Надеемся, последнее появление Александра Кравцова на Sports.ru.

Российские биатлонисты предсказуемо не справились с последней олимпийской гонкой – микст-эстафетой: 9-е место. Сезон не завершен, но все самое главное для нас уже случилось – и это повод кое-что резюмировать. Возможно, другого не будет.

Весной 2014-го в нашем биатлоне сменилась власть: Михаила Прохорова в должности президента СБР сменил Александр Кравцов. К тому моменту эпатажный олигарх и его помощник Сергей Кущенко отчасти утомились, отчасти утомили других. После задорной и противоречивой эпохи требовалось больше серьезности и порядка – реформы доверили директору Центра спортивной подготовки Кравцову. Который сразу дал понять: он «не чиновник с улицы, а заслуженный тренер России».

Это звание Кравцов получил, когда возглавлял лыжный клуб «Роснефть» и помогал Ларисе Лазутиной. В 2002-м чемпионку поймали на допинге...

Но это другая история. Когда Кравцов заходил в биатлон, это, казалось, логичным. Он много помогал команде перед Сочи (теперь, правда, не совсем понятно чем, учитывая допинговую историю), знал биатлонистов, рулил финансовыми потоками в Центре спортивной подготовки (там спортсмены стоят на ставках и получают зарплаты) и главное – у него было желание. И даже, возможно, авторитет.

Но у Кравцова не получилось. Совсем.

Кажется, новый президент тратил энергию на что угодно, но не на полезные дела. Биатлон тонул в конфликтах и склоках, Кравцов удивлял странными словами и поступками, тасовал тренеров и атаковал журналистов, болельщиков, а иногда и тренеров. А к олимпийскому сезону то ли потерял интерес к происходящему, то ли отстранился от проблем – его давным-давно не слышно, хотя вопросов накопилось много.

Русский биатлон остался без Игр и провалил Евро, а президент уехал на охоту

Говорят, Кравцов заходил в популярнейший вид с энтузиазмом и желанием оставить след. Что ж, забыть работу Александра Михайловича будет трудно, но ключевые достижения (только спортивные, ничего личного) мы все же зафиксируем – как раз для истории.

1

Ни с одной из 15 предыдущих Олимпиад советские/российские биатлонисты не возвращались без наград. И за исключением первых Игр (в 1960-м), побеждали хотя бы раз – в Сочи золотую серию спасла мужская эстафета, закрывавшая программу.

Учитывая известные обстоятельства, от усеченного состава и так не ждали подвигов – хотя в Пхенчхан приехали два победителя личных гонок Кубка мира (Акимова и Бабиков). Но Олимпиада показала: шансы были у людей с куда более скромными резюме (Оберг, Самуэльссон, Ульсбю, Виндиш) – и многие ими воспользовались. Наши – увы, нет.

2

В январе 2016-го русские биатлонисты гениально выступили на этапе в Антхольце: 7 призовых мест, из них 4 победы – и Кравцов, с трудом изображая скромника, замечтался о подобном результате на ЧМ. Полтора месяца спустя команда сгорела в Осло: речи о невезении не шло – спортсмены были просто не готовы.

0 медалей на ЧМ – впервые в истории биатлона России. В 1978-м со сборной СССР случилось то же несчастье, но тогда программа состояла лишь из трех гонок – в Норвегии бежали 11. Вскоре Кравцов невозмутимо сообщил, что научные выкладки и не предполагали наград в Осло.

Уже тогда было понятно: президента и всю его свиту пора окатить холодной водой.

3

Серия стартовала в феврале 2016-го, вместила тот самый «пустой» ЧМ, домашний этап и прервалась уже в следующем сезоне. За это время в призовую тройку попали представители 11 стран.

Кравцов делал вид, что ничего не происходит.

4

В январе исполнилось ровно два года с последнего призового финиша женщин в эстафетах. Предыдущий антирекорд, кстати, тоже установлен в эпоху Кравцова: 8 гонок подряд – с ферваля-2014 по январь-2016.

Просто вдумайтесь: предпоследний раз наши биатлонистки попадали на эстафетный подиум еще при Ельцине Пихлере.

Том самом Пихлере, которого Кравцов критиковал.

5

Закономерное следствие предыдущего рекорда: с 2015-го женская команда не добирается до топ-5 Кубка наций. Финиш там дает возможность выставлять на личные гонки 6 человек, сейчас за Россию выступают только 5. Ранее россиянки оставались вне топ-5 Кубка наций только в сезоне-2008/09, когда из-за допинговых дисквалификаций со сборной сняли очки.

Разумеется, количество спортсменок на трассе не гарантирует качество, но сокращенная квота тормозит развитие биатлона в стране – в основе меньше вакансий для молодежи, которая могла бы прогрессировать на топ-уровне.

В этом сезоне шанс вернуть квоту велик: за три этапа до конца Россия на заветной пятой строке – рядом норвежки, шведки и чешки.

6

Биатлонная команда пострадала при выдаче приглашений от МОК. С Шипулиным, Юрловой, Цветковым, Логиновым и Виролайнен шансов было бы больше – хотя бы в эстафетах.

Но предпосылок к успеху в Корее у команды не было: за шесть этапов сезона (декабрь и январь) биатлонисты вымучили три жалких бронзы – худший показатель в истории. Одну зацепили в мужской эстафете, две принес Шипулин, женщины молчат с декабря 2016-го.

Впереди три мартовских этапа, где статистика точно подправится, но послеолимпийские гонки – слишком уж специфичный жанр, чтобы воспринимать его всерьез. Все, что следовало знать об уровне наших тренеров, показала зима.

Этих тренеров назначал Кравцов. И даже если с некоторыми кандидатурами он не был согласен, авторитета и умения настоять на своем ему не хватило. В сборной давно творится бедлам: мужчин формально тренирует Гросс, но конспекты пишет Падин, а немец недоволен своим положением в команде; у женщин тренировал то ли Королькевич, которого выписали специально для Старых, то ли Коновалов, которого к концу сезона совсем перестали воспринимать.

4 года наш биатлон прожил зря. Безумно жаль потраченного времени.

В мае (а скорее всего, даже раньше) Кравцов уйдет.

Выдохнем.

Хуже точно не будет.

Использовано фото: facebook.com/Андрей Иванов; Gettyimages.ru/Alexis Boichard/Agence Zoom; РИА Новости/Алексей Филиппов

развернуть

Невероятная история Этери Тутберидзе. Ее ученицы – Медведева и Загитова – завтра утром по московскому времени выйдут на олимпийский лед Пхенчхана и начнут борьбу за олимпийское золото. Других соперниц – объективно – нет.

Красивое грузинское имя Этери во всем мире узнали четыре года назад, когда тренер Тутберидзе выводила на сочинский лед 15-летнюю Юлию Липницкую. В командном турнире та легко и непринужденно выиграла короткую и произвольную программы. Девочка в красном платье в одно мгновение стала символом домашней Олимпиады. Ее лично благодарил президент, а Time разместил на обложке ее фото. Ей не давали прохода фанаты и журналисты. Не помогло даже бегство в Москву перед личными соревнованиями. За ней подсматривали везде: в аэропорту, на катке и возле дома. Через пару недель в Сочи вернулась уже другая Липницкая.

«Меня это очень сильно выжало, — вспоминала она в интервью Федерации фигурного катания. — У меня совсем не осталось сил, было реально тяжело. Я не публичный человек. С детства я была очень сильным интровертом. Я проиграла не потому, что мешали какие-то травмы. И не потому, что была физически плохо готова. Я проиграла, потому что устала».

Пока вся страна плакала вместе с Юлей после неудачного (только пятое место) выступления в личном турнире, Этери Тутберидзе продолжала отбиваться от журналистов под трибунами «Айсберга».

«Это вы ее только вчера узнали. Это для вас она появилась из ниоткуда. В Японии она собирает залы. А вы все пытаетесь найти что-то против нее, — переживала Тутберидзе. — Какое право вы имеете копаться в ее жизни? Кого вы из нее делаете? Она просто спортсменка. А я — просто тренер. Почему мой телефон разрывается с утра до ночи?».

Она еще не научилась непринужденно улыбаться, когда привычный мир рушится, и обрывать разговор, если он совсем не клеится.

* * *

Через год Тутберидзе, Липницкая и все их окружение пытались принять популярность как данность. Хореографический класс на московском катке «Хрустальный» время от времени превращался в фотостудию. В феврале 2015-го с разницей в пару дней перед фотографами позировали Липницкая и Евгения Медведева, которая только готовилась перейти во взрослое катание. Под чутким контролем Этери Тутберидзе.

Она внимательно следила за работой стилистов, а потом за чашкой кофе из автомата объясняла: «Девочки всегда должны хорошо выглядеть. Еще нет и 18? Ну и что? Вы, когда чувствуете себя красивой, и ведете себя по-другому, держитесь увереннее. Когда знаете, что выглядите не очень, делаете все, чтобы вас никто не заметил. Мои девочки всегда на виду. Я хочу, чтобы они чувствовали себя красивыми, женственными. Хочу, чтобы знали, что на них засматриваются мальчики. Ко мне на тренировку нельзя приходить в разобранном виде — просто не пущу».

Она шутила, улыбалась, а в это время думала, как развести Липницкую и Медведеву не только во время фотосессии, но и в тренировочном графике «Самбо-70». В мире фигурного катания вовсю обсуждали новый слух: мама Липницкой запрещает Медведевой даже приближаться к катку, когда там работает Юля.

То, что после Игр будет особенно сложно, в команде Тутберидзе понимали все. Юля начала активно расти и никак не могла привыкнуть к новому телу. А тут еще настойчивое внимание – слишком тяжелый груз даже для девочки в красном платье. Следующий за Олимпиадой сезон получился откровенно плохим – пятое место в финале Гран-при и только девятое на чемпионате России – и поставил в точку в ее отношениях с тренером.

«Последние два года были как игра: я должна была в предложенных обстоятельствах – сколько я получала Юлю – попытаться подготовить ее к тем или иным соревнованиям. Допустим, она не ходит ко мне на ОФП, потому что стала ходить к другому специалисту, которого я не видела, даже не знаю, чем они там занимаются. Я всегда надеялась, если приведу ее к успеху, она поймет, что я могу, я права, и будет меня слушать. Не получилось», — рассказывала Тутберидзе в интервью «Матч ТВ».

Окончательно их сотрудничество прекратилось в ноябре 2015-го, когда Липницкая отказалась ехать с Тутберидзе на этап Гран-при во Францию.

Через два года Юля завершит карьеру, а Этери Георгиевна вспомнит в интервью Vogue: «Когда Юля получила в руки медаль Сочи, первое, что она спросила: «Мам, мам, вот эту медаль ты хотела? Это же олимпийская медаль?». Мама говорит: «Да». И я увидела, как у Юли в глазах будто что-то выключили».

