Английские клубы в явном большинстве.

Самая дорогая аренда лета

Хамес Родригес, «Реал» – «Бавария», 10 млн евро (с правом выкупа за 40 млн)

Трансферы:

Нелсон Семеду, «Бенфика» – «Барселона», 30,5 млн евро

Антонио Рюдигер, «Рома» – «Челси», 35 млн евро

Виктор Линделеф, «Бенфика» – «Манчестер Юнайтед», 35 млн евро

Витоло, «Севилья» – «Атлетико», 36 млн евро

Андре Силва, «Порту» – «Милан», 38 млн евро

Эдерсон, «Бенфика» – «Манчестер Сити», 40 млн евро

Тьемуэ Бакайоко, «Монако» – «Челси», 40 млн евро

Федерико Бернардески, «Фиорентина» – «Ювентус», 40 млн евро

Корентен Толиссо, «Лион» – «Бавария», 41,5 млн евро

Мохамед Салах, «Рома» – «Ливерпуль», 42 млн евро

Леонардо Бонуччи, «Ювентус» – «Милан», 42 млн евро

Неманья Матич, «Челси» – «Манчестер Юнайтед», 44,7 млн евро

Гилфи Сигурдссон, «Суонси» – «Эвертон», 49,4 млн евро

Бернарду Силва, «Монако» – «Манчестер Сити», 50 млн евро

Кайл Уокер, «Тоттенхэм» – «Манчестер Сити», 51 млн евро

Александр Ляказетт, «Лион» – «Арсенал», 53 млн евро

Бенжамен Менди, «Монако» – «Манчестер Сити», 57,5 млн евро

Альваро Мората, «Реал» – «Челси», 65 млн евро

Ромелу Лукаку, «Эвертон» – «Манчестер Юнайтед», 84,7 млн евро + Руни

Неймар, «Барселона» – «ПСЖ», 222 млн евро

Бонус: Килиан Мбаппе согласился перейти в «ПСЖ», сумма трансфера может составить 155 млн евро.

 

Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/Bongarts; REUTERS/Ognen Teofilovski, Christian Hartmann; globallookpress.com/Norbert Scanella/Panoramic; facebook.com/mancity; Global Look Press/TEAM2/imago sportfotodienst, Cathrin Muller, Panoramic/ZUMAPRESS.com, Giuseppe Maffia; Gettyimages.ru/Juan Manuel Serrano Arce, Gonzalo Arroyo Moreno, Gene Sweeney Jr, Matt King; REUTERS/Craig Brough; facebook.com/ACMilan; instagram.com/bakayoko_official14; Gettyimages.ru/Stephen Pond; twitter.com/ManCity

развернуть

Сегодня – 73 года Великой Победе. Победе в войне над фашизмом, унесшей миллионы жизней – наших прадедов, дедов, отцов. В 40-х они прошли концлагеря и были тяжело ранены, освобождали Польшу, Чехословакию, лечили раненых и служили в разведке. Они были там, где пролетали пули, гремели пулеметные очереди и было по-настоящему жарко.

А еще многие, не забывая спорт, играли в футбол, бегали, плавали и даже покоряли Эльбрус.

Во время войны случились грандиозные спортивные истории, которые сейчас обросли мифами. И которые Sports.ru вспоминает в праздничный день.

Матч смерти в Киеве

В первые месяцы войны фашисты захватили Киев – среди пленных большая группа футболистов, которые не успели эвакуироваться или отправиться в регулярные части Красной армии.

С окончанием боев в городе игроки устроились на хлебозавод №1, а с постепенным зарождением культурной жизни у населения вернулся интерес к спорту. Руководство завода зарегистрировало футбольную команду «Старт» – игроки (профессионалы и несколько сотрудников предприятия) получили экипировку и возможность тренироваться дважды в неделю.

Летом 1942-го «Старт» сыграл целую серию матчей с разными соперниками: венгерский гарнизон, украинское сообщество «Спорт», немецкие артиллеристы. Также состоялись две игры против команды «Флакельф», собранной из немецких солдат ПВО, летчиков и механиков. Вторая из них вошла в историю как Матч смерти.

5 августа «Старт» победил 5:1. Соперник потребовал реванш – встречу назначили на 9 августа на скромном стадионе «Зенит», вдалеке от центра города. Предполагается, что немцы опасались поражения на глазах тысяч зрителей. Но трибуны, конечно, заполнились: киевляне болели за своих так агрессивно, что фашисты для устрашения стреляли в воздух, а после матча арестовывали самых громких.

По некоторым версиям, игроков «Старта» предупредили, что в случае новой победы им грозит расстрел. Но сборная хлебозавода выиграла 5:3. После матча команды позировали для совместного фото, а «Старт» отмечал победу самогоном в раздевалке. Вскоре новый комендант города запретил матчи немецких команд с киевлянами.

18 августа прямо на заводе футболистов арестовали и увезли в гестапо. Версий, почему это случилось, много, и победа в том самом матче не приоритетная. Фашисты могли заподозрить, что работники хлебозавода бросали битое стекло в муку, из которой выпекали хлеб для немецких организаций Киева. Арестованных защищали их же соперники на поле – венгры и немцы.

Фатальным мог стать поджог завода спортинвентаря «Спорт» – там ремонтировали сани немецкой армии. Разъяренные гестаповцы расстреляли всех сотрудников завода и 200 пленников Сырецкого лагеря, среди которых были и игроки «Старта».

В 1965-м оставшиеся в живых участники Матча смерти получили медали «За боевые заслуги», погибших отметили «Медалями за отвагу». На стадионе «Динамо» в Киеве установлен монумент в честь героев.

Владимир Белоусов: «Мы росли в хулиганское, тяжелое время. У нас практически ничего не было»

В блокадном Ленинграде

В середине весны 1942-го немецкая авиация забрасывала улицы бомбами и листовками «Ленинград – город мертвых». 31 мая несломленный народ ответил матчем «Динамо» и Ленинградского металлического завода (в хрониках тех лет ее зашифровали – команда Н-ского завода).

Играли на запасном поле стадиона «Динамо» на Крестовском острове – главное было усыпано кратерами после бомбежки. За завод играли все, кто вообще был в состоянии – «зенитовец» Анатолий Мишук, например, ради выхода на поле выписался из госпиталя, куда попал с диагнозом «дистрофия».

За «Динамо» вышли только те, кто выступал за клуб до войны – кого-то специально отозвали с передовой, кого-то, как того же Мишука, выписали из госпиталя. Учитывая тяжелейшее состояние участников, игру решили провести в укороченном формате: два тайма по полчаса и маленький перерыв, чтобы отдышаться.

Во втором тайме началась очередная бомбежка – футболисты и зрители (300 человек – в основном, раненые из ближайшего госпиталя и рабочие завода «Вулкан») ненадолго ушли в бомбоубежище, но вернулись и доиграли до конца. «Динамо» победило 6:0. Как рассказывал «динамовец» Валентин Федоров, выиграли те, у кого была больше пайка хлеба по карточке.

Участники покидали поле обнявшись. На следующий день запись игры передавали по радио, ленинградские газеты написали о матче. Город и страна получили сильнейший импульс. Фашисты, разумеется, тоже были в курсе.

7 июня состоялся реванш, в котором заводчане добились ничьей – 2:2.

«На улице снег и трупы в белых простынях. Идешь и спотыкаешься». Пережить блокаду Ленинграда и выиграть Олимпиаду

На руинах Сталинграда

2 мая 1943-го, всего через пару месяцев после окончания Сталинградской битвы, город отмечал праздники игрой московского «Спартака» с местным «Динамо». Инициатором выступил Всесоюзный спорткомитет: нужно было поднять дух города и страны, показать, что Сталинград готов вернуться к мирной жизни.

Для игры более-менее подходил только прибрежный стадиончик «Азот» на 3000 зрителей. Сотни добровольцев привели арену в порядок, выровняв поле, засыпав воронки и убрав осколки, а саперы исследовали поле с миноискателями.

Соперником выбрали популярный в стране «Спартак». До последнего момента не было понятно, состоится матч или нет – самолет москвичей задержали, так как поступила информация о готовящемся налете фашистов на Сталинград. Но «Спартак» прилетел на Волгу, привезя спортивный инвентарь в подарок.

По оценкам очевидцев, на трибунах собралось не менее 9-10 тысяч человек – в большинстве это были раненые солдаты и офицеры, а также чудом выжившие мирные жители.

«Если русские играют в футбол в Сталинграде – значит, они уверены, что все будет хорошо», – написала английская газета Times.

Хозяева победили 1:0.

Виктор Маматов: «Война запомнилась не голодом, а тем, как почтальон «похоронки» разносил»

Рекордные заплывы и забеги

Первые два года войны не давали возможности провести чемпионат СССР по легкой атлетике – многие спортсмены ушли на фронт, остальные трудились в тылу.

В 1942-м пришлось ограничиться забегом на 20 тысяч метров, который прошел на московском стадионе «Динамо». Советский стайер Феодосий Ванин, до войны работавший штукатуром в Первоуральске, а после ее начала переведенный в Москву для работы с молодыми бойцами, незадолго до этого получил приказ от командования: возобновить спортивную подготовку и для поднятия боевого духа улучшить мировой рекорд в беге. Прежний принадлежал аргентинскому марафонцу Хуану Сабале и держался 6 лет.

В забеге (который так и назывался – «забег на побитие рекорда») кроме Ванина бежали еще 5 человек. Результат аргентинца удалось превзойти почти на 10 секунд – Ванин стал первым мировым рекордсменом из СССР в легкой атлетике.

А уже через год, 5 сентября 1943-го в Горьком, состоялось торжественное открытие 15-го чемпионата СССР по легкой атлетике – спустя три года после перерыва.

«Несмотря на холодную, ветреную погоду, соревнования привлекли несколько тысяч зрителей, заполнивших трибуны стадиона «Динамо». В Горький прибыли лучшие спортсмены, среди которых много участников Отечественной войны, награжденных орденами и медалями СССР», – писала на следующий день «Комсомольская правда».

Делегацию из еще осажденного Ленинграда (блокада города уже была прорвана и это позволило спортсменам добраться до Горького), принимали с особым трепетом.

«Когда я регистрировал свою группу в комендантском управлении, как требовали законы того времени, военный комендант города, узнав, что приехала команда спортсменов из блокированного Ленинграда, тут же отдал приказание выдать нам талоны на получение дополнительного питания. Слов нет, как нас обрадовали и внимание, и дополнительный паек!» – вспоминал начальник отдела физподготовки ленинградского Дома Красной армии Александр Иссурин.

На том чемпионате случилось несколько важных событий: Йоханнес Коткас из Таллина установил рекорд СССР в метании молота (53,88), а Нина Думбадзе из Тбилиси улучшила мировой рекорд в метании диска (48 м 77 см). Позже статная грузинская метательница станет образцом для скульптуры «Родина-мать» на Мамаевом кургане – с нее скульптор Вучетич лепил фигуру статуи.

Николай Лопухов: «После войны очередь за хлебом занимали с 4 утра»

Красный флаг на Эльбрусе

К концу лета 42-го немецкая армия ожесточенно наступала на Кавказ.

Подразделения горнострелковой элитной дивизии «Эдельвейс», в которое входили коренные жители горных районов Тироля, заняли южные склоны Эльбруса. Из Берлина последовал приказ – водрузить на Западной и Восточной вершинах Эльбруса нацистские флаги. Тут же две группы из полусотни наиболее подготовленных альпийских стрелков начали организованное восхождение на высоту более 5,5 тысячи метров и 21 августа подняли несколько знамен над Эльбрусом.

Простоять им было суждено меньше полугода. Уже в январе советские войска перешли в контрнаступление и постепенно вернули контроль над Эльбрусом. Почти сразу приказом командующего Закавказским округом генерала-майора Петрова в селение Терскол призвали лучших воинов-альпинистов Союза «для подготовки похода по снятию фашистских флагов с вершин Эльбруса и установки там флагов СССР».

«Что такое Эльбрус зимой? Это километры отполированных ветром, порой очень крутых ледяных склонов, преодолеть которые можно только на острых стальных кошках, в совершенстве владея ледовой техникой. Это метели, облака, надолго окутывающие плотным покровом вершину, сводящие к нулю видимость, а значит, исключающие необходимую в условиях сложного рельефа визуальную ориентировку. Это ветер ураганной силы и мороз как в Якутии — под −50°», – вспоминал в мемуарах назначенный командиром группы альпинистов Александр Гусев. За его плечами к тому времени уже был опыт зимнего восхождения на Эльбрус.

В объединенный отряд вошло два десятка опытных альпинистов. Начав штурм вершин тремя группами из разных точек, они соединились у подножия Эльбруса. Восхождение сопровождал мороз и густой буран – после нескольких дней похода и восьмичасового непрерывного восхождения штурмовой отряд, наконец, обнаружил обрывки фашистских флагов у геодезического пункта на одной из вершин.

«13.02.1943 г. 14:00 (…) Группа по приказу командования Закфронта сняла немецко-фашистский вымпел и установила наш Красный флаг СССР. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша героическая Красная Армия! Да здравствует наш Эльбрус и вновь свободный Кавказ!» – написал в памятной записке, оставленной рядом с установленным красным знаменем, один из поднявшихся на вершину альпинистов Николай Гусак.

На обратном пути, спускаясь с вершины, группа наткнулась в снегу на тела двух немецких солдат из дивизии «Эдельвейс», замерзших во время первого восхождения с немецкими флагами на Эльбрус.

Заплыв по Дунаю – после освобождения Будапешта

Спустя неделю после освобождения Будапешта капитан, хирург 347-го гвардейского Венского полка, заслуженный мастер спорта СССР Искандер Файзуллин совершил рекордный заплыв по Дунаю. Это был знаковый старт в честь успехов Красной армии.

«Старт принял на рассвете, в 6:30 утра, на чехословацком берегу, близ Комарно. Чего только не было в Дунае! Остатки понтонов, обломки лодок, бревна, железные балки мостов. Солнце взошло и зашло, а я все плыл мимо придунайских городов. Остались позали Соб и Вац, Надьмарош и Дунакеси... Совсем недавно наш гвардейский полк проходил здесь, освобождая венгерскую землю от фашистов. Когда стемнело, мне освещали путь прожекторами и ракетами», – вспоминал рекордсмен, который преодолел 100 км за 17 часов 54 минуты и 47 секунд.

В 1930-х Файзуллин проплыл черноморский марафон (34,8 км), затем Каспийское море (50 км). После войны Искандер работал в Норильске, обучал детей и взрослых плаванию. Сегодня в полярном городе ему открыта мемориальная доска.

И это тоже было

1941 год

– 22 июня 1941-го в разгар праздника «Мастера спорта – детям» стало известно о нападении Германии на СССР. Спустя 5 дней на стадионе «Динамо» началось формирование отрядов Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. В нее записались знаменитые легкоатлеты – братья Знаменские;

– Август. На Москве-реке состоялся массовый заплыв защитников города.

– В сентябре 1941-го, когда нацисты приблизились к Москве, на традиционный кросс в парке Сокольники вышли почти 18 тысяч ополченцев, сандружинниц и медсестер;

– В военном режиме работали два института – ленинградский Лесгафтовский и московский Сталинский: они не только пополняли ряды Красной Армии, но и усиленно работали над программами военной-спортивной тренировки.

1942 год

14 июня. В Сокольниках прошел профсоюзно-комсомольский кросс. На старт вышли 8372 участника. Среди них был и майор Николай Копылов, известный марафонец. В субботу он приехал с фронта, а в воскресенье принял участие в забеге на 3 км и финишировал третьим. Боевые подвиги танкиста Копылова в первый год войны были отмечены орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу».

19 июля. Москва отмечала Всесоюзный день физкультурника. На стадионах, в парках, на Москве-реке проходили различные соревнования и массовая сдача норм ГТО по военизированному плаванию, преодолению полосы препятствий, метанию гранаты.

6 октября. Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта издает приказ, в котором обязал физкультурные организации широко развернуть работу по военно-лыжной подготовке населения.

1943 год

– Самым массовым физкультурным явлением стали легкоатлетические пробеги: в 1942-м во всесоюзном забеге участвовали 5,5 миллиона человек, в 1943-м – 9 млн. В 1944-м кроссы приобрели особую значимость: многие из них проходили на недавно оккупированных территориях.

– В июле 1943-го было учреждено спортивное общество «Трудовые резервы» с целью «обеспечить подъем массовой военно-спортивной работы в училищах и школах»;

– Возобновились чемпионаты СССР по конькобежному спорту, спортивной гимнастике, тяжелой атлетике, плаванию, боксу и лыжным гонкам.



- 5 августа москвичка Евдокия Васильева, выступая на первенстве ВЦСПС, превзошла официальный рекорд мира в беге на 800 метров. Ее результат 2 мин 12,0 сек улучшат только через девять лет.

1944-1945 годы

– В 1944-м после пятилетнего перерыва был разыгран Кубок СССР по футболу («Зенит» в финале обыграл ЦДКА – 2:1). Игру смотрели фронтовки-отпускники, пациенты военных госпиталей, командированные из тыловых предприятий. Радиорепортаж вел Вадим Синявский;

– Велогонка по Садовому кольцу, проходившая в столице с 1920 года, не приостанавливалась в Великую отечественную. Среди судей в разные времена были генералы и маршалы СССР Богданов, Буденный, Кашуба, Ротмистров и др. Первый чемпион – москвич Григорий Козлов, геройски погибший в ВОВ. Сейчас гонка по Садовому кольцу завершает «Пять колец Москвы», которая осталась крупнейшей многодневкой на территории России.

73 года Великой Победе: как олимпийцы сражались за Родину

Фото: vdnh.ru; sports.ru/tribuna/blogs/zenit_spb; dynamo.kiev.ua; alpklubspb.ru; РИА Новости/Мстислав Боташев; fcdynamo.ru; press.sportedu.ru; kometaspb.ru

развернуть

История падения и возрождения.

Вы в курсе, кого признали лучшим игроком чемпионата Бразилии? Нашего старого знакомого, экс-нападающего ЦСКА Жо, которому уже 30. Его 18 голов помогли «Коринтиансу» взять титул, и теперь бразилец вполне может поехать на ЧМ в Россию – других фактурных центрфорвардов у тренера Тите просто нет.

В чемпионском матче с «Флуминенсе» Жо забил дважды, а потом с улыбкой смотрел, как его партнеры, празднуя, обливаются пивом. Бокал был предложен и ему, но он отказался (хоть и знал: здесь ни градуса алкоголя) – Жо не пьет почти три года.

Проблемы с выпивкой притормозили экс-бомбардиру ЦСКА карьеру и едва не уничтожили жизнь.

Жо вспоминал, что утратил контроль еще в России, когда вырвался из строгого семейного окружения: «Я начал пить. Вместо того, чтобы позволять себе спиртное раз в неделю, я выпивал 3-4 раза». Но в настоящем алкогольном аду он побывал, вернувшись в Бразилию после неудач в Европе. Как-то раз, играя за «Интернасьональ», он пропустил вылет на матч. После загульной ночи форвард каким-то чудом услышал будильник, но не сумел вылезти из кровати – настолько сильным было похмелье.   

Падение продолжилось уже в «Атлетико Минейро» – Жо был на краю пьянящей пропасти. И ему помог Роналдиньо.

Для начала парочка принесла «Атлетико» Кубок Либертадорес – первый в клубной истории. Жо стал лучшим бомбардиром, и это было похоже на сказку. «В конце прошлого сезона Роналдиньо сказал мне: «В следующем году мы выиграем чемпионат, Кубок Либертадорес, а ты вернешься в сборную». Все так и случилось, но даже быстрее, всего за 6 месяцев», – наслаждался моментом нападающий.

