Черчесов, тоже заходи.

– Расскажи, как ты прожил сутки после золотого матча. Что? Куда? С кем?

– Мы с супругой полетели в Питер. Вообще не собирался, но в раздевалке это пришло в голову, я набрал Лене (она была на трибуне) и сказал: летим. Собрал вещи, поехал в аэропорт, паспорт туда привезли на такси. Не знаю почему, но мне очень захотелось провести эти приятные часы дома, в стенах Петербурга. В 11 вечера приземлились в Пулково и поехали в караоке. Именно в то, где всегда с «Зенитом» отмечали победы. Не знаю, почему так – взбрело в голову, и все.

Позволил себе выпить немного пива, но утром резко остановился. Я целый год вообще ничего не пил. Даже бокал вина не выпил. Когда мы 2 мая 2017 года выиграли Кубок России, я тоже выпил пива, а потом сказал супруге: «Следующий сезон мы должны закончить в тройке. Для этого я готов на все. В том числе поставить цель – целый год вообще не употреблять спиртные напитки. Ни капли». Год закончился после игры с «Зенитом».

– Чем мешает алкоголь в количестве бокала в неделю?

– Мешает очень сильно, даже бокал пива. Некоторые доктора говорят, что это невредно. Но меня даже бокал пива выбивает на сутки. Оно сильно расслабляет, а я такое не люблю. Со 2 мая по 5 мая – это год, и я скажу четко: если хочешь играть в футбол, пить нельзя вообще.

– Сразу после игры ты заплакал. Почему?

– Это да… Не знаю – почему. Просто уже за минуту до свистка у меня из глаз пошли слезы. Возможно, из-за того, как тяжело складывался последний месяц. Супруга не даст соврать: иногда я мог не спать до 3-4 утра. Переживал: такая возможность выиграть чемпионат, а мы можем не выиграть. И когда понял, что все, слезы появились – просто пошли. 

– Ты зашел в раздевалку, переоделся и сразу уехал. Кто-то из «Локомотива» задавал тебе по этому поводу вопросы?

– Нет. Я так же делал в финале Кубка России. Ребята еще медали получали, а я уже принимал 0,5 пива в Красной Поляне – с теми же питерскими друзьями. Они приехали меня поддержать, а потом пригласили в казино – я не играю, а они поиграть хотели.

– Почему нет желания потусить с пацанами, рядом с которыми ты за эти победы бьешься?

– Пацанов очень люблю. Но в такие минуты мне хочется быть с друзьями. В основном это те же, с кем я начинал играть в футбол. Ну и есть старшие – те, которые всегда были рядом со мной.

– Чем занимаются эти люди?

– Наслаждаются жизнью.

– То есть это что-то вроде свиты? Как у многих рок- и рэп-звезд.

– Нет. Когда я проставляюсь за титулы, плачу, конечно, я. В остальных случаях – все по очереди. Я не спонсор нашей компании.

* * *

– Мне рассказывали, что после матчей «Локомотива» бывает такая сцена: уже пустая раздевалка, Игорь Денисов все еще сидит один, его никто не трогает, потому что он пытается побороть свой гнев.

– Да, так часто бывает. Просто сижу и ухожу в себя. Я перестал уже высказывать что-то в раздевалке – после игр это без толку. Сейчас в первую очередь ищу проблемы в себе, только потом думаю о партнерах. Раньше мог сгрубить – я признаю, в раздевалке такое было.

Я люблю быть один. Рекорд – час-полтора в раздевалке. Успокаиваюсь, встаю и сажусь за руль. Если не успокоюсь, доехать домой будет сложно.

– Еще рассказывают, что в этом сезоне у «Локомотива» кроме установок главного тренера были установки от Игоря Денисова. Это правда?

– Давайте это оставим внутри нашей раздевалки. Скажу только одно: Палыч – молодец и заслуженно надел эту корону.

– Семин по ходу сезона много разговаривал с игроками лично. С тобой – тоже?

– Первый такой разговор был еще до того, как я оказался в «Локомотиве». Мне позвонил Илья Геркус – все благодарности я ему потом выскажу: «Игорь, мы хотим тебя забрать в «Локомотив». Но тебе нужно поговорить с Палычем». Я поехал к Палычу домой и слушал от него тирады: «Игорь, здесь драки не пойдут. Ты должен вести себя хорошо» – «Палыч, если скажут, что я людей ем, вы тоже поверите?».

Вот так мы увидели чемпионский гол «Локомотива» с трибуны. Все так и было?

– Джеффа перевели на правый фланг, а Эдера выпустили в нападение. Но там и говорить не о чем: все все понимали. И так вышло, что Эдер сделал фантастический гол. И Слава Богу, что его взяли в команду.

– Кто бы мог такое сказать полгода назад.

– Многие ругали его, но друзья не дадут соврать: я говорил, что он может принести команде пользу. То же самое – про Джеффа Фарфана. Когда он только пришел, были проблемы, но я сказал: это топ-игрок, просто топ-игрок. Это видно сразу: по касанию мяча, по быстроте ног, по тренировкам. Я Касаю сразу сказал: если ему доверять, для российского чемпионата это просто феномен.

– Но ты же знал, что Семин его не хотел видеть в команде?

– Да, знал, и все знали. Но в этом и была сложность. Я много разговаривал с Ильей и говорил, что надо найти общий язык с Палычем, потому что этот игрок принесет огромную пользу «Локомотиву».

«Джефф – мой кумир» и сладкий поцелуй.

– Он из таких футболистов, которых нельзя ругать – есть такие, да. Если ему говорить, что он в порядке, то он будет продолжать и продолжать. Поэтому я показал ему всю любовь, которую испытывал в тот момент.

– Тебя можно ругать?

– Конечно. Но только по делу.

– Когда тебя ругали в последний раз?

– Палыч всех ругает. В том числе на тренировке.

– Почему ты оскорбил допингового офицера?

– Все началось с того, как они со мной общались. Если бы этот контроль проходил как обычно, все было бы в порядке. Но в этот раз было катастрофически ужасно. Меня терзали два с половиной часа. Со мной говорили: «Выйди. Зайди. Подпиши. Сюда – нельзя. На тренировку – нельзя». Я терпел, терпел, терпел – вопросов нет.

Но самый пик настал, когда он зашел со мной в туалет. Так всегда делают, вопросов нет. Но он (Денисов встает со стула – Sports.ru) заставил меня снять штаны по колено, подтянуть футболку до груди и сам встал прямо вплотную. Я стою так минут десять: «Можете отойти?» – «Нет, я не имею права» – «Я писать хочу, но не могу. Посмотрите: у меня уже глаза красные, так хочется». Еще минут через 10 он отошел подальше, и я – пффффф. «И в чем были трудности, чтобы сразу так сделать? Проверьте: я без проводов, без сосудов, я не могу мочу подменить».

Когда мне начали оформлять документы, он спросил: «Есть претензии к нашей работе?» – «Да, есть». Мне дали бумагу, ну я и написал: «Полные дебилы». И ушел.

Ну это смешно. Смешно, как они брали этот анализ. Смешно, как я написал. Тем не менее я впервые принес извинения. Я был неправ, согласен. Но я не этому дяде написал лично, а про ситуацию в общем – не «дебилы», а «полные». 

Но еще раз: на следующий день я написал письмо с извинениями. Я против допинга. Я за чистый футбол. Я люблю свою страну.

– И заплатил 1 000 000 рублей.

– Заплатил. Но в кассу клуба – не им.

– Как часто ты бываешь груб?

– Я?.. Все люди иногда бывают грубыми.

– Пример, который у меня до сих пор перед глазами: 2010 год, «Спартак» – «Зенит», ты орешь матом на скамейку «Спартака» и Валерия Карпина.

– Что касается «Спартака»… А, для начала скажу: на следующий день мы с Валерой, с Валерием Георгичем помирились. Я подарил ему часы – в знак примирения.

– Свои часы?

– Нет, купил в подарок. Мои он не взял бы: они слишком дешевые, хаха.

Это был или 23-й, или 24-й тур. «Зенит» тогда был очень силен, и мы в команде решили: в этом чемпионате надо не проиграть ни одного матча. Идет игра, Валера в каждом моменте начинает орать – на меня, на Семака, на Быстрова: «Че валяетесь?». Это идет, идет, идет, а в конце в наши ворота ставят пенальти. Это тот самый судья, который поставил пенальти по совокупности. В первом моменте еще было 50 на 50, второго – кажется, на Ари, который теперь с нами в «Локомотиве», – вообще не было, и судья мне говорит: «Даю пенальти по совокупности двух моментов». Я – ему: «Ты вообще здоровый парень? Как можно ставить по совокупности? Пенальти или был, или не был. Был?» – «По совокупности двух моментов – был». Он ставит, и мы проигрываем 0:1.

Финальный свисток, Ари у «Спартака» уже сидит на скамейке. Я беру мяч – и пинаю в его сторону. Валера оборачивается и начинает орать: «Слышь ты, щенок». И началось – я пошел на Валерия Георгича, ну мы и вспылили.

А разве интересен футбол без эмоций? Всех повеселили. А потом пожали руки. И до сих пор в хороших отношениях. 

* * *

– Почему вас вынес «Атлетико»?

– Ты про вторую игру?

– Про обе. Там же 0:3 и 1:5, совсем же без шансов.

– Не скажу, что без шансов, первая игра мне очень понравилась. Мы выбрали правильную тактику, играли очень хорошо, но пропустили только из-за наших тупых ошибок. Вторая игра – это была просто двусторонка. Выиграть у «Атлетико» 4:0 невозможно. Заработать очки в таблицу коэффициентов? Можно было сыграть на контратаках, как мы любим, тогда «Атлетико», допустим, забил бы только один гол, а мы могли бы цеплять ничью. Но тренерский штаб решил играть в атаку. Ничего страшного не произошло, потому что это «Атлетико».

Все ребята, когда на жеребьевке увидели соперника, были очень довольны. «Ребята, – говорил я, – для нас лучше «Арсенал» лондонский». «Арсенал» играет первым номером, у них большие зоны между игроками – их можно контратаковать. «Атлетико», даже если играет первым номером, зоны не оставляет. Просто поверьте: если бы нам попался «Арсенал», мы бы сыграли гораздо лучше и, возможно, прошли бы. Про «Атлетико» я сразу сказал: мое мнение – шансов ноль.

– По моей информации, в прошлом сезоне большая часть команды была против Палыча. Он игрокам не нравился, казался старым и душным тренером.

– То, что касается «Локомотива», останется в «Локомотиве». Я про это говорить не буду.

– Ну тогда финальное: якобы Денисов был за Палыча, в том числе благодаря этому команда удержалась, зацепила Кубок, а потом сплотилась вокруг тренера и поперла.

– Скажу только такое: Палыча люблю; Палыч – молодец; я – за «Локомотив», я – ни при чем.

– В прошлом году Алексей Миранчук почти ушел из команды. Делал ли ты что-то, чтобы его удержать?

– Конечно. Я разговаривал и с ним, и с Антоном (Миранчуком), и с Бариновым. Говорил: «Вы должны завоевать с «Локомотивом» титул. После этого можете спокойно уезжать в Европу, переходить в другие клубы, зарабатывать деньги. Вы воспитанники этого клуба. Принесите ему славу и идите куда хотите».

– Че говорили?

– Говорить нечего. Они остались.

– В неделю чемпионского матча Миранчуков и Тарасова застали за кальяном в ночном клубе. Как ты, капитан команды, на это отреагировал?

– Никак. Все ребята знают: этот год я вел хороший образ жизни. Но сказать всем: вы тоже должны ложиться спать в 9 вечера и жить одним «Локомотивом» – я не имею права. Поэтому не мне их осуждать.

– Про 9 вечера – это же образно? Во сколько ты ложишься?

– Рано. В 9 я уже в кровати. Если какие-то мероприятия, бывает, позже, в 11-11.30. Просыпаюсь в 7-8.

– При этом еще одна история из твоей молодости, которую я не могу забыть. Питер, твой день рождения, приезжает мент – и ты, срывая рубашку, говоришь ему: «Убери пистолет. Дерись как мужчина».

– Я расскажу. У Кержакова был ресторан «Лукоморье», мы праздновали там мой день рождения. Ресторан находился отдаленно от всех жилых домов – мы не мешали никому, вообще никому. Но вдруг приезжает человек в погонах и четко намекает: вы мешаете людям, давайте деньги – мы уедем и не будем мешать праздновать. Я был выпивший, меня это задело, и я позвал его на улицу поговорить. Он не пошел, вызвал пикет, приехало 20 машин, и уже тогда сказал: «Пошли» – «Ты че, куда я теперь пойду?».

– Рубашку ты снимал?

– Расстегнул. Не знаю почему. Видимо, заклинило. Но история – правда.

– Когда ты махался в последний раз?

– Драк было немало: меня били, я бил; ничего страшного я в этом не вижу.

Многие драки – на дорогах. Одна из них появлялась в прессе – я расскажу ее как есть. Питер, двойная сплошная, ехал я, рядом – учебная машина с женщиной за рулем и инструктором на пассажирском сидении. В Питере дороги, мягко говоря, не очень хорошие – была огромная дырка, вот такая. Я ехал на S-классе, не на джипе, снизил скорость до 10 км/ч и немножко, немножко – я отвечаю за свои слова – заехал на встречку. Потому что с другой стороны было вообще не объехать. Тут инструктор вывернул руль, поставил машину передо мной, включил аварийку и выбежал из машины.

Леня Слуцкий, когда я рассказывал эту историю, не поверил, что я без мата к нему обратился. Но я клянусь: «Молодой человек, что вы делаете?». Я ехал в сборную к Дику Адвокату – на «Петровском» играли товарищеский матч, кажется, с Болгарией. Я понимал: если сейчас будут неприятности, это совсем ку-ку. Поэтому я вежливо спросил. На что он – я сейчас дословно цитирую – ответил: «Я твою в рот е##л. Твоя жопа на моем х## будет сладка». Он был здоровый очень, но в моем понимании за такие слова надо сначала ударить, а там – будь что будет. Если бы он ударил меня первым, я бы умер. Но я вышел и попросил его повторить. Он повторил. Я ударил его сначала с головы, потом с руки, потом с ноги, потом не помню с чего. Он упал, а я поехал в сборную – с травмой голеностопа. Дик Адвокат только возглавил сборную, а я приезжаю вот с таким галиком, кулаки в крови. Он: «Ты дурак?» – «Друг мой Дик, прости».

Инструктор меня узнал, снял побои и поехал в «Зенит». Но клуб за меня заступился, за что ему большое спасибо. Подавать заявление этот человек не стал. Я пропустил месяц.

Такие неприятности в Питере у меня были часто, тут скрывать нечего.

– Почему? Со стороны это выглядело так, что у тех самых питерских мальчиков, которых так любило руководство «Зенита», сорвало голову.

– Сейчас я могу сказать: да, крышу сорвало. У нас была единственная команда в городе, которая выигрывала титул за титулом. Говорю как есть: я чувствовал безнаказанность. Все, что хотел, то и делал. Так нельзя. Но это я понимаю сейчас, а тогда – не понимал. И за это я расплачивался.

Вот смотри. Еще в 18 лет я получал 1000 рублей в месяц. В 19 лет стал капитаном дубля, и мне повысили до 13 200. Потом нас взяли в основной состав, в двух матчах я забил два гола, мы из 19 игр не проиграли 18 и заняли второе место. Виталий Мутко сделал мне колоссальный контракт – 150 000 долларов в год. То есть с 13 000 я перешел на почти 400 000 в месяц. Первые полгода я тратил столько, что даже влезал в долг.

– На что?

– На все. Я считаю, что с футболистами сейчас надо вести очень много разговоров о том, как тратить деньги. Ими очень сложно управлять, когда они вдруг падают на голову. Я все прогуливал. Когда мне дали подъемные – 30 000 долларов наличными, – я прямо с пакетом вышел из клуба и пошел по городу. 2003 год, мы с другом просто идем с пакетом, полным долларов: «Что будем делать?» – «Не знаю». Ну, мы пошли в автосалон и купили 140-й «Мерседес». Я при этом был даже не в спортивном костюме, а в вещах с барахолки. Зашел и говорю консультанту: «Хочу 140-й» – «В смысле?». Я положил на стол пакет. Он реально подпрыгнул.

Это был бред. К счастью, в какой-то момент проснулся и решил: надо купить хотя бы квартиру. У меня был агент Паша Андреев, я позвонил ему и сказал: «Павел, нужна помощь. Иначе – пропаду». Он дал мне 140 000 долларов, я сразу купил квартиру и каждый месяц отдавал ему почти всю зарплату – мы с супругой жили на 500-700 долларов. Я делал так специально, чтобы не тратить так много, чтобы просто успокоиться.

– Еще история, уже при Дике Адвокате: тебя, Аршавина и Анюкова отстранили после матча со «Спартаком».

– Писали, что мы бухали всю ночь – абсолютная неправда. В «Зените» помощницей при команде работала девчонка – мы с ней всей командой дружили. Мы пошли пить чай. Пообщались, вышли, в 12 часов я лег спать – по тем меркам это не поздно.

На следующий день мы проиграли «Спартаку» на «Петровском». Надо было на кого-то это скинуть – скинули на нас, как будто мы вышли на поле пьяными, да еще и после кутежа с бабами. Нас вызвал Адвокат: «Игорь, Саша, Андрей. Вы всю ночь пили. Были телки». Я говорю: «Дорогой Дик. Мы живем в отеле – покажите видеозапись, где мы выходим из номера, покажите официанта, который продавал нам алкоголь. Ничего же нет». А я слово даю – вообще ничего не было. Хотя писали так, что Лена до сих пор не верит, что ничего не было.

– Молодая помощница в молодом мужском коллективе? И просто дружили? Ну камон.

– Да, мы дружили. Мы до сих пор общаемся.

– Какой разговор с женой у тебя был после этого?

– Подозрения были. Но я сказал: ничего не было. Клянусь. И если в команде знали, что мы кутим и добираемся до кровати в 7 утра, как уже в 2 часа дня они могли поставить нас на игру?

* * *

– Летом 2012 года в «Зенит» пришел Халк. Почему это тебя так задело?

– Расскажу в подробностях. Чтобы в «Зенит» пришли два-три иностранца – это была моя идея. Я встречался с руководителями клуба, разговаривал со Спаллетти: «Пожалуйста, пригласите сильных футболистов». Моей мечтой было дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Мы выиграли Кубок УЕФА, Суперкубок Европы, оставалась ЛЧ. Выиграть ее российскому клубу нереально; если какой-то президент скажет, что собирается это сделать, – это все, ку-ку. А вот в полуфинал тому «Зениту» было вполне по силам выйти.

Я пошел разговаривать со Спаллетти, он меня поддержал. Мы вшестером – костяк команды, фамилий называть не буду – собрались с руководителем клуба. Я говорил: «Поднимите зарплату каждому до 3,5 млн евро и спокойно приглашайте игроков хоть на 10, хоть на 20 млн».

«Зенит» все мы поднимали с колен. Мы выигрывали еврокубки и делали «Зенит» самым сильным клубом страны. В 2003 году Халк пришел бы к нам? Нет. В 2004-м? Но он пришел в тот «Зенит», который мы сделали. Тогда в «Зенит» хотел прийти Уэсли Снейдер. Я говорил: дайте ему зарплату хоть 8 млн – только чтобы он пришел к нам. Но вот этот костяк должен получать больше, чем сейчас. Потому что это… правильно.

– Что значит «правильно»? Со стороны это выглядит как сходка местных авторитетов, которые определяют правила игры.

