Вадим Лукомский – о главной звезде Хорватии.

Модрич делает любую команду лучше

2007 год. Спортивный директор «Тоттенхэма» Дамьен Комолли проанализировал разницу между «шпорами» и клубами, которые тогда были «большой четверкой». Он сделал простой, но очевидный вывод: «Разница была в проценте успешных передач на чужой трети и проценте владения на чужой половине поля – тут мы сильно отставали. Единственный способ сократить пропасть: найти игроков принципиально другого типа – более техничных и креативных».

Комолли говорил об игроках – он даже не предполагал, что проблему может решить один футболист, но именно эти поиски привели его в Загреб, где он просматривал Луку Модрича. Увидев полузащитника, Комолли «забыл о цифрах и просто влюбился». Неудивительно, ведь даже в хорватском «Динамо» Модрич выдавал такое:

Это яркий пример того, как Модрич помогает команде действиями, которые вообще не отражаются в статистике. Это его специализация, хотя и цифры у него были замечательные, пускай и неочевидные. «Меня поливали грязью за этот трансфер: он слишком маленький, слишком слабый, не забивает и не отдает голевых. Но Лука был игроком, в ком клуб отчаянно нуждался – всегда открыт для передачи, великолепно играет между линиями защиты и полузащиты соперника, идеально исполняет пас перед голевым пасом. Уже тогда мы считали предголевые передачи – и поэтому были уверены, что он станет одним из лучших полузащитников АПЛ», – вспоминал позже Комолли.

Драган Стойкович, один из самых талантливых югославских футболистов в истории, говорил о Модриче: «Наблюдая за его игрой, я увидел маленького мальчика с белыми волосами, который в каждом эпизоде принимал именно то решение, которое принял бы я сам». Понимание футбола Луки было на уникальном уровне. «Тоттенхэм» заплатил за хорвата 16,5 млн фунтов – трансферный рекорд, который превратился в сделку века.

«В предматчевых беседах Харри Реднапп зачитывал состав, написанный от руки на маленьком листочке бумаги, и говорил: «Просто пасуйте на Модрича, потом Лука найдет Рафу – и мы выиграем матч», – вспоминал Рафаэль ван дер Варт. С такой тактикой «Тоттенхэм» Реднаппа играл в самый зрелищный футбол АПЛ и минимум по полсезона боролся за чемпионство. Для той команды это было прыжком выше головы.

Модрич был самым важным игроком как для качества игры, так и для стиля. Хорват делал все – продвигал мяч вперед, создавал моменты, придавал баланса опорной зоне, создавал пространство для партнеров, использовал пространство, которое давали ему, помогал проходить прессинг соперников. После ухода Луки в «Мадрид» «Тоттенхэм» так и не смог его заменить. Даже самый близкий аналог и один из самых уникальных полузащитников нынешней АПЛ – Мусса Дембеле – не обладал и половиной этих качеств.

Несколько сезонов «шпоры» играли просто ужасно. Лишь миллион голов Гарета Бэйла дальними ударами замаскировали игровой провал. Без Модрича (игры) и Бэйла (маскировки отсутствия игры) Андре Виллаш-Боаш быстро потерял работу. Даже следующий постоянный тренер – Маурисио Почеттино – не сразу нашел баланс. Первый сезон был очень слабым по игре, а аргентинцу пришлось полностью перестроить систему игры, прежде чем «Тоттенхэм» вернулся на тот уровень. Но даже сейчас команда не играет так стильно.

Модрич не только выполнял работу двух-трех футболистов, но и был загадкой для соперников. Никто не понимал, как его лучше нейтрализовывать. «На тренировках у него было невозможно отобрать мяч, – вспоминал бывший полузащитник «шпор» Джейми О’Хара. – Он был маленьким, но его икры казались кирпичными. Он был невероятно силен, при этом обладал низким центром тяжести. Но больше всего впечатляла обработка им мяча. Он всегда понимал, в какую сторону обрабатывать, с какой стороны на него несется соперник и что он собирается сделать. Этим пониманием он всегда создавал дополнительное пространство. Он также всегда предвидел ситуацию на поле на три паса вперед. Его мозг работал быстрее, чем у всех остальных».

«Мой самый трудный соперник – Лука Модрич. Сначала кажется, что его можно переиграть за счет мощи, но он намного сильнее, чем кажется, при этом его мозг работает в 20 раз быстрее, чем у обычного человека», – соглашался Джонджо Шелви.

Именно поэтому Модрич, вне зависимости от роли, делает любую команду лучше. «Мадриду» потребовалось время, чтобы это осознать, но сейчас никто не сомневается. Пожалуй, ярче всего важность хорвата проявилась в последний сезон Карло Анчелотти. С ним команда показывала лучший футбол в эпоху итальянца и уверенно лидировала в Ла Лиге. Без него провалила вторую половину сезона. Анчелотти лишился работы, а Marca троллила Модрич-зависимость легендарным заголовком «Что делать, если Модрич простудится?» и подписью под ним: «Паниковать».

«Я никогда не составлю символическую сборную игроков, которых тренировал. Посмотрите только на вратарей – Буффон, Ван Дер Сар, Касильяс, Нойер. Уже не могу выбрать лучшего. С другими позициями будет также, но в ней точно будет Лука Модрич. Он сочетает выдающуюся технику с чтением игры и сильным лидерством. К тому же, он отличный человек», – объяснял Анчелотти.

С ним согласится любой, кто тренировал Модрича. Моуринью после работы с хорватом сделал схему 4-2-3-1 любимой и в каждой команде ищет игрока, который дал бы ему все качества Модрича. Специально под эту задачу он покупал Сеска Фабрегаса и обновлял трансферный рекорд на Поле Погба, но даже с ними новая концепция Моуринью не работает так здорово.

Рафа Бенитес проработал с ним недолго, но был поражен пониманием игры и общался с Лукой больше, чем с любым другим игроком. Зинедин Зидан воодушевлялся каждый раз, когда у него спрашивали про хорвата на пресс-конференциях: «У меня много звезд, но говорить о Модриче мне особенно приятно. Его спокойствие с мячом на невероятном уровне. Он и есть спокойствие. Он позволяет команде играть хорошо».

«Модрич не просто мой друг. Он лучший полузащитник мира. Без сомнений. Я специально говорю «не один из лучших», а именно «лучший». Лука постоянно прибавлял и сейчас находится на пике», – уверен Дарио Срна.

Даже соперники им искренне восхищаются. «Модрич – лучший футболист «Мадрида». Именно он позволяет им играть в футбол, который всем удобен. Именно он придает команде баланс», – говорил экс-капитан «Атлетико» Габи. Другой полузащитник, часто игравший против Модрича в дерби, отметился еще более дерзким комплиментом. На вопрос, кого – Роналду, Бэйла или Бензема – он хотел бы видеть в «Атлетико», если бы мог позвать только одного, Коке ответил: «Модрича. Мне нравится, как он контролирует игру всей команды. Всегда наслаждаюсь Модричем».

Но самую точную характеристику полузащитнику дал лучший тренер прошлого сезона Ла Лиги Кике Сетьен: «В шахматах Модрич был бы королевой, потому что он невероятно универсален и понимает игру вплоть до самых мелких нюансов. Он контролирует полузащиту, доминирует в любой ситуации и обладает мобильностью шахматной королевы».

Модрич не умеет играть плохо

Есть стабильные игроки, которые не могут играть под давлением. Есть стабильные игроки, которые проваливаются, когда тренер дает им слишком трудную роль. А есть Лука Модрич. Зидан не помнит его неудачных матчей, он легко выполняет 2-3 роли в одной и тащит сборную на чемпионате мира, несмотря на ненависть всей страны.

На пути к финалу Лиги чемпионов-2017/18 Модрич исполнял контролирующего полузащитника, главного созидателя, прессинг-машину, разрушителя прессинга и даже оборонительного правого полузащитника. Всегда это было между «отлично» и «гениально». Каждая новая роль (часто вместе с новой позицией) – это отдельный матч плей-офф ЛЧ. То есть почти в каждой важной игре ЛЧ Лука делал что-то новое – нужное «Мадриду» в конкретном матче.

Часто это что-то тащило команду и маскировало тактические недостатки планов Зидана. Лука находит эти гениальные решения проблем самостоятельно. «Я никогда не перегружаю его инструкциями. Просто говорю о двух или трех маленьких оборонительных деталях», – объяснял Зидан.

Полтора года назад был показательный момент. После первого матча 1/8 финала между «Реалом» и «Наполи» у тренера «Юве» Макса Аллегри попросили короткий анализ матча: «Я получил удовольствие. Когда смотришь такие матчи, всегда получаешь новые идеи, которые позже можно применить в своей команде. Но в некоторых эпизодах нужно просто смотреть. Смотреть на Луку Модрича. Прессинг, тактика и другие вещи, на которых мы зациклены, не имеют вообще никакого отношениях к этим эпизодам. Они состоят из мастерства игроков. Это чистый кайф. За этим всегда приятно наблюдать».

Аллегри уточнил, что в первую очередь говорил об эпизоде на 28-й минуте, в котором Лука сначала контролировал темп атаки и направления, а потом взорвал ее трудным пасом вперед и подключением в опорную зону. В конце сезона Аллегри сыграет против Модрича в финале Лиги чемпионов – и совсем не придумает, как его сдержать. Макс не виноват, он один из лучших тактических умов современности, просто хорват адаптируется к любому плану.

Именно поэтому обычно спокойный Зизу однажды посмеялся над людьми, которые сомневаются в Модриче. Экс-тренер «Мадрида» признался, что не помнит ни одной плохой игры Луки и искренне волнуется за благоразумие людей, которые такие матчи видели. Но чаще Зидан просто не находил слов, чтобы описать игру Модрича. «То, как он отдал этот пас внешней стороны стопы. Это же просто мм...», – восхитился однажды француз на пресс-конференции (и вероятно, еще миллион раз про себя).

«Лука всегда так стабилен. Он видит передачи, которые никто, кроме него, не видит. Я был свидетелем таких передач так много раз – что «Тоттенхэме», что в «Мадриде», – восхищался Гарет Бэйл.

«Модрич способен на абсолютно любую работу, которую теоретически можно требовать от полузащитника, но самое важная штука в его игре – это обостряющий пас. Прямо или косвенно он всегда вскрывает оборону соперника», – восхищался Анчелотти. «Посмотрите, как часто Лука Модрич участвует в отборах – это главное его отличие от любого другого настолько же креативного игрока. Он выигрывает 8 из 10 оборонительных дуэлей. Это сильно отличает его от остальных и делает самым универсальным полузащитником», – объяснял Франк Де Бур.

Вот скромный набор навыков, которые у Луки на топ-уровне:

И это без очевидностей вроде эпизодических, но очень крутых дальних ударов. Почти любую роль он исполнит лучше, чем 99% профильных исполнителей. Полузащита «Мадрида» – хороший пример. Обычно в партнерах у Луки – Каземиро (разрушитель), Тони Кроос (плеймейкер, который определяет темп матча) и Иско (человек, который обостряет). Модрич умеет все перечисленное. Он не супермен – и не может делать все это сразу, но достаточно умен, чтобы определить, что важнее в конкретном матче. Он – идеальное тактическое оружие.

«Мадрид» – разбитая команда. Семь игроков атакуют, а Каземиро с защитниками прикрывают центр», – говорил Хави в январе. Теоретически это не должно работать, но у них есть Модрич – он лучше всех в мире устраняет тактические недостатки.

Кажется, Модрич все-таки получит признание

Недооценивать Модрича – старая традиция. «Хайдук» отказался от него из-за габаритов. В «Динамо» Загреб он пробился только через аренду в боснийскую лигу. Харри Реднапп только на второй год начал ему по-настоящему доверять. А Marca в 2013-м выбрала хорвата худшим трансфером испанского сезона.

Последнее займет достойное место в коллекции футбольных фэйлов исторического масштаба – где-то рядом со словами из вердикта шотландского суда по делу Алекса Фергюсона в 1978-м. Тогда Ферги судился с президентом «Сент-Миррена» с иском о неправомерном увольнении – суд посчитал увольнение законным и постановил, что у Фергюсона «нет вообще никакого таланта к любой управленческой деятельности».

Все меняется. Кажется, мир готов признать гений Модрича. На этом ЧМ Лука делает то, что делал всегда – тащит команду. Только теперь его охотно называют лучшим игроком всего турнира.

Полузащитник «Гранады» Хави Маркес назвал сына Модричем – правда, потом пояснил, что это лишь совпадение. Его жене просто понравилось имя, «хотя Модрич – хороший человек и игрок». Тренеры команд соперников выпрашивают у Луки футболку – именно так поступил Кике Сетьен в позапрошлом сезоне.

Минимум второй год подряд Модрич – лучший игрок финала ЛЧ. После матча Аргентина – Хорватия ни у кого даже не возникало сомнений, кто был лучшим игроком под 10-м номером на поле. Де Бур в колонке для The Independent говорит, что Модрич – лучший полузащитник поколения, считая это настолько очевидным, что даже не дает никаких пояснений. Деян Ловрен выдвигает партнера на «Золотой мяч» – и его слова воспринимают как должное. Как и цитату Ивана Ракитича о том, что Лука «с другой планеты».

Даже самый неприятный эпизод – пенальти против – случился после паса, на который способен только Модрич, а перед серией пенальти в том матче Ракитич сказал: «Лука спасал нас так много раз, сейчас наша очередь спасти его».

Нынешний тренер сборной Златко Далич отлично понимает Модрича и в зависимости от соперника меняет его позицию. Это определяет игру Хорватии: на ЧМ Модрич уже сыграл в опорной в 4-2-3-1, десятку в 4-2-3-1, полузащитника в 4-3-3 и гибридную роль из двух последних вариантов. Именно Лука – главная проблема Франции в финале. Полностью сдержать его не смог пока никто.

Фото: REUTERS/Ivan Alvarado; Gettyimages.ru/Jamie McDonald, Shaun Botterill, Gonzalo Arroyo Moreno (4,5); globallookpress.com/Isa Saiz/Photo Media Express/VWPics, Maurizio Borsari/AFLO; использовано фото: РИА Новости/Григорий Соколо

развернуть

Такого в России больше нет.  

В середине января на Sports.ru вышел текст о детском супертурнире в Москве: на него приехали «Милан», «Интер» и лучшие академии России. Турнир организовал Николай Ларин – бывший журналист, работник банка и фанат «Динамо», который в 2008-м стал директором школы «Чертаново» и фактически поднял ее из руин. Теперь она играет не в третьей детской лиге, а в высшей и ездит на соревнования в Европу, где обыгрывает школы «Барселоны», «Милана» и «Эспаньола». Сам Ларин отчаянно верит, что русские даже во взрослом футболе могут быть не хуже сильных иностранцев, и, чтобы доказать это, создал профессиональную команду из воспитанников, которая уже играет в ФНЛ.  

В комментариях вы просили написать о нем отдельный репортаж:

Мы выполнили эту просьбу. Александр Головин еще раз встретился с Николаем Лариным и услышал историю самого удивительного клуба России.

***

Мы садимся с Лариным в большом кабинете на втором этаже школы. На столе – куча бумаг, грамоты; на стенах – десятки шарфов русских и иностранных команд и футболки с фамилиями воспитанников. Начало разговора прерывает звонок из департамента спорта.

– У нас играл Никита Чай. До этого он был в «Локомотиве». Не очень сильный, но с трагической историей, – объясняет мне после общения по телефону директор «Чертаново». – Его родители приехали в Москву покупать квартиру и пропали без вести с деньгами. Парень остался один с бабушкой. Мы узнали об этом, когда он пришел на просмотр. Стало жалко, взяли, хотя видели, что большого футболиста из него не получится. Мы понимаем, что кроме спортивной составляющей школа несет социальную миссию, когда надо просто помогать людям. Никита играл за нас в чемпионате, за сборную Москвы даже, стал с ней чемпионом России. Сейчас закончил. Пытаемся совместными усилиями помочь ему, чтобы государство дало квартиру. Шансов, наверное, не очень много, но все в жизни бывает.

Ларин только заканчивает мысль, как звонят снова. Идет какое-то обсуждение стадионов.

– Если хотите инсайдов, то вот, – говорит он, повесив трубку. – Мы пока не знаем, где начнем вторую часть чемпионата, но один из вариантов – спортивный городок в «Лужниках». Поле построили к чемпионату мира, два раза там тренировалась сборная Хорватии. Сейчас играем в Домодедово, но там нет подогрева, поэтому в марте невозможно. Плюс в городе вообще собрались перекладывать газон на искусственный. А «Лужники» – это и для болельщиков удобно.

 ***

На зимний перерыв «Чертаново» ушло на четвертом месте в ФНЛ (после 24 матчей из 38). Если в мае все так и закончится, то команда, за которую играют только собственные воспитанники, окажется в переходных матчах РПЛ. Хотя все началось только в 2014-м.

«Сама идея возникла летом 2013-го, у Сергея Николаевича [Галицкого] – на пять лет раньше, – поясняет Ларин, когда я уточняю, кто первый решил играть воспитанниками. – До этого у нас была просто академия. Люди выпускались из нее и уходили в профессиональные клубы. Но там им не доверяли, они не получали то, на что рассчитывали. В интересах футболистов мы решили стать участниками профессиональных соревнований и сами контролировать переход воспитанников от юношеского футбола ко взрослому. Попросту доверять молодым. Заявились в ПФЛ, хотя это было очень трудно».

Тогдашний президент РФС Николай Толстых требовал, чтобы «Чертаново» стало профессиональным клубом, а Ларин этого не хотел (и до сих пор не сдался): «У нас образовательное учреждение, мы выполняем госзадание и готовим игроков для сборных и команд-мастеров». Естественно, перый сезон получился запредельно сложным – 15-е место из 16 в зоне «Центр». После было 11-е из 14 и 6-е из 13. В прошлом сезоне «Чертаново» переехало в зону «Запад» и выиграло ее. 

В ФНЛ бюджет клуба вырос в три с половиной раза: вместо 27 миллионов рублей стало 92 миллиона.

«Во-первых, теперь у нас две команды: «Чертаново-2» играет в ПФЛ – на него уходят примерно 15 миллионов. Во-вторых, появился взнос в ФНЛ: платим лиге больше 10 миллионов – из них она выплачивает судьям гонорары и оплачивает их перелет до матча. Выросли траты на выезды: все гостевые матчи в сумме обходятся в 12 миллионов. Если в ПФЛ принимали соперников на домашнем стадионе, то теперь – в Домодедово, где каждая игра с учетом милиции, скорой и пожарной – это 450 тысяч. За сезон – 9 девять миллионов. Плюс премиальные, которые в два раза больше, чем раньше: было 15 тысяч рублей за победу, сейчас – 30 тысяч. Каждая победа с учетом налогов – больше миллиона рублей», – подсчитывает Ларин.

При этом зарплаты, по его словам, почти не выросли: раньше средний оклад был 35 тысяч рублей, сейчас – 40. «Если кому-то и повысили, то максимум на 10 тысяч, чтобы понимать, что это основной игрок. Общий разброс – от 18 тысяч до 100. Максимум получает всего пять человек. Фамилии называть не буду, хотя ребята знают, у кого и сколько. В ПФЛ есть и те, кто играет вообще без контракта – это ученики школы». Зарплату тренера Ларин не называет – говорит лишь, что она достойная, потому что Игорь Осинькин (первый тренер Дзагоева во Владикавказе, работал в академии Коноплева, три матча с «Кубанью» в РПЛ-2013 и шесть игр в 2016-м – Sports.ru) – «тренер топ-класса, который в РПЛ получал бы, условно, 4-5 миллионов евро». И добавляет: с каждой зарплаты клуб отдает еще 30% налогов. Еще он хочет, чтобы все тренеры академии получали премии за выступление бывших воспитанников за главную команду. 

***

Академия «Чертаново» полностью финансируется (250 миллионов рублей в год) из бюджета Москвы. Помогать клубу, пусть даже он состоит только из воспитанников, город пока не хочет. «Это нормальная история, – соглашается Ларин. – Не надо финансировать профессионалов государственными деньгами, нигде в мире этого нет. Возможно, в регионах это еще можно оставить, чтобы клуб совсем не умер, но не в таких же объемах, как сегодня. Особенно я не понимаю, когда на бюджетные деньги покупают легионеров. На эти деньги можно строить поля для детей. Не хотите вкладывать в футбол – стройте больницы. Но не покупайте легионеров! Они приехали, получили деньги и уехали. А больницы и футбольное поле останутся. На мой взгляд, правительство Москвы в этом плане показывает пример всей стране: на детский футбол деньги даем, на профессиональный – нет».

Ларин ищет 92 миллиона на клуб сам. И находит, хотя в ФНЛ не платят за трансляции, а билеты «Чертаново» раздает бесплатно. «На первую-вторую лигу можно продавать по 50-100 рублей, но какой в этом смысл? Колоссально они нам не помогут, плюс болельщики и так ездят за нами в Домодедово. Это мы им помогаем: когда-то автобус организуем, когда-то деньги на флаги дадим», – утверждает Ларин.

Ларин говорит, что сегодня у «Чертаново» два источника дохода – спонсоры и трансферы. Первые обеспечивают около 15% бюджета (14 миллионов рублей). «Наши партнеры: «Диаспорт» – фирма, которая стелет поля по России и как минимум половину прибыли перечисляет нам, и «Футболомания» – они продают спортивные товары и платят нам за рекламу на стадионе и в соцсетях. Считают, что таким образом о них узнает больше людей, поступит больше заказов. Плюс есть другие люди, неравнодушные к нашему пути развития».

– Но это не ваши друзья?

– Мои друзья и родственники. Если бы они не были друзьями, возможно, они бы к нам не пришли. Я и других друзей пытаюсь убедить, чтобы нам помогали. Помогает искать партнеров и руководитель Москомспорта Николай Гуляев (олимпийский чемпион-1988 по конькобежному спорту – Sports.ru).

***

За счет сегодняшних спонсоров клуб не вытянул бы даже в ПФЛ. В ФНЛ только за лето и осень накопился 40-миллионный дефицит бюджета: «Чертаново» могло влезть в долги по зарплатам, домашним матчам и перед фирмами, которые помогали организовывать выезды. Возможные долги прикрыли продажей трех главных талантов: 19-летние Глушенков и Умяров ушли в «Спартак», 22-летний Зиньковский – в «Крылья Советов».

В оперативной продаже «Чертаново» помог самый статусный агент России Павел Андреев (он ведет дела многих игроков сборной – от Джикии до Глушакова и Миранчуков). «Мы с ним друзья. В сентябре сказали ему, что надо кого-то продавать, чтобы найти деньги на завершение сезона в ФНЛ. Через время поступило предложение от «Спартака», который как раз следил за нашими футболистами», – объясняет Ларин.

Кроме «Спартака» ими интересовались еще два клуба (по информации Sports.ru, один из них – ЦСКА), но игроки отказались: «Ребята понимали, что изначально рискуют, когда уходят. Но одно дело – рискнуть и не попасть в РПЛ, тогда можно играть в ФНЛ за «Спартак-2». Другое – не попасть в РПЛ и играть за дубль. Этот аргумент для них важен, как они мне сказали». Повлияло и то, что предложение «Спартака» поступило в конце сентября – тогда при Каррере в чемпионате и еврокубках постоянно выходили Максименко, Рассказов, Ломовицкий, Игнатов. «Умяров играл с Игнатовым в одной сборной и видел, что тот уже в основе «Спартака». Думаю, это повлияло. Наверное, он считает себя как минимум не слабее, а я считаю Наиля будущим игроком сборной», – подчеркивает Ларин.

За Умярова и Глушенкова «Чертаново» совсем не торговалось. «Спартак» предложил за обоих 37,5 миллиона рублей – Ларин сразу согласился. «Это дешево, но по-другому было невозможно, нам срочно требовались деньги – говорит он. – Но нельзя сказать, что «Спартак» этим воспользовался, он, наоборот, очень выручил, поступил благородно. Перевел деньги за полтора месяца до того, как контракты вступили в силу. Это большой риск – за это время ребята сыграли за нас еще по восемь матчей, могли получить травмы».

Кононов взял Умярова и Глушенкова на первые два сбора «Спартака» – журналисты говорят, что оба смотрятся достойно. Если за сезон они станут игроками основы, «Чертаново» получит еще и бонус – примерно те же 37,5 миллиона. Для этого они должны провести за основу определенное число матчей; если меньше – сумма чуть сдуется. 

Ларин отказывается назвать сумму трансфера другого воспитанника – Зиньковского (им интересовались в Бельгии, но до конкретики не дошло; и в Казахстане – отказался сам). Но очевидно, что это более выгодный трансфер. «В «Спартаке» на одного получилось по 19 миллионов, здесь – чуть больше, но ненамного. В целом мы всех продали невыгодно. Но футболисты нас за это любят – знают, что мы работаем в их интересах и не заламываем цены. Антон живет в Новороссийске, ему надо обеспечивать родителей».  

– Transfermarkt пишет, что он перешел за 800 тысяч евро – это 56 миллионов рублей.

– Видел. Было бы здорово, если бы это было так. Но это не так. Я вообще не понимаю Transfermarkt. Иногда смотрю цены на наших футболистов и вижу, что там есть Сергей Хабаров за 25 тысяч евро. Если кто-то хочет купить Хабарова за 25 тысяч, мы продадим сегодня же, потому что он уже два с половиной года не играет в футбол и работает спортивным директором команды.