У дружбы с Ронни была изнанка – фестивальный образ жизни с ночными клубами, коктейлями и вечеринками. Жо втянулся: «Я начинал дома, с двумя-тремя друзьями, женой. Я выпивал, настроение поднималось. В итоге я оказывался там, где не следовало бы. Я пил, пил, пил до утра. Выходил из клуба, и хотелось продолжить в другом баре или завалиться к другу. Потом до меня доходило: что я творю? Где я? Ведь моя жена дома… Я обещал, что такое больше не повторится, но уже через два дня все происходило по-новой».

И если Роналдиньо выручал его неземной футбольный талант, Жо такой ритм топил: он пропускал тренировки, ругался с руководством – из-за отсутствия нормального сна физическая форма скатилась к нулю.

Вскоре «Атлетико» избавился от Жо. Терпение его отца лопнуло чуть раньше. Он призвал одуматься и признался, что сгорает от стыда каждый раз, когда показывается на улице – пока сын становится все больше похож на Адриано.

Как Жо выбрался из этого кошмара?

Его занесло в ОАЭ. Это была не самая удачная футбольная вылазка, как и следующий пункт карьерного маршрута – Китай – но Жо хотя бы держался подальше от компании за барной стойкой. Главное, что изменило Жо – это вера. Он принял крещение, став евангеликом (одно из ответвлений протестантизма, главный акцент – на персональном духовном возрождении). Теперь его окружение – духовные соратники. Он спит по ночам и навсегда завязал с алкоголем. «Все стало лучше на 100%», – оценивает изменения Жо.

При этом у него нет обид на Роналдиньо. Нападающий уверяет, что Ронни – замечательной человек. Вот только Жо не сомневается: относись Роналдиньо к своим жизни и дару бережнее, он бы ни с кем не делился статусом лучшего игрока мира 10 лет.

Что касается Жо, он вернулся в родной клуб – кажется, для футболиста нет лучшего места, чтобы начать все заново.

Получилось?

Еще бы. «Коринтианс» – чемпион. Жо – лучший игрок лиги. 

Фото: globallookpress.com/Marco Galvo/Fotoarena; Gettyimages.ru/Washington Alves; REUTERS/Andres Stapff; Gettyimages.ru/Alexandre Schneider; globallookpress.com/Marcelo Machado de Melo/Fotoarena

развернуть

В финале женского преследования в Антхольце случился трогательный эпизод.

Дарья Домрачева и Доротея Вирер весь последний круг боролись за серебро – жестко (цепляясь лыжами и палками), но не грязно. Итальянка вывернула на финишную прямую впереди – и лыжа Домрачевой наехала на палку Доро.

Вирер выронила палку и, по инерции работая обеими руками, из последних сил покатила к финишу. Домрачева, увидев потерю, подчеркнуто опустила руки и прекратила борьбу – итальянская публика точно оценила красивый жест Дарьи.

Вирер финишировала второй, Домрачева осталась третьей.

В интервью «Матч ТВ» лидер сборной Беларуси признала вину:

«В финишном створе я наступила на палку Доротеи – и она ее потеряла. На мой взгляд, было бы нечестно бороться со спортсменом без палки, которая потеряна по моей вине. Я рада подиуму».

Фото: sportbox.ru; РИА Новости/Александр Вильф

развернуть

Британские медиа их обманули.

Чемпионат мира бурлит всеми цветами фанатских маек, флагов и разрисованных лиц. В России уже высадились больше 250 тысяч болельщиков. Но только 2,5 тысячи из них поддержат сборную Англии в Волгограде.

Англичан в России действительно мало. За первые дни турнира футболки с тремя львами я увидела лишь в фан-зоне на Воробьевых горах, да и то на людях, говорящих по-русски. Более аутентичные ребята собрались в Домодедове перед выходом на посадку рейса Москва-Волгоград: улыбчивые и колоритные англичане с татуировками «Эвертона», «Шеффилд Уэнсдей» и британским флагом распевали песни и распивали пиво.

Важная причина столь скромного присутствия англичан в России – британские медиа. В них постоянно говорили о хулиганах, печатали истории о новой холодной войне. В апреле бывший премьер-министр Дэвид Камерон вновь начал разговор о коррумпированности ФИФА, заявив, что Россия подкупила чиновников, ответственных за выбор хозяйки ЧМ-2018. Это звучало с интонацией «русские украли у нас чемпионат мира». Болельщиков пугали угрозой терактов по ходу ЧМ, Путина сравнивали с Гитлером, правительство грозило бойкотом чемпионата.

Ближе к турниру появилась информация об игроках сборной Англии, которые не пускали семьи в Россию из-за проблем с расизмом. Свою роль сыграли и воспоминания о событиях в Марселе: выступления британского МИД никого не успокаивали. 

В итоге болельщики видели вокруг России негатив. Тон журналистов сменился на более дружелюбный лишь за пару недель до старта ЧМ: уже из России критики начали присылать вполне комплиментарные репортажи, но большинство фанатов решили остаться дома.

Сгладить ситуацию постарались футбольные люди. Болельщики «Ливерпуля» и «МЮ», которые играли в Москве в сентябре, остались довольны поездкой. Футбольные, а не политические журналисты уверяли, что как только турнир начнется, о скандалах все забудут.

Спокойствие всю весну сохранял и главный тренер Гарет Саутгейт: «Я провел некоторое время в России и чувствовал себя невероятно комфортно. В прошлом году я ездил на Кубок конфедераций: невероятная атмосфера на стадионах напомнила мне другие чемпионаты мира, на которых я был».

В Волгограде Саутгейт вновь засыпал принимающую сторону комплиментами: «Мы знаем историю Волгограда, понимаем значение битвы во время Второй мировой, быть здесь – особые чувства, особая честь. Мы очень уважаем людей, которые пожертвовали свои жизни ради победы. И это намного важнее любого футбола».

Sports.ru расспросил англичан, которые добрались до Волгограда, о том, что они теперь думают о России.

Мэтт, Эндрю, Эндрю, Алан

– Было очень много плохого о России в прессе. Но мы особо не переживали и не боялись. Наши жены и девушки – да, и пытались отговорить, но мы сказали, что все равно поедем. В конце концов, это чемпионат мира, и Россия не позволит ничему плохому произойти на своей территории.

Плюс стоимость: нам поездка на групповой этап обошлась по 2000 фунтов каждому. И это еще мы стараемся экономить: приехали сегодня утром на бесплатном поезде, уедем вечером на таком же, то есть тратиться на отель не придется. Но Москва, как оказалось, довольно дорогой город!

В действительности же все организовано отлично, все вокруг невероятно дружелюбные. В Волгограде просто шикарно! Кажется, будто все ждали нас тут всю жизнь! Да, они не всегда говорят на английском, но очень стараются помочь. И сегодня мы ехали сюда на такси, разболтались с водителем, и когда он высадил нас у стадиона, то сказал, что денег не надо. Мы, конечно, оставили ему что-то, и такое гостеприимство невероятно подкупает.

Анджела и Роберт

– Нам нравится Россия, мы любим Россию! И, конечно же, мы не слушаем, что говорят наши политики, они ведь идиоты. Все эти слухи о проблемах в России – это все вина медиа. Политики дурят людей через СМИ, но русские и англичане любят друг друга, в этом нет сомнений. Кстати, хотите, я покажу свою любимую картинку?

Мы планировали поездку 12 месяцев, останемся здесь на весь групповой этап, но, если нам повезет, то сможем продлить пребывание в России. Да, это не дешево, но нам все очень нравится. Русские – очень дружелюбные, сегодня днем мы завели несколько очень хороших знакомых. Мы много путешествуем, и можно легко общаться, преодолевая языковой барьер. Жестами, улыбкой и эмоциями. 

Стюарт

– Это мой 14-й турнир со сборной Англии. Я был в Марселе пару лет назад, когда там была заварушка, но когда ты «выключен» и спокоен, с тобой не произойдет ничего плохого. Конечно, ты можешь быть совсем уж невезучим и попасть под раздачу, но в целом, если не нарываться, ты всегда будешь в порядке. 

Политики в России делают все, чтоб турнир прошел максимально спокойно и позитивно. То же самое было на Украине в 2012-м: много страшилок в медиа, но ничего плохого не произошло. Люди наверху следят за тем, чтоб в их стране не было никаких скандалов. В течение четырех недель можно поддерживать безопасность в любой, даже самой безумной стране. Так что я не сомневался, что в России все будет спокойно. В конце концов, весь мир сейчас смотрит на Россию. А Путин очень хочет, чтоб Россию видели в хорошем свете. 

Я был в России в 1992-м, 2007-м и вот сейчас в 2018-м. Всегда – со сборной Англии. Сейчас прилетел из Молдовы в Москву, а затем на поезде доехал до Волгограда. 21 час на железной дороге! Но здесь так очаровательно. Люди не так привыкли к туристам, как в Москве и Петербурге, так что они цепляются за любую возможность пообщаться с иностранцем. Их немного шокирует, что наш английский – совсем не тот, что они учили в школе, но этот опыт общения с фанатами со всего мира становится для них невероятным. 

Я люблю атмосферу чемпионата мира. В Европе мы немного «зашоренные»: нам кажется, что мир – это лишь Европа. Но когда приезжаешь на большой турнир, видишь всех этих аргентинцев, мексиканцев, нигерийцев, австралийцев и вспоминаешь, какой мир на самом деле огромный. 

Тео и его отец Стивен

– Я всегда верил, что британские медиа не очень точны в освещении ситуации в России. К тому же мой отец жил в России 16 лет, в Москве и Санкт-Петербурге, и он убедил меня, что нам абсолютно ничего не угрожает. Я жил в России, когда был маленький, приезжал много раз, немного знаю язык. Но впервые в Волгограде, и это невероятно красивый город. 

Мы приехали два дня назад – и сейчас проживаем лучшее время. Это в очередной раз убедило меня, что не стоит верить медиа. Сейчас мы наслаждаемся, знакомимся с людьми: разные фанаты, разные национальности, разные истории. Ведь чемпионат мира – это именно об этом. 

Тунис – Англия – 1:2

Фото: Gettyimages.ru/Oli Scarff, Alex Morton; Дария Конурбаева

развернуть

Автор – Головин.

– 9 июня вы опубликовали пост, что будете комментировать матчи чемпионата мира. Время и место, где эта новость застала вас?

– За день до этого – в пятницу. В кабинете Константина Львовича Эрнста.

Вообще, предложение работать на Первом канале поступило в последних числах апреля. Тогда мы встречались с руководителем спортивной дирекции Ольгой Черносвитовой. Я достаточно давно неплохо ее знаю – раньше работала в Bosco и вообще вызывает симпатию. По прошествии времени в том числе. Черносвитова сказала, что хочет, чтобы я работал на Первом канале. У этого была предыстория, но к ней потом вернемся.

Я ответил, что не очень в это верю, но почему бы не попробовать. Стало понятно, что это должно пройти через Эрнста. Но понятно было и то, что никто не станет предметно разговаривать о чемпионате мира, пока не состоятся две вещи: инаугурация президента, которая сопровождается огромной телетрансляцией, и парад 9 мая. Время тянулось, тянулось. Потом еще тянулось. Думаю, у Эрнста имелись свои сомнения. А я скучал. В какой-то момент съездил в Питер повидаться с друзьями – в частности, с Сережей Шнуровым. Дальше в один день звонит Невзоров – мы с ним в теплых отношениях. Не буду пересказывать разговор, но он рассказал, что переговорил с Эрнстом.

– Вы его не просили?

– Нет. Скорее всего, Шнуров попросил. Но Шнура я тоже не просил.

Через несколько часов после Невзорова мне позвонили и сказали, что Эрнст хочет меня видеть. Я человек разумный и понял, что вряд ли он зовет, чтобы отказать. Это можно было сделать и без встречи. Я приехал, и все так случилось.

– То есть на Эрнста повлиял Невзоров?

– Они разговаривали. И очень давно знакомы, еще с довзглядовских времен. Глебыч долгое время работал советником Эрнста. А повлиял ли… Послушай, все на всех влияют. Я уверяю: есть область знаний, в которой Эрнсту пригодится и твой совет. Просто ты об этом не знаешь. Но такой день наступит, важно его не упустить. Я сейчас покажу одну фотографию. Кто бы мог подумать: был момент в истории России, когда Нобель Арустамян показывал путь Владимиру Путину.

– Зимой говорили, что поверите в Деда Мороза, если сможете поработать на чемпионате мира на ТВ.

– Ну да, я поверил в него. Он действительно существует. Но существуют еще пулеметы. Мороз пришел, подарок передал, но его тут же посекли.

– Вы сказали о предыстории.

– Да. Если помнишь, в канун Нового года я выложил большой пост в фейсбуке. Написал, что, судя по всему, чемпионат мира – мимо меня. Уж если Первый канал показывает класико и не приглашает, очевидно, что планы на меня не распространяются. Но дело в том, что мне предложили прокомментировать класико. Только я этого не сделал.

– Почему?

– Были неприемлемые условия. Мне позвонили в пятницу (22 декабря, пост Уткина появился 18 декабря – Sports.ru), игра – в субботу. Я готовился всю неделю к эфиру на «Силе». А в Мадриде уже находились два комментатора Первого – Карпин и Дементьев. Я уточнил: «Как же они?» – «Карпин будет там, а вы – в Москве» – «А Дементьев?» – «А ему пока не говорите». Я, естественно, объяснил, что это неприемлемо. Я не хотел так возродиться.

– То есть Первый хотел кинуть Кирилла?

– Это не называется «кинуть», на самом деле. Рабочие отношения – не то же самое, что человеческие. Речь идет о канале, который ведет тяжелую конкурентную борьбу. Он может принимать любые решения. Там этика не совсем то, что нужно, а интересы дела превыше всего. Например, снимается программа с эфира. Человек, может, всю жизнь в нее вложил, но какая разница, если она не нужна.

– А вы ведь для этого писали тот пост? Чтобы вас прочитали, вспомнили и пригласили?

– Все тексты направлены на то, чтобы их прочитали. Все вызывают разные последствия. Но чтобы заметили – не значилось моей целью. Просто это случилось под Новый год. В момент, когда мысли о жизненных рубежах лезут в голову. Я как бы подвел определенный итог и поделился им с друзьями. Но кто-то определенный его, видимо, тоже прочитал. И мне позвонили за сутки до матча, когда полететь в Испанию уже было нельзя. Если бы сказали раньше – один комментатор с канала мог не лететь. Но тут человек уже в городе. У него есть билет, место – он в любом случае пойдет на игру. Он приходит, а комментирует не он. Сидит и смотрит, как коллега комментирует с тем, кто работает из Москвы. Я бы не хотел оказаться на этом месте. Поэтому и отказался.

Кстати, в какой-то мере ситуация повторилась со мной в Ростове. Когда я сидел на трибуне на матче, который должен был комментировать. И тоже с Карпиным. А комментировал не я – Занозин.

– Вы на его месте отказались бы?

– Нет. Это решение канала, а он сотрудник канала.

– В случае с Дементьевым тоже было решение канала.

– Ну да. Но я не считаю необходимым ситуации равнять. Тогда я просто решил, что этого не сделаю.

***

– Как вам сообщили, что сотрудничество с Первым заканчивается?

– Было смешно. Я прокомментировал Испания – Португалия в Сочи, с утра на машине выдвинулся в Краснодар, чтобы оттуда поехать в Ростов. Дал большое интервью «Афише» по телефону. Следующий звонок был о том, что мы вынуждены приостановиться.

– Кто звонил?

– Не скажу. Какое это имеет значение?

– Ваша реакция?

– Всегда жду худшего, так что оказался прав.

– Но в Ростов и Волгоград вы поехали. То есть если бы из Москвы позвонили и разрешили, вы прокомментировали бы?

– Да, я был назначен. И мне же сказали, что сотрудничество приостанавливается. Конечно, поехал дальше – до Ростова. Там ждал, чем дело кончится. Оно не кончилось. И не должно было кончиться в тот день. А в понедельник все стало ясно. И я из Волгограда улетел в Москву. На следующий день мы встретились с Эрнстом и Файфманом (генеральный продюсер Первого канала – Sports.ru).

– Как они объяснили отстранение?

– Хочу сразу объяснить. Помнишь, какую формулировку я применил, когда записал видео? Я хочу об этом не рассказывать. Дело в чем. Во-первых, о том, что произошло, очень легко догадаться. Во-вторых, я готов рассказывать, что я сделал. Но зачем я буду помогать тем, у кого это получилось? Я не должен это объяснять. Обращайся к ним.

– А к кому обращаться? Миллеру, Громову (первый замруководителя администрации президента, курирует вопросы СМИ – Sports.ru)?

– Ну это уже как хочешь. Сам подумай. Но ситуация – проще не придумаешь.

– Я слышал несколько версий. Одна из них: вы прокомментировали первый матч, и кто-то со Старой площади вдруг услышал ваш голос. Позвонил Эрнсту и сказал: «Костя, это же неблагонадежный человек. Это же Болотная».

– Смотри. О том, что я буду комментировать на Первом канале, сообщила его пресс-служба. Сообщило огромное количество ресурсов. Это один из самых залайканных моих постов в фейсбуке, а у меня там немало народу. Плюс фейсбук для телевизионщиков – это такое корпоративное СМИ. После этого я ходил к Урганту, потом канал сделал такой псевдопафосный ролик, который активно крутился дня четыре. Дальше я был в программе «Время» перед матчем Испания – Португалия. Я прокомментировал этот матч, и мне после него позвонили и сказали, что сарафан прекрасный. Потом рассказали, что отличные цифры и что не соглашусь ли я заехать еще и в Волгоград – прокомментировать там игру со Слуцким. Мы с ним даже созвонились и все обсудили. А потом оказалось, что это невозможно.

Я готов допустить, как ты говоришь, что кто-то на Старой площади не знал, а потом узнал. Но думаю, дело не в этом.

– Еще одна версия: вы что-то не то написали в соцсетях. Например, пост про Навального, хотя Первый просил не писать о политике во время турнира.

– Не было таких условий, и от этого вообще ничего не зависит. Половина людей видит, что я работал и оказался отстранен, поэтому считает, что это я в эфире произнес слово «Навальный». Они правда так думают. Поэтому какая разница, говорю я о политике или нет.

Да и потом. Когда меня приглашают в гости на прием фонда «Выход» (благотворительный фонд содействия решению проблем аутизма, которому помогает Уткин – Sports.ru), меня просят прийти и не пахнуть говном? Нет. Так и здесь. У меня не возникает сомнений, писать заметки о говне или нет, когда я работаю на чемпионате мира.

– Вы же сами говорили, что неконтролируемый.

– Да. Но это не значит, что у меня слюни изо рта идут на ровном месте. Я в другом случае неконтролируемый.

А здесь очень жесткая и конкретная логика, которую легко понять. И которую я не расскажу. Я и так сказал достаточно, чтобы понять. Хочу пояснить еще одно. В силу особенностей проектов на ютубе я сам модерировал хвост комментов. Читал все комментарии, которые там писали. И понял, что у людей возникло ощущение, что Первый каким-то образом меня выгнал или передумал. В воздухе переобулся. Это не так.

Когда мы разговаривали о прекращении сотрудничества, я понял, что у меня есть редкая возможность сказать Эрнсту, что я о нем думаю. В этот момент стало очевидно, что мне он ничего плохого сделать уже не может. И мне нечего его бояться, не о чем просить, потому что только что наше сотрудничество закончилось. И я сказал, что всегда хотел поработать с ним. Мне очень приятно, что эта встреча состоялась. Я сожалею, что так прервалось, но Первый канал здесь совершенно ни при чем. У меня не может быть никакой обиды на него. Вообще.

– По моей информации, Эрнст даже предложил вам поработать осенью на нескольких матчах сборной. А вы сказали, что он разбил мечту, и вышли из кабинета.