– В тот момент нам и дали такую власть.

Моей самой большой ошибкой тогда было дать интервью Боре Левину, где я открыто говорил про финансы. У меня была зарплата в 2,5 млн евро, я очень хорошо жил в Питере. И эту зарплату стали сравнивать с доходами пенсионеров.

«Зенит» держался как кулак. Об этом разговоре никто бы никогда не узнал. Мы бы нашли общий язык и все сделали бы правильно.

Мы уехали играть со сборной Израиля, обыграли его 4:0, и в 12 ночи пришла смс, что «Зенит» купил Халка и Витцеля. Я набрал в клуб узнать, что будет с нами, и мне ответили: «А вы подождете».

Спустя 6 лет я могу сказать: мы все поступили неправильно – и я, и руководство.

– Какое твое дело, сколько зарабатывает новый игрок твоей команды? Ну, если это не Борис Ротенберг, а тот, кто поможет тебе тянуть команду вперед.

– В тот момент клуб «Зенит» – это были мы. Это сейчас клуб «Зенит» – руководители и футболисты. Тогда это были мы. Так же, как происходит в ЦСКА: братья, Игнаш, Акинфей, Гинер. И тогда так же было у нас – «мы», понимаешь?

– Допустим, ты становишься президентом клуба, и у тебя появляется костяк, который так влезает в дела клуба. Ты будешь этому рад? Ты сможешь им управлять? Ты сможешь выйти с ним в полуфинал Лиги чемпионов?

– Влезал, да… Давай возьмем 2002 год. Если бы не было этого костяка, если бы он не влезал в дела, в которые не принято влезать, он никогда бы не поднялся так высоко – на второе место. И никогда бы сюда не приехал Халк, если бы мы карабкались между 3-м и 5-м местами. И вряд ли пришел бы в клуб «Газпром», где руководители советовались с нами изначально. Мы были как семья.

– Когда ты отказался играть против «Крыльев?» Прямо в раздевалке?

– Спаллетти прекрасно видел, что игроки ходят недовольными – не только я. Он сказал: «Ребята, знаю, что происходит. Кто не хочет играть – подойдите ко мне, мы решим вопрос». «Крылья» к тому моменту шли невысоко, игра была не самая важная. Я подошел: «Сеньоро, я не готов играть. Вы знаете – по каким причинам». Мы пожали руки, вопросов не было. За два часа до собрания в день игры пришел руководитель клуба и вызвал меня с тренером. «Игорь, мы готовы дать тебе такую-то зарплату» – «Подождите, мы ж не на рынке. Мы на выездной игре. Давайте прилетим в Питер и спокойно поговорим». Все. Но здесь «Зенит» проигрывает 0:2 к 20-й минуте, начинается тряска, и Спаллетти после матча говорит: «Люди думают не о футболе, а о деньгах».

Как тренер он повел себя нормально – никто не ожидал, что мы потеряем очки. Если бы не потеряли, мы бы вернулись в Питер и все спокойно решили. А тут все расписали: «Денисов просил в ультимативной форме: или даете мне 5 млн в год, или я не выхожу на игру». Как, как я мог такое требовать?

– Ну ты ж сам говорил, что у тебя была особая власть.

– Разговор с президентом и гендиректором, на котором я просил 5 млн в год, был. Это было. Но было в их кабинете. Перед игрой с «Крыльями» – ничего такого и близко.

– Не считаешь ли ты, что 5 млн в год даже для того Денисова – 28-летнего и способного перейти в Европу – это слишком дохрена?

– Нет, не считал. Потому что я знал, сколько работаю и приношу клубу, в том числе побед. Так я думал тогда.

– Как ты расставался с «Зенитом»?

– Со мной в клубе никто не попрощался. Даже футболку не подарили. Я приехал, забрал трудовую книжку – и все. Ко мне подошел только Поваренкин, пожал руку и сказал: «Спасибо». Все.

– А остальные – почему нет?

– Потому что я оказался в другом клубе, к тому же – в «Анжи». Но даже при всем при этом хотя бы руку мне могли пожать. Но ничего страшного.

– Почему ты выбрал «Анжи»?

– Из-за Гуса (Хиддинка), только из-за него. В «Зените» тогда была атмосфера: выиграть чемпионат для «Зенита» уже просто неинтересно. Ну и я хотел доказать «Зениту»: другой клуб тоже может быть чемпионом. Ну и чего лукавить: мне дали хорошую зарплату.

– Те самые 5 млн евро в год?

– Нет, у меня было 4 млн. Но главное – разговор с Гусом. И получилось, что я пришел в клуб, а его – убрали. Но тот состав по именам был просто супер. Сулейману (Керимову) нужно было просто немного потерпеть.

– Как все рухнуло?

– «Анжи» проиграл «Ростову» в Махачкале. Он вызвал меня к себе домой и сказал: я расформировываю команду. «Сулейман, вы представляете, что сейчас все скажут, что Денисов еще и «Анжи» развалил?». Так и получилось.

– А ты ни при чем?

– Ну как ни при чем? У меня были недопонимания с Это’О. Меня позвали в «Анжи», чтобы я помог добиться результата, а им считалось только чемпионство. То, что я увидел, после «Зенита» для меня было непонятно: когда футболист ходит с охраной, когда ему носят бутсы... Чтобы стать чемпионом, команда должна работать, работать, работать, работать и работать. И отвечать за каждую копейку, которую получаешь.

Убрали Гуса. По какой причине – нам не объяснили. Поставили вместо него англичанина. Мы наигрывали одну схему, приехали на игру, Это’О прямо при тренере поднял всю команду и сказал: «Не слушаем тренера, слушаем меня. Играем не так, а так». Меня отправил направо. После игры в раздевалке я сказал: «Вы так делаете, а потом во всем обвинят российских футболистов». За Это’О вступился Буссуфа: «Ты чего свой рот открываешь?». Ему я сказал: «С тобой потом поговорим».

– Сказал – на каком языке?

– Буссуфа нормально говорил на русском. С Это’О – через переводчика.

На следующий день Это’О требовал извинений. Я сказал: окей, извиняюсь перед тренером и командой, хоть высказывание было негрубым. «Нет, ты должен извиться именно передо мной» – «Послушай, друг мой сердечный. Я не извинялся даже в «Зените», перед своей любимой командой» – «Я здесь капитан. Ты должен извиниться, чтобы показать, что я тут главный» – «Такого не будет». Все закрутилось, завертелось, все дошло до Сулеймана. Я пришел и сказал: «Сулейман, ничего страшного, я буду искать команду». Мы пожали друг другу руки, меня отстранили от команды. Они полетели в Махачкалу, проиграли «Ростову», и Сулейман решил расформировать команду.

– Тогда же появился мем: «Разваливаю команды. Дорого». Ты же видел?

– Конечно, видел. Ну, меня тогда вся страна поливала грязью. Если бы я все читал и реагировал, то повесился бы с запиской «Я не выдержал».

* * *

– «Динамо»!

– Если смотреть в общем, «Динамо» – это худшие четыре года в моей карьере. Там такие безграмотные работники, что как раз можно вешаться. Но самое лучшее время в команде, как ни странно, у меня было, когда пришли Черчесов и Аджоев. Первые полгода было фантастически все. Были победы, победы, победы. Но потом что-то произошло.

– Что-то – ссора Черчесовым. Как это было?

– Игра с «Зенитом». За неделю до этого я повреждаю икроножную мышцу и улетаю лечиться в Питер, мне звонит Саламыч и говорит: «Игорь, ты должен приехать» – «Саламыч, вы просите – я сделаю». Вернулся в Москву, делал уколы и к «Зениту» готовился отдельно. Сыграть было важно, потому что это был матч за 6 очков, мы тогда шли вровень.

В это время, как я уже сейчас знаю, Юсупов подписал контракт с «Зенитом». Но в тот момент он был лучшим в «Динамо», просто лучшим. Не я, не кто-то еще – Юсупов, он набрал такую форму, что я говорил ему: «Юс, оставайся в «Динамо», ты тут будешь процветать». Мы с ним всегда играли в паре, а тут я приезжаю на одной ноге, выхожу на поле – а Юсупов остается на скамейке.

Проходит игра, мы проигрываем 0:1 – и все, отпускаем «Зенит» вперед. В раздевалке это видели все, абсолютно все русские игроки – они сейчас почему-то не рассказывают это, но все знают, что это правда. Я говорю: «Саламыч, вы знаете, что я колю уколы. Почему из-за каких-то документальных вопросов не играет наш лучший футболист?». Я лидер команды и, если в нормальном тоне, имею право спрашивать все что угодно. Он заходит, слышит это, резко подходит ко мне: «Я тебе не Спаллетти, я тебя быстро на место поставлю. Пошли в душ – я тебе там шею сломаю». Рядом со мной сидит Юсуп: «Вы как разговариваете?». Черчесов – ему: «Иди на х## отсюда! Ты вообще говно и стал футболистом, только когда я сюда пришел». Моя реакция: «Саламыч, у меня четверо детей. Я вам больше руки не подам, вы со мной не имеете права так разговаривать». Подраться мне не проблема, но представьте – подраться с тренером в душе! Он орал еще минут 10, я собрал сумки и уехал.

Следующая игра – с «Локомотивом». Перед каждым матчем он отбивает футболистам руки. Мне дает, я – не даю и смотрю ему в глаза. На следующий день вызывает меня в кабинет. «Саламыч, я буду разговаривать только при президенте – чтобы мои слова потом не были перевернуты» – «Нет, пока мы с тобой не договоримся, ты отсюда не выйдешь» – «Мне не о чем разговаривать, зовите президента».

На следующий день меня вызвали в кабинет, где были Ротенберг, Гурам (Аджоев), Черчесов и юрист. Там были два листа со штрафами на 21 миллион рублей. Формулировка первого – ты повлиял на определение состава, второго – ты нагрубил тренеру. Они эти деньги сняли с зарплаты, но потом мы с «Динамо» судились и все суды выиграли. Что логично: это был полный бред.

– Откуда легенда, что ты возмущался по поводу присутствия Бориса Ротенберга-младшего в составе?

– Рассказываю, как было с Борисом. Когда в команде был Петреску, он вызвал меня – при этом я в команду тогда только пришел. «Ко мне приходил Аджоев и сказал: если я на эту товарищескую игру не поставлю Бориса Ротенберга, он меня уволит» – «Эээ, а я – что?». Потом «Динамо» возглавил Черчесов и сказал, что хочет видеть меня капитаном. Я рассказал ему про этот случай и сказал: «Пока я капитаню в команде, играть должны только сильнейшие. Если Боря будет сильнее другого игрока – пусть играет. Но если не будет – команда все чувствует». Больше про Борю с Саламычем мы никогда не говорили.

Про Бориса скажу больше. Мы с ним иногда, даже сейчас в «Локомотиве», ругаемся, но он профессионал.

– Черчесов же назначил тебя капитаном?

– Да. Но потом я отдал повязку. Тоже после матча с «Локомотивом», но другого. «Динамо» вело 2:0, но проиграло 2:4. Я пришел и честно сказал: «Я не управляю командой. Беру это поражение на себя и отказываюсь от повязки». Мне кажется, капитан, когда идет игра, должен принимать решения, которые влияют на результат. А когда ты бесполезен, носить повязку для пафосного «Я капитан «Динамо» – это не по мне.

– Слушай, если ты настолько за справедливость, почему тебя никогда не возмущало присутствие Бориса Ротенберга в твоих командах? Это же даже не уровень премьер-лиги.

– Боря заслуживает места в команде. По статусу он космический человек. Но когда с ним общаешься, этого не видно. Он каждый день приходит, делает черновую работу и делает ее как все.

– Когда вы общались с Черчесовым в последний раз?

– Тогда и общались – на суде с «Динамо». Он приходил и выступал как свидетель.

– Почему ты не вызываешься в сборную России?

– Я готов приехать в сборную хоть завтра. Я говорил, что не подам ему руки, но ради сборной готов уступить – пожать руку и сказать: «Саламыч, привет! Готов выполнять твои требования и вообще кланяюсь». Но. Извиняться за те слова я не буду.

– Ты говорил матом? Произносил слова, на которые можно обидеться смертельно?

– Нет. Ни слова матом. И все – нормальной интонацией.

– По моей информации, Виталий Мутко пытался вас помирить.

– Да, в прошлом году – кажется, перед матчами против Испании и Аргентины – мне набрал Илья Геркус и сказал: «Хотят, чтобы вы помирились» – «Я только за, но никаких извинений через прессу не будет». Больше не звонили.

Я очень хочу сыграть на чемпионате мире в России, но думаю, что это без шансов.

– Есть мнение: если тебя возьмут на чемпионат мира без гарантии основного состава, это будет во вред команде.

– Да, лучше не брать. Могу сказать, что мне все равно, играть или нет, но это будет неправда. Мне неприятно сидеть на замене.

– А если кто-то играет на твоей позиции лучше? Такого разве не бывало?

– В «Зените» – нет. В «Динамо» – бывало, что у меня по полгода не было хороших матчей. Но до чемпионата мира – месяц. За это время можно подготовиться.

Но сидеть на замене мне тяжело. Поэтому я говорил друзьям: когда я почувствую, что уже не тяну, я разорву контракт и просто уеду.

– Куда? В клуб поменьше?

– Нет, я просто закончу карьеру.

– И в первой лиге тебя не ждать?

– Хех, не ждать.

– То есть если тебя брать в состав, то только основным? Очевидно, что ты будешь создавать плохую психологическую обстановку.

– А ты думаешь, сейчас там хорошая психологическая обстановка?

Сейчас ты уезжаешь в отпуск. Допустим, тебе позвонили бы и сказали: приезжай. Приехал бы?

– Издеваешься? Конечно, да! Но этого не будет.

– Давай еще раз проговорим условия: ты был бы готов работать с Черчесовым как со своим тренером…

– Все так. Единственное, на что я не готов, – извиняться.

– Как ты сам считаешь: пригодился бы ты сборной?

– Я не играл при Черчесове, я не играл при этой схеме. Допускаю, что отыграл бы один матч, понял бы, что в такой схеме я бесполезен. Но вызов в сборную я заслужил. 

– Если ты не попадаешь на чемпионат мира, будешь ли ты его смотреть по телеку?

– Конечно! Всей семьей. И болеть за сборную России изо всех сил.

– Ты уже пропускал один важный турнир сборной – Евро-2008.

– Может, я тогда где-то был неправ. Но сейчас поступил бы так же.

Мы с «Зенитом» выиграли чемпионат России, Суперкубок России и дошли до финала Лиги Европы, но меня не вызвали в сборную – и я не понимал почему. В финале Лиге Европы получилось так, что я забил гол, даже у меня такое иногда случается. В аэропорту мне позвонил Бородюк: мы тебя вызываем, ты должен доказать, даем тебе аванс. Я ему сказал: идите вы все в одно место. И уехал.

Потом я прилетел на встречу с Гусом и Бородюком. Мы пожали друг другу руки, я признал, что вспылил и был неправ. Гус сказал: много кто в Европе уже знает о твоем поведении, и я буду себя не уважать, если тебя возьму. Я понял эту мотивацию, все в порядке. Ребята вышли в полуфинал – это здорово, я был очень за них рад.

– Слушай, получается, что из-за характера ты пролетаешь мимо двух важнейших турниров в истории русского футбола – бронзовый Евро и домашний ЧМ. Как-то это неправильно.

– Если бы не мой характер, я бы не завоевал столько трофеев. Я ни о чем не жалею.

– Как с тобой общаются близкие и друзья? Учитывая, насколько ты вспыльчивый в принятии решений.

– Решения принимаю жестко, да. Но Бог послал мне прекрасную супругу – она очень мудрая женщина и не делает какие-то вещи, которые могут меня спровоцировать. А мои друзья – я с ними с 9-10 лет, мы друг к другу привыкли.

* * *

– Из программки к матчу «Локомотива» и «Зенита» все узнали, что ты фанат океана. Как и когда это произошло?

– Лет 10 назад. Я не люблю бояться. Я приехал на Мальдивы, как дурачок, погрузился, увидел всех этих рыбок – и мне очень страшно стало. На тот момент не то что дайвингом не занимался – я и плавал-то не очень. Начал много читать про океан и, специально чтобы побороть свой страх, стал погружаться. Считается, что на Мальдивах укусить тебя никто не может, но меня это не успокаивало. Мне попался очень плохой инструктор, и года на два моя любовь к океану закончилась.

Потом я собрался и пошел обучаться дайвингу целенаправленно – еще в Питере, у Сережи Кравцова. И начал погружаться. Теперь в океане я чувствую себя своим. И очень люблю акул.

– Что такое «любить акул»?

– Это любить акул. Как мужчины любят женщин, так и акул. Только без интима.

– Почему они тебя не сжирают?

– Есть самая опасная акула – белая. Я не погружался с ними ни разу, потому что человеку при таком погружении надо быть в клетке, а я в клетке не хочу. Со всеми остальными акулами можно найти общий язык. 

Есть тигровая акула – она по количеству убийств людей идет на втором месте после белой. С тигровыми – они до 5 метров длиной – я плавал без всякой клетки в количестве 5-6 штук и гладил их.

Я ездил в разные места: на Фиджи, на Мальдивы, на Багамы – и везде это происходит по-разному. На Багамах, например, мы ставим корабль, живем на нем неделю. В 6 утра бросаем за борт рыбу – чтобы акулы почуяли кровь и приплыли. Их собирается штук 40, ты погружаешься и гладишь. Для любителей это очень опасно. У меня – больше 300 погружений. Для профессионалов это очень мало, но у меня почти все погружения с акулами.

Дайвинг на Багамах. Тигровая акула

– Бывают ли форс-мажоры?

– Мальдивы – это атоллы. Мы как-то вышли из атоллов в открытый Индийский океан. Там плыли сотни тупорылых дельфинов.

– Тупорылых?

– У них тупой нос. Такая стая дельфинов – это огромная редкость, поэтому мы с моим знакомым сербом надели маску и трубку, чтобы поплавать с ними. На задержке дыхания я могу погружаться метров на восемь, нырнул, развернулся, а вокруг – они! Плавают, пиликают. У меня не было с собой камеры, я ничего не заснял, но прекрасно помню эмоции: спасибо, Боже, мама и папа, что я родился на этот свет и могу видеть такую красоту.

Но там было течение, и нас немного отнесло от корабля. Минут 5 мы наслаждаемся этим великолепием, а потом я смотрю: под низом плавник. Ну, думаю, акула и акула – фиг с ней. Но потом она всплыла – это была шелковистая акула. Она 2.10 длиной, людей не убивает, но калечит. Я всплыл на поверхность, стал орать кораблю, но он меня не видит, потому что течением нас отнесло далеко. Опускаю голову в воду, она – рядом, плавник, как в фильмах, проходит прямо рядом. Понимаю: если дернусь и поплыву – это моментальная атака. Ко мне подплыл друг, акула стала ходить вокруг нас восьмеркой. Таким образом она наблюдает и изучает, чтобы исследовать, что перед ней: бревно, живое существо, еще что-то. Она врезалась в ласту, чуть-чуть ее покусывала. Продолжалось это около минуты – от страха у меня свело обе икроножные мышцы. Друг стал орать с такой силой, что мальдивцы с корабля нас все-таки заметили, резко завели мотор и рванули к нам. Акула это услышала и резко ушла на дно.

Шёлковая акула

Доставали меня за руки – ноги от страха у меня просто не шевелились.

– Еще ты любитель огромных собак. Где они сейчас?

