальных сетей и других частей интернета.

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
....

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Это сообщение отредактировал vasek005 - 25.05.2018 - 08:26

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Это сообщение отредактировал vasek005 - 25.05.2018 - 08:27

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 25.05.2018
развернуть

Конструктивная критика Вадима Лукомского.

1. Это самый необычный матч, на который я когда-либо писал рецензию. Он получился слишком трудным для анализа: пропасть между эмоциональными и рациональными доводами есть всегда, но обычно она не достигает таких масштабов.

Без дисклеймера (и пары спойлеров) не обойтись: я охотно хвалил Станислава Черчесова за победы, в которых его тактика идеально соответствовала матчу, вчера, как мне кажется, все было иначе. Даже историческая победа над Испанией не повод подгонять выводы под результат, поэтому здесь будет конструктивная критика плана Черчесова.

Моя картина матча: Россия провела выдающийся по самоотдаче матч, но слабый в тактическом плане; Испания из-за конкретного хода Фернандо Йерро сыграла ужасно, точно хуже привычного уровня, чем помогла России; даже в таком сценарии России потребовалась удача для победы (это абсолютно нормально, что андердогу повезло); Россия сыграла хорошо (пускай и вопреки плохому плану), но могла сыграть намного лучше с другой тактикой

Это трудная картина, но здесь нет противоречий. Постараюсь все эти вещи максимально понятно разъяснить. Серьезно, не хочу никому испортить праздник: респекты игрокам тоже будут, но, если хотите слышать только их, ищете в другом месте.

2. Черчесов неожиданно перешел на схему 5-4-1.

Вероятно, у него было два мотива: товарищеский матч в конце 2017-го, в котором Россия сыграла с Испанией 3:3, использовав эту же формацию, и расхожее мнение о том, что испанцам против 3 защитников играть максимально неудобно.

Теорию о схеме с 3 центральными защитниками как лучшем противоядии против Испании популярной сделал Хави. После поражения от Италии на Евро-2016 он сказал: «При начале атак у Италии будет 3 защитника и 2 фланговых игрока, что означает 5 вариантов продолжения атаки. По этой причине Испании трудно применить привычную схему прессинга. Использование двух форвардов ставит еще больше вопросов, потому что они создают ситуацию 2-в-2 против наших центральных защитников, поэтому в случае, если кто-то из крайних защитников выдвинется для прессинга Кандревы (прим. – на деле вышел Де Шильо) или Флоренци, у нас сзади останется только 3 игрока. На чемпионате мира в Бразилии Голландия и Чили использовали 3-5-2, чем создали нам кучу проблем».

Это все верно. Но есть два момента. Во-первых, речь идет схеме 3-5-2, а не 3-4-2-1 (5-4-1). Во-вторых, упомянутые соперники создавали Испании проблемы попытками разыгрывать мяч от вратаря и высоким расположением крайних защитников. Испании было трудно их прессинговать. Эффективное использование против Испании такой схемы требует смелости. Как минимум, смелого расположения крайних защитников.

Сборная России здорово использовала высоко расположенных крайних защитников в упомянутом товарищеском матче. Гол Антона Миранчука в том матче родился из эпизода, в котором два крайних защитника находились в штрафной Испании одновременно.

Вчера Россия играла совершенно иначе – совсем без смелости. Просто организовано перекрывала центр поля, полностью отдав мяч сопернику: 79% владения Испании – это рекорд ЧМ-2018. Нет ничего стыдного в таком футболе против Испании, просто теория Хави и опыт товарищеского матча тут совсем не применимы. Схема 5-4-1 в таком матче – решение на фарт. Очень круто, что он у России был.

3. Решение Черчесова привело к такому рисунку матча. Испания владеет мячом, переводит его с фланга на фланг, а Россия перекрывает центр четверкой полузащитников, которая смещается, ориентируясь на положение мяча. Когда Испания переводила мяч слишком быстро, они получали преимущество 2-в-1 на фланге. Именно такая ситуация сложилась перед голевым штрафным.

Асенсио до последнего находился в широкой позиции, Жирков ориентировался на него, лишь в последний момент переключается на Начо. Начо получает свободу для обработки мяча.

Это повторялось регулярно, но не привело к большим проблемам по двум причинам: 1) просто невероятная самоотдача российских игроков при смещениях; 2) трусость испанского владения.

4. Трусость при владении мячом не была проблемой Испании по ходу турнира, но стала в этом матче. Виноват Фернандо Йерро, который тоже поменял схему. Он перевел Испанию на 4-2-3-1. По такой схеме Испания играла на ЧМ-2010. Йерро знает игру той команды изнутри, он тогда работал на административной должности в сборной, а испанцы забивали по одному голу за матч и мучали соперника миллионом передач, которые ни к чему не ведут.

Логика Йерро понятна – играя в импровизационном стиле, Испания пропустила 5 мячей в группе. 4-2-3-1 теоретически дает чуть больше надежности без мяча, создает проблемы при владении мячом. Их однажды здорово описал Йохан Кройфф: «В 4-2-3-1 есть «десятка» и два игрока за ним, в 4-3-3 – «шестерка» и два игрока впереди. При 4-2-3-1 два игрока опорной зоны вынуждены отдавать точные пасы на 60 метров, имея только один вариант продвижения через центр. Это невозможно».

Именно так вчера играла Испания. Лишний игрок в начальной стадии розыгрыша мяча и нехватка этого игрока в опорной зоне соперника. Такая тактика пригодна только для мерзкого бесцельного владения. Так часто играла Испания-2010. Так попытался сыграть Йерро.