– Неправда. Все совершенно не так.

– Но вам предлагали посотрудничать осенью?

– Мы вообще не разрывали отношения, если ты обратил внимание. Первый канал де-юре исполнил контракт. У нас была договоренность о работе, которую я проделал. И по которой он полностью со мной рассчитался. Гонорар еще не выплатил – надо подписать договор. Но выплатит. Хотя я даже не знаю, какой там гонорар.

– Как не знаете, если сразу сказали, что отдадите его на благотворительность?

– Сколько заработаю – столько переведу. Еще и от себя добавлю.

– Вам было неинтересно, сколько заплатят?

– А какая разница, если я с самого начала решил, что не буду получать за это деньги? И сейчас не собираюсь брать. Что я, Дзюба, что ли?

– Уже несколько раз вы повторили, что не имеете претензий к Первому каналу. Из-за того, что решение принималось не внутри него, а пришло сверху, и Эрнст не мог сопротивляться?

– Я же сказал, что хочу об этом не рассказывать. Я сказал достаточно, чтобы догадаться обо всем. Это не моя загадка, у меня нет проблем.

А к Константину Львовичу действительно не чувствую ничего, кроме благодарности. Я представляю его работу неплохо. Понимаю, что ему приходится выдерживать. Что на его команду давят. Мне кажется, я правильно себе представляю, что команда Первого делает ряд вещей, прилагая большие усилия вопреки разным силам. Находя компромиссы. Это немало. Мне бы на это не хватило сил. А когда мне не хватило бы – я уважаю таких людей.

– Те люди, из-за которых прекратилось сотрудничество с Первым, и те, из-за кого вы не поехали на Евро-2016 (в январе 2018-го Уткин говорил, что не поехал на Евро по решению «Газпром-Медиа» – Sports.ru), – одни и те же?

– Не знаю. Но думаю, что знакомы. У меня есть представление, кто они. Но я не присутствовал при принятии решения.  

***

– Что чувствует человек, чью мечту разбили?

– Не сказал бы, что прям мечта. Что я, маленький, что ли? Но, конечно, мне хотелось прокомментировать домашний чемпионат мира.

– Как не мечта? Вы постоянно говорили об этом.  

– Потому что об этом спрашивали. Я мечтал, но ровно так, как может мечтать 46-летний человек. Но у 46-летних мечты не разбиваются – они не сбываются. Разбиваются у 18-летних.

– Слезы были?

– Нет, конечно.

– А когда последний раз плакали?

– Сейчас легко вспомнить. Когда Марио Фернандес забил. Не навзрыд, я все-таки работал. Но слезы навернулись.

– До турнира вам поступали предложения поработать на чемпионате в других странах?

– Да, Средняя Азия, Украина. Но я что, дурак, что ли? У меня в стране происходит чемпионат, а я из страны поеду? Что за бред? Я не собирался уезжать.

– А из России, кроме Первого, обращались?

– Конечно. У меня не было прямого разговора с топ-менеджерами «Матча». Но возникало несколько разговоров с людьми, когда я понимал, что спрашивают оттуда.

Учитывая, как мы расстались и что происходило два с чем-то года, было очевидно, что вряд ли кто-то из топ-менеджеров «Матча» позвонит мне и скажет: «А не выпить ли нам с тобой, Вась, стаканчик вискаря?». Такого разговора получиться не могло. Поэтому шли разговоры через общих знакомых. Естественно, я дал понять, что об этом не может быть никакой речи.

– Это плавные заходы? «Что ты думаешь, как бы отнесся?».

– Да.

– Не так, что «давай на «Матч», дадим тебе зеленый свет»?

– Это вопросы интонаций. Все было понятно. Никто этого не скрывал. Это общие знакомые. Таких разговоров на протяжении полугода начиналось много. Порядка десяти.

***

– Было ощущение, что после отстранения коллеги и зрители вас похоронили – могли триумфально вернуться в профессию, но потеряли идеальный шанс.

– Кто меня может похоронить? Я делаю что хочу. Наоборот, пропали последние препятствия. И сейчас я даже вижу много плюсов, что так получилось. По крайней мере, теперь мне не нужно объяснять, почему я не работаю на телевидении. Потому.

– И запустили «Футбольный клуб» в ютубе.

– Он был бы в любом случае. Но тот вид, который приобрел в итоге, – это третья итерация. Сначала-то мы готовились делать с коллегами проект, который предполагал, что я нигде не работаю. Мне не хотелось идти на матчи. Думал где-то закрыться и смотреть турнир от начала и до конца по ТВ. Писать об этом, говорить и делать выпуски. Все бы происходило на фоне загородного антуража. Проект бюджетный, мы основательно заработали бы. Но потом поступило предложение Первого канала и идею пришлось задвинуть, потому что она требовала подготовки.

Нельзя же привлечь средства и сказать: «Вы знаете, я передумал, я работаю на Первом канале». Точно так же нельзя говорить Первому: «Ребята, вы знаете, уже 15 мая. Мне надо давать ответ партнерам, а вы все тянете. Я теперь точно не поеду в Сочи комментировать Испания – Португалия». Это было бы глупо. Поэтому я сидел и ждал.

Когда наступала ясность с Первым, стало понятно, что можно делать первые дней десять. Расписание, которое мне предложили, подразумевало путешествие с юга на север к Москве. Я помнил проект «Три репортера» и думал проделать весь путь на машине, проезжая города, села и даже веси. Но между первой и второй весью меня застигла новость, что это прекратится. Я вернулся в Москву, два дня подождал. И запустил третью версию.

– В этом плане отстранение помогло развитию ютуб-канала. До него ролики собирали мало просмотров, после – взрыв.

– Неправда. Давай посмотрим прямо сейчас. Вот самый первый ролик после России и Саудовской Аравии. У него 207 тысяч просмотров. Здесь 39 тысяч, но это больше количества подписчиков в тот момент – их было 29 тысяч. Вот 81, вот 139. Это даже записано еще до звонка Первого канала. Вот тебе 110.

– А потом 800, 300 и 500.

– Да, рост. Но что происходит, то происходит. Кто знает, что было бы – если бы. Конечно, когда мы расставались с Первым, я сказал: «Ребят, извините, но я хочу, чтобы первым объявил это я сам у себя». Любой человек на моем месте поступил бы точно так же.

– Сколько тратите на продакшн?

– Не скажу. Это не ваше дело. Но несколько больше, чем Юра Дудь на выпуск.

– Как? Вы же просто стоите перед камерой и рассказываете колонку. Должно быть меньше.

– На самом деле все сложнее. Но не расскажу. У меня дороже, потому что качественнее.

– Тогда скажите, сколько стоит рекламная интеграция.  

– По-разному. В одни программы стояла очередь – накануне или после матча сборной России. Накануне и по итогам финала. Но все это представляет коммерческую тайну.

Я надеялся, что, может, затраты на производство удастся отбить. Так и получилось. Нам удалось отбить и немножко заработать – 25% от вложенной суммы. Вообще, если речь идет о глобальном проекте, то первые шаги я делаю на свои. Если скажу: «Дайте мне миллион рублей на пилот», то ответят: «Старик, может, ты сделаешь проще или сам? Или пополам?». Почему в меня должен верить сторонний человек, если я могу сам? В итоге все получилось оптимистично. Сегодня получил серебряную кнопку ютуба за 100 тысяч подписчиков. А их уже 190 тысяч. Я горд результатами, динамикой. Особенно тем, что происходит то, чего я ждал.

– Прям ожидали? Дудь думал, что если у него 100 тысяч будет – уже супер.

– Юра же не такой опытный человек, как я. Может, ты не помнишь, но в позапрошлом году он решил сделать эпический материал для Sports.ru о «Футбольном клубе». Для этого материала брал у меня большое интервью. Когда расставались, он спросил: «А правда, что ты хочешь сделать «Футбольный клуб» в ютубе?» – «Да» – «Думаешь, получится там?». Проходит год, Юра – король ютуба. А я делаю чуть позже.

– Почему не тогда?

– Такую очередность выбрал для себя в определенный момент. Имелись другие дела и планы. В прошлый год брался за все работы. В каком-то смысле это было подтверждение востребованности. Сначала приходится делать что-то, потом появлялось еще что-то и еще. А какие-то обязательства на тебе уже лежат, неудобно отказываться. И к концу прошлого года мне приходилось тяжеловато. Понимал, что от многого нужно отказаться. В результате запустил канал только сейчас.  

– Нет ощущения, что ютуб – телевидение на коленке?  

– Это не так. Просто ютуб дает очень простой инструментарий для производства. В сущности, ты можешь делать там что угодно. Если бы 10 лет назад мне кто-то сказал, что выйти в прямой эфир из центра Москвы стоит 25 тысяч рублей, не поверил бы. Сейчас такое реально. Дальше вопрос – чем ты это наполнишь. Тут зависит от тебя.

Телевидение на коленке – самое правильное телевидение. Иначе как же так получается, что в 2014-м в стране происходит колоссальное спортивное событие, мы говорим, какая удача – Олимпиада, а что творится со СМИ? Было два спортивных канала, стал один. Во всех спортивных газетах поменялись главные редакторы. Некоторые из них закрылись. «Совспорт» агонизирует. Влияние «СЭ» с каждым годом все меньше. Рейтинговые  показатели «Матч ТВ» меньше, чем у «России 2». И платная подписка меньше, чем была у «Плюса».

– Это точно?

– Как может быть больше, если чемпионат России они показывают без гео-ограничений в ютубе? А потом не дают использовать это блогерам, хотя сами только что бесплатно показали. О каком заработке тут речь?

А то, что делаю я, Юра, Парфенов – это настоящее, прямое и честное телевидение. Не потому, что оно говорит, а как функционирует. Ты собираешь аудиторию и попутно продаешь им товары и услуги. Вот это телевидение.

Традиционные спортивные СМИ – не для читателей. Они для руководителей федераций, тех, кто башляет футбольным клубам. Но это аномальный способ функционирования. Их не очень интересуют тираж и цифры. А меня – очень.

– Не думаете, что ваш ютуб так попер только из-за чемпионата мира? Дальше цифры будут намного меньше.

– При чем тут эффект? Все знали, что будет эффект, но воспользовался им я.

***

– Весной вы мочили Черчесова.

– Я не мочил. Мочат слабых. У меня очень простой принцип: я выступаю только против сильных. Один мой друг сказал, что очень разочарован моими действиями после хорватов, потому что я не сказал о Смолове. Я ответил, что сказал. А, во-вторых, человека в таком положении пусть мочит кто-нибудь другой. Мне вообще не нравится, когда люди вымещают злобу на красивых, талантливых, богатых. Это по определению плохо. Это реакция толпы. Ей хочется возвыситься, а проще всего это сделать на слабых. Не скажу, что я всегда воздерживаюсь от этого, но стараюсь.

А тогда я написал, что Черчесова необходимо заменить после двух игр – с Бразилией и Францией. Когда начался сбор, сказал, что проехали. Что теперь можно рассчитывать только на то, что сборная сыграет за себя и страну.

– Не тренер придумает, а сборная сыграет?

– Что она сыграла выше сил – это выше и значимее того, что ей мог дать Черчесов, даже если бы он был супергением. Даже если бы мы все его поддерживали. Этот результат нельзя предвидеть. Люди забывают, что заметка живет один день, потому что меняется картина событий. Именно поэтому я ненавижу слово «переобулся». Не потому, что явления такого нет, а потому, что оно стало словом-паразитом. А вы что, не переобуваетесь изо дня в день? Погода поменялась – переобуваетесь.

– Но после всего этого не возникло желания извиниться?

– Странная постановка вопроса. «Оказавшись перед богом, что вы ему скажете?» –  «Извините»? Я не верю в бога. За что я должен извиниться?

– За то, что поливали говном.

– Не поливал.

– Слишком критически относились.

– Что определяет эту меру? Как я могу извиняться, что ошибся? Не ошибается только Лукомский, потому что пишет после того, как игра состоялась. Как можно говорить о том, что будет, и не закладываться, что произойдет ошибка? Да, я могу быть неправ. Я бы извинился, если бы понял, что какие-то факты нарочно принижал, подгонял под ответ. Но я не вижу, где это делал.

Да и потом. Если бы Черчесова интересовало, что я говорю, он мог бы об этом позаботиться и объяснить, что сам делает. Не мне – всем нам. Но он же ничего не объяснял. А мы пытались понять на основе фактов. Они такие: он рассказывает, как Комбаров может сдержать Салаха, а через две недели после этого Комбарова нет в составе сборной. Это за гранью моего понимания.

Или как я могу отнестись, если на пресс-конференции Черчесов говорит, что Акинфеев продолжает мое дело, а я играл на трех чемпионатах мира. Он на двух играл, на одном из которых сидел. Как к этому можно отнестись? Что он обсчитался, не умеет считать до двух и путает с тремя? Я не буду этого говорить, потому что уважаю его и не могу допустить, что он путает два и три.

Или извиниться за Жиркова? За то, что я сказал, что как можно брать одного Жиркова на позицию левого защитника, если ему за 30, у него куча травм и он не выдержит три матча подряд? А что, так не получилось, что ли? Каким флангом нас атаковали хорваты весь первый тайм? Разве не правым, где слева у нас играл Кудряшов? Что, у нас слева атаки развивались? У нас не было дублера на позицию Жиркова вообще. В большом турнире, где, если верить Черчесову, он надеялся на выход из группы. Это что, расчет какой-то? Это не расчет. Но прокатило.

Кстати, я регулярно делал опросы в твиттере, и с моими оценками люди соглашались. Я точно не прав только в одной оценке, которую эксплуатировал неоднократно – употреблял слово «профнепригоден». Это слишком сильное слово. Я действительно ошибался. Но извиняться за это не буду. Все остальное. Вот раньше говорили, что чемпионат мира – ярмарка талантов. Сейчас понимают, что это не так, потому что в определенный момент времени футболист может ярко блеснуть. А на протяжении сезона у него не получается. А чем футболист отличается от тренера?

Вполне объективное объяснение ситуации с Черчесовым – он оседлал волну. Понял, что под ним волна, и на ней поплыл. Это нормально, такое бывает. Просто в другой момент ее может не быть. Помнишь, что Дзюба и Черышев вышли на замену в первом матче? И Черышев вообще из-за травмы Дзагоева. Его не было на сборах и в матче. Разве это не описывается понятием «оседлать волну»?

Чтобы закрыть тему с извинениями. То была моя оценка. Я в ней ошибся. Но где здесь повод для извинения? Удивительная тенденция – мы все ищем, чтобы кто-то перед кем-то извинился. Чего все обидчивые стали? Тогда чего вы мне ничего не сказали? Все вы, которые просят сейчас извинений. Может, тогда вы тоже извинитесь?

Я считаю, что извиняются за грубость, хамство в трамвае. За ошибки – нет. А если хотите почитать человека, который не ошибается, сразу скажу: «Ребят, меня не читайте». Я всегда говорил: святое право комментатора – нести ##### [чушь]. Так же и святое право журналиста – ошибаться.

– При этом вы написали, что Рабинер должен фильтровать базар. Почему, если журналист может нести ##### [чушь]?

– А как там было сказано? «Глупо получать по ##### [лицу] за такой сервильный и бездарный текст». Уж если решил что-то сказать, то скажи как есть. Что ты там вышиваешь? Хотя я против рукоприкладства по определению.

Но в целом – подрались два человека, ровесники, никто из них не инвалид и не боксер. Ну чего это обсуждать? Как можно обсуждать, стоит ли солидаризироваться с «СЭ?» С кем и когда они сами солидаризировались? Когда меня ножом в спину ударили, никто об этом даже не написал. И я что-то не помню, чтобы «СЭ» поддерживал какие-то акции из-за того, что журналисты погибали. Хотя все сообщество это делало. А вот то, что зам главного редактора «СЭ» написал, что травма Кокорина – это кармическое воздаяние, хорошо помню.

Понимаю, человека бы избили – тогда это повод для обращения в суд. Но тут просто синяк под глазом. И чего? Мне Павлюченко обещал язык отрезать. Я сказал: «Ну попробуй».

– Когда вы последний раз получали за свои высказывания?

– В жизни были две серьезные драки из-за этого. Но не скажу, когда и как. Ты даже не знаешь с кем.

– Малосолов рассказывал, как в ресторане фанаты ударили вас «вскользячку» за то, что вы постоянно наезжали на них. Вы ничего не ответили и молча слушали оскорбления.

– Этого не было. И Малосолова там не было. Тогда мы с коллегами праздновали мой день рождения. Но никто меня не бил. Вообще, ниже моего достоинства комментировать слова Малосолова. Просто ниже плинтуса. У человека ни стыда, ни совести, ни профессии.

***

– Когда вы последний раз бухали?

– Употреблял алкоголь? В конце марта. А 11 месяцев в году практически не пью. Позволяю только на день рождения и вокруг Нового года. Мне так удобнее жить. Мне алкоголь совершенно не нужен. В определенный момент отказался от него – это возрастная вещь. Понял, что от него хуже. Хуже себя чувствую, хуже восстанавливаюсь. Это своего рода диета. Мне надоело, вот и все.

– Тогда в каком состоянии писали твит про Равшана Ирматова?

– Я же сказал, что употреблял в конце марта. Больше того, тот матч я смотрел в ресторане «Бабель» в компании одного бывшего и одного действующего члена Совета Федерации. И вообще там собралась большая компания. А после окончания игры я записал «Футбольный клуб» с названием «Катастрофа Месси».

– Но даже трезвым вы должны были фильтровать базар?  

– Я извинился. И, кстати, на прошлой неделе списывался с Казанским. Он комментировал в Узбекистане полуфиналы и финал. И сказал, что Равшан передал мне подарок.

– Это хорошо, но давайте про извинения. Они были, но в очень странной форме. Заканчивались так: «10. Девятого достаточно».

– В них я объяснил логику своего поступка.

– Если бы сидели с Ирматовым за одним столом, могли бы ему в лицо сказать?

– Зачем мне говорить в лицо? Люди, которые говорят, что судья – пидорас, они ему это в лицо произносят когда-нибудь? А он бы судил за столом, как другие играют в футбол? Нет. Ну и вот. Меня вообще удивляет вопрос: «А мог бы ты сказать ему это в глаза?». Вот мне нужно бегать за человеком. А если я про Рауля написал текст, мне нужно бегать за ним тоже? Я журналист.

– Зачем вы наехали на Ирматова изначально?

– Не наехал. Это был эпатаж, попытка изобразить эмоцию.

– И вы специально часто делаете такие эпатажные вещи?

– Да.

– Наезжаете на белорусов, например.

– Это не относится к случаю с Ирматовым, но в целом мне нравится правило, что дураки и гуси существуют для того, чтобы их дразнить.

– Почему белорусы – дураки?

– Я этого не говорил. Ты просто спросил, почему я троллю. Я ответил. Разумеется, надо знать меру, я ее знаю. Если интересует, я не езжу в Белоруссию.

– Почему выбрали ее объектом троллинга?

– Я не выбирал, так получилось. Мне это осточертело уже. Но иногда я продолжаю, когда нарываюсь на ответ, который выдает в отвечающем дурака или гуся.

– Вы понимаете, что оскорбляете нацию?

– Не оскорбляю, неправда.

– «Белорусы – конченные провинциалы».

– А что, это оскорбление? Пусть кто-нибудь из конченных провинциалов подаст на меня в суд. Это не оскорбление. Оскорбление – конкретное юридическое понятие.

– Есть законы, а есть правила, по которым мы живем.

– А есть люди, которые обижаются на местоимение «ты». Те, кому в глаза не посмотреть. А за выражение «## твою мать» на Кавказе вообще убить могут.

– Сейчас я плесну в вас водой. Под юридическое понятие это не подпадет, но вы оскорбитесь.