– Все ушли в мир иной. Два бурбуля и один азиат.

– Приведи пример верности этих существ.

– Я лично занимался ими на протяжении шести лет вместе с профессиональным дрессировщиком. Они были не просто верные – они были как роботы. И, конечно, умерли бы за меня и за мою семью. Когда мы тренировались в Питере, я надевал на них шину и набивал ее камнями. Они были настолько накачанными, что когда вечером на них падал свет, были отчетливо видны вены.

– Эээ. Зачем?

– Мне нравилось, что они сильные. Они сами бегали на беговой дорожке.

– Ты сейчас так шутишь?

– Спросите у супруги. Показал бы видео, но уже стер. Я ставил его на дорожку, включал музычку, а сам уходил по своим делам в доме или на участке. Минут по 40, по часу они бегали. Тренировались. 

* * *

– Когда ты уходил из «Динамо», в «Спорт-Экспрессе» появилось интервью мамы Игоря Денисова. Я точно знаю, что твоя мама это интервью не давала. Как так вышло?

– Давай следующий вопрос.

– Из этого интервью я узнал, что твои старшие дети живут в Испании. Почему?

– Когда дочке нужно было идти в первый класс, мы долго думали, куда ее отдавать. Я очень хотел, чтобы были и языки, и хороший климат. Поговорил со своими знакомыми, и они посоветовали Гран Канарию. Мы купили там дом, дочь вместе с бабушкой поехала учиться туда. Потом, когда сыну надо было идти в школу, он полетел туда же. У Вики очень тяжелый характер – я хотел, чтобы она получила самостоятельность и поняла, что не все так просто на белом свете. Ей было тяжело: она не знала ни слова по-английски и полетела туда. Сейчас она свободно говорит на испанском и английском. Очень смешно бывает за границей – например, в ресторанах. Официанты общаются с нами и спрашивают: «Как так получилось, что ваши дети знают язык в совершенстве, а вы вообще на нем не говорите?».

Прошло 5 лет, Вике исполнилось 12, и мы забрали их в Москву. Она становится подростком, надо, чтобы была рядом.

– Я до сих пор помню 2012 год, когда Александр Бубнов, разносивший всех русских футболистов, в эфире «Удара Головой» сказал: «Денисов в сегодняшней форме легко бы заиграл за «Реал». Была ли у тебя возможность уехать в Европу?

– Когда-то были разговоры о «Ливерпуле» и «Арсенале», но я сказал Паше Андрееву: «Я никуда из «Зенита» не уйду. Я хочу играть за этот клуб всю жизнь. И мои дети тоже будут за него играть». Понятно, что из «Реала» и «Барселоны» мне предложения бы не поступили, но даже если представить, что поступили, я бы и то подумал, соглашаться или нет. Аршавин сразу сказал, что хочет играть в Европе. Я сказал: нет, я так люблю Питер, что хочу остаться здесь навсегда.

– Была ли у тебя возможность вернуться в «Зенит»?

– Попытки – были. Возможностей – нет. Сейчас меня принял «Локомотив». «Локомотив» помог мне, я немного помог «Локомотиву». Но сердцем я всегда в Питере. Болельщики «Локомотива» будут меня ругать, но я всегда говорю как есть. Мы родились в Питере, мы ленинградцы. Я выполняю свою работу и стараюсь делать это хорошо, но своим в Москве я не стану никогда.

– Этим летом в «Зените» может оказаться Илья Геркус. Что тогда?

– Илье Геркусу я благодарен за все, ему – низкий поклон. Я хочу быть с ним до конца и везде. Потому что они с Палычем дали мне второй шанс. Но вот про слово «если» я говорить ничего не хочу. 

– У тебя четверо детей. Вы так планировали или так получилось?

– Мы вообще планировали пятерых детей. Но… будет четыре.

– Одного из твоих детей зовут Игорь. Почему?

– Понимаю, что странно. Но когда мы с Леной только поженились, я сказал: первого сына назовем Игорем. По характеру на меня, кстати, больше похожа дочка.

– Тебя это радует или беспокоит?

– Беспокоит. Женщина должна быть помягче. Надеюсь, так и будет.

– Услышав, как ты дрессировал собак, я даже боюсь спросить, как ты воспитываешь детей. Какие у них телефоны? Айфоны?

– Сейчас – никакие. Даже у старшей дочери. Три года назад я подарил ей, но оценки стали хуже – я его убрал на три года. 1 апреля на день рождения подарили новый, но оценки снова пошли вниз. В ближайший год я его не отдам. Им и без телефона есть чем заняться.

– Что ты будешь делать, когда закончишь с футболом?

– Когда я играл в «Динамо», жил в Новогорске, моим соседом был Бышовец. Мы часто встречались в лесу и гуляли. Он меня как-то спросил: «Что ты будешь делать после футбола?» – «Знаете, очень хочу воспитывать своих детей». На что он ответил: «Ты самый несчастный человек» – «Почему?» – «Ты потом сам поймешь». Видимо, он имел в виду, что надо оставаться в футболе. Но мне интересно это только в определенных местах и с определенными людьми. 

* * *

– О чем ты мечтаешь?

– Найти себя. Найти гармонию и баланс. Гармония – это полное спокойствие внутри. А меня иногда штормит. Так что я в поиске.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов (1,21); globallookpress.com/fclm.ru; fclm.ru/Александр Погребняк, fclm.ru; кадр эфира телеканала «Наш футбол»; РИА Новости/Александр Вильф (6,15), Владимир Астапкович; globallookpress.com/Zamir Usmanov (8-10); fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов (11,12); Gettyimages.ru/Epsilon; РИА Новости/Антон Денисов (14,20), Алексей Даничев (16,17); globallookpress.com/Stuart Westmorland/DANITA, Michael Weberberger/imageBROKER

развернуть

Юрий Дудь помогает любимому каналу и любимому комментатору (Черданцеву).

Последнее русское дерби настигло меня за пределами любимой страны. Как правило, это сильно усложняет жизнь: сайты что «Матч ТВ», что матчтэвэшных спутников обладают правами трансляций только на территории России и не пускают к себе иностранцев.

Всего этого можно избежать, если поставить себе программу, которая позволяет притвориться, что ты в России. Но если ты просто турист и не тюнингуешь браузер на любой случай жизни – надо искать варианты. Моим вариантом стала русская диаспора Будапешта – той его части, которая любит футбол и протянула в свои архаичные телевизоры «Матч ТВ». Пацаны из 13-го района уже заказали пиццу, на всякий случай выставили на стол палинки и ждали в гости. Перед выходом из отеля я, как это часто бывает в последние месяцы, случайно свернул в ютуб. Поход в гости пришлось отменять.

Не все знают, но с начала этого чемпионата России существует сразу несколько ютуб-каналов, которые транслируют АБСОЛЮТНО ВСЕ его матчи АБСОЛЮТНО БЕСПЛАТНО. Я натыкался на это пару раз, когда в премьер-лиге гремели первые туры, но был уверен: долго это не продлится. Это непосвященным ютуб может показаться свалкой всего на свете: на самом деле это выдающаяся платформа, где правообладатель может очень легко и вполне автоматизированно следить за тем, чтобы его контент не воровали. Прошли недели, чемпионат России прикатил к самому рейтинговому матчу на ближайшие полгода – и ничего не поменялось. Два слова в строке поиска решали все мои проблемы на ближайшие два часа.

Развязка матча и особенно игра Александра Головина принесла мне много эндорфинов, но радовался я недолго. Потому что в голове зудела такая схема:

1. «Газпром» (то есть государство) дает «Матч ТВ» миллиарды денег, чтобы «Матч ТВ» выкупал все трансляции на свете, в том числе самое статусное – чемпионат России по футболу.

2. «Матч ТВ» заявляет план – делать качественный продукт и зарабатывать, чтобы возвращать деньги инвестору, то есть «Газпрому» (то есть государству). 

3. «Матч ТВ» за 19 месяцев своего существования спускает миллиарды денег и жестко сокращает расходы на тот самый продукт. 

4. «Матч ТВ» подает в суд на Sports.ru за то, что мы якобы пиратим матчи Футбольной национальной лиги (хотя у нас есть все подписанные на этот счет бумаги). Тина Канделаки дает комментарий: «Мы единственный телеканал в России, который огромные деньги вкладывает в покупку прав, и должны быть единственными, кто зарабатывает на этом контенте. Поэтому мы будем бороться с пиратами. Мы недозарабатываем из-за них».

5. На самой популярной видеоплатформе Вселенной – Ютубе – уже шесть недель показывают чемпионат России – возможно, самый жирный контент, которым обладает «Матч ТВ». Ни одного рубля с этого показа не идет «Матч ТВ». Ни одного движения, чтобы решить проблему, «Матч ТВ» не делает. 

У меня появляются вопросы:

1. До какой степени нужно не интересоваться собственной работой, чтобы не знать о том, что у тебя действительно воруют под носом?

2. Насколько нужно не уметь делать собственную работу, чтобы не реагировать на то, что у тебя действительно воруют под носом?

3. Как сильно нужно быть увлеченным перестройкой «Зенита», чтобы не замечать, что c газпромовскими деньгами (то есть государственными) обращаются примерно вот так?

А, ну и еще вопрос – главный:

4. Кто-нибудь еще всерьез думает, что «Матч ТВ» накатил на Sports.ru из-за пиратства?

Я бы еще понял, если бы весь «Матч ТВ» был занят производством сумасшедшего контента (яркие шоу, фактурные обвязки, новое поколение экспертов) и поэтому не за всем успевал. Но вчера вечером – как только «Зенит» перестал забивать «Ахмату» – я напоролся на «После Футбола с Георгием Черданцевым».

Несмотря на абсолютно разный подход к работе и построению карьеры, мы вполне мило общаемся с Юрой – что в жизни, что в мессенджерах. Но вчера я был настолько впечатлен его работой, что даже давнее знакомство не помешает мне пересказать выпуск «главной программы о российском футболе на «Матч ТВ» (это официальный статус).

Гостями шоу, которое проводит ревизию тура, были Дмитрий Парфенов и Владимир Бесчастных – тренеры «Тосно» (Тосно). Главная тема программы – победа «Тосно» (Тосно) над «Локомотивом». В этом же туре было супердерби «Спартак» – ЦСКА? Ну, кому дерби, а кому – игра 4-й и 9-й команд чемпионата. Вот так Черданцев объяснил зрителю выбор гостей:

«Команда «Тосно» совершила сегодня главную сенсацию тура, обыграв одного из лидеров, «Локомотив», и таким образом команда из Ленинградской области помогла «Зениту», победившему «Ахмат», стать единоличным лидером чемпионата. Вот такая замечательная интрига».

Дальше – просто список вопросов, которыми он пытал тренеров этой героической команды:

- Дмитрий, вот ваш гол в Лиге чемпионов (сезон-2000/01). Приятное воспоминание, да?

- Володя, вот этот ваш гол Чехии (на Евро-1996) – лучший за сборную?

- А вот этот хет-трик швейцарцам?

- Вспоминаете голы свои сейчас или сейчас – все, тренерство, а голы – в далеком прошлом?

- «Уфа» – 1:4 от «Ростова». Неожиданно?

- Вы следите вообще за результатами других команд или только на своей команде сфокусированы?

- Давайте к турнирной таблице. Отрыв «Зенита» нам о чем-то говорит или пока рано что-то анализировать, впереди – зима и так далее?

- Вас пока устраивает то место, которое «Тосно» занимает на данный момент?

- Я так чувствую, голос подсорвали сегодня немножко, хихи?

- Насколько вы сами воспринимаете этот результат как сенсацию, как супернеожиданность?

- Какая-то была особенная установка на этот матч или готовились в штатном режиме?

- Мне кажется, для вашей команды очень важен ваш опыт, потому что вы в футболе на самом деле повидали практически все.

- Володя, вы поиграли в Испании, Германии – огромный опыт. Скажите: это чемпионат России у нас так вырос и такой стал конкурентный, что команда-дебютант премьер-лиги обыгрывает на выезде опытную команду, которая к тому же находится в лидерах? Или это наши лидеры иногда не показывают тот уровень, который должны показывать?

- Вы перебегали «Локомотив» на 3 км. Как так получилось? Так здорово команда готова физически?

После этого вопроса выражение моего лица синхронизировалось с лицами Парфенова и Бесчастных на этом скриншоте – и я выключил. Такое телевидение, безусловно, стоит убытка в 1,7 миллиарда в год.

Вывода – два. Один – так себе, другой – успокаивающий.

Так себе: государство тратит наши деньги на спорт, и всем похер, как эти деньги свистят по пространству.

Успокаивающий: этот пост ничего не изменит, поэтому возможность смотреть пиратку не пропадет.

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

развернуть
Прохожие кричали «Убей его!»

В Туапсе местный бизнесмен Сергей Лебедев задавил насмерть молодую мать, переходившую дорогу с семьей по «зебре». Муж погибшей, державший в момент аварии на руках грудного ребенка, пытался наказать виновника прямо на месте, однако того от расправы спасли сотрудники ГИБДД. Вскоре очевидцы заметили на месте аварии известного в городе «решалу». В итоге бизнесмена после оформления ДТП отпустили. В полиции ДТП, получившее огромный резонанс, комментировать наотрез отказались.

Лихач задавил жену на глазах у мужа
Трагедия произошла в небольшом курортном городке утром 25 июня в районе Судоремонтного завода на улице Фрунзе. По информации очевидцев в Туапсе отдыхала семья кавээнщика Егора Кирильчика из Москвы, который состоит в команде «Иркутск 350». Он, его 26-летняя жена Мария Тимофеева и дочка в коляске отправились на пляж «Приморье».

По дороге девочка закапризничала, и папа взял малышку на руки. Когда семья подошла к пешеходному переходу на Т-образном перекрестке, впереди шел отец с ребенком на руках, а в шаге от него шла женщина и везла пустую салатовую коляску.

Машины остановились пропустить семью, однако в этот момент, как утверждают очевидцы с прилегающего к улице переулка от рынка вылетел черный Mitsubishi Outlander с госномером М787ЕХ123, водитель которого, вероятно подумал, что пропускают именно его.

Однако на перекрестке он не повернул на перпендикулярную дорогу, а поехал прямо. Мужчина успел перейти дорогу, а женщину с коляской Outlander впечатал в дерево. По словам прохожих, женщина скончалась сразу, издав громкий стон. Из машины вышел мужчина, на вид лет 45 в бежевых шортах и футболке.

Все, что происходило уже после аварии засняли на видео очевидцы. На видеозаписи видно, как мужчина, с плачущим ребенком на руках подбегает к дереву. В этот момент Mitsubishi на аварийке немного отъезжает назад. К месту ДТП с мигалкой и звуковым сигналом подъезжает машина ГИБДД. К Кирильчику подбегает женщина-прохожая, забирает у него ребенка и отходит в сторону, пытаясь успокоить дочку. В этот момент мужчина пытается помочь жене.

После того, как он понимает, что женщине уже не помочь, мужчина бежит к водителю, который находится за кадром. По словам очевидцев, мужчина накинулся на водителя, тот, отбившись, начал от него убегать, а прохожие кричали: «Убей его!».

Затем мужчина возвращается к жене и стоя на коленях, громко рыдает. На этом видео заканчивается.

По данным СМИ за рулем находился местный бизнесмен Сергей Лебедев, совладелец местного рекламного агентства «Лик». Вместе с ним бизнес ведет Евгений Крамник, бывший депутат горсовета Туапсе и брат известного шахматиста Владимира Крамника. Внедорожник Лебедева хорошо знаком всем жителям курортного городка, ведь его водитель систематически нарушал ПДД, подрезал других автомобилистов и превышал скорость.

Как утверждают пользователи в соцсетях, которые были на месте аварии,

инспекторы ГИБДД рассказывали им, что от Лебедева «был слышен легкий запах перегара». Однако чуть позже на месте ДТП появился местный «решала», некий Эдуард Мартынов. Пользователи в соцсетях утверждают, что мужчину все называют «оруженосец» и у него есть связи в ГИБДД и в местной больнице.

После того, как он начал разговаривать с гаишниками, многие предположили, что, скорее всего, Лебедеву удастся избежать наказания.

После этого инспекторы ГИБДД, как утверждают очевидцы, дважды провели освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оба раза прибор показал, что Лебедев трезв.

В интернете нашлись и те, кто стал защищать водителя. Они утверждали, что Лебедев просто уснул за рулем и «такое может случиться с каждым». К его защите подключилась и коллега бизнесмена, которая утверждала, что мужчина уснул, ведь в курортный сезон они работают без выходных и без отдыха.

Однако нашелся свидетель, который опровергает все доводы защитников водителя. Как утверждают пользователи в соцсетях, неподалеку сидела женщина и торговала квасом. ДТП произошло на ее глазах.

По словам женщины, водитель, когда увидел, что все машины остановились, сильно «дал по газам» и человек, который уснул это делать вряд ли сможет. Женщина рассказала все полицейским. Однако после того, как мужчина подписал протокол о ДТП, его отпустили.

Одна из пользователей в соцсетях утверждала, что на следующий день после происшествия улыбчивого бизнесмена видели в неврологическом отделении местной больницы, который «там сейчас лежит и анализы сдает». Пользователь, опубликовавший видео после аварии в соцсетях также утверждает, что Лебедев сейчас «отмазывается, как может».

Тем временем в ГУ МВД России по Краснодарскому краю «Газете.Ru» сообщили, что информации по ДТП, которое в полиции назвали «резонансным» в ведомстве тем не менее нет и намекнули, что, если направить письменный запрос, содержательного ответа также не будет.

В городском суде Туапсе собеседники «Газеты.Ru» также утверждали, что ничего не слышали об избрании меры пресечения Лебедеву.

Источник



Это сообщение отредактировал smeshnoiy - 27.06.2018 - 18:59
развернуть
Капитану Российской Армии обещают заживо сжечь его малолетних детей за противодействие коррупции

……то, что вы слышите – это подлинная запись с угрозами моего начальника Елизарова Андрея Юрьевича.… в адрес моих малолетних детей, которых он хочет заживо сжечь, За что? За то, что я не стал поддерживать коррупционные схемы и открыто заявил об этом.
И за это меня не только обещали замочить (отрывок аудиозаписи), но и завели ещё уголовное дело по статье 337 ч.4 (самовольное оставление части). А как же велось следствие? А следствие велось 6 месяцев, высасывая из пальца - был ли я на службе или всё же не был, запугивали и прессовали моих свидетелей, угрозами заставляя давать их ложные показания в отношении меня и занимались подлогами документов.
развернуть
Сегодня в финальном хоккейном матче Олимпиады 2018 сборная России выиграла у сборной Германии. Не смотря на более именитый состав сборной России, сборная Германии ни в чем не уступала нашей команде, показала в матче хорошую коллективную игру и взаимодействие.

После основного времени матча был зафиксирован счет 3-3, причем сборная России отыгралась в меньшинстве за 1.5 минуты до конца матча.

Решающая шайба была забита в овертайме, автор "Золотого" гола - Кирилл Капризов.

В тяжелейшем матче, выигрывая 1-0, 2-1, и проигрывая по ходу матча 2-3.. Наши сумели в меньшинстве перевести матч в овертайм. Но наши как то совсем недооценили противника. Овертайм, большинство. ПОБЕДА!!!!

Неожиданный финал.
Немцы которые даже мечтать не могли выйти в финал олимпиады показали не просто бой, они реально бились за золото.
С нашим составом хоккеисты из России могли все решить гораздо быстрее. И ведь реально пол страны думало что сегодня будет легкая прогулка.
В 1992 году наши ребята вот так же без флага страны были в финале и победили.