***

Я спрашиваю, что случилось бы с командой, если бы зимой никто не купил Умярова, Глушенкова и Зиньковского, Ларин затрудняется ответить: «Сложно сказать. Мы сильно рисковали, пойдя в ФНЛ. Наверное, искали бы деньги в другом месте. Где – не понимаю. В одном уверен: мы бы их все равно нашли, но это было бы тяжело. Может, продали бы не этих троих за десятки миллионов, а пятерых, но дешевле. Конечно, есть вероятность, что мы снова опустимся в ПФЛ, потому что просто не найдем средств, все бывает. Но надеюсь, что такого не произойдет».

Ларин говорит про ПФЛ, при этом верит в чудо – выход в РПЛ. Тогда придется расширяться. «У нас хорошие отношения с «Локомотивом», «Спартаком». Вариант, над которым думали, – «Сапсан-Арена», 10-тысячник у «Локомотива». Он подходит по требованиям. В случае чуда просили бы руководство РЖД играть там. Может, когда-то доберемся до «Лужников», основной арены. Вдруг мы в Лигу чемпионов выйдем – ЦСКА же играл с «Реалом» там. Почему нам когда-нибудь не сыграть? Звучит смешно, но было время, когда мы за миллион рублей продавали игроков, а сейчас другие деньги. Может, Пиняев (форвард, который два года подряд ездит на стажировку в «Манчестер Юнайтед» – Sports.ru) подрастет, будет звездой, принесет школе деньги – а может, и не принесет. Может, наконец найдем генерального спонсора, а может, не найдем, проиграем все матчи и вылетим назад в ПФЛ. Знаю одно: российский футбол многое потеряет, если мы не найдем спонсора или новых партнеров».

По словам Ларина, в финансовом плане играть в РПЛ даже проще, чем в ФНЛ и ПФЛ: «Надо только решить вопрос со стадионом. Все остальное намного легче: меньше игр, ближе перелеты, пять команд в Москве, есть поступления от ТВ-прав – 70-80 миллионов рублей для команды, которая только вышла. Это вообще отлично. Если бы эти деньги были сейчас, мы бы вообще ни о чем не думали».

***

В большой кабинет Ларина часто приходят журналисты – он принимает всех. «Пока не надоело, открыты каждому. Если бы в каждом клубе были так открыты…». Для него общение с медиа – дополнительный способ привлечь спонсоров. Это особенно заметно, когда я спрашиваю, почему клуб до их пор не стал ООО, а играет как образовательное учреждение.

«Мне нравится то, что есть сейчас. Когда будет футбольный клуб, к нему будет отношение как к клубу. А я хочу, чтобы относились как к академии, – отвечает директор «Чертаново». – У нас три основных направления: играем только своими воспитанниками, районная команда и участвуем в турнирах как академия. Это более резонансно. Мы же хотим, чтобы на нас обращали внимание. Чем больше будут обращать. тем тем больше шансов, что какие-то люди наверху, которые могли бы на помочь, увидят и помогут. У нас есть некая уникальность. Второй сезон подряд команда в профессиональных соревнованиях полностью себя окупает за счет спонсоров и продажи футболистов».

Я говорю Ларину, что это отличная бизнес-модель по примеру итальянцев и португальцев – растить своих и продавать, а он снова замечает, что выполняет государственное задание по подготовке игроков для сборной, а не делает бизнес. «Да, я надеюсь, что на нас обратят внимание большие корпорации и мы станем большим клубом. Но даже тогда за нас по-прежнему будут играть только собственные воспитанники. Просто мы обеспечим им достойную зарплату. И без легионеров будем конкурировать с лучшими клубами России».

Ларин примерно понимает, за сколько нужно продать игрока, чтобы закрыть все затраты на его воспитание с первого года: «Хотя никогда не делали таких расчетов. Может, 10 миллионов, может, 20 – за те 10 лет, пока он играет в академии (в «Краснодаре» – 1,5 миллиона рублей на человека за год обучения – Sports.ru). Нужно учитывать экипировку, зарплаты тренеров, поездки на турниры, проживание в интернате, если он не из Москвы. Много факторов». При этом компенсация за игроков – смешная.

Компенсация – это сумма, которую профессиональный клуб выплачивает академии, когда игрок подписывает первый профессиональный контракт (Евгений Савин в декабрьском выпуске шоу «Красава» рассказывал, как игроки вынуждены выплачивать компенсацию сами). Эта сумма не приравняется к рыночной трансферной стоимости. «Компенсация зависит от того, сколько лет игрок провел в школе и в каком возрасте. Если в 10 лет, то за год выходит 20 тысяч рублей. Чем взрослее, тем выше ставка. Плюс если он перешел в клуб ПФЛ, то сумма умножается на один, ФНЛ – на два, РПЛ – на три. Если парень был с 10 до 17 лет в системе школы, это может быть и 500 тысяч рублей – при условии, что его покупает клуб РПЛ. Но это не те деньги, которые на него были потрачены». Ларин добавляет, что компенсацию при переходе игрока в ПФЛ нужно отменить: у маленьких команд и их игроков просто нет денег, чтобы рассчитаться с академией (обновление: уже после записи интервью это правило отменили – Sports.ru). 

Еще один закон, который не нравится Ларину: школы могут заключать договоры с воспитанниками, но эти контракты не признаются профессиональными, если нет команды хотя бы в ПФЛ. «На мой взгляд, это противоречит регламенту ФИФА. Там сказано, что если футболист имеет трудовой договор и деньги, которые он получает, компенсируют ему затраты на питание и проезд до места тренировок, то он может считаться профессиональным футболистом. И договор может считаться профессиональным. Пусть даже человек играет на КФК. А у нас в стране трактуют по-другому. Из-за этого, если у школы нет команды в ПФЛ, она не может продать игрока за рыночные деньги. Только за смешную компенсацию».

Из-за этой нормы из «Чертаново» в «Локомотив» ушел Иван Лапшов – во времена Толстых РФС признал его договор любительским. Также упустили Александра Зуева. Чемпион Европы-2013 (U-17) выпустился из академии, когда у нее еще не появилось профессиональной команды, и почти бесплатно ушел в «Спартак» (теперь он в «Ростове»). 

«Сейчас наши отношения со «Спартаком» выстроены правильно: если какой-то футболист их интересует, то мы обсуждаем и продаем. Тогда они выстраивались на доверии, через посредников. Один из них – Миша Череповский – решил на этом заработать. В итоге Зуев, которого мы восемь лет готовили, покинул нас за 400 тысяч рублей. Могли бы заключить нормальный контракт – получили бы рыночную стоимость и смогли бы развивать академию», – вспоминает Ларин.

Ларин даже летал к Зуеву в Челябинск, чтобы повлиять на ситуацию: «Пытался уговорить, чтобы он не делал определенных вещей, связанных с переходом. Я же понимаю, как легко вскружить голову молодому 17-летнему парню. В два счета, сказав ему то, что он хочет услышать. Мы-то говорим то, что думаем. А ему – то, что хотел услышать. Суммы, клубы, карьеру. Жаль, что тогда деньги за переход получили агенты, а не школа. Но сейчас мы в хороших отношениях с Сашей и готовы помогать ему во всем, если понадобится».

***

Работа в «Чертаново» – единственный источник дохода Ларина. Согласно декларации, за 2017 год он заработал 2,4 миллиона рублей. «Все правильно, никаких бизнесов, только зарплата – 124 тысячи рублей и проценты от банковских накоплений».

– Вы как раз работали в банке. Накопления только лежат под процент или работают серьезнее – вложились в бизнес?

– Они просто есть. Не жалуюсь, хотя квартиру, например, пока не купил – снимаю уже 15 лет. Дачи тоже нет. 

– Откуда у вас Audi A6 и Infiniti?

– Когда работал в банке («Золостбанк», закрылся в 2015-м – Sports.ru), мог себе позволить. Audi купил еще в 2006-2007 году, сейчас она используется для нужд клуба – иногда тренеры и футболисты берут ее для своих дел, на ней же встречают руководителей других клубов. Сейчас она ездит, а когда сломалась, в 2012-м взял большой Infiniti. На нем с пресс-службой «Чертаново» ездил за нашей сборной-1996 на все отборочные этапы Евро-2013 и Евро-2015. Первый цикл: Чехия, Англия, Словакия. Второй: Северная Ирландия, Швеция. В Грецию – на самолете уже.

Ларин говорит, что ездил по Европе для того, что поддержать парней и транслировать матчи: «Никому, кроме нас, это не надо было, а люди в России хотели смотреть. Делали видео на сайте. Более того, я нашел деньги, чтобы оператор и журналист с «НТВ-Плюс» поехали на три недели в Словакию на финальный турнир Евро. Каждый день на канале выходили сюжеты. Многие игроки той сборной мне потом писали. Для них непривычно, что ездят люди, фанаты, снимают все матчи, берут интервью, что-то рассказывают. Не хочу пафосно говорить, но в той победе есть и минимальная наша заслуга. Мы реально все искренне делали. До этого так никто не делал». В той сборной было шесть воспитанников «Чертаново» – после Евро в академию пришли записаться сотни новых детей. Чтобы справиться с наплывом, школа даже открыла второе отделение – «Чертаново-2».

Директор академии не впервые пробивает сложные выезды: в 80-е и 90-е без денег добирался за «Динамо» в любую точку страны. Но за две встречи я так и не понял, зачем Ларину, который мог спокойно сидеть в правлении банка, а по вечерам бегать в корпоративной лиге, понадобился детский футбол – с несправедливостью, финансовыми проблемами и трудом, который почти никто видит и не оценит.

«Я хочу, чтобы сборная России выиграла чемпионат мира и в ней было хотя бы два воспитанника академии «Чертаново. Ну ладно, хотя бы один», – отвечает он.

– Для чего? Чтобы потешить самолюбие? Остаться в учебниках? Помочь стране?

– Есть люди, у которых на первом месте стоят финансы. У коллектива «Чертаново» точно не деньги – это 100%. Просто если когда-нибудь с нас будут брать пример и у людей станет получаться, то мы окажемся удовлетворены тем, что кому-то показали этот путь: когда ты сначала создаешь академию, инфраструктуру и только затем – команду с минимальным бюджетом. Я буду очень доволен, если в России появятся 15 школ «Чертаново» с другими названиями. Пока это утопия: всем нравится работать в профессиональном футболе, потому что там деньги большие. Они знают, что поработают год, а потом уйдут в другое место. Зачем им что-то создавать 10 лет. Если бы мы так жили, здесь бы ничего не было.

Но мы фанаты футбола. Мы счастливые люди. Наше хобби – это наша работа. А человек, который занимается любимым делом, – счастливый человек.

Подписывайтесь на телеграм-канал Головина

Фото: vk.com/fcchertanovo; vk.com/club2919273; РИА Новости/Григорий Соколов, Илья Питалев

развернуть

Четыре года назад Антон Евменов отвечал за трансферы ЦСКА – это он привозил в самый экономный русский топ-клуб Марио Фернандеса, Понтуса Вернблума и – о ужас – Витиньо.

Год назад Антон Евменов возглавил селекционный отдел «Зенита» и застал очень странное поведение и результаты тренера Мирчи Луческу: самый богатый клуб России не смог прорваться не то что к первому месту – даже в Лигу чемпионов.

Этой осенью Антон Евменов стал управляющим директором кипрского «Пафоса» – клуба, который теперь связывают с российским бизнесменом Сергеем Ломакиным (он также владеет «Ригой»).

Юрий Дудь встретился с Евменовым и долго спрашивал про то, как устроен русский футбол.

– Ты и Кипр. Как это получилось?

– После моей работы в «Зените», которую можно оценить где-то между конфузом и провалом – ты наверняка будешь про это спрашивать, – вариантов продолжения карьеры было не так чтобы много. Одним из вариантов был «Пафос». После нескольких многочасовых бесед-собеседований я понял, что это может быть очень перспективным проектом, где профессиональный футбольный клуб, по сути, создается практически с нуля. К тому же, мне было предложено заниматься общим оперативным руководством клуба. Спортивный блок, финансы, маркетинг, пиар, работа с болельщиками – это и есть моя новая работа.

– Про Кипр говорить, как я понимаю, пока нечего и, в общем, неинтересно, поэтому ровно одно: что тебя там больше всего удивило за эти полтора месяца?

– Слушай, надеюсь мои слова не будут звучать излишне пафосно, но я крайне редко чему бы то ни было удивляюсь. Здесь – все как везде. Мы в прямом смысле боремся за каждого болельщика, и когда приходят на следующий матч на 20 человек больше – это вызывает очень положительные эмоции. Здесь многие любят футбол, у нас огромный по кипрским меркам регион, где можно работать как в плане спонсорства, так и работы с болельщиками. Очень приличная лига, где команда в двух матчах Лиги чемпионов с Дортмундом набирает очки и при этом в обоих матчах забивает. Я, как и многие из тех, кто мало сталкивался с кипрской лигой, сильно ее недооценивал. 6-7 команд здесь играют в очень качественный футбол.

***

– Давай махнем в 2014 год. Что ты делал после ухода из ЦСКА?

– Четыре месяца валял дурака. Потом поступил на факультет спортивного менеджмента Колумбийского университета и в августе 2014-го уехал.

– Что такое Колумбийский университет? Я слышал, что это не образование, а факультатив, интересные встречи и, в общем, ничего особенного.

– Примерно так и есть. Я связывал с этим огромные надежды в смысле своего трудоустройства – чтобы применить свои навыки именно там, в Америке. Ну и чтобы построить профессиональное общение с менеджерами из разных видов спорта. Вместе с нами на потоке были люди, которые раньше к спорту имели очень отдаленное отношение: кто-то торговал в Европе джинсами, кто-то скучал в банке – и вдруг в какой-то момент решил стать спортивным менеджером. В плане обучения половина предметов были совсем пустые. Например, «Введение в спортивный бизнес»: кому клубы принадлежат, как покупают, как продаются. Но были и очень интересные – например, про устройство американского колледж-спорта: как набирают атлетов, как они учатся, как развиваются. Это основа американского спорта – именно оттуда выходят их спортсмены.

Основной упор университета – площадка для общения. Встречайся, пей кофе, договаривайся, обменивайся информацией, предлагай себя – нетворкинг как он есть. Большого удовольствия именно от учебы я не получил. Год отучился, понял, что не мое. Ну и деньги закончились.

– Сколько все это стоит?

– Только образование: за полтора года – 75-80 тысяч долларов. Еще примерно столько же нужно на жизнь, с учетом того, что я туда поехал с женой и ребенком. Плюс как раз тогда скакнул доллар, а какие-то деньги у меня были в рублях. Плюс моя жена тоже училась по своему направлению, в общем, в какой-то момент я стал банкротом.

– Как происходило твое возвращение в Россию?

– Я еще до отъезда в Нью-Йорк понимал, что буду располагать свободным временем. Поэтому предложил удаленную работу скаутом бывшему клубу – ЦСКА: вы будете давать фамилии – я буду давать по ним отчеты, я буду предлагать игроков – вы будете оценивать. ЦСКА это не очень заинтересовало. Встречался с «Динамо», с Алексеем Смертиным. Встречался с «Краснодаром», с Владимиром Хашигом. Ни там, ни там моя кандидатура интереса не вызвала. Встретился с «Зенитом», с гендиректором Митрофановым – он сказал: давай попробуем. В итоге проживая в Нью-Йорке, я работал для «Зенита» скаутом.

Я смотрел в основном Латинскую Америку, как правило – молодежные и юношеские турниры, и раз в месяц присылал отчеты на футболистов, на которых, на мой взгляд, стоило обратить внимание. Я отправлял эти отчеты Владимиру Боровичке, но есть ощущение, что их никто не читал – во всяком случае, никакого фидбека мне не приходило. Хотя деньги при этом я получал – пожалуй, это были самые легкие деньги в моей жизни.

– Я слышал такое: ты узнал адрес почты президента «Зенита» Дюкова и просто писал ему каждый месяц аналитические отчеты по тому, что происходит с «Зенитом». Якобы он молчал, а потом как-то ответил: «Антон, я с интересом читаю. Что ответить вам – не знаю, но вы продолжайте».

– Глупости. Я с ним впервые познакомился, уже когда стал работать в «Зените» на полноценной основе. В конце июля 2015-го у меня заканчивался скаутский контракт с «Зенитом», я написал большую аналитическую работу про то, как может быть устроен селекционный отдел. Меня позвали в Питер еще раз побеседовать. Они создавали селекционно-аналитический департамент и предложили мне его возглавить.

– Этим отделом ты рулил два года. Почему за эти два года у «Зенита» были трансфер один страннее другого, а как только ты ушел – пошли нормальные игроки?

– Я пришел в конце августа 2015-го – и к летней трансферной кампании отношения не имел. Следующая зима, уже 2016 года – Кокорин, Жирков, Маурисио. Кокорин и Жирков хотели уходить из «Динамо» и стоили не так дорого – не нужно заканчивать Колумбийский университет, чтобы этих футболистов порекомендовать приобрести. Маурисио пришел бесплатно в аренду с опцией продления на ближайшие три года. Первые четыре месяца он провел успешно – и с ним продлили контракт на вполне себе адекватных условиях.

Мы сами при этом готовились к летнему трансферному окну. Но потом пришел Мирча Луческу. И все кандидатуры, которые были нами подготовлены и предложены, он сразу отмел. Хотя, например, Паредес там был вторым в списке центральных полузащитников на замену Витцелю. 

– О!

– С Паредесом я встречался в 2012 году, еще когда работал в ЦСКА. Он играл в Аргентине атакующего полузащитника: рассматривался как футболист, который через год-два заменит Рикельме. Сам Рикельме при этом никак не хотел заканчивать, поэтому Паредес плотно сидел на скамейке, довольствуясь выходами на замену. Я встречался с ним, с мамой, с агентом у него дома в Буэнос-Айресе, но до конкретики тогда не дошло. В ЦСКА тогда были и Хонда, и Дзагоев, эта позиция не нуждалась в усилении. Паредес за 1 млн уехал в «Рому». Мы, кстати, виделись с ним в конце лета в Питере, и он вспомнил нашу с ним беседу пятилетней давности.

Так вот летом 2016-го с ним уже можно было договариваться «Зениту»; чуть – не сильно, а именно чуть – дешевле, чем они договорились сейчас. Я встречался и с Сабатини, тогдашним спортивным директором «Ромы», и с агентом Паредеса. Весь сезон-2015/16 он был в аренде в «Эмполи» – и именно там он окончательно утвердился не как атакующий, а как опорный полузащитник. В июне-2016 он только возвращался из «Эмполи», в «Роме» вряд ли на него рассчитывали как на 100-процентного игрока старта плюс в этой позиции были Наингголан, Стротман, тот же де Росси. Учитывая, что «Рома» купила его за 1 млн евро, клуб был готов к общению. К тому же, «Рома» хотела Гарая. В общем, там были варианты.

– Почему Луческу был против всех?

– У него свой подход к комплектованию. Он не верит никому, кроме 2-3 проверенных людей, которые в основном сосредоточены в Бразилии. Он посмотрел всех, но от всех технично отказался. Здесь – дорого. Здесь – рано. Здесь – не уверен. Зато хочу Жулиано.

Чтобы не вступать в открытый конфликт с тренером, приходилось под него подстраиваться. В шутку даже звучало такое предложение: давайте как в детстве, одного футболиста покупаешь ты, другого – клуб, одного – ты, другого – клуб. То есть построить процесс, в который вовлечены обе стороны. «Зенит» привык к тому, что в клуб приходит известный тренер – он становится самым высокооплачиваемым менеджером, пусть он и принимает все ключевые решения. А если что-то пойдет не так, так мы его уволим и наймем нового высокооплачиваемого менеджера.

– Эээ. Не думаю, что это идеальный подход.

– Он и есть неидеальный. Потому что при таком подходе игроки подбираются под конкретного тренера, а не под стратегию. Все футболисты Луческу уехали. Половина футболистов Боаша – тоже.

Мы взяли Жулиано. У него сезон стартовал в марте, в Россию он приехал на пике формы и сразу заиграл. Луческу по сути дал ему статус свободного художника, никто из соперников его не знал и первые два-три месяца он всех разрывал. Это было неожиданно, но объяснимо. Потом под Жулиано все соперники подстроились, у него стала накапливаться усталость – к ноябрю у него набежало уже 50 матчей за сезон без отдыха. И вся конструкция стала шататься. Он «Зениту» помог, безусловно, но с приходом нового главного тренера был отправлен в аренду. Был бы прямо топ, никто бы с ним не стал расставаться. Убежден, предложенные Мирче в июне кандидатуры были сильнее.

– Слушай, ну он игрок сборной Бразилии! Много в России таких?

– Немного, но напомни: где будет проходить следующий чемпионат мира? Человек играет в России. Его начали вызывать в сентябре – пока другие звезды только начинали сезон. Да, он точно этот вызов заслужил, но тут есть и стратегическое, и ситуативное решение.

Еще «Зенит» подписал Роберта Мака, по которому мы с Луческу сопротивлялись до последнего. Но его порекомендовал Луческу сын – Рэзван. Он тогда уже давно работал в чемпионате Греции, а Мак играл за ПАОК. Сказал отцу, что тот в полном порядке, отец сказал: «Мне нужен Мак!». Он неплохой футболист. Но выиграть чемпионат России с ним тяжело.

– Лучше расскажи о главном трансфере того лета – Новосельцеве.

– То, что уходит Гарай, понимали все, поэтому еще в июне было 3-4 отличных кандидата на позицию центрального защитника. Один из них – Линделеф, тогда еще игрок «Бенфики». Да, им уже тогда интересовался «МЮ», но можно было провести переговоры так, чтобы купить его в «Зенит» и сделать это за деньги меньшие, чем те, которые «Зенит» получил за Гарая. Но ответ Луческу: «Нет, Гарай останется». И только когда стало ясно, что Гарай оставаться не хочет, что «Зениту» предложили деньги, от которых невозможно отказаться, стали искать нового защитника. А предложение по Гараю мы получили в последние дни августа. Луческу посмотрел Новосельцева и сказал, что если мне его купите, тогда Гарая можно отпускать.

Меня спросили про Новосельцева: «Что думаешь?». «Можно брать». Только-только попал в сборную России. Отыграл квалификацию с «Ростовом» в Лиге чемпионов. Игрок с российским паспортом. Признаю, это один из моих косяков. И один из уроков, которые я вынес: никогда не меняй Гарая на Новосельцева.

– Что у него пошло не так?

– Он получил травму, когда перешел. Потом ему не давали шанса. Потом он получил еще одну травму. Потом зимой неудачно съездил в отпуск, где взял личного тренера и тренировался с ним неизвестно по какой программе. Он приехал на зимний сбор и сразу же получил травму. Пропустил большую часть сбора и не заскочил в поезд, который и так от него отходил.

– Чем ты объясняешь упертость Луческу? Это деменция или коррупция?

– Вряд ли коррупция. За свою долгую и успешную карьеру он заработал достаточно, чтобы такие вещи его не интересовали. Скорее, особенности характера. Он считает, что футбол понимает лучше всего. Он доверяет только нескольким людям, и вот если они что-то посоветуют – он прислушивается.

– Луческу намекал, что «Зенит» мог купить и Фернандо, и Луиса Адриано, но не купил, потому что цвет их кожи – черный. Это правда?

– Никогда не было разговора об этих футболистах. Более того, Луческу сам говорил: Луиса Адриано я себе в команду не куплю. Потому что он в свое время сбежал от него из «Шахтера» и вообще был чуть ли не врагом номер один.

– Среди тех игроков, которых вы рассматривали, был хоть один с цветом кожи, как фартук у этой официантки?

– Нет.

– Почему?

– Так исторически сложилось. «Зенит» не покупает таких футболистов.

– Составляя шорт-лист опорников, ты включал туда Яя Туре?

– Не включал.

– И дело не в игровых характеристиках?

– Слушай, давай назовем это традициями: клуб не покупает чернокожих футболистов. Баскский клуб не покупает небаскских футболистов.

– Но чернокожий в этом баскском клубе все равно есть.

– Он баск. Он родился там, он часть местной культуры. Они даже расширили условные границы для поиска на 50 км за пределы Страны Басков, чтобы можно было брать французов из приграничных территорий. Ну есть такая традиция. Я в нее не углублялся и не рассматривал эту проблему в скандальном контексте. Есть такие особенности – ну и ладно.

* * *

- Говорят, Браниславу Ивановичу было все равно, куда переходить: в «Спартак» или «Зенит». Якобы где давали чуть больше контракта, туда он и готов был идти.

– Он хотел именно в «Зенит». По моей информации, «Спартаку» он отказал месяца за полтора. В «Зените» он получает абсолютно адекватные деньги (4,1 млн евро, согласно рейтингу зарплат Sports.ru) – с учетом того, что пришел бесплатно, что обладает лидерскими качествами. Я был одним из организаторов этого перехода. И хотя бы в этом трансфере я не просчитался.

– Хотя ошибся он уже в самой первой игре – против «Андерлехта».

– Он только приехал, плюс его поставили правым защитником, которым он уже сто лет не играл. И попал под быстрого Ачимпонга, моего хорошего друга.