– Могу оскорбиться, не знаю. Если тебе интересно, попробуй.

– Вы же понимаете, что поступать как вы – нехорошо?

– Я нехороший человек. Не претендую на то, чтобы называться хорошим.

– Для чего вы это делаете?

– У меня нет какой-то одной причины для объяснения всех своих поступков. Но если мой поступок хоть сколько-нибудь относится к журналистике, то напомню, что журналист – это тот, кто в доме повешенного говорит о веревке.

– Троллинг белорусов…

– Я не троллю белорусов. Если люди, которых я троллю – из Белоруссии, это не значит, что они для меня белорусы.

– Не думаете, что ведете себя как мудак?

– Мне все равно, как оценивают мои поступки другие люди. Есть небольшое количество людей, чье мнение о поступках меня интересует. И нет ни одного человека, чье мнение меня интересовало бы по каждому моему поступку. Я очень ценю мнение мамы, но не буду спрашивать ее о журналистской деятельности.

– «Ирматов – ишачий сын». Вы повели себя как мудак?

– В определенном смысле, конечно, да, потому что не ожидал той реакции, что последовала. Это как тогда, когда я стер публикацию в инстаграме – собака в окружении овец. Косвенно речь шла о матче «Спартак» – «Терек». Я пошутил на одну тему, а меня не поняли. Конечно, там имело смысл стереть и извиниться, потому что меня не поняли.

– Вы стерли, потому что вам позвонили из Чечни.

– Какая разница откуда? Я стер, потому что меня поняли неправильно. Не могу показать, но есть прекрасная переписка с Магомедом Даудовым. Кстати, после этого случая он неоднократно приглашал меня в Чечню. Делился впечатлениями от встречи с Салахом.

И как ты еще поймешь, что тебя неправильно поняли, если тебе не сказали? Или ты считаешь, что для меня звонок из Чечни – автоматически повод извиниться? Как будто возникало мало конфликтных ситуаций с людьми оттуда. В том числе с окружением «Терека».

– И вы не всегда делали так, как они просили?

– Надо находить общий язык. Реакция обычно бывает быстрая, но она и проходит быстро.

– То есть чеченцы на вас не давили?

– Мы беседовали на эту тему. И я уверяю, что Даудов разговаривал предельно вежливо по сравнению с тем, что можно ожидать в такой ситуации от представителя «Терека». Одно время я собирал факсы. Они пропали, но их накопилось листов 30 – с требованиями принять меры по поводу того, что я говорил на «Плюсе» о клубе из Грозного. И не только я. Там возникали очень разные выражения. И в разговорах разные. В разговоре с Даудовым не было ничего грубее слова «жопа».

– У вас был выбор – удалить или нет?

– Всегда есть выбор.

– Что, если бы вы оставили публикацию?

– Слушай, я сделал поступок, принял решение. А что было бы, если бы я сейчас не заказал клубничный лимонад? Что-то было бы, наверное.

– После того как вы что-то публикуете, а потом удаляете или обещаете, но не выполняете, вас воспринимают ########## [балаболом].

– Знаешь, в мире нет человека, с кем я поспорил лично и не компенсировал ему исполнение пари. Если ты про бритье налысо, то тогда я ни с кем конкретно не спорил, и никто не вправе мне предъявлять. Нет такого человека.

Ты спрашивал меня про воздержание от алкоголя. Первый мой случай как раз был связан с пари. У меня есть знакомый, который тогда держал сеть аптек. Хороший товарищ, собутыльник. Мы разговаривали, и речь зашла о воздержании. Слово за слово – поспорили. На то, что я 7 месяцев не пью. Если проигрываю – 7 дней подряд работаю у него в аптеке в общем зале. Если он – платит деньги. 7 тысяч евро – по тысяче за каждый день, причем все и сразу. Я выиграл, он заплатил. Но если бы я проиграл – честно отработал бы у него.

– Если по поводу бритья ни с кем не спорили, зачем произносили это?

– Да так, вырвалось.

Фото: instagram.com/realradioutkin; instagram.com/egrisi_afc; youtube.com/channel/Василий Уткин; РИА Новости/Александр Вильф, Алексей Даничев, Григорий Соколов

развернуть

Виталий Суворов – о главной проблеме современных суперзвезд. 

Поль Погба играет за «Манчестер Юнайтед», получает что-то около 300 тысяч фунтов в неделю и занимает пятое место в списке лучших ассистентов АПЛ в этом сезоне. У француза почти 22 миллиона подписчиков в инстаграме, еще 12 миллионов следят за ним в фейсбуке и твиттере. Если вы украдете его телефон, то найдете там фотографии с Джулией Робертс, Бейонсе, Рианной и Джесси Лингардом. Он отлично играет в FIFA и танцует. У него есть хэштег и эмодзи. А еще он был бы не против когда-нибудь очутиться в одной команде с Неймаром. Что об думает сам Неймар? Здесь пока без ответа. Но кто вообще не хотел бы оказаться в одной компашке с бразильцем?

Уже летом нападающий «ПСЖ», вероятно, станет самой грандиозной покупкой в истории «Реала» и окончательно превратится в ключевую фигуру мирового футбола. В июне его сборная легко выйдет из группы и дойдет как минимум до полуфинала чемпионата мира – настроение явно будет чудесным, даже если сам Ней в этот момент будет разминать ноги где-нибудь на пляжах Майми или Лос-Анджелеса. У Неймара полно времени, денег, возможностей и рекламных контрактов. Он в Париже. Ему всего 26. Paddy Power вот-вот накинет на громадного Иисуса Христа, охраняющего берега Рио, футболку с десятым номером. Еще десять матчей за сборную – и даже Пеле останется позади. Жизнь – мечта. Талант в чистом виде.

Так почему же мы только и делаем, что колошматим этих парней целыми днями?

После матча с «Севильей» Рой Кин заявил, что Поль «ведет себя на поле как школьник и не приносит «МЮ» никакой пользы». Дидье Дешам считает, что Погба «способен на большее». Пол Скоулз скорее выпустил бы на поле парочку пьяных студентов из ближайшего парка, чем позволил бы Полю отыграть все 90 минут. Неймар? Тут даже не надо ничего объяснять. Если вы не болеете за «ПСЖ» и «МЮ», то с большой вероятностью считаете этих ребят самыми обычными раздолбаями, пустышками, почти что мошенниками, фронтменами фальшивой и кривляющейся инстаграм-эры, которые никогда в жизни не выйдут на уровень Бергкампа, Зидана, Анри, Дель Пьеро, Джеррарда или Пирло – по крайней мере в том, что касается репутации, внутренний силы, стержня, признания, мужества. 

Все это очень похоже на правду – скорее всего, это она и есть – но что, если проблема тут вообще не в Неймаре и Поле?

Что, если мы просто не заметили, как одна эпоха сменила другую, в раздевалки провели интернет, а на парковочном месте Джона Терри у «Стэмфорд Бридж» радостно запружинили кудри Давида Луиза? Что, если между Полом Скоулзом и Полем Погба нет вообще ничего общего, кроме имени и профессии? И стоит ли в принципе сравнивать игроков вроде Неймара с людьми, которые чистили бутсы Райкарду, слушали матюки Шмейхела и грели сидушки для Уайза?

Безусловно, футбол изменился, и мы слышали это особенно часто после рекордного перехода Неймара в Париж. Но разве это касается только гигантских зарплат, сумасшедших трансферов или количества легионеров в заявке? На старте карьеры в «МЮ» семнадцатилетний Жерар Пике чуть не обделался, когда у него в рюкзаке завибрировал телефон – просто потому, что Кин бросил на него такой взгляд, будто вот-вот затолкает этот телефон ему в задницу. Винни Джонс являлся в кошмарах и соперникам, и партнерам, а Тони Адамс крыл матом вообще всех подряд – до той самой минуты, пока в твоей голове не звучала сирена и тебе не хотелось доказать этому полудурку, что ты играешь в футбол не хуже него.

Запустите Винни и Тони в раздевалки сегодня – и через несколько дней игроки устроят истерику в твиттере, влетят «Борнмуту» со счетом 0:7, а затем еще и организуют плаксивый эфир где-нибудь на Sky Sports. Позвольте Унаи Эмери послать Нея к черту – и вы действительно больше его не увидите. Марк Цукерберг не унижает и не запугивает сотрудников в духе Джобса, а если бы Анна Винтур стала главным редактором Vogue не в 1985-м, а в 2017-м, ее давно затаскали бы по судам. Футбол просто пошел той же дорогой, что и весь остальной мир – толерантной, уважительной, терпеливой, «только попробуй сказать мне что-нибудь неприятное – и ты сразу же за это заплатишь».

Само собой, все это – хорошие новости. Как бы мы ни скучали по супербоссам вроде Кина и Джобса, вы вряд ли захотели бы прийти к ним на собеседование. Вот только если за пределами спорта весь этот мягкотелый, спокойный, «Отличная работа, сынок!» подход в худшем случае приводит к ситуациям в стиле «Мне 30, и я до сих пор живу с мамой», то в футболе мы просто получаем парней, которые лет двадцать назад вышибали бы зубы соперникам и вели игроков за собой, а теперь скрываются от давления в инстаграме, обижаются, устраивают скандалы и успокаивают себя отговорками.

Просто спроецируйте эту ситуацию на реальную жизнь. В прошлом году мне исполнилось 25. В 1890-м мне бы уже устроили похороны. В 1933-м у меня было бы шесть детей. В 1984-м – собственный бизнес. В 2018-м? Я играю в PlayStation и засыпаю под «Симпсонов» по субботам. Может, я почувствовал себя взрослым, когда впервые устроился на работу? Неа, не помогло. Может, помогут Серьезные Отношения? Нет, тоже мимо. Что ж, видимо, придется ждать первых детей – главное, чтобы в этот момент мне не пришло уведомление в твиттере о том, что South Park только что выкатил новый сезон. И да, точно так же, как я, себя чувствуют еще несколько миллионов людей, которые зависли в этом странном, растянутом «Погодите-ка... то есть у моего отца к этому моменту уже были пара-тройка разводов, двое детей, автомойка и четыре костюма, а я только что играл в Football Manager 13 часов подряд?» возрасте.

Нет никаких сомнений в том, что Поль Погба – как и Неймар – блестящий талант. Поймайте его в удачный момент – и более точной имитации ЛеБрона Джеймса в футболе вы просто не найдете. Контроль ног как у какого-нибудь выдающегося танцора, реакция как у боксера, скорость, выносливость, удивительно длинный шаг, который моментально выделяет его на поле и производит совершенно уникальное впечатление... Ну, знаете, как будто он вообще не старается, но если вдруг будет нужно – без проблем выбежит на какое-нибудь шоссе и начнет обгонять всех подряд, параллельно перепрыгивая через автомобили.

Кто знает, возможно, если бы мы отправили его в 2002-й, отобрали снэпчат и закрыли в одном тренировочном лагере с Патриком Вийера, Дженнаро Гаттузо и Златаном Ибрагимовичем – не обязательно грязными, но обязательно жесткими, твердыми, бесстрашными футболистами – мы бы получили совсем другого игрока. Вот только вместо этого Мино Райола увез Поля даже от Сэра Алекса Фергюсона – и теперь уже точно нет никакого смысла надеяться, что однажды утром Погба проснется в своем манчестерском доме, заправит кровать и моментально превратится в какого-нибудь винтажного харизматика вроде Скоулза и Лэмпарда.

«Когда Фрэнку было 23 года, он уже был мужчиной, – как-то сказал Моуринью репортерам France Football. – Сегодня же 23-летние игроки – это дети, обычные дети. И все, что их окружает, не помогает им ни в футболе, ни в жизни». «В 2018-м все иначе, – рассказывал Жерар Пике в конце той самой истории о рюкзаке, телефоне и убийственном взгляде Кина. – У всех этих детей теперь есть айфоны, в которых они сидят перед матчами. Раньше такое бы не прошло. Особенно в «Манчестер Юнайтед» и особенно при Рое Кине. Мы живем в другом мире».

Фото: Global Look Press/Panoramic/ZUMAPRESS.com; instagram.com/paulpogba; instagram.com/m10_official; instagram.com/neymarjr; REUTERS/AI Project, Andrew Burton

развернуть

Похоже, был конфликт с Аллегри.

Расставание «Ювентуса» и Клаудио Маркизио обошлось без скандала. Не было ни демонстрации протеста со стороны болельщиков, ни разгромных материалов на два разворота в Tuttosport, ни провокационных вопросов на пресс-конференции.

Все прошло буднично: заявление о расторжении контракта за день до закрытия трансферного окна, выплата футболисту 3,5 млн евро, благодарственный пост официального твиттера клуба да прощальное письмо полузащитника в инстаграме. И сожаления, сожаления, сожаления…

 

За последнюю неделю стороны этого представления (конфликтом происходящее назвать сложно) если и пытались превзойти друга друга, то только в количестве упоминаний фразы Джампьеро Бониперти: «Победа – это не самое важное. Это единственное, что имеет значение». Клаудио, например, в своем прощальном письме использовал слова экс-президента «Ювентуса» аж четыре раза. 

Маркизио провел в «Юве» 25 лет, пройдя все ступени – от детской до основной команды. К своему 30-летию он заработал негласный статус «бандьеры» (от итал. bandiera – флаг, знамя), его портреты украшали подтрибунные помещения «Альянц Стэдиума», он попал в большинство версий символических сборных «бьянконери» после кальчополи. А еще Il Principino никогда не конфликтовал с тренерами, не допускал резких заявлений и не совершал дисциплинарных проступков. Это было последовательное восхождение на вершину, чтобы встать в один ряд с такими игроками, как Фурино, Беттега и Дель Пьеро.

Его автобиография «Черное на белом» пропитана комплиментами в адрес всех, с кем он когда-либо пересекался: от Дель Пьеро, Дзанетти, Трезеге, Буффона, Недведа и Дешама до Аньелли, Конте, Бонуччи, Кьеллини, Аллегри и Маротты. Отдельной похвалы удостоились Кройф, Тарделли и Джеррард. Маркизио даже в какой-то мере удалось предвосхитить будущее «Ювентуса» и ответить на главный вопрос современности: «Кто круче: Месси или Криштиану?».

«Месси и Роналду позволили мне понять разницу между чемпионом и феноменом… Месси с помощью своей [левой] ноги умеет делать все и даже больше, чем все. Но Роналду более совершенный». Напомню, что в Италии распространена классификация футболистов, которую в 1960-х ввел легендарный тренер «Милана» Нерео Рокко. Согласно ей, игроки делятся на пять категорий, и феномен стоит выше всех остальных.  

А вот отрывок, посвященный Массимилиано Аллегри: «Он тренер более европейский, чем итальянский. Это правда, что для нас [итальянцев] тактика очень важна, но Мистер – один их тех, кто особенно ценит индивидуальные качества, которые есть у каждого его футболиста. И которые позволяют улучшать игру всей команды. Он буквально живет футболом, со страстью и самоотверженностью, но без того напряжения, которое свойственно многим тренерам».

В общем, если бы Дейл Карнеги был жив, он бы обязательно привел Клаудио Маркизио в качестве положительного примера в новом издании своей книги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей». По крайней мере, в той главе, где автор приводит один из своих главных постулатов: «Никогда никого не критикуйте».

Но у Маркизио что-то пошло не так.

Ожидание: статус почетного сенатора, выигрыш очередного скудетто, реальные шансы поднять Кубок чемпионов, шампанское в раздевалке, плавное завершение карьеры, торжественные проводы на «Ювентус Стэдиум», перспективы работы на административной должности в клубе. 

Реальность: агент полузащитника (эту роль выполняет его отец Стефано) лихорадочно подыскивает своему клиенту варианты трудоустройства. География возможного следующего места пребывания Маркизио обширна – от России до Канады. «Спортинг», «Монако», «Зенит», «Торонто», Катар – всех их объединяет одно. Они не «Ювентус».

А ведь в современной Италии жизнь для легенды после тридцати только начинается! В этом возрасте Антонио Ди Натале и Лука Тони выигрывали титул капоканноньере, Альберто Джилардино выводил «Скуадру Адзурру» на ЧМ, Андреа Бардзальи получал приз Gran Galà del calcio, Франческо Тотти в третий раз за десятилетие заставлял нас переосмыслить значение роли треквартисты, Андреа Пирло проводил выдающийся сезон, а Даниэле Де Росси подписывал самый жирный контракт в серии А.

Если Маркизио и выбивался из этой компании, то не слишком сильно. Почти не играл в последний год? Преодолевал последствия тяжелой травмы колена. Деградировал? Сомнительно. Прошлым летом, по мнению большинства наблюдателей (и, что гораздо ценнее, самого Аллегри), он был одним из лучших во время предсезонки. Пресса восхищалась его игрой в матче против «Барселоны», предрекала возвращение в стартовый состав и называла лучшей покупкой «Ювентуса» на сезон 2017/18. 

Не выдерживал конкуренции? Но сейчас в команде много новых игроков, и даже для Криша стоит вопрос адаптации в серии А. Что уж говорить про Джана и остальных. В этой ситуации не очень разумно разбрасываться опытным полузащитником, который хорошо знаком с требованиями Аллегри.

Потерял скорость? Но сам тренер планировал использовать его на менее энергозатратной позиции – перед обороной. Именно там осенью 2014 года Маркизио несколько раз удачно заменил травмированного Пирло, чем помог Максу удержаться во время турбулентного перехода от футбола Конте.

Был ли у Маркизио конфликт с Аллегри? А вот это правильный вопрос. Клаудио – слишком мягкий и осторожный, чтобы выносить подобное на публику. Да и дипломатичный Макс никогда, даже в случае с Бонуччи, не позволял себе ничего резкого в адрес игроков. Но есть основания предполагать, что разногласия все-таки были. Достаточно послушать людей, которым небезразличен Il Principino. Например, жена игрока сразу после появления шокирующей новости оставила весьма многозначительный комментарий к его посту в Instagram. 

Роберта Синополи процитировала фразу Микеле Плачидо (который, кстати, старый тифозо «Ювентуса»): «В футболе, как и в кино, лучше, когда о тебе сожалеют, чем когда тебя терпят». СМИ озаглавили новость об этом так: «Жена Маркизио атакует туринский клуб». Можно было бы заподозрить их в попытке придумать конфликт, но ведь Леди Маркизио не в первый раз комментирует ключевые события в карьере своего супруга.

18 февраля 2018 года «Ювентус» победил «Торино» со счетом 1:0. Накануне встречи все ведущие итальянские газеты предполагали, что Клаудио как минимум появится на поле во втором тайме. Для этого были причины. Несколькими днями ранее «Юве» провел тяжелейший матч против «Тоттенхэма» в Лиге чемпионов, и группа не восстановилась на 100%. Да и не случайно Маркизио заслужил прозвище «Человек дерби» – на его счету четыре гола в играх против «Торо». Однако Аллегри так его и не задействовал. Синполи на этот раз решила процитировать слова Джанни Эрреры, что терпимость заканчивается вместе с взаимным уважением.

В тот период положение Аллегри в «Ювентусе» было весьма шатким. В чемпионате «бьянконери» сдерживали великолепный «Наполи» Маурицио Сарри, но в Лиге чемпионов их шансы котировались не слишком высоко. В Турине говорили, что четыре года на посту тренера гранда – более чем достаточно. Как впоследствии стало известно, только чуть не состоявшийся феноменальный разгром «Реала» убедил руководство доверить Аллегри строительство новой команды – самой звездной в новейшей истории клуба.

Однако в феврале никто не мог дать гарантий, что Макс останется. И не воспринял ли Аллегри, давний поклонник Макиавелли, слова синьоры Маркизио как предательство? Ведь у них с Il Principino всегда были особые отношения – тот дважды публично поддержал тренера в сложных ситуациях: кошмарной осенью 2015 и после демарша Бонуччи.  

