Житель населенного пункта Тарасовка Пушкинского района Артемий Челюбеев 16 августа совершил настоящий подвиг. Он спас двух тонувших детей — мальчика и девочку пяти-семи лет, которые упали в воду.

«Сидели у брата, пили чай. И прибежал его сынишка — они играли там, как я понял, на речке. Ну это недалеко от того места, где я был, метров 300. Он прибежал, эмоционально стал кричать, что тонут дети, быстрее, быстрее. Я подорвался, ничего не думая побежал. Сказал ему: „Беги, я за тобой“», — вспомнил Артемий события того дня.

Он рассказал, что, прибежав на место происшествия, попросил племянника хотя бы примерно показать, где именно дети ушли под воду.

«Он ткнул пальцем в ту сторону, я прыгаю под воду, открываю глаза, чтобы увидеть, и достаю со дна девочку. Увидел просто силуэт. Плыву с ней к мосту, кладу на мост. Дети говорят: „Здесь еще мальчик есть“. Я говорю: „Где хоть примерно покажи“ — потому что там трава везде, вода мутная, ничего не видно особо», — описал происходящее Челюбеев.

Когда он вытащил девочку, на берегу уже находились местные девушки, которые прибежали на зов детей. Они сразу стали откачивать малышку, пытаясь привести ее в сознание и заставить дышать. Сам Артемий в это время нырнул за мальчиком.

«Его долго не мог найти, секунд, наверное, 15. Достал мальчика, доплыл туда, где достаю дна, вниз головой его опустил на живот, на плечо и вверх-вниз растряс его», — рассказал он.

Дети пробыли под водой довольно долго. Племянник Артемия рассказал ему, что оставшиеся на берегу дети сперва пытались вытащить их самостоятельно, «палку им совали, чтобы они схватились». И лишь поняв, что малыши не смогут выбраться самостоятельно, они побежали за взрослыми.

«На тот момент, когда мы их реанимировали, родителей еще не было. Они прибежали, когда дети пришли в себя. Они все были в шоке. Говорили слова благодарности: „Спасибо, спасибо“. Мать или сестра, не знаю, кто это был, стояла на коленях. Говорила: „Свечки буду ставить в церкви, огромное спасибо“», — вспомнил Артемий.

Героический поступок Артемия не остался без внимания. Глава сельского поселения Тарасовка заявила, что мужчине будет вручена награда как от МЧС, так и от местной администрации.

«МЧС планирует вручить почетную грамоту, если не ошибаюсь, а мы подарок ему готовим», — сообщила она. «Награждать будем в торжественной обстановке — на мероприятии, посвященном празднованию годовщины села Тарасовка. Грамота от начальника главного управления МЧС по Московской области — это высокая награда, не всем ее дают. Обычно в таких случаях вручается грамота или медаль за спасение погибавших», — рассказал «360» начальник Пушкинского пожарно-спасательного гарнизона Александр Поляков.

Сам мужчина не считает свой поступок чем-то особенным. Он уверен, что на его месте так поступил бы каждый человек.

«Я думаю, каждый бы так сделал. Я не вижу в этом ничего такого сверхъестественного, это просто человеческий, ну фактор какой-то, я не знаю», — заявил он.
via



Спас детей, но героем себя не считает. Житель Подмосковья достал со дна реки двух малышей
развернуть
Отца Мары Багдасарян лишили российского гражданства

Девушка назвала ситуацию беспределом и добавила, что её отец жил и работал в стране на протяжении 30 лет.

Стритрейсерша Мара Багдасарян сообщила, что её отца лишили гражданства РФ по решению Федеральной миграционной службы после проведения проверки. Об инциденте она рассказала в "Инстаграме".

Девушка приложила копию своей жалобы и заявила, что происходящее с отцом "переходит любые рамки писаных и неписаных законов". Она обратила внимание на то, что с ним никто не связался и не уведомил должным образом. По её словам, письмо с уведомлением стало полной неожиданностью для её семьи.

— В один день, в один момент человека лишили всех документов... Он просто не может никуда выйти из дома... Не может ничего, — написала она.

Мара назвала ситуацию беспределом и добавила, что её отец жил и работал в России на протяжении 30 лет. Она также вспомнила, что в августе этого года с ней якобы произошёл "аналогичный случай беспредела", когда она попыталась записаться в автошколу для получения прав. Тогда, по её словам, все справки и медицинские заключения были аннулированы без её ведома.