5. Важное отличие между вчерашним вариантом и стилем из 2010-го – Иско. При импровизационном футболе Хулена Лопетеги он играл в свободной роли. Йерро отправил в мусорку импровизационный стиль, но роль Иско оставил прежней. Это фэйл.

Иско хаотично двигался на полю. Делая команду еще более стерильной и отнимая зоны у партнеров. Его индивидуальные действия ни разу не перевесили вред, который такой движение наносило испанской схеме. Кажется, он установил мировой рекорд по количеству столкновений с партнерами за матч.

6. Матч сильно изменился с выходом Андреса Иньесты.

До его выхода было 7-5 по ударам, 75% владения Испании. На этом отрезке Россия достойно сдерживала соперника и даже немного атаковала. После – 17:2 по ударам и 84% владения Испании. Тут России понадобилась приличная доля фарта, команда больше не сдерживала Испанию и слишком глубоко села, чтобы хотя бы изредка атаковать самим.

Иньеста обладает уникальным чувством пространства, которое здорово описал Хави: «В академии «Барселоны» учат читать игру особенным образом. Но у Андреса это понимание футбола было врожденным. Он интуитивно чувствует все принципы позиционной игры». Благодаря такому пониманию пространства, он здорово подстраивался под положение Иско и частично решил проблему его хаотичного движения.

7. Разница между игрой с Иньестой и без него так велика, что матч можно разделить на два мини-матча. Посмотрим на них с позиции России.

В первом мини-матче (с 1-й до 67-й минуты) Испания забила быстрый гол и значительную его часть радостно пасовала без малейшего желания обострять. В отрезки, когда Испании нужно было забивать, они созидали через фланги. Центр Россия им перекрыла, много моментов не допустила, но когда даже такая Испания включалась, полумоменты возникали.

Во втором мини-матче (с 68-й до серии пенальти) Игорь Акинфеев сделал 6 шикарных сейвов. Россия оборонялась слишком глубоко, Испания регулярно била по воротам. Часто из достаточно хороших позиций. Я очень рад, что Россия выстояла и наказала Испанию за противный ватокат в начале матча, но доля везения в успехе на этом отрезке была больше роли тактики или любого другого фактора.

Мне трудно найти тактический позитив хотя бы в одном аспекте игры России в этом матче.

Сдерживание соперника? Оно было на отличном уровне, лишь когда Испания сама себя сдерживала (при 1:0). На неплохом уровне – в первом мини-матче. На ужасном – во втором. Всю игру невероятной самоотдачей игроки компенсировали недостатки неверно выбранной схемы.

Контратаки? Тоже нет. Совсем без них в матче, где одна команда держит мяч 79%, обойтись не могло, но Россия не выжала из быстрых атак качественных моментов и не проводила регулярно.

Прессинг? Не было слаженности и компактности. Редкие попытки высоко прессинговать приводили к провалам. Две самые яркие – это желтая карточка Кутепова и выход Испании 4-в-5 с огромным разрывом в центре.

Рецепт чуда: самоотдача России, которая компенсировала тактические проблемы, испанская трусость, неэффективная схема Йерро, удача в нужные моменты, крутейший Акинфеев. Это не делает игроков менее героями, а результат – менее заслуженным, просто с героями в поле и эффективной тактикой Россия сыграла бы еще лучше.

8. Давайте прикинем, как складывались бы события с привычным планом Черчесова. Схема 4-2-3-1, которая без мяча трансформируется в 4-4-2.

Смогла ли бы Россия также перекрыть центр поля и направлять атаки Испании на фланг? Да, это удавалось в каждом матче группы. Причем, вероятно, реже возникали бы ситуации в 2-в-1 в пользу Испании на флангах. Испания все так же помогала бы нам стерильным владением.

Стали бы контратаки России острее? Безусловно. Привычный вариант дает нападающему намного больше поддержки.

Что потеряла бы Россия без лишнего центрального защитника? В большинстве эпизодов центральные защитники были в ситуации 3-в-1 против Диего Косты. Один центральный защитник был лишним, особенно учитывая, что Россия не разыгрывала мяч в короткий пас (как другие команды, которые играли с Испанией по схожей схеме).

Это лишь моя субъективная теория, но 5-4-1 создали России лишние проблемы, которые привычный план Черчесова решил бы. Возможно, появились бы другие, но вряд ли в таком количестве как с 5-4-1.

9. Еще одна большая проблема России – оборона при стандартах. К стандартам – в атаке это сильная сторона Испании – Россия не подготовилась.

Дело не только в пропущенном таким образом голе. Весь матч возникали проблемы. Россия использовала персональную опеку и допустила 7 ударов после стандартов (Россия всего за матч нанесла 7 ударов). Из-за явных проблем после основного времени Илья Кутепов и Сергей Игнашевич поменялись опекаемыми игроками (Серхио Рамосом и Жераром Пике), но даже это несильно помогло. Проблема была в системе опеки, которой испанцы легко манипулировали.

10. Как же я рад за Игоря Акинфеева. Он классный вратарь – это очевидно всем, кто регулярно смотрит футбол и хотя бы чуть-чуть объективен. Но был большой риск, что доминирующим фактом его карьеры и первой ассоциацией с ним станет та нелепая серия в Лиги чемпионов. Он отчаянно нуждался в ярком позитивном моменте.

Теперь Акинфеев вратарь, который вытащил Россию против Испании и в одной только серии пенальти сделал столько же сейвов, сколько Де Хеа за весь турнир. Кстати, фанаты странных серий Игоря могут теперь считать, сколько минут он не пропускает на ЧМ с игры. На данный момент – около 360 (4 матча).

