На Пикабу имеет право на существование только одно мнение - мнение большинства. Все, что противоречит ему будет встречено в штыки, заминусовано, оскорблено. О том, что это мнение непостоянно и противоречиво хотелось бы рассказать.

На прошлой неделе появился сначала пост о чудесном кафе, его хозяине Магомеде и волшебном шашлыке,.Чуть позже появились несколько постов посетителей.

Все посты были встречены на ура, люто заплюсованы. Ещё бы! Такая похвала шашлыку! Такие дифирамбы маэстро! Да ещё и фотографиями всё подкреплено!

Полетели приветы со всёх уголков страны повару от бога. Можно с полной увереностью сказать, что число посетителей у Магомеда в ближайшее время сильно увеличится.

Чьи то замечания, что само кафе не так уж и казисто, внутри холодно, не так уж там и ОЧЕНЬ дёшево, как написал один из авторов поста, про возможные проблемы с санитарными нормами, все замечания толпой минусовались.

Естественно, какая разница, ведь шашлык божественен, тема на хайпе, не смейте перечить.

Пикабу не любит правду, пикабу любит сказки. Красивые сказки. А как оно там всё на самом деле - дело десятое.

Мне стало интересно, куда пропадал хозяин кафе на 4 года, по утверждению автора самого первого поста. Выяснить это было несложно. Два года с половиной года назад Магомед попал в ДТП, сбил человека на пешеходном переходе насмерть. На той самой трассе. Два года назад был приговорён к 1 году колонии поселения. То есть, минимум как год он на свободе, если вышел не по УДО, что редкость в колониях-поселениях.

Вчера я создал об этом пост, ну, мало ли, ещё кому интересно будет. Попутно решил узнать, были ли присуждены выплаты семье погибшего, производились ли. И ошибся, написал, что не были присуждены. Позже в комментариях один из пикабушников указал на эту ошибку.

Оказалось, что матери погибшего два года назад была присуждена компенсация 443 т.р.

Как была присуждена, так и осталась исполнительным листом, выплаты по которому не производятся. То есть, за 2 года ни рубля.

Магомеду не привыкать забивать на исполнительные листы. Их у него накопилось с 2012 года 30! штук. Подавляющее большинство - налоги и сборы. По половине суммы уже закрыты, видимо, за невозможностью исполнения и взыскания. По остальной половине долг 272504 р. Налоги и сборы не платятся за последние 6-7 лет.

То есть, если списанные суммы приблизительно равны оставшимся, то общий долг государству ~ полмиллиона. Сколько это зарплат врача или учителя?

Имеем - человек, кавказец (важно для пикабу)-бизнесмен, который систематически и очень долго не платит налоги, сбивает насмерть на переходе пешехода, не выплачивает компенсацию матери погибшего, за два года нисколько. Хороший человек по мнению Пикабу? Нет, конечно!

НО! Этот же человек жарит вкусный шашлык. И тогда всё, можно всё простить. Пикабу будет любить, рекламировать, ездить в гости. А если посмеешь написать плохое про Магомеда, то польются комментарии типа:

Какая разница какой человек?

Кто тебе давал право лезть в чужую жизнь?

Мне всё равно, кто мне готовит!

Он никого не учит жить!

Как это влияет на вкус шашлыка!?

Подумаешь, налоги не платит, такой малый бизнес вообще их платить не должен, у него всего пять столов!

Да кто из нас без греха?

Сам то налоги платишь?

Прежде чем искать скелеты в чужих шкафах - загляни в свой!

Особо порадовал @FatBastard "Таких как ты я пиздил и пиздить буду всегда. В этих случаях для меня нет персоналий. Так что знай, когда следующая такая гнида будет получать от меня в ебало, то это и тебе тоже."

В общем, пикабу не любит правду. Не стоило лезть в сказку о поваре от бога, некоторые не любят реальность. Будут плюсовать шашлык, который никогда не пробовали и не попробуют и минусовать тех, кто скажет плохо о поваре от бога.

Но Пикабу ещё и любит на всё посмотреть с разных сторон. К такому повару многие теперь захотят поехать?

П.С. Магомед из постов, Магомед, сбивший человека и Магомед не платящий налоги - это один и тот же человек 100%. Пруфы могу в комменты, хотя всё вроде есть в комментах к моему вчерашнему посту.

Пост создан с целью показать ситуацию на пикабу, ни в коем случае ни для травли.

развернуть
Ударная доза тупежа, деградации и легкой наркомании.
Детям, беременным, беременным детям, лицам с неустойчивой нервной системой, моралфагам, веганам, вейперам, гомосексуалистам, а так же любителям ванильного юмора лучше закрыть эту вкладку.

300 фото

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
...

Ударная доза тупежа и деградации
развернуть
В наше время человек честно и добросовестно работающий и на совесть выполняющий свою работу (например, врачи, учителя, инженеры, доярки, фермеры, рабочие на заводах и стройках и т.п. - т.е. те, кого в советских газетах пафосно называли «человек труда») не уважается, считается быдлом.

А образом человека, на который нужно равняться, стал успешный «бизнесмен».

Престижным стало не работать, а «делать деньги».

И неуважение к «человеку труда» «сквозит» отовсюду. Из газет, радио, телевидения, из уст властьпридержащих.

Кого нам показывают по телевидению, о ком рассказывают?

О том, как хорошо и на совесть трудится доярка? О рабочем?

Нет. Всё эфирное время занято показом жизни людей бизнеса и стоящих у власти. Как будто у нас в обществе 99,999% населения - сплошь бизнесмены и чиновники.


Сейчас уважение определяется не делом, которое ты делаешь, а сколько ты на этом «бабла срубаешь».

И все рукоплещут бизнесмену, проявившего «смекалку» и додумавшегося в колбасу добавлять больше целлюлозы и тем самым снизить её себестоимость и повысить свой доход. Морально-этические нормы такой «смекалки» при этом идут в … почему-то.

И все считают круглой дурой и неудачницей медсестру, таскающую на своих хрупких плечах за нищенскую зарплату парализованных больных.

Как думаете, правда ли что уважение к «человеку труда» за последние лет 20 значительно упало?

И почему это произошло? И кто в этом виноват? И это Вас устраивает? И что с этим делать?


Все ржут над кодексом строителя социализма, который у нас был в советское время. Действительно в нём было много смешного.

А как Вам кодекс строителя капитализма «максимальная прибыль ЛЮБОЙ ценой»?

«Человека труда» и сам честный труд не уважают в современной России?
тема обречена на повал, но лично от себя подпишусь под каждым словом.
http://forum.ixbt.com/topic.cgi?id=15:62965
простите работягу, чёт накипело))
развернуть

Никита Киселев – о Вичае Сриваданапрабха.

alt

Текст дополнен. Впервые был опубликован в марте 2016-го.

Вичай Сриваданапрабха – 60-летний бизнесмен, входивший в пятерку самых богатых людей Таиланда. Владелец национальной сети duty-free магазинов King Power (компания основана в 1989-м), монополиста в аэропортах Бангкока. Образование получал в США и на Тайване. Женат, 4 детей.

В 2016 году Forbes оценивал состояние Вичая Сриваданапрабха в 3.2 миллиарда долларов.

До февраля 2013 года Вичай носил фамилию Раксриаксорн. Новую, такую сложную для нас в написании – Сриваданапрабха – семья бизнесмена получила в дар от короля Таиланда. По местному обычаю монарх вручает почетные фамилии подданным, достигнувшим грандиозных высот. «Шривадданапрабха» означает «семья, освященная долговременным успехом».  

Таец выкупил «Лестер» в 2010 году у Милана Мандарича спустя несколько недель после того, как King Power стал титульным спонсором клуба. Изначально Вичай хотел купить команду из Лондона. Но, как вспоминал сын Айаватт (проскакивала информация, будто все задумывалось как подарок ему), отец решился на покупку, побывав на домашнем матче «Лестера». Хватило всего 30 минут. Спустя полгода Вичай занял пост председателя. Полностью условия сделки не раскрывались. На первых порах семья Сриваданапрабха отмечалась значительными по меркам чемпионшипа тратами (деньги улетали на персонажей вроде Джермейна Бекфорда), приглашала и верила в Свена-Йорана Эрикссона, но впоследствии успокоилась и пришла к более умеренной жизни.

При Вичае «Лестер» активно продвигался на азиатском рынке, традиционно занятом грандами вроде «Манчестер Юнайтед». Клубная атрибутика продается в аэропортах и вообще во всех магазинах беспошлинной империи Сриваданапрабхна. Еще во времена чемпионшипа «Лестер» регулярно катался в предсезонные турне в Азию. 

При этом футбол никогда не был главным спортивным увлечением президента «Лестера». Вичай Сриваданапрабха сходил с ума от конного поло, мощи и красоты лошадей. Поначалу он искал себя в выездке и конкуре, но это быстро надоело. Поло-манию он подхватил в Англии. Вернувшись в Таиланд, Вичай купил землю и организовал поло-клуб в Бангкоке. Этого показалось мало. Энтузиазм довел до создания таиландской ассоциации конного поло, в 2004 году заполучившей официальный международный статус. На стыке десятилетий Сриваданапрабха-старший возглавлял престижнейший лондонский Ham Polo Club. Команда King Power Foxes, спонсируемая таиландцем, в 2015-м выиграла несколько английских турниров. Вичай приобщил к увлечению и двух сыновей. К слову, выступают «лисы» в точно таких же синих майках, как и футбольный «Лестер».

Манера Вичая Сриваданапрабха улетать с матчей на вертолете поначалу поражала Англию. В декабре 2015-го в Лестере играл «Челси» (последний матч Моуринью), и лондонцев удивило, когда на послематчевой заминке диктор попросил освободить место для посадки вертолета на газоне. Первым оцепенение сбросил Лоик Реми, который даже подошел к кабине поболтать с пилотом. На хвосте вертолета красовалась эмблема «Лестера».

Вичаю нравилось жить в Англии, он ценил возможности, которые ему давало большое богатство (например, дорогие вина). Местный футбол натерпелся от закидонов иностранных владельцев, их странных привычек и непродуманных действий, но таиландского миллиардера здесь считали скромным, застенчивым и религиозным человеком. Вичай Сриваданапрабха организовал больше десятка визитов буддистских монахов на «Кинг Пауэр Стэдиум». Один из них, Фра Проммангкалачан из храма в Бангкоке, рассказывал об амулетах, приносящих удачу футболистам. 

Вичай и сам казался очень удачливым. Празднуя сказочное чемпионство «Лестера», он выиграл 2 с половиной миллиона фунтов в казино. Игроки же в подарок за самый нереалистичный сюжет в истории премьер-лиги получили 19 спорткаров BMW. 

Болельщики тоже ощутили щедрость босса. После первого круга в сезоне-2015/16 им досталось по бутылке пива – в благодарность за поддержку в сверхудачном 2015 году («Лестер не только создал задел для невероятного чемпионства, но и чуть раньше, весной, спасся от вылета). На последнем домашнем матче чемпионского сезона фанатов поджидали напитки и кусок пиццы. А на день рождения Вичая в обмен на билет можно было получить пиво/воду и пончик.

alt

За 8 лет в «Лестере» Вичай Шривадданапрабха принял несколько сложных решений. Среди них – увольнение Найджела Пирсона. Тренер, в 2015-м удержавший команду в АПЛ, остался без работы после репутационного скандала во время предсезонного турне. Пирсона сменил Клаудио Раньери, и все знают, чем это обернулось. И как закончилось. Город и лига были шокированы, когда Раньери сняли на пике постчемпионского кризиса в феврале 2017-го.

Для семьи Шривадданапрабха те дни оказались самыми трудными в Англии. 

Так было до субботнего вечера.

Текст дополнен. Впервые был опубликован в марте 2016-го.

Фото: Gettyimages.ru/Dan Mullan, Matthew Lewis

 

развернуть
Как стало известно РИА Катюша от заслуживающих доверия источников в научных кругах Петербурга и Российской академии наук, во Всероссийском Институте растениеводства им. Н.И. Вавилова в Санкт-Петербурге под покровительством бывшего директора ВИРа Николая Дзюбенко несколько лет действовала схема по вывозу образцов уникальной коллекции стоимостью 8 триллионов долларов за рубеж, в построенный на деньги Ротшильдов и Рокфеллеров генный банк на Шпицбергене, а также в Китай. На днях Дзюбенко был отправлен в отставку, новый директор еще не вступила в должность. Тем временем подручные Дзюбенко готовят к отправке в Норвежский генетический банк более 2,5 тысяч образцов уникальных сортов и гибридов семян из российской коллекции, которую начинал собирать еще Николай Вавилов и которая является не просто национальным достоянием России, но залогом ее продовольственной безопасности от той же Ротшильдовской «Monsanto», которая навязывает всему миру свои ГМО-семена.

В коллекции Всероссийского Института растениеводства им. Н.И. Вавилова (сокращенно ВИР, полное название ФГБНУ «Федеральный исследовательский центр Всероссийский институт генетических ресурсов растений имени Н.И. Вавилова») хранятся уникальные образцы семян множества сельскохозяйственных растений, которые собирались 114 лет — c 1904 года.

Из России вывозят коллекцию семян Вавилова. Получатель – генный банк Ротшильдов
Во время Великой Отечественной, в годы блокады, жуткого голода, смертельного холода бесценная коллекция семян осталась нетронутой.12 сотрудников ВИР умерли от голода, когда прямо перед ними на столах, за которыми они работали, лежали семена коллекции. После войны коллекция вновь пополнялась. В коллекции много семян сортов с/х растений из разных стран мира, и многие из этих растений уже не произрастают на Земле. С 1923 по 1940 год Н.И. Вавиловым и другими сотрудниками было совершено 180 экспедиций, из них 40 — в 65 зарубежных стран. Результатом вавиловских научных экспедиций стало создание уникальной, самой богатой в мире коллекции культурных растений, насчитывавшей в 1940 году 250 тысяч образцов. Эта генетическая коллекция семян нашла широкое применение в селекционной практике, стала первым и крупнейшим в мире банком генов. ВИР имеет стратегический и уникальный актив для России, для ее экономической безопасности, так как сохраняет для селекции созданный природой Земли генетический материал. В частности, сохранены уникальные староместные сорта зерновых культур только в России (в других странах они ранее были утрачены). А ведь массово создавать генетические банки в различных странах начали только в 70-е годы прошлого века. Причем в это время семена уже были ослаблены из-за техногенных факторов. В своей первозданности они остались ТОЛЬКО В РОССИИ!
В последние годы, когда ВИРом руководил Николай Дзюбенко, коллекцию начали активно вывозить из ВИРа в двух направлениях: в Китай (в государственные хранилища) и в Норвегию (в частное хранилище Свальбард на острове Шпицберген). Это знаменитое «Хранилище судного дня», которое организовали миллиардеры США. Главный спонсор хранилища небезызвестная компания Монсанто, которая больше всех в мире заинтересована изъять из оборота открытого земледелия натуральные семена и заменить их на свои искусственные — трансгенные. Такие семена позволяют остановить селекцию растений и семенной оборот. Растения Монсанты не воспроизводятся, так как от них будут получены семена, из которых не вырастут новые растения. Покупать семена на новый посев надо будет вновь только у Монсанты. Так возникает мировая монополия на все сорта. А «Хранилище судного дня» — это «фейк» безопасности. Фактически это гарант монополии, подтверждающий, что весь первоначальный генофонд растений находится в одних руках — частных руках миллиардеров из США. В случае утраты контроля над коллекцией Вавилова Россия становится зависима от семенной монополии США. «Транснациональная корпорация Monsanto — лидер по производству и продажам семян трансгенных культур. В США Monsanto контролирует 80% рынка генно-модифицированной кукурузы и 93% рынка трансгенной сои. При этом компания ведет активное продвижение в сегменте обычных культур. По ряду оценок, на долю Monsanto приходится около 40% от рынка семян традиционных культур в США и 20% — во всем мире».
Схема, по которой вывозится из России ее национальное достояние, незатейлива: редкие семена вывозятся за пределы России под видом обмена на другие семена. Обмена, как правило, абсолютно неравноценного, с коэффициентом 1:10. А ведь стоимость коллекции ВИР, как уникального генетического материала, сопоставима с художественными ценностями России и даже значительно превосходит их! Представьте себе обмен картин Васнецова или Шишкина на поделки современных художников США, которыми можно было бы обклеивать туалеты в ФАНО.

Кто и почему позволяет бесконтрольно вывозить за рубеж без согласования с РАН и Росимуществом государственное и всенародное наследие России и помещать его в Банк Судного дня, построенный на деньги частных зарубежных олигархов и компаний, и почему компетентные организации не остановят этот процесс «раздаривания» достояния российского народа? Почему в ФАНО, Правительстве России не говорят о неравноценности «законного обмена» семян ВИР? Что бы произошло, если бы были проданы или безвозмездно переданы уникальные коллекции живописи из музеев Третьяковской Галереи, или Эрмитажа, или сокровища из Госхрана России?

1 марта Николай Дзюбенко был отправлен в отставку, на его место согласовано назначение доктора биологических наук Елены Хлесткиной. Однако пока Елена Константиновна не вступила в должность — а подельники Дзюбенко, по сведениям наших источников, уже запаковали в ящики и приготовили к вывозу в Хранилище судного дня с помощью DHL партию в более чем 2,5 тысяч образцов уникальных сортов и гибридов семян из российской коллекции. Причем речь идет о вывозе наиболее ценных, довоенных образцов. Уникальные по своим хозяйственно-ценным признакам (зимостойкость, засухо- и холодостойкость, устойчивость к вредным патогенам и вредителям, высокое содержание биологически активных веществ, обеспечивающих естественные натуральные нутриенты, важные для здоровья человека), эти образцы представляют стратегическую ценность России.