– Ачимпонг – это тот самый человек, которого на одном из тайских пляжей разглядел агент Роман Орещук и настойчиво предлагал в ЦСКА, когда ты отвечал там за селекцию. Ты категорически отказался, Орещук всем про это рассказал. Проходят годы – Ачимпонг накручивает главного защитника твоей новой команды. Когда ты видел это, признал, что облажался?

– Я матерился. Громко, долго. Думал, что это карма. Нельзя карликов обижать. Ачимпонг играет матч своей жизни – и именно против нас. Он хороший игрок, но дальше «Андерлехта» он никогда и никуда не поедет. Это скоростная электричка, у которой в том конкретном матче все сложилось. Но это не отменяет простого: это – игрок чемпионата Бельгии, не выше.

– Мог ли «Зенит» купить Куинси Промеса?

– Звонили его агенты. Но им было сказано: ребята, не надо нас использовать для того, чтобы перезаключить контракт со «Спартаком».

– Мог ли «Зенит» купить Алексея Миранчука?

– В какой-то момент всем показалось, что в его отношениях с «Локомотивам» прошла точка невозврата, но клуб там все очень грамотно разрулил. У него мама работает в «Локомотиве» – пообщались с ней. Отправили брата в аренду в Эстонию – он назабивал там 50 голов – вернулся – ему сказали: ты красавец, давай переподпишем контракт. Когда Антон переподписал, стало понятно, что Алексей тоже сломается. Плюс Юрий Семин – он ставил его в состав, даже когда была сложная ситуация. Мы могли бы его брать, но только за баснословные деньги. Он был бы интересен, но на рыночных условиях.

– Что такое адекватная зарплата для него по состоянию на весну-2017?

– 1,5 млн евро в год – адекватная зарплата. Но если бы я был клубом, который его воспитал, я бы платил чуть больше – за лояльность. Вероятно, «Локомотив» так и делает.

– Халк и Витцель свалили из «Зенита» в Китай. Тебя это удивило?

– Бразильцы так устроены: чем больше ты заработаешь денег, тем ты круче. Плюс он поехал к Боашу – к своему тренеру. Он хотел уходить, и было предложение, от которого нельзя отказаться – так называемый godfather-offer. Работать в комфортных условиях. Под 100 млн денег за 4 года. Потом купит себе какой-нибудь остров в Бразилии. Кстати, острова в Бразилии – сумасшедшие. Я не был ни разу, но рядом с Ресифе и Наталом есть просто невероятные места, где жизнь натурально останавливается. Так что я его понимаю.

Витцель – тоже бизнесмен. В Бельгии у него есть свое дело – если не ошибаюсь, связанное с авиацией. Он посчитал, что такая командировка пойдет на пользу. К тому же, в Европу он всегда успеет вернуться. Надоест там играть – клуб должен будет его продавать. На Витцеля покупателя они найдут всегда – 15-17 млн в Европе за него заплатят в любой момент.

* * *

– Слушай, мы не поговорили о «Зените-2».

– А зачем? В команде же вообще никакого смысла.

– Теоретически она правильная. Но ФНЛ – сложная лига, где матчи через четыре дня на пятый, где ты только играешь и почти не тренируешься, а молодым футболистам нужно тренироваться. Играть тоже нужно, но тренироваться, развиваться физически – еще важнее. Ну и ФНЛ – лига, где футбола мало: сначала надо отбороться, потом, может быть, у тебя что-то получится.

– Значит, в команде нет смысла.

– Ну а как по-другому сделаешь?

– Приведи пример того, кто прошел «Зенит-2» и остался в большом футболе на виду.

– Защитник Йованович. Уникальная ситуация: перешел из ФНЛ в футбольный клуб «Бордо» и играет там все матчи. Это удивительно, но есть сопутствующий фактор: мы когда его покупали у «Црвены Звезды», с «Бордо» за него и конкурировали. Французы готовы были заплатить столько же, но у «Звезды» с «Зенитом» особенные отношения по линии «Газпрома», им было важнее, чтобы он пошел к нам. В итоге мы купили человека, на котором «Зенит» потом заработал, хотя не сыграл за первую команду ни одного матча. Через «Зенит-2» прошли Чернов, Бавин, Евсеев, Марков – вполне себе заметные ребята в РФПЛ.

– Но я снова про «Зенит» и про тех, на ком заработать не факт, что удастся. Эрнани – как это и зачем?

– Еще раз: с Луческу в какой-то момент спорить стало бесполезно. «Давайте возьмем этого, он лучше, моложе, стратегически правильнее». Ничего не хочу слушать: Жулиано, Мак, а потом – Эрнани. Я летал смотреть его в Бразилию. Хороший футболист. Я написал по нему достаточно позитивный отчет – в итоге его купили. Кому как не Луческу покупать молодых бразильцев? Как дважды два равно четыре, так и Луческу равно бразилец, успех, «Манчестер Сити». Не знаю, что пошло не так. Но Луческу всегда говорил: бразильцу, особенно молодому, нужен год; я знаю, как их ждать, как их терпеть, и через год я гарантирую, что заиграет. Никто ему, правда, не сказал, что его самого, возможно, больше года ждать никто не будет. В «Шахтере» он только год на третий-четвертый стал добиваться успеха без оглядки, что его уволят.

– Молло и Цаллагов – зачем они?

– Молло – креатура Луческу. Хочу Молло, он сильнее Мака. «Он индивидуальный, креативный, недорогой. Сколько он стоит?». Называешь ему сумму. «Отлично! Я постепенно из него сделаю лидера и суперзвезду». Тут так же, как в истории с Новосельцевым: в моих силах было сделать так, чтобы его не покупали. Но проанализировав ситуацию и поняв, что альтернатива – бразилец, который значительно дороже, мы решили: даже если не пойдет, клуб не так много потеряет.

В итоге мы купили Молло, а его не заявили на Лигу Европы. На этом вся его история закончилась. Как можно футболисту себя мотивировать, если на такой важный турнир его не берут?

– Почему?

– Заявили Ивановича. Заявили Эрнани. Осталось третье место, надо было выбирать между Цаллаговым и Молло. Луческу заявил Цаллагова, который мог сыграть на разных флангах обороны.

Цаллагов – то же самое. «Хочу опорного с российским паспортом». И назвал фамилии Емельянова из «Урала» и Безденежных из «Уфы». «Блин, Мистер, посмотрите тогда хотя бы на Цаллагова – он во-первых, дешевле, во-вторых, кроме того, что в центре, может сыграть еще и по краям, в-третьих, с такой же, а может, и меньшей зарплатой, чем попросили бы эти ребята». Луческу посмотрел: «О, берем!». Ничем хорошим это не закончилось. Хотя я искренне в него верил и даже рассказывал людям на сборе, что мы сорвали джек-пот, до сих по не по себе от этого. Чудес не бывает. Но надежда, что он в свой шанс будет как минимум вгрызаться, подтвердилась: с ним в стартовом составе «Зенит» не проиграл ни одного матча.

– Как это чудес не бывает? Лунев пришел, стал основным игроком.

– Вот это – заслуга Луческу. По какой системе координат он выбирал, не знаю. Но отсмотрев все варианты, которые у нас были той зимой, он глянул на Лунева и сказал: «Этот будет titular, основным. Берем»

* * *

– Сейчас все звучит так, как будто ты ни в чем не виноват. Но это же не так.

– Конечно, не так. Да, я мудак. Новосельцев – мой косяк. Думаю, что в моих силах было, чтобы данный трансфер не состоялся. Я искренне надеюсь, что он сможет исправиться, но все равно: заменить Гарая мы им не смогли. Молло и Цаллагов – тоже мои косяки. Единственное, что смягчает – условия, при которых эти трансферы происходили. Я уже говорил: Луческу никого не слушал и делал так, как считал нужным с молчаливого согласия руководства. Как сейчас помню, что в один из самых стрессовых периодов, когда стало ясно, как теперь будет усиливаться команда, – написал Митрофанову смску, что нас всех разгонят к черту.

Еще я мог покупать Зобнина из «Динамо», но не разглядел. Когда меня спрашивали, говорил, что у нас на этой позиции есть Юсупов, что не факт, что получит шанс. Думаю, «Спартак» тоже не сказать чтобы прямо в стартовый состав его покупал. Они его купили, потому что русский и потому что почему бы и нет. Но в первых турах еще при Аленичеве получил травму Ромуло, поставили Зобнина – и дальше его уже было не остановить.

Прошлой зимой мог покупать Джикию. Не то чтобы от меня зависела его покупка, но когда меня спрашивали, я сказал: он нам не нужен. Испугался истории с Новосельцевым. Меня испугало, что «Амкар» играет в три центральных защитника – это часто позволяет скрыть недостатки игрока обороны. Не скажу, что это был бы второй Гарай, но даже сегодняшнему «Зениту» он точно пригодился бы.

– Почему ты расстался c «Зенитом»?

– Пришел новый спортивный директор – Костя Сарсания. Через некоторое время меня попросили на выход. Собственно, совершенно заслуженно.

– Почему в «Зените» столько аргентинцев?

– Я бы оценил работу «Зенита» этим летом как образцово-показательную. Особенно по части аргентинцев – это прям стратегия. Если бы не было Паредеса, Дриусси – вот тебе инсайд – уехал бы в «Спартак». Если бы не было их двоих, не поехал бы Маммана. Имея этих троих, покупаешь Краневиттера – из далеко не последней команды, из «Атлетико» Мадрид. Дальше Ригони.

Главная причина – появились деньги. Но их можно по-разному потратить. Сейчас их тратят грамотно. Теоретически и мы могли их потратить. Но к одной из своих немногочисленных заслуг в «Зените» я отношу как раз то, что мы относительно немного потратили. Но это совсем слабое оправдание.

* * *

– Из «Зенита» ты ушел ранним летом, на Кипр переехал осенью. Чем ты занимался эти месяцы?

– Бегом. Готовился сначала к московскому марафону, потом – к нью-йоркскому.

По работе: была возможность устроиться в один московский клуб, но ко мне были применены санкции – за то, что я несколько лет назад писал в блог на Sports.ru. Есть информация, что на эти записи обиделись и позвонили руководителю того клуба, в который я мог устроиться – с настоятельной просьбой не брать на работу. В том числе поэтому я уехал работать за границу.

– Как я понимаю, на тебя обиделось руководство ЦСКА. Почему? По отношению к клубу блог был вполне комплементарным.

– Я уже несколько раз его перечитал и тоже не очень понимаю. Пока я его вел, в какой-то момент Гинер сказал, что у меня совести нет – и в тот момент я решил прекратить. Потому что таких эмоций я вызывать ни у кого не планировал. Да, там есть факты, которые снимают пелену с трансферного процесса – не всегда изящного, не всегда красивого. Но в плохом свете я никого не выставлял, а о клубе, в котором работал, говорил только хорошее. Правда, я точно переборщил с самолюбованием – если бы я сейчас писал, то это было бы точно по-другому. Но с другой стороны, было бы неправильно не рассказывать о трансферах, которые у меня никто не отнимет. Марио Фернандеса, Вернблума, например. И того же Витиньо.

Как и зачем ЦСКА купил Витиньо

– Стоп, Витиньо? Это же провал.

– Когда ты платишь сумму с семью нулями, ты рассчитываешь, что он будет приносить пользу здесь и сейчас. Как говорит Леонид Слуцкий, есть целый комплекс причин, почему у Витиньо получилось не сразу, – в том числе завышенные ожидания. В одном из первых интервью тот же Леонид Викторович сравнивает его с Вагнером. Он и сам приехал и думал, что будет всех разрывать, что он в порядосе. А надо было работать, адаптироваться. Плюс ЦСКА играл в другой схеме. Но слава Богу все хорошо закончилось.

– Ты так думаешь?

– Да. Во-первых, ЦСКА, если захочет, в любой момент продаст Витиньо за те же деньги. Во-вторых, во втором круге прошлого чемпионата он принес ЦСКА очков 6-7 и позволил выйти в Лигу чемпионов – это уже 10 млн евро.

– Тем не менее, я не раз слышал версию: Евменов распилил деньги на Витиньо.

– Как это можно сделать? И отдельно – как это можно сделать, работая у Гинера?

– То есть ты хочешь сказать, что Гинера никто никогда не обманывал?

– Не думаю.

– Гинер же платит комиссию агентам? Допустим, он платит 1 млн евро агенту Витиньо. И агент говорит: «Антонио! Если убедишь синьора Гинера, что Витиньо надо брать, 500 тысяч тебе, 500 тысяч – мне».

– Вместе со мной в Бразилии на переговорах по Витиньо были «Галатасарай», «Порту» и «Бенфика». Если даже теоретически я вступаю с ними в сговор, они говорят: «А зачем? Мы пойдем в «Порту» и заработаем больше». И мне не нужно было убеждать его покупать. Меня отправили в Бразилию и сказали без Витиньо не возвращайся. Когда я с ним приехал, меня чуть ли не на руках качали Слуцкий с Бабаевым. Правда, быстро потом бросили на землю, когда все пошло не совсем так, как ожидалось, ну да ладно.

– Допустим, ЦСКА платил бы саму трансферную сумму больше, чем «Порту».

– Я же в посте подробно описал: там была сумма отступных, меньше которой клуб отказывался общаться. Там был пункт, что футболист может выкупить себя сам. И вот под впечатлением от рассказов о солнечной Москве, о том, что ты будешь нашим Неймаром, он ночью отправил факс в клуб и попросил номер счета, куда перечислить денег. Сел в самолет и полетел в Италию на медобследование.

Ну и третий фактор: я 14 лет работаю в футболе и до сих пор живу в съемной квартире. Если бы я брал деньги с трансферов, я бы себе что-нибудь наверняка уже купил.

* * *

– За годы работы внутри русского футбола у тебя появилось объяснение, что в нем в не так? Что ему мешает развиваться?

– Слушай, ну российский футбол вполне себе развивается. С таким количеством денег, которые там крутятся, просто невозможно не развиваться. Другое дело, что слишком большое разделение на богатые клубы и бедные. Разница в бюджете между лидером и командой, которая борется за выживание, в 10 раз. А основная проблема в том, что разница непосредственно на поле не такая существенная. Либо в условном «Амкаре» гении работают, либо в топ-клубах что-то происходит не так.

И еще у нас клубы соперничают не только на поле, но и в кабинетах. Хотя продукт они создают один и нет никакого смысла подставлять друг друга вне поля. Потом самим же все это и вернется.

Многие клубы работают без какой-либо долгосрочной стратегии. Основная задача – дожить до следующего сезона. Опять-таки сила лиги определяется не 5-6 командами – лидерами, а 5-6 командами, которые замыкают таблицу. Потому что каждая команда-лидер соответственно играет по 10-12 матчей, где футбола не очень много. И после каждого такого матча еще одну игру пытается понять, что произошло. 

– Если представить на 15 минут, что у тебя в нашем футболе появилась неограниченная власть, какие три вещи ты поменял бы немедленно?

– Первое. Устроил бы открытый конкурс на создание государственной программы по развитию футбола в России. За лучшую программу заплатил бы 50 миллионов рублей. Далее создал бы группу из 10-15 общепризнанных футбольных профессионалов, которая бы доработала программу и представила бы ее на рассмотрение самому первому лицу государства.

– Ой, а общепризнанные профессионалы – это кто?

– Ну давай те, кто сразу приходит в голову. Бабаев, Митрофанов, Геркус, Слуцкий, Капков, Васильев («Монако»), Грановская («Челси»), Галицкий, Газизов, Широков, Тихонов… Еще раз: это те, кто сразу приходит в голову. Сделал бы этот процесс максимально публичным. Футбол вполне может быть национальной идеей. Какое влияние он оказывает на социум – мы с тобой прекрасно видели (и сами участвовали) летом 2008 года. 

Второе. Попытался бы создать новые условия для развития молодых игроков. Нашел бы 2-3 миллиона спонсорских денег для стимулирования клубов РФПЛ и ФНЛ задействовать собственных воспитанников. За каждого воспитанника, отыгравшего 10 матчей в старте, – 300 тысяч долларов. За команду с самым низким средним возрастом 15 игроков стартового состава – 500 тысяч долларов. Вполне себе стимул рисковать и ставить молодых игроков. Таких стимулов может быть масса. 

Еще вариант – поменять регламент Кубка России, чтобы придать турниру хоть какой-то смысл. Например, в каждом матче должны использоваться не менее 5 собственных воспитанников. Все звучит очень утопично, конечно, но одним лимитом на легионеров вопрос не решить. Лимит – это нормальная протекционистская мера. Но перед тем, как защищать что-то – нужно сначала создать то, что мы хотим защитить.

Третье. Создал бы еще один полноценный профессиональный футбольный дивизион на базе университетов в крупных городах. Чтобы выпускники академий, которые не попадают в команду мастеров, могли бы продолжить свое футбольное (и общее) развитие в университете. Университеты бы в свою очередь получили хороших спортсменов, которые бы являлись примером для других студентов. Чтобы университеты боролись за ведущих выпускников условной академии ЦСКА, и это бы сам ЦСКА держало бы в тонусе.

Поменял бы здесь также систему подписания первых профессиональных контрактов. Если игрок подписал контракт с клубом, но в течении 12 месяцев после подписания контракта не получил возможность дебютировать за первую команду – то он в праве разорвать контракт в одностороннем порядке и пойти туда, где будет больше шансов, или где можно будет учиться, а не, смирившись, ждать пока не закончится пятилетний контракт.

– Ну и финальное. В выходные я смотрел тизер футбольного ситкома, в котором главный герой – бывший игрок, а сейчас скаут московского клуба – убеждает всех вокруг: футбол в России умер. Как ты считаешь: умер?

– Скаут в московском клубе не может такого утверждать. Внутри МКАДа футбол вполне себе живет, а иногда даже шампанское открывает – так что московский скаут, когда так говорит, лукавит. А вот если бы он поехал работать, например, в Сибирь и там пришел бы к этому выводу, я бы ему, скорее всего, поверил.

Блог Антона Евменова на Sports.ru

Фото: Sports.ru; instagram.com/pafosfc; fc-zenit.ru/Михаил Разуваев; globallookpress.com/Giuseppe Maffia/ZUMA Press; РИА Новости/Павел Лисицын; fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; globallookpress.com/Virginie Lefour/Belga Photo; Gettyimages.ru/Visual China; РИА Новости/Алексей Даничев; Gettyimages.ru/Epsilon; РИА Новости/Александр Вильф, Алексей Филиппов, Сергей Пивоваров

Использованы фото: РИА Новости/Андрей Варенков, Алексей Данильчев

развернуть

Драйв и атмосферные детали.

Сейчас вы заново откроете Алексея Смертина. На прошлой неделе он выиграл экстремальный марафон «За сохранение чистых вод» на Байкале. Детали поражают: за 3 часа 29 минут Смертин преодолел 42 километра по снегу и льду, температура опускалась до минус 25.

Это был уже 11-й марафон Алексея, до этого он пробежал все шесть мейджоров – в Бостоне, Лондоне, Берлине, Чикаго, Нью-Йорке, Токио – и сыграл в 25-часовом матче, не покидая поле. Но победа на Байкале – особенная. 

Мы попросили Смертина объяснить, как он боролся со снегом по колено, не чувствовал холода в одних штанах и заводил себя, вспоминая футбольную карьеру и отношения с отцом.  

***

Эта победа – отдельная глава моей жизни. 

Я пробежал все шесть марафонов-мейджоров – но что нужно, чтобы их собрать? Подготовиться, заявиться – и все. Только время. У меня это заняло шесть лет, но можно уложиться в три или четыре. Чтобы выбежать из трех часов, нужно было прицельно тренироваться, что тоже допустимо с моими данными, желанием и скрупулезностью. Потом я хотел выбежать километр из четырех минут – пришлось еще основательнее подготовиться, но тоже получилось.

Все вышеперечисленное – борьба с самим собой. А на Байкале я боролся не только с собой – еще с соперниками и погодными условиями. Этот марафон – не совсем про скорость. Он скорее про выносливость, волю, характер.

Чтобы подготовиться, консультировался с прошлыми участниками. Общался с одной девушкой из Иркутской области, которая выигрывала эти марафоны несколько раз. Она сказала, что тренер специально заставлял ее бегать по снегу – не только чтобы привыкнуть, но еще и чтобы подготовиться психологически. Поэтому я специально три месяца загонял себя в снег, тренировался в Подмосковье. Еще проконсультировался с парнем, который слишком рано вырвался вперед, не учел препятствий, которые может создавать снег, и в итоге закончил восьмым. 

Обычно в Байкальском марафоне участвуют 150 человек из России и еще 15 стран. Иностранцы любят приезжать на Байкал, берут здесь экскурсии – такое сакральное место. Но в этом году из-за пандемии было 100 участников, из которых 83 бежали марафон, а остальные – полумарафон. Откуда мы бежим и куда, объявили на брифинге накануне. Это нормально, потому что Байкал непредсказуем. В этот раз мы стартовали из поселка Листвянка в Иркутской области в сторону поселка Танхой в Бурятии. Стартовали все в одной точке, но несколько человек сошли с дистанции. 

Трасса была сложной – в том числе из-за расщелин, которые образовались из-за треснувшего льда. Были расщелины сантиметров 15-20, приходилось их перепрыгивать. Самое сложное – борьба со снегом. Пробежать по снегу за автобусом, чтобы успеть запрыгнуть на подножку – это одна история, можно собраться и сделать рывок. Но представьте, что бежите на фоне усталости, приходится терпеть час, полтора, два, три. А в конце такие сугробы, что нога проваливается по колено – падаешь, ползешь на карачках. В этом году на Байкале много снега. Даже в середине пути два-три шага из пяти по этому насту обязательно уходили под снег. И это очень давило психологически. 

Когда после льда – его было немного – попал на снег, я разговаривал с Байкалом. Здесь есть поверья, люди общаются с озером. И я был настолько благодарен этому месту, что просил дать мне новые испытания. Потому что если их получаю я – значит, их получают и другие. Как в футболе: по неопытности мы сетовали на плохое поле, грязь и снег. А потом смотрели на картину объективнее: соперник ведь тоже играет на этом поле.

До 15-го километра мы бежали в группе из пяти человек, до 21-го – вдвоем. Дальше я вырвался вперед и до конца бежал один. Подумал тогда: ничего себе, я-то бегу один всего 14 км, а прошлый лидер бежал в одиночестве все 35. В группе бежать легче, все друг друга поддерживают. Вроде бы конкурируем, но очень уважительно относимся друг к другу. Меняемся местами, а кто лидирует – задает темп. Пристраиваешься за ним, потом сам ведешь группу.

Я долго не верил, что выиграю. На 21-м км допускал, что могу быть вторым, но догнать лидера было сложно, он сильно оторвался. Но на 30-м км я увидел уже не просто точку вдалеке, а как человек перебирает ногами. Я запомнил этот момент, потому что осознал, что приближаюсь и могу конкурировать. И я очень удивился, когда на 35-м км он просто встал – все-таки одолел снег. Ну а я подхватил бутылку с теплой водой и побежал дальше. Увидев это, он выбросил свой стаканчик с чаем и рванул следом. Так мы бежали, может, полкилометра. А в какой-то момент понял, что не слышу его шагов. Обернулся – и вижу, что он отстал. 

Как правило, мы получаем эйфорию после результата, но на Байкале я застал ее в моменте – когда вырвался вперед. Это отдельная большая история. Кажется, что эмоции и победы тебе знакомы, но вдруг сталкиваешься с другими чувствами. По масштабу их можно сравнить с победой в чемпионате страны по футболу. Но точно не с одним матчем – даже самая потрясающая победа в одной игре не сравнится с победой в Байкальском марафоне.  

Температура опускалась до минус 25 градусов, но мне это совсем не мешало. Я родом из Сибири, привык к сухому морозу. Когда добежал до станции 21 км, даже снял ветровку и вторые перчатки – стало жарко. Мне кажется, температура – пугающий фактор для иностранцев, а я эти 25 градусов не чувствовал. Отчасти нам повезло, что не было ветра, хотя для Байкала это редкость. Когда ветер, крайне тяжело бежать. Многие заклеивали пластырем лицо, чтобы сохранить кожу. Я ничего не клеил, только помазал кремом.

С одеждой тоже не перебарщивал, потому что бежал на результат. Не хотел, чтобы одежда мешала. Даже не надел термобелье – только одни спортивные штаны, две футболки, кофту и ветровку, которую потом снял. Бежал в трейловых кроссовках (для пересеченной местности – Sports.ru), сам вкручивал в них шипы. Когда пробежал – выкрутил. Для меня в этом был определенный символизм: в основном всю футбольную карьеру я играл на 6 шипах, а не на 13. Здесь было 10 шипов в каждом кроссовке, и меня это вернуло в футбольные годы. Когда спускался из номера по ступенькам, слышал приятное цоканье – все как раньше. Ноги не мерзли вообще. Я все детство играл в Сибири в минус 35, причем в обычных тонких кедах. Когда двигаешься – тепло.

Я люблю бег за то, что он в прямом и переносном смыслах позволяет находиться в воздухе. В трехчасовом марафоне ты полтора часа оторван от земли. Это очень красиво. Красиво и то, что ты заточен на результат, бежишь, терпишь. Тяжело, но думаешь о вещах, которые дают новые силы. Помню, когда встречались с Валерой Карпиным, он сказал мне: «Бегать ты всегда любил. Только у меня к тебе единственный вопрос: о чем ты думаешь, когда бежишь?» И это абсолютно нормальный вопрос от футбольных людей. Потому что на поле есть конструктивная фаза (созидание), в которой Карпин преуспел, и деструктивная (разрушение) – отчасти моя. Фаза созидания, на мой взгляд, легче, потому что она увлекает, ноги сами несут. А разрушать чуть сложнее психологически – нужно перебарывать себя.