11. Марио Фернандес – лучший игрок России и лучший правый защитник турнира. Очередной невероятный перфоманс.

Фернандес просто непроходим в обороне, потому что сочетает отличное чтение игры с умением доигрывать игроков до конца. Фернандес не теряется даже в ситуациях, когда оказывается против двух соперников, всегда перекрывая более опасный вариант. Фернандес покрывает невероятно большую зону. Даже в матче, где на его фланг давили, он умудрился стать самым вовлеченным в атаки игроком сборной России. Он отдал в два раза больше передач, чем кто-либо другой.

12.  Илья Кутепов – для человека, от которого почему-то (ладно, мы знаем почему) в каждом матче ждут косяка, он проводит выдающийся турнир. Матч против Испании стал лучшим для него (наверное, за всю жизнь). Илья помогал Фернандесу сдерживать левый фланг Испании, который они традиционно перегружают. Показал невероятное чтение игры и справился превосходно.

13. Владимир Гранат вышел на 45-й минуте и отыграл 75 минут. За это время он отдал 5 передач. Ни одной точной.

В матчах, где одна команда так явно отдает мяч другой, такие вещи случаются. Это даже не делает перфоманс Граната провальным, но все равно очень забавно.

14. Испания тоже плохо обороняется при стандартах. В эпоху Йерро/Лопетеги они пропустили таким образом 8 из 18 мячей. Еще три с пенальти. Пенальти, как это было с Россией, часто приходили после стандартов.

Такая уязвимость делала решение Йерро вернуться к схеме 4-2-3-1 и перекату мяча еще более странным. Чемпионская Испания могла играть в скучный контроль, именно потому что подобные проблемы не лишали их контроля. Лопетеги не решил проблему стандартов, но хотя бы ее понимал и не делал стилистических глупостей. Йерро проблему просто проигнорировал.

15. Еще одно важное отличие этих команд – опорная зона. У той Испании играли Бускетс и Хаби Алонсо. Сейчас партнером Бускетса стал Коке.  Коке – очень разнообразный игрок, показывающий хороший уровень как в стиле сборной Испании, так и в противоположной манере «Атлетико», но для роли Алонсо он не пригоден.

В одном из матчей при Лопетеги Испания сыграла без Бускетса. Его роль доверили Саулю. После игры он поделился ощущениями: «Бускетс пасует тебе мяч так, что у тебя всегда есть время на принятие следующего решения. Если он пасует назад, то сразу открывается, чтобы ты мог вернуть ему мяч. Если он пасует вперед, то видит, что ты свободен и можешь развернуться с мячом. Это невероятно трудно и интеллектуально изматывающая работа».

У Бускетса все это получается естественным образом. У Коке достаточно хороший пас, но описанного навыка нету. Поэтому, когда Россия перекрыла Бускетса (с ним всегда был Дзюба или Смолов), темп игры Испании стал чудовищно низким.

16. Ура: 10 минут моего нытья закончились (надеюсь, было конструктивно и интересно). Ура: Россия в четвертьфинале ЧМ. Ура: Испанию наказали за попытки вернуться к мерзкому перекату мяча. Ура: все описанные в тексте проблемы России решаемы, а Черчесов отлично знаком с лучшим решением.

Марио Фернандес благодарен России за покой. В Бразилии он был в депрессии

Россия – офигенная!

Фото: РИА Новости/Владимир Песня, Алексей Куденко, Алексей Филиппов; REUTERS/Albert Gea; РИА Новости/Виталий Белоусов; REUTERS/Carl Recine

развернуть
Очередная подборка юморных высказываний, картинок и комментариев из социальных сетей и других частей интернета.

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Это сообщение отредактировал vasek005 - 29.09.2017 - 09:00

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
..

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Это сообщение отредактировал vasek005 - 29.09.2017 - 09:02

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 29.09.2017
развернуть
Представьте себе, что Вы подходите к метро, чтобы поехать домой и там расслабиться.

Вы решили покурить или попить минералки перед спуском в подземку, и тут вдруг на Вас нападает ватага обдолбанных малолеток, вырывают из рук телефон, сумку с документами и деньгами, сбивая Вас подло с ног со спины, по-шакальи.

Ублюдки, версия 2017
Если Вам повезло, то вы ловите одного ублюдка за шкирку, но остальное стадо Вас либо пинает, либо потчует газом в центр морды лица.

Многие скажут, что это типа дети, пиздить их нехорошо да и вообще нельзя, но это говорят те, чьих жен, дочек и их самих это стадо ни разу не заставляло задуматься о самосуде.

Многие из нас часто говорят, что «типа детей» трогать нельзя, но при этом мы забываем, что именно малолетние ублюдки умудряются своими стаями грабить, насиловать и убивать людей.

А учитывая то, что всякие АУЕ и прочее набирает рост на периферии, может стоит поднять вопрос о снижении возраста субъекта (наступление уголовной ответственности)?

Это я к чему? Да так, часто в последнее время ублюдки малолетние становятся больно умными, типа «я не субъект» и всё. Может пора пойти по Сталинскому пути и ввести уголовную ответственность с 14-ти лет по тяжким, а по кражам с 12-ти или меньше?

Можете плевать мне в спину, но малолеток в залете у нас почти столько же, как после войны, это мое личное наблюдение.
развернуть

Виталий Суворов – о поражении, которое невозможно забыть.