Время для вывоза очередной партии семян выбрано самое уязвимое: предстоящие выборы Президента России отвлекают и парализуют принятие адекватных и жестких мер со стороны государственных структур. Ссылки авторов схемы на плохие условия хранения в ВИРе некорректны: коллекция могла бы хранится в Якутии, где недавно было построено хранилище отвечающее всем требованиям науки, и которое ничуть не уступает хранилищу Шпицбергена.

Есть и еще один важный момент. Часть уникального засухо- и жаростойкого семенного генетического материала ранее была сосредоточена в генбанке в Сирии, в Алеппо. Это было Хранилище судного дня арабских стран Ближнего Востока, стран Синая и Магриба.

В результате войны в Сирии этот генетический банк был уничтожен, а уникальная коллекция зерновых семян Ближнего Востока исчезла. Таким образом, американские транснациональные корпорации руками финансируемых ими террористов ИГ уничтожили конкурентов, подорвав продовольственную независимость Востока от Западных стран.

Получается, Россия, выигрывая войну в Сирии против коалиции Западных стран, проигрывает эту же войну внутри России за счет коррупционеров в ВИР и ФАНО. Сотрудники ВИР, их руководство в ФАНО помогают развитию монополии США как пищевого жандарма мирового порядка за счет передачи Хранилище судного дня уникальных образцов семян!
Бывший директор ВИРа, академик Виктор Драгавцев, к которому РИА Катюша обратилась за комментариями, сообщил, что он уже отправил заявление во все компетентные органы с требованиями:

1. Создать Государственную Комиссию с привлечением СМИ и беспристрастных профессионалов для оценки работы бывших руководителей и освещении этой работы в СМИ.
2. Немедленно приостановить любую передачу ценностей и активов ВИР в любом направлении и любым лицам, будь то физическим или юридическим.
3. Дать правовую оценку действиям и решениям руководителей, допустивших потерю активов ВИР, в том числе с передачей или продажей земли, недвижимости под нецелевое использование.
4. По фактам, изложенным и подтвердившимся в ходе проведения комиссии, возбудить уголовные дела с привлечением к имущественной ответственности лиц, виновных в таких действиях.
5. Провести тщательную проверку (аудит) состояния всей коллекции ВИР.

Сейчас РАН готовит свое заключение о целесообразности ратификации Международного договора по растительным генетическим ресурсам для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2004 года, к которому Россия, как и Китай, не присоединилась. Специалисты по ген.ресурсам растений РФ не знакомы с этим проектом договора. Данный международный договор должен быть подвергнут всестороннему анализу на предмет целесообразности его подписания с учетом всех геополитических рисков сохранности бесценных национальных растительных генетических ресурсов. Данный договор узаконит вывоз, под видом «обмена», нашего генетического материала.
http://katyusha.org/view?id=9569
развернуть
Очередная подборка юморных высказываний, картинок и комментариев из социальных сетей и других частей интернета.

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
...

Смешные комментарии из социальных сетей 01.06.2018
развернуть

Внутри: «Футбол – это эмоции без либретто» и «Лента новостей – не твоя жизнь».

Наконец-то Сергей Галицкий вышел из тени: вечером субботы вышло его интервью Елизавете Осетинской (YouTube канал «Русские норм!» и медиа The Bell). В последний раз Галицкий публично и хоть сколько-нибудь объемно высказывался о футболе год назад, при объявлении Мурада Мусаева новым главным тренером «Краснодара» в эфире канала «Наш футбол» – тогда он, например, признался в любви к чемпионату России, потому что у нас нет доминирующей силы типа «Баварии» или «ПСЖ». Перед этим тоже была долгая пауза: разве что в 2016 году он провел экскурсию по новому стадиону и мимоходом затронул несколько актуальных спортивных тем.

О взглядах на жизнь, бизнес и политику Галицкий не говорил более трех лет. Год после продажи «Магнита» он провел максимально тихо. Главное вы и так знаете: каждый день он следит за академией, у которой открылся 23-й манеж в Краснодарском крае. Пора узнать что-нибудь еще. 

Зачем такой красивый стадион и парк. Единственные слезы в жизни

– Футбол – это столкновение, единоборство двух людей. Это гладиаторы 21-го века. Знаете гладиаторов?

– К счастью, сейчас не нужно достойно умирать.

– Нет, как раз сейчас нужно достойно умирать. И они этого не делают. Когда футболисту 33 года, а он начинает истерить, что его тренер не любит, что его тренер не ставит... А он должен достойно умереть. Он гладиатор 21-го века. Он должен уйти в тот момент, когда должен уйти. Это и есть достойная смерть – понять, что твое время закончилось

– Вы знаете, на меня произвело колоссальное впечатление увиденное сегодня. Как журналист и как человек я, конечно, отношусь, к скептикам. Весь парк и стадион — это довольно фундаментально….

– А почему должно быть по-другому?

– Потому что обычно по-другому.

– Неинтересно жить обычную жизнь.

– Что стало толчком для строительства стадиона, занятия академией?

– Я люблю футбол, а невозможно играть на асфальте, нужно играть на стадионе. Все большие стадионы вызывают впечатление, но когда ты приближаешься, у тебя не должна пропадать эмоция, вау-эффект. Ты должен иметь его таким же. Для этого мы рискнули, пошли на отделку дорогими материалами. Мы отнеслись к людям с уважением. Мы не ставили сетки как для ловли обезьян. Мне говорили, что я сумасшедший, что сейчас все это будет разорвано, выкинуто, что открытый экран разобьют. Что набегут вандалы, готы, гунны – я не знаю, кто там.

– И в целом так бывает.

– Не бывает так в целом. Если ты относишься к людям с уважением, то бóльшая часть людей готова отдать тебе это же. Поэтому мы пошли по этому пути.

Я удивлен, что все стадионы выполнены как функциональные, холодные, бетонные вещи. Потому что очень мало что может дать эмоции в 21-м веке. Футбол – это эмоции без либретто. Поэтому они гладиаторы 21-го века: они дают эмоцию, человек не знает, чем все закончится. Ты эти 90 минут больше ни о чем не думаешь в жизни. Современный мир очень тяжелый с эмоциональной стороны – да, мы за пищу уже прекратили бороться, и питание, наверное, у всех уже есть, но такая эмоционально нагруженная жизнь сейчас стала. Раньше 90% людей работали в тяжелых физических условиях, им было не до эмоциональных переживаний.

– Когда человек испытывает эмоции, почему ему важно, как сделан стадион?

– Нет, это ни при чем здесь. Когда человек приходит, он должен понять, куда пришел. И эмоция, что он пришел на важное действо, подкрепляется всем. Это странно, что театры делают качественными, а стадионы – некачественными. Потому что там и там продажа эмоции. «Продажа» здесь нехорошее слово, наверное. Там и там отдача эмоций.

Я в детстве играл в футбол. Для нас футбол был частью жизни. Я плакал один раз в жизни – когда Франция проиграла ФРГ по пенальти в 1982 году – в основное время счет был 3:3. Даже не знаю, что со мной случилось. Болеешь всегда все равно только за свою сборную, но когда она дальше не проходит, все равно есть команды, которые нравятся. Там было великое созвездие: Рошто, Сикс, Лякомб, Жанвьон, Женгини, Тигана – имена, которые для нас, мальчиков, были какими-то космическими звездами. Ты не можешь не переживать это все. 


Вратарь сборной ФРГ Шумахер отражает удар Максима Боссиса, ЧМ-1982

О деньгах, прибыльности и распилах-запилах 

– Я не знаю. Давайте оставим – я извиняюсь, что в вашей программе рекламирую – Дудю вычислить, сколько стоят футбольные трусы, блин, и в каком магазине они куплены. Я думаю, что это как-то обедняет человеческую жизнь, когда мы начинаем рассказывать: а какой пастой ты чистишь зубы, а сколько конкретно до копейки истрачено. Это же не бизнес

– Это станет бизнесом?

– Я уверен в этом. Академия как раз и станет тем, что будет приносить нам деньги. 

Все зависит от ситуации – в стране, например. Сколько мы можем брать за билеты? Это зависит от того, сколько может платить лига клубам. А это зависит от цен на рекламу, реклама зависит от уровня жизни.

Вот когда мы говорим про школу – да, ок, здесь мы можем говорить о том, что есть внешний рынок, куда можно продавать ребят. Здесь я могу сказать: да, школа должна быть прибыльной. Когда мы говорим про футбольный клуб в России, учитывайте, что мы боремся с более платежеспособными странами (в Англии миллиарда полтора платит телевидение, а у нас – 60 миллионов). Я не обвиняю никого, я просто констатирую факт. Наверное, нам тяжело с ними бороться на равных и говорить о прибыльности. Если мы хотим быть с ними конкурентами, мы вынуждены покупать футболистов с другими зарплатами – не с теми, которые могут нам позволить быть прибыльными здесь. Но дорогу осилит идущий. Мы видим, что все клубы потихоньку подстраиваются под эту ситуацию, мы идем в прибыльность. Когда это получится, наверное, невозможно сказать. 

– Перед этим разговором я советовалась с одним футбольным, скажем так, функционером, который с грустью мне сказал: «История современного российского футбола – это история грандиозного распила». Вы согласитесь или нет? 

– Вы знаете, люди, которые говорят про распил, они вообще, мне кажется, непозитивны от рождения уже. Вот каждый день они просыпаются – у них ветер с камнями и дождь идет за окном. Вы мне хотите сказать, что в России воруют? Ну во всем мире воруют. Вы хотите сказать, что футбол состоит из воровства? Да нет, футбол состоит из забитого гола, футбол состоит из этих мальчиков, которые выходят на арену и которые собирают по 40-50 тысяч. Футбол состоит из того, что наша лига – шестая в Европе.

Люди, которые мало что делают, привыкли мазать черной краской. И легче всего рассказывать про то, что все разворовали, все куда-то подевалось, ничего не осталось и так далее, так далее. Но это неправда. Я вижу, что наш футбол развивается точно, я вижу великолепное будущее. Просто, наверное, терпение – это такое тоже редкое качество, которое нам не очень свойственно, мы хотим все и сегодня. Ну с чего, если европейцы вкладывают в футбол больше денег – ну с чего мы должны их обыгрывать? Нам надо прекратить рассказывать про запилы-распилы – просто тупо работать каждый день, пробовать улучшать свои школы, пробовать искать дарования, пробовать работать с тренерским составом, пробовать платить детским тренерам в школе больше, пробовать отправлять их на тренировки – и когда-то будет результат. 

Почему не надо ездить на выездные матчи и повышать цены на билеты

Я на выезды не езжу. Фанаты считают, что если они поедут во Владивосток поддержать команду, то это очень хорошо. Мое мнение: лучше они на эту неделю останутся здесь, поработают на своей работе, заработают денег, чтобы потом купить дороже билет, чтобы клуб мог себе позволить быть более богатым. И вот это и есть поддержка фанатов. 

– Цены будете повышать на билеты? 

– Нет, и мы спорили с менеджментом. Они ругались, что билеты слишком быстро ушли, что мы на 1/8 финала должны были поднять цены (речь про матч Лиги Европы с «Валенсией», интервью записывалось в день игры – Sports.ru). Наверное, они правы – за исключением того, что у нас не настолько богатый народ сейчас. Мы считаем, что простые люди, которые тяжело и много работают, должны получать такое же удовольствие, как и те, у кого денег больше. Баланс мы должны держать, потому что ты не виноват, что твоя профессия в рыночном мире столько стоит, да? Если ты нормальный врач или учитель, ты не можешь выпадать из социальной жизни, если просто так случилось, что это не такая высокооплачиваемая специальность.

О болоте

– Говорят, что вы, включившись в футбол, стали принимать много авторитарных решений. Это так? 

– Многие люди не очень хотят работать. И когда контроль начинает быть более активным, когда люди хотят чего-то добиться и не позволяют, чтобы было болото, это многим, кто сидел в болоте, не нравится. Вот так, наверное, можно сказать. То, что я авторитарный, – я ж не могу себя оценивать. Я думаю, что это не так. Но я могу ошибаться. Может, я авторитарный. 

(О выборе тренера в прошлом году) Я восхищен тем, что делает Мурад Мусаев. Он очень крутой парень, хотя ему всего 35 лет. Это удивительно. 

Почему Мамаева не будет в «Краснодаре» 

— «Краснодар» практически сразу объявил, что расторгнет контракт с Мамаевым.

— У нас были на то свои причины. Это все, что я могу сказать. Как бы я ни относился к человеку, я не хочу влиять на решение суда своими дополнительными словами. Поэтому все, что мы можем сделать, – это молчать до того момента, пока не определит суд. Наши отношения с Павлом –  это наши отношения с Павлом. Но российская тюрьма — это не санаторий на берегу моря. Это достаточно сложное для человеческой жизни испытание. И я не хотел бы быть тем человеком, который к этому дополнительно прилагает руку.

У нас 11 тысяч мальчиков, и они должны знать, что с тех, кто станет футболистами, не будут спрашивать как с обычных людей, потому что они являются примером для простых мальчиков. За это им платят такие деньги. Если они думают, что живут в обществе и они свободны от него, то надо к классику обращаться. Когда их фамилии на стадионах выкрикивают десятки тысяч, это налагает на них обязательства – хотят они этого, не хотят, они должны это понимать. Как любой богатый человек, как я, мы ограничены в каких-то вещах, которые могут быть позволительны, извините за такое слово, более простым людям. И если вы не хотите этих ограничений, то, пожалуйста, идите в другую жизнь. Пожалуйста, не надо зарабатывать столько денег, не надо быть кумирами для десятков тысяч.

Но если ты уже пришел туда, то ты должен понять одно: эти 11 тысяч мальчиков ложатся спать, кладут свою голову на подушку и думают о тебе как о кумире. И твоя поведенческая модель должна этому соответствовать. Особенно в таком клубе, как наш. Где у нас 11 тысяч мальчиков надевают майку «Краснодара», и многие в ней ложатся спать. И они должны знать, что неправильно бить стулом человека по голове, неправильно втроем-вчетвером бить лежачего человека. И хотим мы, не хотим – мы обязаны на это реагировать. При этом мы тут не святые, совершаем в своей жизни ошибки. И я не желаю Павлу зла. И я хочу, чтобы это для него быстрее все закончилось.

Об академии

У нас в школе 11 тысяч человек, в академии – всего 300 мальчиков. В шестом-седьмом классе мальчики заканчивают (обучение в филиалах академии в разных районах Краснодарского края – Sports.ru), из 1000-1500 человек мы сюда (в постоянную академию – Sports.ru) приглашаем 80, потом заканчивают где-то 20-30. Ну, мы молодой клуб, дальше посмотрим: если будет больше талантливых мальчиков, мы больше будем приглашать. У меня была всегда дилемма: что делать с остальными? Из 1500 мальчиков процентов 70 – болельщики. Что это значит? Мы знаем, что они точно не станут футболистами, там бегают и ребята с 5-10 килограммами лишнего веса. Но мы знаем одно: если он 6-7 лет прозанимался футболом, то до конца жизни одним глазом будет смотреть его, потому что он будет его понимать. 

По сути, из 1500 мальчиков 900 – это ребята, которым мы даем право понять, что такое футбол внутри. Это формы, костюмы, турниры, манежи, профессиональные тренеры и так далее. Но мы понимаем, что они не станут футболистами.

Я сейчас придумал: для тех, кто не попал ни в какие академии, мы сделаем так называемую школу тренеров. У них будет отдельная форма, все такое прочее. Каждую субботу будем их собирать и продолжать обучение футболу, а там дальше – как получится. Мы будем показывать, как работают тренеры по линиям, будем рассказывать и о судейской работе. Каждую субботу по три-четыре часа у них будут занятия, [в том числе] с практической частью. Мы думаем, что к одиннадцатому классу они наберут уже 500 часов футбольной работы.

О сборной России на ЧМ и что важнее победы 

– Когда Россия не прошла дальше на последнем чемпионате, у вас не было таких эмоций?

– Нет, конечно, потому что Россия выступила очень достойно.

– Но там же не хватило чуть-чуть....

– Я чуть по-другому отношусь. Для меня победа вторична после того, как ты выходишь с открытым забралом. Ты должен показать, что ты сильнее. И когда в финале какого-то турнира одна команда играет вторым номером, садится, а первая постоянно атакует, мне вторую команду не жалко. Если ты вышел в финал и если у вас примерно одинаковый бюджет, то ты должен иметь мужество играть первым номером, атаковать. Если ты хочешь не просто поставить себе кубок, а доказать всем, что ты сильнейший.

Мы не были сильнейшими. Мы играли вторым номером. Мы сделали страну счастливой, когда прошли... Конечно, я был счастлив, что мы прошли испанцев. Но мы [и так] сделали много. Наверное, побеждать на чемпионате мира должна команда, которая играет в атаку, в которой играют лучшие футболисты, чтобы мальчики могли мечтать о звездах. Должны выигрывать команды, которые показывают, что такое настоящий футбол. И у России этот шанс есть. Мы сейчас все занимаемся детским футболом, у нас есть шанс вырастить поколение ребят, которые будут претендовать на золото. 

(О Смолове и паненке) Говорить о непопадании в ворота – это как-то странно. Они по 100 000 раз за карьеру не попадают в ворота, это просто было очень болезненно. Но вы никогда не попадали в шкуру человека, который идет бить пенальти. На него смотрят миллионы. И решается судьба. Легче всего потом проклинать. Взять ответственность и подойти к этому удару – это тоже мужество. Промазать может любой. И великие мазали. Пенальти всегда будет лотереей. Это был просто не его день. Так бывает. 