Макс, как никто другой, умеет казаться добродушным и даже наивным. Этакий простачок. А его оптимизм, уверенность в себе и самоирония находят отклик в сердцах простых болельщиков. И он для них – свой парень. Это подчеркивает и самая популярная пародия на Аллегри в исполнении трио комиков Gli Autogol, когда ни одна фраза Макса не обходится без использования ругательства puttana maiala. Например, в одном из выпусков герой фильма «Зеленая миля» в исполнении Тома Хэнкса голосом Аллегри жалуется травмированному Полю Погба накануне полуфинала Лиги чемпионов против «Реала»: «Если ты не вернешься, Поль, мне придется выставить Падоина против CR7. Падоина против CR7, puttana maiala. Ты понимаешь, Поль?» 

Таков Макс. Интеллектуал, но не ботан. Все замечающий и умело пользующийся советами флорентийского секретаря. А что рекомендовал делать Макиавелли с ненадежными соратниками, которые плетут заговоры против своего синьора, да еще используя родственников? Читайте трактат «Описание того, как герцог Валентино избавился от Вителлоццо Вителли, Оливеретто Да Фермо, синьора Паоло и герцога Гравина Орсини».

Трудно сказать, в какой момент терпению Аллегри пришел конец. Не исключено, что это случилось три месяца назад, когда отец Маркизио неосторожно заявил: «Клаудио всегда был лидером раздевалки. Просто спросите это у Игуаина, Дибалы, Бернардески и остальных». И сказано это было не вовремя – Маркизио всеми силами пытался продержаться в «Ювентусе» до истечения действующего контракта. Полузащитника могла спасти удачная предсезонка, но для этого требовалось содействие тренера – новые позиции и новые роли. Макс же предпочел не заморачиваться, и расставание стало неизбежным.  

Чему нас учит пример Маркизио? Преданность – товар, который имеет цену. И в ХХI веке не все гранды готовы за нее платить. Даже «Ювентус» с его традициями итальянизации вынужден адаптироваться к современным условиям. 

Не случайно, что впервые за 100 лет в новой эмблеме клуба нет быка – символа Турина. Этим «Синьора» дистанцировалась от статуса городской команды. Покупка Роналду – очередной шаг к превращению «Ювентуса» в глобальный бренд. И на этом пути нет места сантиментам. Напротив, расчет и цинизм приносят наилучшие результаты.

Когда-то Стив Джобс отпустил Возняка, и это не помешало ему превратить Apple в самую дорогую компанию в мире. Когда-то Марчелло Липпи предпринял все, чтобы Роберто Баджо покинул Турин, и это не помешало ему сделать «Юве» сильнейшим клубом Европы. Когда-то Антонио Конте настоял на уходе Алессандро Дель Пьеро, и это не помешало ему избавить «Юве» от проклятия седьмых мест. 

Ты можешь думать, что все делаешь правильно. Но эта модель поведения ничего не гарантирует. Нельзя рассчитывать на благодарность, единственно верный рецепт – быть полезным здесь и сейчас. Но рано или поздно придет тот, кто укажет тебе на дверь. И сейчас этот человек, скорее всего, тебе улыбается. 

Всем, кто любит Италию, мы говорим GRAZIE!

Телеграм-канал Алексея Логинова

Последние материалы блога:

Город, где Роналду должен выиграть шестую Лигу чемпионов

В этом году серия А – самый крутой чемпионат в Европе

Анчелотти вернулся в Италию почти иностранцем. Теперь он главный соперник «Ювентуса»

Фото: globallookpress.com/Dpi/ZUMAPRESS.com, Madridismo Sl/ZUMAPRESS.com, Mark Smith/ZUMAPRESS.com, Brooks Von Arx/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Andrew Couldridge; instagram.com/robysinopoli

развернуть

Правило 50+1, вековые традиции и власть болельщиков.

Для начала нужно рассказать о том, как выглядит организационная структура немецких клубов.

Почти все знаменитые футбольные команды Германии («Бавария», «Шальке», «Боруссия», «Гамбург», «Вердер») создавались 100 лет назад и регистрировались в то время как кружки по интересам – наряду с любителями ароматного табака, владельцами йоркширских терьеров или фанатами преферанса. В едином реестре такие клубы указывались с пометкой eingetragener Verein (e.V.), то есть зарегистрированный союз. На эмблемах некоторых клубов еще можно встретить эти инициалы («Дармштадт», «Брауншвейг»), хотя в последнее время при ребрендинге большинство команд от них отказывается.

«Шальке-04», сезон 1908/09

Особенность такой организационно-правовой системы – клубы по закону не имеют права извлекать прибыль, ведя коммерческую деятельность. Правда, есть оговорка, что это можно делать, если все полученные средства идут исключительно на нужды союза.

К примеру, вы отыскали семь единомышленников, создали союз и собрали классную футбольную команду. Настолько классную, что на нее можно продавать билеты. Так вот, выручка с реализации билетов не может в итоге осесть на вашем банковском счете и планомерно обрастать процентами. Это плохая идея, за нее членов союза привлекут к ответственности. Хорошая идея – расплатиться вырученными деньгами за аренду зала, где играет ваша команда, или купить несколько новых мячей. 

Как правило, 100% капитала такого Общества – это членские взносы. Все самые важные решения принимает правление клуба, которое избирается всеми его членами. Вход для спонсоров открыт лишь в том случае, если они согласны давать деньги, не спрашивать, куда и на что они будут потрачены, и не лезть в управление.

Как немецкие клубы зарабатывают?

В тот момент, когда футбол стал чем-то большим, немцы поняли: чтобы развиваться, нужно создавать отдельное акционерное общество и делать основной бизнес под его эгидой.

Так появились юридические лица, выделенные из большого «зарегистрированного союза» специально для этих целей. В новые юрлица вошли те структуры клуба, которые лучше всего помогают извлекать прибыль. Это, конечно, первая команда; еще часто добавляется молодежное подразделение. К слову, футболисты сегодня заключают контракты не с головным союзом e.V., а непосредственно с акционерным обществом (AG) или с обществом с ограниченной ответственностью (GmbH), которое от него отпочковалось. И прибылью от трансферов в таком случае можно распоряжаться по своему усмотрению. Чаще всего клубы инвестируют в команду 90% выручки и только 10% – в сторонние проекты.  

Спонсоры, которые до этого делились с любимым клубом деньгами, получая взамен лишь рекламу на билбордах вокруг стадиона, превратились в инвесторов – со своей долей в капитале, но по-прежнему без права определять стратегию клуба. Немецкая футбольная лига (DFL) поставила блок на любителей наживы, шейхов и прочих авантюристов. В 1998 году вступило в силу правило 50+1, согласно которому большинство голосов в юридических лицах, которые образовали клубы бундеслиги, должно оставаться за членами того самого зарегистрированного союза.

Как это работает на деле?

Менхенгладбахская «Боруссия» была основана в 1900 году, и в паспорте ее имя записано как Borussia Verein für Leibesübungen 1900 e.V. – то есть клуб для физических упражнений. В 2003 году на основе зарегистрированного союза было создано общество с ограниченной ответственностью Borussia VfL 1900 Mönchengladbach GmbH, куда вошли 30 профессиональных игроков, молодежная команда и весь персонал указанных структур. Сегодня Borussia Verein für Leibesübungen 1900 e.V. владеет 100% акций Borussia VfL 1900 Mönchengladbach GmbH, то есть совет директоров состоит полностью из членов союза.

Общество не искало помощи инвесторов. Менеджмент «Гладбаха» так разумно выстроил экономическую политику, что за последние 10 лет оборот Borussia VfL 1900 Mönchengladbach GmbH вырос с 65 миллионов до 197 миллионов евро, а прибыль в 27 миллионов евро в 2017 году после вычета всех затрат стала рекордной за всю историю клуба. «Боруссия» – пример того, что необязательно ждать богатого катарца с золотой картой, чтобы стать успешным клубом. Достаточно собрать в руководстве компетентных людей.

«Бавария» тоже добавила свою первую команду в отдельную структуру FC Bayern München AG, но плюсом к этому одобрила еще три компании в качестве инвест-поддержки – Allianz, Audi и Adidas. У каждой из них по 8,33% акций (стоимость такого пакета – порядка 100 миллионов евро), остальные 75,01%  принадлежат Большой «Баварии» – Fußball-Club Bayern München e.V., так соблюдается правило 50+1. Стать стратегическим партнером мюнхенцев дано не всем. Три указанных выше концерна – близкие друзья, поэтому их с удовольствием приняли в семью. Чужим, пусть и очень богатым, тут не рады.   

«Боруссия Дортмунд» – вернее, Ballspielverein Borussia 09 e.V. Dortmund – владеет всего 5,53% акций выделенной в отдельное юридическое лицо фирмы Borussia Dortmund GmbH&Co. KGaA. Это еще одна форма управления – акционерно-коммандитное товарищество. 60,36% акций принадлежат стороннему капиталу и обращаются на фондовой бирже. Но так как в совете директоров большинство голосов принадлежит непосредственно клубу, претензий к «Дортмунду» нет.

«Шальке» – один из последних клубов высшей лиги, который отказывается меняться и вот уже на протяжении 114 лет остается e.V., из-за чего не может привлекать инвесторов (зато умеет находить щедрых друзей, которым не жалко 20 млн евро в год на размещение названия их бренда на футболках «Гельзенкирхена»), задыхается от количества контролирующих его жизнь наблюдательных и прочих советов и периодически тонет в разногласиях между членами клуба. Их у него набралось уже 150 000 человек (пятый показатель в мире среди спортивных сообществ), и у каждого свой взгляд на дальнейшую судьбу клуба, с которым нужно считаться. 

Как это НЕ работает?

Немецкая футбольная лига несколько лет назад внесла поправку в основной закон. Благодаря ей инвестор мог завладеть контрольным пакетом акций, но только если он к 1 января 1999 года на протяжении 20 лет яростно подпитывал определенный клуб деньгами. То есть в расчет шли действительно щедрые финансовые вливания. Если вы два десятилетия поставляли газировку в раздевалку команды, а теперь захотели управлять всем союзом, шансов на успех мало.

Исключение делалось для «Леверкузена» и «Вольфсбурга», которые просто не существовали бы без «Байера» и «Фольксвагена» соответственно, но в эту форточку влетели еще несколько клубов.

Миллиардер Дитмар Хопп с начала 90-х активно прокачивает инфраструктуру и основной состав родного «Хоффенхайма». В 2015 году, инвестировав в клуб 350 млн евро за 26 лет и получив зеленый свет от президента лиги, Хопп приобрел контрольный пакет акций (96%) Hoffenheimer Fußball-Spielbetriebs GmbH.   

Но, конечно, никто так цинично не вытирал ноги об это правило, как «РБ Лейпциг». Уловить разницу между вычлененным из RasenBallsport Leipzig e. V. отдельным юрлицом RasenBallsport Leipzig GmbH и Red Bull GmbH, которое дает деньги клубу и владеет 99% акций, очень трудно, так как в этих структурах руководяющие посты занимают примерно одни и те же люди.

Спортивный директор «Лейпцига» Ральф Рангник и Оливер Минтцлафф (справа)

Оливер Минтцлафф до недавнего времени сидел одновременно на трех стульях: был председателем правления и спортивным директором «Лейпцига» и параллельно курировал футбольный департамент «Ред Булла». В совете директоров у клуба представительское большинство, но не все имеют право голоса. Лига закрывает глаза на нарушения, так как клуб в свою очередь тоже идет на компромисс – например, сделал лого более нейтральным.

Кто следующий обойдет правило 50+1?

В прошлом году исполнилось 20 лет, как Мартин Кинд помогает «Ганноверу». Двадцатилетнее партнерство с клубом по закону дает ему право на получение контрольного пакета. Кинд с осени пытается этим правом воспользоваться. Совет директоров согласился с продажей 51% акций клуба, но некоторые члены наблюдательного совета «Ганновера» были строго против. Дело дошло до суда, который постановил, что Мартин Кинд имеет право претендовать на пост владельца. Ключевое слово здесь – «претендовать».

«Без моей поддержки этот клуб играл бы сейчас в пятом дивизионе», – заявил он недавно, злясь на то, как ганноверская фан-база протестовала против него. В 1997-м, когда Кинд только начинал помогать «Ганноверу», команда варилась в третьей лиге, выживала на 250 000 марок от местной пивоварни и стояла на пороге банкротства.

«Ганновер», в отличии от «Хоффенхайма» и «РБ», – традиционный клуб. Так в Германии называют команды, имеющие славную историю и много лет выступающие в высшем дивизионе. Отдать его в руки частного лица сейчас – значит фактически согласится с тем, что «Штутгарт», «Гамбург», «Дортмунд» тоже скоро могут стать чьей-то собственностью. Но судя по тому, на какие уступки в последнее время идет руководство лиги (правило больше не распространяется на клубы, созданные с нуля, а также упразднен пункт про 1 января 1999 года), Кинд своего добьется.

Почему у правила 50+1 больше сторонников, чем противников?

Иорданский миллионер Хасан Исмаик думал познакомить «Мюнхен-1860» с Лигой чемпионов, а по факту свел один из старейших союзов Германии в могилу. Сомнительные трансферы, 11 тренерских отставок за 7 лет, скандал с журналисткой «Бильда», которой отказали в аккредитации на матч за то, что она ранее критиковала игру некоторых игроков «Мюнхена», – все это сделал человек, который имел ограниченные полномочия в клубе. Представьте, что было бы, если Исмаик получил тотальную власть.

Из-за бездарного менеджмента «шестидесятники» свалились в региональную лигу и потеряли профессиональный статус, а все потому, что когда нужно было внести 10 млн евро для участия в третьей лиге, Исмаик отказался давать деньги, заявив: «Если бы клуб был склонен к сотрудничеству, я бы выделил средства». Но, возможно, жадность инвестора как-то связана с тем, что за время игры во влиятельного футбольного начальника его состояние рухнуло с 1,4 млрд евро до 341 млн.

Фанаты были бы счастливы избавиться от иорданца. Он и сам давно бы с радостью продал свой актив, но только нет желающих вкладываться в команду региональной лиги.

Боязнь немецких болельщиков перед большими (иностранными) инвесторами – это прежде всего боязнь не разглядеть в новом хозяине меркантильного засранца, которому прибыль будет важнее всего на свете. Плюс страх напороться на такого патрона, как Флавио Бриаторе, который, заходя на руководящую должность в английском «КПР», сперва думал, что это название барбекю-ресторана.

На стадионах Германии сплошные солдауты, потому что ни один член наблюдательного совета никогда не проголосует за повышение стоимости прохода матч или за игры по понедельникам. Все они – болельщики, они понимают, что это прежде всего ударит по таким, как они. «Большинство инвесторов хотят денег. Где они их возьмут, когда дела пойдут скверно? Конечно же со зрителей», – уверен босс «Дормунда» Ханс-Йоахим Ватцке. 

Ждать ли перемен в немецком футболе в ближайшее время?

Перемены назрели. Этого не скрывают даже в президиуме Немецкой футбольной лиги. Те клубы, которые всегда голосуют за сохранения правила 50+1, приветствуют реформирование базового закона, но с некоторым барьерами для инвесторов. Глава «Вердера» Клаус Филбри предлагает добавить пункт о том, что новый владелец клуба при получении контрольного пакета акций не сможет никогда менять клубные цвета или эмблему, перевозить команду в другой город и убирать стоячие места на стадионе. Фанаты назвали такие договоренности «сделкой с дьяволом».  

На днях во Франкфурте состоялась очередная встреча представителей 36 клубов из двух главных лиг Германии для пересмотра базовых принципов правила 50+1. 18 клубов поддержали существующий закон, а чтобы его упразднить, против должны были высказаться как минимум 24 делегата. Для сравнения: в 2009-м в поддержку действующей системы выступили 32 клуба, трое воздержались и лишь одинокий президент «Ганновера» Кинд нажал на кнопку «против». 

Правило «50+1» продолжает жить. Матч «Газпром Шальке» – «Ауди Ингольштадт» переносится на неопределенный срок.

Фото: schalke04.de; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/Bongarts (2,3), Stuart Franklin/Bongarts; globallookpress.com/imago/MIS; Gettyimages.ru/Christof Koepsel/Bongarts; использовано фото: Gettyimages.ru/Lars Baron/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts, Stuart Franklin/Bongarts

развернуть

Монолог московского барбера. Он дважды прикоснулся к великому. 

Нельсон Аветисян, 26 лет, барбер. Стрижет и бреет клиентов в кабинете на Тверской (классическая стрижка – 1900 рублей).

– Привет! Нельсон – мое настоящее имя. Работаю в барберинге восемь лет. Барбер – это брадобрей, он стрижет и бреет.

Три года назад работал в барбершопе в центре Москвы. Курил возле него, ко мне подошел мужчина небольшого роста с очень высоким другом (как потом выяснилось, 2,13 метра). Невысокий показал на телефоне работу: «Подстриги вот так. Сможешь?». «Да, конечно, смогу, это было моей конкурсной работой два года назад». Они догадывались, что я барбер, но не знали, что на фото – именно моя работа. Случайно так получилось. На фото была прическа в английском стиле: пробор, зачес набок, максимально коротко по бокам. Такая агрессивная английская стрижка 30-40-х годов.

Они попросили подстричь таким образом высокого парня – им оказался британский баскетболист ЦСКА Джоэль Фрилэнд. Спортсмена я, конечно, не узнал, я даже не знал, что в России есть баскетбол. Подстричь я отказался, потому что всегда забит на неделю вперед, но попросил, чтобы это сделали коллеги. После этого менеджер игроков ЦСКА (его звали Никита) взял мой номер, мы начали сотрудничать. Через него же я начал работать с баскетболистом Аароном Джексоном. Раз в неделю я стриг самых топовых на тот момент игроков, приезжал к ним на дом. Из последнего – стриг Серхио Родригеса из ЦСКА, он тоже, как считается, в топе.

Джоэль Фрилэнд

19 июня 2018 года мне позвонил Никита: «Нельсон, если ты стоишь, лучше сядь. Мы сейчас выезжаем стричь Криштиану Роналду и всю сборную Португалии». Естественно, я все оставил, переписал клиентов на свой выходной и улетел стричь португальцев. По ощущениям – мурашки. Хотя я с 14 лет болею за «Барселону», мой любимый игрок – Роналдиньо. Но старания Роналду восхищают. Бегать в 33 года, как 18-летние пацаны, – что-то нереальное. К тому же Криштиану сделал себя не только как футболист: он ходячая звезда, ходячая реклама и пиар.

После звонка Никиты начал собирать огромное количество инструментов – машинки, расчески, ножницы. Получился большой чемоданчик. Но специфической подготовки и техники не было, потому что я не знал, с чем буду работать и что попросит Роналду. Если бы они заявили покраску волос – я бы взял что-нибудь под это. Но такого заказа не было.

Со мной был тот самый менеджер Никита. Из-за того, что давно работает со спортсменами, ему доверяли, что ни он, ни я (его доверенное лицо) не сольем информацию про сборную Португалии. Я, например, узнал, что португальцы будут ужинать в отеле Ritz-Carlton. Или что они жили не только на базе в Раменском, а еще и в гостинице Swissotel Красные Холмы на Павелецкой. Никакие бумаги о неразглашении я не подписывал, нас просто просили ничего не говорить – мы и не говорили.

Мне сказали, ехать на Павелецкую. Из кабинета на Тверской я сначала отправился в торговый центр «Европейский», купил кепку и футболку сборной Португалии, чтобы Роналду расписался. Была сильная пробка, поэтому оставил машину на Смоленке и поехал на метро. Добежал до отеля. Там была жесткая охрана, гостиницу окружали службы безопасности, нас дотошно проверяли, сверяли паспорт, который я скидывал заранее. У ресепшена меня ждал Никита.