* * *

На переживания из-за разрыва с чемпионкой Сочи у Тутберидзе не было ни сил, ни времени. Евгения Медведева начинала свой первый взрослый сезон. Они познакомились, когда Жене было 7. И как-то сразу сошлись характерами.

«Она по-хорошему упертая. В этом смысле похожа чем-то на меня, — говорит Тутберидзе. — В детстве выгоняла ее с катка, а она через пару минут уже снова была на льду — пробиралась с противоположного бортика».

Сейчас на ее рабочем столе пара фотографий, на которых самые близкие — дочь Диана Дэвис и ученица Евгения Медведева.

Сама Этери родилась в простой советской семье: мама — инженер, папа — литейщик. Она была пятым ребенком. Отец долго сомневался, сможет ли вытянуть пятерых, к тому же после трех старших дочерей, наконец, родился сын. Но мама настояла на своем. Роды получились тяжелыми, ее жизнь была под угрозой, потому девочку, не задумываясь, назвали Этери — в честь мамы. Через четыре года Этери впервые оказалась на катке.

«Мы с мамой водили брата на футбол на Стадион юных пионеров. Там я впервые увидела фигуристов. Мне показалось, что это вовсе и не дети, а сказочные принцессы, снежинки. Я попросила маму, чтобы она и меня отвела на каток».

Мама согласилась не сразу — была уверена, что у Этери нет данных. К тому же давно придумала для нее лучшее будущее: сначала музыкальная школа, потом — языковая, с углубленным изучением английского и немецкого. Старшие сестры уже испробовали этот путь, но Этери проявила характер и все же попала на просмотр.

«На меня надели чужие коньки, и я в ожидании просмотра стала бегать на них вокруг катка, думала, что если научусь здесь, то и на льду проблем не будет, — вспоминала она в интервью Vogue. — Вышла на лед, тут же упала, а тренер отошла к другому бортику и позвала нас всех к себе. Встать я не могла, поэтому по-собачьи очень быстро к ней побежала, поднялась по ее штанине и чувствовала себя победительницей!».

За недолгую спортивную карьеру Этери успела пережить серьезную травму, сменить одиночное катание на танцы, поменять семь тренеров (работала и с Чайковской, и с Тарасовой) и занять несколько призовых мест на Кубке СССР.

Травма случилась в переходном возрасте. Этери легко исполняла двойной аксель, тройной сальхов и тройной тулуп — приличный набор по тем временам. Выучить новые прыжки не получилось — врачи обнаружили трещину в позвонке. Таблетки и уколы с кальцием сделали свое дело — трещина затянулась, но за время лечения Тутберидзе выросла на 22 сантиметра и поняла, что в одиночном катании ничего не сможет. Так появились танцы. Когда система советского спорта рухнула, Этери поняла, что и здесь ничего не получится — на тренировки и услуги специалистов нужны были большие деньги. Просить их у родителей она не решилась.

«Я не могла прийти и сказать, что нужно платить за занятия, — вспоминала Тутберидзе в интервью Федерации фигурного катания. — Папа с мамой и так всю жизнь работали. Папа пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «колымил» ночами. Мне казалось, что папа никогда не спит. Моя первая тренировка начиналась в 6:30. Помню, как, уже одетая, ждала его в коридоре. Папа приходил с работы, брал меня за руку, и мы ехали на каток. Там, на лавочке, он час-полтора дремал. После тренировки отвозил домой. И потом весь день мотался».

* * *

Строить новую жизнь, несмотря на строжайший запрет родителей, Этери решила в Америке. Обычная практика для российских фигуристов в начале 90-х. В апреле 1995 года труппа российского балета на льду, с которым Этери перебралась в США, оказалась в Оклахоме. Их поселили в одном из приютов «Юношеской христианской ассоциации» (YMCA) на этаже для бездомных. Спали на полу, еду привозили американцы. Прямо напротив располагалось федеральное здание имени Альфреда Марра. 19 апреля в 9 утра от него остались только обломки. Это был теракт. До событий 11 сентября — крупнейший в истории США: 168 погибших, более 680 раненых, в числе которых была и Этери Тутберидзе.

«В то утро спустилась вниз умыться, посмотрела на часы – 9.04. Взрыв. Страшный грохот. Навалившаяся тяжесть от взрывной волны. Гробовая тишина. И нечеловеческие крики.

Не знаю, как очутилась на улице. Одна. Видно, долго выбиралась, стены были разворочены. Всех ребят увезли. Закричали о второй бомбе. Люди побежали, а я так и стояла. Вид у меня был потерянный: в сланцах, с полотенцем, зубной щеткой. Подбежал какой-то пожарник, схватил за руку, потащил за собой. Полдня, как в бреду, я бродила за ним, пока он проверял разрушенные помещения, — рассказывала Тутберидзе. — Всех русских из нашей балетной труппы американцы разобрали по семьям. Нас с партнером Колей Аптером приютил тот пожарник. Как пострадавшим в теракте, каждому выплатили по 1200 долларов. Купили битую машину, пожарник помог ее восстановить, и поехали в Цинциннати».

Потом были четыре года гастролей с парковым шоу. Когда ездить по городам совсем надоело, Этери и ее партнер решили тренировать. Работали со всеми — с детьми, с профессиональными спортсменами и даже с пенсионерами, для которых каток был просто развлечением. Жизнь потихоньку наладилась, появились друзья, хорошие деньги, уважение учеников и коллег. Но Тутберидзе признается, именно в этот момент сильнее всего скучала по дому и по родным: «Разрывалась между Россией и Америкой — месяц поработаю, на неделю уезжаю. Это было мучительно для меня и нечестно по отношению к моим ученикам».

Она решила вернуться домой.

* * *

В Москве, кроме родителей, Тутберидзе никто не ждал. На поиски работы ушло почти полтора года. Тренерская карьера в России начиналась на надувном катке в Братеево, где Этери вела занятия у оздоровительных групп. Она не привыкла сдаваться и через некоторое время устроилась на каток «Серебряный», тоже в Братеево. Там же началась их история с Медведевой.

«Я — счастливый человек, — признается Тутберидзе. — Мое счастье в том, что я могу часть своего внутреннего мира реализовать через программы, которые ставлю. Когда Женя выходит на лед, часть моей души отправляется туда вместе с ней».

«Слышу/не слышу» — особенная программа. Не только потому что именно с ней Женя впервые победила в финале Гран-при и стала чемпионкой мира и Европы. Это очень личная история.

У дочери Этери Тутберидзе Дианы сенсоневральная тугоухость третьей степени. Она слышит только отдельные и хорошо знакомые слова. Диана родилась в Америке, абсолютно здоровым ребенком, но в два с половиной года после приема антибиотиков начались проблемы. Процесс оказался необратимым.

«Я должна сделать все, чтобы она выросла адаптированным к жизни человеком, — говорила Этери в интервью «Матч ТВ». — Хочу, чтобы она была счастлива, не чувствовала себя человеком с ограниченными возможностями. Все ругают современных детей за то, что они так много времени проводят в соцсетях. А для нас гаджеты — это спасение. То, что люди стали меньше общаться вживую, а больше переписываются, для нее — спасение».

До недавнего времени Диана тренировалась в группе своей мамы. Но в итоге повторила ее путь и перешла в танцы.

«Это мое решение, — объясняет Тутберидзе. — Дианка совсем не хотела. Она все умеет как одиночница, все прыжки знает. Но у людей с ее диагнозом другая координация. Им сложнее. Любое падение может закончится серьезной травмой, а этого я себе никогда не смогу простить».

* * *

Сочи и Пхенчхан разделяют ровно четыре года. Для Этери Тутберидзе эти Олимпийские игры — вторые. Но уже сейчас она главный тренер в современном женском катании. Ее ученицы Евгения Медведева и Алина Загитова, скорее всего, разыграют олимпийское золото в личном зачете.

Наблюдать за ними из Москвы будут Алена Косторная, Анастасия Тараканова, Анна Щербакова и Александра Трусова, которая выучила четверной сальхов. Но это уже совсем другая история. С прицелом на Пекин-2022.

Автор – корреспондент Sport24

Фото: РИА Новости/Александр Вильф (1,3); REUTERS/Alexander Demianchuk, David Gray; vk.com/eteritutberidze (5,7,8); globallookpress.com/Charles Porter IV/ZUMA Press; Gettyimages.ru/Richard Heathcote

развернуть

Возможно, теперь и вы станете топить за «Наполи».

Читать на Campeones

Перед тем как начать, я должен попросить прощения у бога.

Я имею в виду футбольного бога, D10S… Диего Армандо Марадону.

А еще хочу попросить прощения у моего отца.

Когда мне было восемь лет, я согрешил. Возможно, большинство людей не придали бы этому значения. Но я вырос в Неаполе, и для меня это был грех. Я тогда только начал заниматься в футбольной школе и мечтал о настоящих бутсах. У меня их не было, на самом деле меня даже не должны были взять в ту школу. Я был слишком маленьким: и по возрасту, и по телосложению.

Коротышка, как любят говорить.

Но меня это не волновало. Я хотел играть любой ценой. Потому однажды пошел в футбольную школу, где должны были пройти просмотр мой старший брат и другие мальчишки из нашего района. Все думали, что я хочу просто посмотреть, но у меня были другие планы. Я выбежал на поле, бросился в бой и плакал до тех пор, пока мне не позволили играть. И в какой-то момент один из тренеров сказал: «Ладно, пусть побегает пару минут».

Я думаю, он просто хотел, чтобы я перестал рыдать. Но я воспользовался шансом. Меня взяли. И разрешили играть с ребятами постарше. Я, само собой, был очень рад, но возникла загвоздка – нужны были бутсы. Каждый день я умолял отца купить их, но было две проблемы.

Во-первых, мы жили очень скромно. Во Фраттамаджоре вообще нелегко. В те годы безработица процветала, у нас не было денег, так что купить бутсы было практически невозможно.

К тому же, я хотел особые бутсы – R9. В таких играл Роналдо, Феномен. Помните их? Серебристые, с синим и желтым. Роналдо отыграл в них чемпионат мира во Франции, и другие мне были не нужны.

«Папа, пожалуйста, очень тебя прошу – купи мне бутсы Роналдо».

Каждый день. Каждый день одно и то же.

«Пожалуйста, папа! Бутсы!».

Сейчас я понимаю, что отцу, наверное, хотелось убить меня, ведь его любимым игроком был Марадона. Я рос, слушая о легендарном Диего, о его величии. Конечно, он легенда мирового футбола…

Но в Неаполе?

В Неаполе?