За те пятнадцать лет, что я активно слежу за спортом, у одних только российских клубов было столько жутких провалов в Европе, что я давно слетел бы с катушек, если бы принимал каждое поражение слишком близко к сердцу. Прибавьте к этому постоянно лажающий «Ливерпуль», вечных неудачников «Буллс», проклятых после ухода Джордана, тысячи говнокоманд, выступавших под видом сборной России в последние двадцать лет, а также тот факт, что каждый раз, когда я выбираю себе команду/персонажа в каком-нибудь новом для меня виде спорта, эти ребята моментально закидываются допингом (Шарапова, Армстронг), рвут кресты (Рубио, Роуз) или попадаются с толпой проституток в каком-нибудь баре (остальные 3846 человек).

Значит ли это, что я давно привык к поражениям и не пытаюсь вскрыть себе мозг всякий раз, когда что-то идет не так? Ну, конечно же, нет. Проигрывать – хреново. Привыкнуть к этому – невозможно.

Но главное: рано или поздно в жизни каждого человека наступает поворотный момент – матч, который не только бьет вас в самое сердце, но и ломает все, во что вы верили, вырывает вам душу и по крайней мере на какое-то время вообще отбивает желание смотреть какой-либо спорт.

Как отличить обычное поражение от того, которое будет преследовать вас всю жизнь?

Что ж, вот вам шесть главных признаков матча кошмаров:

А) Вы точно помните, где и при каких обстоятельствах смотрели эту игру, и до сих пор можете перенестись в прошлое и описать, что делали и вы, и игроки на протяжении всего матча.

Б) Проигравшая команда – набор футболистов, конкретное поколение – действительно значила для вас многое. Возможно, дело было в легендарном игроке, за которым вы следили с детства, или в тренере, в которого по-настоящему верили, или в долгом, тяжелом сезоне, который просто не мог закончиться плохо... и все же закончился.

В) Вы ходили по городу, как лунатик, как минимум, несколько дней после игры, пытаясь отмотать время назад и задаваясь вопросами в стиле «Что, если бы...?», как будто стали свидетелем жестокого убийства или еще чего-нибудь в этом духе.

Г) Как-то раз вы решили пересмотреть хайлайты того матча, но тут же осознали, что это слишком больно, и поклялись себе никогда больше этого не делать. Все равно, что пережить автокатастрофу, а затем увидеть на YouTube запись со своего видеорегистратора.

Д) Возможно, главный пункт списка: это поражение было настолько жестоким (неожиданным, драматичным или автогол-на-последней-секунде-безумным), что даже фанаты победившей команды не пытались задеть вас после игры, а, наоборот, открыто вам сочувствовали и перекидывались фразами в духе «Мать твою!» и «Поверить не могу, что это действительно произошло».

И наконец...

Е) В следующие несколько недель вы действительно подумывали о том, чтобы послать все на хрен и забить на футбол.

За всю мою жизнь я видел около десяти матчей, про которые можно было бы сказать нечто подобное: полуфинал «Ливерпуля» и «Челси» с убийственным автоголом Риисе на последней минуте (пункты под номерами А и В), шоу Зидана в 2006-м (А и Б), трешка Рэй-Рэя и коллапс «Сан-Антонио» в шестой и седьмой играх финала 2013-го (А и Г), ночной кошмар сборной России с Японией в 2002-м (А, В, Г), наркотические 4:4 с «Челси» в тот год, когда к ним пришел Хиддинк (А, Б и В... и я бы добавил Г, если бы тот матч не вышел НАСТОЛЬКО крутым), идиотское поражение от Израиля в 2007-м (А, Б, В, Г), идиотское поражение от Греции в 2012-м (А, Б, В, Г), падение Джеррарда в 2014-м (А, Б, В, Г) и последовавшее за ним самоуничтожение в игре с «Кристал Пэлас», которое подобралось максимально близко к тому, чтобы собрать полный комплект (А, Б, В, Г, Д).

И все же я никогда не думал о том, чтобы забить на футбол в принципе… до того самого момента, пока не случилось это.

Чуть ниже – 6 причин, почему ничего хуже матча сборной России в Словении я не видел никогда в жизни.

Мы не верили, что это действительно может произойти

Для начала: даже если бы в истории сборной России не было ни матча с Англией, ни Евро-2008, ни прочего волшебства, поражение в Мариборе все равно было бы полным отстоем. Но на таком фоне? С подобным бэкграундом? О, это был уже совсем другой уровень. Все равно что играть в «Барселоне» и зажигать на чемпионате мира с Бразилией, а затем оказаться на одном поле с Рамзаном Кадыровым в товарищеском матче в Грозном. Вот что это было.

Никогда не забуду, как накануне матча с Германией в «Лужниках» редакторы Championat.ru попросили меня позвонить Станиславу Черчесову (который тогда еще не успел окончательно двинуться и возомнить себя посланником бога на земле) и закидать его вопросами о том, почему немцы проигрывают нам чуть ли не в каждой линии.

Решил ли я, что все вокруг сошли с ума?

Неа. Даже не близко.

На экваторе 2009-го Россия впервые влетела в шестерку рейтинга сборных FIFA и приземлилась там выше Англии, Португалии, Хорватии, Франции и Аргентины. Аршавин, который за полгода до этого разорвал «Ливерпуль», теперь регулярно снимался в рекламах Nike и Pepsi с игроками калибра Лэмпарда, а осенью получил вторую номинацию на «Золотой мяч». «Зенит», собравший почти всех лидеров сборной, готовился к приезду Лучано Спаллетти. Роман Павлюченко еще боролся за место в нападении «Тоттенхэма», Юрий Жирков показывал отличный футбол в ЦСКА и вел переговоры с «Челси», а на финише лета в Европу переехали еще и Погребняк с Билялетдиновым.