Не жалко ли ему, что его стадион не принял ЧМ 

Нет, конечно. Давайте мы уберем личные амбиции. Надеюсь, что жители Саранска не обидятся: построили ли бы хоть когда-то в Саранске стадион, если бы не ЧМ? Неужели жители Саранска менее достойны, чем жители другого города, смотреть футбол? Любой город мог выиграть. Здесь (в Краснодаре – Sports.ru) жила сборная Испании, что для нас большой гордостью является. И это всего три игры – и ничего страшного, что они прошли в других городах. В Краснодаре этот стадион все равно был построен, а в других городах его б никогда не было. 

Почему ему все равно, примет ли Краснодар финал Лиги чемпионов 

Мне все равно. Если будет возможность – подадим, выиграем – выиграем, нет – нет. Мне хочется, чтобы моя команда здесь побеждала, чтобы постоянно был полный стадион, чтобы люди перед каждой игрой волновались. Мне это важнее, чем если сюда приедут «Реал» с «Барселоной» – ну поздравляю их, и что дальше?

Странная история, когда мы лучших русских футболистов выпихиваем за границу, чтобы показать: вот что у нас есть, посмотрите. Да вот эти зрители должны смотреть, мои сограждане, жители этого города должны получать удовольствие от лучших футболистов, а не по телевизору смотреть все это. 

Почему он продал «Магнит»

К продаже «Магнита» меня подтолкнула старость. Вы можете улыбаться. Когда спортсмену 50 лет, вы же не улыбаетесь, что он старый. Если мы говорим о бизнесе не как о члене совета директоров, а как о человеке – он ежедневно приходит и от него все зависит. Который принимает решения, который должен каждый день что-то выдумывать. Ты все время ищешь конкурентные преимущества, точки роста. И в 50 сравниваешь себя с 30-летним – и эти сравнения не в твою пользу.

И если раньше у тебя были открытия каждый день, то потом они раз в три дня, раз в неделю. Твое время ушло. Гладиаторы должны достойно умирать на арене. Ты не можешь себе сразу признаться, что все. Признание, что ты не тот, не идет за один день.

Чем больше компания становится, ты – хочешь или не хочешь – в любой стране должен взаимодействовать с государством. Это отдельная область, где результат ты не получаешь сразу. А я для этого меньше приспособлен. То есть придумать что-то, оптимизировать, логистику улучшить, найти какое-то конкурентное преимущество — окей. Но понять, как строится этот механизм, какие взаимоотношения с государством, за что тебя будут штрафовать, за что не будут, за что тебя пресса будет возить — ты должен на это много тратить энергии. А в России не привыкли иметь дело с восьмым, девятым лицом. Первое лицо должен участвовать в решении вопроса. 

«Магнит» был слишком персонифицирован со мной. Если у какого-то производителя в банку со сгущенкой попадал гвоздь, это относили ко мне. Ты понимаешь, что не можешь обеспечить 100% контроля ситуации, это невозможно. И здесь начинаются понятия: насколько у тебя толстая кожа, чем ты больше в жизни являешься.

Эти факторы не дают тебе спать в прямом смысле. Какое-то время ты можешь держать такую интенсивность. И тут включается схема: лучше ужасный конец, чем ужас без конца

Это решение только кажется спонтанным. Я эмоциональный, но не сумасшедший: 300 тысяч человек – большой коллектив. Не можешь быть насколько амплитудным, это эволюционно накапливаемая усталость. 

50 лет ты должен добиваться какого-то успеха. Вторые 50, если проживешь, должен получать удовольствие от жизни. Для меня тут не ни одной не то что трагичной – ни одной грустной нотки.

– А вы знаете, какой самый частый комментарий в соцсетях про сделку?

– А мы должны это обсуждать?

– Люди говорят. Ваши же потребители. Они говорят: отжали.

– Послушайте. Я знал, что вы это скажете.

– Отжали?

– Все-таки когда обществу тяжело, когда общество не очень удовлетворено, оно готово видеть негатив. И если мои объяснения не устроили — хотя я даже объясняться не должен, то, значит, уже этим людям я ничего не объясню. И этого и не нужно. Потому что они плохо знают людей из 90-х. Тот, кто прожил в бизнесе 24-25 лет, применить к нему смешное и емкое слово «отжали» — это настолько глупо и просто смешно, что мне неуважительно это комментировать. Это было так, как я вам рассказал.

Я южный человек, поэтому, наверное, излишне открытый и честный. Я не хотел это интервью давать. Я жалел, что сболтнул, что дам интервью, но вынужден держать слово. 

Русские никому ничего не должны 

Я смотрю ваши интервью с огромным удовольствием. Но слово «норм» (рассуждения Галицкого о названии шоу «Русские норм!») унизительно по отношению к русским. Мне почему здесь (на стадионе – Sports.ru) финал не нужен – я не собираюсь никому ничего доказывать. 

Русские никому ничего не должны. Они не должны доказывать, что они нормальные. Если кто-то думает, что они ненормальные, им самим надо к врачу идти. Мы всякие. Мы и сумасшедшие, и несумасшедшие. Мы красивые и некрасивые. Резкие и нерезкие. Мы просто огромная нация, которая влияет на этот мир как положительно, так и отрицательно. Мы не можем быть нормальными или ненормальными. Мы русские, россияне. И мы никому ничего доказывать не будем.

И мы не будем перед европейцами расшаркиваться: ребят, да мы нормальные, да возьмите нас в свое сообщество, да мы тут хорошие. Мы сами себе должны быть на уме. Мы должны быть людьми, которые не отправляют своих лучших футболистов за границу, чтобы все увидели, что мы нормальные. Мы должны становиться богаче. Мы должны получать эмоции в своей стране. Мы должны ее любить. Мы должны ее изменять. Поэтому это чуть унизительно, что мы —  «норм». 

О подходе к работе 

• Я считаю, что мы вообще все правильно сделали (о продаже «Магнита» – Sports.ru). Ну подумайте сами: я провинциальный парень из 20-тысячного городка Лазаревское, служил в армии, поступил случайно в университет, потому что опоздал на третий экзамен. Это потрясающе – то, что удалось сделать. Никакой рефлексии не будет. Когда ты все рабочее время тратишь на поиск возможностей, у тебя, к сожалению, не откладывается, что было каждый день. Мозг запоминает только то, что для тебя важно. А когда мы строили компанию всей бандой, для нас было важно только будущее. И все, что мы проходили, не откладывалось. И я раз сто жалел об этом – что мне нечего вспомнить.

• Уважать меня – ок, восхищаться – я не думаю, что можно мной восхищаться. Я думаю, что человек, который по 7-8 часов стоит на ногах и делает операцию на сердце и которого никто не знает, заслуживает больше восхищения. И я здесь не играю – есть более видные специальности, есть менее видные. Нельзя восхищаться бизнесменами – это такой же род деятельности, как учитель, как водитель. 

• Когда я больше увлекся футболом, то стал меньше внимания уделять «Магниту». Это очень логичное заявление, если в сутках осталось 24 часа.

• Наверное, я был достаточно сильным эмоциональным фронтменом. Но эти люди очень много приложили усилий. Но все хорошее и плохое связывалось со мной – и это неправильно. Когда я ушел, компания стала больше стоить – выросла у людей с верой в другую команду. 

Об отношении к ситуации в России. Крым 

Я родился в России, я гражданин России. Есть такие условия игры, в которых я живу. Если не нравится, я собираю манатки и уезжаю за границу. И говорю: мне не нравится жить в этой стране. Если это я моя страна, то я должен принимать то, что в ней происходит.

Я взял на себя какую-то ответственность за 11 тысяч мальчишек. Я должен понимать, что я несу ответственность за вот этих людей, которые ходят на стадион, потому что это их клуб. За вот этих ребят, которые у меня в школе. За то, что я благодарен этому городу, что он меня принял, когда я был молодой. 

Это всегда важнее, чем какие-то внешние пертурбации, которые всегда заканчиваются. Крым-рым, что попало, но когда-то заканчивается. Самое важное – ощущение, что ты живешь жизнью, которую ты хочешь. Или ты готов затянуться в водоворот внешней информации, которая тебя бомбит. Ты можешь целый день сидеть в этой ленте и сходить с ума. 

Позиция по Крыму? Я всегда принимать буду позицию политического руководства страны. Если она мне не нравится – я собираю вещи и уезжаю. 

Нас общество загнало в том, что мы должны сильно зависеть от того, что происходит в политике. Но есть люди, которым 50 с лишним лет, для которых важно, что сегодня вечером будет футбол. И важно посмотреть тренировку 14-летних и что из них вырастет. И от этого получаешь положительную энергию.

А ленты новостей: продали Аляску за 300 миллионов, берберы напали на китайцев, все прочее – это не твоя жизнь. Твоя жизнь – это что-то придумать. Я хочу построить красивые парки в Краснодаре, чтобы мы просто жили жизнью обычных людей и гордились своим городом, его дорогами. Я спросил мэра, губернатора: можно я это сделаю? Мне говорят: да. И мне это нравится, что они положительно относятся к тому, что я, богатый человек, здесь живу, что-то делаю.

И я считаю, что богатые люди должны улучшать условия там, где они живут. Взять, например, нашего мэра: у него есть бюджет, он должен платить зарплату, пенсии. Мы не очень богатая страна, вот они что могут – делают, но на всё не должно хватать. Богатые люди для того и есть. Вы из Америки прилетели. Там же есть Рокфеллеровский центр? Его ж не государство построило? 

– Там есть даже такая фраза: give back. Всегда.

– Отдавать.

– Отдай назад.

– Я тоже считаю, что два завтрака не съешь. Мне не нравится, когда богатые люди позволяют свои деньги тратить менеджерам. Создают какой-нибудь фонд борьбы с мушкой-дрозофилой. И наемный менеджер тратит эти деньги непонятно как – на свои бонусы и все прочее. Если ты сам заработал деньги, потрать их сам. Не может, например, учитель у себя в доме создать такой сквер, парк, увидеть такие деревья. А при этом он очень достойный человек, он учит твоих детей, внуков. Ты создай это у себя, чтобы они также чувствовали себя в комфорте, получали положительную эмоцию от жизни. И богатые люди должны это делать. Не обязаны. Но должны.

– А как это сочетается с потреблением яхт, самолета?

– Вы знаете, очень нормально сочетается. Я не видел людей, которые хотят жить в плохих условиях. Нормально для бизнесмена сначала добиться качественного содержания своей семьи, потом своих друзей. И потом подумать об остальных. Эволюционно это нормально. 

– Я просто, может быть, не понимаю до конца. Вот яхта 100 метров зачем?

– Вы уходите в индивидуальные потребительские вещи. А зачем стадион за 23 млрд рублей? Вы считаете, что я сюда не хожу? Человек имеет право потреблять свои деньги так, как он считает нужным. Я же мог построить утилитарный стадион. Человек имеет право потреблять свои деньги так, как он считает нужным. Вот я, например, считаю, что часы — это роскошь. У меня часов нет. 

Чем он занимается сейчас. Есть бизнес?

Я инвестирую где-то на рынке ценных бумаг. И все, что зарабатываю, я буду тратить на город. Я инвестирую в какие-то активы там, ценные бумаги, облигации, акции. Это все стандартный набор пенсионера.

Чтобы вы понимали, для меня бизнес закончился. Говорят, что я там какие-то рестораны открываю. Это неправда. Просто в парке нужен людям ресторан. Мы отремонтировали, сдали в аренду – все. Да, мы смотрим, чтоб уровень сервиса соответствовал тому, что мы хотим. Но я бизнесом не занимаюсь и не буду.

– Ваши амбиции в урбанистике не заканчиваются парком?

– Очень громко. Я буду предлагать городу какие-то проекты, помогать, потому что любой город в бюджете ограничен. Если они будут готовы принять меня, я буду это делать.

– Со смирением как бы.

– Смирение – это странный термин для российского предпринимателя. Без смирения – с активной жизненной позицией. Я хочу, чтоб город менялся. Но при этом чтобы не вызывать изжогу ни у кого: ни у граждан, ни у жителей, ни у власти. То есть если они хотят это, я сделаю. Нет – окей, мы еще какой-нибудь проект придумаем.

– А самому стать властью вы не думали? На городском или каком-то другом уровне.

– Это очень странный вопрос, который все время задают. Потому что это другой вид деятельности. Врачу разве говорят: ты не хочешь стать хоккеистом?

– Нет: ты не хочешь стать главврачом?

– Я закончил как предприниматель. Самая большая должность, которую я хочу до конца жизни теперь занимать, – это президент футбольного клуба «Краснодар». Это моя жизнь. 

Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив; youtube.com/Русские норм!; Gettyimages.ru/Epsilon, Keystone; globallookpress.com/Frank Hoermann/Sven Simon; РИА Новости/Наталья Селиверстова, Нина Зотина; rfs.ru/Михаил Шапаев; globallookpress.com/Komsomolskaya Pravda; twitter.com/fckrasnodar

развернуть
Считаю,что такое безобразие надо прекращать.

Аннотация: пост о том, как мною были обнаружены камеры над примерочным в магазине Фамилия, о вызове полиции в магазин, об их дальнейших действиях и о том, что же из этого всего получилось.

Пользователь сети заподозрил наличие камер над примерочными в магазине Фамилия в СПб на ст. м. Нарвская, которые через 2 недели благополучно исчезли.

Похожая картина мною была обнаружена в магазине Фамилия в ТРК "Меркурий" в СПб: прямо над примерочными подвешен перфорированный профиль, в котором проложена ПВХ гофра с аккурат проделанными отверстиями над каждой кабинкой:

Камеры видеонаблюдения над примерочными
фото 2

Камеры видеонаблюдения над примерочными
фото 3

Камеры видеонаблюдения над примерочными
Далее данный профиль идёт прямо в "мониторную" (прим. цитата из постановления).

Все косвенные признаки говорили о том, что в профиле могут быть скрытые камеры. В связи с данными подозрениями, я позвонил в полицию. Через несколько минут мне позвонил дежурный участковый и пытался меня убедить в том, что это потребительский спор, но мы то плавали, знаем, что это не он) Где-то через час на место приехал дежурный участковый старший лейтенант полиции. У ему указал на подозрительные отверстия. В этот момент сбежались сотрудники магазина в т.ч. охрана и состоялся примерно следующих диалог:

(А - Девушка-консультант и и.о. администратора, Я - Я)

А - Почему вы решили, что ведётся наблюдение?

Я - Над кабинкой висит камера!

А - Там нет камеры!

Я - Но я её вижу, вон она!

А - Ой, я ничего не знаю, обратитесь к охраннику.



( О - охранник, Я - Я)

О - Почему вы решили, что там есть камера?

Я - Потому что она там висит!

О - Э-э, я ничего не знаю, обратитесь к администратору.

С позволения сотрудника полиции мне удалось забраться и сесть на перегородку между кабинками. Засунув руку в профиль я вытащил это:

Это сообщение отредактировал catclaw - 9.02.2018 - 18:41

Камеры видеонаблюдения над примерочными
Встречайте, "MASTER MR-C19CHP4 - малогабаритная цветная видеокамера с разрешением 650 ТВЛ, в которой использованы последние технологии компании SONY. Видеокамера обеспечивает картинку высокой четкости с реальными цветами, а также обладает высокой помехоустойчивостью. Конструктивные особенности обеспечивают удобный монтаж и подключение видеокамеры".



Сотрудники магазина удивления не проявили и заявили, что она всего одна. Тогда я прошёл одну кабинку и тем же приёмом явил миру ещё две камеры:

Камеры видеонаблюдения над примерочными
Сотруднику полиции этого оказалось достаточно, он предложил мне написать заявление, что я и сделал.

А теперь кульминация!

Мною было получено постановление об отказе возбуждении уголовного дела, а вот и оно само:

Это сообщение отредактировал catclaw - 9.02.2018 - 18:41

Камеры видеонаблюдения над примерочными
Из него следует, что камер над примерочными не было и нет, мне всё приснилось, а фото из магазина сделаны в фотошопе)

Если бы могли, то наверно дописали бы, что осталось только данную бумажку скрутить и ...

Камеры видеонаблюдения над примерочными магазин, примерочные, видеонаблюдение, камеры, длиннопост, скрытое видионаблюдение, наша полиция нас бережет
Но мы не из "этих")



А вот и сам майор полиции Полегенько Андрей Валентинович, который проводил проверку и подписал данное постановление. Страна должна знать своих героев в лицо (фото взято из сети Интернет, в которой оно находится в свободном доступе):

Камеры видеонаблюдения над примерочными
сли этот пост прочитают сотрудники магазина или причастные сотрудники полиции, хочу передать вам "Привет", для нас с вами это ещё не конец. Все записи видео из магазина и фотографии с соответствующими заявлениями отправятся Прокуратуру и СК.


Also, на постановление будет подана жалоба в суд, по результату отпишусь.

Что касаемо написания заявления, считаю, что имеются признаки как минимум преступления по ст. 137 УК РФ. А теперь специально для считающих, что камеры установлены законно (это на самом деле не так).

Пруф: Статья на сейте Следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области: источник
Ссылка на решение суда на ГАС "Правосудие"

Спасибо за внимание!

P.S. пост несёт в себе информационный характер и не призывает искать камеры во всех 199 магазинах Фамилия по всей России, вызывать полицию, снимать всё от начала и до конца и доводить дело до суда с помощью Прокуратуры и СК.

ВСЕ!!!
развернуть

Самый понятный текст Лукомского. Для тех, кто неожиданно увлекся чемпионатом мира.

1. Игроки действительно много бегают.

2. Два года в товарищеских играх Черчесов пробовал трудные, но модные схемы с 5 защитниками. Прямо перед чемпионатом мира перестал и вернулся к схеме 4-4-2. Черчесов применял ее в прошлом. Это самая простая схема в футболе. И точно это лучший вариант для незвездной команды. Сработало!