Нас встретил физиотерапевт сборной Португалии (не помню имени), мы поднялись на какой-то высокий этаж, нас запустили в отдельную комнату из серии «для переговоров», 25-30 квадратных метров.

Туда зашли три футболиста. Первый – Криштиану. Второй – Куарежма. Третий – кто-то еще.

Криштиану заходит очень круто. Как машина. Человек полностью уверен в себе. Настоящий футболист. Видно – он знает, что делает. Он прямо врывается. Статный человек, который всегда ходит ровно.

При знакомстве Роналду сам протянул руку, на английском поздоровался и улыбнулся. Как я понял, он самый опытный, потому что стрижется каждые три-пять дней. Это заметно. Когда человек часто стрижется, он не будет ждать, когда его пригласят. Максимальная самодеятельность от Роналду – поставил стул к окну, которое уходило в пол, сел. Там открывался вид на всю Павелецкую. Внизу у шлагбаума стояли фотожурналисты и снимали нас через стекла.

 

Я накрыл Роналду пеньюаром (накидкой для стрижки), мы начали общаться через переводчика – потому что я не знаю английский. У меня очень много работы, что оттягивает назад в плане изучения языка. Когда я его стриг – игроки собрались кружком вокруг, обсуждали, как ему будет лучше. Такая командная тема: пацаны, как стричься?

Роналду выбрал не полноценно подстричься, а подравняться. Не хотел трогать волосы наверху – просто убрать по бокам, сделать хорошие контуры вместе с пробором. Мне это не понравилось, потому что я готов подобрать что-то новое, сделать работу, на которую захочется долго смотреть, тем более ее увидят миллиарды людей. Но он ограничил меня творчески: только убрать по бокам и сделать контуры. Меня это не совсем устраивало, но он хотел так. Начинать диалог было бессмысленно. Тем более мне сначала надо показать свое мастерство, чтобы потом рассчитывать на что-то большее в плане творчества.

Я стриг 30-40 минут. Криштиану не давал это нормально делать – крутил головой (так он себя лучше чувствует), часто отвлекался на игроков и листал инстаграм. У него седьмой или восьмой айфон плюс. Вместе с игроками он обсуждал, что фотографы снизу снимают Куарежму, который по приколу накрыл голову полотенцем.

У Криштиану прекрасные сережки с бриллиантами и часы – тоже все в бриллиантах. Кажется, это были Richard Mille – самые дорогие часы на планете, стоят от 10 миллионов рублей, весят 21 грамм, с открытым механизмом. Их носят Дрогба, Надаль, Фаррелл Уильямс. От Роналду пахло приятным ароматом.

Только первая минута стрижки Криштиану была волнительной. Потом гость любого ранга становится для меня материалом, куском скульптуры, которую надо доработать. Когда я начинал стричь, у Роналду оставался гель на голове. И этот момент меня смущал. Даже раздражал. Перед стрижкой голова должна быть чистой. Предлагать помыть голову было не к месту – понял по атмосфере. Португальцы в другом городе, в другой стране, дискомфорт, через час ужин, другие дела. Лучше просто убрать волосы по бокам. В принципе, он сам так и хотел.

Когда закончилась стрижка, Криштиану и его коллеги сказали: «Да, это красиво, это круто». Они были впечатлены контурами, заданными по всей геометрии. Но я остался недоволен работой, потому что не было условий. Когда человек вертит головой, ничего не видно (свет только из окна), ты его не покрутишь. Это же скульптура, камень, но зафиксировать его мне не удалось. «Поверни голову налево, останься в том положении», – Роналду такое не скажешь.

Криш периодически смотрел в айфон как в зеркало и проверял стрижку. Если бы ему что-то не понравилось, он бы сказал. После стрижки Роналду поблагодарил меня и пожал руку. Встал с кресла и лег на кушетку, которую тут же принесли. Роналду включил на телевизор матч Польша – Сенегал, физиотерапевт делал ему массаж ног. В этот момент ко мне сел Куарежма, вокруг собрались все те же самые футболисты, нас было человек семь-восемь. Про этот момент я могу сказать так: пока Роналду делали массаж, я стриг Куарежму, все вместе мы смотрели матч Польша – Сенегал.

Я работал с шести вечера до часа ночи, 12 человек (игроки и тренерский штаб), без перерывов, пил только воду. Куарежма попросил сделать линии на щеках и шее острым лезвием. Это очень серьезно. Раньше барберы и врачи были самыми доверенными людьми – одни лечили, у другого в руках была твоя жизнь. Я не волновался, тем более Криштиану тоже пробривал лезвием. Потом стриг одного афроамериканца с усами (Вильям Карвалью – Sports.ru), и заметил, что он смеется. Оказывается, прямо в окне на фасаде дома было большое рекламное граффити с Месси.

Роналду этого не заметил. Он ушел, когда ему доделали массаж: «Спасибо, пока». Расписался на кепке (на других вещах не стал – сказал, что не хочет), сфотографировался со мной. Было видно, что от души. Физиотерапевт мне сказал, что пока сборная Португалии в России, выкладывать нельзя.

Мне заплатили в тот же день – перевели на карточку. 100 евро за человека.

Когда выходил из отеля, был полностью изношен. Это тяжело не только физически, а еще и морально. Поехал к друзьям-артистам HammAli & Navai («Пустите меня на танцпол»). Сначала позвонил одному из них, и мы полчаса говорили друг другу: «Да ладно, да не может быть, братан». Встретились, поужинали. Лег спать в три-четыре ночи. Проснулся и поехал к десяти утра на работу стричь простых смертных, но очень любимых и уважаемых клиентов.

После моей стрижки Криш забил головой Марокко, Португалия победила 1:0. Я видел, что это моя прическа.

***

Через три дня мне снова позвонил Никита: «Они хотят, чтобы ты приехал еще». У меня дрожь по телу – им понравилось, меня снова пригласили; я не просто хороший мастер, а еще и проверенный человек. Опять всех перенес на выходной, поехал на машине на базу «Сатурна». Залетел в леопардовой рубашке (купил недавно) и всех подстриг.

Пускали меня сложно, потому что были инструменты, лезвия. Когда приехал, футболисты играли в бильярд. Роналду не было. Не помню их имен, но это были мои стрижки. Они поздоровались: «Hello, man». Мы поднялись на второй этаж, где уже было все подготовлено: стул, стол, зеркало.

Первым опять сел Криштиану. Поздоровался.

Перед этим у них было командное собрание. Роналду был заряжен и куда-то торопился. Сел и сказал одно слово: «Same» («То же самое»). Я сделал. После 15 минут стрижки он меня поторопил: «Дружище, у тебя есть пять минут».

Но этого очень мало, чтобы сделать ту работу, которая будет взрывной на экране телевизора (экран чуть искажает и показывает с каждого ракурса). А я был готов отдать любую сумму, чтобы сделать у него на голове то, что хочу.

Не успевал сделать за те пять минут, оттянул еще две-три. Получилось хорошо, но мне опять не понравилось: времени мало, голова нагеленная. Надо было обязательно предупредить, чтобы они помыли голову, дали бы мне гарантированные полчаса. Но это и моя ошибка – надо на этом учиться.

Роналду сказал спасибо и ушел. Вторым снова сел Куарежма. Следующий – Пепе, который не успел подстричься в первый раз. У него интересная американская стрижка – много кудрявых волос, по бокам и сзади – переход от меньшего к большему. Не ожидал, что в жизни Пепе не такой, как на поле – он здоровается, ему интересно вести диалог, задавал вопросы про укладку. Хотел, чтобы его волосы вились еще сильнее.

Четвертым был вратарь Антони Лопеш. Я попросил у него автограф. Он спросил: «Всей команды?» – «Да». Пообещал другу, что подарю автографы его младшему брату, но все никак не получалось, игроки торопились, уходили со стрижки. А Лопеш взял мою другую кепку, побежал (именно побежал!) с ней по коридору и через несколько минут принес полную автографов.

Что дальше?

Дальше хотелось положить ножницы – я уже все сделал, подстриг топ-5 в мире, это победа. Но у моей профессии нет ограничений, в ней постоянно растешь.

Скоро с партнерами откроем барбершоп, распечатаем мою большую фотографию с Роналду и повесим там.

Как же здорово! Я подстриг одного из лучших футболистов мира на чемпионате мира в России.

Фото: из личного архива Нельсона Аветисяна; instagram.com/barber.nelson; РИА Новости/Максим Богодвид; instagram.com/cristiano; Gettyimages.ru/Maddie Meyer

развернуть

Денис Романцов – о том, что вы могли не знать или забыть о главном тренере «Реала».

alt

Сегодня окраинный марсельский район Кастеллан оцеплен полицией так же, как бразильские фавелы во время последнего чемпионата мира. Один из старших братьев Зидана Джамель (они очень похожи, но старший полнее) до сих пор живет здесь, и дома, и на улице носит майку «Реала», но, когда по заданию Vice его навестил марсельский репортер Эрик Бесатти, Джамель отмахнулся от него палкой: в гробу он видал ностальгические интервью.

alt

На излете семидесятых главный тренер «Реала» гонял мяч на местной площади Тартан, рядом с домом, где он жил на первом этаже – теперь его окно заколочено металлическим листом, здание готовят к сносу в рамках борьбы с наркоторговлей. Бесатти рассказал, что однажды в Кастеллане полыхнула перестрелка и тренера местной детской команды попросили продлить тренировку до половины восьмого вечера, чтобы не распускать детей.

alt

Отец Зидана Смаил поселился здесь в 1962 году, хотя во Франции очутился девятью годами ранее. Он оставил Алжир в семнадцать лет, всплыл в Париже, поселился на стройплощадке, где работал, а потом снял с тремя друзьями квартиру в Сен-Дени. В Марсель приехал, чтобы вернуться на корабле в Алжир, добившийся независимости от Франции, но перед отплытием увидел среди провожающих свою двоюродную сестру Малику.

Смаил раздумал возвращаться, Малика стала его женой и родила пятерых детей: дочь и четырех сыновей. Младшего назвали Зинедином. Жили в четырехкомнатной квартире, с оплатой помогло государство, Смаил устроился грузчиком, потом охранником супермаркета. На восьмилетие Зинедина (в семье его звали Язидом) махнули всей семьей в Алжир, к родственникам, это сутки пути, дети увидели поселок Агемун, где вырос отец, познакомились с его братом-близнецом, жившим в портовом городе Беджая, и на чемпионате мира-1982 болели за Алжир, как за своих. Алжир два раза победил, но по разнице мячей уступил в группе Западной Германии и Австрии.

altК одиннадцати годам Зидан дважды сменил команду, и попал к бизнесмену Роберу Сантенеро, владельцу «Сетем-ле-Валлон». Тот кормил пацанов в своей пиццерии и возил на игры в сером «Рено-104»: «Как-то раз в машине скопилось столько народа, что полетела коробка передач», – говорил в интервью France Football партнер Зидана по команде Келли Адруямин. Через три года Зидан попал на кастинг лучших юниоров региона: из тридцати игроков отбирали восемнадцать. Зидан начинал левым полузащитником, но проигрывал единоборства, по велению тренера спустился в центр защиты, полез в обводку, привез гол, но и так понравился скауту «Канна» Жану Варро.

Так-то Варро приехал за Фабрисом Монакино, но того отсеяли раньше всех, пришлось искать замену. «Канн» – клуб с амбицией, рвался в лигу 1, два часа на поезде от Марселя, но там не было интерната, и Зидан поселился в семье Жан-Клода и Николь Элино, проводивших в армию старшего сына. Зидан спал в гостиной на раскладном диване, утром Жан-Клод отвозил его на тренировки, раз в месяц на вокзал: редкие выходные Зидан проводил с семьей, успокаивал родителей, говорил, что все хорошо, столько тренируется, что и скучать некогда, прощался, садился в поезд Марсель – Канны и плакал.

На двенадцатый день рождения Зидан пошел с отцом на стадион «Велодром», где Домерг и Платини забили в овертайме два мяча португальцам и вывели Францию в финал Евро-1984. Оба гола случились после выхода на замену форварда «Монако» Брюно Беллона. В финале тот забил второй мяч испанцам, а через три года перешел в «Канн», где столкнулся с пятнадцатилетним Зиданом. Играя без щитков, Беллон добегался до того, что завязал с футболом в двадцать восемь и полтора года передвигался на костылях, зато успел научить Зидана полагаться не только на технику, но и на мощь.

altЧерез год «Канн» определил Зидана в общежитие в нескольких километрах от набережной Круазетт, его соседями стали приезжие студенты и другие молодые футболисты. В документальном фильме Стефана Менье тренер «Канна» Жан Фернандес рассказывал: после утренней тренировки его игроки разбредались по кафе и кинотеатрам, Зидан же после обеда возвращался на поле, просил мяч и пинал его до вечера. Школу он бросил в пятом классе, когда уехал из Марселя, лучшие друзья остались там же: в Каннах его ничто не отвлекало, вот и тренировался целыми днями, а за три месяца до семнадцатилетия узнал – Фернандес берет его с основой в Нант. Во втором тайме Зидан заменил полузащитника Мартинеса, грозно пробил в штангу и в раздевалке получил от президента клуба и мэра города Анны-Мари Дюпюи двойные премиальные, пять тысяч франков – почти десять его месячных зарплат.

Камео в Нанте принесло Зидану новые джинсы, но не место в составе. Приток новых полузащитников (например, чемпиона Европы Луиса Фернандеса) выплеснул Зидана в четвертую лигу, где болталась молодежка «Канна». В игре с «Монпелье» он ударил защитника, который двинул ему по ногам, нарвался на красную карточку и утром сидел в кабинете Ги Лякомба, менеджера молодежи «Канна»: «Я сказал, чтоб он привыкал к грубости защитников и не психовал каждый раз, – вспоминал Лякомб в книге «Зидан. Бог, который хотел стать человеком», – Его техника не оставляла защитникам другого выбора – только фолить. Тогда его дисквалифицировали на три матча и вместо игр он несколько недель мыл полы в раздевалке «Канна», но это не изменило его характер: кто дает бить себя, не считается в Марселе мужчиной».

Игроком основы Зидана сделал Боро Приморац, будущий помощник Венгера в «Арсенале». 23 сентября 1990 года Зидан приехал в родной Марсель, где вышел на поле «Велодрома» против любимого «Олимпика», недавнего полуфиналиста Кубка чемпионов (в честь одного из игроков «Олимпика», Энцо Франческоли, Зидан назвал первого сына). «Канн» внезапно выиграл 1:0, а после игры Зидан узнал, что его отец из-за работы приехал на стадион лишь за пять минут до конца.

В общежитии Зидан познакомился с Вероник Лентиско, начинающей балериной, но стеснялся упрочить знакомство. Вероник сама подсела к Зидану за завтраком в местном буфете, тот осмелел, пригласил ее на игру с «Нантом», она, конечно, согласилась и увидела первый гол Зидана в лиге 1. Новый президент «Канна» Ален Педретти после игры подарил Зидану новый «рено-клио». Идею подкинул Луис Фернандес, заметивший, что Зинедин каждое утро трясется в автобусах. Через несколько месяцев Зидан и Вероника стали жить вместе, переехав в более просторную комнату того же общежития.

alt«Канн» прокрался в Кубок УЕФА, но следующий сезон начал хуже, Примораца уволили, Зидана призвали в армию и с понедельника по четверг он мотался на поезде между Каннами и парижским пригородом Жуэнвиль, где проходил службу. «Канн» свалился на предпоследнее место, а Зидан все равно летел к мечте – переходу в «Олимпик». Педретти и Бернар Тапи, хозяин «Олимпика», договорились об обмене Зидана на Бокшича, Зинедин приехал в Марсель, готовился к дебюту в любимом клубе, но переход Бокшича сорвался, Зидан вернулся в Канны, вылетел с клубом во вторую лигу, стал ждать нового приглашения в «Олимпик», но там решили взять камерунца Омама-Бийика, а Зидан – вместе с еще двумя игроками «Канна», Геритом и Даниэлем – улизнул в «Бордо». В замке Эйлан, где находился офис «Бордо», Зидан подписал четырехлетний контракт на сорок тысяч франков (шесть тысяч евро) в месяц, а Вероник бросила балет и отправилась за ним.

Зидан не сразу заиграл в основе, в коленном суставе скапливалась жидкость, он выдерживал только пол-тайма, но о нем заботился тренер Ролан Курбис, тоже выросший на окраине Марселя. Курбис плавно вводил Зидана в состав, а когда тот набрал форму и подлечил колено, сделал ключевым полузащитником. Зидан отплатил десятью голами, попал в сборную, где в первой игре, заменив Джоркаеффа, за две минуты сделал дубль, но с увольнением Курбиса начались проблемы: в игре с «Сент-Этьеном» Зидана ударил в лицо поляк Сверчевски, вспыхнула потасовка, Зидана как зачинщика дисквалифицировали на две игры, да еще и сын Энцо родился с учащенным сердцебиением и был помещен в барокамеру.

Зидана поддерживал Кристоф Дюгарри, его партнер по атаке «Бордо». Они сдружились в юниорской сборной Франции – один молчун, второй шутник, – слушали одну музыку, смотрели одни фильмы, открыли в центре Бордо кафе «Нигде кроме» и 24 марта 1996 года собирались отметить там 24-летие Дюгарри, но в тот же день родился Энцо и Кристоф – сразу после тренировки – поехал с Зиданом в роддом.

Последний сезон в «Бордо» Зидан начинал у тренера Славолюба Муслина. Сквозь Кубок Интертото «Бордо» прорвался в Кубок УЕФА, где наткнулся на волгоградский «Ротор». В восемь вечера 31 октября 1995 года – под гимн с куплетом «Путь к еврокубкам очень труден, но победим мы все равно. Гордятся все волжане нашим клубом и триумфом в гандболе и дзюдо» – я впервые увидел Зидана живьем. Билет на ту игру стоил около тридцати тогдашних тысяч, на трибуны стянулось тысяч сорок, за пятнадцать минут до конца Сергей Илюшин потерял мяч в центре поля, а Антони Банкарель забил и выкинул «Ротор» из еврокубка. Мне было десять лет, так что тем вечером больше запомнился не Зидан, а прическа Рихарда Витчге и то, что «Бордо» играл в майках с именем своего президента, Алена Аффелу, на спине и груди, но именно Зидан стал главной сенсацией того Кубка УЕФА, забив необычайный гол «Бетису» с тридцати метров.

«Бордо» забрался в финал, проиграл без дисквалифицированного Зидана «Баварии», зато в четвертьфинале прихлопнул «Милан» 3:0 после поражения на «Сан-Сиро» 0:2. Дюгарри, забивший «Милану» два мяча, через полгода и сам стал играть на «Сан-Сиро», а Зидан, как всегда, оказался рядом – в паре часов езды. Но перед трансфером в «Ювентус» за тридцать миллионов франков Зинедин пережил сотрясение мозга после аварии и на пресс-конференцию перед Евро-1996 явился с двумя свежими шрамами на лбу: «На меня претендовала «Барселона», – сказал Зидан, – но я выбрал «Ювентус», где мне в первое время будет помогать Дидье Дешам».