— Расцениваем эти факты как преследование нашей семьи, — сообщается в тексте документа.

источник

Отца Мары Багдасарян лишили российского гражданства
развернуть
В 12 часов телефонный звонок: «Приезжайте, пожалуйста, в гинекологическое отделение поселковой больницы. Женщине вскрыли живот и не знаем, что делать дальше».

Приезжаю, захожу в операционную. Сразу же узнаю, что лидер этого отделения, опытная заведующая, в трудовом отпуске. Оперируют ее ученицы. Брюшная полость вскрыта небольшим поперечным разрезом. Женщина молодая, разрез косметический, когда делали этот разрез, думали, что встретят маленькую кисту яичника, а обнаружили большую забрюшинную опухоль, которая глубоко уходит в малый таз. И вот они стоят над раскрытым животом. Зашить — совесть не позволяет, выделить опухоль — тоже боятся: зона очень опасная и совершенно им не знакомая. Ни туда, ни сюда. Тупик. И длится эта история уже 3 часа!

Все напряженно смотрят на меня, ждут выхода. Я должен их успокоить и ободрить своим видом, поэтому улыбаюсь и разговариваю очень легко и раскованно. Вскрываю брюшину над опухолью и вхожу в забрюшинную область. Опухоль скверная, плотная, почти неподвижная, уходит глубоко в таз, куда глазом не проникнешь, а только на ощупь. Можно или нельзя убрать эту опухоль — сразу не скажешь, нужно начать, а там видно будет. Очень глубоко, очень тесно и очень темно. А рядом жизненно важные органы и магистральные кровеносные сосуды. Отделяю верхний полюс от общей подвздошной артерии.

Самая легкая часть операции, не очень глубоко, и стенка у артерии плотная, ранить ее непросто. Получается даже красиво, элегантно, немного «на публику». Но результат неожиданный. От зрелища пульсирующей артерии у моих ассистентов начинается истерика. Им кажется, что мы влезли в какую-то страшную яму, откуда выхода нет. Сказываются три часа предыдущего напряжения. Гинеколог стоит напротив, глаза ее расширены. Она кричит: «Хватит! Остановитесь! Сейчас будет кровотечение!». Она хватает меня за руки, выталкивает из раны. И все время кричит. Ее истерика заразительна. В операционной много народу. Врачи и сестры здесь, даже санитарки пришли. И от ее пронзительного крика они начинают закипать. Все рушится.

Меня охватывает бешенство. «Замолчи, — говорю я ей, — закрой рот! Тра-та-та-та!!!» Она действительно замолкает. Пожилая операционная сестра вдруг бормочет скороговоркой: «Слава Богу! Слава Богу! Мужчиной запахло, мужчиной запахло! Такие слова услышали, такие слова… Все хорошо, Все хорошо! Все хорошо!». И они успокоились. Поверили.

Идем дальше и глубже. Нужны длинные ножницы, но их нет, а теми коротышками, что мне дали, работать на глубине нельзя. Собственные руки заслоняют поле зрения, совсем ничего не видно. К тому же у этих ножниц бранши расходятся, кончики не соединяются. Деликатного движения не сделаешь (и это здесь, в таком тесном пространстве). Запаса крови тоже нет. Ассистенты валятся с ног и ничего не понимают. И опять говорят умоляюще, наперебой, но уже без истерики, убедительно: возьмите кусочек и уходите. Крови нет, инструментов нет, мы вам плохие помощники, вы ж видите, куда попали. А если кровотечение, если умрет?

В это время я как раз отделяю мочеточник, который плотно спаялся с нижней поверхностью опухоли. По миллиметру, по сантиметру, во тьме. Пот на лбу, на спине, по ногам, напряжение адское. Мочеточник отделен. Еще глубже опухоль припаялась к внебрюшинной части прямой кишки. Здесь только на ощупь. Ножницы нужны, нормальные ножницы! Режу погаными коротышками. Заставляю одну ассистентку надеть резиновую перчатку и засунуть палец больной в прямую кишку. Своим пальцем нащупываю со стороны брюха ее палец и режу по пальцу. И все время основаниями ножниц — широким, безобразным и опасным движением.

Опухоль от прямой кишки все же отделил. Только больной хуже, скоро пять часов на столе с раскрытым животом. Давление падает, пульс частит. А крови на станции переливания НЕТ. Почему нет крови на станции переливания крови? Я кричу куда-то в пространство, чтобы немедленно привезли, чтобы свои вены вскрыли и чтобы кровь была сей момент, немедленно! «Уже поехали», — говорят.