Здесь он был богом.  И папа хотел, чтобы я играл в обычных черных бутсах, как Марадона. Но я никогда не видел матчи с участием Марадоны. Я был слишком маленьким и отвечал: «Нет, папа, ты не понял. Роналдо – лучший!».

Мне очень жаль, папа! Мне очень жаль, Диего!

Отец страстно болел за «Наполи», Роналдо играл в «Интере» и часто расстраивал неаполитанских тифози. Но я был мальчишкой, я бредил этими бутсами. И однажды, к моему удивлению, папа сказал: «Идем за покупками».

«Куда?».

«Купим тебе твои бутсы».

У папы не было лишних денег, но все-таки он потратился ради меня. Я не могу описать, что чувствовал, когда мы с отцом и братом пошли искать эти бутсы по всем спортивным магазинам города.

В первом их не было.

И во втором не было.

В третьем были, но не моего размера.

Мы обошли практически весь Неаполь.

Еще пять-шесть магазинов – безрезультатно. Темнело, я уже потерял надежду. Наконец, за несколько минут до закрытия, мы нашли их. R9. Моего размера.

Я уверен, что это воспоминание останется со мной навсегда: отец дает продавцу деньги за бутсы, а мне отдает коробку. Лучший подарок в моей жизни! Забавно, ведь теперь я профессиональный футболист, спонсоры присылают мне множество бутс бесплатно. Сейчас это уже не имеет такого значения, как в детстве.

Но первые бутсы… Боже мой. Обуть их было чем-то невероятным. «Да, я маленький, да, моя семья небогатая. Возможно, я даже играю не очень хорошо. Но у меня есть эти бутсы. Такие же, как у Роналдо. Может, когда-нибудь я стану таким же сильным игроком, как он», – думал я.

Я чистил их каждый день, не шучу. Мы играли на полях, которые сложно назвать идеальными: грязь, камни – представляете, как быстро можно «убить» обувь. Я возвращался домой и сразу чистил их, ведь знал, что отец пошел ради меня на жертвы. Несмотря на наши сложности, мы с братьями никогда не чувствовали, что нам чего-то не хватает. Я играл в этих бутсах так долго, что их уже сняли с производства. Из магазинов они исчезли, так что новые купить не получилось, когда я добил их окончательно. Для меня они были священными.

Возможно, я сумасшедший, не знаю. Если послушать моих родных, я всегда таким был. Мама часто рассказывает историю о том, как пришла забрать меня из садика. Все дети игрались с «Лего» – строили дома, замки, все такое. А я в углу комнаты пинал что-то ногами. Мама не могла понять, что я делаю, пока не подошла поближе. Оказывается, я сделал из бумаги подобие мяча и играл с ним.

Наверное, на этой бумаге нужно было делать задания, но у меня в голове была одна мысль – футбол. 

Я всегда мечтал играть за «Наполи» на «Сан-Паоло». Меня не интересовали другие команды или другие виды спорта. Но я рос, проходил просмотры в разных клубах – «Интере», «Торино», «Наполи» – и везде мне говорили одно и то же. 

На самом деле, говорили это не мне, а отцу. А уже он передавал по назначению. 

«Он нам нравится, но слишком маленького роста».

Итальянцы очень  прямолинейные, честные. Меня везде забраковали из-за роста. В 14 это случилось в «Торино», и я больше не хотел играть. Сказал родителям, что все это бесполезно. Я слишком маленький. Можно работать над техникой, мощью, скоростью, но что делать с ростом? Я просыпался каждое утро в надежде, что подрос за ночь. Но надежды не сбывались, и я сообщил отцу: «Хватит. Ставим точку».

«Хорошо. Чем ты собираешься заниматься, если не футболом?».

Тут я задумался: «Черт, а действительно?».

Так что я продолжил играть в команде школы Грумо Невано, и «Наполи» дал мне еще один шанс, когда мне исполнилось 15. На просмотре было очень много ребят. Но меня заметили и выбрали. Это было что-то невероятное. Наша семья всегда болела за «Наполи», но мы не могли позволить себе часто ходить на матчи. Так что, попав в молодежку, я постоянно просился подавать мячи на «Сан-Паоло», чтобы быть около поля во время игр.

Неаполитанцу сложно описать словами эмоции, которые испытываешь на этом стадионе. Я думал: «Черт, если мне удастся сыграть за «Наполи» хотя бы один матч, я умру счастливым».

Конечно, дебютировал я за «Наполи» в серии А на выезде – в Ливорно. Для моей семьи это было фантастически важное событие и огромная честь – парень из Фраттамаджоре играет за «Наполи». После матча отец приехал за мной в аэропорт, и по пути домой я спросил его: «Кто-то из соседей ждет меня?».

«Нет, нет. Уже слишком поздно. Все гордятся, но уже пошли спать».

«Да ладно, не шути так». Я очень расстроился.

«Нет, правда. Не хочу тебя разочаровывать, но никто тебя не ждет».

Конечно, меня ждали. Улицы были переполнены, все пели и взрывали фейерверки. Был даже специальный торт. Все у нас во Фраттамаджоре болели за «Наполи». Самым приятным было увидеть лицо мамы – она фанатеет от футбола больше некоторых мужчин. Сейчас она не пропускает ни одного матча на стадионе. Я приезжаю в гости, а она смотрит обзоры игр «Наполи».

«Наполи» – в нашем сердце, в нашей ДНК, в нашей крови. Я всем обязан клубу, ведь в «Наполи» поверили меня в сложное время. После дебюта в 2010-м, я два года провел в арендах: в серии С в «Фодже» и в серии Б в «Пескаре».

В «Фодже» моим тренером был легендарный Зденек Земан. Я знал, что он требовательный на тренировках, но оказалось, что он любит работать с молодежью. С ним было весело – Земан казался персонажем старого фильма. Каждое утро он приглашал футболистов по одному в свой офис и заставлял взвешиваться на допотопных весах. В этом же офисе он постоянно курил. Ты открывал дверь и оказывался в облаке дыма, дышать было сложно. Однажды я не выдержал: «Мистер, может, вы не будете курить, когда мы приходим?».

Он думал над ответом секунду. Затянулся и сказал: «Можешь быть свободен».

Я очень его люблю и очень ему благодарен – он открыл мне дорогу в большой футбол. Мы отлично ладили. Земан верил в меня, мне нужен был такой тренер, чтобы прогрессировать. Я забил 18 голов, Земана позвали в «Пескару», и «Наполи» разрешил мне снова играть у него. Это был очень важный момент в моей карьере. Да и в жизни – я встретил Дженни, мою будущую жену.

Если вы хоть чуть-чуть знакомы с традициями южной Италии, то не удивитесь, узнав, что я познакомился с Дженни благодаря ее кузену, с которым учился в школе. Во Фраттмаджоре все друг друга знали. А Дженни – из Фраттаминоре. Я сразу понял, что хочу быть с ней. Проблема была в том, что мы жили в 250 км друг от друга – я играл за «Пескару» и в Неаполь выбирался редко.

Я предложил ей переехать в Пескару.

Можете представить, как на эту идею отреагировали ее родители. Они не отпускали Дженни. Поэтому у меня была дополнительная мотивация хорошо играть за «Пескару» – нужно было убедить «Наполи» вернуть меня на следующий сезон. Я хотел играть за команду мечты и быть рядом с Дженни.

Меня ничто не могло остановить. Я забил 19 голов и после окончания сезона встретился с тренером «Наполи» Вальтером Мадзарри. «Если ты хочешь играть тут, придется завоевать место в команде».

Я помню, что ответил: «Нет проблем. С детства мне ничего не доставалось просто так. Я привык бороться».

И я завоевал место. В начале сезона забил первый гол на «Сан-Паоло», в матче с «Пармой». Так совпало, что мы недавно узнали – жена беременна. Я спрятал мяч под футболкой, посвятив гол ей и моему первому сыну Кармине. Тифози кричали мое имя.

Словам это сложно описать. Такое чувствуешь только сердцем.

Я играю за «Наполи» шесть лет и испытываю те же эмоции после каждого гола. Это так много для меня значит. Я так горд, что родом из этого города. Иногда о Неаполе отзываются плохо, и меня это очень расстраивает. Так могут говорить только те, кто не знает город. Люди бывают хорошими и плохими везде. А для меня этот город – лучший в мире. У нас есть солнце, море, вкусная еда. И если не верите мне, то послушайте других игроков «Наполи». Кое-кто из них переживал, наслушавшись глупых россказней, но они остаются здесь, а не уходят в топовые клубы. Некоторые играют уже три-четыре года и не хотят уезжать – ни они, ни их семьи. Наш капитан Марек Гамшик – из Словакии, но живет в Неаполе уже 11 лет. Когда я спрашиваю ребят, чем им нравится здесь, они отвечают: «Я люблю этот город, люблю жизнь тут, люблю болельщиков «Наполи». У нас все чувствуют себя как дома. Неаполь великолепен, и я надеюсь, однажды это поймут и те, кому он не нравится.

В общем, тем, кто критикует Неаполь, нужно прийти в себя. В конце концов, даже бог любит Неаполь. Конечно, я говорю о Марадоне.

Сейчас у меня одна цель – выиграть скудетто с «Наполи». Очень больно не попасть на чемпионат мира со сборной – мое разочарование не передать словами. Я до сих пор зол, ведь хотел заявить о себе на мундиале – в Бразилии я был слишком молод, играл мало. Но эту главу необходимо закрыть и сосредоточиться на победе в чемпионате, первом скудетто в моей жизни. Я хочу выиграть его ради моего города, моего района, моих друзей, моей семьи и моих детей. Этому городу нужны победы.

Каждый раз, когда я выхожу на поле «Сан-Паоло» в форме «Наполи», у меня мурашки по коже. Потому что я знаю, как это важно для моей семьи. Я думаю о жертвах моего отца, который помог мне добиться мечты. Не знаю, что ему пришлось сделать, чтобы найти деньги на бутсы, но уверен – было сложно. Теперь я играю в родном городе и думаю: «Тут играл величайший в истории. Тут играл Марадона».

При всем уважении к тебе, дорогой Роналдо, я вырос и теперь знаю свою историю. Марадона – лучший из всех. 

Роналдо, у тебя были потрясающие бутсы. Ты был Феноменом. Ты вдохновлял меня. Но я – неаполитанец. И у нас один король. Его зовут Диего Армандо Марадона.

Фото: Gettyimages.ru/Francesco Pecoraro, Simon Bruty/Allsport, Maurizio Lagana

развернуть

В 2013 году «Уиган» одержал главную победу в истории клуба, обыграв в финале Кубка Англии «Манчестер Сити» Роберто Манчини (спустя два дня итальянца уволили). С тех пор «Уиган» слетел в третий английский дивизион, но сегодня он снова обыграли «Сити» в Кубке Англии. Для лидера АПЛ все пошло не так уже в первом тайме, когда Фабиан Делф получил красную карточку за фол на Максе Пауэре.