После английского Евро Зидан рванул в Шатильон, где понял, почему тренера по физподготовке «Юве» Джанпьеро Вентроне называли морским пехотинцем. «Умри, но добеги до финиша», – горланил Вентроне в мегафон. Ровно через два года Зинедин сделал дубль в финале чемпионата мира, а через полгода получил «Золотой мяч». «Три недели я страдал по три раза в день, меня тошнило, – говорил Зидан в интервью L’Équipe Magazine, – но, если бы не тот сбор, у меня бы не было всей последующей карьеры».

alt

Дидье Сена, Зинедин Зидан, Кристоф Дюгарри и Бишенте Лизаразу с Мисс Франции-1995 Мелоди Вибер

Повара своего любимого туринского ресторана «У Анджелино» Роберто Фальво Зидан устроил в сборную Франции, а друга детства Малека Курана, с которым играл в десять лет на площади Тартан, взял к себе водителем. Когда 24-летний Зидан поселился с семьей в туринской квартире, оставленной Джанлукой Виалли, к нему приехал бывший сосед по каннскому общежитию Давид Беттони – помочь с переводом и устройством быта. Помог, а потом шесть лет отыграл в низших итальянских лигах. Сегодня Беттони работает в «Реале» вторым тренером.

Фото: REUTERS/Regis Duvignau, Jean-Paul Pelissier; Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Martin Rose/Bongarts

развернуть

Философское интервью Головину.

Один из двух лучших теннисистов в истории России (две победы на турнирах «Большого шлема», 17 побед на турнирах ATP, 9 недель – первая ракетка мира) закончил карьеру еще в 2009-м. После этого на общественных началах работал и.о. вице-президента Федерации тенниса, а в 2011-м стал депутатом Госдумы от «Единой России». В парламенте Марат продержался один срок, который запомнился принятием самых необычных законов, и даже переизбрался на следующих выборах, но через год, в июне 2017-го, неожиданно сдал мандат. С тех пор его имя появляется только в ностальгических постах и редких новостях с ветеранских турниров.

Александр Головин встретился с 38-летним Сафиным, чтобы узнать, чем он живет сейчас.

– Марат, как дела?

– Да нормально.

– Чем занимаетесь?

– Ничем. Ничего не делаю. Живу.

– Как проходит ваш день?

– Когда как. Ложусь рано – в 10-11 вечера. Просыпаюсь в 8-10 утра, гуляю, путешествую. В теннис не играю. Только иногда выезжаю на ветеранские турниры, две-три недели готовлюсь. Но, вообще, какой смысл в этом? Одним и тем же немного тяжело заниматься. Представляешь, ты работал журналистом, закончил карьеру и опять начал там работать. Это тупо. Поэтому в основном хожу в зал, чтобы поддерживать форму. Раза три в неделю тренируюсь по два часа для себя – чтобы не запускать, держать вес, режим. Меня это оставляет в тонусе.

– Не надоедает жизнь, когда нет конкретного занятия?

– Да нет. Нормально.

– Но должно быть хотя бы хобби.

– Я путешествую.

Многим людям нужно чем-то заниматься, чтобы понимать, что они живут. Они занимаются этим, чтобы не думать об определенных вещах. У нас же мало кто может даже пять минут находиться с самим собой. Закрой человека на день в квартире, отбери у него телефон и компьютер и посмотри, что с ним станет. У меня таких проблем нет. Мне не нужно искать чего-то, что-то делать, работать, чтобы чувствовать себя нормально.

– Сколько стран за год вы посетили?

– Шесть-семь: Францию, Испанию, Италию, Штаты, Перу… Когда мне хочется улетать, я улетаю. Если надоело в Москве – полетел. Отдохнул – вернулся.

– А как отдыхаете?  

– Просто катаюсь на машине по стране. Один. Мне так нравится. Я самодостаточный человек, мне не нужен кто-то еще. Многим требуется компания, а я люблю в одиночестве, когда никто не мешает.

– Самое крутое место, которое уже видели?

– Очень нравится Перу. Ездил на Мачу-Пикчу – грандиозные впечатления. Есть сомнения, что это построили люди, поэтому стало интересно. Людям, думаю, подобное тяжело возвести. Даже гиды там сами не знают, как все произошло. В теории это сделали люди, но у меня существуют свои сомнения. Есть и другая сторона.

– Инопланетяне?

– Не утверждаю этого. Но когда видишь масштаб, понимаешь, что это все равно что построить пирамиды в Египте. Вызывает сомнения, что люди это могут. Я считаю, что мы во Вселенной не одни.

– По отметкам видно, что вы часто бываете на Ибице и Мальорке. Тусите?

– Больше нет. У всех еще такое зашоренное сознание, что если Ибица и Мальорка, то надо упиться в хламадос, обожраться колес и остального. Это не так. Каждый в любом месте может найти свое направление отдыха. Я – более спокойное. Занимаюсь спортом, ем вкусную еду, купаюсь в море. Есть же разная Ибица. Тусовочная занимает всего пять процентов острова.

***

– В инстаграме вы выкладывали картинки с восточными узорами. Увлекаетесь?

– Да. I Ching.

– Объясните.

– Прогугли. Я перестал объяснять какие-то вещи, потому что это невозможно сделать, пока сам не прочувствуешь. Все равно что объяснять слепому про цвета. Плюс, когда начинаешь объяснять, сразу возникают люди, которые знают лучше тебя. Хотя на самом деле ничего не знают и нахватались по верхушкам. Поэтому объяснять то, во что люди даже не вникают, нет смысла. Раньше еще мог потратить время. Сейчас закончил. Считаю, что если человек хочет, то найдет информацию сам. (I Ching – «Книга перемен», философский китайский текст, написанный около 700 года до нашей эры. Состоит из 64 гексаграмм и считается главной книгой в конфуцианстве – Sports.ru).

– Как вы пришли к I Ching?

– Наверное, с годами. Нет конкретного дня, когда все произошло. Просто по мере взросления ты растешь. Получаешь жизненный опыт, проходишь через определенные моменты. Та или иная ситуация уводит тебя к вопросам, которыми ты задаешься. Тебя интересует, как работает то, это. Начинаешь искать ответы, копаешься в интернете. Потом углубляешься, усваиваешь информацию. И со временем видишь, что везде есть взаимосвязь. Или замечаешь ее с теми моментами, которые уже происходили в жизни. Весь мир – спектакль, а мы – актеры.

– То есть это целая философия?

– Да, свое мировоззрение, отношение к жизни. Нестандартный подход к вопросам. Меняются приоритеты, мнения о вещах, взгляд на них. По-другому на вещи смотришь и спокойно к ним относишься. Например, какие у нас ценности? Машина побольше, новые кроссовки… Люди смотрят, у кого какие губы, нарощенные волосы, аксессуары, бренды. Но это не делает никого счастливым, насколько я вижу. Я не видел ни одного счастливого человека из тех, кто увешан брендами, на «Майбахе» и в особняке в миллиард квадратных метров. Деньги с собой не унесешь. Это мимолетное. Ими счастье не купишь, здоровье – тем более.

– Вам что приносит счастье?

– Свобода выбора. Когда ты можешь делать что хочешь, не быть зависимым ни от кого.

И отношение ко всему вокруг. Ты воспринимаешь все не так серьезно, как многие люди. Понимаешь, что это просто опыт в данном материальном мире.

– Вещь, которую все делают как заведено, а вы – как хотите?

– Тяжело сразу ответить. Но вот очевидно, что люди придумывают себе на жопу приключения с нуля: паники, паранойи, страхи. Страх смерти, боязнь летать, остаться одному. Им нужен кто-то, чтобы общаться. Все бегут от себя. Никто не может просидеть пяти минут с собой. Если бы люди могли жить с собой, то меньше сидели бы в соцсетях, меньше долбили бы в айфон, игры. Занимались бы самопознанием, читали бы книги. Но сейчас другое время. Все хотят веселья, зрелища, эмоций. Чтобы все блестело и сверкало, чтобы можно было выставить фото в инстаграм, похвастаться, написать умную, но банальную цитату. Настолько это читаемо, что неинтересно.

– Вы сказали про «этот мир». Думаете, есть еще другой?

– Я это знаю. Глупо думать, что существует только этот мир.

– Что происходит в другом мире?

– Там много миров. Научно подтверждено тем же Стивеном Хокингом, что мы здесь не одни. Я более чем уверен, что во Вселенной существуют разные формы жизни. Глупо считать, что мы одни – такие клевые пацаны в шубах, долларах и биткоинах, когда вокруг триллионы галактик. Мы всего лишь одна из них.

– Но там не тот мир, где Иисус и Мухаммед?

– Это отдельная тема. Я многих задену, если начну говорить.

– Не верите в религию?

– Религии нет. Это надуманная, искусственно созданная вещь. Все понимают, для чего это было создано. Разные подходы, но я не хочу никого обижать, а то скажут, что безбожник.

– Если в двух словах, то религия – придумка для неразумных людей, чтобы они знали, что существует страшный суд?  

– Ну да. Чтобы их это останавливало, потому что где-то сидят дьявол и Иисус и они решают, кого куда. Но это же глупо.

– Если религии нет, то на какие моральные принципы вы ориентируетесь?

– На те, что в нас заложены. Наверное, убивать других людей не надо. Отрезать голову котенку – тоже. Какие-то банальные вещи мы все понимаем: не укради, не сделай то. Плюс-минус якобы десять заповедей.

– Да это же стереотипы, от которых вы хотите уйти.

– Поэтому я и говорю, что невозможно объединить весь мир. Каждый видит хорошее и плохое по-своему. Если вы поедете в Индию, почитаете про буддизм – там будет другое. Противоположное тому, что есть у нас. Там люди живут в нищете, но они счастливые. В православии не так, у нас рассказывается, что мы все должны страдать. У католиков – свое. Всех нельзя под одну гребенку. Все заточено под определенную страну или территорию.

– В Азию вы ездите, чтобы совершенствоваться?

– Для этого езжу в Перу. Общаюсь там с людьми, смотрю, как они относятся к жизни. Такой роуд-трип.

– Но в Азии как-то восходили на вершину.

– Да, в Тибете. Это было начало моего саморазвития, этого путешествия. Началось с гор, потом переключился на другие вещи. Необязательно ведь лезть на гору, чтобы что-то познать. Тогда цель была не забраться и выставить достижение в инстаграм. Меня тянуло другое: хотелось побыть одному. Я не заходил высоко, остался в базовом лагере. Просто уехал туда, где мог побыть с самим собой.


Эверест

– Почему в один момент у вас возникло такое желание?

– Это просто жизнь. Переобщался с людьми, переиграл в теннис. Подустал физически и ментально. Захотелось повидать мир и пожить на другой территории. Мне тогда было 24-25 лет. Начались позывы. И вот постепенно все так сложилось.

***

– На какие деньги вы путешествуете?

– На те, что заработал в теннисе.

– Они должны работать, а не просто лежать. Иначе закончатся.

– Мне пока хватает. Ты все про количество, а я говорю, что их должно быть достаточно. У нас разные подходы. Вот у тебя новый мак. А у меня старый – другой не требуется. Кому-то нужно десять миллионов долларов, кому-то – десять миллиардов. Мне достаточно намного меньше. Я все это прошел. Эти лухари. Сейчас мне это не интересно.

– При этом вы не ходите в старье и круто одеваетесь.

– И чего? Есть же много фирм: Zara, Mango, Pull and Bear. Я там одеваюсь.

– Четыре машины по декларации.

– Родители, сестра – это их машины. Просто записаны на меня. Мой только Range Rover.

– Большая квартира на Патриках.

– Я могу себе позволить жить как хочу, как меня устраивает. Я покупал ее, потому что нравится район. Я люблю ходить пешком. Покупал давно. Почему не купить там, где хочу.

– Квартира – самая большая трата?

– Не знаю даже. Без понятия. И считать чужие деньги – это неправильно. Пусть люди своими вещами занимаются. У каждого своя судьба, жизнь, каждый строит ее как хочет. Многие завидуют, гонятся за деньгами, потом получают рак, болезни. Деньги остаются детям, а они просаживают это бабло. Практика показывает, что 85% денег, которые передаются детям, те засаживают. Это статистика, которая есть в интернете. Все любят считать деньги, но ничто не вечно. Относиться к деньгам серьезно не надо. В гроб их не заберешь.

– Но было время, когда вы относились к ним по-другому?  

– Да, когда молодой. Со временем взрослеешь и начинаешь понимать, что все это не так. Относишься уже спокойно. Пропадает доказывание чего-то, перед кем-то, кому-то. Доказываешь только себе. Чтобы, когда будешь умирать, мог сам себе признаться, что ты не просто выбросил жизнь, а прожил ее хорошо. Это самое главное. А не то, сколько денег заработал и сколько миллиардов и триллионов у тебя на счету. Чтобы, когда открыли «Википедию», сказали: «Ох, какой он молодец. Но сдох от рака»? Это же бессмысленно. Поверь мне, каждый миллиардер хотел бы жить спокойно, без болезней и телефонных звонков в три утра. Но такого нет. Чем больше денег – тем больше проблем.

– Что вы делали неправильно в те моменты, когда срывало крышу?  

– Я не знаю. Может, на тот момент это было правильно. Нужный опыт, чтобы осознать какие-то вещи. Нет вообще понятия «правильно» и «неправильно». Есть, если ты кого-то убил или ограбил. Это чересчур. Но когда тратишь свои деньги, можешь делать что угодно. Может, поменьше надо было слушать определенных людей. Не жить так, как говорят другие. А то у нас страна советов. Все любят давать советы: так сделай, так сделай. Но если ты такой умный, что же у тебя все так плохо?

– Хорошо, давайте вспомним самый сумасшедший поступок из молодости. Наверняка пили перед какими-то матчами.

– К своей работе я всегда относился серьезно. Мне надо кормить семью, это большая ответственность перед родителями, сестрой. Некоторые вещи из-за этого ты не можешь себе позволить. Просто так деньги мне никто не давал.

– А как же слова, что раньше теннис был рок-н-роллом и вы гастролировали как музыканты? В чем это выражалось?

– Мы все общались. Вместе могли пойти ужинать вне зависимости от того, бразилец ты, австралиец или американец. Сейчас такого нет, все живут своими командами, все разрозненно, и у каждого свой подход.

– А почему рок-н-ролл? Тусили?

– Тусили. Могли выйти куда-то. Но все как у всех, на самом деле, ничего выдающегося нет.

– Вы сказали про ответственность. Но есть всеобщее мнение, что вы великий теннисный лентяй: могли достичь нереальных высот, но вам было лень. Есть даже анекдот, как пришли к богу и сказали, что не особо хотите играть. А он ответил: «Ну вот когда ты будешь хотеть, ты будешь мной».

– Это мнение людей. А они ничего не знают. Единственный, кто может знать и давать советы, – это я. Остальные могут идти в сад, в лес. Они бы своей жизнью занялись. Я перестал обращать внимание на это. Раньше обращал, прислушивался – сейчас вообще этим не занимаюсь. Я достаточно взрослый, чтобы самому принимать решения, а не смотреть на слова чужих людей, которые никогда не играли в теннис. Как они могут советовать? Это как бабушки у подъезда. Это глупость полная.

Я считаю, что мне вообще повезло по жизни, что я заиграл в теннис. У нас не было денег. Повезло, что я уехал в Испанию. Если бы не уехал – ничего бы не получилось. Что заиграл – это волшебство. Плюс никто же не знает, что нужно для того, чтобы добиться результатов. Тем более стать первым. Когда оцениватели становятся первыми в своем деле, они сразу перестают советовать, потому что понимают, насколько сложно всего этого добиться.

– Допустим, вы не могли выиграть десять шлемов вместо двух. Но вы всегда играли на максимуме?

– Конечно. Просто у меня были травмы. Много травм. Я год играл, год не играл. Это подкосило. Последняя травма – сломалась нога. И все. Я поэтому и закончил. Если бы не это, может, до сих пор бы играл. Но никто же об этом не знает.

– То есть закончили только из-за ноги?

– Да. Она иногда и сейчас беспокоит. Играть на профессиональном уровне я уже не смогу, без шансов.

– Боли тогда были дикие?

– Очень. При этом операцию не могли сделать. Вероятность того, что она получилась бы удачной, очень низкая. Мне сказали: «Мы тебе делаем, но это рискованно. Будешь с палочкой ходить оставшуюся жизнь, забудешь про любой спорт. Тебе это надо?» – «Нет». – «Правильное решение».

– Как получили ту травму?

– От перенагрузки. Не было возможности остановиться. Тянул до последнего, потом уже поздно стало. Это же не в один день. Постепенно накапливалось. Я не остановился, думал, что пройдет. Стало хуже. В итоге уже не мог играть.

У меня и до этого случались повреждения. Ломал кисть, порвал все связки, какие только можно. Рвал межреберную мышцу, локоть, лодыжки две, спина летела. Но до колена все более-менее восстанавливался. После – уже все. Это был финиш. Доктора предлагали раньше заканчивать, но я решил поиграть еще пару лет. Сначала на полгода или год выпал. Вернулся, но бегать уже не мог – потерял скорость, видение определенных вещей. Тяжело приходилось с Надалем, Федерером, Джоковичем. Они быстро видели, что к чему, а я – нет. Понял, что очень медленный. Болтаться в двадцатке-тридцатке оказалось не очень весело.

Вот это – правда. А не то, что говорят люди.

***

– Вы сейчас дико спокойный, просто на расслабоне. Но на корте вели себя как сумасшедший.

– Многое поменялось. Раньше надо было подправить психологические вещи. Плюс со временем появляется опыт. Тупо опыт. Основываясь на вещах, которые происходили в прошлом, ты делаешь выводы. Я многое осознал. И до сих пор осознаю. Достигнуть абсолютных знаний нельзя. Учусь по мере поступления.

– Если бы сейчас вышли играть, так себя не вели бы?

– Нет, был бы спокойный. А раньше по-другому, потому что все время нервяк из-за матчей. И этот нервоз победить тяжело. Каждый раз старт, ты играешь. Психология иногда не выдерживает, ломается. Потому что полгода подряд выходишь на корт в плюс 45, что-то не получается, проигрываешь на каком-то корте непонятно кому. Конечно, начинаешь злиться. Еще не так чувствуешь себя, кто-то что-то сказал. И ты взял и послал кого-то на три буквы. Тем более молодой – сила есть, ума не надо.

– Случалось, что вы даже в клубе попадали в стремные истории. Как с сыном Бондарчука.

– Там искусственно созданная ситуация, когда я попал не туда и не в тот момент. И у меня нет папы Бондарчука, поэтому все немного перевернули.

– Наоборот, писали, что на вас напали шесть человек.

– А я слышал, что это я на шестерых напал. Но суть в том, что все они оказались мажориками. У них, видно, проблема, что из себя ничего не представляют. Представляют их родители. Поэтому нужно показать, что они тоже крутые пацаны. И я вдруг попался случайно. Обычная ситуация – кто-то кому-то не понравился, и началось.

– Вас сильно побили?

– Фингал считается? Но им тоже досталось. Пьяные шесть мажоров – это смешно.

– Старший Бондарчук перед вами извинился за сына.

– Ну молодец, бог с ним.

– Так писали, что он ваш друг.

– У меня нет друзей.

– В смысле?

– Вообще нет. Друзья – высокопарное слово. Их может быть только несколько штук, но у меня нет. Я не хочу.

– Почему?

– Самодостаточный и хочу жить один. Последнее время так. Мне нравится.

– Из-за философии?

– Из-за нее. И жизненного опыта. Мне так хорошо. Не говорю, что я аскет и всех шугаюсь. У меня есть круг общения. Но это не друзья – товарищи, коллеги. И мне нравится одному. Никто не интересен.

– Одному – это и без девушки и жены?

– У меня нет ни девушки, ни жены. Уже давно. Так случилось. И я пока не хочу, нет желания.

– Длительных отношений?

– Вообще отношений.

– А как без девушки в таком возрасте? Это нереально.

– Почему?

– У нас всех есть физиологические потребности.

– У меня с этим все нормально. Я просто не хочу отношений.

– Когда тусите с девушкой неделю, она понимает, что отношений не будет?