В конечном итоге, расклад перед матчем с Германией был примерно таким: а) Рене Адлер против Игоря Акинфеева, который вот-вот заменит ван дер Сара в «МЮ»; б) пока еще никому неизвестный Озил против пикового Аршавина; в) 34-летний Баллак и Хитцельшпергер из «Штутгарта» против мощнейшей полузащиты с Денисовым, Семаком, Зыряновым и Семшовым, а также г) тотально недооцененный Лам, о котором по-настоящему заговорили, только когда Гвардиола передвинул его в полузащиту, против абсурдно-блистательного Быстрова, положившего шесть голов в шести первых матчах в «Зените».

(А ведь еще был Дзагоев, который хоть и не попал в состав на матч с немцами, но подорвал РФПЛ с такой силой, что мы сразу же увидели в нем будущее России и вообще ни о чем не парились.)

Видит бог, все это выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдой – и даже после поражения от Германии в России не было ни одного человека, который мог бы представить, что мы вообще пролетим мимо ЮАР. 

Вот как заканчивался текст Sports.ru после игры в «Лужниках»: «Запал, страсть, уверенность в себе, солидность – отличительные признаки сборной Хиддинка. И в радости, и в горе они с ней. И если сборная России действительно та, за кого она себя выдает последние пару лет, ей по плечу любой соперник из тех, что окажутся при жеребьевке стыкового раунда».

Кто знал, что уже через пару недель мы будем думать совсем по-другому.

Мы утратили связь со сборной

По чудесному совпадению эра Хиддинка захватила не только коллективный взлет ключевых игроков сборной России, но и пик местных спортивных медиа: во-первых, у нас появилось сразу несколько блоговых площадок вроде «Трибуны» Sports.ru, Rusfan и Bobsoccer, во-вторых «Спорт-Экспресс» и «Советский спорт» еще не отправились прямиком в ад и выдавали по несколько достойных репортажей/текстов о сборной в неделю, в-третьих, на полную мощь заработал журнал PROспорт, в котором регулярно появлялись большие и классные интервью с местными игроками, ну и в-четвертых, Василий Уткин собрал сильнейшую команду репортеров в «Футбольном Клубе» (Чегодаев, Журавель, Пупшев и остальные) и пережил несколько абсолютно праймовых сезонов – и как телеведущий, и как комментатор, и как колумнист.

Все это привело к тому, что при Гусе о сборной России говорили буквально повсюду – и делали это предельно бодро и ярко, чего не случалось с командой ни до Хиддинка (потому что у нас просто не было столько площадок, возможностей и таланта, а еще потому что ни одна сборная не была такой же открытой, как сборная Гуса), ни после него (потому что сначала Адвокат включил режим контрол-фрика и приковал всех игроков наручниками к батарее, а затем всем стало настолько плевать на эту команду, что о ней просто никто не хотел говорить).

В результате к тому моменту, как парни подошли к финалу отборочного турнира на чемпионат мира в ЮАР, между фанатами и командой образовалась такая мощная связь, что мы не только забивали стадионы даже на матчи с посредственными соперниками, но и караулили игроков у отелей, читали о них все, что только можно было найти, и действительно относились к ним почти как к супергероям.

Мое любимое воспоминание? Осенью 2008-го сборная устроила открытую тренировку на стадионе «Динамо» накануне матча с Финляндией, в котором Аршавин забил выдающийся гол после прохода сквозь Хююппя и еще кого-то из защитников финнов – возможно, самый изящный гол Андрея из тех, что не особенно врезались нам в память из-за статуса матча. О том, что сборная высадится в районе «Динамо», мы с корешем узнали минут за тридцать до начала тренировки, листая новости на другом конце города, – и есть подозрение, что так быстро я не бегал еще никогда в жизни.

Лучше всего я тогда запомнил три вещи:

1) Впечатляющую толпу, которая прикатила на стадион на экваторе рабочего дня в совершенно чудовищную погоду – и при этом выглядела настолько счастливой, насколько это вообще возможно.

2) Фристайл от Аршавина, который развлекался с мячом на дальней стороне поля и показывал все более и более сложные финты в зависимости от громкости, с которой трибуны скандировали его имя. Все это время Хиддинк стоял где-то неподалеку, изредка поглядывая то на фанатов, то на Андрея, и ухмылялся так же, как обычно ухмыляются гордые папаши, когда их сын толкает речь на вручении диплома или подкатывает к какой-нибудь красотке в баре. Не могу представить, чтобы нечто подобное произошло в команда Ярцева, Адвоката или Черчесова. Просто без шансов. 

3) Блестящую игру Александра Бородюка в двусторонке, когда ему пришлось заменить кого-то из травмированных защитников сборной. Продолжалось все это чуть больше десяти минут, но даже за это время Бородюк успел, как минимум, трижды прокинуть парням мяч между ног, положить гол и заставить фанатов кричать его имя на протяжении трех-четырех минут. (И раз уж мы заговорили о Бородюке: что мне особенно нравилось в той команде, так это отношения внутри тренерского штаба и химия между Гусом, Бородюком и Корнеевым, которую можно было почувствовать даже с трибун. Никогда не поверю, что Хиддинк не натаскивал Бородюка на свое место в сборной. Мое мнение? Именно это и должно было произойти.)

Следить за той командой было по-настоящему весело еще и потому, что парни не только показывали классный футбол, но и постоянно генерировали вокруг себя кучу отличных историй и эпизодов, которые поднимали их все выше и выше в глазах болельщиков. Хиддинк регулярно привозил игроков в детские больницы и хосписы, появлялся на тренировках женской сборной России, чтобы привлечь к ней хоть какое-нибудь внимание, прогуливался по городу в апельсиновых брюках, катался на велосипеде в австрийском лагере сборной и общался более или менее со всеми, кто пытался с ним заговорить.