А пока перелить нечего. Нельзя допустить кровотечения, ни в коем случае: потеряем больную. А место проклятое, кровоточивое — малый таз. Все, что было до сих пор, — не самое трудное. Вот теперь я подошел к ужасному. Опухоль впаялась в нижнюю стенку внутренней тазовой вены. Вена лежит в костном желобе, и если ее стенка надорвется — разрыв легко уйдет в глубину желоба, там не ушьешь. Впрочем, мне об этом и думать не надо. Опухоль почти у меня в руках, ассистенты успокоились, самого страшного они не видят. Тяжелый грубый булыжник висит на тонкой венозной стенке. Теперь булыжник освобожден сверху, и снизу, и сбоку. Одним случайным движением своим он может потянуть и надорвать вену.

Но главная опасность — это я сам и мои поганые ножницы. Лезу пальцем впереди булыжника — в преисподнюю, во тьму, чтобы как-то выделить тупо передний полюс и чуть вытянуть опухоль на себя — из тьмы на свет. Так. Кажется, поддается, сдвигается. Что-то уже видно. И в это мгновение — жуткий хлюпающий звук: хлынула кровь из глубины малого таза. Кровотечение!!!

Отчаянно кричат ассистенты, а я хватаю салфетку и туго запихиваю ее туда, в глубину, откуда течет. Давлю пальцем! Останавливаю, но это временно — пока давлю, пока салфетка там. А крови нет, заместить ее нечем. Нужно обдумать, что делать, оценить обстановку, найти выход, какое-то решение.

И тут мне становится ясно, что я в ловушке. Выхода нет никакого. Чтобы остановить кровотечение, нужно убрать опухоль, за ней ничего не видно. Откуда течет? А убрать ее невозможно. Границу между стенкой вены и проклятым булыжником не вижу. Это здесь наверху еще что-то видно. А там, глубже, во тьме? И ножницы-коротышки, и бранши не сходятся. Нежного, крошечного надреза не будет. Крах, умрет женщина.

Вихрем и воем несется в голове: «Зачем я это сделал? Куда залез!? Просили же не лезть. Доигрался, доумничался!». А кровь, хоть и не шибко, из-под зажатой салфетки подтекает. Заместить нечем, умирает молодая красивая женщина. Быстро надо найти лазейку, быстро — время уходит. Где щелка в ловушке? Какой ход шахматный? Хирургическое решение — быстрое, четкое, рискованное, любое! А его нет! НЕТ!

И тогда горячая тяжелая волна бьет изнутри в голову; подбородок запрокидывается, задирается голова через потолок — вверх, ввысь, и слова странные, незнакомые, вырываются из пораженной души: «Господи, укрепи мою руку! Дай разума мне! Дай!!!». И что-то дунуло Оттуда. Второе дыхание? Тело сухое и бодрое, мысль свежая, острая и глаза на кончиках пальцев. И абсолютная уверенность, что сейчас все сделаю, не знаю как, но я — хозяин положения, все ясно. И пошел быстро, легко. Выделяю вену из опухоли. Само идет! Гладко, чисто, как по лекалу. Все. Опухоль у меня на ладони. Кровотечение остановлено.

Тут и кровь привезли. Совсем хорошо. Я им говорю: «Чего орали? Видите, все нормально кончилось». А те благоговеют. Тащат спирт (я сильно ругался, такие и пьют здорово). Только я не пью. Они опять рады.

Больная проснулась. Я наклоняюсь к ней и капаю слезами на ее лицо.

Эмиль Айзенштрак. "Диспансер: Страсти и покаяния главного врача" (1997)

via

"Господи, укрепи руку мою!"
развернуть
Здравствуйте, сегодня, родители учеников нашего класса получили в вайбер такое
сообщение.

Что хотелось бы сказать: отличный педагог с классным руководством получает 11900,00. Это прикол такой, да? Это, типа, вот ваши деньги и ни в чем себе не отказывайте? У нас руководство Родиной сошло с ума? Или это все делается специально? Не верил в это, а теперь не знаю, что и думать. Оболванивание населения? Или саботаж? Не пора ли вводить заново понятие врага народа? Как мне кажется, самое время...