Сборная России выиграла у сборной Германии, 4-3
развернуть

Еще одно отличное интервью от Головина.

Все знают: Семак был мощным футболистом. Посмотрите его матчи, достижения и команды, в которых он играл.

Все знают: Семак – очень перспективный тренер. Почти год он тренирует «Уфу» – клуб с 15-м бюджетом в РФПЛ (всего на 30-40 миллионов рублей больше, чем у «Амкара»), без манежа (их просто нет в республике, игроки готовятся к матчам в минус 15 и на снегу) и селекционного отдела (просматривать футболистов ездят помощники Семака). В такой ситуации он показывает: чтобы быть в топе и возить «Зенит», куда летом Семак, возможно, придет вместо Манчини, не обязательно сорить деньгами.

Мало кто знает: Семак – человек с большим сердцем. Он помогает благотворительным фондам, не скандалит, ведет себя суперправильно, а летом 2016-го сделал огромное доброе дело – взял из детского дома 10-летнюю девочку с инвалидностью. Таня стала восьмым ребенком в семье Сергея и Анны.

Семак стесняется публичности и редко говорит о крутых поступках. Александр Головин приехал в Уфу и провел с Семаком полдня, чтобы расспросить обо всем.

Семья, няня

По городу мы едем с Семаком на спонсорском Volkswagen. Два часа назад у его команды закончилась тренировка. После был долгий разговор с друзьями по «Рубину» – в паузе на сборную Роман Шаронов и бывший переводчик Бердыева Юрий Санчес Солано приехали обсудить футбол в Башкирию. Встреча продолжилась в ресторане – в итальянском заведении к нам присоединился весь тренерский штаб «Уфы».

«Сейчас только сделаю несколько звонков», – говорит Семак, долго и спокойно пропуская на переходе непонятливую женщину. Сергей звонит жене, детям. Обсуждает логистику – кого и откуда забирать первым. Сначала двигаемся к горнолыжному склону – там занимается один из сыновей тренера. Он выходит из машины и проверяет, как идет тренировка.

На парковке боковое зеркало его авто стукает дверью еще одна дама. Сергей оборачивается, но вообще не придает этому значения и продолжает интервью. Еще один звонок – нужно забирать других детей. Мы снова выдвигаемся в путь.

– Так происходит почти каждый день, – рассказывает Семак. –  Из дома я уезжаю рано, забираю с собой троих-четверых, развожу по школам. Водитель берет остальных, доставляет их в кружки, секции. Старшего сына на учебу – он занимается во вторую смену. Вечером новая развозка – в обратном направлении.

– Сколько нянек нужно на такую семью?

– Всего одна. Найти ее оказалось не так просто. Одно дело – человек приходит и гуляет с детьми. Совсем другое – полноценная няня, которая бы жила с вами много лет, всегда находилась рядом. Тут важен контакт. Чтобы дети ее любили, она стала почти членом семьи. В общении должна быть легкой, комфортной. В Казани нам с этим повезло. В Петербурге тоже – сейчас она работает у Файзулиных. Потом Аня в самолете как-то встретила пожилую женщину, практически бабушку. Познакомились, разговорились, и она стала нам помогать. Сначала – в Питере, теперь иногда прилетает в Уфу, если очень нужна помощь. Дети называют ее няня Клава. А на постоянной основе у нас работает филиппинка.

– Неожиданно.

– Сначала супруга вообще искала англичанку. Хотела, чтобы дети сразу учили язык. Не сложилось. И тут кто-то сказал, что очень хорошие работники и помощники – филиппинцы. Приехала девушка – Энджи. До этого она работала в Китае. Мы наняли ее помощницей по хозяйству. Она и сейчас больше помогает по дому, но всегда готова посмотреть за детьми.

– По-русски понимает?

– Немного, но сама не говорит. Только на английском. Зато дети постепенно привыкают к языку. И самое главное, что даже няня Клава как-то общается. Представляете, говорит на русском, Энджи отвечает ей на английском, но обе друг друга понимают. Не представляю, как это происходит. Но мы очень довольны, что встретили ее. Сдружились. Приятно, что она человек верующий. При устройстве у нее возникло всего одно условие – выходной в воскресенье, чтобы ходить в храм. Замечаю, что на тумбочке всегда лежит Библия. Все чисто, аккуратно. Это приятно.

– А где вы живете?

– За городом. Пока к этому пришли, сменили несколько мест. Изначально я планировал переехать в Уфу один, подыскать жилье и вернуться за семьей. Но руководство уже что-то нашло. Не сомневалось, что это именно то, что нужно. И Аня сказала: «А поехали все вместе, если есть вариант». Приезжаем – сорвалось. Так и остались в двух номерах гостиницы. Было очень сложно – нет своего угла, помощника, детей надо устраивать в школы, сады. Нянь искали, но ничего не получалось. Это продолжалось два месяца. Потом переехали в квартиру. Стало полегче, но не совсем. Она в центре города, а у нас собаки, с ними надо гулять. Да и места все равно не хватало. В итоге решили осесть за городом. Логистика теперь сложнее, зато детям подходит.

– Как вообще получилось, что у вас такая огромная семья?

– Сколько себя помню – всегда хотел такую. Сам рос не один – кроме меня было четыре брата. Это отложилось. Плюс детей очень люблю. Для меня дети – это счастье. То, ради чего следует жить. Я получаю удовольствие от того, что провожу время с ними, вижу, как растут. Не хочу сейчас навязываться и говорить, чтобы все делали как я. Понимаю, что дети – моя потребность. У других может быть иное мнение. Но мне нравится так.

Таня, удочерение

– У вас в семье строгие порядки?

– Обычные. Может, только один телевизор на всех. И PlayStation недавно появился. Тоже один, а то в него можно целыми днями играть. В остальном – все как у всех. Типичные дети, которые прячут телефоны, когда папа запрещает.

– Одно время два ваших сына занимались в «Зените».

– Это правда. Семен – в академии, Ваня – в филиале. Но сейчас они уже не в футболе. Глаза не горят. Посмотреть матч, побегать во дворе – да. Но терпения, страсти и желания стать футболистами я в них не вижу.

– Другие дети со спортом связаны?

– Посмотрим. Может, кто-то на горных лыжах будет кататься. Специалисты говорят, что данные есть. Таня вот на скалолазание ходит – причем лазит на одних руках. Любит плавать, в теннис играла на коляске. Очень активный ребенок.

– Вы удочерили ее летом 2016-го. Как возникла идея?

– История тянется с Аниного детства. Она часто вспоминала, как соседская девочка осталась без родителей. И ее забирали в детский дом. Аня очень просила папу и маму удочерить, но те не смогли. После этого у нее появилось желание в будущем обязательно помочь кому-то. Сделать хотя бы одного ребенка счастливым.

Это проявилось давно – я еще играл в «Москве». Супруга хотела усыновить вьетнамского мальчика. Я считал, что время абсолютно неподходящее. Ситуация быстро разрешилась – его взяли другие люди, Аня стала крестницей, мы поддерживаем отношения.

– Но жена обиделась?

– Обидой делу не поможешь. Нужно прислушиваться и всегда находить точки соприкосновения. Семья требует взаимопонимания и самопожертвования. Следует искать варианты, которые устроили бы обе стороны. Тогда все сложилось так. Думаю, сейчас Аня понимает, что на тот момент сама была не готова, ситуация не предполагала. Но потом все получилось. Значит, на то есть знак свыше. Все произошло, когда и должно.

– Слышал, что в случае с Таней вы снова были против.

– Нет-нет. Удочерение – это замечательно, хорошо. Ты не можешь выступать против доброго дела. Просто всему свое время. Я понимал, что младшей дочке всего два года. Остальные дети почти погодки. Плюс за Таней потребовался бы особый уход. Для этого требуются силы и время. А я в этом плане гиперответственный человек. Аня проще. Мне нужно понимать процесс, а она действует интуитивно. Больше прислушивается к сердцу. Поэтому возникали такие диалоги: «Да, можно удочерить, но пускай наши чуть подрастут. Тогда легче будет, старшие смогут помогать» – «Нет, я считаю, что время пришло».

– И перестали сопротивляться?

– Никогда не сопротивлялся. Если люблю человека, буду с ним до конца. При пограничных ситуациях всегда спрашиваю себя: «Это что, повод поругаться, уйти?». И понимаю: «Нет, это смешной повод. А если так, то зачем лишний раз себя уничтожать и мешать в вещах, которые помогут другим?». Так получилось и с Таней.

Супруга ездила к ней пару раз. Я понимал серьезность намерений. Но окончательно все понял, когда Аня зашла с ней в дом. Вроде как погостить, но понятно, что ни о каких гостях речи не шло. Нельзя же привезти ребенка, а потом отправить обратно.

– Таню нашла Анна?

– Да, целенаправленно искала ребенка. Смотрела по базам, отсматривала видео, чтобы понять, что это тот самый. В случае с Таней все сошлось.

– Вам было важно взять ребенка именно с инвалидностью?

– Совсем нет. Важно оказалось помочь. Если есть желание и возможность, то всегда нужно помогать. Кому именно – мы не зацикливались. Помощь хоть кому-то – уже большая польза. Прежде всего для наших сердец и наших душ. Хорошо, что в итоге получилось так – наш ребенок с ограниченными возможностями. Теперь мы сами понимаем, каково это. С какими проблемами сталкиваются люди с ограничениями.

– Расскажите подробнее.

– К большому сожалению, в России очень сложно обстоят дела со средой для таких людей. Да, существуют специальные программы. В Уфе есть секции и кружки для особенных детей. Они могут кататься на лыжах, сноуборде, велосипеде, плавать. Но этого мало. Колясочник все равно не попадет в нормальную школу – там нет лифтов. Даже в специализированной имеются проблемы.

Вот построили у нас лифт, но школа длинная. И чтобы попасть на ту же музыку, приходится спускаться и подниматься по лестнице. Вариантов добраться самой нет. Поэтому если папа или мама могут отнести Таню, у нее есть урок. Если нет – остается без урока. Сидит и ждет в классе, пока другие дети занимаются. Это не очень хорошо. Но плюс в том, что она социализируется, общается с ребятами.

– Они здоровые?

– С ограниченными возможностями. Но колясочница – только Таня. Остальные передвигаются сами.

– У Тани редкое заболевание – синдром русалки. Проблема только с ногами?

– Да. Выше пояса все функционирует нормально. Ноги тоже есть, но они недоразвиты. Не хватает позвонков в позвоночнике. Из-за этого нет контакта с ногами и тазом. Что-то врожденное. Возможно, генетическое. И глобально ничего изменить нельзя. Таня никогда не будет ходить.

Мы отправляли документы в Германию, Америку. Серьезной помощи нигде не обещали. Сейчас возник вариант с Израилем. Но и там готовы помочь только с бытовыми вещами. Облегчить жизнь. Например, выпрямить спину. Сделать так, чтобы у дочки не было горбика.

– А боль у нее есть?

– Периодически возникает. Не запредельная. Не такая, что она страдает. Просто боль от того, что внутренние органы находятся в сжатом состоянии. Но вообще Таня живет обычной жизнью. Особые процедуры ей не требуются. Есть нюансы, с которыми помогаем. Но сейчас приучаем, чтобы все умела сама.

– Биологическая мама так и не объявилась?

– Наоборот. Возникла в соцсетях несколько месяцев назад. Мы у Тани спросили: «Хочешь общаться с мамой, знать ее телефон, видеться?». Ответила, что нет.

Наверное, это правильно. В таком возрасте у ребенка будет катавасия. Подрастет – заново подумает и решит. Главное, что она знает, что есть и другая мама – где она, кто она. Мы ничего не скрываем. И я очень прошу ее этого не стесняться. Объясняю: «Не важно, откуда ты – детский дом, не детский. Везде одни и те же дети. И даже думать не смей, что ты не такая, как все».

– В таком возрасте к этому сложно привыкнуть. А вы долго привыкали к Тане?

– Нет. Просто потребовалось время, чтобы осознать ситуацию, принять до конца.

– То есть существовало разделение: это – мои дети, а это – не совсем?

– Вряд ли. Если дал слово – держи его. Мы взяли Таню – конечно, она сразу стала нашей дочерью. Оставался вопрос, как быстро прирастем душой. Это самое сложное. Но интуиция Аню не подвела. С Таней сразу наладился контакт – тактильный, душевный. Ее сложно представить не членом семьи. Она такая же, как и другие наши дети. Хотя первый год возникали трудности. Девочка привыкала, пыталась рулить.

– Как?

– Это вопрос психологии. Она ведь долго жила в детском доме. А без папы и мамы психика меняется. При обретении семьи ребенок сначала не понимает, куда приезжает. Ему нужно время, чтобы понять, что его приняли. Он считает, что как приняли, так и обратно отвезут. Возникают страхи, переживания – через это надо пройти. Тогда ребенок поймет, что его любят и никуда не отдадут.

Таня устраивала истерики. Могла кричать, кусаться, измазать что-то, порвать, делать все наперекосяк. Все для того, чтобы привлечь внимание. В детском доме она была одной из многих – больше всего ей не хватало именно внимания. В семье решила получить его любыми способами. Другой момент – отбирала игрушки у остальных детей. Видела что-то, брала и считала, что ее. Привыкла, что так происходит в детском доме. Забираешь вещь другого человека и говоришь: «Мое, это же я взяла».

– Наказывали за это или объясняли словами?

– По-разному. Но слова всегда эффективнее. Главное – чтобы они доходили. Чтобы ребенок понял, что поступил не очень хорошо. А если наказывать, то не обязательно физически. Достаточно просто в чем-то ограничить. С тобой никто не играет полчаса – это дает эффект.

Можно, конечно, и по попе шлепнуть. Я очень переживаю, когда приходится так делать. Хотя понимаю, что в этом ничего такого нет, если идет на благо воспитания. А воспитание – это уважение и приобретение качеств, с которыми человек потом пойдет по жизни. Они закладываются именно в детстве. Если кто-то стал беспредельщиком, то это беда родителей – в детстве они не нашли способа, как правильно воспитать.

– Таня переросла трудный период?

– Теперь да. Он длился около года, но мы оказались готовы. Перед удочерением советовались со знакомыми, узнавали информацию – подобное поведение просчитали.

– Часто сталкиваетесь с нездоровым отношением к Тане на улице?

– Никогда. Есть только с заинтересованностью. Гуляем в парке – много любопытства: «Как такое возможно?». Но без негатива. Просто в России не привыкли видеть ребенка на коляске.

– Все от того, что нет условий. Понимаете, почему их нет?

– Экономически и ментально мы не на той ступени развития. Общество не готово уделять столько внимания людям с особенностями. Мы черствые в душе. Вроде сопереживаем, но делаем мало. Когда проблема в том, чтобы заработать на себя, больше думаешь именно о себе, чем о других. Но я учу Таню, что она живет в обществе. Не всегда ей будет сладко, могут обидеть. Должна терпеть и правильно на это реагировать.

– Кстати, дети ее не обижали?

– Ревновали. Особенно младшая (5-летняя Илария – Sports.ru), с которой переключилось все внимание. Но потом они поняли, что она такой же член семьи. А Варвара (8 лет – Sports.ru) вообще очень удивила в положительном смысле. Помогала с катетерами для Тани, убирала их. А на Новый год попросила у Деда Мороза еще одно мусорное ведро, чтобы все трубки поместились. Представляете?

Япония, церковь

– Зимний отпуск вы провели с Игнашевичами в Японии. Без детей?

– Да, семью оставили на питерскую няню и Энджи. Обычно выезжаем вместе, а тут выбрались вдвоем, чтобы переключиться. Спасибо ребятам, что все спланировали и позвали нас.

– Вы друзья?

– Еще с давних времен. Сережа и Наташа – люди, на которых можно положиться. Позвонить им, встретиться, попросить о чем-то. Супруга приезжает в Москву – они ее встретят и отвезут, куда нужно. Никогда ни в чем не отказывают, хотя мне всегда очень неудобно просить. Стараюсь обращаться как можно реже. Но сам тоже всегда готов помочь. В любое время.

– Давайте про Японию. Главное впечатление от поездки?

– Оно связано с историей, которую до этого не мог понять. Приезжал в страну пару раз и никак не соотносил две вещи – сентиментальность японцев и их отношение к женщине. Например, у нас поэты и писатели рассказывали о возвышенных чувствах к дамам почти так же, как о красоте природы, прекрасных пейзажах.

В Японии тоже любят природу, ценят ее. Они сами по себе созерцатели. При этом женщина для них не муза. Жена там – слуга, необходимость для хозяйства и семьи. Никак не для души. Поэтому и женщины у них строго разделены по сословной лестнице. Гейши – общение, песни, отдых. Жена – семья, дом, быт. Любовницы – понятно что.

Я долго не понимал – как настолько воспитанные и интеллигентные люди, ценящие красоту, так потребительски относятся к женщинам? Но в этой поездке все встало на места.

– Какой нашли ответ?

– Изоляция. 600 лет Япония была закрыта от внешних воздействий. Там сохранились традиционные устои. Новые веяния пришли с большим опозданием и еще не укоренились.

– Еще про поездки. Самое невероятное место, которое видели в жизни?

– Палеокастрица на Корфу. Когда съезжаешь с северной части острова – там небольшой серпантин. С него открывается невероятная картина – берег, изрезанный морем с голубой водой. Все это в окружении зелени, гор и холмов. Тут же – маленькие деревушки, где продают свежесбитое оливковое масло, продукцию местных крестьян.

Много красивых мест. Некоторые обогащают визуально, другие еще и духовно.

– Духовно – какие?

– Все монастыри. Их на Руси великое множество, расположены в прекрасных местах. Для меня такие места – источник силы, веры. Сразу попадаешь в уголок природы и духовной мощи. Ее насыщают монахи и трудники, которые там живут. Например, мой родной брат – монах в Антониево-Дымском монастыре под Тихвином. Сейчас времени не так много, а раньше ездил к нему и с разрешения настоятеля оставался на несколько дней как паломник.

– Брат – бывший футболист (Николай Семак играл за «Реутов» и «Истру» – Sports.ru)?

– Да, самый младший в семье. Выбрал себе такой путь, сам к этому пришел. Я очень рад за него. Приятно смотреть на его духовный рост, состояние. Наверное, пришло время. Детство-то у нас прошло во времена, когда все запрещалось. Храмы стояли разрушенные. Единственный человек, который служил проводником к вере, – бабушка. Своим примером она дала почувствовать, к чему нужно стремиться. Быть терпеливым, скромным, верующим. Ценить, благодарить, любить.

А лет восемь назад произошел другой значимый момент. В храме в Петербурге мы познакомились с батюшкой. Стали общаться, воцерковились. Сейчас он наш духовный отец. С его наставления приучаемся к вере и детей приучаем. Каждое воскресенье стараемся всей семьей ходить в церковь.  


Антониево-Дымский мужской монастырь

– Что вам это дает?

– Гармонию. Воскресенье – тот день, когда ты должен прийти и поблагодарить Бога за то, что у тебя есть. Что бы ни было послано, надо благодарить за все. Просить тоже можно, но только то, что действительно значимо в жизни – здоровье родных и близких. На что есть воля Господа. Кроме того, поход в храм объединяет семью, приносит духовное успокоение. Как и вечерняя молитва.

– В храме?

– Дома. Мы молимся перед сном. В православии существуют утренние и вечерние молитвенные правила. Люди их читают. У нас они, правда, укороченные из-за детей. Но каждый знает наизусть. Молится и идет спать.