Интересно, что судья Антони Тэйлор сначала достал желтую карточку и даже записал что-то в протокол. Игроки «Уигана» все это время не переставали что-то ему кричать. Тэйлор подумал – и показал Делфу красную.

Пеп Гвардиола взбесился и начал о чем-то спорить с тренером «Уигана» Полом Куком.

Конфликт продолжился в подтрибунке.. 

А после перерыва «Уиган» забил – сделал это форвард Уилл Григг, которого вы можете знать как героя самой прилипчивой песни Евро-2016.

Пол Кук в восторге.

После матча у болельщиков «Сити» начались стычки с полицией. Фанаты даже выломали несколько рекламных щитов и бросили их на поле.

Нервы сдали и у Серхио Агуэро, который чуть не ввязался в драку с болельщиками.

Впрочем, большинству болельщиков «Уигана» было не до аргентинца. Они просто радовались новой исторической победе над «Сити».

«Поздравляю «Уиган» с выходом в следующий раунд, – сказал после матча Гвардиола. – Мы сделали все, что могли. Делфа удалили, таково решение судей. В подтрибунном помещении ничего не произошло. Подобные матчи как финал. У «Уигана» был один удар в створ ворот.

Я не жалею из-за того как мы играли, мне понравился наш настрой и футбол. Я сужу футболистов по игре, а не результату. Сегодня мы играли хорошо. «Уиган» победил, поздравляю их, теперь нам надо готовиться к финалу Кубка английской лиги».

Фото: REUTERS/Carl Recine/Action Images, Andrew Yates (2,5,9); Gettyimages.ru/Gareth Copley (8)

развернуть

Одно из моих любимых определений правды: «Правда – это устраивающая версия». Руководство «Уотфорда» предложило версию, которая легко состыкуется с базовым восприятием футбола обывателем (через результаты), и при этом позволяет им выйти чистыми из этой истории.

Силву сняли в конце январе после поражения от «Лестера» – «Уотфорд» взял всего 5 очков в 11 турах (плюс победа в Кубке Англии), став худшим «по результатам» на том отрезке сезона. Мотивировку увольнения легко можно найти на официальном сайте – неподобающий подкат от конкурента по АПЛ (имеется в виду «Эвертон», но говорить напрямую опасно – можно нарваться на иск) привел к тому, что Силва потерял «фокус», из-за чего результаты пошли на спад. Строго говоря, даже такое заявление достаточно сомнительно, поскольку на финальном отрезке переговоров – в конце ноября – «Уотфорд» одержал две победы подряд.

Если копнуть глубже, то официальная позиция оказывается тоже не особо убедительной.

На момент отставки Силвы «Уотфорд» был как 9-м по expected points (метрика, которая лучше описывает закономерность уже состоявшегося результата), так и 9-м по expected goals difference – метрика, которая лучше подходит для прогноза будущей формы команды. Середняк, команда из десятки – максимум, на что можно рассчитывать с таким составом в АПЛ.

Изучение 10-матчевой скользящей средней позволяет лучше отследить динамику – в середине первого круга «Уотфорд» действительно играл качественнее, чем под конец периода Силвы. В зоне еврокубков они на коротком отрезке за счет дисперсии – по качеству не приближались к этому уровню. Потом закономерно постепенно начали опускаться. В точке увольнения Силвы команда была не хуже, чем на протяжении большей части периода нахождения в АПЛ после возвращения в 2015 году. При этом она имела результаты хуже, чем предполагал баланс моментов – менее зашумленная метрика. Были весьма серьезные основания ожидать улучшения результатов. И проблемы «Уотфорда» в первую очередь были связаны с реализацией – параметром, который главный тренер контролировать не может. То есть серьезного повода увольнять Силву, тем более на основании достаточно короткого отрезка матчей, не было.

Летом это назначение казалось отличным. Молодой тренер, работающий от организации защиты, и что не менее важно, умеющий приглашать под себя игроков («Халл» почти спасся из безнадеги за счет пришедшей зимой группы – Гросицки, Ньяссе, Раноккия, Ндиайе, Маркович и Эвандро – все задействовались очень часто во второй части сезона) – качество, которое часто недооценивается в главных тренерах. Получая такого, клуб не только улучшает организацию на поле и баланс моментов, но и становится более привлекательным для игроков.

Силва строил команду, играющую мид-блоком, без самостоятельного желания откатываться в низкий, но способную время от времени прессинговать высоко. Их линия активных оборонительных действий была чуть ниже медианы лиги, а количество Padj активных оборонительных действий наоборот – чуть выше. При этом 8-й прессинг на атакующих 3/5 поля в смысле интенсивности – в районе 8,5 PPDA. Вообще такой подход к игре без мяча, с отказом от постоянного прессинга у штрафной, но компактным мид-блоком, кажется типичным для современной португальской школы.

По ходу своего периода Силва использовал две расстановки – 4-2-3-1 и 5-4-1 – те же, что ротировал и в «Халле». «Уотфорд» достаточно легко переключался между ними по ходу игр через одну замену, и это позволяло подстраиваться под соперника – фаворита или команду, которая по дефолту тоже играет в три центральных защитника, – или наоборот добавлять дополнительного игрока в атаку и давить. Билдап при Силве стал более разнообразным, чем был при Мадзарри – осталась опция с длинной передачей Гомеса (Дини стал играть реже, но Ришарлисон неплох наверху, Грей готов бежать за спину под его скидки, и подбор в целом был организован), но появились варианты с коротким началом через пасующего Кабаселе и внезапно в all-rounder’а раскрылся Дукуре. Силва так и не организовал до конца линию и компактность между линиями защиты и полузащиты, – «Уотфорд» при нем пропускал достаточно много моментов и сидел на 11-м месте по допущенным expected goals.

Многие работавшие с Силвой игроки отмечают его внимание к деталям – вплоть до обсуждения на каждой предматчевой установке, как нужно располагаться при аутах соперника. Вообще обычно это красивая игра – я регулярно читаю такие высказывания про Гвардиолу, Почеттино, Конте и других. На таком уровне нельзя быть успешным без деталей, потому что нюансы решают. Поэтому к ним внимательно относятся все. Однако, абсолютно у всех есть слабые точки. У Силвы – хроническая проблема на угловых у своих ворот. За период его работы только «Брайтон» допустил больше expected goals после углов.

И хотя сам Силва говорил, что верит в свою систему защиты, складывалось впечатление, что он либо пренебрегал этим, либо ему не хватало времени. И в «Халле», и в «Уотфорде» он использовал одинаковую систему – все 10 в защите (никто не остается для контратаки), при этом людей все равно не хватает.

Ближняя штанга излишне защищена – там двое, а иногда и трое в зоне. Перед ними шеренга из четырех человек по линии вратарской. Еще двое реагируют на возможный короткий розыгрыш, один в полупозиции – либо под короткий, либо вторым в персоналку, либо третьим в зону на ближней. В результате сразу два уязвимых места:

– одного-двоих слишком мало, чтобы остановить группу, которая набегает во вратарскую, в результате минимум 1-2 игрока получают динамическое преимущество перед зоной (так, например, забивали «Уотфорду» Мертесакер и Кэлверт-Льюин);

– «зона Ванека» часто остается неприкрытой, что можно использовать через прямую подачу (как сделал «Сток», и Флетчер забил в касание), либо через короткие розыгрыши, как «Челси» разыгрывал каждый свой угловой против них в первом круге.

Угловые в защите во многом послужили причиной тех результатов, которые позволили руководству слить Силву с формальной точки зрения. И нельзя сказать, что португалец в целом пренебрежительно относится к стандартам – с угловых «Уотфорд» при нем создал больше, чем «Арсенал» и «Челси», причем с самых разных комбинаций, и против зоны, и против комбо, и против персоналки. Угловые в защите – самая очевидная зона для Силвы, которую можно улучшить. Заменивший его Грасия сразу перешел на man-to-man с двумя людьми в зоне – ближний угол вратарской и центр. Практически уверен, что такие проблемы на угловых у «Уотфорда» прекратятся – да, за три тура при новом тренере пропустили с угла от Арнаутовича, но гол там – следствие двух рикошетов, а не проблемы системы.

Улучшения в качестве игры с поля по ходу сезона Силве, на мой взгляд, не удалось добиться из-за нескольких ключевых травм.

Чалоба вылетел с крестами после пяти туров. Силва видел его ключевым в паре с Дукуре и с Клеверли на позиции десятки в 4-2-3-1. С травмой Чалобы он потерял человека, который хорошо пасует, но при этом покрывает большое пространство и страхует Дукуре в его рывках (а подключения Дукуре во второй темп атаки, его удары с 18-19 метров, как он протаскивает мяч на дриблинге и набирает метры – это все крайне важно).

Силва пробовал на этой позиции Капу, затем Клеверли, но оба были недостаточно хороши. Капу неплохо смотрелся в полузащите из двух у Флореса в сезоне-2015/16, но там он скорее выполнял функции Дукуре, а страховал его и пасовал из глубины Бен Уотсон. Клеверли же тоже больше годится для креатива: объем в защите – это не про него. И тот, и другой не покрывали оставленное Дукуре пространство нужным образом – «Уотфорд» либо пропускал быстрые атаки после потери, либо Дукуре был ограничен в подключениях.

Силва нашел временное решение в схеме 5-4-1 – три центральных защитника должны были создать более надежную базу для подключений Дукуре. Но беда пришла достаточно скоро – с травмой Бритоса. «Уотфорд» потерял не только человека, который, в отличие от Мариаппы и Ваге, умеет защищаться и, в отличие от Предля, не неуклюж с мячом в ногах и нормально пасует. Команда потеряла левшу, который крайне важен для билдапа в схеме с тремя центральными. Силва сдвинул на его позицию Кабаселе – единственного из оставшихся, который в порядке и в защите, и в начале атак, – а правше в этом слоте не очень комфортно. В результате «Уотфорд» просел сразу на полторы позиции в защите – минус Бритос и Кабаселе в неоптимальной позиции. Стоит добавить, что Кабуль и Кэткарт выбыли из-за травм в начале сезона, поэтому выбор партнеров для Кабаселе был сведен к вышеупомянутым Мариаппе, Ваге и Предлю, из которых только последний реально тянет уровень АПЛ.