В футболе я научился находить мотивационные ключи. Залезаешь в карман – а там связка. И поочередно этими ключами запускаешь в себе разные движки. Этот опыт очень помогает мне сейчас. Дистанция марафона делится на три части. В начале у тебя легкие ноги, получаешь определенное удовольствие. Потом наступает период, когда терпишь. А дальше момент, когда уже не терпится, но терпеть надо. Это самое тяжелое.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Алексей Смертин (@smertinofficial)

И вот тогда я достаю ключи. У меня два основных. 

Первый – вспоминаю моменты из футбольной карьеры. Футбол ведь состоит из ошибок, даже в удачных матчах ты что-то делаешь не так. И я помню ошибки, над которыми рефлексировал, пытался исправить их в следующих матчах, чтобы не было так стыдно. Во время бега вспоминаю эти эпизоды и говорю себе, что должен быть сильнее. 

Второй – вспоминаю отца. Мне всегда хотелось, чтобы он мной гордился. Когда он ушел из жизни, я бежал марафон для него. Бежал, чтобы улучшить результат, потому что папа никогда не давал мне спуска. 

Интервью, Алексея Смертина, где он раскрывает отношения с отцом

Но это сейчас я прислушиваюсь к себе, а первые четыре мейджора пробежал с наушниками, специально подбирал музыку. У меня есть любимые композиции: обожаю Led Zeppelin, Deep Purple, Arctic Monkeys. Но рок не работает вдолгую. Вдолгую, как правило, работает психоделика. Поэтому любимая группа для марафонов – Yello, дуэт из Швейцарии. Всем рекомендую – интересная электроника. 

Мне было важно доказать, что я могу быть лучшим и в другом виде спорта. Доказать – прежде всего себе. Никто же на самом деле не знает, что я испытывал во время бега. Люди скажут: да, классно. Но вряд ли кто-то осознает, через что я прошел. Это везде так – в физике, химии, литературе. Марина Цветаева с утра садилась за стол с сигаретами и кофе, закрывалась в кабинете. Она подходила к письменному столу как к станку. Но я не могу осознать это в полной мере, потому что только читал об этом. Это вопрос не для широкой аудитории, а личный. Тем более ты не оказываешься на олимпе – это же не футбол, который любят миллионы. Просто марафон.

Хотя мне крайне приятна реакция. Написал даже бывший тренер «Бордо» Эли Боп, у нас получился забавный диалог: 

– Алексей, ты как хорошее бордосское вино – с годами только лучше. 

– Эли, спасибо. Ты меня называл парнем с тремя легкими. Теперь я парень с четырьмя легкими.

Важно понять: если человек профессионально играл в футбол, это не значит, что он будет успешен в беге. Постараюсь объяснить. Я занимаюсь с тренером Михаилом Монастырским, хожу в его клуб «Беговой монастырь». У меня было 18 тренеров в футболе, но Монастырского я ставлю в первую тройку. Да, он уступает Моуринью и отцу, но все равно потрясающий человек. Так вот, когда мы тренируемся и он дает нам интервалы в высоком темпе (400, 600, 800 метров), я легко с ними справляюсь, потому что хорошо их знаю. Но как только начинается темповый бег, мне становится тяжело. У футболистов рваная работа: включился – выключился. Тяжело терпеть длинную дистанцию. Это другая дисциплина, другой вид спорта.

Тем же лыжникам и конькобежцам легче даются марафоны, потому что они привыкли к таким объемам, привыкли долго бежать. Поэтому при подготовке к марафону я тренируюсь шесть дней в неделю.

Мне кажется, я успешно стимулирую других людей интересоваться марафонами. Например, недавно убедил пробежать Кака и Морица Фольца, второго тренера «Лейпцига», с которым я играл в «Фулхэме». Дэмьен Дафф тоже хочет пробежать. И мне это сильно нравится.

Сейчас я думаю над следующей целью. Уверен, что смогу сделать Ironman (один из главных в мире брендов триатлона – Sports.ru), но сомневаюсь, что хочу: я пробегу 42 км, проеду на велосипеде 180 км, но дальше нужно плыть 4 км 800 метров – а я не очень люблю находиться в воде. Поэтому, скорее всего, следующая цель – ультрамарафон. Думаю про Comrades в Южной Африке (старейший и самый массовый в мире пробег на трассе длиной 90 км – Sports.ru). 

Бежать долго легче, чем играть в футбол. Знаете почему? Потому что ты совершаешь монотонные движения, а они позволяют отключиться от действительности. В футболе так не получается, ты постоянно сконцентрирован.

А бежать марафон – это такая прогулка для головы.

И эмоции схожи с теми, что я испытывал в футболе. 

Фото: instagram.com/smertinofficial; instagram.com/borisovaltay; globallookpress.com/Ulf Mauder/dpa

развернуть

Без вопросов про лесби.

В сентябре 2017 года Надежда Карпова перешла из «Чертаново» в «Валенсию», тогда же в интервью Sports.ru сказала: «Остаться в России – никогда не играть на топовом уровне».

Теперь Надя в испанской примере и назначает встречу в сетевом итальянском ресторане Tagliatella в центре Валенсии. Из новостей – разбитый экран айфона, крутой дубль «Бетису» два месяца назад (тогда официальный инстаграм Ла Лиги заговорил на русском) и 0 голов в последних семи матчах.

Надя заказала пиццу для себя и двух подружек, пасту, колу, кофе с молоком и технично разобралась с официантом: тесто подгорело – новую пиццу принесли очень быстро.

– Сначала было очень тяжело, жила в гостинице за городом и думала: «Отлично, я в лесу». Спросила на ресепшене: «Как дойти до города?» – «До какого?». Офигеть – Валенсия, оказывается, далеко. Поэтому я сидела в этой глуши, погибала на тренировках, не могла найти квартиру, даже купить что-нибудь, потому что не знала, где магазин; у меня последний день гостиницы, я износила все вещи, нет стиральной машины, ездила на такси в прачечную. Хорошо, что было много комплектов тренировочной формы.

– Расскажи с самого начала.

– Клуб приставил ко мне агента, он живет в Аликанте, – поэтому сначала я прилетела к нему, а на следующий день мы поехали в Валенсию. Заселилась в гостишку рядом с базой в Патерне, искала квартиры в интернете, но ничего не могла найти, потому что не говорю по-испански. Единственная помощь от агента – кидал ссылки с квартирами на почту. Пока шла эта неделя, он заехал только один раз, мы посмотрели квартиру, она была не очень. Потом я говорила: «Хочу эту» – «Нет, это слишком дорого для тебя». Я еще ни с кем не договорилась, а он уже торопил: «Гостиница заканчивается, если не заедешь в квартиру, будешь оплачивать номер сама». В итоге за один день все же пришлось заплатить самой. Ему было абсолютно насрать, где я буду жить.

– Что было дальше?

– В последний момент позвонил Герман Ткаченко, с которым мы познакомились перед самым отъездом: «Привет, Надюх, как дела? Рассказывай, что как». Мы с ним поболтали, он сказал: «Давай я тебе помогу,  если надо, продлишь гостиницу и мы поможем найти квартиру». В ближайшие несколько дней он организовал вообще все – меня везде отвезли, постирали вещи, показали квартиру. Не знаю, что бы делала без Германа. Было много запар, агент говорил по-английски хуже, чем я по-испански.

– Хоть раз видела Германа вживую?

– Нет, общались только по телефону.

– Теперь ты его клиентка?

– Нет, это дружеская помощь.

– Но скоро будешь?

– А что в этом плохо? Было бы хорошо, чтобы меня взяли в их банду. С испанским агентом я больше не контактирую, он постоянно тянул подписание контракта со мной. Тогда же Герман спросил, есть ли у меня агентский контракт. «Нет, я его еще не подписала» – «А он есть у тебя на русском языке?» – «Нет» – «А как ты его будешь подписывать?» – «Не знаю, мне сказали, что это обязательно» – «Блин, ты серьезно? Давай я тебе его хотя бы переведу». У меня никогда не было агента, родители не знают язык, я ввела строки контракта в гугл-переводчик, получилась полная фигня. Конечно, я ответила Герману: «Помогите».

– Где ты теперь живешь?

– В районе Компанар недалеко от центра. Мне дали именно его, потому что там проходит дорога до базы. Я не вожу машину, девчонки подхватывают меня, когда едут утром на тренировку. У нас утренний бэд трип, слушаем какую-то испанскую музыку по радио.

– В твоем районе есть русский магазин «Березка». Ходишь туда?

– Не особо. Когда хотелось сгущенки, попросила у подруги – она привезла. Недавно приезжала мама, оставила кастрюлю борща, я еще не поела. Это конфиденциальная информация, мама не должна узнать об этом в интернете. 

– Прониклась местными бутерами-бокадильос?

– Иногда ими балуюсь: кладу в бутерброд хамон, сыр, а в последнее время еще и томат. Мой второй тренер Давид сказал, что самый вкусный бокадильо – с кальмарами по-романски и соусом алиоли, но мне такое нельзя. Могу один раз попробовать в отпуске, не больше.

– Как часто ходишь в рестораны?

– На выходных, а так готовлю каждый день дома. Последнее время практикую борщ.

– В чем фишка твоего борща?

– В том, что его никто не ест. Так как я forever alone, жру кастрюлю одна. Фишек в кулинарии пока нет, я только начинаю.

– Какая у тебя квартира?

– Простая уютная квартирка, удобная кровать, хорошая кухня, есть балкон.

– Можешь сказать одно предложение на испанском?

– Пока не выучила.

– Что у тебя получается лучше всего?

– Café con leche (кофе с молоком).

– Тебя сразу научили испанскому мату?

– Да, теперь знаю все матерные слова, но не употребляю их. Самое популярное у них – puta; я им объясняла, что по-русски будет «шлюха». Еще они спрашивали, почему я сфотографировала упаковку собачьих костей – по-испански будет huesos, я рассказывала, что х##сос – очень плохое слово. На следующей тренировке все уже говорили: «Х##сос, х##сос».

Топ-5 испанских слов Надежды Карповой – новогодний подарок от одноклубницы Джио.

Hola – привет

Cabrona – сволочь

¡Madre mía! – Боже мой

Puta – универсальное ругательство

¿Qué pasa? – Что происходит

– В клубе нормально платят?

– В этом плане все супер – в два раза больше, чем в «Чертаново». У всех в команде есть тачки, «Мини Куперы» всякие, но я не знаю, сколько они зарабатывают. Тут в Европе у всех машины, поэтому девчонки удивились, что я не умею водить.

– Почему на твоей форме написано Nadya?

– Агент так сказал: «У нас всех называют по именам». Директор «Чертаново» отдыхал в Испании и приезжал к нам на игру – мы тогда проиграли дерби «Леванте». Он сказал, что я фигово играю, и про майку: «Ты как Ибрагимович – когда играл за «Аякс» с именем на спине. Поменяй имя на фамилию – сразу попрет».

– Как тебя называют в клубе?

– Надя или Карпова с ударением на «о».

– Первая встреча с командой – как это было?

– Когда я приехала, у них закончилась тренировка, тренер меня представил, мы сразу начали общаться, они практиковали английский, постоянно меня поддерживали. Больше всего общаюсь с бразильянкой Джойс и вратарем Дженифер (она лучше всех говорит по-английски). Мы можем вместе выбраться в город в тренажерку или спа, но за пределами футбола мы не гуляем.

Угораем со вторым тренером Давидом. Когда у нас была фотосессия против насилия над женщинами, мы стояли с постером, я пыталась объяснить ему на английском: «А у нас в России говорят – бьет значит любит». Давид ничего не понял.

– Ты хотя бы понимаешь тренера?

– Главного тренера – нет. Он не говорит на английском. Я уже четыре месяца в команде, но на разборах или установках не понимаю ничего. Хорошо, что иногда объясняют на английском; бывает, даже на пальцах. Редко под видео пишут перевод на английском – но это тоже дается с трудом, ведь я не настолько профи в языке. На самом деле сложно, иногда бешусь, что ничего не понимаю. Со стандартами легче, потому что там все схематично. Перед каждой игрой нам присылают видео по всем игрокам соперника, по всем позициям, я смотрю нарезки и стараюсь разобраться сама.

Первый гол за «Валенсию» – «Мадриду». Как это было?

– Мечтала, что сразу забью, а прошло три игры, я перестраивалась, у меня все болело, и когда забила, было не «вау», а «с##а, наконец-то». На меня это давило. Тренировки интенсивные и жесткие, уничтожают друг друга в каждом моменте, надо убиваться и доказывать.

– Что в чемпионате Испании удивило больше всего?

– Много гоняют на наши выезда – обычные парни и девчонки. Последний раз в Сарагосу приезжало человек 30.

– Кого видела из мужской «Валенсии»?

– У нас раздевалки на одном этаже, видела всех. Сфотографировалась с Дзадзой. Мы часто видимся, он последний раз спросил меня на английском: «Как дела? Все нравится?» – «Да-да, все нормально». На базе все очень профессионально и скромно, никаких приколов. Один раз вместе со мной на базу заходил Гарай – мы поздоровались и разошлись по раздевалкам.

– Болельщики узнавали тебя?

– Когда ходила на «Месталью», парень попросил сфоткаться и подписать футболку.

– Сейчас ты живешь одна. Нравится?

– В Чертаново мы жили втроем, так что я никогда не была так долго одна – чтобы за день ни с кем не пообщалась лично. Бывает, у подруги тренировка, мама на работе, – даже по телефону поговорить не с кем. Постоянно приходишь в квартиру, а в ней никого. Стремно.

– Как ты боролась с одиночеством?

– Лежала и смотрела футбольный канал Gol.

– Опиши свой обычный день в Валенсии.

– Когда нет тренировки – на самом деле грустно, я ничего не делаю, сплю, могу прогуляться до продуктового. Ничего не происходит, пытаюсь восстановиться, отдыхаю, готовлю поесть.

Когда тренировка – рано встаю, завтракаю, беру скейт, кофе на вынос, подъезжаю туда, где меня забирает наш капитан Ивана. Тренируюсь, делаю процедуры, иногда остаюсь позаниматься дополнительно – бью по воротам, что-то отрабатываю. Еду домой, по дороге покупаю большую упаковку льда, чтобы сделать ванну для ног, готовлю есть или иду в кафе. После обеда могу немного поспать, потому что сиеста и все закрывается. Потом стираю вещи, развешиваю их, ем, смотрю телек, сижу в телефоне.

– Вам разрешают кататься на скейте?

– Один раз заехала на базу, ко мне подошла тренер и сказала, что нельзя. По дорогам с машинами я не катаюсь, с гор – перестала. Только по тротуару до магазина.

– Какими приложениями пользуешься чаще всего?

– Инстаграм, телеграм, вотсапп – как у всех.

– Самое странное, что тебе писали в соцсетях?

– Кто-то из ярославских друзей написал: «Прикинь, тебя в «Вечернем Урганте» показывают». Или еще: «А ты знаешь, что на тебя подписан Скриптонит?». Я об этом даже не знала, потому что не слушаю его. Недавно писал чувак, что любит меня, ждет в Армении, я ему снюсь – ничего не ответила, потому что побоялась, вдруг это какой-то ненормальный из соседнего подъезда.

– Недавно ты создала телеграм-канал «Надя в Телеге». Зачем?

– В новогодние праздники ко мне прилетела подруга: «У тебя такая интересная жизнь, сделай канал, пиши, что у тебя происходит». Когда родственники и друзья уехали, решила создать, для этого у меня есть свободное время. Конечно, мне пипец как одиноко, иногда не знаю, чем себя занять, помимо тренировок. В Валенсии у меня нет друзей, поэтому постоянно сижу в телефоне и общаюсь с русскими друзьями, максимально много времени провожу за приставкой – когда был брат, прошли всю пятую GTA, играю в FIFA за «Валенсию», Injustice, DOOM в очках виртуальной реальности. Лучше вести канал, чем тупо листать новости в инстаграме.

– У тебя довольно грамотные тексты. Пишешь сама?

– Пишу все сама, но у меня есть подруга, журналистка из московского издания Peopletalk – она иногда редактирует мою абсолютно бестолковую пунктуацию. Недавно от нее прилетел жесткий панч после того, как я скинула текст: «Ну ты Ганс Христиан Андерсен – сказки писал гениальные, только буквы в слова не умел вставлять».

– Какие места нравятся в Валенсии?

– Ходила на корриду, там клево. По началу было жалко быка, но потом проткнули чувака (тореадора) – не знаю, что с ним, но, вроде, жив. В городе мне нравится музей Centre del Carme – бывший женский монастырь, там инсталляции, современное искусство и всегда мало народу. Мое любимое место.

– Как передвигаешься по городу?

– Пешком, такси, велик. Сюда я приехала на велосипеде – арендовала на пять часов за шесть евро. Кстати, через полтора часа велик надо вернуть.

– Во что ты одеваешься?

– Мне нравятся худи – я не зациклена на шмотках, ничего не скупаю. У меня тут двое джинс: эти и такие же, но без дырок. Могу неделю отходить на тренировки в экипировке. Меня так увидел Ваня Зотько (украинец, раньше играл за вторую команду «Валенсии» – Sports.ru), он шел весь в Armani и Versace: «Надюха, ты шо в кипе гоняешь?».

– Твоя самая дорогая вещь?

– Кроссы Gucci за 750 евро. Я их украла. Шутка! На самом деле купила, когда дали зарплату в «Валенсии».

– Когда ты в последний раз надевала платье?

– В 2017 году мне очень часто приходилось влезать в юбки, женские пиджаки, комбинезоны – я начала дружить с Chanel, везде где я участвовала, они меня одевали. Это высокая мода – радикально отличается от того, что я ношу в повседневной жизни, поэтому мне приходилось быть не в своей шкуре. Оля Закаидзе, которая работает со мной в Chanel, постоянно делала поблажки, когда мы что-то мерили. «Оль, пожалуйста, только не каблук» – «Хорошо, пошла искать балетки» – «Оль, пожалуйста, можно юбку подлиннее?» – «Хорошо-хорошо».

А так ни одного платья, ни одной юбки в гардеробе нет. Но с другой стороны – зачем тебе в гардеробе платье на один вечер, если ты можешь взять его в Chanel?

– Что запомнилось из школьной жизни?

– В девятом классе меня не отпускали на соревнования в Иваново. Когда я отпрашивалась у классного руководителя, вызвали маму, водили к завучу – в итоге отпустили, но на несколько дней. Моего одноклассника Влада Гаврикова – сейчас играет в питерском СКА – отпускали везде. Потому что это же хоккей, он же мальчик, все же другое! А я девочка и занимаюсь футболом – меня не воспринимали всерьез, до сих пор от этого жестко бомбит. Если бы я знала, как повернется жизнь в сторону футбола, я бы забила на школу, но тогда из-за этого сильно переживала и не знала, как разорваться.

– Где ты училась?

– В Ярославле у меня была специализированная школа с французским – мне нравился сам язык, я читала и переводила, но с грамматикой были проблемы. Прошло уже пять лет, и я конечно, все забыла, но год назад мы с подругой на месяц ездили к ее сестре в Лилль, и я поняла, что у меня неплохая база. Постоянно всплывали слова, я знала их значение.

– Скажи что-нибудь по-французски.

– Bonjour, je m’appelle Nadya, je vis à Valencia, j’ai 22 ans. Здравствуйте, меня зовут Надя, я живу в Валенсии, мне 22 года.

– Хулиганила в школе? Расскажи историю.

– Брат младше меня на восемь лет, мы учились в одной школе, он прибежал весь зареванный. Какой-то парень его ударил – я сразу же подорвалась его искать. Я была классе в седьмом-восьмом, мальчик, со слов брата, – на год младше меня. Сначала толкнула его, дала леща, может, и поджопник для скорости.

– Ты была самой привлекательной девочкой в классе?

– Никогда не была привлекательной, всю жизнь считала себя некрасивой – во дворе меня звали Маугли, потому что была лохматой и тусовалась с пацанами. Та же Оля из Chanel целый год перестраивала мой мозг – каждый день говорила, что я самая красивая, как мне идут юбки и платья. У меня не укладывалось в голове, когда меня начали звать для фотосессий в модных журналах, приходилось позировать в очень женственной одежде, максимально накрашенной и с уложенными волосами. Я очень странно себя чувствовала. Когда фотограф говорил: «Боже, какая ты красивая, как ты работаешь на камеру!», –  внутри сильно смеялась. Это настолько не соответствует тому, что сложилось у меня в голове за время взросления!

– Считаешь себя красивой сейчас?

– У меня другое понятие красоты. Вижу себя в журнале – считаю красивой. Но я оцениваю со стороны, как будто это не я. Когда смотрю в зеркало – конечно, нет. Я больше себе нравлюсь после достижения целей в футболе. Если забиваю, отражение в зеркале мне нравится определенно больше, чем когда что-то не ладится на поле. Дела идут не так, как я хочу, – мне становится тошно, я начинаю себя ненавидеть.

– Что делаешь, чтобы не ненавидеть себя?

– Беру себя в руки и говорю: «Надюха, отступать нельзя». Я никогда не сдаюсь.

«Нужно рвать когти, пока не зачахла в русском чемпионате». Наша лучшая футболистка – про деньги и год без секса

Фото: из личного архива Надежды Карповой (1-4); valenciacf.com; Евгений Марков; instagram.com/karpichito (7,8)

развернуть

Месяц назад мне подарили биографию Раньери «Да здравствует Клаудио!». Парадный портрет тренера, который всю жизнь гнул свою линию и на седьмом десятке получил заслуженную награду. Где-то на двадцатой странице становится ясно, что переводчик (оказалось–переводчица) не разбирается в футболе, что ее нисколько не останавливает.

Серию А и английскую Премьер-Лигу называют одинаково – Высшая лига. Чемпионшип – это просто чемпионат Англии (выходит, что «Лестер» выигрывал чемпионат Англии за два года до триумфа с Раньери. В чем тогда сенсация?). Скаут становится агентом, аренда игрока – займом, продюсер – режиссером, голы – очками, поле – площадкой, стандартные положения – фирменными приемами, блатные – мальчиками на побегушках, «шпоры»–«пушкарями», высокие материи – важными мелочами. «Манчестер Юнайтед» путается с «Ман Сити» в одном абзаце. Фареры играют на чемпионате мира в Бразилии.

Проблема не только в незнании темы (иначе не было бы этой статьи). Провал в матчасти дополняется общим невежеством.

«Джанни Де Бьязи стал тренером «Албании», – написано в книге. «Албании» в кавычках! Превед, переводчег, который не слышал об этой волшебной стране и сайте udaff.

Итон и Хэрроу, по мнению переводчицы, в США, а не в Англии. Иначе как объяснить отсебятину: «Окончить академию «МЮ» все равно что окончить Итон или Хэрроу для среднестатистического американца». В оригинале не упоминаются никакие американцы. Лучшая футбольная академия сравнивается с лучшими колледжами. Точка.

Есть более тонкие ошибки. «Раньери окрестил Н’Голо Канте осьминогом». Вроде бы все нормально, но Канте мусульманин. Еще раз – ОКРЕСТИЛ мусульманина. В оригинале – нейтральное «дал прозвище». Продолжая аналогию, это как написать, что Гитлер написал талмуд под названием Mein Kampf.      

После этого я потратил 10 евро на англоязычный оригинал и начал помечать на полях.

Hail, Claudio!

Проблемы начинаются с обложки. Оригинальное название “Hail, Claudio!” оскопили до лобового соцреализма «Да здравствует Клаудио». Исчезла прямая отсылка к древнеримскому приветствию, а Раньери – коренной римлянин. В этом суть заголовка.

Перед глазами пример политкорректной и умной адаптации. Прошлогодний фильм братьев Коэнов “Hail, Caesar!” вышел в российский прокат под названием «Аве, Цезарь!».

Редакторы книги о Раньери проигнорировали опыт коллег. Они так боялись ассоциаций с фашизмом, что поместили на последних страницах рекламу автобиографии Ронды Роузи “My Fight”, вышедшую на русском под названием «Моя борьба». То ли в издательстве завелся тролль, то ли редакторы слишком мало времени уделяли австрийским акварелистам.  

Переводчик заботливо поясняет для тупиц, что Рим по-латыни – Roma. Но предложение из следующего абзаца «Район Тестаччо был наполовину населен джентри, а наполовину – яппи, тем не менее, жителей переполняло стойкое чувство гордости за место своего проживания» никак не прокомментировано. Вероятно, потому, что переводчик просто не понял, о чем речь.

It’s been partly gentrified and yuppified, but local pride remains strong.

Глагол Gentrified можно перевести «облагородить», от джентри, так называют мелкое английское дворянство. Откуда ему взяться в Риме? Yuppified значит «модернизировать», от яппи, обозначения преуспевающей городской молодежи. И верный перевод: «Район Тестаччо был частично облагорожен и модернизирован, но старый уклад сохраняет сильное влияние».

Бутерброд «Панини»

Вторая моя любимая околесица (после крещеного Канте): «В первом матче Кубка УЕФА команда должна была играть с «Хапоэлем», но служба 911 предупредила игроков, что не гарантирует им безопасность». Служба 911 в Израиле или в Англии? Откуда? Переводчица не поняла, что 9/11 это 11 сентября (в английском языке месяц пишется перед датой).