– Кроме молитв и посещения храма, религия как-то влияет на вашу жизнь?

– Полностью влияет – на поступки, духовное состояние.

– А каково это – поступать в соответствии с Божьим законом?

– Это значит жить по совести. Поступать так, чтобы она не мучила. Больше ничего не нужно, потому что совесть – неотъемлемая часть заповедей. Мы же умеем разделять поступки на хорошие и плохие? То же самое там. Если на душе спокойно, значит, правильно поступил – помог кому-то, сделал доброе дело. Если плохо – поступил не так, не по заповедям.

Бывают и сложные моменты, тогда требуется совет. Спрашиваю его у духовного отца – иду к нему или звоню.

– Последняя ситуация, когда так поступили?

– Это наша тайна, не буду ее выносить. Но вот когда звали в «Уфу», мы обсуждали с ним это.

– Когда-нибудь нарушали заповеди?

– Все так делали, я не исключение. Проявлял слабость. Но тут важно понимать, что ты нарушил. Осмыслить. И двигаться дальше. Упал – встал – пошел. Так надо, а не ползать всегда внизу. А не по совести иногда поступает каждый. Это жизнь, сложно пройти ее без ошибок.

– Развод с первой женой – ошибка с точки зрения православия?

– Грех. Никто не приветствует разводы.

– Вы ведь венчались. Как поступать в таком случае?

– Просить благословения на второй брак.

– Это тоже грех?

– Нет, конечно. Ты же не можешь просить о грехе у батюшки. Все разрешено. В православии даже есть чин венчания для второбрачных. Но он менее пышный.

– Развод получился болезненным. Светлана говорила, что Анна чуть ли не из семьи вас увела.

– Говорить можно много. Но надо понимать, что Света подразумевает. Я отношусь к ней замечательно, считаю прекрасным человеком. Очень рад, что был отрезок времени, который провел вместе с ней. После развода возник острый период, но теперь он в прошлом. Сейчас я в хороших отношениях с первой супругой и сыном. И Аня общается со Светой, переписывается. Они приятельницы.

– У вас есть чувство вины по отношению к Светлане и сыну?

– Естественно.

– Заглаживаете?

– А как? Я просто несу ответственность перед ними. Помогал, помогаю и буду помогать. Это то, что я, как мужчина, должен делать. А чувство вины никуда не денется – есть и останется.

– Заметил, что в ресторане вы использовали постное меню.

– Сейчас идет Великий пост. Но соблюдение его – это не только вопрос питания. Это духовное сознание. Ты лечишь душу, а не желудок. Это значит, что надо жить по-другому. Не так, как я сейчас живу. Например, чаще ходить на службу. Только из-за работы я не могу это сделать. Поэтому несу то, что в состоянии.

– Сейчас религия для вас – это уже привычка или что-то большее?

– Это вера. Вопрос в том, веришь ты или нет. Я верю. Чувствую потребность. Чувствую, что мне это нужно, и это помогает.

– В России в последние годы люди отходят от института церкви из-за его репутации: коррупция, торговля в храмах, пьяные попы на «Геликах». Как вы к этому относитесь? Может, лучше верить в душе?

– Считаю, что ходить в храм нужно обязательно. По поводу остальных вещей – все мы люди. И батюшки – люди, просто у них работа такая. И исключения из правил есть. Они единичные, я их не приветствую. Но из-за нескольких человек нельзя обобщать.

– Торговля есть почти во всех храмах.

– Торговля торговле рознь. Во многих местах нет ценников. Если считаете нужным – берите свечи, но положите деньги. Сколько считаете нужным. Ведь у людей, которые работают в храмах, есть дети и семьи. Их нужно кормить. И как содержать сам храм? Он же ничем не отличается от квартиры, ему тоже надо платить за коммунальные услуги. Если торговля идет ради процветания прихода и людей, в этом нет ничего плохого.

– А духовник вам зачем нужен? Можно ведь общаться с Богом напрямую.

– Духовный отец – опытный человек в вопросах веры. Умудренный в житейских ситуациях. Может с пониманием объяснить поступки, с чем они связаны. Для меня это важно.

– Духовный отец – Глеб Грозовский – был и у «Зенита». В чем заключалась его функция в команде?

– Ездил на матчи, общался с ребятами. Занимался просвещением. Без обрядов. Просто подходил, спрашивал о делах. Говорил: «Если есть какие-то вопросы о православии, приходите, расскажу». Я лично обсуждал с ним и веру, и футбольные темы. Он же сам бывший футболист, занимался профессионально. Многие россияне с ним общались.

– Его деятельность помогала клубу?

– Точно знаю, что никому не мешала. Если помогла – еще лучше. Кстати, «Зенит» был не основной его работой. Даже не знаю, получал ли зарплату. Он же служил в своем приходе. Вел деятельность против наркомании.

– Вы защищали его и даже записывали видео в поддержку (Грозовского признали виновным в насилии над тремя детьми и осудили на 14 лет – Sports.ru).

– Да. Считаю, что он невиновен.

– Оболгали?

– Мое мнение – да. Я видел дело. Если там пишут, что преступление совершено в день, когда его вообще не было на территории России, а потом задним числом дату меняют, – где гарантия, что остальные эпизоды верные? Взять случай в Греции. Он едет туда с семьей и якобы совершает преступление в соседнем домике. Очень много вещей, в которые мне верится с трудом.

И еще один момент – я знаю, что на суде людей просто заставляли говорить некоторые вещи. Совершенно точно знаю, что слова одной из мам – полностью неправда. Ее заставили сказать именно так. А она как бы передавала слова дочки.

– Откуда такая уверенность?

– Из надежного источника.

– Источник говорит, что на маму надавили?

– Да. И потом она не могла отказаться от своих слов. Видимо, кому-то это было нужно. Только понять мотив мне сложно. Может, дискредитация православия, личные обиды или у отца Глеба был конфликт с кем-то из власти. Тяжело ответить. Никто не знает причину.

Благотворительность, детдом

– Вы руководитель нескольких благотворительных фондов.

– Только одного – «Великий пастырь Иоанн Кронштадтский». Его открыли при подготовке к торжествам в селе Сура – на родине Иоанна Кронштадтского. В остальных не несу руководящей деятельности. Просто вхожу в попечительский совет.

– «Иоанновская семья» – чем занимается этот фонд?

– Следует идеалам батюшки Иоанна. В свое время он устраивал дома трудолюбия. Предоставлял возможность зарабатывать людям, у которых не имелось работы. Ты мог прийти, сказать, кто ты – плотник, столяр, кузнец. Тебе давали орудие труда, и ты сам зарабатывал. Похожая миссия у нас. Мы организуем бесплатные площадки, чтобы люди продавали народные промыслы и таким образом зарабатывали. Многие приезжают к нам из глубинки. Других возможностей у них нет.

Кстати, наш фонд тоже зарабатывает, как и остальные участники. В течение полугода прихожане своим трудом и руками делают разные вещи, а посетители выставки могут их купить. Моя семья тоже покупает, все хранится у нас дома. Приезжайте осенью на Большую Морскую в Петербурге – сами увидите. Организуем целый праздник с концертом, ярмаркой. А заработанные деньги направляем на организацию детских православных лагерей, помощь пожилым и больным, которые состоят в наших приходах.

Жизнь «Иоанновской семьи» вообще очень интересно устроена благодаря отцу Николаю. Суть в том, что его прихожане помогают друг другу в разных сферах. Например, кто-то работает юристом – оказывает юридические услуги. У кого-то есть транспорт и два дня, чтобы помочь. Он помогает в сфере логистики. Другие знают, как обращаться с детьми – идут к мамам-одиночкам. То есть выстроена цепочка людей, каждый поддерживает каждого. И не берет деньги.

– Вы чем помогаете?

– Финансами. Вхожу в группу людей, к которой обращаются, если нужны средства.

– На операции детям?

– Участвовал и в этом. Правда, фонд занимается немного другим. У него есть определенное направление, а объять необъятное для него сложно. Но обращаются ведь не только через фонд. Бывает, что даже лично. Стараюсь как можно реже отказывать.

– Еще вы помогаете детским домам. Как?

– По-разному. Где-то присутствием. У меня хорошее взаимодействие с деревнями SOS под Питером. Приезжал к ним в гости. Душа всегда откликается на такие приглашения. Рассказываю детям про футбол. Им же интересно увидеть тренера, футболиста, пообщаться. Сейчас и девочки это полюбили. Хотят послушать, побегать рядом, выложить фото в соцсети. С помощью McDonald’s дети вообще смогут попасть на матчи чемпионата мира. Это хороший стимул, чтобы они учились, старались.  

– Деньгами детдомам тоже помогаете?

– Если просят, не остаюсь в стороне. Есть дома, которым не хватает средств. Хотя в целом проблема в другом – не хватает не денег, а родителей и внимания. В больших городах с финансированием все плюс-минус неплохо. Имеются хорошие условия, в них можно расти и развиваться. Разруху тоже вижу, но нечасто.

– Детей по таким местам возите?

– Конечно. Пусть их увидят – и они увидят. Расширят кругозор, поймут, что есть дети без родителей. Загораживать от жизни их не хочу.

– Если с детскими домами все более-менее, то как быть с лечением? Вроде фондов много, а деньги на операции все равно собирают по всем ТВ-каналам. Почему?

– Огромное количество нуждающихся. Государство помогает, просто не может помочь всем и в нужных объемах. Это ведь огромные деньги. Целая машина, которую нужно тянуть.

– За границей как-то тянут.

– Там тоже есть проблемы. Понятно, что отлажен механизм медицинских страховок, все более развито. Но мы далеко не самая плохая страна в этом плане. Конечно, работы много. Только сложностей везде хватает.

– Знаете еще футболистов, которые занимаются благотворительностью?

– Конечно. Посмотрите на «Зенит» и ЦСКА. Их игроки тоже состоят в фондах. Катя Смольникова организовала свой. Шатовы, Игнашевичи… Очень многие спортсмены. Кто-то строит площадки, кто-то помогает детям. И все они отдают на это свои деньги.

– Сколько отдаете вы?

– Сложно сказать.

– Это позиция скромного человека. Но еще есть такая вещь, как личный пример. Вы можете показать, что не стоит молчать. Что жертвовать – это правильно.

– Возможно. Но я лучше промолчу.  

– В год выходят сотни тысяч долларов?

– Считаю, что обсуждать это не нужно.

Украина, интеллигент

– Как-то вы сказали, что не этнический, а самый настоящий украинец. Готовы повторить?

– Без проблем. Я родился в Украине. Правда, тогда это была территория Советского Союза. Поэтому Россия и Украина для меня – неотъемлемые части. Для меня нет разницы. Просто есть политика, а есть жизнь. Политика сейчас сложилась так, что между странами сложные отношения. Люди страдают от этого. Ведь мы если не одинаковые, то глубоко родственные нации.

– Близкие до сих пор живут под Луганском?

– Да, родители. Но не в ДНР и ЛНР, а на территории Украины. На севере Луганской области. Война остановилась от них совсем близко – в паре десятков километров. Вот братья жили конкретно в Луганске. Их война затронула. А некоторые знакомые до сих пор в городе.

Луганск, ноябрь 2017

– Что рассказывают?

– Для всех сейчас главное, чтобы не было новой войны. Чтобы они могли спокойно жить, работать и воспитывать детей. Все остальное – второстепенно. Сложности там, конечно, есть. Это естественно, когда границы с Украиной закрыты. Но стало все равно легче, чем раньше. Тогда случалось, что и без еды сидели. Со знакомыми соседи делились всем, чем можно.

– Как думаете, почему эта ситуация вообще возникла?

– Сложно ответить. Но я верю в то, что в большинстве таких историй на первый план всегда выходят деньги или власть. Если кто-то сталкивает, значит, кому-то это выгодно. Украине невыгодно, России – тоже. Значит, надо искать третью сторону. Может, не какую-то страну, а конкретных людей, которые продают оружие, списывают его. А может, кто-то захотел покомандовать – предприятиями, границами, территорией. Но конкретных людей я не знаю – я не политик.

– Вину России чувствуете?

– В чем?

– Например, по поводу Крыма.

– Если люди изъявили желание быть в России, они имеют на это право. Да, говорят, что референдум получился несправедливый. Но тут всегда будет несколько мнений. Одни верят, другие – нет. Я верю.

– Нравится политика Путина?

– Альтернативы ему сейчас нет, из этого нужно исходить. Россия движется вперед – это факт. Пусть не так быстро, но во всем. Видели аэропорты, которые строятся? Стадионы? Дороги? Перинатальные центры? Многие другие вещи – те же многофункциональные центры, где без очереди можно получить любой документ. Начинаем жить более комфортной жизнью, это ведь делается для людей. И матерям помогают, которые рожают. Семьям предоставляют льготы. Кажется, что мелочь, но в размерах страны – огромные средства.

– У вашей семьи есть льготы?

– Может, есть, но пока ими не пользовались. Наверное, когда-то оформляли, что-то капает, но я не в курсе.  

– Вы нетипичный футболист – закончили школу с золотой медалью.

– Ой, случайность. Доучивался-то не в обычной школе, а в спортивной. Там требования не такие серьезные. Плюс память хорошая. Для усвоения материала мог просто внимательно послушать объяснение на уроке. Правда, быстро все забывал.

– Сейчас развиваете себя?

– Хотелось бы, только времени нет. Работа главного тренера и семья съедают все. Бывает, что выбираемся в культурные заведения, но редко. Вот когда жили в Питере, Ульяна Лопаткина приглашала на выступления в «Мариинку». С удовольствием ходили. «Лебединое озеро» с ее участием – это нечто.

А первой с ней познакомилась Аня. Ездила в православный тур в Израиль, там увидела. Ульяна ведь тоже верующая. Стали общаться. Оказалась прекрасным человеком. Теперь друг семьи, крестная ребенка.

– Вас называют главным интеллигентом русского футбола.

– Заблуждение. В чем заключается интеллигентность? Манера поведения? Так она у многих уважительная.

– Расскажите про свои недостатки.  

– Тяжело себя оценивать. Но вот я гиперответственный – это мешает. Гиперактивный – хочу сделать 10 дел, хотя лучше сосредоточиться на одном. Еще неудобно кого-то о чем-то просить. Если это касается других, то проще. А обращаться за помощью для себя – неловко.

– Матом ругаетесь?

– Зачем? Есть много других слов. Не обязательно использовать ненормативную лексику. У меня даже с командой договоренность – без мата. Понимаю, если в пылу борьбы вырвалось – ничего не сделаешь. Но когда используют слишком часто и не по делу – акцентирую внимание. Говорю, что надо следить за собой. Никому не навязываю такое мнение. Просто мне некомфортно ругаться и слышать, как кто-то ругается.

– Жена сказала, что вы скромный не только в поведении. Еще всегда летаете экономом.

– Не всегда. Когда клуб отправляет бизнесом, могу и им. Но и экономом без проблем. Спокойно к этому отношусь. Для меня самолет и машина – лишь средство передвижения.

– Правда, что не покупаете дорогую одежду?

– Этим занимается Аня. Я вообще покупаю себе одежду редко.  

– Например, рубашка. Какая адекватная цена за нее?

– Зависит от качества. Если хороший бренд и прослужит несколько лет, можно купить задорого. Если сетевой магазин и берешь на сезон, то и цена меньше.

– 30 тысяч рублей за хороший бренд отдадите?

– Вряд ли. Если только не прослужит 30 лет. Думаю, что хорошая рубашка может стоить тысяч 10. Больше – дорого. Но и за полторы-две возьму без проблем. Просто нужны некоторые базовые вещи, которые служат долго. Вот у меня есть куртка, которой уже четыре года. Может, она была дороже, чем в той же Zara, но при этом и носится в пять раз дольше.

***

 – Вы рассказывали, что видите, как через 5-10 лет занимаетесь садоводством на своей ферме – выращиваете виноградник в Крыму вместе с садом из яблок и вишен. Откуда такая картинка?

– Вырос в деревне. С удовольствием вспоминаю те годы. Мне нравится природа, сады. Когда-то, наверное, так и будет – все как раньше.

Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив; instagram.com/annas_secret_garden (2-8), natashevich; globallookpress.com/Werner Otto/face to face; vk.com/Антониево-Дымский мужской монастырь; instagram.com/ufafc (12,20); fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; РИА Новости/Алексей Даничев; pravprihod.ru; РИА Новости/Евгений Асмолов; globallookpress.com/facebook.com/oscesmm; mariinsky.ru; Gettyimages.ru/Epsilon

развернуть
Фотографию человека рядом с «Теслой» нам прислали несколько месяцев назад, мы пробили её номер и поняли, что пора бы выпускать историю о персонаже, за которым мы наблюдаем 2,5 года.
Тем более, что последнее время куски информации о нём начали появляться то здесь, то там. А нам очень хочется, чтобы широкая публика узрела нашего героя во всей, так сказать, полноте картины.

Это история об успехе. В том формате, как он возможен сейчас в России

31 фото, источник: https://navalny.com/p/5501/

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Итак, кто же на фото?

Знакомое какое-то лицо.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Это пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Слева он стоит около автомобиля Тесла. Ну мало ли с чем рядом можно стоять! Ну а справа — он уже сидит внутри этой Теслы. Тут уже все более однозначно.

За Дмитрием Песковым мы следим давно — вот, кто хочет освежить: история про часы за 37 миллионов рублей, история про медовый месяц на яхте за 26 миллионов рублей в неделю, дом за миллиард опять же. Нам он известен как заядлый коррупционер, человек, так сказать, падкий на незаконное обогащение. Ну как не проверить, что это за Тесла такая.

Тем более автомобиль классный какой. Новейшие технологии, инновации, экологичность, прямо из Силиконовой долины в Москву. Стоит такой порядка 10 миллионов рублей.

Можете не утруждаться, в декларации Пескова вы такой не найдете. Стоимость этой модели Теслы сопоставима с годовым доходом чиновника Пескова.

Я думаю вы понимаете, что есть миллион и один способ узнать, кому машина принадлежит, и, естественно, нам жутко любопытно узнать, на чьей же Тесле гоняет Песков.

Можете у знакомого гаишника попросить проверить. А можете базу штрафов глянуть.

На Теслу выписывалось несколько, а где штрафы, там и имя нарушителя.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Николай Дмитриевич... хммм.... НИ СЛОВА БОЛЬШЕ.

Николай Дмитриевич Чоулз. Знакомьтесь.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
На самом деле вы с ним почти познакомились пару лет назад, он нам попадался и в расследовании про медовый месяц Пескова и Навки на яхте Мальтиз Фалькон и много где еще. Ведь Николай Чоулз — это сын Дмитрия Пескова.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
У Николая необычная фамилия — Чоулз. Это фамилия его отчима-англичанина. Он вместе с мамой (первой женой Пескова) переехал жить в Великобританию в конце 90-х, где и оставался более десяти лет. В Россию он вернулся относительно недавно, году в 2011-2012. Примерно тогда, когда его папа предложил размазывать печень протестующих на Болотной по асфальту.

Сегодняшняя наша история отнюдь не про Теслу, которую Песков оформил на взрослого сына, чтобы не декларировать. Рассказывать мы будем именно про Николая. Потому что его история интереснее, чем стотысячное доказательство того, что Песков — коррупционер.

Николай Чоулз — пример того, как в России, где 20 миллионов человек находится за чертой бедности, где 70% жителей мечтают о зарплате в 45 тысяч рублей, можно прекрасно жить в свое удовольствие. На самом высоком уровне. И при этом НИЧЕГО не делать. А если и делать, то сидя на шее у налогоплательщика.