Травма Хьюза – менее заметный, но все равно важный, на мой взгляд, сюжет. Он провел всего 320 минут в сезоне, но при этом был очень хорош и единственной десяткой, и когда зону под нападающим приходилось делить. Со временем Силва обратился к Бену Уотсону, как к опорнику, который разгружает Дукуре и позволяет ему больше играть на атаку – если бы не травма Хьюза, Силва вполне мог бы найти баланс в схеме 4-2-3-1 – Уотсон, Дукуре и Хьюз. Но молодой англичанин по глупости травмировался во втором тайме с «Ман Юнайтед». Вообще идея с Уотсоном была неплоха – он нормально пасует, достаточно объемен в защите и может покрывать пространство за box-to-box. Он был важен для Флореса, его игнорировал Мадзарри, Силве стоило начать ставить его раньше, а как только пришел Грасия, его сразу отдали в «Ноттингем Форест», хотя, на мой взгляд, до восстановления Чалобы он лучше всех подходил на роль партнера для Дукуре в центре поля.

Конечно, позднее обращение к Уотсону – не единственное спорное кадровое решение Силвы. За его период «Уотфорд» пропустил на 17% больше голов, чем предполагали xG – где-то не повезло, но во многом дело в стабильно регрессирующем Гомесе. Да, он выручает в отдельных матчах – например, домашние с «Вест Хэмом» и «Арсеналом», – но сила вратаря определяется стабильностью на дистанции. И здесь бразилец хуже среднего – по данным за последние 4 полных сезона, средний вратарь с вероятностью ~27% пропустил бы с тех же ударов больше голов, чем Гомес. «Уотфорду» всерьез стоит подумать о замене – возможно, Пантилимон (хорошие числа по отражению ударов, но все это было во времена «Сандерленда», а затем стагнация), возможно, кто-то другой.

Еще одна сомнительная перестановка – Зегелар вместо Холебаса. Возможно, голландец сильнее в атаке с поля, но Холебас гораздо лучше защищается. И в свете того, что Ришарлисон часто занимает более высокую позицию при обороне (по сравнению с остальными полузащитниками), чтобы быть лучше готовым к контратаке, и не всегда помогает крайнему защитнику на своей бровке (во много за счет этого «Уотфорд» допускает слева на 13% больше кроссов, чем справа), было разумнее предпочесть грека. Вдобавок, он очень хорош на аутах – после того, как Чилуэлл в «Лестере» подсидел Фукса, именно вбросы от Холебаса – самые опасные в лиге, на мой взгляд. «Уотфорд» создавал очень прилично после его аутов, а без него эти моменты сразу ушли – Мариаппа бросает гораздо хуже. Возможно, Силве стоило попробовать то, что в конечном счете сделал Грасия – поставить Холебаса (левшу) на позицию левого центрального защитника, чтобы избежать потерь его положительных качеств и не так разгруппировывать левый фланг.

Обычно все менеджеры ссылаются на травмы, как одно из главных оправданий неудач. Но в случае «Уотфорда» видно, что заявления Силвы подкрепляются фактами – ни одна команда не страдала от большего числа долгосрочных травм. Возможности португальца в комплектовании состава – в первую очередь, в центре обороны – были серьезно сжаты.

Тут мы подходим к главной теме и ответу на вопрос «Почему на самом деле сняли Силву?» Если анализировать публичные заявления и действия, то очевиден прямой конфликт между спортивным директором и главным тренером. Это совершенно нормальная тема – спортдир в большинстве случаев человек клуба и работает с горизонтом планирования 5-7 лет. Тренер же решает текущие задачи и, как правило, заинтересован в быстром успехе. Он всегда недоволен и всегда хочет укрепить состав, а спортивный директор думает о том, что потом делать со всеми этими игроками, что будет с платежкой и так далее.

В современной АПЛ, с одновременно увеличивающимся разрывом между топ-6 и остальными, а также монотонно растущим телевизионным контрактом, клубы, которые в любой другой лиге ставили бы задачу борьбы за зону Лиги Европы, находятся в подвешенном состоянии. Чтобы всерьез, из сезона в сезон, бороться за 7-е место (а затем ставить задачи выше), необходимы очень серьезные вливания в состав – трансферы и зарплата. Это огромный риск – достаточно высокая плотность сразу после 6-го места (от 7-го «Бернли» до зоны вылета всего 11 очков – не бундеслига, конечно, но достаточно мало) плюс высокая степень случайности в результатах на дистанции в 38 туров легко могут привести к борьбе за выживание – а там и до Чемпионшипа недалеко.

История знает недавние случаи, когда вылетали «Куинз Парк» и «Сандерленд», серьезно вкладывавшиеся в контракты, не имея на то фундаментальных оснований. Первые уже который сезон болтаются в середине таблицы Шипа, а «коты» и вовсе стоят на вылет, хотя в момент понижения в классе были в топ-10 по платежной ведомости в АПЛ. После вылета в Чемпионшип у клубов остаются золотые парашюты на несколько сезонов, но это все равно значительно меньше, чем получает любой в АПЛ от телеконтракта. Таким образом, любой клуб, чья выручка в основной массе зависит от ТВ-денег, не потянет те же самые контракты в Шипе и будет вынужден кардинально перестраивать состав. Доля ТВ-денег в выручке «Уотфорда» составляет 84% – только у «Борнмута» с деревенским стадионом на 11 тысяч зависимость выше. Таким образом, любая серьезная закупка на 70 млн фунтов чистыми + контракты повиснет мертвым грузом в случае вылета.

Следуя линии Поццо, «Уотфорд» по идее должен был выбрать путь выращивания звезд, но пока две самые серьезные продажи в истории клуба – это Игало в Китай за 20+ млн (минимум по двум причинам это, скорее, случайность) и Эшли Янг в «Астон Виллу» в сезоне-2006/07(!). Этим летом дело наверняка сдвинется. Ришарлисон – один из лучших атакующих игроков лиги среди тех, кто не играет в топ-6 (а игра в более сильной команде часто приводит к инфляции показателей), а Дукуре – all’rounder, создающий впереди, но при этом один из самых объемных игроков АПЛ в защите.

Однако, для такого курса Силва не кажется «правильным выбором летом», как было написано в прощальном пресс-релизе «Уотфорда». Он молодой и амбициозный тренер, который привык выигрывать титулы (чемпионаты Португалии и Греции) и завлекать большое количество игроков. Максимизировать краткосрочный результат, а не балансировать будущие контракты. Его серьезные разногласия со спортивным директором Филиппо Джиральди – человеком Поццо – стали очевидны еще летом, когда он публично конфликтовал с ним в прессе на тему ухода Амрабата (он рассчитывал на игрока, а его отдали в аренду без его ведома) и прихода Ваге (до подписания ни разу не видел его игры и трансфер с ним не согласовывался).

Затем Силва просил трансферов зимой, чтобы в первую очередь закрыть дыры в центре защиты, но Джиральди дал издевательское интервью – «состав в порядке, мы должны сконцентрироваться на работе с текущей группой и восстановлением травмированных». Вероятно, руководство ждало возможности снять Силву и назначить более лояльного тренера – и в этом, как ни странно, их нельзя упрекнуть. «Телеграф» писал, что против Силвы настроены некоторые лидеры, и здесь тоже скорее прослеживаются интриги. Реальные лидеры – Ришарлисон, Дукуре, Янмат, Кабаселе – не могли выступать против Силвы, потому что он доверял им. Если кто и был против, то Капу, потерявший место в старте (хотя в прошлом сезоне 37 стартов в 38 матчах при Мадзарри и лучший этап в карьере в первой части сезона в роли лайт-версии Погба в полузащите из трех), и Дини – капитан, который забивал лишь с пенальти, и Грэй вытеснял его по вполне спортивным причинам.

Все нацелены на то, чтобы скидывать неэффективные контракты и приглашать перспективных игроков, но клуб-инкубатор зациклен на этом в большей степени. И ему нужен тренер, который готов работать с теми, кто есть, и не будет просить много новых игроков. Силва, очевидно, не был таким, и в этом свете его летнее назначение кажется неподходящим клубу. Такая же история была с Флоресом, когда после неплохого сезона его контракт «1+1» не был продлен – основной причиной тоже назывались разногласия в контроле за трансферами (Кике хотел более опытных игроков).

Кажется, что в лице Грасии «Уотфорд» получил подходящего тренера. Я бы не судил его по работе у нас. Россия в целом и Казань в частности – крайне специфические места. В «Малаге» ему достались остатки от команды, которая за пару сезонов до этого играла в ¼ ЛЧ, и Грасия показал, что готов успешно работать с текущим материалом без особых трансферов. Он первым делом вернул в состав Дини и Капу (неудивительно, да?) – оба стартовали во всех трех матчах при нем, хотя ходили активные слухи, что если Силва остается, то кэп уходит в «Вест Бром», а Капу – в «Торино» к Мадзарри.

Потенциал состава, качество игры при Силве и предшествующий андерперформинг говорят о том, что «Уотфорд» наверняка выпрямится и спокойно закончит в середине таблицы. Плюс добавился Деулофеу – улучшение на фланге по сравнению с Каррильо, один из лучших по expected goals assisted за 90 минут в сезоне-2015/16, способный обыгрывать 1 в 1. Большую часть моментов в том сезоне он создал для Лукаку через кроссы – в «Уотфорде» вполне может прокатить эта опция, поскольку Дини и Ришарлисон крайне опасны на втором этаже. Грасия попробовал гибридную схему в своем первом матче против «Стока», но затем вернулся к 5-4-1, с которой заканчивал свой период Силва. Хави внес несколько кадровых изменений, перестроил систему защиты на угловых, но концептуально «Уотфорд» остался прежним. Вероятно, для паттерна инкубатора это верная стратегия.

Работу Силвы однозначно оценить по короткому отрезку сложно – во многом за счет огромного количества времени, когда «Уотфорд» играл в неравных составах (как 11v10, так и наоборот), а также большого числа матчей, где исход решался в последние 10 минут, когда тренер уже не особо контролирует происходящее на поле. Ни один тренер или штаб всерьез не анализирует отрезки в неравных составах (случаются редко, нет смысла их тренировать) и концовки, когда на первый план выходят уже не тактические факторы. Однако даже таким смазанным периодом в «Уотфорде» он, судя по всему, улучшил свою репутацию, поскольку сразу несколько клубов АПЛ заинтересованы в его приглашении на постоянку, а про «Челси» ходили разговоры на роль caretaker’а (исполняющего обязанности).

Тем не менее, его история в «Уотфорде» должна служить примером для всей лиги – когда вы назначаете тренера, вы должны четко понимать свои задачи и то, в каких проектах и условиях этот тренер работает лучше всего.

Фото: Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Matthew Lewis, Richard Heathcote

Блокнот:

ВК – https://vk.com/xg_blocknote

Телеграм – @xgblocknote

развернуть

Это гениально.

Лыжница Элизабет Суэйни приехала на Игры в Корее, чтобы выступить в соревнованиях по хафпайпу. Главное в хафпайпе – трюки. Но суть в том, что Элизабет умеет просто кататься на лыжах, никаких прыжков.

