Денис Романцов поговорил с Александром Крестининым

Александр Крестинин играл за юношескую сборную России против Андреа Пирло, сотрудничал в Тамбове с Жирковым, в Краснодаре с Тчуйсе и становился лучшим бомбардиром юношеского чемпионата России. Последние три года Крестинин тренирует сборную Кыргызстана, которая близка к первому в своей истории выходу на Кубок Азии. Мы встретились с Крестининым в Бишкеке.

- В конце девяностых вы застали приезд Жерри-Кристиана Тчуйсе в Россию. Как это было?

– К краснодарскому тренеру Хамзе Багапову приехал африканский менеджер Джозеф, маленький, толстый, губастый – привез целую команду камерунцев. Их заселили в общежитие института физкультуры, и они играли на зимнее первенство Краснодара. Я же только в феврале 1998-го очухался после травмы, полученной в «Ростсельмаше», не успел найти новый клуб и тоже стал поддерживать форму в городском чемпионате. В моей команде оказались Тчуйсе и другой камерунец Бруно Коанье. Мы всех выносили, а деньги нам платили такие, что я отказывался даже от предложений из второй лиги. К тому же у меня родилась дочь, и я не хотел никуда срываться. Кстати, когда мы обмывали рождение моей дочери, Тчуйсе два дня не мог уехать из моей квартиры. Говорили ему: «Да куда ты поедешь! Оставайся».

Когда мы отрабатывали удары и подачи, он выглядел несуразно – хоть с тренировки выгоняй. А на матч выходил – красавец. После товарищеской игры с «Черноморцем» их тренер Олег Долматов сказал: «Я забираю Тчуйсе». А чтоб ему скучно не было, взяли и Бруно Коанье – завернули на сдачу. Получив квартиру, Тчуйсе содержал там еще трех-четырех камерунцев.

- Вы отыграли сезон в Тамбове с Юрием Жирковым. Чем он вам запомнился?

– Еще в 2002 году Жирков хотел в ЦСКА (потому что болел за этот клуб и за «Барселону»), но его перехватил «Спартак». Он помчался туда в декабре 2002-го, потренировался, и услышал от Олега Романцева: «Поедешь с нами на сбор в Турцию». Но что-то не получилось – кажется, паспорт ему не успели сделать, «Спартак» особо и не напрягался на этот счет, и Жирков остался в Тамбове.

Семья у Юрки сложная, неблагополучная: родители сильно закладывали. Он уже получал какие-то деньги, и сделал на них ремонт – но только в своей комнате (он жил с родителями), а квартира так и осталась задрипанная. Мы таскали его с собой погулять, но он не пил ничего крепче томатного сока – по-моему, до сих пор не пьет. Он смотрел на родителей и говорил: «Я не хочу так же. Вдруг у меня генная предрасположенность к алкоголю. Хочу нормально жить и зарабатывать».

В Тамбове Жирков играл то на фланге, то под нападающими. Сколько раз такое было – казалось, ну все, просрал момент, а он убирал мяч под себя, обыгрывал двух-трех защитников и забивал. После тренировок говорил мне: «Сань, поподавай мне». Потом просил меня навешивать ему с центра поля, а сам становился на угол штрафной и бил с лета в одно касание. Я поражался: «Юр, зачем тебе это надо? В игре так ударишь – мы тебе яйца оторвем». – «Да нет, давай еще». Юра жил только футболом и игрой в Playstation, больше его тогда ничего не интересовало – даже телки. После того сезона он уехал в ЦСКА.

- Самый талантливый ваш партнер, кроме Жиркова?

– Артем Безродный в юношеской сборной России, где я играл два года. Перед вылетом в Белфаст на Milk Cup мы после первого тайма горели 0:3 дублю московского «Динамо». Наш тренер Александр Пискарев орет, мат-перемат: «Ни одной замены не сделаю! Насрали – сами и убирайте! Не дай бог проиграете!» Мы развели в центре поля, Безродный получил мяч, обвел всю команду и забил гол. 1:3. Минут через пять – штрафной. Безродный с левой – бам, 2:3. Уже неплохо. Так, правда, и закончили, и Пискарев в раздевалке заявил: «Пошли вы на х.й. Езжайте в Белфаст без меня». Мы спрашиваем второго тренера Морозова: «Что с ним?» – «Я его давно знаю, но такого с ним никогда не было». В итоге мы до последнего волновались – приедет Пискарев в аэропорт или нет.