«Челси» выпало играть с «Хапоэлем» в Кубке УЕФА, но после 11 сентября никто не мог гарантировать безопасность игроков». Вот и все.

Из-за беспомощности переводчика милые ошибки прогнозировались при чтении английского текста. Ranieri was playing fantasy football. Когда Абрамович купил «Челси», Раньери играл в фэнтези-футбол, то есть брал, в команду кого хотел. В переводе: «Раньери подарил «Челси» фантастический футбол».

Про работу в «Монако»: Ranieri had shown the strength and personality to integrate the newcomers – or, more aptly, take his new Panini-sticker collection of stars, real or supposed – and quickly turn them into a unit capable of getting results.

Раньери хватило силы и харизмы, чтобы интегрировать новичков или, если точнее, – превратить его новую коллекцию звезд «Панини», настоящих и раздутых, – в команду, способную добиваться результата.

Переводчица, видимо, загуглила Panini, увидела «итальянский бутерброд» и осталась удовлетворена. Итальянский тренер, итальянский бутерброд – все сходится. Наклейки Panini, фетиш нашего детства, стали бутербродом.

«Раньери доказал, что у него есть сила и характер, чтобы взять этот БУТЕРБРОД, состоящий из звездных нападающих (ни слова про нападающих), некоторые из которых (WFT???) действительно были легендами (ни слова про легенд), а некоторые лишь считались таковыми, и быстро сплотить их так, чтобы добиться необходимых результатов (кому необходимых?).

Обороты, вроде «некоторые из которых»–клеймо для человека, который пытается зарабатывать на жизнь словами. Такого в тексте в избытке: «соединить воедино», «Раньери был спортивным мальчиком, который любил спорт» (в оригинале – атлетичным), «закрыл молодежную академию по подготовке молодых игроков».

Исправить автора

Переводчик берет на себя смелость править автора, принимая слово “caps” за “cups” с опечаткой. В XIX веке за международный матч английские футболисты получали по кепочке, традиция прижилась и cap в английском обозначает матч за сборную.

«В том сезоне Дзола выиграл свой первый кубок в составе сборной». Какой кубок выиграли итальянцы в 91-м? А правильно: «В том сезоне Дзола провел первые матчи за сборную». Чтобы получить верный перевод, достаточно ввести слово “cap” в онлайн-словарь multitran и выбрать категорию «спорт». Но переводчик ленится.

Авторский стиль изувечен русской женщиной, которой доверили простую работу. В спортивной литературе скудный словарный запас, короткие предложения и конструкции без претензий. Но «победы в ДНК футболистов» переведено «победы в крови футболистов», таблоиды стали бульварными газетами. Вместо точных и современных формулировок журналиста – пошлая лирика третьесортного романиста.

Фамилии, естественно, тоже искажаются: вратарь Артур БоруК, агент Джордж Мендес (серый кардинал Жорже Мендеш), Марез стал Махрезом («Вики» дает версию с «х», но и алжирские, и английские комментаторы глотают ее). Есть еще забавнее: «Хесус Хиль основал собственную политическую партию, которую назвал GIL – по первым буквам своего имени». Какие первые буквы должны быть, чтобы получилось GIL? По-испански имя одиозного президента «Атлетико» пишется Jesus Gil, и партию он назвал своей фамилией, безо всяких акронимов. Как можно писать такую ересь?

Шансонье Билли Джоэл

Переводчица не понимает, где нужно адаптировать фразу, а где – действовать в лоб. Варди забивает «Ливерпулю» после «атаки с севера на юг». Это из Винтерфела в Королевскую Гавань? «С севера на юг» значит от штрафной до штрафной, что легко понять по видео.

ВИДЕО

Неуместная адаптация превращает Билли Джоэла в кабацкого шансонье. Строчка из песни: «Он или уйдет королем, или погибнет» переведена как «пан или пропал». Смысл не искажен, но Билли Джоэл не русский, и не поляк, и идиомы в оригинале нет.  

Попробуйте догадаться, о чем речь: «В Испании и Италии подписание контракта с футболистами больше напоминало соревнование по реслингу со спортивным директором». Представляете, как Раньери со складным табуретом в руках обрушивается с канатов на спортдира? Wrestling – не только постановочные бои, но и обычная борьба. Поэтому: подписание новых футболистов напоминало борьбу между тренером и спортивным директором.  

Переводчица, за это пинают даже школьников, путает время a.m и p.m: «Суд обязал Варди носить ножной браслет и соблюдать комендантский час с 6 утра до 6 вечера». Днем сидеть дома, а по ночам тусоваться? Такой комендантский час вводят, когда твою страну оккупировала Австралия? В оригинале, конечно: с 6 вечера до 6 утра.

Игнорируется культурный контекст: «Журналисты окрестили Раньери «ходячим мертвецом».

В конце последнего сезона Раньери в «Челси» все понимали, что летом у команды будет новый тренер, и журналисты сдержанно глумились. Но ходячие мертвецы в современной культуре – это зомби (walking dead). И Раньери сравнивали не с зомби. В книге иная формулировка – dead man walking (покойник идет!). Так обращаются к смертникам в американских тюрьмах. Эту фразу можно услышать, например, в «Зеленой миле». Не медлительное и кровожадное животное, которым принято изображать зомби, а обреченный.

Флюгер

Цитата из перевода: «Раньери постоянно экспериментировал с составом, чтобы каждый футболист мог проявить себя на все 100. Отсюда родилась его кличка «флюгер».

Далее переводчица упорно называет итальянского тренера Флюгером. В любом словаре русского языка «флюгер» имеет пренебрежительный оттенок. Флюгер – приспособленец, человек, меняющий позицию в зависимости от внешних факторов, хоть в текстах Петра Вяземского, хоть в песне «Машины времени».

Английское прозвище Раньери Tinkerman неологизм от слова tinker – ремонтировать, наводить марафет, подновлять, «шаманить» по-простому. Его можно перевести как «Наладчик», «Ремонтник» или «Настройщик». Иронично, но не оскорбительно. Раньери ротирует состав по своему разумению, а не по указанию, например, владельца клуба. Наоборот, он идет на конфликты с президентами, защищая своих футболистов. Флюгером управляет внешняя сила, а Клаудио правит курс своей волей. Более того, он меняет в перерыве римского дерби Де Росси и Тотти и вырывает победу (это описано в книге). Разве такого человека можно назвать флюгером?

По мнению переводчицы – легко. После победы в АПЛ практически неизменным составом, она покровительственно отмечает, что Раньери «избавился от позорного прозвища». В оригинале – ни слова про позор, потому что ничего оскорбительного в Tinkerman нет. Дети, вас обманывают, учите английский.

Единственное, что порадовало, – очевидно несожженные спортивной прессой рецепторы переводчицы не позволили ей опуститься до дружин, поединков, наставников и викторий, которыми брезгуют даже в талантливом фэнтези.  

P.S.

Ссылку на этот текст я прикреплю в два письма: одно – в издательство с требованием вернуть мне стоимость книги и компенсировать расходы на оригинал, такой перевод – мошенничество. Второе – авторам книги, итальянским журналистам Маркотти и Полверози, с советом никогда не сотрудничать с этим издательством. Возможно, у них есть русские друзья, которые объяснят им суть моей статьи.  

Я понимаю, что у современных переводчиков, если речь не о «Гарри Поттере» или «50 оттенках серого», нет роскоши гулять по Переделкино и полгода катать по небу одну фразу, но такого дерьма, как этот перевод, я еще не встречал.

Фото: REUTERS/Reuters Staff; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Craig Prentis, Michael Regan; eksmo.ru

развернуть

Главным ледовым событием в новогодние праздники стала «Спящая красавица» Татьяны Навки: мощное промо, щедрая реклама, Алина Загитова в главной роли.

22 представления за 12 дней, аншлаги в «Мегаспорте», трансляция на Первом канале – проект получился настолько успешным, что Навка уже объявила продажу билетов на шоу следующего года. У него еще нет сюжета, названия и подробностей, зато известна цена – от 3900 рублей.

Ну и как там Загитова без спорта? Катает в шоу Навки (в роли принцессы), уже выучила парную поддержку

Пока хозяева OOO «Навка шоу» (кстати, его учредителем и гендиректором является не Татьяна Навка, а ее младшая сестра Наталья, креативным директором – их мама) думают о будущем, мы изучили портал Единой информационной системы в сфере закупок и выяснили любопытные подробности об организации «Спящей красавицы» с участием Алины Загитовой.

• во-первых, если это и бизнес, то с активным участием бюджетных денег – Навка получила на шоу крупную субсидию из федерального бюджета для выполнения госзадания (это цитата из договора);

заказчиком шоу выступал Росконцерт – государственное учреждение, подведомственное Министерству культуры. Проект имел госфинансирование, а контракты с актерами-фигуристами заключал директор Росконцерта Андрей Малышев;

большинство фигуристов, катавшихся в шоу, подписывали договор об оказании услуг в качестве индивидуальных предпринимателей – это законно, упрощает налогообложение и почти вдвое сокращает сумму, которые нужно вернуть государству.

• договор заключался на услуги по участию сразу в 22 постановках (с 25 декабря по 7 января) в качестве актера, в нем прописывалась общая сумма гонорара;

• зарплата фигуристов в шоу – отдельная тема, ставшая популярной в последнее время. В «Спящей красавице» минимальная ставка – 187 440 рублей (за 22 спектакля) – полагалась актерам из массовки, фигуристы с эпизодическими ролями получали чуть больше (например, Татьяна Розанова – 351 тысячу, Вера Базарова и Юрий Ларионов – по 468 тысяч).

А главные герои имели самые дорогие контракты: Маргарита Дробязко (Королева Аргона) – 2,3 млн, Нодари Майсурадзе (Тролль) – 1,8 млн, Петр Чернышов (Эриан) – 2,8 млн, а Татьяна Навка (Элифеанта) – 6,6 млн.

Все данные открытые, поэтому не спешите возмущаться – тем более, что главное знание впереди.

Вы заметили, что среди высокооплачиваемых фамилий нет хедлайнера шоу Загитовой, а самый высокий контракт у Навки. Да, в реестре документов вообще нет договора с Алиной – мы проверили несколько раз.

Зато мы нашли человека, который заработал больше всех (даже больше Навки). Судя по документам, он тоже выступал на льду в качестве артиста и получил от Росконцерта за участие в театрализованной постановке «Спящая красавица. Легенда двух королевств» больше 8 миллионов рублей. 

Знакомьтесь – это Эдуард Аксенов.

Он занимает должность заместителя начальника отделения «Хрустальный» по общим вопросам – того самого, где работает Этери Тутберидзе и тренируется Алина Загитова.

До 2013-го Аксенов был директором спортшколы №37 (прежнее название «Хрустального»), но после слияния нескольких московских школ в Центр спорта и образования «Самбо-70» пошел на снижение в должности. 

 

Договор Росконцерта с Аксеновым напоминает странную схему, которую невозможно не связывать с Загитовой.

Иначе вообще непонятно, что он тут делает и почему в договоре прописано, что при определении цены учитывались «уникальность мероприятия, неразрывно связанная с личностью исполнителя (Аксенова – Sports.ru), высочайший уровень его мастерства, профессионализм, эксклюзивность и зрительский интерес».

Сейчас нет смысла рассуждать, насколько законен это документ, но есть подозрение, что нет – в акте сдачи-приемки услуг четко прописано, что Аксенов принял участие в шоу в качестве артиста, а Росконцерт своими силами провел экспертизу его услуг и остался удовлетворен.

Среди наших пользователей точно есть люди, ходившие на шоу Навки, поэтому вопрос к ним: вы видели на льду Эдуарда Аксенова – самого высокооплачиваемого артиста «Спящей красавицы»?

Вопросов на самом деле еще больше, но все они крутятся вокруг одного слова: зачем?

Возможно, этот договор – плата за разрешение Алине выступать в шоу от руководства школы, в которой она тренируется, но тогда каким законом это регламентируется? В России давно не существует крепостного права, нет и закона о субподряде на аренду школьников и учеников. Тогда какая часть этой суммы положена Алине, а какая – лично Аксенову?

А может, объяснение еще проще: у Аксенова оформлен налоговый статус ИП, а у Алины – нет?

Или это нежелание Росконцерта заключать трудовой договор с несовершеннолетней, которая по закону уже имеет на это право, но требует дополнительных условий и внимания? Но тогда почему договор заключили не с родителями Алины, а совсем с посторонним человеком?

Существует, конечно, вариант, при котором Загитова вообще ни при чем, но тогда Эдуард Аксенов – гениальный артист, который невидимо, но здорово катался в «Спящей красавице».

🎧 Когда Трусову трясет на льду, кто похож на швабру и где в танцах предварительные ласки? Мы запустили подкаст о фигурке!

Фото: navka.show/; РИА Новости/Владимир Астапкович; самбо-70.рф

развернуть

«До чемпионата мира по футболу остается год. Сборная России проигрывает очередной важный матч, фанаты больше не могут терпеть. Они выбирают тренера из своих – им становится обычный повар воинской части Дима. Он никогда не играл профессионально, зато мощный мотиватор и верит в успех. Вместе с помощником, который постоянно влипает истории, офицеры начинают подготовку сборной к домашнему ЧМ с задачей минимум – выйти из группы. Именно такую цель поставило перед ними руководство, которое тоже не верит в начинающего тренера», – краткий сюжет 16-серийного проекта «Большая игра», вышедшего на СТС.

Кульминацией шоу стал трехминутный спич главного тренера сборной – повара Димы, выступавшего перед министрами. Такой искренней речи про наш футбол вы никогда не слышали:

«А кто-нибудь вот из вас хоть что-нибудь сделал, чтобы эти одиннадцать человек появились? Вот вы, губернатор, вот вы знаете, что в нашей великой, огромной, могучей, 140-миллионной России, футбольных школ меньше, чем вот в такусенькой Голландии.

Стоит вот школа. Вот она встала, вот стоит, работает, но она одна в области. Или в крае, в целом, одна, поэтому туда не все попадут. Туда попадут только те, у кого папаша пришел к тренеру, сунул ему в карман взятку, чтобы его ребенка взяли, вот те туда и попадут. А у тренера какие варианты? У него зарплата в месяц знаете какая? Как у вас счет за ужин в ресторане.

А потом матч, на который скауты из «Спартака» приезжают в свои школы набирать. И папаша опять к тренеру бежит, опять ему в карман сует, чтобы его ребенка поставили в основной состав. Тренер опять ставит.

И получается, что мы все время тренируем, все время выбираем не самых талантливых, а тех, за кого проплатили просто. Все равно соберут скауты хороших ребят, все равно будут с ними заниматься. Русского самородка создадут такого, который на всю страну прогремит просто и ему из какого-нибудь этого лондонского «Арсенала» позвонят и пригласят. А он захочет ведь туда, потому что там чемпионат серьезный, потому что там конкуренция выше, потому что есть шанс там стать звездой мирового уровня, но тут придет его агент, который скажет:  «Ты чо, ты куда вообще собрался то? Там же зарплаты меньше, нагрузки больше, зачем тебе это надо все? Сиди ты ровно на попе, у нас же лимит на легионеров. Я тебя буду продавать из клуба в клуб, у тебя зарплата будет расти и мой процентик соответственно».

Он почешет, пацан этот, голову и дома останется и все.

Смотришь со стороны и как бы вот все нормально – вот такой-вот чемпионат у нас классный, такие стадионы красивые понастроили, но раз в четыре годы наши ребята выходят против тех, за кого не проплатили. Против настоящих, которые сначала стали лучшими у себя в деревне, потом в городе, потом в стране, потом вообще в мире они стали лучшими. Они приехали из страны, где деньги на футбол выделяются и доходят!

И вы вот раз в четыре года собираетесь здесь вот, щеки дуете, ногами топаете вместо того, чтобы систему строить. Чтобы тренерам зарплату сделать, чтобы они хотели работать, просто работать. Чтобы детям было куда приходить, а не ездить за четыре региона в ближайшую школу. Чтобы конкуренция была, понимаете? Здоровая, чистая, настоящая.

Чтобы у нас эти победы были не раз в 100 лет, случайно. А регулярно!

У нас же все так. дороги когда ремонтируют – президент приезжает. Мост строят, когда саммит какой. На курорте порядок навести – только если Олимпиада, только вот в этом случае. Ну можно же что-то сделать? У нас не страна, а декорация какая-то! Можно же сделать не для декорации, не для отчетов. Все. Дальше все без меня. Все.

Больно».

Сборная России, стадионы «Спартака» и «Зенита» – в одном сериале

развернуть

"Капитан, мой капитан. Почему ты не пришел, чтобы позавтракать со всеми нами? Почему ты не взял свою обувь из комнаты Марко (Спортьелло, голкипер клуба) и не пришел выпить, как обычно, свой апельсиновый сок? Они скажут нам, что жизнь продолжается, что мы должны смотреть вперед и вновь собраться, но каково это будет без тебя?

Картинки по запросу SAPONARA ASTORI

Кто придет утром в столовую, чтобы согреть нас своей улыбкой? Кто с любопытством спросит нас, что мы делали накануне вечером, чтобы посмеяться? Кто будет ругать молодых парней и кто будет отвечать самым опытным? Кто создаст круг для игры в "два касания" и кто заставит Марко сходить с ума? С кем мы будем обсуждать эпизоды шоу MasterChef, флорентийские рестораны, сериалы и матчи, в которых мы играли? На кого я буду опираться во время ланча после тяжелой тренировки?

Вернись, нам нужно досмотреть "Ла-ла ленд" и обсудить его, как любой только что вышедший фильм. Вернись во Флоренцию, они ждут тебя, чтобы продлить контракт и признать все то доброе и позитивное, что ты даешь нам каждый день. Выйди из этой проклятой комнаты, мы ждем тебя завтра, когда возобновятся тренировки.

В жизни есть люди, которые знают вас, но никогда не общаются с вами. И есть такие, как Давиде, кто сразу же просто приветствует тебя: "Добро пожаловать во Флоренцию, Рики".

Где бы ты ни был, продолжай защищать наши ворота и просвещать нас на правильном пути. Капитан, мой капитан. Навсегда мой капитан", - написал Сапонара

"Фиорентина" также не осталась в стороне и решила поддержать близких Давиде, "фиалки" продлили контракт Астори. Навсегда. Его зарплату будут получать жена и дочь. Конечно, это не вернёт Давиде, но это очень правильно и по-человечески....

 

 

Подольски и Юрий Гагарин. Известные двойники футболистов

Дизайнер Аршавин, музыкант Чех и другие футболисты с необычными хобби

«Команда москвичей», которую бы тренировал Массимо Каррера

развернуть

Вадим Лукомский – об уникальном игроке.

Самое точное и глубокое определение феномену Андреса Иньесты дал Хуанма Лильо, один из главных футбольных философов и человек, ради уроков которого Пеп Гвардиола отправился в конце игровой карьеры в Мексику. «Если в мире существует игрок, который резюмирует всю игру, это Андрес. Для меня Андрес – это футбол. Любая попытка свести трудное понятие к чему-то одному ведет к несправедливости и недосказанности, но если проделывать этот трюк с футболом, то у меня будет только один ответ: Андрес Иньеста это и есть футбол. На самом деле Андрес Иньеста – это игра, которая даже нечто большее, чем футбол».

Свежий комплимент Пепа Гвардиолы здорово дополняет слова Лильо: «Должен сказать Андресу спасибо, потому что он действительно помог мне. Люди считают, что тренеры обучают игроков, но в редчайших случаях – и случай Андреса точно в их числе – футболисты помогают тренерам лучше понимать игру. Он помог мне. Просто наблюдая за ним, учишься понимать футбол».

Понимая Иньесту, лучше понимаешь футбол. Лучше понимая футбол, сильнее ценишь Иньесту. Лильо и Гвардиола правы: игра Иньесты – ключ к пониманию футбола. Речь о футболе в интерпретации Кройффа. Голландец провозгласил футбол игрой пространства и времени, а также описал ключевые принципы этого стиля. Любые эффективные тактические ходы нацелены на то, чтобы создать пространство в ключевых зонах либо время игроку, который, получив лишнюю секунду с мячом, способен эффективно ее использовать. Качество игры команды прямо зависит от того, как она находит баланс между этими переменными.

Хави считает Иньесту гением этой концепции: «Андрес уникальным образом использует пространство. Когда он с мячом, выполняются два условия: 1) у него невозможно отобрать мяч; 2) соперник не может поддерживать ту оборонительную схему, которую хочет».

Гвардиола считает, что самая точная характеристика Андреса принадлежит бывшему тренеру «Барсы» по физподготовке Пако Сейруло: «Иньеста – мастер поиска баланса между пространством и временем. Он точно знает ситуацию вокруг себя в каждую долю секунды. Даже если он находится в центре поля в окружении кучи игроков. Каждый раз он выбирает правильный вариант продвижения. И все множится на его сверхуникальную манеру дриблинга. Таких как он очень мало».

Есть игроки, которые создают пространство умным движением; есть игроки, которые создают его, собирая вокруг себя соперников и не теряя мяч; есть игроки, которые используют пространство; есть те, кто невероятной техникой выигрывают ключевые полсекунды; есть те, кто получают эти же полсекунды благодаря сканированию ситуации на поле и скорости принятия решений. Каждое из этих качеств – ключевое по Кройффу. Обладание хотя бы парой – неописуемая польза для команды. Если же игрок обладает всеми ими, он гений и один из лучших футболистов эпохи. Если же он еще использует эти качества максимально неэгоистично и делает целью каждого своего действия пользу для команды, он – Иньеста.

По мнению Хави, у Иньесты уникальное понимание игры: «В академии «Барселоны» учат читать игру особенным образом. Но у Андреса это понимание футбола было врожденным. Он интуитивно чувствует все принципы позиционной игры». Пеп, вероятно, именно это имеет в виду, говоря о том, что Иньеста его научил футболу. Природное понимание Иньесты расширило представление Пепа и других последователей Кройффа о концепции, которую Йохан использовал в «Барсе».

Осознавая, как сильно создание пространства и времени влияет на матчи, осознаешь, насколько гениален Иньеста. Этот же факт объясняет, почему люди, которые по-настоящему понимают футбол, могут лишь раз посмотреть на игру Андреса – и уловить его уникальность.

Именно поэтому Хуанма Лильо называл Иньесту лучшим футболистом планеты, когда тот сидел на лавке в команде Франка Райкарда. Это видел и находившийся тогда в «Барсе» Самюэль Это’О. Он тоже использовал формулировку «лучший в мире». Лишь через годы люди, смеявшиеся над ними, осознали масштаб ошибки.

Одним из первых свидетелей Иньесты был еще тренер в юниорской команде «Альбасете». К разочарованию папы и дедушки Иньесты, он снял его с игры через 5 минут после начала просмотра со словами: «Меняем этого парнишку, мы увидели достаточно». Настроение поменялось, когда родные Андреса осознали, что на самом деле имелось в виду.

Следующим стал Радомир Антич, тренер, сделавший «Атлетико» чемпионом в 1996-м. Андресу было 12 лет. Он играл на турнире, главными звездами которого все считали Хонатана Валле (который в итоге ничего не добился) и Фернандо Торреса. Имя Иньесты никто даже не выучил. Во время финального матча команда Валле играла против «Альбасете» Иньесты. Все восхищались финтами Хонатана – все, но не Антич: «Вы ничего не понимаете в футболе. Лучший игрок – 5-й номер «Альбасете». Никто и рядом не стоит с 5 номером. Просто следите за ним. Он не совершил ни одной ошибки, никогда не теряет мяч, каждое его решение – верно. Ни одной даже самой мелкой ошибки – он лучший с гигантским отрывом».

Потом поразился тогда еще полузащитник «Барсы» Пеп Гвардиола. Когда по клубу прошел слух о появлении гениального юниора, Пеп захотел посмотреть его тренировку. Гвардиола просмотрел занятие до самого конца, а в конце сказал тренеру юниорской команды: «Этот парнишка уже сейчас лучше меня». Через пару месяцев Гвардиола вручал 14-летнему Иньесте трофей за победу в юношеском турнире: «Поздравляю, я надеюсь увидеть тебя в первой команде, но подожди, пока уйду я». Еще через год Пеп подпишет Андресу фото: «Лучшему футболисту из всех, кого я когда-либо видел».

А когда Иньесте исполнилось 16, его позвали на тренировку с первой команды «Барсы». Сначала Андрес думал, что это розыгрыш. Он даже не знал, как попасть на базу. Луису Энрике пришлось бежать к охраннику, чтобы парнишку пропустили. В конце тренировки Гвардиола собрал команду и сказал: «Запомните этот день – сегодня вы впервые сыграли с Андресом». Потом Пеп повернулся к Хави и прошептал: «Опасайся этого мальчишки. Когда-нибудь он вынудит меня завершить карьеру. Он так хорош, что вынудит завершить карьеру всех нас».

Перед тем, как впервые выпустить Иньесту в составе «Барсы», Луи ван Гал консультировался с Лоренцо Серра Феррером, который тогда работал в клубе на административной должности. «На какой позиции он может сыграть?», – спросил Луи. «Он гений. Он может сыграть на любой позиции. Центральный полузащитник, плеймейкер, инсайд, под нападающим или десятого номера. Если команде вдруг нужно будет выходить из под жесткого прессинга в короткий пас, можете даже поставить его крайним защитником», – объяснил Лоренцо. Судя по первой установке ЛВГ Андресу, голландец поверил словам Серра Феррера. Она звучала так: «Это поле. Оно твое. Играй!»