PS Неделю назад, на школьной конференции, родителей призывали активнее сдавать деньги за охрану и хознужды.

Прошу представителей СМИ обратить внимание, если есть тут такие. готов передать весь материал и подписаться под любым обращением в надзорные органы
Школа №4, г.Иваново, ежели чего

Про оптимизацию образования
развернуть
50 картинок

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
....

Подонковщина
...

Подонковщина
.......

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
....

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
....

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
....

Подонковщина
....

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
...

Подонковщина
развернуть
Бросив курить, можно сэкономить очень много денег, заявила в интервью «Российской газете» вице-премьер Татьяна Голикова. Она сослалась на рассказ «Первого канала» о мужчине, который за год сэкономил 1 000 000 рублей, просто перестав покупать табак.
.....
Один из вице президентов «РЖД» отказался от курения элитных английских сигарет Treasurer и сэкономил 1 000 000 рублей в год.
Леха, студент медик из Омска, не стал переходить с баклажанной икры на белужью и сэкономил уже 2 000 000 рублей.
Бюджетник из Сызрани Михаил здраво оценил свои возможности и не стал приобретать вертолёт Robinson, а продолжил ездить на маршрутке. Благодаря этому смекалистый Михаил сохранил как минимум $700 000.
Пермский бомж Егор продолжает пить боярышник вместо коньяка Henri IV Dudognon Heritage Cognac Grande Champagne, что экономит ему $2 000 000 в месяц.
Дробильщик бетона из Воронежа Валера отказался от покупки пентхауса в Odeon Tower (Монако) за 300 000 000 €, а купил в ипотеку на 20 лет студию 11 кв м.
Вы прослушали удивительные истории успеха от Татьяны Голиковой.

via знакомые

Экономия
развернуть
Просто фоточки

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
....

Не накручивайте
....

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Это сообщение отредактировал andru6ock - 12.09.2019 - 22:11

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
....

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
....

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
...

Не накручивайте
развернуть
Подборка симпатичных зрелых дам.

150 картинок

Детям до сорока лет вход запрещен!
02

Детям до сорока лет вход запрещен!
03

Детям до сорока лет вход запрещен!
04

Детям до сорока лет вход запрещен!
05

Детям до сорока лет вход запрещен!
06

Детям до сорока лет вход запрещен!
07

Детям до сорока лет вход запрещен!
08

Детям до сорока лет вход запрещен!
09

Детям до сорока лет вход запрещен!
10

Детям до сорока лет вход запрещен!
11

Детям до сорока лет вход запрещен!
12

Детям до сорока лет вход запрещен!
13

Детям до сорока лет вход запрещен!
14

Детям до сорока лет вход запрещен!
15

Детям до сорока лет вход запрещен!
16

Детям до сорока лет вход запрещен!
17

Детям до сорока лет вход запрещен!
18

Детям до сорока лет вход запрещен!
19

Детям до сорока лет вход запрещен!
20

Детям до сорока лет вход запрещен!
21

Детям до сорока лет вход запрещен!
22

Детям до сорока лет вход запрещен!
23

Детям до сорока лет вход запрещен!
24

Детям до сорока лет вход запрещен!
25

Детям до сорока лет вход запрещен!
развернуть
В продолжение темы Регистратор снял, как мерседес сбил курсанта института противопожарной службы

В Воронеже 45-летнего Вячеслава Дмитренко оставили под стражей до 23 октября. Такое решение принял сегодня, 8 октября, Ленинский суд. Это уже четвёртое продление ареста с начала расследования дела.

Между тем обвиняемому грозит принудительное лечение. То есть он, скорее всего, избежит срока, даже условного.



Следствие полагает, что Дмитренко на своём «Мерседесе» намеренно наехал на 21-летнего курсанта. Основанием для таких выводов послужила запись с камеры видеорегистратора. Она зафиксировала, как иномарка развернулась, быстро поехала в сторону парня и сбила его. После этого «Мерседес» скрылся. Напомним, резонансное происшествие случилось 1 апреля на улице Краснознамённой возле ведомственного вуза.

Ещё в начале расследования дела о покушении на убийство воронежец заявил: виновным себя не считает — он отрицает, что сделал это умышленно. Говорит, в день ДТП плохо себя чувствовал и курсанта на дороге не видел. Кстати, автомобилист с 2000 года состоит на учёте в психоневрологическом диспансере, при этом имеет водительские права.