3. Россия до сих пор не пропускала с игры. Простая схема и хорошая организация – идеальное сочетание.

Вот частая картина в матчах России. Мяч у соперника, расстояния между игроками сборной почти идеальные, соперник не может пасовать через центр. Что происходит дальше? Пас на фланг, навес, который выносят высокий Кутепов и Игнашевич.

4. Оборона такая организованная и крутая не только из-за тренировок, но и из-за опыта Сергея Игнашевича. Он вернулся в сборную прямо перед ЧМ, проводит отличный турнир и постоянно подсказывает остальным.

5. Россия понимает свое место в мире футбола. В каждом матче сборная отдавала мяч и оборонялась. Тактика подстраивается под любого соперника. Игра максимально упрощается.

Россия делает больше всех дальних передач на турнире. В матче Испанией сборная владела мячом в 4 раза меньше соперника (антирекорд турнира). Для незвездной команды это единственный шанс прыгнуть выше головы. Россия отложила в сторону большие идеи – и это сработало.

6. Артем Дзюба неожиданно для всех взбесился. С такой дикой мотивацией он может практически все. Дзюба положил 3 гола, но другая цифра даже круче – он выиграл больше всех верховых дуэлей (60 штук). Артем борется за каждый мяч.

7. Игорь Акинфеев проводит крутой турнир. В матче с Испанией он сделал 9 сейвов (лучший результат турнира – мексиканец Очоа делал столько же) – и это без учета серии пенальти, где он потащил еще два удара. Без Игоря выступление на ЧМ было бы просто хорошим, с ним – героическое.

8. Нам везет!

Самая легкая на турнире группа, в которой даже неприятности (например, травма Алана Дзагоева) помогают (Черышев заиграл в лучший футбол в карьере), плюс невероятная реализация моментов.

25,71% – это космическая реализация. Даже лучшие клубы планеты не показывают таких цифр. На дистанции сезона это невозможно. Но на коротких турнирах, где многое зависит от удачи, такое случается. Футбол сборных – хаотичная штука. Иногда из-за невезения хорошие команды вылетают, иногда фарт помогает скромным сборным творить чудеса. Сейчас все в пользу России. Надо наслаждаться моментом!

Фото: Gettyimages.ru/Clive Rose; REUTERS/Kai Pfaffenbach

развернуть
Я так понял-берут в ремонт сотовый, говорят одну цену. Через день цена вырастает.
Осторожно маты


взял отсюда
развернуть

Вадим Лукомский – о главной звезде Хорватии.

Модрич делает любую команду лучше

2007 год. Спортивный директор «Тоттенхэма» Дамьен Комолли проанализировал разницу между «шпорами» и клубами, которые тогда были «большой четверкой». Он сделал простой, но очевидный вывод: «Разница была в проценте успешных передач на чужой трети и проценте владения на чужой половине поля – тут мы сильно отставали. Единственный способ сократить пропасть: найти игроков принципиально другого типа – более техничных и креативных».

Комолли говорил об игроках – он даже не предполагал, что проблему может решить один футболист, но именно эти поиски привели его в Загреб, где он просматривал Луку Модрича. Увидев полузащитника, Комолли «забыл о цифрах и просто влюбился». Неудивительно, ведь даже в хорватском «Динамо» Модрич выдавал такое:

Это яркий пример того, как Модрич помогает команде действиями, которые вообще не отражаются в статистике. Это его специализация, хотя и цифры у него были замечательные, пускай и неочевидные. «Меня поливали грязью за этот трансфер: он слишком маленький, слишком слабый, не забивает и не отдает голевых. Но Лука был игроком, в ком клуб отчаянно нуждался – всегда открыт для передачи, великолепно играет между линиями защиты и полузащиты соперника, идеально исполняет пас перед голевым пасом. Уже тогда мы считали предголевые передачи – и поэтому были уверены, что он станет одним из лучших полузащитников АПЛ», – вспоминал позже Комолли.

Драган Стойкович, один из самых талантливых югославских футболистов в истории, говорил о Модриче: «Наблюдая за его игрой, я увидел маленького мальчика с белыми волосами, который в каждом эпизоде принимал именно то решение, которое принял бы я сам». Понимание футбола Луки было на уникальном уровне. «Тоттенхэм» заплатил за хорвата 16,5 млн фунтов – трансферный рекорд, который превратился в сделку века.

«В предматчевых беседах Харри Реднапп зачитывал состав, написанный от руки на маленьком листочке бумаги, и говорил: «Просто пасуйте на Модрича, потом Лука найдет Рафу – и мы выиграем матч», – вспоминал Рафаэль ван дер Варт. С такой тактикой «Тоттенхэм» Реднаппа играл в самый зрелищный футбол АПЛ и минимум по полсезона боролся за чемпионство. Для той команды это было прыжком выше головы.

Модрич был самым важным игроком как для качества игры, так и для стиля. Хорват делал все – продвигал мяч вперед, создавал моменты, придавал баланса опорной зоне, создавал пространство для партнеров, использовал пространство, которое давали ему, помогал проходить прессинг соперников. После ухода Луки в «Мадрид» «Тоттенхэм» так и не смог его заменить. Даже самый близкий аналог и один из самых уникальных полузащитников нынешней АПЛ – Мусса Дембеле – не обладал и половиной этих качеств.

Несколько сезонов «шпоры» играли просто ужасно. Лишь миллион голов Гарета Бэйла дальними ударами замаскировали игровой провал. Без Модрича (игры) и Бэйла (маскировки отсутствия игры) Андре Виллаш-Боаш быстро потерял работу. Даже следующий постоянный тренер – Маурисио Почеттино – не сразу нашел баланс. Первый сезон был очень слабым по игре, а аргентинцу пришлось полностью перестроить систему игры, прежде чем «Тоттенхэм» вернулся на тот уровень. Но даже сейчас команда не играет так стильно.

Модрич не только выполнял работу двух-трех футболистов, но и был загадкой для соперников. Никто не понимал, как его лучше нейтрализовывать. «На тренировках у него было невозможно отобрать мяч, – вспоминал бывший полузащитник «шпор» Джейми О’Хара. – Он был маленьким, но его икры казались кирпичными. Он был невероятно силен, при этом обладал низким центром тяжести. Но больше всего впечатляла обработка им мяча. Он всегда понимал, в какую сторону обрабатывать, с какой стороны на него несется соперник и что он собирается сделать. Этим пониманием он всегда создавал дополнительное пространство. Он также всегда предвидел ситуацию на поле на три паса вперед. Его мозг работал быстрее, чем у всех остальных».

«Мой самый трудный соперник – Лука Модрич. Сначала кажется, что его можно переиграть за счет мощи, но он намного сильнее, чем кажется, при этом его мозг работает в 20 раз быстрее, чем у обычного человека», – соглашался Джонджо Шелви.

Именно поэтому Модрич, вне зависимости от роли, делает любую команду лучше. «Мадриду» потребовалось время, чтобы это осознать, но сейчас никто не сомневается. Пожалуй, ярче всего важность хорвата проявилась в последний сезон Карло Анчелотти. С ним команда показывала лучший футбол в эпоху итальянца и уверенно лидировала в Ла Лиге. Без него провалила вторую половину сезона. Анчелотти лишился работы, а Marca троллила Модрич-зависимость легендарным заголовком «Что делать, если Модрич простудится?» и подписью под ним: «Паниковать».

«Я никогда не составлю символическую сборную игроков, которых тренировал. Посмотрите только на вратарей – Буффон, Ван Дер Сар, Касильяс, Нойер. Уже не могу выбрать лучшего. С другими позициями будет также, но в ней точно будет Лука Модрич. Он сочетает выдающуюся технику с чтением игры и сильным лидерством. К тому же, он отличный человек», – объяснял Анчелотти.

С ним согласится любой, кто тренировал Модрича. Моуринью после работы с хорватом сделал схему 4-2-3-1 любимой и в каждой команде ищет игрока, который дал бы ему все качества Модрича. Специально под эту задачу он покупал Сеска Фабрегаса и обновлял трансферный рекорд на Поле Погба, но даже с ними новая концепция Моуринью не работает так здорово.

Рафа Бенитес проработал с ним недолго, но был поражен пониманием игры и общался с Лукой больше, чем с любым другим игроком. Зинедин Зидан воодушевлялся каждый раз, когда у него спрашивали про хорвата на пресс-конференциях: «У меня много звезд, но говорить о Модриче мне особенно приятно. Его спокойствие с мячом на невероятном уровне. Он и есть спокойствие. Он позволяет команде играть хорошо».

«Модрич не просто мой друг. Он лучший полузащитник мира. Без сомнений. Я специально говорю «не один из лучших», а именно «лучший». Лука постоянно прибавлял и сейчас находится на пике», – уверен Дарио Срна.

Даже соперники им искренне восхищаются. «Модрич – лучший футболист «Мадрида». Именно он позволяет им играть в футбол, который всем удобен. Именно он придает команде баланс», – говорил экс-капитан «Атлетико» Габи. Другой полузащитник, часто игравший против Модрича в дерби, отметился еще более дерзким комплиментом. На вопрос, кого – Роналду, Бэйла или Бензема – он хотел бы видеть в «Атлетико», если бы мог позвать только одного, Коке ответил: «Модрича. Мне нравится, как он контролирует игру всей команды. Всегда наслаждаюсь Модричем».

Но самую точную характеристику полузащитнику дал лучший тренер прошлого сезона Ла Лиги Кике Сетьен: «В шахматах Модрич был бы королевой, потому что он невероятно универсален и понимает игру вплоть до самых мелких нюансов. Он контролирует полузащиту, доминирует в любой ситуации и обладает мобильностью шахматной королевы».

Модрич не умеет играть плохо

Есть стабильные игроки, которые не могут играть под давлением. Есть стабильные игроки, которые проваливаются, когда тренер дает им слишком трудную роль. А есть Лука Модрич. Зидан не помнит его неудачных матчей, он легко выполняет 2-3 роли в одной и тащит сборную на чемпионате мира, несмотря на ненависть всей страны.

На пути к финалу Лиги чемпионов-2017/18 Модрич исполнял контролирующего полузащитника, главного созидателя, прессинг-машину, разрушителя прессинга и даже оборонительного правого полузащитника. Всегда это было между «отлично» и «гениально». Каждая новая роль (часто вместе с новой позицией) – это отдельный матч плей-офф ЛЧ. То есть почти в каждой важной игре ЛЧ Лука делал что-то новое – нужное «Мадриду» в конкретном матче.

Часто это что-то тащило команду и маскировало тактические недостатки планов Зидана. Лука находит эти гениальные решения проблем самостоятельно. «Я никогда не перегружаю его инструкциями. Просто говорю о двух или трех маленьких оборонительных деталях», – объяснял Зидан.

Полтора года назад был показательный момент. После первого матча 1/8 финала между «Реалом» и «Наполи» у тренера «Юве» Макса Аллегри попросили короткий анализ матча: «Я получил удовольствие. Когда смотришь такие матчи, всегда получаешь новые идеи, которые позже можно применить в своей команде. Но в некоторых эпизодах нужно просто смотреть. Смотреть на Луку Модрича. Прессинг, тактика и другие вещи, на которых мы зациклены, не имеют вообще никакого отношениях к этим эпизодам. Они состоят из мастерства игроков. Это чистый кайф. За этим всегда приятно наблюдать».

Аллегри уточнил, что в первую очередь говорил об эпизоде на 28-й минуте, в котором Лука сначала контролировал темп атаки и направления, а потом взорвал ее трудным пасом вперед и подключением в опорную зону. В конце сезона Аллегри сыграет против Модрича в финале Лиги чемпионов – и совсем не придумает, как его сдержать. Макс не виноват, он один из лучших тактических умов современности, просто хорват адаптируется к любому плану.

Именно поэтому обычно спокойный Зизу однажды посмеялся над людьми, которые сомневаются в Модриче. Экс-тренер «Мадрида» признался, что не помнит ни одной плохой игры Луки и искренне волнуется за благоразумие людей, которые такие матчи видели. Но чаще Зидан просто не находил слов, чтобы описать игру Модрича. «То, как он отдал этот пас внешней стороны стопы. Это же просто мм...», – восхитился однажды француз на пресс-конференции (и вероятно, еще миллион раз про себя).

«Лука всегда так стабилен. Он видит передачи, которые никто, кроме него, не видит. Я был свидетелем таких передач так много раз – что «Тоттенхэме», что в «Мадриде», – восхищался Гарет Бэйл.

«Модрич способен на абсолютно любую работу, которую теоретически можно требовать от полузащитника, но самое важная штука в его игре – это обостряющий пас. Прямо или косвенно он всегда вскрывает оборону соперника», – восхищался Анчелотти. «Посмотрите, как часто Лука Модрич участвует в отборах – это главное его отличие от любого другого настолько же креативного игрока. Он выигрывает 8 из 10 оборонительных дуэлей. Это сильно отличает его от остальных и делает самым универсальным полузащитником», – объяснял Франк Де Бур.

Вот скромный набор навыков, которые у Луки на топ-уровне:

И это без очевидностей вроде эпизодических, но очень крутых дальних ударов. Почти любую роль он исполнит лучше, чем 99% профильных исполнителей. Полузащита «Мадрида» – хороший пример. Обычно в партнерах у Луки – Каземиро (разрушитель), Тони Кроос (плеймейкер, который определяет темп матча) и Иско (человек, который обостряет). Модрич умеет все перечисленное. Он не супермен – и не может делать все это сразу, но достаточно умен, чтобы определить, что важнее в конкретном матче. Он – идеальное тактическое оружие.

«Мадрид» – разбитая команда. Семь игроков атакуют, а Каземиро с защитниками прикрывают центр», – говорил Хави в январе. Теоретически это не должно работать, но у них есть Модрич – он лучше всех в мире устраняет тактические недостатки.

Кажется, Модрич все-таки получит признание

Недооценивать Модрича – старая традиция. «Хайдук» отказался от него из-за габаритов. В «Динамо» Загреб он пробился только через аренду в боснийскую лигу. Харри Реднапп только на второй год начал ему по-настоящему доверять. А Marca в 2013-м выбрала хорвата худшим трансфером испанского сезона.

Последнее займет достойное место в коллекции футбольных фэйлов исторического масштаба – где-то рядом со словами из вердикта шотландского суда по делу Алекса Фергюсона в 1978-м. Тогда Ферги судился с президентом «Сент-Миррена» с иском о неправомерном увольнении – суд посчитал увольнение законным и постановил, что у Фергюсона «нет вообще никакого таланта к любой управленческой деятельности».

Все меняется. Кажется, мир готов признать гений Модрича. На этом ЧМ Лука делает то, что делал всегда – тащит команду. Только теперь его охотно называют лучшим игроком всего турнира.

Полузащитник «Гранады» Хави Маркес назвал сына Модричем – правда, потом пояснил, что это лишь совпадение. Его жене просто понравилось имя, «хотя Модрич – хороший человек и игрок». Тренеры команд соперников выпрашивают у Луки футболку – именно так поступил Кике Сетьен в позапрошлом сезоне.

Минимум второй год подряд Модрич – лучший игрок финала ЛЧ. После матча Аргентина – Хорватия ни у кого даже не возникало сомнений, кто был лучшим игроком под 10-м номером на поле. Де Бур в колонке для The Independent говорит, что Модрич – лучший полузащитник поколения, считая это настолько очевидным, что даже не дает никаких пояснений. Деян Ловрен выдвигает партнера на «Золотой мяч» – и его слова воспринимают как должное. Как и цитату Ивана Ракитича о том, что Лука «с другой планеты».

Даже самый неприятный эпизод – пенальти против – случился после паса, на который способен только Модрич, а перед серией пенальти в том матче Ракитич сказал: «Лука спасал нас так много раз, сейчас наша очередь спасти его».

Нынешний тренер сборной Златко Далич отлично понимает Модрича и в зависимости от соперника меняет его позицию. Это определяет игру Хорватии: на ЧМ Модрич уже сыграл в опорной в 4-2-3-1, десятку в 4-2-3-1, полузащитника в 4-3-3 и гибридную роль из двух последних вариантов. Именно Лука – главная проблема Франции в финале. Полностью сдержать его не смог пока никто.

Фото: REUTERS/Ivan Alvarado; Gettyimages.ru/Jamie McDonald, Shaun Botterill, Gonzalo Arroyo Moreno (4,5); globallookpress.com/Isa Saiz/Photo Media Express/VWPics, Maurizio Borsari/AFLO; использовано фото: РИА Новости/Григорий Соколо

развернуть

Такого в России больше нет.  

В середине января на Sports.ru вышел текст о детском супертурнире в Москве: на него приехали «Милан», «Интер» и лучшие академии России. Турнир организовал Николай Ларин – бывший журналист, работник банка и фанат «Динамо», который в 2008-м стал директором школы «Чертаново» и фактически поднял ее из руин. Теперь она играет не в третьей детской лиге, а в высшей и ездит на соревнования в Европу, где обыгрывает школы «Барселоны», «Милана» и «Эспаньола». Сам Ларин отчаянно верит, что русские даже во взрослом футболе могут быть не хуже сильных иностранцев, и, чтобы доказать это, создал профессиональную команду из воспитанников, которая уже играет в ФНЛ.  

В комментариях вы просили написать о нем отдельный репортаж:

Мы выполнили эту просьбу. Александр Головин еще раз встретился с Николаем Лариным и услышал историю самого удивительного клуба России.

***

Мы садимся с Лариным в большом кабинете на втором этаже школы. На столе – куча бумаг, грамоты; на стенах – десятки шарфов русских и иностранных команд и футболки с фамилиями воспитанников. Начало разговора прерывает звонок из департамента спорта.