Андрес Иньеста в дебютном матче за «Барселону», против «Брюгге»

Иньеста – это магия

Андреса так трудно оценивать в полной мере, потому что его трудно категоризировать. Хави – это контроль и креатив. Месси – это голы и ассисты. Бускетс – это доставка мяча Хави и Иньесте плюс разрушение. Андрес занимался всем понемногу, но его функции и даже позиции слишком часто менялись, чтобы дать ему упрощенную характеристику. Пожалуй, самый точный вариант – «ответственный за магию».

Удивительно, как часто «магия» упоминается в разговорах об Андресе. «Андрес – волшебник. Этим он отличается от абсолютно любого другого футболиста. Он определил целую эпоху «Барселоны» и сборной Испании», – считает Серхио Рамос. «Иньеста – это чистая магия», – говорил Иван Ракитич задолго до того, как они стали партнерами. «Когда мяч у него, кажется, что все вокруг замедляется или даже останавливается. Я знаю его больше 15 лет и не помню, чтобы он провел хотя бы одну плохую игру», – восхищался Фернандо Торрес.

Луис Энрике называл его «Гарри Поттером». Рамос в другом комплименте предположил, что кто-то наделил Андреса волшебным даром: «Он просвещенный. И этим отличается от всех нас. Кажется, кто-то когда-то испробовал волшебную палочку на нем. Как фанат футбола я горд, что играл с ним. Он определяет исход матчей. Он делает вещи, на которые не способен больше никто».

Тьерри Анри видит в Иньесте супергеройские сверхспособности: «Кое-что меня всегда поражало в нем. Если он пройдет перед тобой в шапке, ты его даже не узнаешь. Он никогда не жаждет внимания и не привлекает его. Но стоит дать ему мяч – он превращается в Супермена».

Стремление объяснить феномен Иньесты магией понятно. Описать его в привычных категориях очень трудно, потому что он уникален. Но слова про магию не пустые – им даже есть научное подтверждение. Профессор Предраг Петрович из стокгольмского университета написал несколько работ о попытках измерить футбольный интеллект. Он протестировал множество футболистов.

Результаты тестов Иньесты поразили его сильнее любых других. Тесты проводились сразу после тренировки на следующий день после матча. Поэтому Предраг ожидал, что из-за нагрузок результаты могут быть чуть хуже, чем в условиях, в которых их проходили большинство испытуемых. Но Иньеста показал абсолютно лучшие результаты. Оказалось, что даже в таком состоянии он входит в 0,1% населения планеты почти в любом нейробиологическом тесте. «Невероятная способность менять поведенческие ответы для облегчения выполнения конкретной задачи», – часть вердикта по Андресу.

С тех пор Иньеста превратился в синоним футбольного интеллекта для всех в университете. Когда на кафедру за советом приходят люди из футбольной федерации с вопросом «Как найти «нового Месси?», им объясняют, что искать на самом деле нужно «нового Иньесту».

То, что мы называем магией Иньесты, на футбольном поле сводится к 3 составляющим: 1) игра под давлением; 2) постоянное принятие правильных решений; 3) дриблинг, который никто до сих пор не объяснил.

Все это, как здорово подметил Жерар Пике, выливается в трудноизмеримое цифрами, но просто гигантское влияние на качество игры: «Если оценивать Иньесту по логике Moneyball, никто бы не захотел его купить, потому что он немного забивает и ассистирует для атакующего игрока. Но «Барселона» так сильно меняется в зависимости от того, играет он или нет. Без него меняется стиль и то, как мы разыгрываем мяч. Когда он на поле, игра идет. Когда его нет, осознаешь, насколько он важен. «Барселона» может побеждать без него, но не может играть по-настоящему хорошо».

Разберем каждую из составляющих магии.

1. Игра под давлением

Один из лучших трибьютов Андресу – этот сайт. Тут собраны фотографии, на которых он с мячом и в одиночку противостоит 5-7 соперникам. Ни у одного другого футболиста нет подобной коллекции. Это неслучайность. Эпизоды, в которых Иньеста стягивает соперников, чтобы потом отдать мяч очень свободному партнеру – его фирменный прием.

У него много раз спрашивали, каково в одиночку быть в окружении 6-7 соперников. Он не знает ответа. Именно так Андрес сказал журналистам Маркосу Лопесу и Рамону Бесе, которые написали о нем книгу. В другом интервью Андрес чуть ли не извиняется за этот прием (какой же он все-таки невероятный!): «Нет-нет, конечно, я предпочел бы оказываться против одного соперника, а не против пятерых». Иной раз говорит, что играет как обычно: «Просто делаю на стадионе то, что делал на школьной площадке, когда мне было 12».

Лучший ответ у Андреса с трудом выпросил Сид Лоу. «В такие моменты действую интуитивно. Нечто внутри помогает мне. Я понимаю тактику и стратегию, но вижу в футболе и другую сторону – непредсказуемую. Она состоит из решений, которые принимаются за тысячную долю секунды. Когда на меня пасуют, а за спиной соперники, я не думаю: «Идти мне вправо или влево?». Я просто начинаю движение и мой маневр срабатывает… ну или иногда не срабатывает». В этот момент друг Иньесты в соседней комнате добавляет: «Всегда срабатывает».

Гвардиола много раз подчеркивал важность врожденных талантов Иньесты. Однажды у него спросили, был ли Андрес рожден выдающимся футболистом: «Нет, он уже был выдающимся футболистом в чреве матери». Другой тренер Иньесты выдал более научную теорию: «Иньеста долго удерживает мяч, будто приглашая соперника оказать давление, чтобы потом решить эпизод. Он делает это, потому что в глубине души понимает, что намного лучше любого другого игрока на поле. Иньеста создает пространство, стягивая соперников к мячу. Однажды он признался мне: «Жизнь моих партнеров будет проще, если 5 игроков соперника сосредоточатся на мне».

Эрик Абидаль здорово объяснил, что чувствуют партнеры, наблюдая за этим трюком Андреса: «Он всегда выручал меня. Даже если я давал ему ужасный пас, «английский пас», он все равно как-то обрабатывал мяч. Невозможно объяснить как, но обрабатывал, а потом обыгрывал двух, трех или даже пятерых. Будто бы так и надо. Два его таланта меня бесконечно восхищали: он мог доставить мяч абсолютно в любую точку и он видел все вокруг себя. Никогда не понимал как. Казалось, он всегда смотрел вперед, но все равно держал в голове каждую деталь вокруг себя».

2. Принятие решений

«Один из моих помощников всегда повторял: «Все – действительно все – что он делает, заставляет его партнеров выглядеть лучше, чем они есть на самом деле», – говорит Гвардиола. Это чувствуют и игроки. «В трудной ситуации нужно просто давать мяч Андресу. Он – наша страховка. Благодаря нему ты всегда будешь выглядеть лучше», – Карлес Пуйоль. «Когда у тебя проблема, отдаешь мяч Андресу – он найдет решение. Его лучшая роль – центральный полузащитник, но на самом деле он может сыграть на любой позиции, кроме вратарской», – Дани Алвес. «Андрес – гений. Он знает о том, что случится за секунду до того, как это случается. Он всегда на шаг впереди остальных», – Фернандо Торрес.

Хуан Роман Рикельме терял место в старте «Барсы» из-за молодого Иньесты, но все равно не в силах игнорировать его гений. Аргентинец считает, что именно принятие решений делает Андреса лучшим в мире: «Лучше всех в мире в футбол играет Иньеста. Он всегда знает, когда лучше расположиться выше, а когда оттянуться. Если он владеет мячом на левом фланге, он в точности представляет, как расположены игроки справа. Он выбирает самый правильный момент для любого действия – когда пойти в обводку, когда взвинтить темп, когда замедлить ход матча. Этому аспекту – принятию решений – нельзя научить. Технике удара или контроля мяча – можно. Но понимание ситуации на поле – эта та вещь, с которой ты рождаешься или нет».

У Дель Боске есть теория, как Андресу это удается: «Андрес обладает очень нетипичным футбольным интеллектом и пониманием игры. Иногда, наблюдая за ним, подозреваю, что у него есть дар смотреть матч, в котором он играет с трибуны. Когда сидишь на трибуне, думаешь: «Он должен отдать мяч туда». Андрес отдает именно такой пас. Мне легко заметить этот пас с трибуны, а ему на поле – трудно. Но каким-то образом он всегда отдает этот верный пас».

Объяснение фантастическое, но оно ближе к истине, чем кажется. Иньеста действительно проделывает нечто подобное: «Когда я выхожу на поле, я уже более-менее знаю, как будет протекать этот матч. По ходу игры некоторые вещи могут меняться, но ощущения о ходе матча появляются у меня очень рано, иногда за день до игры, когда я визуализирую его в голове. Я заметил за собой это по ходу карьеры и даже немного научился контролировать».

3. Магия дриблинга

Разбирая его манеру дриблинга, Хавьер Маскерано сравнил Иньесту с гипнотизером, также указав на то, что мяч так сильно к нему привязан, что кажется частью тела. В El País, описывая его дриблинг, однажды использовали лишь одно слово: «Нуриев». Луису Суаресу кажется, что Иньеста «парит над газоном». У Хави другой вариант: «Иньеста бежит на защитников по прямой, а потом резко уходит вправо или влево. Ты еще не успел среагировать, а его уже не достать. Андрес не столько обводит тебя, сколько делает из тебя быка в корриде».

«Тито Виланова очень метко сказал о дриблинге Иньесты: «Андрес не бежит, он скользит. Он похож на хоккеиста, только без коньков». И действительно: он будто скользит в одну сторону, а потом со своей неповторимой легкостью разворачивается в другую», – вспомнил еще одну аналогию Пеп Гвардиола.

Много точных сравнений. Показательно, что никто даже не пытается искать ему аналогии в мире футбола. Объяснить движения Андреса научно-футбольным языком вряд ли возможно. Давид Сильва пытался, но все равно ушел в сторону восторгов: «То, как Иньеста разворачивается с мячом, делает его поистине уникальным. Невероятно, но обычно он разворачивается в пространстве 2-3 метров. Защитники пытаются его остановить, но у них нет шансов. Одно лишь то, чего он достигает этим приемом, потрясает. А ведь он также идеально читает каждую стадию игры и с умом отыгрывает каждый эпизод. Он идеален».

Пике здорово описал ощущения защитника: «Первые 10 метров после получения им мяча невероятны. Когда он начинает движение, любой защитник кажется медленным. Это иллюзия. Я видел, как он играл против очень быстрых защитников, но ни один из них не успевал среагировать на его движение. Мне кажется, это магия. Больше ни у кого я подобного не видел».

Даже Лионель Месси признает уникальность и превосходство техники Иньесты: «Мы с Андресом похожи в том, как используем тело, чтобы уходить от соперников. Но в его движении есть особый элемент, который меня всегда восхищал. Этот момент, когда кажется, что ты его вот-вот достанешь, но никто и никогда не достает. Его нельзя назвать по-настоящему быстрым, но он все равно всегда ускользает от тебя. Это исходит только из его техники, что невероятно».

«В мире полно звезд, которые финтят, закладывают по 4 обманных движения, но их дриблинг не приносит команде реальной пользы. Иньеста – антипод такого игрока. Одно касание, а иногда даже без касания – и его уже не достать. Так просто, но в то же время так невыносимо трудно для защитника», – точно сформулировал Пике.

Иньеста – это ангел-хранитель

Фабио Капелло, разбирая класико, однажды сказал: «Иньеста выходит – и «Мадрид», который до этого был очень агрессивен без мяча, становится окаменевшим». Если вспоминать детали матча, Фабио говорил об отличном прессинге «Реала» и невозможности продолжить его после выхода Андреса. Такие вещи никак не отражаются в протоколе, но переворачивают матчи.

В больших играх Андрес всегда играл мощно. Даже финал ЧМ перевернул по аналогичной схеме. «Все говорят о его голе в финале чемпионата мира. Это верно, но посмотрите, как до гола он перевернул игру. Он изменил свою позицию. Стал играть метров на 5 глубже, как часто делал в молодежной команде. Благодаря этому, он стал чаще получать мяч, вести игру и разыгрывать постоянные стеночки. В этот момент он захватил контроль над игрой», – рассказывает партнер Иньесты по молодежной команде «Альбасете» Бруно Мораль.

Возможно, именно магия Иньесты – разница между доминирующей и красивой командой/сборной и командой/сборной, которую можно считать сильнейшей в истории. Его магия не зависит от стиля, команды и эпохи. Иньеста связывает триумфы «Барсы» в Лиге чемпионов в 2006-м, 2009-м, 2011-м и 2015-м – он единственный, кто сыграл во всех финалах. И, конечно, в каждом из них был гениален.

Хави придумал ему прозвище. «У Андреса есть дар. Он футбольный ангел-хранитель. Он появляется, когда действительно нужен, и творит чудо», – объяснял он. В самых важных играх Иньеста тащил по-особенному и привычному набору добавлял прямое влияние на результат.

Неймар рассказывал о чем-то подобном. По его словам, у «Барсы» был чит на самые сложные матчи. Месси подходил к Иньесте и говорил: «Играй ближе ко мне, пожалуйста. Максимально близко». Лео тоже рассказывал эту историю, поясняя, что именно ценит в Андресе: «Я всегда представляю его с мячом в ногах. Я привык видеть его только таким. Любой игровой аспект он проделывает здорово – с простотой. Иногда кажется, что он не делает ничего, а на самом деле оказывается, что он делает все. С Андресом все меняется. Самое трудное в футболе – заставить его казаться простым. Андрес – лучший в этом».

Неймар, Месси и Хави далеко не первые, кто заметил это. По ходу финала ЛЧ-2006 Самюэль Это’О использовал прием: «Мы проигрывали в Париже. Помню, как подходил к скамейке и говорил помощнику Райкарда, Хенку Тен Кате: «А можно Андрес выйдет на поле?». Он сказал, что такой вариант рассматривается. А потом Иньеста вышел – и все помнят, что было дальше». «Спасибо Богу, Иньеста вышел в том матче, в ином случае мы бы точно проиграли», – заключил Хави.

Тьерри Анри тоже считает этот момент ключевым: «Именно Андрес определил тот финал. С его выходом изменилось все. Мы играли в меньшинстве. Я играл нападающего, но также должен был помогать полузащите при обороне. После выхода Иньесты это стало невозможным. Андрес убил меня в том матче. Каждый раз, когда он получал мяч, он разворачивался и продвигал атаку. Я просто не успевал за ним. Все рассказывают истории про Ларссона и Беллетти, но по-настоящему убил нас в том матче именно Андрес».

В 2008-м Иньеста спас тренерскую карьеру Гвардиолы. Пеп начал с двух провальных результатов. В самый трудный момент в его кабинет внезапно зашел Иньеста: «Не волнуйтесь, босс. Мы выиграем все. Мы на правильном пути. Пожалуйста, давайте просто продолжим играть так. Мы играем восхитительно, мы наслаждаемся каждой тренировкой. Пожалуйста, ничего не меняйте». Когда все думали, что Андрес закончил, он добавил: «Мы в охеренной форме, мы, черт возьми, играем потрясающе. Чувствую, в этом году мы катком пройдемся по всем соперникам».

Иньеста был самым молчаливым игроком в команде, что лишь добавляло его словам веса. «Когда проигрываешь «Нумансии» и играешь вничью с «Расингом», неизбежно чувствуешь давление и одиночество. – вспоминал Пеп. – И тут внезапно приходит Андрес и говорит мне: «Не волнуйся». Его слова были очень мощными. Как их вообще можно забыть? Я до сих пор вижу его в дверях кабинета со словами: «Играем, черт возьми, потрясающе». Когда он вышел, я подумал: «Ну, если Андрес говорит такое…».

В конце сезона «Барса» праздновала требл, который не случился бы без прямого вклада Иньесты. Именно его гол на «Стэмфорд Бридж» вытащил Барсу в финал. Перед финалом он получил травму, которую, вопреки прогнозам, залечил в рекордно быстрые сроки. Сам матч он играл на уколах, но никто не заметил. После игры разочарованный Уэйн Руни зашел в раздевалку «МЮ» со словами: «Мы проиграли Иньесте – лучшему игроку мира».

Еще два безупречных финала ЛЧ, многочисленные класико, в одиночку выигранный матч с ПСЖ на пути к триумфу в 2015-м и куча подзабытых мини-подвигов. Текста не хватит, чтобы детально описать каждый из них. Все-таки прозвище от Хави чертовски точное.

Золотой мяч Иньесты

Недавно редактор France Football Паскаль Ферре извинился перед Иньестой за отсутствие у него Золотого мяча. Сам PR-ход сомнительный и, мягко говоря, странный, но, если прочитать колонку полностью, слова Ферре кажутся искренними и точными: «Прости нас, Андрес. Для нас ты не просто игрок, ты тот самый игрок. Твои жертвы на благо команды стоили тебе индивидуального признания. Из всех упущений в списке победителей Золотой мяча нехватка твоего имени особенно болезненна. Ты, лучший раскрыватель чужих талантов в истории игры».

Неймар согласен: «Иньесту нельзя сравнить с кем-то. Он другой. Он лучший полузащитник из всех, кого я видел. Чтобы быть легендой, ему не нужен Золотой мяч». «Если бы его звали «Андресиньо», он бы выиграл Золотой мяч», – уверен Рамос.

Конечно, это правда. Если бы ЗМ был чисто футбольной наградой, Иньеста выиграл бы его хотя бы однажды. Из-за гола в финале чемпионата мира все говорят про 2010-й, но это неправильно. Тогда он боролся со страшной депрессией и пропускал слишком много матчей.

А вот в сезоне 2008/09 («Золотой мяч»-2009) Андрес был лучшим с невероятным отрывом. Перед финалом Лиги чемпионов Алекс Фергюсон говорил, что сильнее всех опасается не Месси, а Иньесту. Причем это был ответ на вопрос про Лео: «Я не одержим Месси. Иньеста – истинная угроза. Он невероятен. Благодаря ему «Барса» так хороша. Как он отдает передачи, как двигается, как создает пространство – все это просто невероятно. Он самый важный игрок «Барселоны». Именно самым важным Андреса называл и Гвардиола.

Иньеста выдавал космический матч каждые выходные – по средним оценкам испанских газет он был лучшим в Ла Лиге. На эти оценки всегда сильно влияют голы и ассисты, поэтому лидерство Иньесты вдвойне уникально – реальная пропасть в уровне игры между ним и остальными, включая Лео, была огромной.

На вопрос, что нужно Андресу для Золотого мяча, Хави тогда ответил: «Он с отрывом самый разносторонний игрок. У него уже есть все. Ну практически все – поддержка в медиа не помешает». Именно последний фактор сыграет ключевую роль. Прыжок от отсутствия даже в списке номинантов в 2008-м до победителя в 2009-м оказался невозможным.

2009-й – самый вопиющий случай недооценки Андреса, но далеко не единственный. В 2011-м Ферги повторил комплимент: «Гвардиола и Иньеста сделали эту «Барсу». Любой соперник должен опасаться их полузащитников, а не нападающих». Сам Пеп однажды сказал еще точнее: «Вы даже не представляете, как на самом деле хорош Иньеста. Он заслуживает намного, намного, намного больше признания, но никогда не жалуется».

«Он самый разносторонний футболист. Он обороняется и атакует, созидает и забивает», – Висенте Дель Боске. «Я использовал его ложным вингером, центральным полузащитником, опорником, под нападающим – и каждый раз он был великолепен», – Франк Райкард. По мнению Дани Алвеса, проблема Андреса в стабильности: «Думаю, люди не понимают, насколько важен Иньеста. Возможно, мы не хвалим его в достаточной степени за его невероятную игру, потому что подсознательно понимаем, что его следующий матч будет настолько же хорош».

«Месси всегда производит самые яркие эпизоды, но Андрес всегда лучший на поле», – метко сформулировал Хуанма Лильо. Даже Хорхе Сампаоли до того, как комплименты Месси стали частью его работы, называл Иньесту «лучшим в мире». Речь о версии Иньесты 2015 года. Частота, с которой незаинтересованные и понимающие футбол люди ставят Андреса выше всех, показывает как сильно его недооценивает остальной мир.

Даже за лучшими из нас есть такой грешок – главное, его вовремя осознать. Однажды Гвардиола сказал Тито Виланове: «В следующий раз, когда я оставлю Андреса вне состава, когда он здоров, бей меня в лицо. Бей до тех пор, пока я не приду в себя и не верну его в состав. Даже если придется ставить его левым защитником».

Другая сторона Иньесты

«Успехи Андреса добыты сквозь молчаливые слезы», – сказал однажды Виктор Вальдес, самый близкий друг Иньесты из мира футбола.

Яркий пример – тот самый финал ЛЧ-2009 в Риме. Иньеста вышел на поле после травмы, от которой невозможно было оправиться так быстро, и со сторогой инструкцией от врача: «Ни в коем случае не наноси ударов». Это не помешало ему провести выдающийся матч. «Уверен, если спросить игроков «Юнайтед» из финала-2009, знали ли они о травме Иньесты, все скажут, что даже не подозревали. Лучше, когда он готов на 100%, но с его видением, техникой, опытом и талантом даже 60-70% почти всегда достаточно», – рассказывал Абидаль.

Еще один скрытый аспект его игры – работа без мяча. «Я очень доволен Иньестой. Он лишает защиту соперника баланса, а нам придает надежности при обороне», – восхищался Луис Энрике. Урсицинио Лопес, тренер Андреса в Ла Масии, предостерегает от частой ошибки – никогда не обманывайтесь физическими данными Иньесты: «Иногда я говорил себе: «Он так много пробежал в первом тайме. На последние 5 минут второго его точно не хватит». Но его всегда хватало. Ритм его игры никогда не падал».  

«Иногда кажется, что ты не бегаешь, а потом смотришь на цифры – и оказывается, ты пробежал больше всех», – спросили однажды Андреса. Иньеста не обиделся на странную формулировку: «Ощущения на поле отличаются от ощущений за его пределами. Когда смотришь по телевизору, движения игроков не кажутся такими же резкими, они кажутся естественными – возможно, это обманывает людей».

Но, если смотреть внимательно, работа Иньесты без мяча впечатлит любого. Даже гуру прессинга Юргена Клоппа. В самом жарком испанском инсайде сезона Диего Торрес приписывает немцу такую цитату: «Коутиньо – великолепный атакующий игрок, но он никогда не будет чувствовать себя комфортно в роли центрального полузащитника в 4-3-3. У него также будут проблемы в оборонительной фазе в роли Иньесты в 4-4-2, которую практикует Вальверде. Эта роль предполагает затяжные забеги игроков на флангах. Иньеста хорош в беге на большие дистанции. Коутиньо – нет».

«Он сделал мою работу настолько проще, – говорил Энрике. – Он был невероятно важен для команды, так как играл ключевую роль во всем. Говоря «во всем», я именно это имею в виду. Он усердно работал на команду, отбирал мяч, подавал остальным пример, который способны подавать лишь великие. Сейчас в футболе нужно много бегать. Цифры Иньесты в этом плане просто потрясают».

По этой же причине Андреса боготворил и Гвардиола. «Андреса Пеп любил по-особенному. Он любил повторять, что дело не только в его таланте, но и в его страсти к игре. Гвардиола не любит тех, кто пользуется футболом, но превозносит тех, кто отдает игре все. Он всегда нахваливал Иньесту, потому что тот всегда был готов делать работу, которой требует от него конкретный матч. Он выходил на поле, не чтобы себя продавать, выпендриваться и выделяться во вред команде. Он выходил играть», – вспоминал Хавьер Маскерано.

Энрике также подчеркивал, что мозг Иньесты настолько уникален, что даже в 60 лет он сможет мощно отыграть на профессиональном уровне. По мнению Луиса, в спорте есть лишь один человек, о котором можно сказать так же – Роджер Федерер.

Но самое недооцененное качество Андреса – молчаливое лидерство. Иньеста никогда не кричит и вообще мало разговаривает, но его проявления лидерства очень яркие. Летом 2015-го всем было очевидно, что Педро нужно уходить из «Барсы». Он хотел играть, его особо не удерживали, но из-за хаоса в руководстве ситуация совсем не продвигалась. До того момента, как Иньеста не позвонил президенту Жозепу Марии Бартомеу по вопросу Педро. Через два дня вингер стал игроком «Челси».

«Иньеста очень мне помог. Даже вообразить не могу, чтобы кто-то другой сделал бы подобное для меня. – вспоминает Педро. – Он мудрый. Иногда мне кажется, что он читает мысли и видит будущее. Однажды он подошел ко мне в раздевалке и сказал: «Ты это ты, а не чья-то замена. Выходи на поле и играй как Педро Родригес. Это твое имя, это твой стиль игры». Я был молод и именно тогда мне не хватало уверенности. Он наполнил меня ею. Когда Иньеста что-то говорит, каждый его слушает».

Луис Суарес никогда не забудет роль, которую Иньеста сыграл в его адаптации. Влиянием на команду он наполнил уругвайцу Стивена Джеррарда: «Андрес и Стивен схожим образом влияют на партнеров. Они оба примеры для подражания, значимые для футбола фигуры, а также люди с особым пониманием смысла игры и жизни. У таких людей хочется учиться. Всегда буду благодарен Андресу».