Отметим, что дело получило общественный резонанс благодаря обнародованию видеозаписи. Сам пострадавший на контакт со СМИ не выходил, более того, он запретил и всем своим знакомым рассказывать о случившемся. Позже выяснилось, что руководство вуза находится в дружеских отношениях с матерью Дмитренко — Людмилой Борисовной. Она профессор медакадемии, бывший депутат и экс-главврач 8-й поликлиники. С влиянием мамы-медика и связывают наличие у подсудимого автомобильных прав.

источник

ЗЫ: Ну чтож, становится наконец понятным как записи с камер оказались у руководства института быстрее чем у полиции и почему сам пострадавший был против огласки этого дела.

развернуть
Иду я значит сегодня пешочком на работу (врач сказал ходить побольше после инсульта), погодка огонь "Мороз и солнце, день чудесный" ©

Настроение тоже отличное, иду значит покуриваю спокойно, народу никого ваще (путь ну чет типа через промзону пролегает, кто пермяки - те знают - ТЭЦ 6)

Смотрю девчуля навстречу, возрастом как дочка моя - лет 6-7 примерно, с рюкзаком школьным, руки в карманы, вся трясется - замерзла, слезы, сопли, рев в голос.

Я смотрю и впереди меня сколь глаз хватает взрослых нет и позади тоже. Поравнялись с ней, дальше диалогом, так понятней.

Я:Привет, что у случилось, чего рыдаешь?
Д:Я потерялась.
Я:А родители где?
Д:Дома, я из школы не на тот автобус села и в другую сторону уехала, ыыыыыы...
Я:Успокойся, тебе до какой остановки то надо было ехать?
Д:До Чкалова, а я не в ту сторону уехала.

Ипать я тут присел, это учитывая что расстояние где ближайшая остановка, где она вышла когда сообразила что едет не туда, и место где я ее встретил это пиздец. Как она дошла то, там через 4-х полосную дорогу переходить я сам то очкую.
И вот тут у меня встала дилемма: че делать.
Звонить мусорам? - потом заколебешься объяснять.
Звонить родителям? - такая же фигня.

Давай расспрашивать ее, ты грю точно от Чкалова домой дойдешь, не потеряешься. Та такая да точно. Я грю пойдем вон на остановку, я тебя сейчас на автобус, который надо, до чкалова посажу.

Она опять ыыыыы, я последние 20 рублей на неправильный автобус потратила. Вот тут то я понял почему она пешком по морозу столько шла, видать постеснялась/побоялась сесть в автобус без денег.
Давай грю не реви, я договорюсь, а у меня как назло еще и налички ни копья, все на карте, и снять то негде.
Через дорогу перешли на остановку - как раз автобус нужный подъехал.
Заходим, я кондуктору, так и так мол, девочка не в ту сторону уехала, перепутала автобусы, довезите ее до Чкалова пожалуйста, только у нас денег ни копья. Вот мир не без добрых людей))) Кондуктор ее сразу к себе усадила, сопли/слезы/слюни вытерла, не вопрос говорит - конечно довезем. Ну я и со спокойной душой пошлепал себе дальше.
Сразу вспомнились истории про мразей которые из за вонючей 20-ки детей с автобусов высаживали в мороз.
Будьте добрее друг к другу, не проходите мимо чужого горя, мы все таки люди.
Всем мир!
развернуть
В эти дни исполняется 15 лет трагическим событиям в Беслане. 32 террориста три дня удерживали в школе 1128 заложников. 3 сентября 2004 года бойцы «Альфы», «Вымпела» и других подразделений пошли на штурм школы Беслана.

Прорыв начался после того, как в здании кто-то из террористов привел в действие взрывное устройство, от чего частично обрушилась крыша, начались пожар и паника. Одну из штурмовых групп в школу вел полковник «Альфы» Виталий Демидкин.

10 фото via

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Виталий Николаевич Демидкин родился в подмосковном поселке Шик неподалеку от Коломны, а вырос в Котельниках. После окончания восьми классов школы поступил в Люберецкое медучилище. Окончил его в 1975 году и семь месяцев проработал фельдшером на станции скорой помощи. После неудачной попытки поступить в Ленинградскую военно-медицинскую академию его призвали в армию.

Он служил в 57-й спортроте, исполнял обязанности врача в армейской хоккейной команде. После армии возвращаться в скорую не стал — платили мало. Пытался поступить в Высшую школу милиции, но не получилось. Пошел служить прапорщиком в 7-е управление КГБ — его туда рекомендовал сосед.