– Неделю даже уже не могу. Не готов к такому. Меня устраивает то, как я живу. Отношения не хочу выстраивать ни с кем. Не хочу делиться своей личной жизнью. Не хочу делиться своими вещами. Разделять какие-то вещи. Не хочу слышать какие-то вещи от людей. Меня это не интересует. Период такой. Не потому, что что-то сломалось. Просто хочу пожить для себя, путешествовать, ни к кому не быть привязанным. Чтобы мне никто не задавал лишние вопросы. Чтобы я не задавал. Чтобы у меня была полная свобода. Чтобы я мог делать то, что я хочу.

Я ни в ком не разочаровывался, просто так сложилось. Этап. Как вообще можно разочароваться в ком-то? Только в самом себе. Ты же на это осознанно идешь. Мне сейчас нужно время. Нужно отдохнуть. Я был в долгих отношениях и решил, что пока хочу пожить сам для себя. Я так не жил давно. Мне комфортно, хочется свободы. Никого рядом, тишина, спокойствие.

– Если все так, то как регулярно находить девушку на один секс?

– Я не знаю. Ты, наверное, знаешь. Ты же молодой. У тебя же кровь бьет. И не только кровь.

– Это правда. Но найти трудно. Вы же понимаете, что многие говорят: «Буду только в отношениях».

– Ну, это моя личная жизнь, слишком интимный момент.

– Они сами к вам подкатывают? 

– Ко мне никто не подкатывает, я уже старенький. 

– Тогда последний вопрос про это: за деньги или бесплатно?

– Не хочу отвечать, это уже совсем.

***

– Последняя ваша девушка – Аида Гарифуллина. Писали даже, что она беременная и все идет к свадьбе.

– Не обсуждаю эту тему. Вообще. Эта тема закрыта, все в прошлом. За бывшими своими не слежу. Неинтересно.

– Дочь обсуждаете?

– У меня нет дочери.

– Как? Есть общее мнение, что Ева Якубовская – ваша дочь.   

– Опять же, это мнение людей. У меня нет дочки.

– Даже в физическом смысле?

– У меня нет дочерей. Мало ли что пишут. Но я спокойно к этому отношусь. Если обращать внимание на каждую вещь, то буду терять время. Пусть пишут, если им нравятся. Что мне, запрещать, что ли? Даже сейчас ответил, но все равно продолжат писать. Будут писать, ты же понимаешь. Сколько людей, столько и мнений. Опускаться до этих людей, доказывать кому-то чего-то – зачем? Если это так интересно, спросите у ее мамы, откуда все пошло.

– Если она скажет, что вы отец?

– Не скажет.

***

– Вы сказали, что не хотите делиться личной жизнью. А пустить кого-то в дом?

– Дом – это для меня святое место. Моя крепость, где я могу находиться один. Там только моя энергетика. Больше никого туда не хочу пускать. Со мной живут только две кошки. Я вообще люблю животных. Но кошек больше, чем собак. Кто любит животных, даже по-другому смотрит на вещи. Как говорится, чем больше узнаю животных, тем больше люблю их. Кошки еще хорошо успокаивают. Они медиумы, знают момент, когда подойти. Они чувствуют тебя.

– Если вы дома один и против компьютера и айфона, то что там делаете?

– У меня они есть, но это не цель жизни. Я не веду страничку в твиттере. Меня нет в фейсбуке. Инстаграм есть и есть. Я не веду его осознанно. Не люблю освещать свою жизнь широко. Моя жизнь – она моя. Только для меня.

А дома я сериалы смотрю, читаю. Много документальных фильмов включаю на YouTube. Так проходят последние два-три года, и меня это вполне устраивает. Могу, конечно, куда-то выйти, но без загулов. Гуляю один или с товарищами с Патриков. Пью с ними кофе, чай, пиво. Но я выбираю, хочу или нет. Нет такого, что я обязан. Я никому не обязан, кроме родителей и самого себя. Круг общения у меня есть. Я не аскет, не шарахаюсь от всех. Но это не друзья.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Marat Safin (@flymonkeyrus)

– Две самые важные книги, которые прочитали за последнее время?

– Джо Диспенза – «Сила подсознания». И Джидду Кришнамурти – «Свобода от известного».

Они про то, что не нужно жить иллюзией. Надо жить настоящим. Просто есть иллюзия, что выдает тебе мозг. И есть настоящее. Это трудно объяснить, к этому нужно прийти. Через медитацию – существует техника. Через определенную литературу, документальные фильмы. После этого начинаешь разбираться. И становится легче жить – меньше иллюзий.

– Как часто вы медитируете?

– Раз в день, два раза. Часа полтора это занимает – с утра или вечером. Время нахожу всегда. Поверь мне, когда ты хочешь, ты всегда найдешь его.

– Это нужно делать дома?

– Там легче. Здесь, в кафе, ты же не будешь сидеть с закрытыми глазами и медитировать. Это глупо выглядит.

– И вам легче становится?

– Да, появляется свежесть сознания. Убираешь лишние мысли, ненужные вещи, которые аккумулируются в голове, негатив. Например, пообщался с не очень приятным человеком, он из тебя высосал энергию. Ты приходишь выжатый как лимон. И убираешь лишние мысли, успокаиваешь ум, чистишь сознание. Тишина должна быть внутри, чтобы понимать, что к чему. Чтобы не было лишних мыслей, которые тебя путают и заставляют принять то или иное решение.

– Про сериалы. Ваш топ-3?

– Понятно, что «Карточный домик». «Миллиарды» понравились. «Американцы» – это про наших нелегалов. «Клан Сопрано», но он старый.

– Вы были в политике. Это похоже на то, что показывают в «Карточном домике»?

– Думаю, да.

– Такая же грязь?

– Как посмотреть. Для кого-то грязь. Сколько людей, столько и взглядов на жизнь. Невозможно всех засунуть под одну категорию.

– Вы лично встречались с несколькими президентами.

– Двумя. С Ельциным первый раз познакомился, когда было 12 лет. Мячики подавал на Кубке Кремля, нас выстроили, он всем руку пожал. Потом увидел снова уже спустя много лет. Уважаемый человек, конечно, приятно иметь фото с ним.

С Владимиром Владимировичем два раза встречались. После того, как выиграли Кубок Дэвиса. Фотография, «очень приятно – очень приятно», посидели с ним.

– Кто из них мощнее?

– Оба глыбы. Каждый по-своему. Простые люди не становятся президентами, тем более такой страны. Понятно, что это очень серьезные люди. Их энергетика сильная. Это чувствуется, когда человек заходит в комнату, подходит, жмет тебе руку. Ты чувствуешь уникальную энергетику уникальной личности. Это богом отобранные люди, создателем. Я более чем уверен, что 99% людей, даже если им предложат стать президентом, откажутся. Не каждый на это пойдет. Нужен определенный склад ума, надо быть избранным. Это не в киоске посидеть, а большая ответственность, у тебя нет личной жизни, ты не принадлежишь себе.

– А в чем уникальная энергетика?

– Не объяснить на словах. Ты просто чувствуешь ее. Вот ходил когда-нибудь в музей, стоял перед серьезными картинами? И видел картинки, которые рисуют на Арбате? Разницу чувствуешь? Вот и все. Это надо испытать. Объяснять – как слепому говорить, что есть краски.

***

– Шесть лет вы работали депутатом. Почему отказались от мандата?

– Не хочу об этом говорить. Это мое личное, очень личное. Имелись свои причины.

– Как оцениваете свою работу там?

– Нареканий не было.

– Не стыдно за законы, за которые голосовали?

– Нет.

– Два года назад я спросил вас про закон Димы Яковлева и то, почему вы за него проголосовали. Вы ответили, что так решила партия, что в ней умные люди анализировали и все сделали правильно, но, может, исполнение подкачало. Сейчас считаете, что тогда поступили правильно?

– Я не знаю. Но тогда был экспертный совет. Это же не просто так: поковыряли в носу и написали ФЗ. Все общаются, есть эксперты, которые создают мнение. Я доверяю нашим специалистам. Поэтому приняли такое решение.

– Но вы же слышали о реакции общества на закон.

– Что я могу сделать.

– Говорят, что вы убили детей.

– А кто эти люди, которые говорят? Одни эксперты говорят одно, другие – другое. Всегда кто-то будет за, а кто-то – против. Никогда не будет 100% за. Сколько людей, столько и мнений.

– Если еще позовут в политику, пойдете?

– Когда позовут, тогда и поговорим. Отвращения к ней нет.

– А к теннису?

– Неинтересно, поднадоело. Может, когда-то все поменяется.

– Свои матчи пересматриваете?

– Нет. И уже не снятся. Этот этап я закрыл и пошел дальше. Будешь копаться в прошлом – не будешь двигаться и застынешь на месте. Любоваться собой в интернете – это странновато выглядит. У меня и в инстаграме нет ни одной фотографии с ракеткой. Нет ни одного намека, что я теннисист. Я не настолько кайфую от своего тенниса, чтобы любоваться собой. Я не люблю об этом говорить даже. С товарищами обсуждаем больше жизнь, взгляд на те или иные вещи.

– Музыку слушаете?

– Сейчас нет, люблю тишину. Телевизор не включаю. Он даже не работает у меня. Вот телегу читаю.

– Какие каналы?

– «Незыгарь», «Футляр от виолончели», «Компромат 2.0», «Кремлевский говорун», «Кремлевский мамковед», «Малюта Скуратов». Ничего уже не скрыть ни от кого. Времена веселые. Но еще люблю научные вещи, что-то про космос.

– От «Футляра» офигеваете?

– Нет.

– Там каждый день пишут по 10 постов, как кто-то что-то украл на миллиард и остался без наказания.

– А это что-то новое? Кого-то удивляет? Ты почитай Салтыкова-Щедрина, «Красное колесо». И не будешь удивляться. У нас последние лет 200 так.

– Раньше вы про это знали?

– Ну да. Я же не вчера родился. Мне 38 лет.  

– Не поднимали эти вопросы в Госдуме?

– Я такие вещи вообще не обсуждаю.

– Но вы как политик могли изменить ситуацию. 

– Сейчас я не политик, а свободный человек. Тогда те вопросы не поднимал.

– Но у вас было влияние.

– Не было. И копаться в грязном белье не хочется. Я читаю это как фон, но оценку давать не буду. Смысл?

– Как эта ситуация с коррупцией соотносится с тем, что мы позиционируем себя суперкрутой державой?

– Мы действительно крутые. На всякий случай, у нас самая большая страна в мире по территории. Мы ядерная держава. У нас триада. Мы большой игрок на мировой арене, поэтому с нами считаются и всегда будут разговаривать. Нас нельзя изолировать, без шансов.

А коррупция – где ее нет? Она везде. Это экономика, люди, жизнь, человеческий фактор. Идеального общества не построить. Это же утопия. Социализма никогда не будет, хотя потихоньку весь мир к этому идет.

– Но уровень коррупции и отношение чиновников к обществу все-таки разные. В Лондоне мэр ездит на метро, в России даже какой-нибудь префект – на авто представительского класса.

– Так на метро не означает, что у него бабла нет. Может, у него настолько дохера денег, что он позволяет себе это делать. Если у него триллион, это не значит, что он должен на «Майбахе» с охраной в камуфляже и автоматами ездить. Для этого мозгов много не надо. Есть же миллиардеры, которые даже по Москве на велосипеде ездят. Это значит, что им нечего скрывать. Не все миллиардеры коррупционеры, не все политики коррупционеры. Есть разные виды бизнеса. Зависит от того, чем занимаешься.

– Короче, Россия живет на приличном уровне?

– Смотри: кто к нам приезжает, офигевает от того, как у нас здорово. Как у нас хорошо. Испанцы говорят, что им нравится.

– А вы без России можете?

– Могу. Я прожил пять лет в Испании, и я человек мира. Не считаю, что я русский – и все. Если я буду жить без России, я смогу адаптироваться везде. Выжить где угодно. Это большой плюс.

Я не скучаю по дому. Мой дом – это шарик. Я могу закрыть квартиру, и у меня не будет тоски. Я так живу с 15 лет. Сначала адаптировался, потом вошло в привычку. Мне так нравится. Я никогда не буду жить в одном месте, только в разных. Здесь же все близко – даже до Новой Зеландии лететь часов 20.

***

– Что вы планируете делать в ближайшие год-два?

– Посмотрим по мере поступления. Я не загадываю ничего. Жизнь может изменить одна банальная ситуация. Хочешь рассмешить бога – расскажи ему о планах.

– Вы же сказали, что бога нет.

– Создатель. Все создалось из-за энергии, волн, но откуда-то все появилось. Не зря же говорят, что «ничего есть все, а все есть ничего». Кто-то это создал. Не конкретно материальный человек с бородой по имени Иисус, но как-то это осуществилось. Высший разум.

– Работать пока не хотите?

– Если будет что-то интересное.

– Интересное для вас – это что?

– Я не знаю. Я не ищу того, что мне надо. Оно должно прийти само. Не от Деда Мороза, но есть люди, которые идут к тому, что им надо. А есть те, которые это притягивают.

Мне бы хотелось выбрать то, что связано с путешествиями. Сидеть на месте не хочу. Но теннис – точно нет. Неинтересно. Пока не знаю, что может быть интересного, на что бы я согласился. 

Фото: instagram.com/flymonkeyrus (1,2,4,5,7,8,11,16,18); globallookpress.com/Chris Caldicott/Axiom/ZUMA Press, Vassi Koutsaftis/DanitaDelimont.com; Gettyimages.ru/Alex Livesey, Clive Brunskill; РИА Новости/Алексей Куденко; instagram.com/aidagarifullina; РИА Новости/Григорий Сысоев; globallookpress.com/Daniil Ivanov, Komsomolskaya Pravda

развернуть

Ему было всего 31.

Сегодня во Флоренции состоялись похороны Давиде Астори. В воскресенье капитана «Фиорентины» нашли мертвым в отеле La di Moret. Позже было объявлено, что причиной смерти стала брадиаритмия.

Проститься с Астори пришли тысячи флорентийцев и множество коллег по футбольному миру.

Одноклубники по «Фиорентине».

Вице-президент «Интера» Хавьер Дзанетти.

Главный тренер «Интера» Лучано Спаллетти.

Главный тренер «Венеции» Филиппо Индзаги.

Президент НОК Италии Джованни Малаго.

Совладелец «Фиорентины» Диего Далла Валле и бывший премьер-министр Италии Маттео Ренци.

Форвард «Сассуоло» Хума Эль-Бабакар.

Джаунлуиджи Буффон с партнерами по «Ювентусу» прилетел после матча Лиги чемпионов с «Тоттенхэмом». 

Вратарь «Сампдории» Эмилиано Вивиано.

Мэр Флоренции Дарио Нарделла.

Родители Давиде Астори.

Защитник «Наполи» Кристиан Маджо и вице-президент клуба Эдоардо де Лаурентис.

Полузащитник «Фиорентины» Милан Бадель произнес надгробную речь: «Ты и брат, и сын, которого хотел бы иметь каждый. У твоих родителей никогда не было проблем с тобой.

Ты не такой как все. Ты настоящий футбол, футбол в чистом виде для детей.

Мыслями мы с твоими папой и мамой, братьями, Франческой и принцессой Викки (супругой и дочерью).

Ты был человеком с большой буквы, и мы ей об этом расскажем. Ты свет для всех нас».

Массимилиано Аллегри и Джорджо Кьеллини.

Болельщики «Фиорентины» простились с капитаном, окрасив воздух в фиолетовый цвет.

Фото: REUTERS/Alessandro Bianchi; Gettyimages.ru/Gabriele Maltinti

развернуть

Красота и мощь – в нашей высокохудожественной подборке.

Евгения Медведева упала во время показательного выступления на чемпионате Европы по фигурному катанию, где она, конечно, выиграла золото.

Чарующий вид на «Лыжню России – 2017» в Московской области. 

Тренировка фристайлистов (дисциплина могул) в Южной Корее, где в феврале пройдет Олимпиада. 

Китайский фристайлист в небе над Испанией. Соревнования проходили в Сьерра-Неваде – это горный массив в теплой Андалусии. 

Вы бы угадали этого игрока, даже если бы в кадр не попала фамилия.

 Суровое австралийское регби. 

Вся мощь главного дерби России – в одном фото. 

Вратарь «Локомотива» Гильерме празднует победу в Кубке России. 

Жозе Моуринью счастлив: только что «Манчестер Юнайтед» обыграл «Аякс» (2:0) в финале Лиги Европы.

Они ждали 16 лет. Болельщики «Спартака» празднуют чемпионство на «Открытие Арене». 

Кажется, будто на этой фотографии одна клюшка. Но нет, за шайбу на ЧМ-2017 борются Виктор Антипин (Россия) и Атте Охтамаа (Финляндия).

Предельная концентрация и сложнейшие прыжки – гимнастика в лучшем виде. 

Именно так выглядит фехтование крупным планом. Пленительно. 

Кунг-фу от Игоря Акинфеева на Кубке конфедераций. 

Северокорейские синхронистки разминаются на чемпионате мира в Будапеште (за черным зонтиком скрывается тренер). В итоге сборная КНДР стала 9-й.

А это первый тур чемпионата России, «Динамо» – «Спартак». Найдите на фото человека не в темно-синей форме. 

На чемпионате Европы по пляжному регби протестировали очень интересную технику усмирения соперников. 

Съемка водного поло под водой – классика, которая никогда не надоест. В этом матче женская сборная России выиграла бронзу чемпионата мира (11:9 против Канады). 

На чемпионате мира по легкой атлетике в Лондоне было несколько увлекательных забегов, один из них выдал стрикер с надписью Peace + Love [Мир и любовь] на груди и животе. 

Стипль-чез с этой точки всегда зеркален и очарователен. 

Безмерно грустный момент: Усэйн Болт получил травму и не финишировал в последнем забеге в карьере. Это была эстафета 4х100 м на чемпионате мира.

Известный хай-дайвер Дэвид Колтури прыгает в воду с высоты 27 метров. Безумие.

Показательные выступления в художественной гимнастике могут быть и такими. 

Следующая фотография выглядит страшнее, чем все получилось на самом деле. Форвард «Ливерпуля» Садьо Мане врезался ногой во вратаря «Манчестер Сити» Эдерсона и получил красную карточку, но голкипер избежал сотрясения мозга и уже через 3 суток снова вышел на поле. 

В сентябре в «Формуле-1» произошла резонансная авария Себастьяна Феттеля и Кими Райкконена. Вместе с ними сошел еще один сильный гонщик – Макс Ферстаппен. 

Оказалось, что баскетбол бывает даже слишком контактным.

Так выглядит женская агрессия в UFC. 

Автогонщица Даника Патрик выбегает из машины после аварии в гонке Ford EcoBoost 400, организованной NASCAR. 

Женский футбол в Австралии на фоне гигантской молнии. 

Магический пейзаж первого этапа Кубка мира по биатлону-2017/18 в шведском Эстерсунде.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф (1,7,8,15), Владимир Астапкович (2,14), Рамиль Ситдиков; Gettyimages.ru/David Ramos; РИА Новости/Владимир Песня (5,23); Gettyimages.ru/Matt King; REUTERS/Phil Noble; РИА Новости/Михаил Корытов, Алексей Куденко; Gettyimages.ru/Quinn Rooney; РИА Новости/Виталий Белоусов; Gettyimages.ru/Epsilon; РИА Новости/Владимир Вяткин; Gettyimages.ru/Adam Pretty; REUTERS/Kai Pfaffenbach; Gettyimages.ru/Matthias Hangst; REUTERS/Matthew Childs; Gettyimages.ru/Romina Amato/Red Bull; REUTERS/Lee Smith; Gettyimages.ru/Lars Baron; REUTERS/Jayne Kamin-Oncea/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Mark Kolbe, Chris Trotman, Scott Barbour; РИА Новости/Алексей Филиппов

развернуть