«Отношением к игре Андрес очень похож на Карлеса Пуйоля. Со стороны они кажутся разными, но в реальности они так похожи. Даже если они об этом не догадываются. Андрес – бунтарь и боец в намного большей степени, чем думают люди. Его суровость и характер редко проявляются у всех на виду, но они всегда при нем», – еще одно показательное сравнение от Хосепа Марии Гонсалво, тренера Иньесты в «Барселоне» Б.

«Андрес никогда ничего не говорил на поле. Просто играл в футбол. За него говорила его игра. Он никогда не ныл, даже если именно у него поводов для нытья было больше, чем у любого другого. Чем больше его били и подначивали, тем лучше было нам и хуже сопернику», – подмечал Абидаль. Это’О сказал еще лучше: «Андрес – просто удивительно хороший человек. Иногда его лупят по ногам, а он за это извиняется. Таких в футболе больше нет. Есть футболисты на десятку по 10-балльной системе. Он тянет на 20 баллов из 10. А как человек на все 200. Я боготворю его. Просто боготворю».

Иньеста – достояние всего мира

Так Андреса назвал Луис Энрике после победы в класико со счетом 4:0 в 2014-м. Тогда Иньесте аплодировал «Сантьяго Бернабеу». «Он уникален. У него есть магия и глаза на шее», – добавил тренер. «Он игрок «Барселоны», но я не способен воспринимать его таким образом. Он принадлежит футболу», – сказал пару недель назад Зинедин Зидан.

Провожая Андреса, почти все испанские газеты писали о нем как о своем игроке, а не как о легенде «Барсы». Даже мадридская Marca: «Он сделал нас такими счастливыми. Нечто в душе погибает, когда теряешь таких друзей. Отныне ничто не будет как прежде».

Ему аплодировали на каждом стадионе Испании, а еще как минимум в Турине и Лиссабоне. «Я часто показывал сборной одно видео. Оно короткое. Всего 20-30 секунд. Оно из матча. «Барселона» обыгрывает «Эспаньол» 4:1, а Иньеста уходит с поля. И фанаты «Барселоны», и фанаты «Эспаньола» поднимаются и аплодируют ему. Это фантастический момент – и он так многое рассказывает об Андресе как человеке и футболисте. Злейшие враги аплодируют ему в таком ужасном для себя матче. Невероятно. Такое случалось только с ним», – вспоминал Дель Боске.

«Андрес важен не только для «Барселоны». Он важен для футбола. У него есть способность превращать жесткий футбольный мяч нечто мягкое и волшебное. Он идеал игрока. Он гений и творец», – считает Энрике. Хави охотно соглашается: «Он чудо света. Феномен. Второго Иньесты нет и никогда не будет. Кто играет в стиле, который хотя бы отдаленно напоминает его? Никто не играет как он. Никого нельзя с ним сравнить».

Даже самый отдаленный аналог Иньесты нужно искать в истории – причем среди самых великих. «Все, что делает Иньеста, – так прекрасно, так эстетично. Он делает любой матч светлее. Каждая мелочь в его исполнении прекрасна. Круг игроков, за которыми настолько же приятно наблюдать, очень ограничен. Может, Зидан, хотя даже его элегантность слегка отличается», – считает Маскерано.

Хуан Мата – редкий футболист, поигравший с Зизу и с Иньестой. Он тоже видит сходства: «Иньеста – лучший футболист из всех, с кем я играл. Мы играли вместе за сборную, он всегда отдавал мне идеальные передачи в самый идеальный момент. Он делал меня и других игроков лучше. Кроме него, Зидан был способен на такое. В «Мадриде» я тренировался с ним, Роналдо, Бекхэмом и Раулем. Все индивидуально сильнейшие игроки, но именно Зидан заставлял выглядеть всех еще лучше». «Я восхищаюсь Иньестой. Я восхищаюсь его стилем игры», – заявлял Зизу ранее. А после последнего класико он ждал 5 минут в подтрибунном помещении, чтобы выразить уважение Андресу.

«Я просто хочу, чтобы меня запомнили хорошим игроком и хорошим человеком», – сказал на прощальной пресс-конференции, как всегда, скромный Иньеста. Хави был прав: «Иногда мне кажется, что Андрес не понимает, насколько он важен. Однажды он завершит карьеру и осознает масштаб всего, что сотворил».

Месси – самый стабильно гениальный игрок современности. Хави на пике – лучший из всех, кого я видел. Но даже Месси и Хави можно найти аналоги. Плохие, но аналоги. Иньеста же уникален. В истинном значении слова. Такие как он приходят в лучшем случае раз в поколение.

Спасибо за эпоху, Андрес!

Фото: Gettyimages.ru/David Ramos (1,8,10,15,16), Alex Caparros; REUTERS/Heino Kalis; instagram.com/andresiniesta8; Gettyimages.ru/Dave Rogers; REUTERS/Felix Ordonez; Gettyimages.ru/Juan Manuel Serrano Arce, Jasper Juinen, Michael Steele; REUTERS/Albert Gea; Gettyimages.ru/Jasper Juinen, Jamie McDonald; REUTERS/Lee Smith/Action Images, Heino Kalis; Gettyimages.ru/Doug Pensinger; REUTERS/Juan Medina; Gettyimages.ru/Lars Baron/Bongarts

развернуть

Чистый класс: даже после такого обидного, разрывающего душу поражения, как вчера, болельщики сборной Японии собрали весь мусор на своей трибуне. 

Игроки и персонал сборной Японии тоже прибрались в раздевалке и оставили на чистом столе бумажку с надписью «Спасибо».

После такого нас интересует только один вопрос: почему японцы такие аккуратные и чистоплотные?

Защитник сборной Мая Йосида ответил так: «В Японии говорят, что нужно оставлять любое место более чистым, чем оно было до тебя. Мы очень гордимся тем, как медиа и болельщики со всего мира отнеслись к поведению наших болельщиков».

Профессор социологии Осакского университета Скотт Норф добавил, что это правило закладывается с детства: «Школьники каждый день убираются в своих школах, уборка – часть учебного процесса». 

Мы расскажем о японских правилах чуть больше. 

1. Трудно поверить, но во время послевоенной индустриализации мусор был для Японии серьезной проблемой. Не все вывозили вовремя, места для свалок не оставалось. В середине девяностых в Японии приняли жесткие законы, в 2001-м создали министерство окружающей среды – и теперь проблем с мусором нет вообще.

2. Каждый, кто приезжает в Японию и снимает квартиру, должен изучить гоми-гайд (гоми или ごみ – это по-японски мусор). Например, в городе Ниихама список правил растянулся на 42 страницы. В одном из токийских буклетов говорится: «Вопросы, связанные с мусором, легко могут спровоцировать проблемы с соседями. Чтобы комфортно было и вам, и всему сообществу, важно соблюдать локальные правила по сбору мусора». 

3. Уточнение про локальность – важное. В каждом городе – свои правила. Чаще всего мусор нужно разделять на 4 категории: сгораемый, несгораемый, перерабатываемый и крупногабаритный (но это облегченный вариант – категорий может быть в несколько раз больше). В некоторых районах для каждого типа мусора нужно покупать специальные разноцветные пакеты. Где-то требуется подписывать пакет своим именем.

У жителей есть четкое расписание, в какой день нужно выставлять на улицу определенный тип мусора. Если перепутать день и разновидность отходов или смешать разные виды мусора, на пакет наклеят угрожающий стикер с предупреждением. Тот, кто не исправится, получит штраф и большие проблемы с соседями.

Строгие правила действуют даже внутри категорий мусора. Мало собрать все пластиковые бутылки и коробки, стеклянные бутылки и алюминиевые банки в один пакет – например, ПЭТ-бутылки (с номером 1 внутри треугольника на дне – такую маркировку вы найдете и в России) надо выбрасывать отдельно, потому что это самый низкокачественный и токсичный пластик.

4. Так как Япония не может позволить себе вывозить или закапывать мусор, она его активно сжигает. Все экологично: отходы обрабатываются потоком плазмы при температуре 1200 градусов – так разрушаются токсичные вещества и не образуется смола. Получившийся пепел прессуют в брикеты, которые закладывают в фундамент зданий и искусственных островов. Один из престижных районов Токио — остров Одайба в Токийском заливе – построен именно так.

Завод – как небольшая теплоэлектростанция. Он работает на энергии, которая вырабатывается при сжигании мусора, и при этом продает излишки энергетическим компаниям.

5. На улицах Токио очень трудно найти мусорные урны, но при этом не грязно: японцы давно приучились выбрасывать лишнее там, где это разрешено (например, все виды урн есть в магазинах). Развитию привычки способствуют в том числе штрафы – до 5 миллионов рублей за незаконный выброс мусора. 

Количество урн сильно сократилось после теракта 20 марта 1995 года: тогда террористы из неорелигиозной секты «Аум Синрикё» использовали в метро вещество зарин – погибли 12 человек, отравление разной степени тяжести получили 5000. Правоохранительные органы посчитали, что мусорные урны слишком удобны для осуществления новых атак. 

***

Японцы так привыкли ко внутренним правилам, что уже не могут представить, как можно уйти со стадиона, не убрав пивные стаканы или упаковку от еды.

Для них это норма и обязательство, для нас – шок.

Фото: REUTERS/Clive Rose, Catherine Ivill; REUTERS/Yuya Shino

развернуть

Роман Мун – о новых проблемах с календарем.

В чем проблема?

Следующий тур РФПЛ – 9-й – состоится уже на следующих выходных. Но у него до сих пор нет точного расписания. Это создает проблемы – в первую очередь выездным болельщикам. Кроме того, это нарушение регламента самой лиги. В пункте 6.5.1 указано, что премьер-лига должна известить клубы о времени начала матчей не позже, чем за 14 дней до игры. Осталось меньше.

Евгений Каширин, болельщик «Зенита»

 – Я представляю группу болельщиков, мы ходим на стадион давно, уже 20 лет. Последние годы стараемся ездить на выезд хотя бы 3-4 раза в год. Такой бардак с календарем начался не так давно. Раньше у нас была возможность нормально бронировать билеты, по-человечески планировать все. В прошлом году не было нарушений регламента, но уже были критические отрезки, когда оставалось меньше месяца и только-только его публиковали. Так еще можно, конечно, уже без прелести приобретения дешевых билетов.

В этом году мы никак не можем добиться календаря, хотя осталось уже дней десять. 14-го «Зенит» играет в Лиге Европы, так что матч 10-го вряд ли поставят – поставят 9-го или 8-го. И тут никак не спланировать. Нам еще везет, что это Москва, матч с «Динамо». Из Питера как-нибудь до Москвы доедем. Хотя уже не воспользуемся дешевыми билетами на «Сапсан», например. Болельщики других команд, как они планируют… Странно, что эта проблема не освещается.

Пытались связаться с РФПЛ по телефону. Трубку берет девушка-секретарь, она ничего не знает ни про календарь, ни про регламент. Переключает на пресс-службу. Там мужчина тоже незнаком с регламентом, он только размещает новости. Говорит: как только появится календарь, мы сразу его расшарим. Я говорю: мол, регламент нарушен, что происходит. Он не может ответить. На письма они не отвечают, несколько дней назад им еще писали. У лиги есть официальный инстаграм, я написал им в директ, тоже не отвечают.

Поездка, естественно, получается сильно дороже. «Сапсан» в Москву, если сильно заранее, можно купить за тысячу рублей. Эти прелести мы, конечно, уже давно не знаем, покупаем за 4-5 тысяч. Люди взрослые, семья, работа, дети. Не всегда можно на выезд поехать. Мы планируем несколько выездов в год. И когда хочется поехать – нет календаря.

Что говорят клубы

Они тоже не в восторге.

Евгений Каширин прислал скриншот переписки разговора с офисом «Зенита».

 – У «Зенита» налажена обратная связь, в том числе с болельщиками. Они нам ответили практически сразу. Говорят: проблема есть, регламент постоянно нарушается, но они ничего сделать не могут.

 

Хабаровский «СКА» жаловался на календарь еще в середине августа.

 – «Календарь игр в премьер-лиге довольно своеобразный. Даты первых 8 туров были известны до старта чемпионата, а сроки последующих матчей до сих пор приблизительны. Мы, например, знаем, что в 9-м туре играем в Екатеринбурге с «Уралом». Но точная дата матча до сих пор неизвестна. Понятно, что календарь составляется в интересах клубов, участвующих в еврокубках. Но большинство команд к этому не имеет никакого отношения. Неужели поединки с участием нашего клуба против тех же «Урала» и «Амкара» нельзя было привязать к конкретной дате еще до начала сезона? Я задавал эти вопросы руководству РФПЛ, но ответов так и не получил.

С нетерпением ждем 25 августа, когда прояснится ситуация с очередными восемью турами. Только тогда мы сможем заказывать авиабилеты на осенние матчи», — говорил генеральный директор «СКА-Хабаровск» Олег Флегонтов.

В «Рубине» тоже сказали, что официальной даты игры со «Спартаком» в 9-м туре все еще нет.

Что говорит лига

Я позвонил Сергею Алексееву, директору по связям с общественностью РФПЛ, представился и задал вопрос: «Почему случилась задержка с календарем 9-го тура чемпионата России?».

Связь тут же прервалась. Больше дозвониться до Сергея Алексеева не удалось.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Алексей Даничев, Максим Богодвид

развернуть

Репортаж из родного города Александра Головина.

Матчи ЦСКА и «Арсенала» доказали: главный русский футболист-2018 – Александр Головин. Он обводил Уилшера и Джаку, забил шикарный штрафной Чеху, а Венгер назвал его игру превосходной. Сейчас Головин – главный претендент на летний переезд в Европу из РФПЛ. А вот так выглядит поле, где он начинал играть в футбол.

Это стадион «Энергетик» в родном городе Александра, Калтане (Кемеровская область). Чтобы добраться сюда из Москвы, нужно сначала прилететь в Новокузнецк – город, где в середине 2010-х пробивался главный молодой хоккеист России Кирилл Капризов, а теперь даже команды КХЛ нет. От Новокузнецка до Калтана ходит 103-й автобус. Ехать около часа, по пути он проезжает остановки «Гастроном», «Школа» и «Магазин».

***

Я встречаюсь с первым тренером Головина у единственной гостиницы Калтана. При встрече 63-летний Александр Плясунов протягивает мне левую руку – правой у него нет. 25 лет назад он попал в автомобильную аварию, был открытый перелом, при операции врачи занесли инфекцию. «Кость загнила, началась гангрена. Муж моей одноклассницы работал в первой городской больнице Новокузнецка, там мне вовремя сделали ампутацию. А так бы дуба дал. Но Господь спас», – неохотно рассказывает Плясунов.

Мы садимся в его Toyota Vitz и едем по Калтану. Площадь города – около 32 квадратных километров, население – чуть больше 20 тысяч человек. Калтан – моногород, здесь два градообразующих предприятия: Южно-Кузбасская тепловая станция и Алардинская шахта. Плясунов и сам работал шахтером до того, как стать тренером. Еще на шахте работал отец Головина, Сергей Владимирович. Кроме того, у игрока есть близкий друг, Роман Неверов. В детстве они вместе играли в футбол, а теперь Неверов тоже работает на шахте. На мои звонки и сообщения он не ответил.

***

Плясунов привозит меня к зданию КДЮСШ, где когда-то учил Головина обводить, отбирать и бить по воротам.

Директор школы Оксана Плахотская просит написать, что Плясунов – человек, который готовит учеников, которые известны по всей России. Тренер смеется и говорит: «Напишите, что мне везет на таланты». Речь не только о Головине, новая надежда калтанского футбола – 13-летний Саид Акбаралиев. В начале апреля Плясунов ездил с пацаном в Красноярск на организованный ЦСКА просмотр юных футболистов из моногородов. В итоге Акбаралиева взяли в армейскую школу.

Внутри КДЮСШ – коридоры с разбитыми полами, старенькая тренажерка, тесные залы для бокса, борьбы, карате и шахмат. Помещения явно требуют ремонта, Плахотская говорит, что Головин школе не помогает. «Недавно проходил турнир его имени, он предоставлял призы. Но конкретно школе – нет. Это его позиция. Если бы он хотел, то обратился бы к нам. Плясунов общается с ним, когда он приезжает сюда, у них близкие отношения. Я думаю, что Головин знает, в чем мы нуждаемся. Видимо, не хочет помогать», – говорит она.

Тренер говорит, что если Головина попросить, он без вопросов помогает. Второй год подряд в Осинниках (около 15 километров от Калтана) проходит мини-футбольный турнир на призы Александра Головина. «Я говорю: «Саша, сможешь спонсировать?». Он: «Без проблем. Приеду, дам деньги на призы». Детям что нужно? Медали и кубки. Еще и сам Головин награждает, а он для них здесь уже легенда. Он отсюда, это огромная мотивация: оказывается, из глубинки тоже можно пробиться в большой футбол», – объясняет Плясунов.

Мы с Плясуновым выходим из здания и спускаемся к полю. Где-то с октября по май, пока все не растает, тут толком не играют. Черный снег, лужи, дыры в поляне – поле выглядит так, что я на всякий случай переспрашиваю Плясунова: а здесь точно играл Головин? «Постоянно, – отвечает тренер. – Здесь он забивал первые голы. Здесь он впервые мяч с углового в ворота закрутил. Никто не верит, что на этом поле начинал футболист высокого класса».

***

Плясунов и отец Головина дружат с детства. Тренер хорошо помнит, как начиналась карьера будущего лидера ЦСКА. «Мы не футбольная школа, у нас нет кастинга, берем всех, кто приходит, – рассказывает он. – Саше было шесть лет, Сергей Владимирович его приводит, говорит: «Посмотришь?». Я говорю: «А что смотреть? Тренироваться будет». Саша был маленький, худенький, внешне ничем не отличался от других. Но когда начался тренировочный процесс, пошли двусторонки – тогда да. Он уже в первый год с обеих ног бить пытался, был координированный, скоростной, на поле ориентировался. Маленький мальчик, а поле уже видит. А главное – он фанатик футбола. Он с детства мечтал играть на высшем уровне и в сборной России. Пахал больше всех. Когда он недавно приезжал в Калтан, его спрашивали: «Как таким же стать?». Ну как – трудиться и мечтать».

Из Калтана Головин переехал в школу новокузнецкого «Металлург-Запсиба». Плясунов рассказывает, что когда клуб называл Головина своим воспитанником, он звонил им и просил не забывать про Калтан. В составе новокузнецкой команды Головин сыграл на первенстве Сибири в Красноярске, там его пригласили в сборную Сибири. С ней Головин поехал на турнир в Крымск, где его заметили скауты ЦСКА – так он попал в армейский клуб. «Дальше он попал на глаза Хомухе в молодежке и стал чемпионом Европы, – рассказывает тренер. – За год сделал карьеру. Из ниоткуда появился. Его и в ЦСКА так воспринимали – какой-то пацан из провинции, приехал составлять конкуренцию, чем он обладает? А он упорством обладает, у него огромный потенциал.

Мы в декабре ездили на награждение «Первой пятерки» (Головин там появился в образе шахтера – прим. Sports.ru), познакомились со Слуцким. Он мне говорит: «Я вижу, что Саша еще не раскрыл свой потенциал. У него огромные перспективы». Пусть Саша не голеадор, но у каждого свои задачи. Он организатор, он разрушает атаки противника, постоянно игру читает, все ходы соперника видит. Бывает, что Саша начинает атаку, дает нападающему, а тот не знает, что дальше делать. Ты мяч на блюдечке получил, завершай атаку. Мы детей этому учим, а ты в сборной России играешь и не знаешь, что делать? Разворачиваешься и тормозишь, а не обостряешь».

Я спрашиваю: этот нападающий сборной России – Заболотный? Плясунов отказывается называть фамилию.

***

Одноэтажное розовое здание возле разбитого сибирской весной поля – спортзал стадиона «Энергетик».

Внутри Плясунов показывает зал, мужскую раздевалку, тренерскую. Рассказывает, что когда люди приезжают смотреть спортивную инфраструктуру Калтана, то поражаются: «Это в таких условиях занимаются? Они думают, что тут есть хотя бы стандартный зал для мини-футбола. А зал маленький, играть невозможно, только тренироваться».

В этом же зале занимаются баскетболом, волейболом, боксом, карате, борьбой. Зал постоянно занят и сейчас, когда на большом поле играть невозможно, Плясунову иногда приходится отменять футбольные занятия. Просто негде тренироваться. Были планы построить новый спортзал, но человек, который пробивал эту идею, умер.

Я спрашиваю у тренера, получил ли он компенсацию за Головина от ЦСКА как клуба, подписавшего с игроком первый профессиональный контракт. «Я не знал об этом, это корреспондент где-то выкопал нормативный документ, – отвечает Плясунов. – Но я сам в ЦСКА не писал. Никогда ничего ни у кого не просил и не собираюсь. Это моя принципиальная позиция. Нужно заниматься своим делом, а я с голоду не умру. Я получаю 55 тысяч рублей, для Кемеровской области это очень хорошо».

***

Тренер говорил, что я первый, кто приехал в Калтан из Москвы ради Головина. Тем не менее родственники уже явно устали от внимания журналистов. Отец Головина уехал на охоту на Алтай, мама в Москве на матче ЦСКА — «Арсенал». Я понимаю, что зайти в гости к Головиным не получится, но все равно иду к их дому, рассчитывая поговорить с соседями.

Из подъезда долго никто не выходит, поэтому я обращаюсь к подростку, проходящему мимо.

– А ты Головина знаешь?

– Конечно. О, а вон брат его.

Я бегу за парнем, вышедшим из подъезда с пакетом, он говорит, что журналисты надоели и отказывается отвечать на вопросы. Пока я достаю айфон, чтобы его сфотографировать (спрятал, потому что пару минут назад какой-то мелкий и явно очень быстрый пацан настойчиво просил его показать), он запирается в «Тойоте Камри».

***

К счастью, родственники – не единственные, с кем в Калтане можно поговорить о Головине. Здесь он правда суперзвезда, особенно у подростков. «На уроках про Головина не рассказывают, но тут все про него знают, он самый известный человек в истории Калтана, – говорит мне девятиклассник Паша (на фото слева), играющий в баскетбол на площадке возле футбольного поля. – Матчи еврокубков люблю, но прямой эфир слишком поздно, смотрю повторы по телеку. Матчи сборной тоже смотрю, а чемпионат России – не, вообще нет».

Другой калтанский пацан рассказывает, что однажды Головин получил травму, играя на поле «Энергетика» (уже в статусе игрока ЦСКА). Якобы слишком жестко пошел в стык с кем-то из местных. Плясунов говорит, что это известная калтанская легенда, и верить в нее не надо.

***

Головина в Калтане помнят не только потому, что он играет за ЦСКА, но и потому что он сам не забыл про родной город. Александр регулярно возвращается в Калтан, видится с родственниками и старыми друзьями, ездит с ними на Алтай. «Саша звонит после каждой игры и два-три раза в год сюда приезжает, – рассказывает мне по телефону отец Александра. – Он был на Новый год, возможно, перед играми сборной снова прилетит дня на три. И он даже в отпуске каждый день ходит по вечерам на стадион и тренируется».

Еще один друг детства Головина – Евгений Максимов. Он футболист и играет в ЛФЛ. «С Головиным мы когда-то познакомились на футболе, я и сейчас играю, это моя основная работа, – рассказывает он. – Мой клуб – «Распадская», город Междуреченск. В Калтане нормальные деньги только в шахте и в полиции можно заработать. А Саша еще в детстве больше всех играл и лучше всех относился к делу.

Конечно, нет ощущения, что он про нас забыл. Мы до сих пор общаемся. В нашей компании человек шесть – парни с Калтана, с Новокузнецка. Когда у него отпуск или выходные, Саша приезжает. Мы играем в футбол, ездим в Шерегеш, на Алтай. Ездим в Сосновку, снимаем домик на сутки-двое, там отдыхаем – шашлыки можно пожарить, на животных посмотреть. Иногда в Новокузнецк ездим – там ходим в кино, в торгово-развлекательные центры».

***

Головин и его друзья ездят в новокузнецкие кинотеатры не потому что калтанские хуже – в Калтане их просто нет. Раньше фильмы показывали в ДК «Энергетик», еще здесь когда-то работал кинотеатр «Молодежный».

Обойти Калтан можно за сорок минут быстрым шагом. Здесь есть главная пешеходная улица – проспект Мира, где гуляют почти все жители города. На второй день в Калтане там со мной начинают здороваться незнакомые люди. Сложно представить, чем здесь заняться в свободное время человеку младше 30. Я пытался узнать это у подростков на улицах, но довольно быстро бросил, потому что они не могли ничего ответить, а потом еще какая-то женщина начала громко ругаться, что я пристаю к калтанским девушкам.

Я иду к главной достопримечательности города – дворцу культуры «Энергетик», открытому в середине 50-х. Днем на площади перед «Энергетиком» мамы катают коляски с детьми, а подростки катаются на велосипедах и скейтах.  Мне рассказывали, что в «Энергетике» иногда проводят дискотеки. Когда я заходил внутрь, то пытался сфотографировать интерьер. Охранница меня остановила и сказала, что я должен просить разрешения у начальства.

– А где они?

– Приходите завтра, уже все ушли (время 17.15).

– А когда дискотека?