– У нас играл Никита Чай. До этого он был в «Локомотиве». Не очень сильный, но с трагической историей, – объясняет мне после общения по телефону директор «Чертаново». – Его родители приехали в Москву покупать квартиру и пропали без вести с деньгами. Парень остался один с бабушкой. Мы узнали об этом, когда он пришел на просмотр. Стало жалко, взяли, хотя видели, что большого футболиста из него не получится. Мы понимаем, что кроме спортивной составляющей школа несет социальную миссию, когда надо просто помогать людям. Никита играл за нас в чемпионате, за сборную Москвы даже, стал с ней чемпионом России. Сейчас закончил. Пытаемся совместными усилиями помочь ему, чтобы государство дало квартиру. Шансов, наверное, не очень много, но все в жизни бывает.

Ларин только заканчивает мысль, как звонят снова. Идет какое-то обсуждение стадионов.

– Если хотите инсайдов, то вот, – говорит он, повесив трубку. – Мы пока не знаем, где начнем вторую часть чемпионата, но один из вариантов – спортивный городок в «Лужниках». Поле построили к чемпионату мира, два раза там тренировалась сборная Хорватии. Сейчас играем в Домодедово, но там нет подогрева, поэтому в марте невозможно. Плюс в городе вообще собрались перекладывать газон на искусственный. А «Лужники» – это и для болельщиков удобно.

 ***

На зимний перерыв «Чертаново» ушло на четвертом месте в ФНЛ (после 24 матчей из 38). Если в мае все так и закончится, то команда, за которую играют только собственные воспитанники, окажется в переходных матчах РПЛ. Хотя все началось только в 2014-м.

«Сама идея возникла летом 2013-го, у Сергея Николаевича [Галицкого] – на пять лет раньше, – поясняет Ларин, когда я уточняю, кто первый решил играть воспитанниками. – До этого у нас была просто академия. Люди выпускались из нее и уходили в профессиональные клубы. Но там им не доверяли, они не получали то, на что рассчитывали. В интересах футболистов мы решили стать участниками профессиональных соревнований и сами контролировать переход воспитанников от юношеского футбола ко взрослому. Попросту доверять молодым. Заявились в ПФЛ, хотя это было очень трудно».

Тогдашний президент РФС Николай Толстых требовал, чтобы «Чертаново» стало профессиональным клубом, а Ларин этого не хотел (и до сих пор не сдался): «У нас образовательное учреждение, мы выполняем госзадание и готовим игроков для сборных и команд-мастеров». Естественно, перый сезон получился запредельно сложным – 15-е место из 16 в зоне «Центр». После было 11-е из 14 и 6-е из 13. В прошлом сезоне «Чертаново» переехало в зону «Запад» и выиграло ее. 

В ФНЛ бюджет клуба вырос в три с половиной раза: вместо 27 миллионов рублей стало 92 миллиона.

«Во-первых, теперь у нас две команды: «Чертаново-2» играет в ПФЛ – на него уходят примерно 15 миллионов. Во-вторых, появился взнос в ФНЛ: платим лиге больше 10 миллионов – из них она выплачивает судьям гонорары и оплачивает их перелет до матча. Выросли траты на выезды: все гостевые матчи в сумме обходятся в 12 миллионов. Если в ПФЛ принимали соперников на домашнем стадионе, то теперь – в Домодедово, где каждая игра с учетом милиции, скорой и пожарной – это 450 тысяч. За сезон – 9 девять миллионов. Плюс премиальные, которые в два раза больше, чем раньше: было 15 тысяч рублей за победу, сейчас – 30 тысяч. Каждая победа с учетом налогов – больше миллиона рублей», – подсчитывает Ларин.

При этом зарплаты, по его словам, почти не выросли: раньше средний оклад был 35 тысяч рублей, сейчас – 40. «Если кому-то и повысили, то максимум на 10 тысяч, чтобы понимать, что это основной игрок. Общий разброс – от 18 тысяч до 100. Максимум получает всего пять человек. Фамилии называть не буду, хотя ребята знают, у кого и сколько. В ПФЛ есть и те, кто играет вообще без контракта – это ученики школы». Зарплату тренера Ларин не называет – говорит лишь, что она достойная, потому что Игорь Осинькин (первый тренер Дзагоева во Владикавказе, работал в академии Коноплева, три матча с «Кубанью» в РПЛ-2013 и шесть игр в 2016-м – Sports.ru) – «тренер топ-класса, который в РПЛ получал бы, условно, 4-5 миллионов евро». И добавляет: с каждой зарплаты клуб отдает еще 30% налогов. Еще он хочет, чтобы все тренеры академии получали премии за выступление бывших воспитанников за главную команду. 

***

Академия «Чертаново» полностью финансируется (250 миллионов рублей в год) из бюджета Москвы. Помогать клубу, пусть даже он состоит только из воспитанников, город пока не хочет. «Это нормальная история, – соглашается Ларин. – Не надо финансировать профессионалов государственными деньгами, нигде в мире этого нет. Возможно, в регионах это еще можно оставить, чтобы клуб совсем не умер, но не в таких же объемах, как сегодня. Особенно я не понимаю, когда на бюджетные деньги покупают легионеров. На эти деньги можно строить поля для детей. Не хотите вкладывать в футбол – стройте больницы. Но не покупайте легионеров! Они приехали, получили деньги и уехали. А больницы и футбольное поле останутся. На мой взгляд, правительство Москвы в этом плане показывает пример всей стране: на детский футбол деньги даем, на профессиональный – нет».

Ларин ищет 92 миллиона на клуб сам. И находит, хотя в ФНЛ не платят за трансляции, а билеты «Чертаново» раздает бесплатно. «На первую-вторую лигу можно продавать по 50-100 рублей, но какой в этом смысл? Колоссально они нам не помогут, плюс болельщики и так ездят за нами в Домодедово. Это мы им помогаем: когда-то автобус организуем, когда-то деньги на флаги дадим», – утверждает Ларин.

Ларин говорит, что сегодня у «Чертаново» два источника дохода – спонсоры и трансферы. Первые обеспечивают около 15% бюджета (14 миллионов рублей). «Наши партнеры: «Диаспорт» – фирма, которая стелет поля по России и как минимум половину прибыли перечисляет нам, и «Футболомания» – они продают спортивные товары и платят нам за рекламу на стадионе и в соцсетях. Считают, что таким образом о них узнает больше людей, поступит больше заказов. Плюс есть другие люди, неравнодушные к нашему пути развития».

– Но это не ваши друзья?

– Мои друзья и родственники. Если бы они не были друзьями, возможно, они бы к нам не пришли. Я и других друзей пытаюсь убедить, чтобы нам помогали. Помогает искать партнеров и руководитель Москомспорта Николай Гуляев (олимпийский чемпион-1988 по конькобежному спорту – Sports.ru).

***

За счет сегодняшних спонсоров клуб не вытянул бы даже в ПФЛ. В ФНЛ только за лето и осень накопился 40-миллионный дефицит бюджета: «Чертаново» могло влезть в долги по зарплатам, домашним матчам и перед фирмами, которые помогали организовывать выезды. Возможные долги прикрыли продажей трех главных талантов: 19-летние Глушенков и Умяров ушли в «Спартак», 22-летний Зиньковский – в «Крылья Советов».

В оперативной продаже «Чертаново» помог самый статусный агент России Павел Андреев (он ведет дела многих игроков сборной – от Джикии до Глушакова и Миранчуков). «Мы с ним друзья. В сентябре сказали ему, что надо кого-то продавать, чтобы найти деньги на завершение сезона в ФНЛ. Через время поступило предложение от «Спартака», который как раз следил за нашими футболистами», – объясняет Ларин.

Кроме «Спартака» ими интересовались еще два клуба (по информации Sports.ru, один из них – ЦСКА), но игроки отказались: «Ребята понимали, что изначально рискуют, когда уходят. Но одно дело – рискнуть и не попасть в РПЛ, тогда можно играть в ФНЛ за «Спартак-2». Другое – не попасть в РПЛ и играть за дубль. Этот аргумент для них важен, как они мне сказали». Повлияло и то, что предложение «Спартака» поступило в конце сентября – тогда при Каррере в чемпионате и еврокубках постоянно выходили Максименко, Рассказов, Ломовицкий, Игнатов. «Умяров играл с Игнатовым в одной сборной и видел, что тот уже в основе «Спартака». Думаю, это повлияло. Наверное, он считает себя как минимум не слабее, а я считаю Наиля будущим игроком сборной», – подчеркивает Ларин.

За Умярова и Глушенкова «Чертаново» совсем не торговалось. «Спартак» предложил за обоих 37,5 миллиона рублей – Ларин сразу согласился. «Это дешево, но по-другому было невозможно, нам срочно требовались деньги – говорит он. – Но нельзя сказать, что «Спартак» этим воспользовался, он, наоборот, очень выручил, поступил благородно. Перевел деньги за полтора месяца до того, как контракты вступили в силу. Это большой риск – за это время ребята сыграли за нас еще по восемь матчей, могли получить травмы».

Кононов взял Умярова и Глушенкова на первые два сбора «Спартака» – журналисты говорят, что оба смотрятся достойно. Если за сезон они станут игроками основы, «Чертаново» получит еще и бонус – примерно те же 37,5 миллиона. Для этого они должны провести за основу определенное число матчей; если меньше – сумма чуть сдуется. 

Ларин отказывается назвать сумму трансфера другого воспитанника – Зиньковского (им интересовались в Бельгии, но до конкретики не дошло; и в Казахстане – отказался сам). Но очевидно, что это более выгодный трансфер. «В «Спартаке» на одного получилось по 19 миллионов, здесь – чуть больше, но ненамного. В целом мы всех продали невыгодно. Но футболисты нас за это любят – знают, что мы работаем в их интересах и не заламываем цены. Антон живет в Новороссийске, ему надо обеспечивать родителей».  

– Transfermarkt пишет, что он перешел за 800 тысяч евро – это 56 миллионов рублей.

– Видел. Было бы здорово, если бы это было так. Но это не так. Я вообще не понимаю Transfermarkt. Иногда смотрю цены на наших футболистов и вижу, что там есть Сергей Хабаров за 25 тысяч евро. Если кто-то хочет купить Хабарова за 25 тысяч, мы продадим сегодня же, потому что он уже два с половиной года не играет в футбол и работает спортивным директором команды.

***

Я спрашиваю, что случилось бы с командой, если бы зимой никто не купил Умярова, Глушенкова и Зиньковского, Ларин затрудняется ответить: «Сложно сказать. Мы сильно рисковали, пойдя в ФНЛ. Наверное, искали бы деньги в другом месте. Где – не понимаю. В одном уверен: мы бы их все равно нашли, но это было бы тяжело. Может, продали бы не этих троих за десятки миллионов, а пятерых, но дешевле. Конечно, есть вероятность, что мы снова опустимся в ПФЛ, потому что просто не найдем средств, все бывает. Но надеюсь, что такого не произойдет».

Ларин говорит про ПФЛ, при этом верит в чудо – выход в РПЛ. Тогда придется расширяться. «У нас хорошие отношения с «Локомотивом», «Спартаком». Вариант, над которым думали, – «Сапсан-Арена», 10-тысячник у «Локомотива». Он подходит по требованиям. В случае чуда просили бы руководство РЖД играть там. Может, когда-то доберемся до «Лужников», основной арены. Вдруг мы в Лигу чемпионов выйдем – ЦСКА же играл с «Реалом» там. Почему нам когда-нибудь не сыграть? Звучит смешно, но было время, когда мы за миллион рублей продавали игроков, а сейчас другие деньги. Может, Пиняев (форвард, который два года подряд ездит на стажировку в «Манчестер Юнайтед» – Sports.ru) подрастет, будет звездой, принесет школе деньги – а может, и не принесет. Может, наконец найдем генерального спонсора, а может, не найдем, проиграем все матчи и вылетим назад в ПФЛ. Знаю одно: российский футбол многое потеряет, если мы не найдем спонсора или новых партнеров».

По словам Ларина, в финансовом плане играть в РПЛ даже проще, чем в ФНЛ и ПФЛ: «Надо только решить вопрос со стадионом. Все остальное намного легче: меньше игр, ближе перелеты, пять команд в Москве, есть поступления от ТВ-прав – 70-80 миллионов рублей для команды, которая только вышла. Это вообще отлично. Если бы эти деньги были сейчас, мы бы вообще ни о чем не думали».

***

В большой кабинет Ларина часто приходят журналисты – он принимает всех. «Пока не надоело, открыты каждому. Если бы в каждом клубе были так открыты…». Для него общение с медиа – дополнительный способ привлечь спонсоров. Это особенно заметно, когда я спрашиваю, почему клуб до их пор не стал ООО, а играет как образовательное учреждение.

«Мне нравится то, что есть сейчас. Когда будет футбольный клуб, к нему будет отношение как к клубу. А я хочу, чтобы относились как к академии, – отвечает директор «Чертаново». – У нас три основных направления: играем только своими воспитанниками, районная команда и участвуем в турнирах как академия. Это более резонансно. Мы же хотим, чтобы на нас обращали внимание. Чем больше будут обращать. тем тем больше шансов, что какие-то люди наверху, которые могли бы на помочь, увидят и помогут. У нас есть некая уникальность. Второй сезон подряд команда в профессиональных соревнованиях полностью себя окупает за счет спонсоров и продажи футболистов».

Я говорю Ларину, что это отличная бизнес-модель по примеру итальянцев и португальцев – растить своих и продавать, а он снова замечает, что выполняет государственное задание по подготовке игроков для сборной, а не делает бизнес. «Да, я надеюсь, что на нас обратят внимание большие корпорации и мы станем большим клубом. Но даже тогда за нас по-прежнему будут играть только собственные воспитанники. Просто мы обеспечим им достойную зарплату. И без легионеров будем конкурировать с лучшими клубами России».

Ларин примерно понимает, за сколько нужно продать игрока, чтобы закрыть все затраты на его воспитание с первого года: «Хотя никогда не делали таких расчетов. Может, 10 миллионов, может, 20 – за те 10 лет, пока он играет в академии (в «Краснодаре» – 1,5 миллиона рублей на человека за год обучения – Sports.ru). Нужно учитывать экипировку, зарплаты тренеров, поездки на турниры, проживание в интернате, если он не из Москвы. Много факторов». При этом компенсация за игроков – смешная.

Компенсация – это сумма, которую профессиональный клуб выплачивает академии, когда игрок подписывает первый профессиональный контракт (Евгений Савин в декабрьском выпуске шоу «Красава» рассказывал, как игроки вынуждены выплачивать компенсацию сами). Эта сумма не приравняется к рыночной трансферной стоимости. «Компенсация зависит от того, сколько лет игрок провел в школе и в каком возрасте. Если в 10 лет, то за год выходит 20 тысяч рублей. Чем взрослее, тем выше ставка. Плюс если он перешел в клуб ПФЛ, то сумма умножается на один, ФНЛ – на два, РПЛ – на три. Если парень был с 10 до 17 лет в системе школы, это может быть и 500 тысяч рублей – при условии, что его покупает клуб РПЛ. Но это не те деньги, которые на него были потрачены». Ларин добавляет, что компенсацию при переходе игрока в ПФЛ нужно отменить: у маленьких команд и их игроков просто нет денег, чтобы рассчитаться с академией (обновление: уже после записи интервью это правило отменили – Sports.ru). 

Еще один закон, который не нравится Ларину: школы могут заключать договоры с воспитанниками, но эти контракты не признаются профессиональными, если нет команды хотя бы в ПФЛ. «На мой взгляд, это противоречит регламенту ФИФА. Там сказано, что если футболист имеет трудовой договор и деньги, которые он получает, компенсируют ему затраты на питание и проезд до места тренировок, то он может считаться профессиональным футболистом. И договор может считаться профессиональным. Пусть даже человек играет на КФК. А у нас в стране трактуют по-другому. Из-за этого, если у школы нет команды в ПФЛ, она не может продать игрока за рыночные деньги. Только за смешную компенсацию».

Из-за этой нормы из «Чертаново» в «Локомотив» ушел Иван Лапшов – во времена Толстых РФС признал его договор любительским. Также упустили Александра Зуева. Чемпион Европы-2013 (U-17) выпустился из академии, когда у нее еще не появилось профессиональной команды, и почти бесплатно ушел в «Спартак» (теперь он в «Ростове»). 

«Сейчас наши отношения со «Спартаком» выстроены правильно: если какой-то футболист их интересует, то мы обсуждаем и продаем. Тогда они выстраивались на доверии, через посредников. Один из них – Миша Череповский – решил на этом заработать. В итоге Зуев, которого мы восемь лет готовили, покинул нас за 400 тысяч рублей. Могли бы заключить нормальный контракт – получили бы рыночную стоимость и смогли бы развивать академию», – вспоминает Ларин.

Ларин даже летал к Зуеву в Челябинск, чтобы повлиять на ситуацию: «Пытался уговорить, чтобы он не делал определенных вещей, связанных с переходом. Я же понимаю, как легко вскружить голову молодому 17-летнему парню. В два счета, сказав ему то, что он хочет услышать. Мы-то говорим то, что думаем. А ему – то, что хотел услышать. Суммы, клубы, карьеру. Жаль, что тогда деньги за переход получили агенты, а не школа. Но сейчас мы в хороших отношениях с Сашей и готовы помогать ему во всем, если понадобится».

***

Работа в «Чертаново» – единственный источник дохода Ларина. Согласно декларации, за 2017 год он заработал 2,4 миллиона рублей. «Все правильно, никаких бизнесов, только зарплата – 124 тысячи рублей и проценты от банковских накоплений».

– Вы как раз работали в банке. Накопления только лежат под процент или работают серьезнее – вложились в бизнес?

– Они просто есть. Не жалуюсь, хотя квартиру, например, пока не купил – снимаю уже 15 лет. Дачи тоже нет. 