Как она попала на Олимпиаду? Схитрила! Чтобы поехать в Корею, нужно было на нескольких международных соревнованиях по хафпайпу попасть в топ-30. И Элизабет Суэйни участвовала в тех стартах, где было меньше 30 участников. Смекалочка!

Элизабет работает в Кремниевой долине, а на лыжах катается с 25 лет. На Олимпиаде она представляла Венгрию.

На олимпийской квалификации Суэйни просто съехала со склона безо всяких трюков. Судьи поставили ей 30 баллов (последнее место). Они дали больше баллов даже девушке, которая упала во время выступления (43).

Фото: Gettyimages.ru/Francesco Pecoraro, Simon Bruty/Allsport, Maurizio Lagana

развернуть

Даже у зрителей свело зубы от удара.

У Александра Овечкина есть миллион причин ненавидеть все, что связано с Олимпиадой в Ванкувере, но кое-что позитивное от того турнира в его памяти осталось. Когда осенью 2015-го американский журналист Грэм Бенсингер, который приехал в Россию для съемок своего шоу In Depth, спросил у Ови о лучшем силовом приеме в карьере, хоккеист вообще не раздумывал. Совсем недолго для парня, отвесившего только в НХЛ пару тысяч хитов.

– Наверное, это Ягр. На Олимпиаде.

Лицо Овечкин расплылось в улыбке.

– И как все произошло?

– По-моему, счет был ничейным, напряженная игра. Семин упал у борта, Ягр был с шайбой. Я знал, что не отдаст пас, а попытается обыграть меня. Когда я увидел, что он катится налево, в мою сторону, то был готов его ударить, – улыбка Овечкина стала только шире. – А потом … я просто убил его.

Убил. Именно убил. Чехи сразу пропустили и уже не отыгрались, а Ягр не отошел от столкновения и в плей-офф выглядел слабо. Тем же вечером сумасшедший матч с восемью голами выдали будущие финалисты США и Канада, но весь следующий день говорили не об этом. Настолько впечатляющим был хит Овечкина.

Из трех Олимпиад, на которых удалось сыграть Ови, именно в Ванкувере от него ждали больше всего. В 2006-м ему было 20, и в распоряжении Крикунова находились опытные Ковалев, Дацюк и Ковальчук на пике. В 2014-м на нем висел груз от бесконечных поражений от команд Кросби, он потяжелел, а Виталий Давыдов вполне по делу называл его желобковым или весьма предсказуемым хоккеистом.

Перед Играми в Ванкувере Овечкин был надеждой России, угрозой Канады и супергероем в глазах всех остальных.

Никто не забивал так много и легко, как он. Ни у кого не было столько индивидуальных наград и рекламных контрактов. Ни один хоккеист, включая Кросби, не приносил своему клубу столько прибыли и не был таким же узнаваемым, как Овечкин. The Hockey News назвал его вторым по значимости человеком в мировом хоккее после Гэри Беттмэна и поместил на обложку главного рождественского номера, хотя Кубок Стэнли завоевал «Питтсбург», а Евгений Малкин поднял значение фразы «самый ценный игрок» на новый уровень.

Каждый приезд Овечкина в Канаду с «Вашингтоном» сопровождался вопросами о его голе Бродеру на прошлой Олимпиаде, его мыслях о новых Играх, и он не уставал отвечать, подогревая ожидания от следующей встречи с Канадой. В январе 2010-го Александр стал шестым русским хоккеистом, которого сделали капитаном в НХЛ. В феврале он сделал хет-трик в матче с «Питтсбургом» Кросби, а на Олимпиаду поехал лучшим снайпером и бомбардиром лиги.

42 гола в 54 играх регулярки – в эти цифры трудно поверить, но все было именно так. Можете пересчитать вручную.

В таком же статусе, как Овечкин, но лет на десять пораньше находился Яромир Ягр. В конце 90-х чешский нападающий четыре раза подряд становился лучшим бомбардиром НХЛ, через его имя лигу продавали в Северной Америке, и разве что Павел Буре мог похвастаться большей популярностью в нехоккейных кругах. Гретцки называл Ярдо одним из своих наследников, и уже это делало Ягра особенным.

В Ванкувер Яромир прилетел из Омска, где играл за «Авангард». Ягр пошучивал над собой, говоря, что в Канаде его забыли, и в шлеме никто не узнает, но в свои 38 он был очень важен для лиги с другого континента. Для КХЛ Ярдо был тем же, кем Овечкин для НХЛ – лицом и одной из самых ярких звезд.

Еще тогда казалось, что Ягр доигрывает, и Олимпиада-2010 – его последний большой турнир. Но слухи отправляли его в НХЛ каждое лето, а «Эдмонтон» предлагал вполне реальный контракт. Игры в Ванкувере могли сказать, насколько реально Яромир был готов к скоростям на маленьких площадках, и стоило ли «Ойлерс» интересоваться им дальше. Против Латвии и Словакии Ягр сыграл хорошо, но встреча с плечом Овечкиным показала, что кое-где за время, проведенное в России, чех подрастерял.

Sport Illustrated сравнил падение Ягра с восьмибалльным землетрясением, а его визор от столкновения треснул. Шум на трибунах после гола Малкина, который реализовал потерю чеха, добавил еще пару баллов. После матча он мог убежать в раздевалку и сослаться на срочную медицинскую помощь, но проходил через микст-зону со всеми, заранее понимая, каким будет первый вопрос.  

– Парни, прежде чем вы спросите у меня что-то, я скажу сам, что совершил ошибку. Я знаю это. Это была большая ошибка, – говорил Ягр. – На силовой прием мне все равно, но эта потеря... она привела к голу. Это причинило мне больше боли. Сейчас неважно, как я себя чувствую, так как здоровье можно поправить. А ошибку уже нет.

Насколько плохо было Ягру через полчаса после столкновения с Овечкиным легко понять по этому видео.

– Быков сразу подошел ко мне и сказал: «Будь осторожен, тебя будут бить. Будь готов» – вспоминал Овечкин в интервью Бенсингеру.

Чехи не ответили за Ягра в матче, но через несколько дней, в плей-офф, в роли Яромира оказался сам Овечкин. Сборная Канады легко сбила с ног и его, и всю российскую команду. В истории Олимпиады-2010 Овечкин остался автором самого яркого хита. Кто забил самый важный гол, вы, возможно, тоже помните.

Фото: REUTERS/Shaun Best, Mike Segar; РИА Новости/Максим Богодвид; REUTERS/Hans Deryk; Gettyimages.ru/Bruce Bennett

Подпишись на «Лигу болельщиков» – и ты не пропустишь крутые эпизоды из матчей, интересные тексты, загадочные тесты и щедрые конкурсы с призами от «Балтики 3»!

развернуть

А сыграл уже 8 матчей.

Лионелю Месси осталось всего три гола до сотни в Лиге чемпионов, но впереди – два матча в 1/8 финала против «Челси», которому он еще ни разу не забивал.

Впервые Лео встретился с англичанами в феврале 2006-го, тоже в 1/8 финала ЛЧ. В той «Барсе» Месси еще не был главным игроком, и она прошла дальше даже без его голов. В конце 2006-го было два матча в группе. Потом – полуфинал имени Эвребе в 2009-м, снова Месси не забил, но «Барса» победила. 

Наконец, полуфинал ЛЧ-2012, в котором «Челси» победил, а потом взял кубок.

Итого – 8 матчей, в 7 из которых Лео провел по 90 минут и еще один раз был заменен в первом тайме из-за травмы. «Барса» забила в них 8 голов.  

«Я надеюсь продолжить эту традицию, – прокомментировал серию Месси главный тренер «Челси» Антонио Конте. – Но мы все-таки говорим о фантастическом игроке. Чтобы остановить его, мы должны работать вместе, как команда».

Использовано фото: Gettyimages.ru/Jasper Juinen, David Ramos

развернуть

Полагаю, каждый переживал подобный момент кристального  счастья: поднимаешься такой  ранним утром, умываешь тоскливое лицо и впопыхах одеваешься, дабы отнести себя в школу, но внезапно понимаешь, что сегодня… воскресенье! И никуда тебе не надо – ложись, валяйся, задница ленивая.

Так вот, в случае  с Играми воскресное утро может не обрадовать, а конкретно обломать нерадивого любителя фигурного катания, который официальному расписанию предпочитает силу инерции и всемогущее русское «авось». Понадеялся на авось? Ну и поделом – смотри теперь, как Норвегия с Германией в хоккей играют. Как тебе транзишены? А интерпретация?

Многие возразят – передышка тоже требуется. Согласен. Вот только с того момента, когда втягиваешься и улавливаешь дух состязаний, становится не до передышек. Четыре года ждал все-таки.

Олимпийские соревнования – сильнейший спортивный наркотик, угнетающий нервную систему и вызывающий привыкание. Так что, друзья, танцуем! 

 

Думать сейчас о чем-то кроме завершения великого противостояния чрезвычайно сложно. Настолько это было потрясающе. Но я попробую. Ведь сегодня катались не две пары, а чуть побольше. И многие делали это хорошо.

 

Приключение американцев в Корее.

Болельщики из США могли смотреть соревнования танцевальных пар на относительном расслабоне: все три боевые единицы способны были взять бронзу, но едва ли могли подняться выше. И вся троица, что особенно хорошо, пестрила яркостью и самобытностью. Болей – не хочу.

Нравятся  драйвовые девушки, способные зажечь? Вам к горячему жар-попугайчику по имени Мэдисон Чок. Ее, правда, роняют периодически, но это со всеми бывает.

Цените в танцах приглушенность и отношения, импонируя тем, кто способен станцевать вишенку на дне бокала? Тогда вам к другой Мэдисон – Хаббелл. Ее, правда, роняют периодически, но это же со всеми бывает.

Фигурное катание для вас является спортом? С вами согласны Майя и Алекс Шибутани. Нет, вы не подумайте, что они недостаточно выразительны и чересчур табуреточны. Отнюдь – из доступного им спектра чувств и эмоций они выжимают максимум, частенько взрывая зал. Их не стоит сводить к безукоризненным техническим элементам, но нельзя и не признать, что именно в технике кроется фундаментальная мощь пары. Вот так все очевидно – партнер попросту ронял партнершу куда реже, нежели «периодически».

Посему никого не удивит то, что именно последние в итоге и забрали себе бронзу. Майя и Алекс со всеми своими очевидными недостатками – лучшие представители человеческой расы в танцах на льду текущего четырехлетия.  И их успех связан, конечно же, с выдающейся Мариной Зуевой. Тренером, который вот уже четвертую Олимпиаду кряду (!!!) не остается без медалей.

 

Впервые без медали в танцах.