– Может, когда-то дискотеки были. Но сейчас их давно нет.

Часов в девять вечера Калтан вымирает – и только ДК мерцает во тьме разноцветной подсветкой. Рядом со зданием стоит машина с открытой дверью, в ней кто-то на весь город слушает старый русский рэп.

***

Последние годы численность населения Калтана медленно падает: 10 лет назад здесь жило больше 26 тысяч человек, сейчас – чуть меньше 21 тысячи. Молодежь уезжает не только потому что нет развлечений – нет и работы. В Калтане нужны только врачи и учителя. Александр Плясунов объясняет, что за работой и развлечениями надо ездить в Новокузнецк, а потом неожиданно переводит разговор на главную историю 2018 года – пожар в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня».

«Калтан – моногород, здесь работать негде, – объясняет он. – Работа есть в Малиновке, там Алардинская шахта. Или в Новокузнецке. Кто хочет культурно отдохнуть, тоже едет в новокузнецкие развлекательные центры. Там пока ничего не сгорело, и дай бог, что такой трагедии больше не будет. «Зимняя вишня» – это ужасно. Эта трагедия потрясла всю Россию, но в первую очередь Кемеровскую область».

Плясунов тут же добавляет, что глава региона, Аман Тулеев, пострадал невинно. Тулеев – человек, который управлял Кузбассом больше 20 лет. До пожара в России он был известен прежде всего двумя вещами: а) предлагал миллион за поимку йети, б) уговорил кемеровский бизнес давать власти большие деньги на социальные программы. Когда сгорела «Зимняя вишня», Тулеев на место трагедии не приехал, а позже отказался от встречи с родителями погибших детей, зато публично попросил прощения у Путина (чем разозлил в том числе Дмитрия Губерниева). 1 апреля Тулеев ушел с поста губернатора Кемеровской области. По мнению Плясунова – зря.

«Мы под его ценным руководством пережили очень смутные и тяжелые времена 90-х годов, – говорит тренер. – Он поднял Кемеровскую область. Мы достойно здесь живем – у нас много надбавок и социальных выплат. Тулеева здесь очень любили. Губернаторов здесь не назначали, всегда были выборы и он всегда побеждал с подавляющим количеством голосов. Как Путин в России, так и Тулеев в Кемеровской области. Он остается непреклонным авторитетом.

Сейчас критика идет: опять во власть лезет. Я считаю, народу виднее, у нас же демократия. Сейчас рот никому не заткнешь, у каждого свое мнение».

***

В разговоре с отцом Головина я спросил, предлагал ли сын когда-нибудь переехать в Москву. «Я всю жизнь проработал шахтером и всю жизнь прожил в Калтане. В Москву мы не поедем – большой мегаполис, там слишком шумно. А тут тихий и спокойный городок. Речка рядом, все рядом», – ответил Сергей Головин.

«Конечно, в Калтане нет развлекательных учреждений как в больших городах, – говорит Александр Плясунов. – Но провинция есть провинция. Проблемы всей России есть и у нас, мы не в отрыве от всех живем. Калтан – мой родной город. Я здесь родился и вырос. Я его люблю».

Фото: Роман Мун; instagram.com/alex_golovin17; Евгений Максимов; pfc-cska.com/Е. Крутелёв

развернуть

А теперь и он там побывал.

Вчера, в день матча Англия – Тунис, один из ведущих спортивных колумнистов The Guardian Барни Ронэй рассказал, что во время Второй мировой русские солдаты спасли в Сталинграде его деда Йозефа (журналист сказал, что его фамилия была не Ронэй, но называть он ее не будет, чтобы избежать разборок с интернет-комментаторами – Sports.ru). Йозеф – венгр, воевавший на стороне немцев, его дивизию уничтожили, солдат оказался под развалинами разрушенного здания. Его нашли, поместили в советский полевой госпиталь, потом он выжил в лагере для военнопленных и вернулся домой.

На ЧМ-2018 Ронэй приехал в Волгоград – писать о сборной Англии и побывать в городе, который изменил судьбу его семьи. Он рассказал всю историю и для Sports.ru.

– Вы знаете, как это бывает, когда ты что-то постишь в соцсети про Роналду или Месси. Десятки тысяч людей тут же пишут тебе: ты идиот, ты гений. С темой России в Англии так же. Если у тебя есть мнение, то тебя либо обвинят в ненависти к русским, либо ты русский бот, которым управляет Кремль. Недавно я сравнил Москву с Луишэмом – это ужасный район Лондона, но это была просто шутка. Многие разозлились, меня и Guardian обвиняли в том, что мы русофобы. И я тогда подумал: что бы на это сказал мой дед Йозеф? Он сражался во Великой Отечественной войне, а русские его спасли.

В 1930-е мой дед-венгр жил в Вене и был футболистом. Вена тогда была столицей футбола в Европе: великолепная сборная Хуго Майсля, отличная австрийская лига, где дед и играл за венские команды. 


Сборная Австрии на ЧМ-1934

В Вене он познакомился с моей бабушкой, которая была фигуристкой. Все было хорошо, пока не появился Гитлер и не оккупировал Австрию в 1938-м. Деда заставили вступить в немецкую армию. В начале 40-х немцы собирали армии из жителей оккупированных территорий. Любого молодого и здорового австрийца заставляли идти в армию. У тебя не было выбора. При этом отец моей бабушки был евреем, так что она внезапно стала человеком, с которым нельзя появляться на людях.

Мой дед был простой футболист, он не хотел на войну. Он не был нацистом, им был его брат в Вене, который реально во все это верил. Но Йозефу пришлось воевать. Его подразделение называлась 44-я пехотная дивизия, туда сгоняли австрийцев. Это не было какое-то великое подразделение, они всегда были в задних рядах. Кажется, они были частью Южной армии Германии во время операции «Барбаросса».

Дальше они двинулись в Россию. В итоге они добрались до Сталинграда. Там они, как и все, понесли чудовищные потери. Вся его дивизия была уничтожена. Насколько я знаю, он был последним, кто остался в живых. Он оказался под развалинами взорванного здания, его оставили умирать.

Но скоро его нашли русские солдаты. Его забрали в военный госпиталь, потом он оказался в лагере. Я не знаю подробностей, как с ним там обращались, но он хотя бы выжил. Конечно, условия были ужасные, но его не пытали. Поэтому в нашей семье всегда хорошо относились к русским – по сути, они его спасли. Понятно, что жестокость тогда была со всех сторон. Это была расовая война, геноцид, там проявлялись худшие стороны человеческой сущности. Мне бы не хотелось прозвучать неуважительно для тех, кто пострадал от войны. Но суть моей истории в том, что даже в такое время были моменты человеческой доброты. В конце войны Россия освободила множество пленных. Дед вернулся в Вену, где увидел собственный могильный камень. Все думали, что он погиб.

Моя бабушка была еврейкой, но она была была блондинкой с голубыми глазами, так что она спаслась. Во время войны она была с моим отцом в Вене. В какой-то момент город оккупировали советские войска. Про этот период жизни она рассказывала только одно: «Русский офицер был джентльменом».

Через два года бабушка с отцом улетели на самолете Красного Креста из Вены в Англию. Дедушка потом тоже прилетал в Англию, но у них уже ничего не получилось. Он не говорил по-английски, а у нее была новая жизнь. Никто же не знал, что он выжил. Ему понадобилось четыре или пять лет только чтобы добраться из русского лагеря до Вены. Тогда такое случалось часто, война разрушала семьи.

Я знаю, что когда мой дед вернулся в Вену, то завел там много близких русских друзей. Когда мой отец и дядя ездили к нему, у него в гостях сидел посол России. Честно говоря, не удивлюсь, если он так или иначе поработал на русских. После войны он прожил не так долго – еще 15 лет. Пройти войну так, как он – не лучшее, что может случиться с вашим здоровьем.

Бабушка умерла 15 лет назад, к деду она не ездила. Это был пройденный этап ее жизни, она снова вышла замуж. Она всегда говорила о русских как о людях, которые спасли моего деда. В моем доме русских всегда уважали. Даже во времена Холодной войны, когда нам отовсюду говорили, что Советского союза надо бояться, и мы все погибнем в ядерной войне.

***

Англичане не ездят сюда [в Волгоград]. У нас никто не знает про Великую Отечественную Войну и Сталинград. Я знаю, что для России и Германии это очень важная тема. Но у нас всегда рассказывают, что Британия спаслась от фашистов сама. Так говорит Найджел Фарадж (британский политик, активно выступавший за выход из Евросоюза – Sports.ru): «Мы выстояли в одиночку».

Но любой, кто знает историю, в курсе: это неправда. Война шла на двух фронтах. Сталинград – место, где случился перелом в войне. Мне в том числе хотелось рассказать людям в Англии про другую сторону войны. По факту в Англии никто про это ничего не слышал.

Поэтому я подумал, что сейчас хорошее время, чтобы рассказать мою историю. Тем более что между странами такое сильное напряжение. Многие англичане думают, что их тут побьют, что их тут ненавидят. Но так везде – есть дружелюбные люди, есть недружелюбные. После публикации мне все сказали, что я выбрал отличный момент.

Сам Волгоград напомнил мне север Франции, где была высадка в Нормандии. Шрамы до сих пор не зажили, город все еще восстанавливается. Он все еще кажется очень хмурым. Но я рад тут находиться. Мне очень понравился Мамаев Курган – он огромный и невероятный. Я дошел до него и отдал должное [погибшим на войне]. Здесь замечательно – жаль только, что мошек так много.

В России высадились всего 2500 англичан. И они в восторге

Фото: РИА Новости/Наталья Боде, Александр Капустянский; wikipedia.org; REUTERS/Gleb Garanich

развернуть

Пеп Гвардиола исповедовался в эфире Sky Sports.

В понедельник Пеп Гвардиола пришел на MNF. Часовой эфир с действующим топ-тренером, да еще в программе о тактике – такое случается очень редко. Раньше в гостях были Клаудио Раньери, Брендан Роджерс, Шон Дайш и Юрген Клопп. Выпуски получались крутыми, но от этого ожидания были выше. Сезон завершен, следовательно, у MNF не было матча под разбор – все 63 минуты говорили про невероятный сезон «Манчестер Сити». Пеп здорово держался. Вот ключевые тезисы его перфоманса.

Футбол Гвардиолы не для всех

Да! Пеп произнес фразу, которую ждали миллионы критиков: «Фундаментальная причина успехов в этом сезоне – уровень игроков. Люди говорят, что мы выиграли, потому что много потратили – они правы».

Это тонкий подкол тех, кто действительно так говорит? Или уход от более трудного ответа? Или все-таки истина? Кажется, все вместе. Фразу можно повернуть как угодно. Как минимум Гвардиола признал, что не все способны играть в его футбол. Позже Пеп развил эту мысль: «Я никогда не прошу игрока обыгрывать по три соперника или делать то, что делает Месси. Никогда не прошу. Но когда игроки ошибаются в простых ситуациях, я злюсь. Простая ситуация – это короткая передача или обработка мяча. Мы уделяем этому очень много внимания, потому что, если команда стремится контролировать мяч, но ошибается в таких моментах, ни одна оборонительная система ее не спасет».

Кажется, вопрос «Проделал бы Гвардиола лучшую работу в «Бернли», чем Дайш?» закрыт. Без тотальной перестройки провалился бы. Но перестройка – необязательно покупка дорогих игроков. Речь о тех, кто подходит системе. В этом плане работа «Сити» на рынке получилась отличной: средний возраст ушедших – 30 лет, пришедших – 23,6. «У молодых игроков больше энергии. Мы решили добавить команде энергии. Освежить ее», – пояснил Гвардиола.

Другого пути в рамках философии Пепа нет. Даже в самые смутные времена, он не собирался отходить от стиля. «Конечно, у меня были сомнений относительно того, возможно ли играть в мой футбол в АПЛ. Сомнения есть всегда. Но мой штаб сильно верит в наш стиль игры. Я никогда не изменю нашему стилю, потому что верю в то, что мы делаем. Вы анализируете футбол по логике «Выиграл – ты Бог, не выиграл – нет». Но на самом деле очень многие вещи, которые мы творили в этом сезоне, получились благодаря работе прошлого сезона».

Бег важнее тактики

«Как тренер я больше всего горжусь тем, что топ-игроки, настоящие звезды, действительно бегают, когда мяч у соперника. Я всегда стараюсь их убедить, что нужно бегать как самая скромная команда мира. По-моему, именно в этом наш секрет. Если кто-то не бегает, он присоединяется ко мне на скамейке. Я могу простить любые ошибки, но если ты не бегаешь – то ты не в команде». После этого Пеп показал, какой тип игроков ему особенно противен.

«В футболе нужно бегать и бороться. Анализируя нас, люди говорят, что у нас нет проблем с физикой. Пробег команды и количество интенсивных забегов всегда на хорошем уровне. Это один из наших секретов. Думаю, это даже важнее тактики», – подытожил Гвардиола.

Пожалуй, неожиданный тезис Гвардиолы был особенно приятен находившемуся в студии Гари Невиллу. В 2013-м Гари написал колонку о Пепе, где отмечал именно этот аспект:

«Пеп Гвардиола без стыда и смущения кричал игрокам прессинговать и отрабатывать в обороне. «Давите их!», – были слышны его выкрики с бровки. Если бы английский тренер размахивал руками и выкрикивал бы «Давите их!», из него, вероятно, сделали бы динозавра тренерского цеха.

Когда Пеп Гвардиола пришел в «Барселону» в 2008-м, он унаследовал просто талантливую команду, из которой вскоре сделал одну из величайших в истории футбола. «Барса» еще при Франке Райкарде была хорошей комбинационной командой, но за год Пепу удалось изменить их игру без мяча, вывести на новый уровень командный прессинг».

Эффективность прессинга и почти любого элемента тактики прямо связана с тем, как отрабатывают игроки. Бег может замаскировать многие тактические проблемы, а его нехватка разрушить даже мощный тактический план. Простой принцип, но для Пепа он очень важен: «После первых титулов в «Барселоне» и «Баварии» меня сильнее всего волновало, как мы теперь будем бегать без мяча. На данный момент моя главная цель – удостовериться в том, что с этим будет порядок. Момент, когда после потери игрок подумает «Нет, не побегу», – это момент, когда проигрывается матч».

Пеп ненавидит пустое владение мячом

«Сити» установил рекорд АПЛ по среднему владению мячом, но для Гвардиолы эта цифра ничего не значит. Важно только эффективное владение. «В матче с «Базелем» у нас был самый высокий процент владения, но всего один удар в створ. Это ужасно. Это нельзя называть владением. Владение мячом – инструмент создания моментов. Цель владения мячом – создать момент, а не катать мяч. Катать мяч – это ужасно. Я ненавижу это», – подчеркнул Гвардиола.

Чтобы трансформировать владение в моменты, Пеп использует концепцию Juego de posicion (позиционный футбол). В эфире каталонец подчеркнул важность этих принципов, но не углублялся в детали: «Игрокам важно понимать, как реагировать на движение партнеров. Если они делают это правильно, то они всегда в нужном месте в момент потери». Затем Пеп на примере показал, как это работает:

«Мы разбираем много видео с игроками. Показываем им, когда нужно располагаться шире, когда смещаться, как создавать пространство. В первый сезон мы много мучились с этим. Сейчас перестроения происходят естественным образом. Тренировки, разборы матчей и конкретных ситуаций помогли игрокам прибавить», – объяснил Гвардиола.

Пеп меняет тактику в каждом матче

Гвардиолу умудряются одновременно называть «самым тактически гибким тренером планеты» и «обвинять в нехватке тактической гибкости». Он здорово объяснил этот парадокс: «У тренера всегда два варианта: искать план Б или улучшать план А. Я верю в постоянное улучшение основной идеи. Меняться же должны лишь мелкие детали. Если план Б – это играть дальними передачами и отдать мяч и контратаковать, то у меня никогда не будет плана Б».

Владение и создание шансов через него – фундаменты игры «Ман Сити» в атаке. Прессинг и контрпрессинг – в защите. Но в разных матчах они используются по-разному.

«В этом эпизоде мы владеем мячом, но Фабиан Делф на фланге, а не в опорной. Часто это зависит от позиции соперников. Аспиликуэта очень глубоко, «Челси» оставляет пространство на фланге. Наш план всегда зависит от соперника. От того, как они обороняются и как мы можем атаковать».

Этот эпизод завершится голом в ворота «Челси». Принцип, о котором только что рассказал Гвардиола, сыграет ключевую роль, но через другой фланг – широкая позиция Кайла Уокера создаст Николасу Отаменди вариант для удобного паса на де Брюйне.

Крайние защитники — ключ к предотвращению контратак

Почти весь сезон Гвардиола использовал Фабиана Делфа в роли ложного фулбека. В некоторых ситуациях Уокер тоже занимал позиции ближе к центру при владении – и «Сити» играл с двумя ложными крайними защитниками одновременно. Это напрямую связано с манерой соперников и предотвращением контратак. В программе были примеры из матчей с «Челси» и «Лестером». Этих соперников тяжело контролировать при контратаках – «Сити» играл с 2 ложными фулбеками против них.

«Мне нравится, когда мы играем в короткий пас. Пас на 15 метров труднее, чем пас на 5 метров. И если пас на 5 не проходит, то игроку нужно меньше пробежать, чтобы оказать давление после потери», – объясняет логику Гвардиола.

«Когда же мы теряем мяч в таком расположении, дыра в центре поля слишком велика. Ее невозможно контролировать. Когда мы контролируем центр, нам проще контролировать центр сразу после потери».

«Важно, чтобы футболисты подстраивались под движение партнеров после того, как мы отходим от стартовой схемы. Это позволяет быть в правильной позиции на момент потери мяча. Без этого нельзя играть в нашем стиле, тогда любая контратака соперника будет завершаться голом. В футболе атака и оборона всегда связаны. После потери мяча никто не дает тебе тайм-аут».

Пеп привел конкретный пример: «Если Делф располагается тут, а не тут (см. скриншот выше), то ситуацию невозможно контролировать. Дыра становится слишком большой. Соперник может наказать за это».

Делфу, по мнению Пепа, роль удается особенно хорошо: «Он чувствует себя естественно в центре поля, ведь он полузащитник. В прошлом сезоне Фабиан тоже был в составе, но я не додумался попробовать его на этой позиции. Я просто не думал о таком варианте. Только после травмы Менди я пришел к этому. Когда мы с мячом, он играет опорника. Он всегда собран и хорош в борьбе, поэтому может играть там».

Гвардиола завершил отличной самоиронией: «Все говорят, какой крутой Пеп, но если я такой крутой, почему я не додумался до этого раньше?».

Артета сделал Стерлинга и Сане лучше

«Команда не должна зависеть только от голов нападающего. Если вингеры тоже забивают и отдают, голов будет больше. В «Баварии» у меня был Арьен Роббен, который шикарно играет 1-в-1. Он много забивал и отдавал. Когда у тебя есть такие игроки, ты будешь часто побеждать. Когда же забивает только нападающий, будешь терять очки», – простые истины от Пепа. Стерлинг и Сане преобразились в этом сезоне.

«Микель Артета здорово помог обоим в игре перед штрафной. Оба прибавили в ситуациях 1-в-1. Мы никогда не запрещаем вингерам идти в обводку, если они удачно обработали мяч. Пусть идут – нестрашно, если даже потеряют мяч. Ребята оставались после тренировок для специальных упражнений по игре около штрафной. Эти ситуации имитировали эпизоды, которые часто возникают в матчах», – разъяснил менеджер «Сити».

Сейчас Стерлинг и Сане не только забивают, но и дисциплинированно соблюдают позиционные принципы Гвардиолы. Их задача располагаться очень широко, пока мяч не доставлен к чужим воротам. Гари Невилл объяснил (а Пеп подтвердил), что это идет еще от Кройффа, который так использовал сына Йорди и Стоичкова в великой «Барсе». Когда это расположение поддерживается остальной командой, соперник оказывается в безвыходной ситуации.

Если крайний защитник не выдвигается на Стерлинга, Рахим получает свободу.

Если выдвигается, то открывается зона для рывка де Брюйне.

Невилл называет эту ситуацию кошмаром для любого крайнего защитника. «Четверке защитников так труднее. Когда вингеры располагаются узко, их легче контролировать. Когда они широко, это трудно. Цель – сделать поле максимально большим, когда мы владеем мячом», – добавляет Пеп.

Второй ключевой аспект – выбор момента, когда вингер из широкой позиции подключается в штрафную. Гвардиола сказал, что тут почти все зависит от индивидуальных решений и даже уверенности игроков. Стерлинг, по мнению Пепа, дико прибавил в этом за последний год. 

На картинке выше тренер «Сити» отметил позиции, в которых Рахим оказывался в большинстве аналогичных эпизодов в прошлом сезоне. В этом он завершал их голами.

Кажется, Пеп не работает над контратаками

Гари Невилл вспомнил матч прошлого сезона, в котором «Сити» победил «Вест Хэм» 4:0. Это первый совместный матч пятерки КДБ-Сильва-Сане-Стерлинг-Жезус. «Сити» тогда разорвал соперника в быстрых атаках. Гари видел в этом переломный момент, в том числе в плане стиля (больший упор на скорость).

Пеп не увидел в этом комплимента и начал оправдываться: «Мы используем контратаки, но они никогда не были нашей главной идей. Мы контратакуем в удобных для этого эпизодах, а не провоцируем эти эпизоды специально. Когда в команде есть игроки с качествами Лероя Сане, Габриэла Жезуса и особенно Кевина де Брюйне, иногда нужно контратаковать. Это получается естественным образом. Мы контратакуем, только условия для этого создаются сами собой».

В следующем сезоне АПЛ важнее ЛЧ для «Сити»

На этот вопрос Гвардиола ответил быстрее и решительнее, чем на любой другой: «Если нужно выбирать, то премьер-лига. Даже не сомневаюсь. Большая ошибка думать: «АПЛ выиграли, теперь нужно Лигу чемпионов». Игра в премьер-лиге олицетворяет стабильность команды. Лига чемпионов слишком зависима от отдельных моментов, а они всегда будут важны, когда соперники настолько хороши.

У меня нет отчаянного желания выиграть Лигу чемпионов. «Барселона» впервые в истории выиграла ее в 1992-м. Алекс Фергюсон очень долго ждал первой победы. Таков этот турнир. Фокусироваться только на нем – ошибка, хотя, конечно, наша цель – попытаться его выиграть. Думаю, один из самых приятных отрезков прошлого сезона пришелся на ноябрь-декабрь. Люди заговорили, что мы реальный претендент на победу в Лиге чемпионов. Если люди говорят так, значит мы играем хорошо».

Это удобная точка зрения для тренера, который только что выиграл АПЛ, но она вполне состыкуется с тем, что он всегда повторяет. Качество игры важнее результатов, а оно лучше всего проявляется на дистанции.

«Даже в прошлом сезоне я был счастлив, так как за время в футболе я усвоил один урок. Иногда проигрываешь, иногда выигрываешь. Конечно, после поражений тебе грустно, но это часть игры. А не катастрофа. Лучший способ справиться с этим – следующая игра. В ней тоже можно проиграть, выиграть или сыграть вничью, но нужно постараться сделать так, чтобы мы были лучше соперника. Если мы действительно были лучше соперника почти во всем, я доволен».

Еще несколько мыслей Пепа

1) Пеп сказал, что структура «Ливерпуля» при владении похожа на структуру «Сити». Только там, где у «Сити» КДБ и Сильва, у «Ливерпуля» – Салах и Мане. Там, где у «Сити» Стерлинг и Сане, у «Ливерпуля» – крайние защитники. Обе команды в атаке используют одни и те же зоны (часто полуфланги), но из-за характеристик игроков делают это очень по-разному.

2) «Соперники теперь лучше нас знают. Они станут нас лучше контролировать. Многие команды теперь играют с 5 защитниками. Их труднее атаковать. Вероятно, в следующем сезоне мы будем сталкиваться с этим еще чаще».

Кажется, Пеп не лукавит. Игра в 5 защитников – неплохой первый шаг к нейтрализации его футбола. В последний сезон «Баварии» после яркой победы «Майнца» над Гвардиолой команды начали массово переходить на 3 ЦЗ специально под матчи с «Баварией». Из 11 последних соперников Пепа по тому сезону 8 использовали трех защитников. Нечто похожее случилось в конце этого сезона. Дэвид Вагнер (босс «Хаддерсфилда») перешел на тройку и здорово сдержал «Сити» на выезде.

3) Невилл спросил, насколько де Брюйне и Сильва близки к уровню Иньесты и Хави. «Это как выбирать между Дани Алвесом и Филиппом Ламом. Невозможно», – ответил Пеп. Гвардиола считает их слишком разными, но признал, что пара полузащитников «Сити» «близка» к уровню Хавиньесты.

4) Самое трудное решение, которое Гвардиола принял в «Сити», – отказ от Джо Харта: «Я знаю, насколько он профессионален, насколько хорош как вратарь и как важен для клуба».  

5) В конце программы Гвардиола подарил Невиллу чемпионскую футболку «Сити». Весь вечер он был в хорошем настроении и здорово шутил. Вот, например, отличная реакция на вопросах о 4 игроках «Сити» в списке лучших ассистентов.

Этот «Ман Сити» создан для рекордов. 100 очков, 106 голов – что еще?

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: Gettyimages.ru/Lynne Cameron; REUTERS/Carl Recine/Action Images

развернуть