– Откуда у вас Audi A6 и Infiniti?

– Когда работал в банке («Золостбанк», закрылся в 2015-м – Sports.ru), мог себе позволить. Audi купил еще в 2006-2007 году, сейчас она используется для нужд клуба – иногда тренеры и футболисты берут ее для своих дел, на ней же встречают руководителей других клубов. Сейчас она ездит, а когда сломалась, в 2012-м взял большой Infiniti. На нем с пресс-службой «Чертаново» ездил за нашей сборной-1996 на все отборочные этапы Евро-2013 и Евро-2015. Первый цикл: Чехия, Англия, Словакия. Второй: Северная Ирландия, Швеция. В Грецию – на самолете уже.

Ларин говорит, что ездил по Европе для того, что поддержать парней и транслировать матчи: «Никому, кроме нас, это не надо было, а люди в России хотели смотреть. Делали видео на сайте. Более того, я нашел деньги, чтобы оператор и журналист с «НТВ-Плюс» поехали на три недели в Словакию на финальный турнир Евро. Каждый день на канале выходили сюжеты. Многие игроки той сборной мне потом писали. Для них непривычно, что ездят люди, фанаты, снимают все матчи, берут интервью, что-то рассказывают. Не хочу пафосно говорить, но в той победе есть и минимальная наша заслуга. Мы реально все искренне делали. До этого так никто не делал». В той сборной было шесть воспитанников «Чертаново» – после Евро в академию пришли записаться сотни новых детей. Чтобы справиться с наплывом, школа даже открыла второе отделение – «Чертаново-2».

Директор академии не впервые пробивает сложные выезды: в 80-е и 90-е без денег добирался за «Динамо» в любую точку страны. Но за две встречи я так и не понял, зачем Ларину, который мог спокойно сидеть в правлении банка, а по вечерам бегать в корпоративной лиге, понадобился детский футбол – с несправедливостью, финансовыми проблемами и трудом, который почти никто видит и не оценит.

«Я хочу, чтобы сборная России выиграла чемпионат мира и в ней было хотя бы два воспитанника академии «Чертаново. Ну ладно, хотя бы один», – отвечает он.

– Для чего? Чтобы потешить самолюбие? Остаться в учебниках? Помочь стране?

– Есть люди, у которых на первом месте стоят финансы. У коллектива «Чертаново» точно не деньги – это 100%. Просто если когда-нибудь с нас будут брать пример и у людей станет получаться, то мы окажемся удовлетворены тем, что кому-то показали этот путь: когда ты сначала создаешь академию, инфраструктуру и только затем – команду с минимальным бюджетом. Я буду очень доволен, если в России появятся 15 школ «Чертаново» с другими названиями. Пока это утопия: всем нравится работать в профессиональном футболе, потому что там деньги большие. Они знают, что поработают год, а потом уйдут в другое место. Зачем им что-то создавать 10 лет. Если бы мы так жили, здесь бы ничего не было.

Но мы фанаты футбола. Мы счастливые люди. Наше хобби – это наша работа. А человек, который занимается любимым делом, – счастливый человек.

Подписывайтесь на телеграм-канал Головина

Фото: vk.com/fcchertanovo; vk.com/club2919273; РИА Новости/Григорий Соколов, Илья Питалев

развернуть

Четыре года назад Антон Евменов отвечал за трансферы ЦСКА – это он привозил в самый экономный русский топ-клуб Марио Фернандеса, Понтуса Вернблума и – о ужас – Витиньо.

Год назад Антон Евменов возглавил селекционный отдел «Зенита» и застал очень странное поведение и результаты тренера Мирчи Луческу: самый богатый клуб России не смог прорваться не то что к первому месту – даже в Лигу чемпионов.

Этой осенью Антон Евменов стал управляющим директором кипрского «Пафоса» – клуба, который теперь связывают с российским бизнесменом Сергеем Ломакиным (он также владеет «Ригой»).

Юрий Дудь встретился с Евменовым и долго спрашивал про то, как устроен русский футбол.

– Ты и Кипр. Как это получилось?

– После моей работы в «Зените», которую можно оценить где-то между конфузом и провалом – ты наверняка будешь про это спрашивать, – вариантов продолжения карьеры было не так чтобы много. Одним из вариантов был «Пафос». После нескольких многочасовых бесед-собеседований я понял, что это может быть очень перспективным проектом, где профессиональный футбольный клуб, по сути, создается практически с нуля. К тому же, мне было предложено заниматься общим оперативным руководством клуба. Спортивный блок, финансы, маркетинг, пиар, работа с болельщиками – это и есть моя новая работа.

– Про Кипр говорить, как я понимаю, пока нечего и, в общем, неинтересно, поэтому ровно одно: что тебя там больше всего удивило за эти полтора месяца?

– Слушай, надеюсь мои слова не будут звучать излишне пафосно, но я крайне редко чему бы то ни было удивляюсь. Здесь – все как везде. Мы в прямом смысле боремся за каждого болельщика, и когда приходят на следующий матч на 20 человек больше – это вызывает очень положительные эмоции. Здесь многие любят футбол, у нас огромный по кипрским меркам регион, где можно работать как в плане спонсорства, так и работы с болельщиками. Очень приличная лига, где команда в двух матчах Лиги чемпионов с Дортмундом набирает очки и при этом в обоих матчах забивает. Я, как и многие из тех, кто мало сталкивался с кипрской лигой, сильно ее недооценивал. 6-7 команд здесь играют в очень качественный футбол.

***

– Давай махнем в 2014 год. Что ты делал после ухода из ЦСКА?

– Четыре месяца валял дурака. Потом поступил на факультет спортивного менеджмента Колумбийского университета и в августе 2014-го уехал.

– Что такое Колумбийский университет? Я слышал, что это не образование, а факультатив, интересные встречи и, в общем, ничего особенного.

– Примерно так и есть. Я связывал с этим огромные надежды в смысле своего трудоустройства – чтобы применить свои навыки именно там, в Америке. Ну и чтобы построить профессиональное общение с менеджерами из разных видов спорта. Вместе с нами на потоке были люди, которые раньше к спорту имели очень отдаленное отношение: кто-то торговал в Европе джинсами, кто-то скучал в банке – и вдруг в какой-то момент решил стать спортивным менеджером. В плане обучения половина предметов были совсем пустые. Например, «Введение в спортивный бизнес»: кому клубы принадлежат, как покупают, как продаются. Но были и очень интересные – например, про устройство американского колледж-спорта: как набирают атлетов, как они учатся, как развиваются. Это основа американского спорта – именно оттуда выходят их спортсмены.

Основной упор университета – площадка для общения. Встречайся, пей кофе, договаривайся, обменивайся информацией, предлагай себя – нетворкинг как он есть. Большого удовольствия именно от учебы я не получил. Год отучился, понял, что не мое. Ну и деньги закончились.

– Сколько все это стоит?

– Только образование: за полтора года – 75-80 тысяч долларов. Еще примерно столько же нужно на жизнь, с учетом того, что я туда поехал с женой и ребенком. Плюс как раз тогда скакнул доллар, а какие-то деньги у меня были в рублях. Плюс моя жена тоже училась по своему направлению, в общем, в какой-то момент я стал банкротом.

– Как происходило твое возвращение в Россию?

– Я еще до отъезда в Нью-Йорк понимал, что буду располагать свободным временем. Поэтому предложил удаленную работу скаутом бывшему клубу – ЦСКА: вы будете давать фамилии – я буду давать по ним отчеты, я буду предлагать игроков – вы будете оценивать. ЦСКА это не очень заинтересовало. Встречался с «Динамо», с Алексеем Смертиным. Встречался с «Краснодаром», с Владимиром Хашигом. Ни там, ни там моя кандидатура интереса не вызвала. Встретился с «Зенитом», с гендиректором Митрофановым – он сказал: давай попробуем. В итоге проживая в Нью-Йорке, я работал для «Зенита» скаутом.

Я смотрел в основном Латинскую Америку, как правило – молодежные и юношеские турниры, и раз в месяц присылал отчеты на футболистов, на которых, на мой взгляд, стоило обратить внимание. Я отправлял эти отчеты Владимиру Боровичке, но есть ощущение, что их никто не читал – во всяком случае, никакого фидбека мне не приходило. Хотя деньги при этом я получал – пожалуй, это были самые легкие деньги в моей жизни.

– Я слышал такое: ты узнал адрес почты президента «Зенита» Дюкова и просто писал ему каждый месяц аналитические отчеты по тому, что происходит с «Зенитом». Якобы он молчал, а потом как-то ответил: «Антон, я с интересом читаю. Что ответить вам – не знаю, но вы продолжайте».

– Глупости. Я с ним впервые познакомился, уже когда стал работать в «Зените» на полноценной основе. В конце июля 2015-го у меня заканчивался скаутский контракт с «Зенитом», я написал большую аналитическую работу про то, как может быть устроен селекционный отдел. Меня позвали в Питер еще раз побеседовать. Они создавали селекционно-аналитический департамент и предложили мне его возглавить.

– Этим отделом ты рулил два года. Почему за эти два года у «Зенита» были трансфер один страннее другого, а как только ты ушел – пошли нормальные игроки?

– Я пришел в конце августа 2015-го – и к летней трансферной кампании отношения не имел. Следующая зима, уже 2016 года – Кокорин, Жирков, Маурисио. Кокорин и Жирков хотели уходить из «Динамо» и стоили не так дорого – не нужно заканчивать Колумбийский университет, чтобы этих футболистов порекомендовать приобрести. Маурисио пришел бесплатно в аренду с опцией продления на ближайшие три года. Первые четыре месяца он провел успешно – и с ним продлили контракт на вполне себе адекватных условиях.

Мы сами при этом готовились к летнему трансферному окну. Но потом пришел Мирча Луческу. И все кандидатуры, которые были нами подготовлены и предложены, он сразу отмел. Хотя, например, Паредес там был вторым в списке центральных полузащитников на замену Витцелю. 

– О!

– С Паредесом я встречался в 2012 году, еще когда работал в ЦСКА. Он играл в Аргентине атакующего полузащитника: рассматривался как футболист, который через год-два заменит Рикельме. Сам Рикельме при этом никак не хотел заканчивать, поэтому Паредес плотно сидел на скамейке, довольствуясь выходами на замену. Я встречался с ним, с мамой, с агентом у него дома в Буэнос-Айресе, но до конкретики тогда не дошло. В ЦСКА тогда были и Хонда, и Дзагоев, эта позиция не нуждалась в усилении. Паредес за 1 млн уехал в «Рому». Мы, кстати, виделись с ним в конце лета в Питере, и он вспомнил нашу с ним беседу пятилетней давности.

Так вот летом 2016-го с ним уже можно было договариваться «Зениту»; чуть – не сильно, а именно чуть – дешевле, чем они договорились сейчас. Я встречался и с Сабатини, тогдашним спортивным директором «Ромы», и с агентом Паредеса. Весь сезон-2015/16 он был в аренде в «Эмполи» – и именно там он окончательно утвердился не как атакующий, а как опорный полузащитник. В июне-2016 он только возвращался из «Эмполи», в «Роме» вряд ли на него рассчитывали как на 100-процентного игрока старта плюс в этой позиции были Наингголан, Стротман, тот же де Росси. Учитывая, что «Рома» купила его за 1 млн евро, клуб был готов к общению. К тому же, «Рома» хотела Гарая. В общем, там были варианты.

– Почему Луческу был против всех?

– У него свой подход к комплектованию. Он не верит никому, кроме 2-3 проверенных людей, которые в основном сосредоточены в Бразилии. Он посмотрел всех, но от всех технично отказался. Здесь – дорого. Здесь – рано. Здесь – не уверен. Зато хочу Жулиано.

Чтобы не вступать в открытый конфликт с тренером, приходилось под него подстраиваться. В шутку даже звучало такое предложение: давайте как в детстве, одного футболиста покупаешь ты, другого – клуб, одного – ты, другого – клуб. То есть построить процесс, в который вовлечены обе стороны. «Зенит» привык к тому, что в клуб приходит известный тренер – он становится самым высокооплачиваемым менеджером, пусть он и принимает все ключевые решения. А если что-то пойдет не так, так мы его уволим и наймем нового высокооплачиваемого менеджера.

– Эээ. Не думаю, что это идеальный подход.

– Он и есть неидеальный. Потому что при таком подходе игроки подбираются под конкретного тренера, а не под стратегию. Все футболисты Луческу уехали. Половина футболистов Боаша – тоже.

Мы взяли Жулиано. У него сезон стартовал в марте, в Россию он приехал на пике формы и сразу заиграл. Луческу по сути дал ему статус свободного художника, никто из соперников его не знал и первые два-три месяца он всех разрывал. Это было неожиданно, но объяснимо. Потом под Жулиано все соперники подстроились, у него стала накапливаться усталость – к ноябрю у него набежало уже 50 матчей за сезон без отдыха. И вся конструкция стала шататься. Он «Зениту» помог, безусловно, но с приходом нового главного тренера был отправлен в аренду. Был бы прямо топ, никто бы с ним не стал расставаться. Убежден, предложенные Мирче в июне кандидатуры были сильнее.

– Слушай, ну он игрок сборной Бразилии! Много в России таких?

– Немного, но напомни: где будет проходить следующий чемпионат мира? Человек играет в России. Его начали вызывать в сентябре – пока другие звезды только начинали сезон. Да, он точно этот вызов заслужил, но тут есть и стратегическое, и ситуативное решение.

Еще «Зенит» подписал Роберта Мака, по которому мы с Луческу сопротивлялись до последнего. Но его порекомендовал Луческу сын – Рэзван. Он тогда уже давно работал в чемпионате Греции, а Мак играл за ПАОК. Сказал отцу, что тот в полном порядке, отец сказал: «Мне нужен Мак!». Он неплохой футболист. Но выиграть чемпионат России с ним тяжело.

– Лучше расскажи о главном трансфере того лета – Новосельцеве.

– То, что уходит Гарай, понимали все, поэтому еще в июне было 3-4 отличных кандидата на позицию центрального защитника. Один из них – Линделеф, тогда еще игрок «Бенфики». Да, им уже тогда интересовался «МЮ», но можно было провести переговоры так, чтобы купить его в «Зенит» и сделать это за деньги меньшие, чем те, которые «Зенит» получил за Гарая. Но ответ Луческу: «Нет, Гарай останется». И только когда стало ясно, что Гарай оставаться не хочет, что «Зениту» предложили деньги, от которых невозможно отказаться, стали искать нового защитника. А предложение по Гараю мы получили в последние дни августа. Луческу посмотрел Новосельцева и сказал, что если мне его купите, тогда Гарая можно отпускать.

Меня спросили про Новосельцева: «Что думаешь?». «Можно брать». Только-только попал в сборную России. Отыграл квалификацию с «Ростовом» в Лиге чемпионов. Игрок с российским паспортом. Признаю, это один из моих косяков. И один из уроков, которые я вынес: никогда не меняй Гарая на Новосельцева.

– Что у него пошло не так?

– Он получил травму, когда перешел. Потом ему не давали шанса. Потом он получил еще одну травму. Потом зимой неудачно съездил в отпуск, где взял личного тренера и тренировался с ним неизвестно по какой программе. Он приехал на зимний сбор и сразу же получил травму. Пропустил большую часть сбора и не заскочил в поезд, который и так от него отходил.

– Чем ты объясняешь упертость Луческу? Это деменция или коррупция?

– Вряд ли коррупция. За свою долгую и успешную карьеру он заработал достаточно, чтобы такие вещи его не интересовали. Скорее, особенности характера. Он считает, что футбол понимает лучше всего. Он доверяет только нескольким людям, и вот если они что-то посоветуют – он прислушивается.

– Луческу намекал, что «Зенит» мог купить и Фернандо, и Луиса Адриано, но не купил, потому что цвет их кожи – черный. Это правда?

– Никогда не было разговора об этих футболистах. Более того, Луческу сам говорил: Луиса Адриано я себе в команду не куплю. Потому что он в свое время сбежал от него из «Шахтера» и вообще был чуть ли не врагом номер один.

– Среди тех игроков, которых вы рассматривали, был хоть один с цветом кожи, как фартук у этой официантки?

– Нет.

– Почему?

– Так исторически сложилось. «Зенит» не покупает таких футболистов.

– Составляя шорт-лист опорников, ты включал туда Яя Туре?

– Не включал.

– И дело не в игровых характеристиках?

– Слушай, давай назовем это традициями: клуб не покупает чернокожих футболистов. Баскский клуб не покупает небаскских футболистов.

– Но чернокожий в этом баскском клубе все равно есть.

– Он баск. Он родился там, он часть местной культуры. Они даже расширили условные границы для поиска на 50 км за пределы Страны Басков, чтобы можно было брать французов из приграничных территорий. Ну есть такая традиция. Я в нее не углублялся и не рассматривал эту проблему в скандальном контексте. Есть такие особенности – ну и ладно.

* * *

- Говорят, Браниславу Ивановичу было все равно, куда переходить: в «Спартак» или «Зенит». Якобы где давали чуть больше контракта, туда он и готов был идти.

– Он хотел именно в «Зенит». По моей информации, «Спартаку» он отказал месяца за полтора. В «Зените» он получает абсолютно адекватные деньги (4,1 млн евро, согласно рейтингу зарплат Sports.ru) – с учетом того, что пришел бесплатно, что обладает лидерскими качествами. Я был одним из организаторов этого перехода. И хотя бы в этом трансфере я не просчитался.

– Хотя ошибся он уже в самой первой игре – против «Андерлехта».

– Он только приехал, плюс его поставили правым защитником, которым он уже сто лет не играл. И попал под быстрого Ачимпонга, моего хорошего друга.