Случилось то, что все мы, в общем-то, могли предположить, да и предполагали. Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев остались пятыми, что, положа руку на сердце, можно считать хорошим результатом. Они, как и Тесса со Скоттом, отпахали четыре программы на этих Играх, не позволив себе серьезных оплошностей. Они, как и великие канадцы, застали теперь уже столь далекую Олимпиаду-2010. Интересный, очень насыщенный спортивный путь. С медалями и разочарованиями, слезами и триумфами.

Можно ли винить в чем-то Катю и Дмитрия? Ругать их?

А за что? За то, что были пары, которые катались объективно лучше? Или за то, что таких пар, увы, не оказалось в России? Да, российские танцы остались в этот раз без медалей. Но я считаю предельно важным помнить, что российские танцоры нашу страну без медалей не оставили, отдав значительную часть своей энергии и здоровья командному турниру.

 

Шпион, выйди вон!

Едва ли не главная моя печаль, связанная с фигурным катанием на этих Играх – замена произвольной программы, которую решили провернуть Пайпер и Поль. Отказ от нуара в пользу блокбастера. Временное отступление по-хорошему сумасшедших инноваторов, их мимикрия под «понятных» танцоров на льду. И я вынужден признать, что ставка сыграла: восьмое место на дебютных для себя Играх (да еще и в статусе третьей пары!) – результат более чем достойный.  Да и «Бонд» вышел интересным, чего уж. Мне просто жаль, что я не увидел олимпийского «Перри Мейсона». Есть еще такие..?

Надеюсь лишь на то, что канадские оторвы в полной мере осознают, как просто в танцах «продаться», оставшись нищими. В общем, жду от любимчиков или постановок выдающихся, или результатов хороших. Любой из этих раскладов я приму. Но мне будет очень жаль, если одна из ярчайших пар современности останется у разбитого корыта. С такой-то индивидуальностью!

Четвертое-пятое место всегда будет, кому занять. А вот гениальные постановки фигурному катанию нужны. Нужны куда больше,  чем мельдоний в керлинге.

 

Ожившие скульптуры

Я с 2010 года болею за Тессу и Скотта. И не было ни одного дня, когда бы этот факт мешал мне признавать умопомрачительность французской пары. Это вообще, вроде бы, не очень сложно делать, когда перед тобой по-настоящему талантливые люди. Посему, полистав комментарии в теме короткого танца на этих Играх, я пришел в оторопь от количества ненависти и ярости. Такое и на футбольных ветках нечасто встретишь. Раздражающую функцию миротворца я на себя возлагать не возьмусь – лишь поделюсь своими впечатлениями и мыслями, касающимися французов.

Я всегда проводил аналогии между этой парой и таким явлением, как скульптура. Скульптура, как все мы знаем – наименее диалогичная форма искусства. Она не располагает зрителя к беседе с творцом, ибо закончена и материальна. Она всегда немного холодна и в высшей степени самостоятельна. Побуждая к сотворчеству, скульптура неизменно показывает свое главенство, она требует от созерцающего ту же тщательность.

Габи и Гийом подобны ожившим статуям. Они не ввязываются в диалог со зрителем, им претят искры и брызги. Одушевленная скупая монументальность – меньший, по сравнению с другими «искусствами» спектр тем, но беспрецедентная тщательность, просто-таки доскональная проработка. И совсем не удивительно, что кто-то считает это скучным, а кто-то монументальным. Творение не должно переживать за зрителя.

 «Скульптурным» получилось и оголение Габриэлы. Случись оно в «Лунной сонате», это было бы чем-то совершенно сакральным, лишенным курьезности. Да и в короткой программе это выглядело не столько курьезом, сколько латинистой пикантностью. Жаль, что подобное не могло не сковать фигуристку.

На произвольную же они собрались – умеют, мы убедились в этом на последнем мировом первенстве. Собрались и откатали гениально. Я, к своему великому сожалению, так и не смог проникнуться их интерпретацией Бетховена. Самому обидно. Но, вместе с этим, я очень хорошо понимаю тех, кто не в силах сдержать своих слез, когда видит эту программу.

Их время еще настанет. Оно, собственно, уже настало. Просто так случилось, что первое место – одно, а великих танцевальных пар – две.

 

Жизнь нужно прожить так, чтобы Бог с восторгом предложил  бы тебе еще и еще одну.

И именно так Тесса и Скотт прожили свою спортивную жизнь. Прожили, попробовав все. Не боясь показаться ни пошлыми, ни возвышенными, ни наивными. Если Габи и Гийом – создатели собственного стиля, стиля, который нельзя скопировать, но который на эти самые копирования неустанно побуждает, то Тесса и Скотт – это мечущиеся души экспериментаторов, которые, к нашему счастью, были помещены в тела спортсменов. Малер? Пожалуйста! Принс? Не вопрос! Скрябин? Готовы! Пинк, мать его, Флойд? Заворачивайте, берем!

Я был в шоке от того, как в комментариях после короткой программы костерили канадцев. Кто-то даже сравнил их катание с притоном и борделем, чем-то темно-пошлым. И знаете… Мне очень понравилось это сравнение! Да, да! Тысячу раз – да! Вернувшись после паузы, сбежав из своего «дома», покинув Марину Зуеву, которая принесла им столько дивидендов в виде мировой известности и олимпийского золота, но однажды сделала ставку не на них, эти старательные ученики начали жить по законам панк-культуры. Пара гениальных воспитанников, которым в силу их великого дара позволялось периодически шалить, делая вещи навроде «Кармен», решила довернуть винтики до упора. Они уже были космическими, легкими и трогательными. Настала, как сказал гений саморазрушения Тайлер Дерден, пора эволюционировать.

Их послевозвращенческие программы я рассматриваю как бунт творения, направленный на создателя. А бунт – вещь, которая, зачастую, является спонтанной. Его не планируют. Им загораются. И я очень хорошо понимаю тех одержимых, которые с великой радостью в этот огонь бросаются.

Но многое осталось в них и от прежних Тессы и Скотта. Например, они не потеряли своего самого главного умения – катать свои программы на Олимпийских играх так, словно от их проката зависит чья-то жизнь. Извлекать из постановок что-то такое, чего мы с вами весь сезон там не видели. Извлекать для того, чтобы зрители прозрели. Ведь Вирчу-Мойр – это в 9 случаях из 10 про диалог со зрителем.  

Жак Брель, которого мы на этих Играх еще услышим, уходил когда-то со сцены с совершенно чудесной формулировкой: «Мне стало слишком просто писать хорошие песни». Когда то же самое начало происходить с Тессой и Скоттом, они сделали паузу и вернулись с совершенно другим репетруаром. И их лебединая песня снова потрясла.

 

Вот такую вот интересную вещь проделал на этих Играх Бог танцев – взял и разделился в лице канадской и французской пары на две ипостаси. Страсть и «слишком человеческое», физическая близость и чувственный взрыв – это то, что досталось Тессе и Скотту. А за надмирное, экзальтированно-оторванное, за сакральную сторону танца отвечали французы. И те, и другие справились просто блестяще.

 

В самом начале я говорил, что сегодня катались не две пары, а гораздо больше. Это так. Но лишь две пары сегодня катали в вечность.

развернуть

Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро... Это российская пара, выступает в фигурном катании в танцах на льду. В Пхенчхане для них главное не победа, а участие, но такие люди просто не могут не быть в центре внимания. Истории Виктора Ана и Вик Уайлд просто меркнут. 

Тиффани Анастасия Загорски родилась в Лондоне, но до 2014 года выступала за Францию. Там ее партнером был Алексис Миар, с котороым они взяли бронзу национального первенства. Но это неинтересно, поэтому сейчас расскажу вам историю.

Дед Тиффани (или Анастасии) Доминик Загорски родом из СССР. Он эмигрировал в Великобританию во время Второй мировой войны, где служил в Королевских военно-воздушных силах Великобритании. У них с супругой родом из Ирландии было четверо детей, один из которых стал тренером по фигурному катанию.

Отец фигуристки Богдан Загорски поставил дочку на коньки, когда ей было два года, а принес на каток младенца пяти дней (!!!) от роду. В 10 лет девочку отправили в в Шеффилд к Джимми Янгу. Этот однофамилец легедарного боксера - известный тренер танцевальных пар. Однако в 2007 году Загорски уже с мамой перебирается во Францию к тренеру Мюриэлю Зазуи. Первым ее партнером во Франции был Поль Фирет, а вторым Алексис Миар. Пару считали бесперспективной, но чего-то она выиграла, в частности, серебро на молодежном Чемпионате мира. После распада пары Загорски год искала себе партнера.

Джонатана Францисковича Гурейро посоветовал Загорски один из друзей. Кататься они начали в Москве под руководстом Александра Жулина и хореографа Сергея Петухова. Дебют пары состоялся на Чемпионате России 2015, где спортсмены заняли пятое место и вообще не поднимались выше четвертого места. Третьим они были на ряде международных турниров, а на одном стали даже вторыми.

В прошлом году фигуристы перешли к Елене Кустаровой и Светлане Алексеевой. И вот с ними они выиграли бронзу на Чемпионате России прошлого года и шестое место в январе этого года на Чемпионате Европы. 

Так вот Джонатан Гурейро не менее интересен. Он родился в... Сиднее. Его отцом является португалец, менеджер шоу «Торвилл — Дин и все русские звёзды» Татьяны Тарасовой, а мать советская фигуристка Светлана Ляпина.

С семи лет Гурейро стал тренироваться у матери и выступать за Австралию. Но уровень местного фигурного катания не устраивал ни его, ни маму, поэтому в 2004 году он со своей партнершей Рэйчелл Ридинг приехал в Москву к Елене Кустаровой и Светлане Алексеевой. Тренеры взяли только юношу, первой русской партнершей которого стала Дарья Панфилова, а в 2006 году Екатерина Рязанова. На юниорских турнирах они были заметны. Тем не менее, что случается часто, Гурейро поменял и тренеров, и партнершу. Он стал кататься с Екатериной Пушкаш у Александра Свинина и Ирины Жук. Летом 2012 года пара перешла к Николаю Морозову. В 2013 году перешли в группу Анжелики Крыловой, но на Олимпиаду в Сочи не отобрались, поэтому дуэт распался. Вот так и появился дуэт с Тиффани Загорски.

И вот смотрите... Они выступают под олимпийским флагом, но могли под российским, английским, австралийским, французским или португальским. И сколько тренеров, начиная с родителей, могут назвать их своими воспитанниками! Это и есть глобализация в спорте. Загорски и Гурейро стали фактически ее символом. Благодаря Олимпиаде о нем узнали не только поклонники фигурного катания. 

развернуть

Хотя он уже давно ушел из профессии. 

Судья Том-Хеннинг Эвребе весной 2009-го парой решений оставил «Челси» без финала Лиги чемпионов. Перед финальным свистком норвежец убегал от игроков в синем, ему на спину прыгал Михаэль Баллак и кричал что-то в ухо изо всех сил. 