На курсах его готовили к работе во время Олимпиады-80, и уже там он узнал о секретной группе «А». В ней тогда находилось всего около 30-40 человек. В 1980 году Демидкину удалось попасть туда.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Я был в первой тройке, окно оказалось достаточно высоко. Одному пришлось выполнять роль лестницы. Второй — как раз мой заместитель, получивший звание Героя России за «Норд-Ост», — запрыгнул внутрь, ну и я не мог же его там одного оставить, внутри.

Запрыгнул тоже и остался посередине коридора. Герой мой к стене прижался. Вторая тройка запрыгнула и к другой стене прижалась, ну и так далее. Мы начали продвижение вперед.

На секунду показалось даже, что мы сейчас небольшой группой здание освободим, так как, видимо, террористы уже раненые все и не могут как следует сопротивляться.

Вдруг вижу — передо мной белое облако, а через него пробивается один огонечек красный побольше и два или три огонька поменьше. Падаю назад и короткими очередями, по два-три патрона, отвечаю. Огоньки погасли. Кричу: «Разбегаемся по классам!» И мы рассредоточились, прихватив из коридора женщину с ребенком.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Смотрю — вносят солдатика раненого в нежно-зеленого цвета «горке». Спрашиваю: «Откуда здесь солдат?» Не отвечают. Переспрашиваю погромче. Мне отвечают: «Это не солдат, а майор Катасонов». Оказалось, в тот момент, когда он влезал в оконный проем и поднял руку, влетела пуля 7,62 миллиметра.

Еще одного вносят раненого. Втаскивают моего зама — у него нога в осколках. Спрашиваю: «Что произошло?» Отвечает: «Начали продвигаться, и упала граната Ф-1. Одна, а затем еще одна. Без спусковой скобы и кольца». Я спрашиваю: «А чего ты не кричал?» «Я орал "граната, граната" и начал уходить за угол, в сторону раздевалок». Ногу не успел он только убрать, и в ней потом насчитали 27 осколков.

А я-то стоял прямо в полный рост в том же коридоре, в нескольких метрах оттуда. Как остался цел? Потом, когда вернулся в Москву, спрашивал, как такое возможно? Две гранаты Ф-1 разорвались в нескольких метрах. От каждой осколки разлетаются на сотни метров. Одна мудрая женщина предположила, что это святой меня и моих коллег собой заслонил. Вот, хотите верьте, а хотите нет.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Когда 1 сентября вызвали по тревоге, я думал, что наше подразделение точно не пошлют.

За две недели до Беслана мы вернулись из очередной командировки. Полтора месяца мы провели в Чечне. Командировка выдалась тяжелой. У меня там погиб сотрудник, Сергей Цаплин. Он охранял представителя президента России [Сергея] Абрамова. На него было покушение, и все досталось Сергею. Двое были ранены, когда мы в Кизляре банду уничтожали, возле больницы. Там трое чеченцев сняли квартиру на первом этаже, окна которой выходили прямо на это медучреждение. Что-то серьезное планировалось. Еще несколько человек получили контузии, просто их не регистрировали официально.



«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Но выбор пал на нас. Мне хотелось встать и сказать, что даже во время Великой Отечественной войны подразделения, которые выходили из боев, проходили должным образом реабилитацию и доукомплектование, но мне как будто кто-то руки на плечи положил и сказал: «Сиди, ты там должен быть».

Тогда я решил встать и сказать, что лично готов ехать куда угодно, но мои сотрудники нуждаются в отдыхе. Опять — те же ощущения на плечах: «Сиди, ты там должен быть».

А дальше я дважды ошибся в ожиданиях, когда думал, что нас в самое пекло не пошлют, и когда думал, что штурма точно не будет.
На месте подразделению, которым я руководил, и фактически переданному мне аналогичному подразделению управления «В» была поставлена задача ворваться в спортивный зал, уничтожить двух террористов, охранявших взрывные устройства, закрепленные на баскетбольных щитах, разминировать их. И потом уже бы начался общий штурм.

Это, конечно, фантастика! На этом задании большая часть из нас должна была погибнуть. И окружающие это понимали, как и то, что я не буду отсиживаться за спинами подчиненных, а пойду одним из первых, поэтому коллеги ко мне подходили и спрашивали: «Как дела? Как дома? Как сыновья?»