– Ачимпонг – это тот самый человек, которого на одном из тайских пляжей разглядел агент Роман Орещук и настойчиво предлагал в ЦСКА, когда ты отвечал там за селекцию. Ты категорически отказался, Орещук всем про это рассказал. Проходят годы – Ачимпонг накручивает главного защитника твоей новой команды. Когда ты видел это, признал, что облажался?

– Я матерился. Громко, долго. Думал, что это карма. Нельзя карликов обижать. Ачимпонг играет матч своей жизни – и именно против нас. Он хороший игрок, но дальше «Андерлехта» он никогда и никуда не поедет. Это скоростная электричка, у которой в том конкретном матче все сложилось. Но это не отменяет простого: это – игрок чемпионата Бельгии, не выше.

– Мог ли «Зенит» купить Куинси Промеса?

– Звонили его агенты. Но им было сказано: ребята, не надо нас использовать для того, чтобы перезаключить контракт со «Спартаком».

– Мог ли «Зенит» купить Алексея Миранчука?

– В какой-то момент всем показалось, что в его отношениях с «Локомотивам» прошла точка невозврата, но клуб там все очень грамотно разрулил. У него мама работает в «Локомотиве» – пообщались с ней. Отправили брата в аренду в Эстонию – он назабивал там 50 голов – вернулся – ему сказали: ты красавец, давай переподпишем контракт. Когда Антон переподписал, стало понятно, что Алексей тоже сломается. Плюс Юрий Семин – он ставил его в состав, даже когда была сложная ситуация. Мы могли бы его брать, но только за баснословные деньги. Он был бы интересен, но на рыночных условиях.

– Что такое адекватная зарплата для него по состоянию на весну-2017?

– 1,5 млн евро в год – адекватная зарплата. Но если бы я был клубом, который его воспитал, я бы платил чуть больше – за лояльность. Вероятно, «Локомотив» так и делает.

– Халк и Витцель свалили из «Зенита» в Китай. Тебя это удивило?

– Бразильцы так устроены: чем больше ты заработаешь денег, тем ты круче. Плюс он поехал к Боашу – к своему тренеру. Он хотел уходить, и было предложение, от которого нельзя отказаться – так называемый godfather-offer. Работать в комфортных условиях. Под 100 млн денег за 4 года. Потом купит себе какой-нибудь остров в Бразилии. Кстати, острова в Бразилии – сумасшедшие. Я не был ни разу, но рядом с Ресифе и Наталом есть просто невероятные места, где жизнь натурально останавливается. Так что я его понимаю.

Витцель – тоже бизнесмен. В Бельгии у него есть свое дело – если не ошибаюсь, связанное с авиацией. Он посчитал, что такая командировка пойдет на пользу. К тому же, в Европу он всегда успеет вернуться. Надоест там играть – клуб должен будет его продавать. На Витцеля покупателя они найдут всегда – 15-17 млн в Европе за него заплатят в любой момент.

* * *

– Слушай, мы не поговорили о «Зените-2».

– А зачем? В команде же вообще никакого смысла.

– Теоретически она правильная. Но ФНЛ – сложная лига, где матчи через четыре дня на пятый, где ты только играешь и почти не тренируешься, а молодым футболистам нужно тренироваться. Играть тоже нужно, но тренироваться, развиваться физически – еще важнее. Ну и ФНЛ – лига, где футбола мало: сначала надо отбороться, потом, может быть, у тебя что-то получится.

– Значит, в команде нет смысла.

– Ну а как по-другому сделаешь?

– Приведи пример того, кто прошел «Зенит-2» и остался в большом футболе на виду.

– Защитник Йованович. Уникальная ситуация: перешел из ФНЛ в футбольный клуб «Бордо» и играет там все матчи. Это удивительно, но есть сопутствующий фактор: мы когда его покупали у «Црвены Звезды», с «Бордо» за него и конкурировали. Французы готовы были заплатить столько же, но у «Звезды» с «Зенитом» особенные отношения по линии «Газпрома», им было важнее, чтобы он пошел к нам. В итоге мы купили человека, на котором «Зенит» потом заработал, хотя не сыграл за первую команду ни одного матча. Через «Зенит-2» прошли Чернов, Бавин, Евсеев, Марков – вполне себе заметные ребята в РФПЛ.

– Но я снова про «Зенит» и про тех, на ком заработать не факт, что удастся. Эрнани – как это и зачем?

– Еще раз: с Луческу в какой-то момент спорить стало бесполезно. «Давайте возьмем этого, он лучше, моложе, стратегически правильнее». Ничего не хочу слушать: Жулиано, Мак, а потом – Эрнани. Я летал смотреть его в Бразилию. Хороший футболист. Я написал по нему достаточно позитивный отчет – в итоге его купили. Кому как не Луческу покупать молодых бразильцев? Как дважды два равно четыре, так и Луческу равно бразилец, успех, «Манчестер Сити». Не знаю, что пошло не так. Но Луческу всегда говорил: бразильцу, особенно молодому, нужен год; я знаю, как их ждать, как их терпеть, и через год я гарантирую, что заиграет. Никто ему, правда, не сказал, что его самого, возможно, больше года ждать никто не будет. В «Шахтере» он только год на третий-четвертый стал добиваться успеха без оглядки, что его уволят.

– Молло и Цаллагов – зачем они?

– Молло – креатура Луческу. Хочу Молло, он сильнее Мака. «Он индивидуальный, креативный, недорогой. Сколько он стоит?». Называешь ему сумму. «Отлично! Я постепенно из него сделаю лидера и суперзвезду». Тут так же, как в истории с Новосельцевым: в моих силах было сделать так, чтобы его не покупали. Но проанализировав ситуацию и поняв, что альтернатива – бразилец, который значительно дороже, мы решили: даже если не пойдет, клуб не так много потеряет.

В итоге мы купили Молло, а его не заявили на Лигу Европы. На этом вся его история закончилась. Как можно футболисту себя мотивировать, если на такой важный турнир его не берут?

– Почему?

– Заявили Ивановича. Заявили Эрнани. Осталось третье место, надо было выбирать между Цаллаговым и Молло. Луческу заявил Цаллагова, который мог сыграть на разных флангах обороны.

Цаллагов – то же самое. «Хочу опорного с российским паспортом». И назвал фамилии Емельянова из «Урала» и Безденежных из «Уфы». «Блин, Мистер, посмотрите тогда хотя бы на Цаллагова – он во-первых, дешевле, во-вторых, кроме того, что в центре, может сыграть еще и по краям, в-третьих, с такой же, а может, и меньшей зарплатой, чем попросили бы эти ребята». Луческу посмотрел: «О, берем!». Ничем хорошим это не закончилось. Хотя я искренне в него верил и даже рассказывал людям на сборе, что мы сорвали джек-пот, до сих по не по себе от этого. Чудес не бывает. Но надежда, что он в свой шанс будет как минимум вгрызаться, подтвердилась: с ним в стартовом составе «Зенит» не проиграл ни одного матча.

– Как это чудес не бывает? Лунев пришел, стал основным игроком.

– Вот это – заслуга Луческу. По какой системе координат он выбирал, не знаю. Но отсмотрев все варианты, которые у нас были той зимой, он глянул на Лунева и сказал: «Этот будет titular, основным. Берем»

* * *

– Сейчас все звучит так, как будто ты ни в чем не виноват. Но это же не так.

– Конечно, не так. Да, я мудак. Новосельцев – мой косяк. Думаю, что в моих силах было, чтобы данный трансфер не состоялся. Я искренне надеюсь, что он сможет исправиться, но все равно: заменить Гарая мы им не смогли. Молло и Цаллагов – тоже мои косяки. Единственное, что смягчает – условия, при которых эти трансферы происходили. Я уже говорил: Луческу никого не слушал и делал так, как считал нужным с молчаливого согласия руководства. Как сейчас помню, что в один из самых стрессовых периодов, когда стало ясно, как теперь будет усиливаться команда, – написал Митрофанову смску, что нас всех разгонят к черту.

Еще я мог покупать Зобнина из «Динамо», но не разглядел. Когда меня спрашивали, говорил, что у нас на этой позиции есть Юсупов, что не факт, что получит шанс. Думаю, «Спартак» тоже не сказать чтобы прямо в стартовый состав его покупал. Они его купили, потому что русский и потому что почему бы и нет. Но в первых турах еще при Аленичеве получил травму Ромуло, поставили Зобнина – и дальше его уже было не остановить.

Прошлой зимой мог покупать Джикию. Не то чтобы от меня зависела его покупка, но когда меня спрашивали, я сказал: он нам не нужен. Испугался истории с Новосельцевым. Меня испугало, что «Амкар» играет в три центральных защитника – это часто позволяет скрыть недостатки игрока обороны. Не скажу, что это был бы второй Гарай, но даже сегодняшнему «Зениту» он точно пригодился бы.

– Почему ты расстался c «Зенитом»?

– Пришел новый спортивный директор – Костя Сарсания. Через некоторое время меня попросили на выход. Собственно, совершенно заслуженно.

– Почему в «Зените» столько аргентинцев?

– Я бы оценил работу «Зенита» этим летом как образцово-показательную. Особенно по части аргентинцев – это прям стратегия. Если бы не было Паредеса, Дриусси – вот тебе инсайд – уехал бы в «Спартак». Если бы не было их двоих, не поехал бы Маммана. Имея этих троих, покупаешь Краневиттера – из далеко не последней команды, из «Атлетико» Мадрид. Дальше Ригони.

Главная причина – появились деньги. Но их можно по-разному потратить. Сейчас их тратят грамотно. Теоретически и мы могли их потратить. Но к одной из своих немногочисленных заслуг в «Зените» я отношу как раз то, что мы относительно немного потратили. Но это совсем слабое оправдание.

* * *

– Из «Зенита» ты ушел ранним летом, на Кипр переехал осенью. Чем ты занимался эти месяцы?

– Бегом. Готовился сначала к московскому марафону, потом – к нью-йоркскому.

По работе: была возможность устроиться в один московский клуб, но ко мне были применены санкции – за то, что я несколько лет назад писал в блог на Sports.ru. Есть информация, что на эти записи обиделись и позвонили руководителю того клуба, в который я мог устроиться – с настоятельной просьбой не брать на работу. В том числе поэтому я уехал работать за границу.

– Как я понимаю, на тебя обиделось руководство ЦСКА. Почему? По отношению к клубу блог был вполне комплементарным.

– Я уже несколько раз его перечитал и тоже не очень понимаю. Пока я его вел, в какой-то момент Гинер сказал, что у меня совести нет – и в тот момент я решил прекратить. Потому что таких эмоций я вызывать ни у кого не планировал. Да, там есть факты, которые снимают пелену с трансферного процесса – не всегда изящного, не всегда красивого. Но в плохом свете я никого не выставлял, а о клубе, в котором работал, говорил только хорошее. Правда, я точно переборщил с самолюбованием – если бы я сейчас писал, то это было бы точно по-другому. Но с другой стороны, было бы неправильно не рассказывать о трансферах, которые у меня никто не отнимет. Марио Фернандеса, Вернблума, например. И того же Витиньо.

Как и зачем ЦСКА купил Витиньо

– Стоп, Витиньо? Это же провал.

– Когда ты платишь сумму с семью нулями, ты рассчитываешь, что он будет приносить пользу здесь и сейчас. Как говорит Леонид Слуцкий, есть целый комплекс причин, почему у Витиньо получилось не сразу, – в том числе завышенные ожидания. В одном из первых интервью тот же Леонид Викторович сравнивает его с Вагнером. Он и сам приехал и думал, что будет всех разрывать, что он в порядосе. А надо было работать, адаптироваться. Плюс ЦСКА играл в другой схеме. Но слава Богу все хорошо закончилось.

– Ты так думаешь?

– Да. Во-первых, ЦСКА, если захочет, в любой момент продаст Витиньо за те же деньги. Во-вторых, во втором круге прошлого чемпионата он принес ЦСКА очков 6-7 и позволил выйти в Лигу чемпионов – это уже 10 млн евро.

– Тем не менее, я не раз слышал версию: Евменов распилил деньги на Витиньо.

– Как это можно сделать? И отдельно – как это можно сделать, работая у Гинера?

– То есть ты хочешь сказать, что Гинера никто никогда не обманывал?

– Не думаю.

– Гинер же платит комиссию агентам? Допустим, он платит 1 млн евро агенту Витиньо. И агент говорит: «Антонио! Если убедишь синьора Гинера, что Витиньо надо брать, 500 тысяч тебе, 500 тысяч – мне».

– Вместе со мной в Бразилии на переговорах по Витиньо были «Галатасарай», «Порту» и «Бенфика». Если даже теоретически я вступаю с ними в сговор, они говорят: «А зачем? Мы пойдем в «Порту» и заработаем больше». И мне не нужно было убеждать его покупать. Меня отправили в Бразилию и сказали без Витиньо не возвращайся. Когда я с ним приехал, меня чуть ли не на руках качали Слуцкий с Бабаевым. Правда, быстро потом бросили на землю, когда все пошло не совсем так, как ожидалось, ну да ладно.

– Допустим, ЦСКА платил бы саму трансферную сумму больше, чем «Порту».

– Я же в посте подробно описал: там была сумма отступных, меньше которой клуб отказывался общаться. Там был пункт, что футболист может выкупить себя сам. И вот под впечатлением от рассказов о солнечной Москве, о том, что ты будешь нашим Неймаром, он ночью отправил факс в клуб и попросил номер счета, куда перечислить денег. Сел в самолет и полетел в Италию на медобследование.

Ну и третий фактор: я 14 лет работаю в футболе и до сих пор живу в съемной квартире. Если бы я брал деньги с трансферов, я бы себе что-нибудь наверняка уже купил.

* * *

– За годы работы внутри русского футбола у тебя появилось объяснение, что в нем в не так? Что ему мешает развиваться?

– Слушай, ну российский футбол вполне себе развивается. С таким количеством денег, которые там крутятся, просто невозможно не развиваться. Другое дело, что слишком большое разделение на богатые клубы и бедные. Разница в бюджете между лидером и командой, которая борется за выживание, в 10 раз. А основная проблема в том, что разница непосредственно на поле не такая существенная. Либо в условном «Амкаре» гении работают, либо в топ-клубах что-то происходит не так.

И еще у нас клубы соперничают не только на поле, но и в кабинетах. Хотя продукт они создают один и нет никакого смысла подставлять друг друга вне поля. Потом самим же все это и вернется.

Многие клубы работают без какой-либо долгосрочной стратегии. Основная задача – дожить до следующего сезона. Опять-таки сила лиги определяется не 5-6 командами – лидерами, а 5-6 командами, которые замыкают таблицу. Потому что каждая команда-лидер соответственно играет по 10-12 матчей, где футбола не очень много. И после каждого такого матча еще одну игру пытается понять, что произошло. 

– Если представить на 15 минут, что у тебя в нашем футболе появилась неограниченная власть, какие три вещи ты поменял бы немедленно?

– Первое. Устроил бы открытый конкурс на создание государственной программы по развитию футбола в России. За лучшую программу заплатил бы 50 миллионов рублей. Далее создал бы группу из 10-15 общепризнанных футбольных профессионалов, которая бы доработала программу и представила бы ее на рассмотрение самому первому лицу государства.

– Ой, а общепризнанные профессионалы – это кто?

– Ну давай те, кто сразу приходит в голову. Бабаев, Митрофанов, Геркус, Слуцкий, Капков, Васильев («Монако»), Грановская («Челси»), Галицкий, Газизов, Широков, Тихонов… Еще раз: это те, кто сразу приходит в голову. Сделал бы этот процесс максимально публичным. Футбол вполне может быть национальной идеей. Какое влияние он оказывает на социум – мы с тобой прекрасно видели (и сами участвовали) летом 2008 года. 

Второе. Попытался бы создать новые условия для развития молодых игроков. Нашел бы 2-3 миллиона спонсорских денег для стимулирования клубов РФПЛ и ФНЛ задействовать собственных воспитанников. За каждого воспитанника, отыгравшего 10 матчей в старте, – 300 тысяч долларов. За команду с самым низким средним возрастом 15 игроков стартового состава – 500 тысяч долларов. Вполне себе стимул рисковать и ставить молодых игроков. Таких стимулов может быть масса. 

Еще вариант – поменять регламент Кубка России, чтобы придать турниру хоть какой-то смысл. Например, в каждом матче должны использоваться не менее 5 собственных воспитанников. Все звучит очень утопично, конечно, но одним лимитом на легионеров вопрос не решить. Лимит – это нормальная протекционистская мера. Но перед тем, как защищать что-то – нужно сначала создать то, что мы хотим защитить.

Третье. Создал бы еще один полноценный профессиональный футбольный дивизион на базе университетов в крупных городах. Чтобы выпускники академий, которые не попадают в команду мастеров, могли бы продолжить свое футбольное (и общее) развитие в университете. Университеты бы в свою очередь получили хороших спортсменов, которые бы являлись примером для других студентов. Чтобы университеты боролись за ведущих выпускников условной академии ЦСКА, и это бы сам ЦСКА держало бы в тонусе.

Поменял бы здесь также систему подписания первых профессиональных контрактов. Если игрок подписал контракт с клубом, но в течении 12 месяцев после подписания контракта не получил возможность дебютировать за первую команду – то он в праве разорвать контракт в одностороннем порядке и пойти туда, где будет больше шансов, или где можно будет учиться, а не, смирившись, ждать пока не закончится пятилетний контракт.

– Ну и финальное. В выходные я смотрел тизер футбольного ситкома, в котором главный герой – бывший игрок, а сейчас скаут московского клуба – убеждает всех вокруг: футбол в России умер. Как ты считаешь: умер?

– Скаут в московском клубе не может такого утверждать. Внутри МКАДа футбол вполне себе живет, а иногда даже шампанское открывает – так что московский скаут, когда так говорит, лукавит. А вот если бы он поехал работать, например, в Сибирь и там пришел бы к этому выводу, я бы ему, скорее всего, поверил.