За пять секунд до этого судья не поставил пенальти, когда мяч попал в область трицепса Самюэль Это’О. А еще чуть раньше Эвребе не заметил, как Пике в штрафной тормозит мяч ладонью. Идеальным дополнением для хайлайтов фэйлов норвежца был момент, когда Абидаль в середине первого тайма цеплял Дрогба за майку. В «Челси» уверены, что это тоже тянуло на пенальти. 

После игры Эвребе атаковал весь состав лондонцев во главе с Дидье Дрогба. Он чудом скрылся в тоннеле без ссадин и синяков

«Это худшее судейство, которое я когда-либо видел», – говорил после матча Гус Хиддинк. 

«Это гребаный позор», – кричал в камеру Дидье Дрогба. 

Через пару месяцев Эвребе встретился с Дрогба на каком-то мероприятии. И они пожали друг другу руки.

«Да, я виделся с ним, – вспоминает Эвребе в интервью The Sun. – У нас был короткий милый разговор». 

Но атаки Дрогба и крик Баллака был самой мелкой проблемой для Эвребе в то время. В ночь после матча его переселили в другой отель в целях безопасности, а на его телефон пришли десятки смс-сообщений с угрозами. И это не закончилось ни через месяц, ни через два, ни через год. 

В 2012-м, через три года после матча, ему написали: «Я приду и убью тебя вместе с твоей семьей». 

Со временем Эвребе научился относиться к таким сообщениям так же, как вы относитесь к рекламным рассылкам. 

Сейчас (через 9 лет после матча) он в день получает примерно одно-два сообщения, в которых есть слово «убью». В недели, когда «Челси» играет с «Барсой», – больше. 

«Это не проблема, – рассказывал Эвребе в интервью The Sun. – Могу понять чувства людей. И я ничего не могу с этим поделать. Не удивлюсь, если кто-то снова назовет меня дураком или скажет, что я должен умереть». 

Эвребе не считает свою работу в том матче провальной.

«Я доволен 95-ю процентами своих решений. Но некоторые были не совсем корректными. После одного из эпизодов с игрой рукой нужно было назначать пенальти. Все согласны, что судейство в тот вечер было неоптимальным, и я в том числе». 

После того матча Эвребе не исключили из списка топ-судей. В следующем сезоне он отработал еще четыре матча Лиги чемпионов. А потом завершил международную карьеру

«Меня не взяли на чемпионат мира в ЮАР, хотя изначально я был в пуле арбитров, которые претендовали на поездку на ЧМ, – объяснял Эвребе в интервью Виталию Суворову. – Ну и я решил, что пора завязывать. В 2012 году я был бы уже слишком старым, чтобы лететь на Евро, так что просто пришло время. Я стал работать в Норвегии, а потом, через два года, получил травму. Попытался вернуться, но не удалось – и в 2013-м я завершил карьеру арбитра. Было ли тяжело принять это решение? Да нет. Я занимался этим почти 30 лет, у меня множество прекрасных воспоминаний – я работал на Евро, в Лиге чемпионов, в финале Кубка Норвегии, побывал в разных странах вроде России, Албании, Финляндии, Италии, познакомился с приятными людьми. Сначала я, конечно, расстроился, но уже недели через две пришел в себя, и жизнь продолжилась. Хотя иногда, когда смотришь какой-нибудь матч по телевизору, немного скучаешь – по атмосфере, по полю, по возбуждению перед матчем. Но это случается не так часто».  

По основной профессии Эвребе – психолог. После завершения карьеры он ведет частную практику в Осло и помогает олимпийской сборной Норвегии. Сейчас, например, Эвребе работает на Играх в Пхенчхане.

И о нем неплохо отзываются. 

«Я очень плотно работала с ним. Даже волновалась, что он немного устанет от меня. Он очень сильно мне помог. Мне была нужна помощь в психологическом плане. Это важно для меня», – рассказывала норвежская биатлонистка Сюнневе Сулемдалв интервью NRK. 

Фото: REUTERS/Eddie Keogh; Gettyimages.ru/Jamie McDonald; olympiatoppen.no

развернуть

Сегодня в бундеслиге сыграли первый в истории матч в понедельник вечером. Встречались «Айнтрахт Франкфурт» и «РБ Лейпциг». Во время матча болельщики устроили акцию протеста. В Германии многим не нравится идея с матчами в понедельник: люди считают, что лига это делает исключительно ради денег и совсем не думает о выездных болельщиках, а также тех, кто привык выпивать в день матча. 

«Нет понедельникам», – как бы говорит этот баннер.

Многие болельщики принесли свистки, чтобы пошуметь в знак недовольства проведением матча в понедельник.

Кульминацией протеста стало забрасывание поля теннисными мячами и туалетной бумагой.

В результате начало второго тайма было отложено, чтобы работники стадиона могли все убрать.

Игрокам пришлось помогать.

В этом сезоне бундеслига планирует провести 5 матчей в понедельник. Руководство лиги говорит, что пока идею только тестируют. Как видите, недовольных уже много.

Фото: Gettyimages.ru/Alex Grimm/Bongarts (1,4,10); globallookpress.com/Jan Huebner/imago, Nordphoto/imago (6,8), Frey Pressebild/Deines (9)

развернуть

Мело Имаи – японская сноубордистка, сенсационно пробившаяся на Олимпиаду в Турине в 2006-м в 18 лет. Мело из спортивной семьи – ее отец, Такаши, работает тренером, а брат Доме – сноубордист.

Японка вернулась в сноуборд после 12-летнего перерыва, на Олимпиаде в Турине она получила травму и закончила карьеру, и сходу выиграла All Japan Snowboarding Championships. Это ежегодный чемпионат Японии по сноуборду, который проводится с 1982 года.

За 12 лет Мело успела поработать хостес в Токио, и начала порно-карьеру. На счету японки пять фильмов в жанре софткор. Первый фильм – «Mellow» (Сочная – псевдоним японки) был снят в 2008 году. Остальные датированы 2014-м.

1 2

«После Олимпиады я очень хорошо зарабатывала и могла легко потратить 9000 долларов в клубе за одну ночь. Сейчас я хочу вернуться в сноуборд и отстраниться от всего, что связано с порно», – рассказывает Мело.

Имаи сенсационно победила на турнире в Японии с результатом 90,75 из 100. Момоа Мори, пришедшая второй, набрала 76,75 балла. Она нацелена на выступление на Олимпиаде 2022 года в Пекине.

1

В Пхенчхане японские сноубордисты выступили плохо, лучшим результатом стало девятое место.

Фото: Gettyimages.ru/Agence Zoom, Clive Mason; tokyoreporter.com

развернуть

Так уж сложилось, что еще до старта этого сезона, по непонятным причинам вокруг «Спартака» развернулись настоящие боевые действия. Я сейчас об информационной войне, которая, как кажется, все в больших объемах захватывает, как минимум, интернет-пространство.

Каррере не повезло. Он тренирует клуб, к которому приковано колоссальное внимание даже по меркам развитого футбола. Да, у нас нет таких сильных журналистов, нет акций с самолетом, летящим с полотном «Wenger out», у нас пока даже атакуют какие-то, как сейчас принято говорить, «ноунеймы». Хотя очевидно, что источниками информации являются отнюдь не ноунеймы. И я не хочу оправдывать Карреру, винить Измайлова, я уверен, что виноваты оба, я хочу сегодня попробовать донести до вас совсем простую мысль.

Этот текст прочитают несколько тысяч человек, я не хочу призывать вас занимать чью-то позицию или вступать в какие-то кланы. Я хочу, чтобы мы вместе с вами объявили бойкот СМИ, перестали читать и распространять инсайды из телеграм-каналов, от них лучше вообще отписаться.

Я даже не хочу, чтобы те самые кланы подписывали пакт о ненападении, мы все знаем, чем это может закончиться. В конце концов, почему мое «я» вообще должно кого-то волновать. Но здесь ситуация ведь совсем другая. В моем «я» закладывается наличие всех нас, болельщиков «Спартака». Людей, трезво оценивающих ту грань, где ты можешь навредить клубу и где ты принесешь ему пользу. Безусловно, если вы видите, как в вашем городе бабушкам не платят пенсию, об этом нужно рассказывать в СМИ, это реально важный вопрос.

Но вставали ли в нынешнем «Спартаке» вопросы, требующие освещения? Я сейчас еще обращаюсь к тем журналистам, которые пытаются за счет своей аудитории помочь «Спартаку», вывалив полученную инсайдерскую информацию. Вы действительно думаете, что таким образом как болельщики «Спартака» приносите клубу пользу?

Я вот точно знаю, что любой инсайд о переговорах о потенциальном трансфере вреден для обсуждаемых какие-то детали сторон. Именно пресса чуть не сорвала трансфер Максимовича, например. А ведь часто бывает, что через знакомых журналистов агенты «вбрасывают» информацию, как это было с тем же Ташаевым. Никакого интереса и близко не было, но агент Ташаева дал ряд интервью, в которых открыто рассказывал о деталях.

Теперь закончу мысль из начала текста. Мы все становимся заложниками информационного затишья. Нам так и подай инсайдик под соусом трансферной бомбы. Впереди команду ждет важнейший матч. В четверг все игроки — от Реброва до Педро Роши должны доказать, что они случайно проиграли в первом матче, случайно ошиблись, что на них зря наговаривают. И тогда, в случае удачного результата, я сейчас не имею в виду проход дальше, а говорю о том, что мы увидим знакомую нам команду, так вот тогда, нам всем нужно объявить бойкот инсайдам. В период между двумя матчами мы этот бойкот объявить не догадались: обсудили бред про увольнение тренеров-аналитиков и поваров.

Теперь же МЫ должны объявить перемирие в этой информационной войне. Закройте все эти ваши инсайд-экспрессы, откройте дотком и обновляйте! Давайте жить от матча к матчу, мы в феврале это давно не делали. А инсайды… Да пусть анонимы и балаболы читают друг друга, пусть псевдо-болельщики утоляют свою журналистскую жажду. Они без нас, без читателей, никому не нужны. Только если нас минимум 45 000, то их несколько телеграм-каналов, да пару сайтов.

Самая важная неделя начинается. Массимо Каррера, Артем Ребров, Наиль Измайлов? Нет, ребята. СПАРТАК! Ромб, красно-белые цвета, действующие чемпионы и обладатели суперкубка России, команда, которая продолжает бороться в Лиге Европы, Кубке России и Чемпионате России. И давайте утихомирим эмоции, наш инсайдерский пыл, поедем в Бильбао или же будем поддерживать команду на расстоянии. Самая важная неделя начинается.

Maksspartak: ПроСпартак

развернуть