Одна из самых недооцененных забытых историй о Хиддинке? Когда на прощальном ужине после Евро-2008 Виталий Мутко дошел до вручения медалей и потянулся к Гусу, голландец удивился, остановил его и попросил начать с капитана, игроков и тренерского штаба – и только в конце вернуться к нему. Поставьте на его место Черчесова, и он не только вырвал бы медаль первым, но и послал бы всех вокруг нах**, посадил бы рядом с собой Габулова, а потом попросил бы скинуться ему на часы с собственным портретом на циферблате.

Само собой, подобные трюки Хиддинка были главной причиной, почему впервые за последние двадцать лет сборную действительно обожали – до такой степени, что повторы матчей Евро-2008 транслировали в новогоднюю ночь, а в Москве устраивали аншлаги даже на играх против команд вроде Азербайджана, что было совершенно немыслимым еще за несколько лет до этого. Но штука была еще и в том, что никогда прежде сами игроки не выглядели настолько расслабленно-мотивированными, умиротворенно-профессиональными и просто счастливыми (лучше всего Эффект Гуса тогда описал Андрей Аршавин: «Суть командной атмосферы при Хиддинке – огромное желание каждого игрока быть в команде. Причем независимо от того, выходит он в основе или остается в запасе». И ведь это действительно было так).

Так что да, проигрывать в Мариборе было бы больно в любом случае. Но проигрывать, зная, что этот матч перечеркнет все, что происходило с командой в предыдущие два-три года... в общем, дайте-ка мне пару минут, чтобы принять успокоительное, и мы перейдем к следующему пункту. 

Мы потеряли первого и последнего тренера, который действительно мог все изменить

Разумеется, сила Хиддинка была не только в умении правильно расставлять футболистов на поле и промывать им мозги фразами в стиле «Я точно знаю, что у вас будут как минимум три шанса забить. Делайте все, как я скажу, и мы победим» или «Я не собираюсь следить за вами и контролировать вас. Вы – взрослые профессионалы и должны сами решать, как себя вести», или даже «Да, я клянусь, что вы больше никогда не увидите на поле Адамова». Сила Гуса заключалась еще и в том, что он был первым и последним на данный момент тренером сборной России, который не просто считал себя боссом, а действительно был им – в отличие от Черчесова или Капелло, которые хоть и считали/считают себя стальными диктаторами, в реальности не могли выбить зарплату даже из таких хлюпиков, как Толстых, и пользовались таким авторитетом среди игроков, что те пародировали их усы в инстаграме.

Хиддинк легко мог бы включить режим Джордана или Кобе и уже в 2007-м выдать спич в духе «Я работал с Раулем в «Реале» и Бергкампом в сборной Голландии, а вот этот мужик (обращаясь к Саенко) выглядит так, будто через несколько лет будет валяться в лесу с топором и бутылкой портвейна. Так что заткнулись все, и слушаем меня». Вместо этого Гус виртуозно собрал команду вокруг себя и атаковал не тех, кто находился внутри этой компашки, а тех, кто крутился вокруг сборной целыми днями, творил всякую хренотень и, как дементор, высасывал жизнь не только из игроков, но и из всех, кто следил за сборной на расстоянии.

Для начала Гус ошалел от средневекового лагеря, спрятанного где-то в подмосковных лесах, и перевез команду в поблескивающие отели, что было совершенно уморительным, если представить, как тогда вытянулись лица всяких нытиков типа Михаила Гершковича или еще кого в этом роде, которые и мечтать не могли о такой власти. Затем он ввел в сборной тотальную демократию, оградил игроков от нападок со стороны экспертов и прессы и поставил на место вообще всех, кто не имел прямого отношения к делу: перед матчем с Эстонией в 2006-м он вышвырнул из раздевалки Мутко, который тогда еще не успел почувствовать себя непотопляемым и побаивался Гуса примерно так же, как продажные полицейские побаиваются мафиози, а накануне товарищеского матча с Голландией в Амстердаме продвинулся еще чуть выше по комедийной шкале, когда попросил Никиту Симоняна не мешать игрокам за обедом и отправил того заседать в другой зал.

(И кстати говоря: если вы когда-нибудь соберете машину времени и захотите увидеть две этих сцены своими глазами, просто знайте, что я готов пойти на любые траты, чтобы присоединиться к вам в этой поездке. Серьезно, имейте это в виду).

Ну и, конечно, как человеку, который работал не столько с РФС, сколько лично с Абрамовичем, Хиддинку были совершенно до лампочки любые закидоны местных чиновников. Когда на конференции РФС Гус представил пирамиду сборных по аналогии с той, что существовала в Голландии, а затем увидел, что на нее наплевали более или менее все губернаторы, с которыми он лично встречался в Казани, Саранске, Екатеринбурге и Краснодаре, он просто сосредоточился на первой команде и укатил обратно в Европу: потому что зачем ему тратить время в России в перерывах между играми сборной, если все, о чем его просит Союз, – это устраивать бесконечные пресс-конференции, помогая Мутко продвигаться все выше и выше по политической лестнице, и заказывать не три, а один капучино за раз, пока ребята из РФС окончательно не удавились от жадности.