Приехал. И мы выиграли Milk Cup.

- Безродный тогда уже был в «Спартаке»?

– Да, из луганского интерната он ехал в ЦСКА, но администратор «Спартака» Александр Хаджи его перехватил. Пробыв три-четыре дня в «Спартаке», Артем поехал на сбор юношеской сборной России в Адлере. Отпуская его, Хаджи дал ему шестьсот долларов: «Это тебе на апельсины. Отметишь день рождения». В сборной мы с Артемом жили в одном номере. Мне родители дали семьдесят долларов, а у него – почти в десять раз больше. Накупили пепси, бананы, нутеллу – и ложкой ее херачили. И пофиг на взвешивание.

- Ваша самая запоминающаяся игра за юношескую сборную?

– Первого марта 1995-го в отборе на Евро я вышел против Италии, за которую играл шестнадцатилетний Пирло. Для выхода в финальную стадию нужно было побеждать, но мы попали 0:1. Пирло и забил единственный гол, он тогда играл под нападающими. Матч проходил в городе Сора, девяносто километров от Рима. Была среда, но в Соре сделали выходной и на матче юношеских команд собрался полный стадион. Орали так, что мы в трех метрах друг от друга ничего не слышали. После той игры мы на день приехали в Рим, а город загажен – из-за того, что там состоялся матч Кубка УЕФА «Лацио» – «Боруссия».

До этого мы играли с итальянцами домашний матч в Селятино. Предложили им майками поменяться. «Не можем. У нас сломалась машинка, которая клеит номера». В Италии снова предложили. «Поменяемся?» – «Не вопрос». После игры подходим: «Ну, что?» – «Можем поменяться только шортами». – «Да нахер нам ваши шорты. Травите, что ли?»

Это была моя первая поездка за границу.

- Что привезли из Италии?

– Почти на все деньги купил девушке – будущей жене – золотой браслет, а потом подумал: блин, а брату с родителями что? Побежал на толчок: купил апельсины и майку Italia. Короче, всякую ерунду. Потом приехал домой радостный: смотрите, что привез.

- Победный турнир Milk Cup чем памятен?

– Мы полетели туда с одним вратарем. Второго в последний момент сняли с рейса – не было разрешения от родителей. В первой же игре нашего единственного вратаря удалили. Вторая игра – с «Блэкберном» (в турнире участвовали и клубы, и сборные). Поставили в ворота крайнего полузащитника Серегу Красноперова и после первого же удара с центра поля он пропустил.

Серега рос в какой-то промзоне в Ижевске, потом его посадили. Не знаю, что с ним сейчас.

А тогда в Белфасте мы попали в финале на «Фейенорд». Перед игрой стоим – и рассказываем друг другу, как мы их сейчас раскатаем, и раком, и боком. Вдруг парень в форме «Фейенорда» нам на чистом русском: «Ребята, полегче». – «Опа, братан, а ты как здесь?» – «Да я в десять лет в Голландию переехал. Был в «Аяксе», а потом в «Фейенорд» перешел». Я не запомнил его имя и не в курсе, стал ли он профессиональным футболистом. Помню только, что «Фейенорд» мы тогда обыграли по пенальти.

В нашей сборной был Жека Кораблев из «Динамо» – он рано сдулся из-за травмы. Братья Бодренко, которые потом перешли в мини-футбол. Рафик Зангионов – это первый, кто сбежал через Костю Сарсанию во Францию, в «Монпелье». Играл за нас и будущий судья Леха Еськов: его отец выступал за сборную СССР по футболу, а дядя возглавлял сборную России по гандболу. Ну, и, конечно, Гера Кутарба. Нереальный зверюга. Когда он приехал в сборную, его спросили: «Ты какого года?» – «А какой надо? У меня три паспорта».

Отличная банда сложилась в той сборной. После тренировок у Пискарева я приезжал в клуб и чувствовал себя бразильцем. Я тогда играл в первой лиге за краснодарский «Колос». Ставили задачу выйти в высшую лигу, но поменялся мэр города, и деньги закончились. Клуб стал банкротом, и шесть человек из «Колоса» отправили в Ростов. Андрюха Чичкин попал в «Ротор», а Костя Коваленко – огромный талант – вскоре оказался в «Спартаке».