Блог Антона Евменова на Sports.ru

Фото: Sports.ru; instagram.com/pafosfc; fc-zenit.ru/Михаил Разуваев; globallookpress.com/Giuseppe Maffia/ZUMA Press; РИА Новости/Павел Лисицын; fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; globallookpress.com/Virginie Lefour/Belga Photo; Gettyimages.ru/Visual China; РИА Новости/Алексей Даничев; Gettyimages.ru/Epsilon; РИА Новости/Александр Вильф, Алексей Филиппов, Сергей Пивоваров

Использованы фото: РИА Новости/Андрей Варенков, Алексей Данильчев

развернуть
Здравствуйте. Давненько не видно Невидимого - подменю, с вашего позволения.
Тем более, что сегодняшняя подборка мизантропической направленности чё-то как-то не зашла.
Итак, 75 пикч различной степени черноты.

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
...

75 на чёрное
развернуть

Без вопросов про лесби.

В сентябре 2017 года Надежда Карпова перешла из «Чертаново» в «Валенсию», тогда же в интервью Sports.ru сказала: «Остаться в России – никогда не играть на топовом уровне».

Теперь Надя в испанской примере и назначает встречу в сетевом итальянском ресторане Tagliatella в центре Валенсии. Из новостей – разбитый экран айфона, крутой дубль «Бетису» два месяца назад (тогда официальный инстаграм Ла Лиги заговорил на русском) и 0 голов в последних семи матчах.

Надя заказала пиццу для себя и двух подружек, пасту, колу, кофе с молоком и технично разобралась с официантом: тесто подгорело – новую пиццу принесли очень быстро.

– Сначала было очень тяжело, жила в гостинице за городом и думала: «Отлично, я в лесу». Спросила на ресепшене: «Как дойти до города?» – «До какого?». Офигеть – Валенсия, оказывается, далеко. Поэтому я сидела в этой глуши, погибала на тренировках, не могла найти квартиру, даже купить что-нибудь, потому что не знала, где магазин; у меня последний день гостиницы, я износила все вещи, нет стиральной машины, ездила на такси в прачечную. Хорошо, что было много комплектов тренировочной формы.

– Расскажи с самого начала.

– Клуб приставил ко мне агента, он живет в Аликанте, – поэтому сначала я прилетела к нему, а на следующий день мы поехали в Валенсию. Заселилась в гостишку рядом с базой в Патерне, искала квартиры в интернете, но ничего не могла найти, потому что не говорю по-испански. Единственная помощь от агента – кидал ссылки с квартирами на почту. Пока шла эта неделя, он заехал только один раз, мы посмотрели квартиру, она была не очень. Потом я говорила: «Хочу эту» – «Нет, это слишком дорого для тебя». Я еще ни с кем не договорилась, а он уже торопил: «Гостиница заканчивается, если не заедешь в квартиру, будешь оплачивать номер сама». В итоге за один день все же пришлось заплатить самой. Ему было абсолютно насрать, где я буду жить.

– Что было дальше?

– В последний момент позвонил Герман Ткаченко, с которым мы познакомились перед самым отъездом: «Привет, Надюх, как дела? Рассказывай, что как». Мы с ним поболтали, он сказал: «Давай я тебе помогу,  если надо, продлишь гостиницу и мы поможем найти квартиру». В ближайшие несколько дней он организовал вообще все – меня везде отвезли, постирали вещи, показали квартиру. Не знаю, что бы делала без Германа. Было много запар, агент говорил по-английски хуже, чем я по-испански.

– Хоть раз видела Германа вживую?

– Нет, общались только по телефону.

– Теперь ты его клиентка?

– Нет, это дружеская помощь.

– Но скоро будешь?

– А что в этом плохо? Было бы хорошо, чтобы меня взяли в их банду. С испанским агентом я больше не контактирую, он постоянно тянул подписание контракта со мной. Тогда же Герман спросил, есть ли у меня агентский контракт. «Нет, я его еще не подписала» – «А он есть у тебя на русском языке?» – «Нет» – «А как ты его будешь подписывать?» – «Не знаю, мне сказали, что это обязательно» – «Блин, ты серьезно? Давай я тебе его хотя бы переведу». У меня никогда не было агента, родители не знают язык, я ввела строки контракта в гугл-переводчик, получилась полная фигня. Конечно, я ответила Герману: «Помогите».

– Где ты теперь живешь?

– В районе Компанар недалеко от центра. Мне дали именно его, потому что там проходит дорога до базы. Я не вожу машину, девчонки подхватывают меня, когда едут утром на тренировку. У нас утренний бэд трип, слушаем какую-то испанскую музыку по радио.

– В твоем районе есть русский магазин «Березка». Ходишь туда?

– Не особо. Когда хотелось сгущенки, попросила у подруги – она привезла. Недавно приезжала мама, оставила кастрюлю борща, я еще не поела. Это конфиденциальная информация, мама не должна узнать об этом в интернете. 

– Прониклась местными бутерами-бокадильос?

– Иногда ими балуюсь: кладу в бутерброд хамон, сыр, а в последнее время еще и томат. Мой второй тренер Давид сказал, что самый вкусный бокадильо – с кальмарами по-романски и соусом алиоли, но мне такое нельзя. Могу один раз попробовать в отпуске, не больше.

– Как часто ходишь в рестораны?

– На выходных, а так готовлю каждый день дома. Последнее время практикую борщ.

– В чем фишка твоего борща?

– В том, что его никто не ест. Так как я forever alone, жру кастрюлю одна. Фишек в кулинарии пока нет, я только начинаю.

– Какая у тебя квартира?

– Простая уютная квартирка, удобная кровать, хорошая кухня, есть балкон.

– Можешь сказать одно предложение на испанском?

– Пока не выучила.

– Что у тебя получается лучше всего?

– Café con leche (кофе с молоком).

– Тебя сразу научили испанскому мату?

– Да, теперь знаю все матерные слова, но не употребляю их. Самое популярное у них – puta; я им объясняла, что по-русски будет «шлюха». Еще они спрашивали, почему я сфотографировала упаковку собачьих костей – по-испански будет huesos, я рассказывала, что х##сос – очень плохое слово. На следующей тренировке все уже говорили: «Х##сос, х##сос».

Топ-5 испанских слов Надежды Карповой – новогодний подарок от одноклубницы Джио.

Hola – привет

Cabrona – сволочь

¡Madre mía! – Боже мой

Puta – универсальное ругательство

¿Qué pasa? – Что происходит

– В клубе нормально платят?

– В этом плане все супер – в два раза больше, чем в «Чертаново». У всех в команде есть тачки, «Мини Куперы» всякие, но я не знаю, сколько они зарабатывают. Тут в Европе у всех машины, поэтому девчонки удивились, что я не умею водить.

– Почему на твоей форме написано Nadya?

– Агент так сказал: «У нас всех называют по именам». Директор «Чертаново» отдыхал в Испании и приезжал к нам на игру – мы тогда проиграли дерби «Леванте». Он сказал, что я фигово играю, и про майку: «Ты как Ибрагимович – когда играл за «Аякс» с именем на спине. Поменяй имя на фамилию – сразу попрет».

– Как тебя называют в клубе?

– Надя или Карпова с ударением на «о».

– Первая встреча с командой – как это было?

– Когда я приехала, у них закончилась тренировка, тренер меня представил, мы сразу начали общаться, они практиковали английский, постоянно меня поддерживали. Больше всего общаюсь с бразильянкой Джойс и вратарем Дженифер (она лучше всех говорит по-английски). Мы можем вместе выбраться в город в тренажерку или спа, но за пределами футбола мы не гуляем.

Угораем со вторым тренером Давидом. Когда у нас была фотосессия против насилия над женщинами, мы стояли с постером, я пыталась объяснить ему на английском: «А у нас в России говорят – бьет значит любит». Давид ничего не понял.

– Ты хотя бы понимаешь тренера?

– Главного тренера – нет. Он не говорит на английском. Я уже четыре месяца в команде, но на разборах или установках не понимаю ничего. Хорошо, что иногда объясняют на английском; бывает, даже на пальцах. Редко под видео пишут перевод на английском – но это тоже дается с трудом, ведь я не настолько профи в языке. На самом деле сложно, иногда бешусь, что ничего не понимаю. Со стандартами легче, потому что там все схематично. Перед каждой игрой нам присылают видео по всем игрокам соперника, по всем позициям, я смотрю нарезки и стараюсь разобраться сама.

Первый гол за «Валенсию» – «Мадриду». Как это было?

– Мечтала, что сразу забью, а прошло три игры, я перестраивалась, у меня все болело, и когда забила, было не «вау», а «с##а, наконец-то». На меня это давило. Тренировки интенсивные и жесткие, уничтожают друг друга в каждом моменте, надо убиваться и доказывать.

– Что в чемпионате Испании удивило больше всего?

– Много гоняют на наши выезда – обычные парни и девчонки. Последний раз в Сарагосу приезжало человек 30.

– Кого видела из мужской «Валенсии»?

– У нас раздевалки на одном этаже, видела всех. Сфотографировалась с Дзадзой. Мы часто видимся, он последний раз спросил меня на английском: «Как дела? Все нравится?» – «Да-да, все нормально». На базе все очень профессионально и скромно, никаких приколов. Один раз вместе со мной на базу заходил Гарай – мы поздоровались и разошлись по раздевалкам.

– Болельщики узнавали тебя?

– Когда ходила на «Месталью», парень попросил сфоткаться и подписать футболку.

– Сейчас ты живешь одна. Нравится?

– В Чертаново мы жили втроем, так что я никогда не была так долго одна – чтобы за день ни с кем не пообщалась лично. Бывает, у подруги тренировка, мама на работе, – даже по телефону поговорить не с кем. Постоянно приходишь в квартиру, а в ней никого. Стремно.

– Как ты боролась с одиночеством?

– Лежала и смотрела футбольный канал Gol.

– Опиши свой обычный день в Валенсии.

– Когда нет тренировки – на самом деле грустно, я ничего не делаю, сплю, могу прогуляться до продуктового. Ничего не происходит, пытаюсь восстановиться, отдыхаю, готовлю поесть.

Когда тренировка – рано встаю, завтракаю, беру скейт, кофе на вынос, подъезжаю туда, где меня забирает наш капитан Ивана. Тренируюсь, делаю процедуры, иногда остаюсь позаниматься дополнительно – бью по воротам, что-то отрабатываю. Еду домой, по дороге покупаю большую упаковку льда, чтобы сделать ванну для ног, готовлю есть или иду в кафе. После обеда могу немного поспать, потому что сиеста и все закрывается. Потом стираю вещи, развешиваю их, ем, смотрю телек, сижу в телефоне.

– Вам разрешают кататься на скейте?

– Один раз заехала на базу, ко мне подошла тренер и сказала, что нельзя. По дорогам с машинами я не катаюсь, с гор – перестала. Только по тротуару до магазина.

– Какими приложениями пользуешься чаще всего?

– Инстаграм, телеграм, вотсапп – как у всех.

– Самое странное, что тебе писали в соцсетях?

– Кто-то из ярославских друзей написал: «Прикинь, тебя в «Вечернем Урганте» показывают». Или еще: «А ты знаешь, что на тебя подписан Скриптонит?». Я об этом даже не знала, потому что не слушаю его. Недавно писал чувак, что любит меня, ждет в Армении, я ему снюсь – ничего не ответила, потому что побоялась, вдруг это какой-то ненормальный из соседнего подъезда.

– Недавно ты создала телеграм-канал «Надя в Телеге». Зачем?

– В новогодние праздники ко мне прилетела подруга: «У тебя такая интересная жизнь, сделай канал, пиши, что у тебя происходит». Когда родственники и друзья уехали, решила создать, для этого у меня есть свободное время. Конечно, мне пипец как одиноко, иногда не знаю, чем себя занять, помимо тренировок. В Валенсии у меня нет друзей, поэтому постоянно сижу в телефоне и общаюсь с русскими друзьями, максимально много времени провожу за приставкой – когда был брат, прошли всю пятую GTA, играю в FIFA за «Валенсию», Injustice, DOOM в очках виртуальной реальности. Лучше вести канал, чем тупо листать новости в инстаграме.

– У тебя довольно грамотные тексты. Пишешь сама?

– Пишу все сама, но у меня есть подруга, журналистка из московского издания Peopletalk – она иногда редактирует мою абсолютно бестолковую пунктуацию. Недавно от нее прилетел жесткий панч после того, как я скинула текст: «Ну ты Ганс Христиан Андерсен – сказки писал гениальные, только буквы в слова не умел вставлять».

– Какие места нравятся в Валенсии?

– Ходила на корриду, там клево. По началу было жалко быка, но потом проткнули чувака (тореадора) – не знаю, что с ним, но, вроде, жив. В городе мне нравится музей Centre del Carme – бывший женский монастырь, там инсталляции, современное искусство и всегда мало народу. Мое любимое место.

– Как передвигаешься по городу?

– Пешком, такси, велик. Сюда я приехала на велосипеде – арендовала на пять часов за шесть евро. Кстати, через полтора часа велик надо вернуть.

– Во что ты одеваешься?

– Мне нравятся худи – я не зациклена на шмотках, ничего не скупаю. У меня тут двое джинс: эти и такие же, но без дырок. Могу неделю отходить на тренировки в экипировке. Меня так увидел Ваня Зотько (украинец, раньше играл за вторую команду «Валенсии» – Sports.ru), он шел весь в Armani и Versace: «Надюха, ты шо в кипе гоняешь?».

– Твоя самая дорогая вещь?

– Кроссы Gucci за 750 евро. Я их украла. Шутка! На самом деле купила, когда дали зарплату в «Валенсии».

– Когда ты в последний раз надевала платье?

– В 2017 году мне очень часто приходилось влезать в юбки, женские пиджаки, комбинезоны – я начала дружить с Chanel, везде где я участвовала, они меня одевали. Это высокая мода – радикально отличается от того, что я ношу в повседневной жизни, поэтому мне приходилось быть не в своей шкуре. Оля Закаидзе, которая работает со мной в Chanel, постоянно делала поблажки, когда мы что-то мерили. «Оль, пожалуйста, только не каблук» – «Хорошо, пошла искать балетки» – «Оль, пожалуйста, можно юбку подлиннее?» – «Хорошо-хорошо».

А так ни одного платья, ни одной юбки в гардеробе нет. Но с другой стороны – зачем тебе в гардеробе платье на один вечер, если ты можешь взять его в Chanel?

– Что запомнилось из школьной жизни?

– В девятом классе меня не отпускали на соревнования в Иваново. Когда я отпрашивалась у классного руководителя, вызвали маму, водили к завучу – в итоге отпустили, но на несколько дней. Моего одноклассника Влада Гаврикова – сейчас играет в питерском СКА – отпускали везде. Потому что это же хоккей, он же мальчик, все же другое! А я девочка и занимаюсь футболом – меня не воспринимали всерьез, до сих пор от этого жестко бомбит. Если бы я знала, как повернется жизнь в сторону футбола, я бы забила на школу, но тогда из-за этого сильно переживала и не знала, как разорваться.

– Где ты училась?

– В Ярославле у меня была специализированная школа с французским – мне нравился сам язык, я читала и переводила, но с грамматикой были проблемы. Прошло уже пять лет, и я конечно, все забыла, но год назад мы с подругой на месяц ездили к ее сестре в Лилль, и я поняла, что у меня неплохая база. Постоянно всплывали слова, я знала их значение.

– Скажи что-нибудь по-французски.

– Bonjour, je m’appelle Nadya, je vis à Valencia, j’ai 22 ans. Здравствуйте, меня зовут Надя, я живу в Валенсии, мне 22 года.

– Хулиганила в школе? Расскажи историю.

– Брат младше меня на восемь лет, мы учились в одной школе, он прибежал весь зареванный. Какой-то парень его ударил – я сразу же подорвалась его искать. Я была классе в седьмом-восьмом, мальчик, со слов брата, – на год младше меня. Сначала толкнула его, дала леща, может, и поджопник для скорости.

– Ты была самой привлекательной девочкой в классе?

– Никогда не была привлекательной, всю жизнь считала себя некрасивой – во дворе меня звали Маугли, потому что была лохматой и тусовалась с пацанами. Та же Оля из Chanel целый год перестраивала мой мозг – каждый день говорила, что я самая красивая, как мне идут юбки и платья. У меня не укладывалось в голове, когда меня начали звать для фотосессий в модных журналах, приходилось позировать в очень женственной одежде, максимально накрашенной и с уложенными волосами. Я очень странно себя чувствовала. Когда фотограф говорил: «Боже, какая ты красивая, как ты работаешь на камеру!», –  внутри сильно смеялась. Это настолько не соответствует тому, что сложилось у меня в голове за время взросления!

– Считаешь себя красивой сейчас?

– У меня другое понятие красоты. Вижу себя в журнале – считаю красивой. Но я оцениваю со стороны, как будто это не я. Когда смотрю в зеркало – конечно, нет. Я больше себе нравлюсь после достижения целей в футболе. Если забиваю, отражение в зеркале мне нравится определенно больше, чем когда что-то не ладится на поле. Дела идут не так, как я хочу, – мне становится тошно, я начинаю себя ненавидеть.

– Что делаешь, чтобы не ненавидеть себя?

– Беру себя в руки и говорю: «Надюха, отступать нельзя». Я никогда не сдаюсь.

«Нужно рвать когти, пока не зачахла в русском чемпионате». Наша лучшая футболистка – про деньги и год без секса

Фото: из личного архива Надежды Карповой (1-4); valenciacf.com; Евгений Марков; instagram.com/karpichito (7,8)

развернуть