Конечно, у такого подхода были и плюсы, и минусы. Плюсы: и фанаты, и футболисты, безусловно, видели в Хиддинка лидера, который делает только то, что считает нужным, и ни под кого не подстраивается – и следовали за ним, даже несмотря на то, что Гус не пытался закрывать их в отелях, хамить репортерам на пресс-конференциях или просто вести себя как говнюк. Минусы: в какой-то момент раздолбайство чиновников ожидаемо достало даже его – и, учитывая, сколько свободного времени появилось у Гуса после того, как все окончательно забили на его предложения и программы по устройству молодежного футбола в России, он предсказуемо загрустил и расслабился. Дошло даже того, что Хиддинк сам набирал номер Сергея Капкова и просил того позвать его в ресторан – просто для того, чтобы заняться хоть чем-то.

Лучшая история о меланхолии Гуса в России? Как-то раз Капков попросил его прийти на премию «Русского радио» в Кремле. Хиддинк легко согласился: все это время он практически не вылезал из отеля «Хайятт», в котором давно обошел все углы, и дико хотел почувствовать себя в России своим (иначе говоря: для полного комплекта не хватало только 19-летней Скарлет Йоханссон, шлюхи-мошенницы в номере и рекламы бурбона). За пару часов до выхода Гус облачился в костюм, его жена надела шикарное вечернее платье, и когда время пришло, они отправились в Кремль. Вот только на месте выяснилось, что их машины даже не было в списках.

«Его попросили пройти в автобус к артистам, который провезет всех внутрь, – рассказывал потом Капков. – Он спокойно вышел, зашел в автобус, а автобус двадцать минут ждет, когда дадут команду ехать. В итоге, он с женой вышел и пошел обратно в гостиницу. Посмеялся над собой: вот типа я старый тщеславный мудак, полез в Кремле выступить. Ну и опять сел в «Хайятт»: пить шампанское и курить».

В конце концов, тотальный расслабон Гуса, ревность Мутко, идиотизм русских менеджеров и чиновников, не способных задействовать приглашенную суперзвезду на полную мощь, а также последовавшее за всем этим финальное поражение в Мариборе привели к тому, что Россия не только не выжала из Хиддинка и треть того, что он мог предложить, но и потеряла единственного тренера в истории сборной, который – если бы его хоть кто-нибудь слушал – действительно мог повести всех вперед и изменить бессмысленную футбольную систему России к лучшему.

Мы посмотрели классический матч сборной России до/после Хиддинка

Вы знаете, как это бывает.

Разбивающиеся о дебильный шум барабанов кричалки, которые должны гнать команду вперед...

Бесконечная перепасовка центральных защитников...

Одна атака заканчивается неудачным ударом, вторая – неуклюжим навесом куда-то в район углового флажка...

Тревожный голос Виктор Гусева...

Игроки ошибаются...

Тренер разводит на бровке руками...

Шум барабанов все громче, камера выхватывает растерянное лицо Игнашевича...

Обрез в обороне...

На этот раз пронесло, но Акинфеев вопит на кого-то как сумасшедший...

Прошло только двадцать минут, может, тридцать, и мы все еще убеждаем себя, что все закончится хорошо...

Но ничего не меняется.

Парни играют так, будто к их ногам привязан рояль...

Кто-то поскальзывается...

Ни легкости, ни фантазии, никому не везет...

Одна контратака накрывает нас за другой...

И вот они забивают.

Березуцкий бредет по штрафной, опустив голову, Игнашевич смотрит куда-то в небо и вытирает футболкой пот...

Мы все еще верим, что победа возможна...

Вот только тучи никуда не уходят...

И мы смотрели этот фильм столько раз, что давно знаем финал.

Не знаю, как вы, но за последние пятнадцать лет я не видел ничего более безнадежного, мрачного – и да, узнаваемого – чем классический матч сборной России. Они всегда заканчиваются одинаково. Всегда проходят по одному и тому же сценарию. С тем же звуком, светом и лицами. И вам действительно достаточно посмотреть первые двадцать минут, чтобы понять: время пришло, это тот самый день. Все равно что включить какой-нибудь русский фильм и увидеть продакт-плейсмент Nescafe или «Билайна» в первом же кадре. Вам необязательно смотреть дальше. Вы уже знаете, чем все закончится. 

Не то чтобы до Марибора с Гусом не случалось ничего подобного – в конце концов, в том же Израиле мы облажались не меньше. Но все же при Хиддинке такие игры и правда были скорее случайностью, чудаковатой ошибкой системы – и чего мы точно не ждали, так это воскрешения классики в самом важном матче сезона. Смотреть игру в Мариборе было сложно, мучительно. Как и в любом классическом матче матче сборной России, это поражение было одновременно необъяснимым и объясняющим все. Но что хуже всего, уверенная игра парней на протяжении первых восьмидесяти минут в «Лужниках» в очередной раз сбила всех с толку – и даже когда мы пропустили за пять минут до конца, никто на стадионе не сомневался, что в Словении все будет отлично.

(Ну и, конечно, мы не могли обойтись без идиотской традиции винить во всем какое-нибудь закулисное зло, так что уже через пару часов по соцсетям разлетались тексты о том, что в Акинфеева швырнули чуть ли не дагестанским кинжалом и FIFA вот-вот спродюсирует для нас переигровку. Ага). 

До сих пор помню, как сразу после игры мне позвонил кореш, и минут сорок мы просто молчали, как будто у одного из нас только что нашли венерическое заболевание. Наконец, стрелка часов перевалила за три, мы зашли на сайт «Спорт-Экспресса» и зачем-то перечитали все, что только что видели своими глазами. «Я понимаю, что это не сон, – сказал тогда я. – Но все еще не верю, что это на самом деле произошло».