Потом понял, что это так со мной прощались. Ребята тоже, наверное, все понимали, но в таких случаях мне, как командиру, нельзя было показывать какое-то сомнение, нерешительность.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Решили с «Вымпелом», кто будет проникать, а кто будет обеспечивать проход. Вернее, я спросил у их руководителя, что он сам выбирает. Тот сначала сказал: «Идти внутрь». А потом передумал и определил, что они будут обеспечивать проход.

Я помню, местные жители говорили: «Если "Альфа" пойдет на штурм, мы будем стрелять им в спину, так что давайте договаривайтесь». Обстановка была напряженная, но мы сами и не думали, что будет штурм.

3 сентября находились под Владикавказом на армейском стрельбище и отрабатывали слаженность, когда дали команду срочно вернуться в Беслан. Уже в пути узнали, что произошел подрыв одного из взрывных устройств, находившихся в зале. Потом произошел еще один подрыв.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Приехали, быстро экипировались, надели каски, защиту, набрали побольше боеприпасов и пошли. Жалею, что не хватило ума взять с собой воды. Уже в школе, помню, выхватили из коридора девочку лет, наверное, десяти или двенадцати и женщину, по-моему, учительницу. «Ребята, есть у вас попить?» Водички просили простой, а нам им дать было нечего.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
В школе мы провели несколько часов, зачистив все классы от центрального входа до вестибюля столовой. Нам помогало соседнее подразделение во главе с полковником Юрием Торшиным. Свои задачи мы выполнили с лихвой. После нас, когда всех заложников вывели, там еще другие подразделения отрабатывали сектора, осматривали помещения, в которых могли прятаться террористы, которые впоследствии были уничтожены.

Среди спецназовцев в Беслане потери тоже были колоссальные. Десять наших ребят погибли: Андрей Туркин, Дмитрий Разумовский, Олег Ильин, Роман Катасонов, Денис Пудовкин, Михаил Кузнецов, Олег Лоськов, Александр Перов, Вячеслав Маляров, Андрей Велько. Еще несколько сотрудников МЧС.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Ребята жертвовали собой, ложились на гранаты, прикрывали своим телом женщин и детей. Они действовали так же, как их отцы-командиры. Помню, перед штурмом самолета в Тбилиси руководивший моей группой Владимир Николаевич Зайцев получил в штабе информацию, что у террористов есть взрывное устройство и автоматическое оружие. Он тогда решил идти первым, а мне и Володе Серегину сказал: «Если я упаду, то возиться со мной не нужно, бегите вперед прямо по моему телу».

В Афганистане тоже самым сложным были зачистки. Из любого закоулка мог раздаться выстрел или произойти подрыв. Каждый дом нужно аккуратно прочесать, чтобы не нарваться на растяжку или мину под половицей.

Однако в Чечне на зачистках было еще сложнее. Там зашел в дом, а человек с детонатором на радиоуправлении в паре сотен метров за тобой наблюдает. Ему стоит только на кнопочку нажать, и ты уже попадаешь в небесную гвардию.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
В бесланскую школу террористы принесли все эти обкатанные в Чечне смертельные ловушки: «хаттабки» и прочее. Вероятно, рассчитывали и на то, что, как и в Чечне, между силовиками из разных ведомств и местным осетинским ополчением не будет слаженности.

А опасность этих проблем действительно была очень велика. В Беслане была определенная неразбериха, которая породила затем массу слухов и домыслов.

Подрывы, произошедшие в спортзале, нарушили наши планы, однако задача моего подразделения оставалась прежней. Надо было уничтожать террористов, поэтому мы шли вперед в первом эшелоне, а местные жители, вооруженные автоматами, ружьями, обрезами и пистолетами, шли за нами по пятам и забирали, выносили детей. Может быть, каким-то штурмовым группам эти ополченцы своей чрезмерной активностью и мешали, но вот конкретно нам они не препятствовали и перед нами никуда не лезли.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Большой подвиг там совершили ребята из «Вымпела», которые практически своими телами открыли нам — «альфовцам» — дорогу к зданию. Они приняли удар на себя и отогнали террористов от окон, позволив нам без потерь подбежать к самой школе.

Встречается такое мнение, что спецназовцы — это неуязвимые супергерои. Беда, когда такое ощущение появляется у тех, кто командует на месте боев. Нет, наша сила в чрезвычайно тщательной подготовке к каждой операции и исходящей от нас инициативе. Использовали светозвуковые гранаты, которые отключают человека на несколько секунд. Этого времени обычно хватало на то, чтобы сблизиться с террористом и его обезвредить.