Итак, переходим к жизни Николая Чоулза в Москве. Как я уже писал, мы несколько лет следили за сыном Пескова, и делать это было легко и ненапряжно. Чтобы все понять, достаточно просто внимательно изучить его социальные сети.

Он пользуется только лучшими автомобилями. Это не только вышеупомянутая Тесла. Сам он ездит на новом Рендж Ровере, патриотично обвязывая зеркало георгиевской ленточкой. Такой стоит 9 миллионов рублей.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Также в его автопарке были замечены Феррари. Мерседес CLA. Ну и мотоцикл Харли Дэвидсон.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
...

Золотой ребёнок бриллиантового папы
...

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Он летает частными самолетами. Когда не частными, то первым классом. Ну, иногда бизнес-классом тоже.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Яхты, путешествия, тусовки, отдых. Полный набор гедониста.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Хобби английского аристократа — конный спорт. Лошадьми завалены все его соцсети, он устраивает фотосессии, вешает собственные портреты с лошадьми и так далее. Судя по тому, что он сам пишет в соцсетях, лошадь у него собственная, что тоже удовольствие подороже приличного автомобиля. Однако, единого реестра владельцев лошадьми мы не нашли, штрафов на коней не выписывают, извините.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
В общем человек вернулся из гнилой старой скучной Европы в Москву и живет полной жизнью. И жизнь его — праздник, и закон ему — не закон.

К сожалению, правда, Николай не платит алименты на собственного ребенка (да-да, у Пескова есть внучка).

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Алименты для ребёнка ладно, а вот с бабушкой у Николая совсем плохо. Мы не занимались этим эпизодом, но «Инсайдер» публиковал вполне достоверную историю о том, что Коля напал на родную бабушку. Было даже возбуждено уголовное дело, которое (мы совсем не удивлены) позже прикрыли.

Согласно оперативной сводке ОМВД по району Дорогомилово г. Москвы, избиение 71-летней пенсионерки произошло два года назад в ее собственной квартире в доме № 7 по Большой Дорогомиловской улице: «15.01.2014 г., примерно, в 11 ч. 10 мин гражданин Чоулз Н.Д. 1990 г.р. на почве личных неприязненных отношений, нанес Буденной И.С. 1943 г.р. удары по голове, лицу и телу, причинив, тем самым, телесные повреждения и физическую боль».
Какой хороший мальчик.

А ещё он полностью не признает правила дорожного движения. То есть вообще. Потому что иначе 116 штрафов за год я объяснить не могу. 116 !!!! Напишу прописью еще, чтобы закрепить. Сто шестнадцать.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
У знаменитой Мары Багдасарян примерно столько же. Но за ней гоняются все правоохранительные органы, ее сажают и за ее перипетиями следит вся страна. Она пример ужасной развращенной золотой молодежи, которой богатые папочки накупили дорогих машин. А у сына Пескова всё хорошо. Ни прокуратуру, ни СК, ни ГИБДД это не интересует. Николаю — можно.

Ну, недвижимость у такого человека тоже солидная. В его стопроцентной собственности мы видим 110 метровую квартиру в центре Москвы на Большой Дорогомиловской. Такая стоит миллионов 25-30. Вид из окон тоже классный.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
...

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Кроме этого он и на Рублевке квартиру купил за 7 миллионов, правда успел уже продать в этом году.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Я могу представить, что если вы дочитали до этого места, вас может беспокоить вопрос. ОТКУДА У НЕГО ДЕНЬГИ НА ВСЕ ЭТО, [НЕЦЕНЗУРНО]?! Понимаю. Но не кипятитесь.

Давайте включим адвоката дьявола. Чувак — сын Пескова, взрослый человек. Вполне мог заработать на такой образ жизни. Да ведь и жил он в Британии. Может быть, он получил лучшее образование в каком-нибудь Итоне, а потом Оксфорде или Кембридже? Может быть, сколотил свое состояние за рубежом и вернулся в Россию, чтобы приносить пользу родине? Почему мы вдруг решили, что он паразит, если он может быть классным профессионалом и успешным человеком? Ну это же просто неприлично — цепляться к любому ребенку чиновника просто потому, что мы нашли у него феррари. Популизм.

Важный вопрос, действительно. И с ним мы обратились к первоисточникам. Там, в Англии. Перешерстили всякие бизнес-реестры, списки выпускников престижных вузов, везде искали. Но нашли почему-то только одно упоминание. И не из Оксофордской библиотеки, а из суда и тюрьмы города Питерборо графства Кембридшир.

Вернее, сначала вот на этом мелком городском портале места под названием Милтон Кинс:

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Ну а потом заказали стенограмму заседания суда. Это абсолютно официальная услуга любого британского суда. Нужно знать номер дела и заплатить приличную сумму (мы заказывали в 2015 году и отвалили что-то в районе 300 фунтов). Мы всегда помним, что ФБК — некоммерческая организация, существующая на ваши пожертвования, поэтому вот вам стенограмма полностью, вы нам за нее помогли заплатить, она и ваша тоже. Кто читает свободно по-английски, очень рекомендую.

В стенограмме заседания написано, что в 2009 году отпрыск Дмитрия Пескова в компании двух знакомых напал на подростка около местного макдональдса, отнял у него деньги и избил.

А за несколько недель до этого нападения его приговорили к 10 месяцам условно за другое нападение. На девушку, у которой он отнял телефон.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Из характеристики от адвоката мы узнаем, что Николай не имеет даже среднего образования и крайне склонен к насилию. Об этом открыто утверждает судья и подкрепляет это тем, что уже в тюрьме Чоулз побил кого-то еще.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
...

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Сроки по двум делам суммировали, и Николай Чоулз провел более года в английской тюрьме.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
Сомнений в том, что это тот же самый Николай Чоулз, нет. Во-первых, очень редкое сочетание русского имени и английской фамилии, во-вторых, совпадает возраст. В-третьих, свою первую кражу он совершил на ж/д станции в 15-20 минутах от того места, где он, сам утверждает, что жил.

Понятное дело, что с такой криминальной историей без опыта работы и образования у Николая в Великобритании перспектив было мало. Зато знаете, где их было много? В России. Ведь его папа пресс-секретарь не королевы Великобритании, а президента России.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
И, как видите, в России все получилось. Здесь он живет жизнью миллионера, ни капли не стесняется этого, и размещает свои фотки в соцсетях. Такой образ жизни стоит очень дорого.

Давайте позовем адвоката дьявола во второй раз. Он нам скажет «стойте, но тут уже все-все понятно. Чувак приехал в Россию, организовал бизнес, пару господрядов выиграл, а может, папа устроил его на должность в госбанк. Отсюда и деньги, что мы, мало, что ли, таких историй знаем?»

Ладно, давайте искать, где он работает в России. Откуда деньги на рендж роверы, теслы, квартиры и все остальное?

Бизнеса у него никакого заметного нет. Сделаю, справедливости ради, небольшую оговорку — в феврале этого года Николай зарегистрировал свою единственную фирму, но она деятельности пока никакой не ведет и вообще признаков жизни не подает. Да и куплено все вышеперечисленное было до февраля 2017 года.

Золотой ребёнок бриллиантового папы
В общем бизнеса-то нет, зато есть вот что:

Золотой ребёнок бриллиантового папы
развернуть
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
...

Тупик эволюции
развернуть
Кто ответит за смерть Ярика? — В Перми погиб ребёнок, изъятый ювенальными службами

От этой только что разыгравшейся в Пермском крае трагедии все люди, знакомые с проблемой изъятия детей органами опеки, скрепят зубами и сыплют проклятиями, а знавшие семью и ребёнка женщины не могут сдержать слёз. Но мы не будем скрипеть зубами, а просто расскажем всё, как было. Потому что факты в этой истории говорят сами за себя.

Кто ответит за этот беспредел? Погиб ребёнок, изъятый ювенальными службами
В начале августа этого года 35-летняя жительница города Добрянки многодетная мать Надежда Сырчикова на сутки оставила двух своих маленьких, но отнюдь уже не грудных детей, на попечение их старшему 16-летнему брату. По словам очевидцев, детки всегда были чистенькие и сытые, хотя у малышей нет официально признанного отца, а родной отец злоупотребляет алкоголем, и семья числилась в группе риска.

На беду информация о детях без матери просочилась органам опеки краевого министерства соцразвития. Ювенальщики послали полицию, та забрала детей и сдала их по акту в районную детскую больницу.

Несколько дней опека, хозяйничающая в пермских медучреждениях как у себя дома, продержала мальчика и девочку в инфекционном отделении, присматриваясь к ним. «Мама! Мама! Где наша мама?!» — плакали испуганные дети. А затем опека не дрогнувшей рукой разлучила очень дружных между собой брата с сестрой — погодков. Как оказалось, навсегда. Рассказывают, что оба ребёнка рыдали при этом навзрыд. 2-летнюю Юлю положили в этой же больнице на так называемую социальную койку. Медперсонал рассказывает, что там девочка лежала и бесконечно скулила: «Ярик… мама… Ярик… мама…». А 3-летнего Ярослава, похожего, по всеобщему мнению, на ангелочка, отправили в печально известный Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, структуру все того же краевого минсоцразвития. Там мальчика определили на временную опеку в посёлок Камский, в так называемую семейно-воспитательную группу, попросту говоря, в приют.

В это время мать обивала пороги районного управления минсоцразвития, прося вернуть её детей. И через месяц получила из больницы дочку. Трижды писала заявления о возвращении Ярика, послушно выполнила все требования: прошла с Юлей комиссию для детского сада, отдала девочку в садик, устроилась на официальную постоянную работу, порвала с попивающим отцом детей, нашла соответствующее требованиям опеки жильё… Но мальчика матери не возвращали. Очевидно, в отношении него уже действовали некие иные «ювенальные соображения».

В начале декабря у Ярика в семейно-воспитательной группе каким-то образом оказалась сломана рука. Говорят, это заметили не сразу: ну, жалуется, ну, поболит и перестанет… Через несколько дней ребёнка всё же привезли в больницу, и там врач диагностировал — ну надо же! — перелом. Рассказывают, что доктора рекомендовали положить мальчика на лечение в сопровождении взрослого, тем более, что у малыша параллельно обнаружилось ОРВИ. Однако, кому же тогда сидеть с другими детьми в «семейно-воспитательной группе», где их почти десяток… Уговорили наложить гипс и увезли Ярика назад в Камский.

А дальше ему постепенно становилось всё хуже и хуже. Ярика лечили чем-то, давали какие-то таблетки… Они отчего-то не помогали… Малыш температурил и слабел, и звал сестру и маму… Наконец, 11 декабря воспитатели вызвали «Скорую», которая, увидев состояние Ярика, срочно увезла его в Пермь, в детскую краевую больницу. Мальчика тут же поместили в реанимацию. В лёгких была жидкость, вскоре он перестал дышать, и в тот же день его подключили к аппарату искусственной вентиляции лёгких.

16 декабря Ярик умер, прожив на этом свете 3 года и 8 месяцев. Причиной смерти стал запущенный остеомиелит, то есть гнойно-некротическое воспаление кости и костного мозга, двустороннее воспаление легких и абсцесс.

«Сейчас специалисты разбираются, почему это произошло, и можно ли было это предотвратить», — сообщил краевой министр здравоохранения Дмитрий Матвеев.

«Неприятненько», — сказал в ответ на страшную новость высокий чиновник минсоцразвития Пермского края. Ну ещё бы! Ведь уже на 20 декабря было назначено заседание министерского опекунского совета, где планировалось обсудить лишение Надежды Сырчиковой родительских прав и окончательное изъятие у неё ребёнка.

А сейчас важная деталь. На протяжении последних недель жизни Ярика, прошедших в приюте в посёлке Камский, приют регулярно посещала с проверками служба опеки минсоцразвития. Та самая, что строго стоит на страже прав ребёнка и изымает детей во множестве за недостаток мясных продуктов в морозильной камере холодильника и за печное отопление в доме. Только то, что отнятый у матери бедный мальчик медленно умирал у них под носом, в их собственном учреждении, от сжигающей его изнутри гнойной инфекции опека не заметила.

Почему жизнь мальчика оборвалась, и кто в этом виновен, в краевом минсоцразвития пояснить пермским журналистам не смогли. «Но мы выразили матери свои соболезнования!» — заверили в пресс-службе министерства.

Говорят, в гробу Ярик был ещё больше похож на маленького ангела, смотреть на него и на мать без слёз не мог никто.

Убитая горем Надежда всё же не посмела написать заявление, чтобы провели расследование. Она так боится, что органы опеки отнимут доченьку Юленьку, что даже испугалась общаться с местным отделением Родительского Всероссийского Сопротивления, предложившего ей свою помощь. Впрочем, Следственный комитет сам возбудил по факту гибели ребёнка уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Приехал даже какой-то представитель СК из Москвы.

Среди пермских ювенальщиков в связи с этим стоит сейчас большой переполох. Но это не мешает им действовать как всегда продуманно и цинично: сейчас несчастную мать убеждают, что, конечно же, в смерти сына виновата только она сама, — ей ведь ещё предстоит дать об этом правильные показания следователям. И неважно, что последние 4,5 месяца, последние в своей маленькой жизни, Ярик находился в руках у органов опеки. Надежда не возражает, бесконечно плачет и винит себя. Расторопная опека не растерялась и под материнские рыдания об умершем сыне взяла с неё расписку, что претензий к органам опеки минсоцразвития мать не имеет.

И они, конечно же, опять выйдут сухими из воды. Очевидно, одной смерти Ярика мало, и необходимо, чтобы десятки или сотни русских детей погибли при подобных обстоятельствах, чтобы Государственная Дума РФ поставила бы, наконец, вопрос о полном запрете в России изъятия ребёнка у родителей, проделывающих это органах и всех западных ювенальных технологий, убивающих наших детей в переносном и в самом прямом смысле слова.

Роман ЮШКОВ, сотрудник Пермского регионального правозащитного центра

Отсюда
развернуть
57 фото

Фотографии о Первой Чеченской с аккаунта на ФБ спецкорреспондента студии общественно-политических программ телеканала "Россия" Алесандра Сладкова.

Фото сняты разными людьми, большая часть наверное принадлежит Александру Сладкову, Сергею Кукушкину видоинженеру съемочной группы и наверное другим участников той войны.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
11 декабря 1994 года российские войска пошли в Чечню. Ультиматумы не помогли. Наши танки встречали танки боевиков и тысячи вооруженных сторонников Дудаева. Первыми начали гибнуть мирные жители. От обстрелов и бомбежек

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
11 декабря 94 года. Чечня, Сунженский район. Первая кровь наших военных. В первой чеченской войне. Погиб солдатик ВВ. Ночью в поле стрельба. Утром - раскуроченная машина с убитыми гражданскими, и тело нашего солдата. Он лежал на спине, на льду арыка. Без шапки.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Это минометка в Грозном, на Консервном заводе. "Васильки". 82 мм. Бойцы стреляли 24 час в сутки. И то же самое по ним. Обратите внимание, стволы направлены почти вверх. Значит, цель совсем рядом.


Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Чистые лица на фоне грязи войны.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Чечня, начало первой войны. Вчерашний старлей, но тогда уже репортер. Штурм Грозного.


Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
взгляд от моста через Сунжу, сзади Бароновка, впереди библиотека

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Лики войны.

Это сообщение отредактировал bingwarrr - 21.09.2017 - 18:36

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Первые потери.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Бункер. Пулевое.


Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Грозный, лики войны.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
...

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
Грозный. Артиллерист в кресле.

Неизвестные кадры первой чеченской. (Фото съемочной группы Александра Сладкова 1995 год)
развернуть

Юрий Дудь встретился с кумиром.

– Как у тебя дела?

– Великолепно! Праздники закончились. Вчера – эфир, сегодня – эфир. Чтобы не заработать в этом году, надо быть полным дураком. Приближается чемпионат мира – много предложений, и рекламных, и других, так что в этом отношении все здорово.

– Как прошли твои праздники?

– Просидел на даче, у меня было три смены гостей. Сначала приезжали мои старые друзья по «Плюсу»: традиционно 1 января приезжает Мосс и кого-то с собой привозит, в этот раз приехал с Нобелем. Потом были мои студенты. Потом – моя команда. Прекрасно отдохнул, немного устал отдыхать.

– Что в 2017 году тебя обрадовало больше всего?

– Мне было приятно, что я, пожалуй, никогда так интенсивно не работал, как в прошлом году. Даже стал задумываться: может, я что-то не так делаю. Порадовало, что мои так называемые студенты работают футбольные матчи в качестве комментаторов – на «Сила ТВ».

Ну и радует команда – такой занятной игрухи у меня, конечно, не было никогда. Особенно – игра «Эгриси» в Питере против команды Картавого. Я почувствовал себя их старшим братом, для них это было настолько круто и ново. Это был первый выезд в истории команды, это были настоящие еврокубки. На нас пришли 2 тысяч человек – Радим охренел. «ВКонтакте» нас посмотрело 300 тысяч человек – как средний испанский матч в паблике «Силы».

– Чем парни из «Эгриси» занимаются в обычной жизни?

– У нас молодая команда, поэтому в основном они учатся, некоторые работают. Двое работают в магазине, все время забываю: винный магазин – «Красное и черное» или «Красное и белое»? Да, «Красное и белое». Работы там довольно много, иногда приходится на тренировки и игры их отпрашивать. Спрашиваю: что нужно сделать? Однажды приехал и купил 10 банок кофе – чтобы они выполнили норму. По-моему, я потом их им же и отдал – чтобы они снова продали их в магазине.

Есть парень, который присоединился к нам в этом году. У нас был набор летом, на него пришло больше 200 заявок, 80 игроков мы просмотрели за один день – у меня во дворе, на стадионе Гавриила Качалина. Потом у нас был недельный сбор на «Локомотиве», и мы взяли вратаря и трех человек. Один из них – из «Газпрома»: вырос в Томске, закончил там учебу, работал в самой глухой перди и прокладывал там трубопроводы, потом его перевели в Москву, он увидел объявление и пришел к нам – оказался очень сильным защитником.

– Они играют просто для поддержания формы и эмоций? У них ведь нет никакого шанса пройти дальше?

– Это невозможно, потому что, даже если бы была такая возможность, этого никто не допустит. Мы часто слышали, что какие-то футболисты, которые сейчас играют на высоком уровне – Зинченко, Лунев, – когда-то играли в ЛФЛ. На самом деле они не играли там, они проводили там время – поддерживали форму, потому что были какие-то проблемы. Ни один тренер не возьмет на себя такую ответственность.

– Ну слушай, причина же не в этом. Они просто слабее.

– Ну я же привозил игрока в «Краснодар».

– Так это дружба с Галицким.

– Послушай, изначально такие просмотры делаются по дружбе. Как, ты думаешь, работает наш общий знакомый Герман (Ткаченко – Sports.ru)? Естественно, это контакты, связи. «Возьми на сбор, посмотри, поверь» – как это еще делается?

Обязательно оставь это в тексте: я 40 тысяч раз благодарен Галицкому, Фундукяну и всем, кто взял нашего парня на просмотр. Парень играл двусторонки с «Краснодаром-2» – командой второго дивизиона – и забил то ли один, то ли два гола. Я приехал на два последних дня, чтобы снять сюжет, поговорить с тренером. И вот наш разговор: «Знаете, парень удивил, честно говоря. По-футбольному – мы прям не ожидали. Но, понимаете, ему 19 лет. И потом физически он, конечно, недотягивает. И он не сильнее наших».