Прошло уже больше девяти лет с того момента, а я по-прежнему чувствую себя точно так же.

Мы потеряли Андрея Аршавина

В жизни любого публичного человека случаются матчи/фильмы/альбомы, которые моментально подбрасывают его на новый уровень (Кэмерон Диас в «Маске», Бэйл против «Интера», Appetite For Destruction от Guns N’Roses, Мэтт Дэймон в «Умнице Уиле Хантинге», Левандовски против «Реала» и тот эпизод «Игры престолов», в котором Эмилия Кларк впервые появилась на экране голой). Точно так же один-единственный неудачный момент или решение могут нанести их карьерам такие пробоины, что только самые сильные из них вернутся туда, откуда упали (Филимонов в 1999-м, Быков и «Спящие», интервью Джимми Фэллона с Трампом, переход Торреса в «Челси», а также неловкий стояк в тот момент, когда в твоем номере оказались Пэлтроу и Джоли).

Матч в Словении стал таким моментом сразу для двух людей, по которым еще недавно все сходили с ума: Хиддинка и Аршавина. Учитывая возраст Гуса, в его случае все это, конечно, прошло чуть менее болезненно – хотя и у него не было ни одного удачного проекта после сборной России.

(Что было особенно обидно, так это с каким удовольствием набросились на Хиддинка все эти говенные недоэксперты вроде Мостового или Степашина, которые тут же начали выдвигать в сборную несуществующих русских тренеров и пинать Гуса целыми днями. Смотреть за этим было просто отвратительно).

В случае с Аршавиным? Это был полный кошмар.

Россия-2008/09 была не просто отличной командой – это была его команда, которая подстраивалась под него и зависела от Андрея точно так же, как успешное шоу зависит от своих продюсеров. Ни в «Зените», ни тем более в «Арсенале» у Аршавина никогда не было столько власти, ответственности и влияния; даже в Санкт-Петербурге эту власть приходилось делить либо с Радимовым, либо с Тимощуком, либо с прочими местными звездами. Хиддинк давал Андрею практически неограниченную свободу. Лучший пример? Полумифическая сцена в раздевалке сборной за пару минут до матча с Голландией, когда Аршавин собрал игроков после установки Гуса и сказал: «Не бойтесь и пасуйте на меня. Я все сделаю».

Конечно, поражение в Мариборе было коллективным провалом, но, в первую очередь, это было личным провалом Андрея – просто потому что нет никакого смысла раскатывать финнов или сочинять гениальные ассисты против валлийцев, если ты пропадаешь в решающем матче сезона. Аршавин прекрасно все понимал. Это был его последний шанс сыграть на чемпионате мира в статусе полноценной звезды и лидера по-настоящему сильной команды – и вместо того, чтобы заискриться в самый важный момент, он просто исчез.

В конечном счете, нет ничего удивительного в том, что игра в Мариборе ударила по нему сильнее, чем по любому другому игроку сборной. Чем чаще тебе говорят, как ты хорош, тем сложнее принимать поражения и видеть, как люди вокруг вдруг начинают в тебе сомневаться. И самое страшное: как начинаешь сомневаться в себе даже ты.

«Погодите-ка... а что, если я... не так уж и крут?»

Не знаю, о чем думал Аршавин в последние минуты игры. Но знаю, что сразу после нее он опустил глаза в пол, улетел в Лондон и никогда больше не был прежним.

Это был поворотный момент в истории российского футбола

Как я уже говорил, Хиддинк был единственным тренером за последние двадцать лет, при котором сборную России действительно обожали. И в этом плане матч в Мариборе не только откатил нас назад, но и сделал все в тысячу раз хуже. 

Проще говоря, история сборной поделилась на три этапа.

Этап 1: мы знаем, что эти ребята ничего не выиграют, расстраиваемся после каждого поражения, но все же никогда не называем их говнюками и – в худшем случае – сочиняем про них безобидные анекдоты.

Этап 2: мы обожаем эту команду, обожаем ее тренера и искренне верим, что дальше будет только лучше.

Этап 3: мы считаем игроков зажравшимися миллионерами, которым плевать на все, кроме денег, разносим футболистов и тренеров целыми днями, смотрим «Человек и закон» и медленно охреневаем от всего происходящего.

Можно ли нас в этом винить? В какой-то степени – да. В конце концов, наши ожидания и правда были только нашей проблемой. Но правда и в том, что поражение в Мариборе стало поворотным моментом в истории российского футбола: супергерои – или те, кого мы ими считали – снова превратились в законченных неудачников, на место винтажного, плюшевого Виталия Мутко пришли экстрасенсы и магические шары полоумного Сергея Фурсенко, Гус улетел зализывать раны в Турцию, Аршавин свалился с карьерного пика и полетел вниз, поколение Евро-2008 сменилось игроками, которые не интересуют вообще никого, а тотальный облом на Евро-2012 окончательно прибил все, что когда-то построил Хиддинк – и отбросил нас так далеко, что мы до сих пор не можем прийти в себя.

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов, Петр Чернов, Илья Питалев, Антон Денисов (4,7), Владимир Федоренко; rfs.ru (6,8); Gettyimages.ru/Clive Mason; a href=»http://globallookpress.com»>globallookpress.com/Alexander Wilf, Igor Kritskiy; REUTERS/Mikhail Voskresensky, Srdjan Zivulovic, Sergei Karpukhin; globallookpress.com/Anton Belitsky

развернуть
Очередная подборка юморных высказываний, картинок и комментариев из социальных сетей и других частей интернета.

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
....

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
...

Смешные комментарии из социальных сетей 15.12.2017
развернуть