В Беслане инициатива была не на нашей стороне, а сами боевики очень хорошо подготовлены. В коридоре, откуда мы проникали в школу, они оборудовали настоящую огневую точку: вскрыли пол, обложились мешками с песком, установили пулемет. Чтобы ее уничтожить, пришлось задействовать гранатомет.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Еще подобные операции осложняются тем, что террористы могут маскироваться под заложников.



«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Со времени бесланской трагедии прошло 15 лет. Все эти годы мы заботимся о семьях погибших сотрудников. Каждый отдел, ассоциация ветеранов выплачивают некое содержание. Помогаем детям героев получить высшее образование, устроиться на работу. У многих погибших в Беслане бойцов остались дочери. Они выросли и сами надели форму, пошли служить по стопам отцов в разные силовые структуры.

Мои двое сыновей тоже служат. У каждого из них теперь по дочери и я, стало быть, дважды дедушка. Работаю в охранной структуре.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Я знаю, как тяжело пришлось жителям Беслана. Не только потерявшим своих родственников, но и тем, кто выжил: взрослым и детям, получившим травму на всю жизнь.

Десятилетняя девочка по имени Фатима была ранена в голову. Выжила. Сейчас она, как я знаю, уехала в Германию на очередную операцию. Девушке 25 лет, и она борется за возвращение к нормальной жизни.

Беслан и мою нервную систему настолько поразил, что до сих пор, если вижу какие-то отрывки видео с детьми, то слезы на глаза наворачиваются. Ездил несколько недель назад туда, и опять же — слезы текли рекой.
Хотя, вроде, я уже многое повидал. Боевое крещение было в Тбилиси, где захватили первый из трех по счету самолетов, которые мне довелось освобождать. Адреналин лился рекой. После этой операции у меня две недели все кружилось в голове. Второй самолет был через несколько лет в Баку. Отходил после его освобождения я примерно неделю. Третий самолет был в 1991 году в Москве. Там я уже через два часа был готов снова штурмовать что-нибудь или решать другие боевые задачи.

Однако в Беслане, даже 15 лет спустя, было сложно сохранить спокойствие. Когда ты знаешь, когда ты видел, что там люди целыми семьями погибали. Многих мужчин террористы на второй день расстреливали, чтобы они не оказывали сопротивления в случае чего, а 186 — одних детей только! Школьники и совсем еще малыши, которых родители на руках принесли на праздничную линейку, чтобы старшего братика или сестренку в школу проводить

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Одной из школьниц до захвата приснился умерший дедушка, который жаловался, что ему холодно в гробу. Ее брат и сестра легли рядом с ним, чтобы согреть... Девочка пыталась этот сон рассказать родителям, но ей все говорили: «Потом, потом. Сейчас некогда». А потом эти братик и сестра погибли.

Мне тоже снились сны, в которых я встречал погибших сослуживцев. В одном из них был мой бывший командир Анатолий Савельев, который погиб у шведского посольства, где мужественно обменял себя на захваченного террористом иностранного дипломата.

Обнялись, поздоровались во сне, а потом Савельев мне говорит: «Виталик, пойдем со мной». А я ведь понимаю, что его в живых нет и куда он меня зовет. Попросил отсрочки, пока не помогу сыновьям на ноги встать. Савельев ответил: «Как хочешь». Потом подошел к троим парням, что-то сказал им, одного из них обнял и пошел в сторону. Я тогда не узнал парня со спины. Он был высокий, стройный, волосы немножко вьются. А потом понял, что это был Андрей Туркин. В Беслане он накрыл собой гранату и стал Героем России посмертно.

«Большая часть из нас должна была погибнуть»
Спасибо, у меня все
развернуть
Кто не видел мало ли Яхта. Самолёт. Девушка. Запретная любовь за ваш счёт

Журналистка ВГТРК Наиля Аскер-заде отреагировала на расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), основанного оппозиционером Алексеем Навальным. «Заказала нативную рекламу своей инсты у одного популярного блогера. Не думала, что так зайдёт. Новым подписчикам — добро пожаловать», — написала она в Instagram.
via

а сказать более и нечего барышне.

Телеведущая Наиля Аскер-заде отреагировала на расследование Навального
развернуть