(Вася разводит руками – Sports.ru)

Мы приехали в Краснодар, чтобы узнать: ему 19 лет. Как будто не я ему билет покупал. Он вообще-то в армии отслужил, в ракетных войсках. Чтобы узнать: физически недотягивает. Ребят, ваши тренируются 6 раз в неделю, он – два через два работает в магазине. Ну и чтобы узнать: он ваших не сильнее. Если бы я привез вам из ЛФЛ футболиста, который был бы сильнее вас, вас всех надо было бы в мешок и в речку.

Я, конечно, не тренер, я только педагог – и по образованию, и вообще. Я бы взял его на сбор и, если бы он потянул, говорил бы своим: смотрите, вот смотрите! А если не потянул – нет проблем.

– Для чего все это?

– Хочу выиграть первый дивизион ЛФЛ. После него – высший дивизион ЛФЛ, но его выиграть нельзя без игроков на зарплате. У нас в команде ни одна живая душа не получает деньги.

– Во сколько все это обходится тебе?

– Поскольку это моя любимая игрушка, там много чего обходится дороже. Бюджет этого сезона, не считая нашего выезда в Питер, – это 1,2-1,5 миллиона рублей.

Мы оставляем за скобками наш телевизионный проект, наше документалити, на которое уходят все спонсорские деньги. Мы четвертая команда в мире, которую спонсирует «Марафон»: «Фулхэм», «Малага», «Динамо» и «Эгриси».

Кстати, вся эта история для меня – о том, что было бы с Месси, если бы его не нашли. Как любитель он не играл, но это был талантливый мальчик, который не стал бы футболистом, если бы его не взяли в «Барселону», если бы ему не кололи гормон роста – он бы просто не потянул никогда. Моего ведущего игрока Игоря Струнина в 12-летнем возрасте выгнали из школы «Буревестник». Как можно в 12 лет выгнать такого парня? Он очень хороший, просто изумительно играет. Но не нашлось места, и я понимаю почему. Потому что тренеру нужен результат: взяли большого, сильного физически парня, это расхожая история. 

***

– Ты написал в фейсбуке, что чемпионат мира на телеканалах – точно без тебя. С чего ты это взял?

– Ну я же, в конце концов, чего-то понимаю. Я бы не очень хотел на эту тему распространяться, потому что это основано на куче частных разговоров и на моем понимании общей ситуации.

– Как ты думаешь, почему тебя не зовут?

– На это существует много мелких причин, самих по себе не очень сложных. Но если объяснить коротко: чтобы меня выгнать с телевидения, нужно было много говна собрать; и чтобы вернуть, нужна какая-то очень серьезная воля. И я понимаю прекрасно, что этой воли ждать не стоит. Если она случится – тогда я узнаю, что Дед Мороз существует.

– А с телевидения тебя разве выгнала чья-то воля? Не конфликт с несколькими людьми из нового руководства?

– Если я с тобой буду про это откровенно разговаривать, это будет выглядеть как жалоба, как конспирология. Но я очень хорошо знаю, почему это произошло. И дело, конечно, не в этом.

– То есть решение принималось выше Тины Канделаки и Натальи Билан?

– В той или иной форме – да. Я не очень сожалею по этому поводу: очень много нового узнал и попробовал, доволен и образом жизни, и количеством работы, и качеством оплаты этой работы. Мне жаль только, что я не могу заниматься любимым делом – тем, к которому, как я, видимо, небезосновательно думал, у меня есть некое призвание.

– Когда ты зарабатывал больше – на «Матч ТВ» или сейчас?

– Сейчас. Значительно.

– Недавно все узнали зарплату Георгия Черданцева: от 600 до 800 тысяч рублей в месяц. У тебя была больше?

– Я получал 600 тысяч рублей в месяц. Сейчас – если иметь в виду общие доходы – значительно больше.

- Это сколько? Больше 1 млн в месяц?

– Да.

– Ты тратишь все или остается?

– Во-первых, я еще кредит не доплатил.

– Ну е! Ты же квартиру продал, чтобы погасить кредит за дом. Говорил, что как раз хватит.

– Я посчитал, что мне так удобнее. Чуть-чуть ипотеки осталось.

– Как тебе «Матч ТВ» те два года, что тебя там нет?

– Я крайне мало смотрю телевизор, кроме футбола, и крайне мало – «Матч ТВ». Но у меня есть мнение о паре проектов, которые я смотрел из любопытства. Например, видел пару выпусков программы Кержакова. Достаточно посмотреть ролик, который Саша выкладывал в инстаграм. Они с Ахриком (второй ведущий программы «Команда на прокачку» – Sports.ru) сидят в самолете; Саша спит, Ахрик его будит и говорит: «Саша, проснись! Ты знаешь, куда мы летим?». Как это возможно?! Я помню пару случаев, когда ты не помнишь, куда летишь; Мягков вот в Новый год не туда улетел. Но как это сделано? Чьи редакторские правки это прошло?

Или ни один футболист никогда в жизни не выедет на машине на поле – даже на самое говенное. Саша выезжал на какой-то большой и белой. Вот у нас на тренировке «Эгриси» был Ринат Билялетдинов. Пока ему не надо было выходить показывать упражнения, он шел строго за линией: «Надо беречь».

– За эти два года когда тебе было грустнее всего?

– Иногда грустно, что не комментирую. Было очень грустно во время Евро. Специально взял на себя очень много работы, чтобы в нее погрузиться: много комментировал на радио, у нас в кабаках, «Джонн Доннах», старался много писать. В конце концов попал на два дня в больницу. Не так важно, что за проблема – тем более что она довольно быстро была решена. Я понял, что все это время ни с кем не общаюсь, ни от кого не получаю энергию – только ее отдаю, только выплескиваю; не мог отделаться от мысли: почему же я не там? А я мог там оказаться очень легко, к этому все шло…

– Но?

– Это опять будет смотреться как жалоба, но я не хочу жаловаться. Меня должен был взять комментировать матчи Евро «Первый канал». Я уже подал документы на оформление визы и аккредитацию.

– И что случилось?

– Я не присутствовал при этом, но это было заблокировано «Газпром-медиа».

– А какое влияние «Газпром-медиа» имеет на «Первый канал»?

– Всегда есть какие-то общие интересы у каналов. Не хочу вдаваться в подробности этой истории, но я знаю это хорошо – от тех лиц, которые там были. Чтобы вернуться, мне нужно специально над этим работать, нужна чья-то воля. Специально работать – это звонить, просить, встречаться, объяснять. Я считаю, это ниже моего достоинства. Я считаю, что достаточно показываю свою квалификацию.

* * *

– У тебя есть школа журналистики. Почему молодые идут в профессию? Мало денег и мало мест работы.

– А почему работы мало?

– Один из лучших комментаторов в истории не может работать в телевизоре.

– Ну я ж не мучаюсь от этого. Я иногда только расстраиваюсь.

– Ну все равно со всеми своими минусами ты явно заслуживаешь большего.

– Мало ли. Я столько получил по жизни. Должен же я был когда-то оказаться в жопе. Хотя жопа та еще – такая удобненькая, такая прекрасная, комфортная. Только не выноси это в заголовок, хорошо? Я ж не бедствую.

– Есть работа, на которую у тебя совсем не стоит? Вот чем тебя мотивируют видеопрогнозы, кроме денег?

– Я к работе отношусь как к работе. Если я чего-то не хочу делать, я стараюсь этого не делать. Прогнозы – мы еженедельно завтракаем с Володей (Стогниенко – Sports.ru) и Кириллом (Дементьевым – Sports.ru) в «Жан-Жаке». Потом это совсем несложно. Потом мне нравится реакция на прогнозы; если это не срастается, мне пишут: «Ну что ж ты так? Ты ж вообще ничего не понимаешь». А чего ж ты до не пришел? Когда все закончилось, это и дураку понятно.

– Тебя напрягает, что ты в минусе?

– Нет. Если люди уверены, что я в минусе, это же и есть самая реальная подсказка: ставь наоборот. Важно, чтобы прогноз подсказывал.

– Я работал с Интелбетом, два месяца был в плюсе, 8 – в минусе. И я всегда невероятно парился: вроде строю из себя эксперта, а на самом деле сосу.

– Я антипрогнозный человек, на самом деле. Для комментатора важно не думать, чем матч закончится. Как складывается – да, интересно. Но если заранее придумаешь, как он будет сыгран, ты в итоге весь комментарий будешь сравнивать свое представление с реальным матчем. И это будет комментарий о твоих представлениях, а не о матче. И мне всегда было важно освободить мозги от этого представления.

Ну и потом я даю возможность людям почувствовать себя умнее достаточно известного человека. Это, мне кажется, приятное ощущение, причем бесплатное.

Ну и я принимаю меры. Буду работать над качеством.

***

– Я наблюдаю за Василием Уткиным последние годы и грущу. Ты вообще не резонируешь. Даже твой текст про «Урал» – «Терек». Ты единственный, кто назвал матч договорняком. Но ничего не произошло.

– Почему не произошло? Отстали от Тимура (Журавеля – Sports.ru). Я для этого и сделал. То есть, наверное, сделал бы и так, но для этого – в первую очередь.

– Что происходило после текста?

– Ничего. Был то ли один звонок, то ли серия смсок – и все.

– Тебя это удивило?

– Нет. Помнишь, в Ростове полгорода выгорело летом? Ну, были старые деревянные дома в центре города. Сразу сказали: поджог. А там человек погиб, несколько – пострадали серьезно. А сейчас сказали: никакого поджога не было; и заново строиться нельзя, все, что не догорело, мы тоже снесем. Или в Москве регулярно пахнет сероводородом – всех это очень беспокоит. И что происходит? Есть реакция каких-то СМИ, в соцсетях – и все. Где сейчас происходит что-то вследствие резонансных историй в медиа?

– У тебя есть объяснение: почему так? Эпоха такая?

– Кстати, слово «эпоха» хорошо рифмуется со словом «пох##».

Не дружу с эпохою
А эпохе пох##,

– это давно сочинил Кортнев.

– Но все равно давай зафиксируем момент, когда у тебя что-то пошло не так. Почему один из самых талантливых людей профессии без большой работы в телевизоре?

– А Парфенов тебе что на это отвечал?

– Он дисквалифицирован администрацией Президента.

– Мне кажется, он ответил тебе иначе: «Я неконтролируемый. И все это знают». Я тоже не контролируемый.

– Неконтролируемость Парфенова – в том, что он всегда может накинуться в эфире на Путина. А в чем твоя неконтролируемость?

– Расскажу историю. В этом году было 30-летие «Взгляда». Я косвенно эту историю задел и тоже был приглашен на банкет – очень душевный, кстати. Встретил огромное количество людей, которых давно не видел. Мы договорились некоей своей компанией встретиться и нормально поговорить позже – там нормально поговорить было тяжело. Встретились, стали ужинать, и приехал человек, в свое время совершенно монструозный для шоу-бизнеса – коммерческий директор «Взгляда» и ВИДа Саша Горожанкин. Он в те времена был человеком, который имел контакты с другим миром – теневым. Ну, с бандитами. А моим первым материалом во «Взгляде» был сюжет про Федерацию хоккея России, которой тогда руководил Владимир Петров, недавно почивший. И в этом сюжете я жестко приложил Квантришвили.

– А кем он тогда был для Федерации хоккея?

– Не знаю, крыша или хозяин – я уже забыл те языки-то. По этому поводу был некоторый шорох. И вот мы сидим спустя 25 лет, и Саша Горожанкин мне говорит: «В принципе, тебя тогда уже должны были замочить». И рассказывает историю, как они с Любимовым сидели в гостинице – «Украине», кажется, – и занимались тем, что меня отмазывали. Их спрашивали: «Кто ему заказал? Кто велел?». И да, вполне могли.

Ты спрашиваешь, в чем я неконтролируемый. Вот я не умею о таких вещах задумываться. 

– Я под твоей неконтролируемостью имел в виду: уснуть в эфире, не прийти на эфир.

– Я три раза не пришел на эфир, но два раза я его не сорвал. Один раз – у нас была система оповещений смсками, мне ее не прислали. Два раза – ну как-то так происходило, и я комментировал из дома по телефону: однажды – из Балашихи, другой – с Кутузовского проспекта. Голос шел с задержкой, поэтому я не гонял мяч. Кричать «Гол» было нельзя, потому что у тебя дома – нормально, а в эфире – плохо.  

Так-то у меня косяков много разных бывало: мог на встречу сильно опоздать. После того как на меня нападали, у меня часто бывало такое, что я долго не мог выйти на улицу. Водитель стоял у подъезда и ждал меня по паре часов. В общем, фобия.

– Моя версия другая: в какой-то момент ты посчитал, что без тебя профессия невозможна. Я примерно тыщу раз вспоминал историю актера Майкова, который после выхода «Бригады» описывал свою популярность и свое состояние так: «Ты едешь по МКАДу 200 км/ч, и у тебя полное ощущение, что ничего, ничего не произойдет. Потому что ты бессмертный». По ощущениям, летом-2015 тебе показалось примерно так же: спортивное телевидение возможно без кого угодно, но только не без Уткина.

– Это заблуждение. Во-первых, в тот момент я был уже немолодым человеком. Во-вторых, без Парфенова же телевидение возможно – и притом сколько уже лет. А вот популярность именно тогда я ощутил совершенно по-новому. Например, был случай, когда я ждал Тимура на встречу в заведении «Cook’kareku» на Садовом кольце. Тимур остановился поговорить по телефону, назвал меня по имени и сказал: «Я уже еду, чуть-чуть задерживаюсь». Рядом стоял человек, который узнал в нем Тимура Журавеля: «А вы сейчас с Уткиным разговаривали? Передайте ему, пожалуйста, слова поддержки». Рядом проходил человек, который услышал фамилию Уткин и то же самое сказал. Я шел по Садовому – мне машины сигналили, ты что!

– Тебя же пьянило это, признайся.

– Это было потом.

– Это было в разгар. В разгар того, когда ты сказал: «Не пойду к тебе, царица». А потом ей же присягнул.

– Что значит «присягнул»? Я дал им шанс.

– То есть ты себя не переоценил?

– Когда ты переоцениваешь себя, едучи на МКАДе на 200 км/ч – это одно. Когда ты переоцениваешь себя, совершая поступки, которые, видимо, находятся выше твоей головы – это нормально.

О чем мне жалеть в этой истории? Ты поставь ссылку на этот текст – о чем жалеть?

– Кто был твоим критиком в последние годы? Был ли человек, которого ты мог послушать по поводу работы и реально прислушаться?

– Коллеги. Когда мы сидели в одной комнате и потом возвращались смотреть, какая-то рецензия на репортаж неизбежно звучала.

– Ну, в твой адрес там наверняка были только аплодисменты.

– Наоборот, комментарии были ехидными, ироническими. Но могли похвалить шутку, да. Правда, большая часть матчей проходила без звука: все-таки там три телевизора сразу…

Потом, у меня есть круг друзей, которые могли всегда мне об этом сказать. Если Казанский в этом отношении щепетильно воспитан и не позволит себе этого сделать, то Тимур и Роза могут сказать все что угодно. Я любил с кем-нибудь поговорить по душам.

– В конце 2014 года вышел текст Павла Городницкого, где он назвал Василия Уткина главным разочарованием года…

– Год, который я провел в прайм-тайме радиоэфира, когда у меня были охеренные матчи, когда у меня была программа «Большой вопрос» и что-то там еще.

– То есть ты с ним не согласен?

– Абсолютно нет. С тех пор я стал больше читать и вообще с интересом слежу за тем, что происходит в пишущей прессе, потому что она менее консервативна. Я читал Городницкого, он невероятно скучный автор, автор одного приема – нагнетания. Но надо отметить, что здорово делает фактчекинг. Но и как редактор, и как в некотором смысле учитель, и как автор я очень не люблю, когда давят на одну педаль.

– А я слышал, что ты прям завелся после того текста. Мне нап###ли?

– Меня кто-то из студентов потом спрашивал: правда ли, что я после этого поклялся испортить Городницкому карьеру? Как я могу ее испортить?

– То есть мне наврали? Ты не воспринял близко к сердцу?

– Я воспринял близко к сердцу. Но только потому, что он вышел 1 января. Я просто подумал: все-таки, наверное, в праздник мог бы так, сука, и не писать.

Вот ты все пытаешься понять, в чем моя драма. А ее нет. У меня есть только драма одиночества личной жизни. 

***

– Когда у тебя был последний роман?

– Давно. Наверное, до увольнения с «Матча». Она была подруга жены моего приятеля. Вместе были месяца четыре.

– Почему разошлись?

– Нас мало что связывало. Было влечение – не было любовью или страстью.

– Что у тебя в личной жизни сейчас?

– В основном – ничего. Ничего экстремального.

– Давай я спрошу, как будто ты на «вДуде»...

– Когда я последний раз трахался? Где-то за неделю до Нового года.

– Эээ.

– Следующий вопрос: с мальчиком или девочкой?

– Хех, отличный панч… Если это не роман, то что? Случайная встреча или ты вызвал шлюху?

– Ну нет, шлюх я не люблю вызывать. Когда-то я пробовал это, очень давно, но это совсем неинтересно. Я уже давно не в той физической форме, чтобы воспринимать секс как физическое упражнение, которым можно заняться с профессионалкой. Просто эпизод.

– Все знают, какая большая любовь была у тебя в середине нулевых. Это так и осталось главными отношениями в твоей жизни?

– Да. По крайней мере, самыми продолжительными. Я тебе открою небольшой секрет: я когда-то был женат целых полтора года.

– Что, прям со штампом?

– Да. Году в 1997-м. Если не веришь, могу тебе показать (достает телефон и открывает вотсап – Sports.ru). Я давно не виделся с этой девушкой, она давно живет в другой стране… Вот мне Федоров шлет фотографию и подпись «Твоя бывшая жена».

– О, она очень красивая.

– Конечно. Она модель. Познакомились в общей компании, завязались отношения. Это стало браком, потому что у Наташи не было российского паспорта – она была дочкой военного и не родилась в России. В какой-то момент я сказал: «Выходи за меня замуж». Была очень скромная свадьба, мы оставались вместе чуть больше года, но вместе жили урывками – не было ни квартиры, ничего. При этом это были нормальные отношения, любили друг друга, но довольно скоро поняли, что нам надо расстаться – и мы развелись.

– Вот на этой фотографии у тебя кольцо, похожее на обручальное. Это какие времена?

– Я носил кольцо во время отношений с Наташей – Наташей Пакуевой. Ну, мы собирались пожениться. Но я заказал два кольца отдельно от этого.

– Отношения с Наташей Пакуевой – это служебный роман?

– Мы работали вместе какое-то время, но служебным романом это не было. Эта история тоже во многом была активирована историей с ножом. Мы просто дружили, а после покушения очень сблизились.

Я ее отбивал, и довольно долго. Она очень любит тюльпаны и сразу сказала: мне не надо дарить цветы, я люблю только тюльпаны. А тогда было убеждение, что тюльпаны бывают только весной. Я тогда жил на Патриках, неподалеку был цветочный магазин, где я познакомился с управляющей. Я знал: раз в неделю из Голландии приезжает партия. Я стал заказывать, и раз в неделю мне привозили тюльпаны, в том числе такие, которые здесь никто никогда не видел – с пупырышками, с зубчиками.

– С каждым букетом лед таял?

– Льда не было. Был выбор в отношениях… Помимо прочего, в нее был влюблен один мой хороший приятель, с которым я потом на целый год испортил отношения.

– Его зовут Тимур Журавель?

– Да. Не испортил точнее – они у нас похолодали. Но на всякий случай: я не у Тимура девушку отбивал.

– Финал Евро-2004 ты не комментировал, потому что твоя любовь попала в аварию и ты сорвался в Москву, так ведь?

– Да, она попала в аварию, сильно повредила ногу – по-моему, был перелом. Я уехал после полуфинала, а так я должен был бы комментировать финал с Григорием Твалтвадзе. До Москвы меня подвез Роман Аркадьич (Абрамович – Sports.ru). Времена были еще нежирные – купить билет было бы трудно, но нашлась попутная, так сказать, тачка, и он взял меня на борт.

– Почему вы разошлись?

– Это был не мой разговор при расставании, но очень подходит по смыслу. «Дорогая, у тебя очень много претензий ко мне. У меня очень много претензий к себе. Ты права, нам нужно расстаться». К этому, в общем-то, шло. Не знаю, что я радикально сделал не так.

– Но растолстел ты тогда?

– Нет, я был худой. То есть у меня всегда менялся вес. Я растолстел в первый раз после покушения, потому что меня год возили и я не ходил пешком вообще. Но потом я быстро похудел и с 2004 по 2006 год был в идеальной для себя форме – весил 110 кг. При росте 199 см.

– На чемпионат мира-2006 ты уезжал, понимая, что вы расстаетесь?

– Когда я вернулся, она сказала, что мы расстались. Был момент, когда я пытался ее вернуть. У меня большое количество друзей, друзей друзей – я вообще это считаю своим самым большим капиталом. У меня есть друг Дима Иванов, у которого есть ресторан «Горки». Ребята из «Квартета И» очень дружили с группой «Агата Кристи». А она очень любила группу «Агата Кристи». Я снял ресторан «Горки» – я платил за него по самой маленькой цене – это был понедельник, но платил. А братья Самойловы с меня не взяли денег. Я разговаривал со старшим, он сказал: «Какие деньги? Мужчина мужчине должен помочь».

Мы просто сидели за столиком, и тут на сцену вышли братья с гитарами и стали играть акустический сет. Она офигела. То есть сначала она реагировала: ну зачем, Вась? А на второй песне уже офигела.

Я отвез ее к ней домой.

Потом вы воссоединились месяца на два. Потом расстались снова. И уже после этого она познакомилась со своим будущим мужем (футболистом ЦСКА Сергеем Игнашевичем – Sports.ru).

– Я правильно понимаю: годы шли, а ты ее по-прежнему любил?

– Да.

– Любил или любишь?

– Сейчас – уже не знаю. Думаю, сейчас не имеет смысла говорить о любви: мы очень мало общаемся, разве что поздравляем друг друга с праздниками.

– Наташа вышла замуж за футболиста, на матчах которого ты постоянно работал. Каково это было?

– Наташа сначала рассталась со мной, потом познакомилась с Серегой. Поэтому я не испытывал никаких чувств. То есть мне было, конечно, жаль, но отношения у меня были с Наташей, а с Сергеем я не ругался, не ссорился. Единственное: я понимал, что многие знают об этой истории, поэтому я всегда старался быть подчеркнуто вежливым по отношению к Сергею. Но это не составляло никакого труда.

– Почему после этого расставания ты так растолстел? Ты бухал? Или ел три наполеона в день?

– Сладкого я почти не ем. Если бы я ел еще и сладкое, я бы уже лопнул. Я просто из тех, кто заедает стресс. Ну и бухал, конечно, некоторое время.

– Как этот разрыв и то, что ты не смог его адекватно пережить, сказалось на твоей дальнейшей жизни и карьере?

– Я как-то привык жить один. Мог встречаться с кем-то, мог провести выходные. Но жить как-то не хочется с кем-то. Мне удобнее одному. Это как Дуня Смирнова – кажется, в интервью Ксении Собчак – рассказывала: «Неужели у вас не бывает такого: сидишь дома – хорошо, что одна. Не хочется ни краситься, ни причесываться. И в голове только одна мысль: уже остыло или еще нет?». Видимо, имелось в виду пиво.

Я прихожу домой и могу делать абсолютно все, что хочу – меня это совершенно устраивает. Захотел – убрался, захотел – нет. Захотел – вымыл посуду, захотел – нет. Захотел – в трусах походил.

– Моя гипотеза: женщина очень помогает карьере, особенно успешной. Когда много девочек хочет, чтобы ты стянул с них трусики, когда бабло сыплется со всех сторон, когда коллеги респектуют каждую неделю, все равно остается человек, который говорит: «Дорогой, ты слегка прибавил в весе – иди-ка в зал. Дорогой, что-то ты перестал мыть посуду. Дорогой, в 7.15 встаем, потому что детей надо развести по школам». Это очень дисциплинирует и помогает не поехать кукухой.

– Не всякому так везет с женой. Не только это может дисциплинировать. Сам себя, например. В ситуации, когда я остался без работы, с моими привычками любой нормальный человек бы спился. Со мной же этого не произошло. Я сижу сейчас и допиваю последний бокал пива – вполне возможно, что последний во всем ближайшем полугодии. И исключительно за компанию – так-то меня ждет очень насыщенный год. 

* * *

– Ты рассказывал: «У меня были увлечения азартными играми, но квартиру я, по сути, выиграл в казино». Как это?

– Я копил, копил, копил, а потом у меня случился удачный заход в казино, когда я выиграл за ночь около 50 тысяч долларов. Заходил я туда с одной тысячей. После этого мне стало понятно, что я могу позволить себе занять сумму, которую я могу занять – и можно покупать квартиру.

– В казино ты больше проиграл или выиграл?

– Тут важно, кто как считает. Есть люди, которые считают сумму, с которой вошли и с которой вышли. Есть очень много людей, которые пришли с $1000, по ходу имели $2000, а ушли с $1500 и считают: они проиграли $500. А я считаю: все деньги, с которыми я ухожу, выиграл. Потому что я пришел туда развлечься.

– В чем кайф казино?

– Ты не забывай, что наша молодость происходила, когда все это появлялось – одно время это было просто повально. Потом это было чем-то вроде мужского клуба: мы встречались и болтали, иногда – до утра. Мы очень любили играть в казино Infant, которое располагалось на первом этаже гостиницы «Международная». Любили – потому что оно закрывалось в 6 утра, остальные были круглосуточными, то есть оттуда можно было уйти. И у нас была договоренность: если у кого-то выпадает каре с раздачей, мы все переходим в «Шинок» и едим там борщ. И когда оно выпадало, мы просто писали смс со словом: «Борщ». Это разновидность клуба чистой воды.

Мы играли в насиженных местах. В том числе в казино Royal, прямо на ипподроме. Оно было классным, там, в отличие от остальных, были окна – там оставалось ощущение времени. Нас там все знали и позволяли много вольностей. Информацией о картах делиться напрямую нельзя, но было ж интересно: у кого что? И мы говорили друг другу номера игроков мадридского «Реала»: у меня Мичел Сальгадо, у меня – Макманаман. Сотрудники казино понимали, но формально им нечего было возразить.

В казино очень часто играют люди, которые зашли туда в первый раз, их не знают. А инспектор, который сидит за столом, должен смотреть, у кого что выходит – это такая форма учета. Однажды я вышел из-за стола и, проходя мимо инспектора, увидел его записи: Вася – «плюс столько-то», Степа – «плюс столько-то», Лох в зеленом пиджаке – «плюс столько». Когда-то на грузинскую тему разогнали большое количество казино, про одно было известно, что там играли Газзаев и его сын. Когда параллельно было написано, что среди клиентов значились Пес и Щенок, это очень доставило. Надо ж было как-то понятно записать.

– Три лучших комментатора России прямо сейчас?

– Оставлю за скобками себя и Вову, потому что мы работаем мало и не системно. Разумеется, это Розанов, потому что для меня он всегда лучший комментатор. Это Казанский, безусловно. Дальше я затрудняюсь выбрать между Кривохарченко и Гутцайтом. Это два человека, которые сильнее всех прогрессировали последние два года.

– Много лет назад ты говорил, что Кривохарченко – вообще не комментатор. Что изменилось?

– Так время-то идет. Он зажил этим делом, а не просто наговаривает кучу слов, более или менее относящихся к событию. Он очень прибавил в понимании игры. Гораздо более разнообразно звучит.

– Что есть твоя мотивация в профессии?

– Мне бы очень хотелось покомментировать чемпионат мира в телевизоре. Но ничего специально я для этого делать не буду.

– Хорошо, давай глобальнее: о чем ты мечтаешь?

– Так многие отвечают, наверное, но у меня мама в прошлом году много болела. Очень хочу, чтобы она оправилась окончательно от этих дел. Ничего специального для этого сделать нельзя – либо природа позволит, либо нет. У меня это самое большое желание.

Сегодня стало известно, что Бьорндален не едет на Олимпиаду. В сущности, у меня в большом спорте остался один ровесник – Ягр. Раньше было два, теперь – один. И я для себя это отмечаю. Я знаю, что, может, сейчас что-то не могу, может – никогда уже не смогу. У меня уже не та скорость реакции, мне, как и Бьорндалену, нужно долго набирать форму, чтобы она была именно формой, а не удачей – хороший матч-то и дурак откомментирует.

Любая творческая профессия развивается по законам шанса. Мы же не военные и не дипломаты, которые получают чины за выслугу лет. Появился шанс – и ты его или используешь, или нет. И я понимаю: было бы очень грустно и глупо не использовать шанс, если он появится.

– Но шанс – появится?

– Dum spiro, spero. Пока дышу – надеюсь. Меня все время спрашивают: у тебя, получается, все в прошлом. Что значит в прошлом? Вам бы такое прошлое. Считайте, что я просто уехал в Катар.

Фото: vk.com/egrisifc (1-3); facebook.com/Johndonnepub (2); instagram.com/816room (5,6); РИА Новости/Антон Белицкий (8), Владимир Федоренко (9), Юрий Абрамочкин (10); globallookpress.com/Sven Hoppe/dpa (11)

развернуть

Дудь предлагает.

Всегда обломно пристраиваться к чему-то массовому – хоть восторгу, хоть истерике. Но не пристроиться к ним сейчас – действительно невозможно. Главное футбольное что-либо в истории России мы встречаем с максимально широкой душой (раз, два, три), но с минимально толковой сборной. Она слабая по составу, она совершенно никакая по собственному позиционированию, – в том числе с людьми вроде меня. То есть теми, кто всегда будет максимально требовательным, но перед стартовым свистком спрячет эти требования в задний карман и будет отчаянно болеть за своих.

Перечислять все грехи по новой бессмысленно, поэтому я ограничусь свежайшей порцией тоски.

Владимир Гранат – бронзовый призер чемпионата России-2008 (я тоже удивился, но это его единственное достижение в карьере) – вышел к журналистам после очередной тренировки. Такие интервью абсолютно ритуальны, обычно в них нет никакого смысла, но благодаря перфомансу Граната смысл появился.

– Вы выразили надежду, что болельщики думают и говорят о российской сборной только позитивные вещи. А вы со своей стороны сами сейчас можете сказать что-то светлое и теплое своим поклонникам?

– Не буду отвечать на этот вопрос (улыбается).

Дорогой, ты любишь меня? – Не буду отвечать на этот вопрос.

Пап, у меня серьезные проблемы – поможешь? – Не буду отвечать на этот вопрос.

Да хранит вас Николай Чудотворец и Святой Георгий! – Не буду отвечать не этот вопрос.

Просто для сравнения: в 2012 году сборная Польши – с вратарем лондонского «Арсенала» и тремя звездами клопповской «Боруссии» – провалила домашний Евро: четвертое место в группе, даже ниже сборной «Ваши-Ожидания-Ваши-Проблемы» России. Что сделали футболисты? На следующий день после вылета всей командой приехали в самую большую варшавскую фан-зону и извинились перед людьми.

Если Владимиру Гранату нечего сказать людям, когда поражения еще нет, когда оно присутствует только в воздухе, интересно посмотреть на него сразу после того, как поражение обрушится на его голову всей своей мощью.

Все это – ужас. Но исправлять его нужно было раньше. Поскольку до начала чемпионата мира чуть больше суток, возможны только косметические правки.

И у меня такие правки есть.

Что еще можно сделать Черчесову

Публика не в состоянии принять Черчесова. Его эго больше Крымского моста, его футбол пуст и скучен, его конфликт с Игорем Денисовым оставил сборную без сильного игрока и, что гораздо важнее, не был нормально проговорен самим Черчесовым (помощники, лояльные журналисты это объясняли, но сам тренер – тсссс).

Но если не принимает публика, это не страшно. Страшно, если не принимают собственные игроки.

По моей информации, в сборной России нет футболистов, которые готовы были бы идти за него в перемах. Им не нравятся его барские манеры. Им не нравится, что эти барские манеры не компенсируются результатом – причем ни в товарищеских, ни в контрольных матчах. Им не нравится, что ни один из них не показывает в сборной лучших качеств. Им не нравится, что они не понимают, как будут играть (в пять защитников? или все-таки в четыре? или все-таки в девять?). Наконец, им не нравится, что даже после провальных матчей Черчесов делает вид, что все в порядке. Если между футболистами сборной и простым народом и бывают пересечения, то вот оно – футболисты тоже знают: ВСЕ ДАЛЕКО НЕ В ПОРЯДКЕ.

По сути, сборная России сейчас представляет такую грустную конструкцию: тренер, который понимает, что дорабатывает последний месяц на работе мечты и наслаждается моментом, + игроки, которые недовольны этим тренером, но ничего не могут с этим сделать, потому что домашний чемпионат мира важнее любых ощущений. Но даже такую конструкцию можно подклеить – не надолго, на пару недель, то есть ровно на выступление сборной России на чемпионате мира.

Сегодня в 13.15 по московскому времени Станислав Черчесов будет давать пресс-конференцию перед первым матчем ЧМ-2018. Чтобы многое исправить, ему надо сделать очень немного – просто начать свое выступление так:

Лично для меня все это – нормальное поведение начальника, здесь нет ничего особенного. Но в черчесовской сборной это перезагрузит мышление. Я точно знаю: когда лужниковский вай-фай вынесет игроков на эти слова, они пойдут на Саудовскую Аравию с совершенно другим настроем.

Они поймут, что ради общего дела тренер может меняться – хотя бы на публику.

Они поймут, что их босс готов разделить с ними то дерьмо, которым их обмазывают все последнее время.

Они расслабятся. У них не прибавится мастерства, зато прибавится легкости. Пока, напомню, нет ни особенного мастерства, ни легкости.  

Я завел напоминание на телефоне: 13.15. Никогда не поздно исправиться. Никогда не поздно признать: ты просто космос, Стас!

Что еще можно сделать игрокам

Я точно знаю, что в сборной России полно тех, кого этот чемпионат будоражит не меньше, чем нас с вами. Они хотят сделать хорошо, прямо очень хотят. Ну вот так вышло, что какое-то поколение тренирует Гус Хиддинк, какое-то – еще не очень старый Фабио Капелло, а какое-то – чемпион и обладатель Кубка Польши. Выход этих парней – строить альтернативное правительство.

Я несколько раз и из очень надежных источников слышал легенду о том, как золотой газзаевский ЦСКА учился играть в обороне по-новому. Валерий Газзаев наставлял: ребятки, играем персонально – и только так. «Персонально», если кто-то не застал олдскульный футбол, это когда ты приклеиваешься к Мохамеду Салаху на первой секунде матча и бегаешь за ним, на какой фланг он бы ни угнал. Все защитники ЦСКА уже давно были в курсе, что новая фишка мирового футбола – это зонная защита (то есть ты встречаешь Салаха только тогда, когда он оказался на твоей территории). И тихо договорились между собой: будем играть так, а тренеру ничего не скажем.

На теории про ошибки в обороне говорили не очень часто: ЦСКА в те времена был богат, молод и сминал большинство соперников. Когда ошибки случались, Газзаев кипел и предъявлял: я же говорил делать по-другому! Игроки обороны кивали: да, не правы, да, будем исправляться, Георгич.

Спустя то ли год, то ли полтора, уже после победы в чемпионате России, защитники все же вышли из шкафа: «Георгич, на самом деле мы уже больше года соперников друг другу передаем» – «Да? Ну, передавайте дальше».

Еще одна легенда – из Франции. Вот вы помните, что на чемпионат мира-2006 она с с трудом отобралась, а после второго тура группового турнира была в шаге от вылета? Командой тогда рулил Раймон Доменек – фрик и фанат астрологии. По звездам он определял характер футболистов и их сочетаемость на поле, а потом заставлял их анализировать свою игру перед партнерами прямо в раздевалке. Зидан, Тюрам и Макелеле пропустили почти весь отборочный турнир: они завершили карьеру в сборной, но, чтобы Франция не пролетела мимо ЧМ, вернулись к решающим матчам квалификации. Воссоединившись с командой, они несколько охерели от того, что творит тренер, и стали забирать власть себе. По преданию, после второго ничейного матча в группе – против Кореи – Доменек окончательно перестал спорить и согласился на такой расклад: у меня свисток, у них – влияние. Франция бахнула Того, вышла в плей-офф и взобралась по нему до самого финала.

Понятно, что оба примера – саботаж и нарушение дисциплины. Но если водитель автобуса безумен и тащит его к обрыву, есть два пути.

1. Смириться и ждать гибели.

2. Отобрать у него руль.

Какой вариант больше всего нравится вам?

Понятно, что превратить Черчесова в Доменека было бы сильно легче, если бы это была чуть другая сборная – если бы еще играли (или на высоком уровне, или вообще) Аршавин и Широков, если бы доехали Денисов и Березуцкие. Но даже в этой сборной – серой, средней и лишенной королей раздевалки – я вижу трех человек, которые могут возглавить восстание. Каким оно будет – глобальным, как у Франции, или точечным, как в газзаевском ЦСКА, – пусть решат сами вожаки. Я намеренно не пишу имена – чтобы Черчесову сложнее было понять, кого именно звать на разговор в душевую.

Что еще можно сделать мне

Я специально писал все, что выше, не прямым обращением к футболистам: во-первых, жанр открытого письма надоел, во-вторых, никто из современников не сможет превзойти в нем коллегу Рабинера после вот этих 23 000 знаков с пробелами. Но ровно на один абзац я все же сверну на эту дорогу.

У Sports.ru на этот чемпионат мира уйма аккредитаций, но никому из руководства редакции они не достались: в нашем представлении, бойцы важнее генералов. Но поскольку мне очень хотелось сводить детей хотя бы на какой-то московский матч, в последнюю ночь первого раунда жеребьевки я подал заявки на все, на что можно было подать. Через пару недель пришел ответ: «Лужники», 1 июля, 1/8 финала, 1-я команда группы B против 2-й команды группы А.

Пацаны – Федя, Игорь, Серега и даже Гранат. Я не со всеми из вас пересекался, но все же обращусь как к давним знакомым. Очень вас прошу, пусть мои мелкие увидят в этом матче вас. Обещаю: мы вернем. Ладонями. Голосом. Сердцем.

Мы не любим вашего тренера. Мы не любим ваше начальство. Мы не любим всех прочих негодяев, которые завалили весь футбол в стране.

Но, так вышло, мы любим Россию. И этим летом – жестко за нее. 

То есть – за вас.

Фото: Gettyimages.ru/Dan Mullan; РИА Новости/Антон Денисов, Владимир Астапкович; REUTERS/Dylan Martinez; Юрий Дудь

развернуть