- Коваленко забил через две минуты после первого выхода за «Спартак», но уже через несколько месяцев исчез из клуба. Почему он не раскрылся?

– В Краснодаре было так: Костя до пяти утра бухал, выходил в тот же день на игру, мы побеждали 7:0, а он забивал пять голов. Появилось ощущение, что так будет получаться всегда. Потом его и из «Ростсельмаша» выгнали за пьянку. Прошел с командой всю предсезонку, а, когда возвращались с последнего сбора, он нажрался в самолете и на выходе забыл пакет с очками за десять тысяч долларов и с ботинками – за шесть. Закричал: «Где мой пакет? Я столько бабок потратил!» Тренер Андреев увидел, в каком состоянии Коваленко, и сказал: «О, спасибо, до свидания». Зато потом Костя перешел в Новороссийск и всю Москву похоронил: забил по два мяча «Динамо» и «Локомотиву». Тренер Байдачный говорил на пресс-конференции: «Если б не игра Коваленко, я б его на..й выгнал». Костя очень талантливый был, но совсем не туда пошел. Последние годы работал тренером в академии «Краснодара», но три месяца назад его оттуда выгнали.

- Ваш сын занимался в академии «Краснодара». Почему он ее покинул?

– Он был в «Краснодаре», как в шоколаде. До двенадцати лет детей там развивают идеально (лучше, чем в академиях «Спартака» и ЦСКА, где я тоже видел тренировочный процесс). Но после двенадцати лет начинается тактика, а серб Марьянович, руководивший академией «Краснодара», в тактическом смысле – глухой. Он говорит про себя, что в двадцать четыре года стал профессором футбола. При этом сам не играл и не умеет играть. Когда тренеры академии начинали с ним спорить, он говорил им прямо при детях: «Встаньте в угол». Я видел, что Марьянович не развивает детей тактически, и забрал сына из академии («Чертаново» уже год его ведет – закончит школу, и будем думать, куда ему ехать). 

Только в прошлом году «Краснодар» впервые выиграл юношеский чемпионат России, а до этого краснодарская команда побеждала там только в 1994-м – со мной в составе. Меня тогда признали лучшим полузащитником, и с семью мячами я стал лучшим бомбардиром.

- Из той вашей команды кто-то пробился во взрослый футбол, кроме вас?

– Двое, но оба потом бросили футбол. Сане Саенко, выступавшему в Ростове и «Кубани», в игре попали мячом по яйцу. Опухоль. Яйцо отрезали, но опухоль появилась вновь. Сделали химиотерапию. Спасли, но он на этом деле спился. Второй парень, Андрюха Колосков, играл в Уфе, но с ним не продлили контракт и он ушел из футбола. Сейчас работает в охране природных ресурсов, подписывает охотничьи билеты.

- Вы поиграли во всех зонах второй лиги. Самое захватывающее, что там пережили?

– В Назрани задержали начало матча на пятнадцать минут, потому что президент Ингушетии опаздывал на стадион. Наконец, приехал, мы забегали, полный стадион зашумел. Приходим в раздевалку на перерыв, а в спине боль – будто пчела ужалила. Смотрим, майка порвана у одного, второго, третьего. Оказывается, в нас стреляли из воздушки. Нормально?

В 1999 году я играл за «Кубань», и тренер Ешугов платил нам премиальные, только если мы шли на первом-втором месте. У нас полкоманды поумирало из-за карточек и травм, осталось тринадцать человек. Два игрока вообще заболели рожей – это инфекционное заболевание, о котором мы тогда ничего не знали. Приехали во Владикавказ – к «Автодору», где играющим тренером был Юра Газзаев. Мы еле-еле ходили, но удерживали ничейный счет, а потом Газзаев выпустил сам себя на замену и стал орать на судью: «Ты чего делаешь? Давай придумывай!» Судья добавил восемь-девять минут, на 98-й мяч на метр-полтора вышел за лицевую, но игрок «Автодора» все равно отдал пас, Спартак Гогниев забил, и судья засчитал. Вот это было обидно. Наш тренер Ешугов тогда сказал: «Чувствуем себя хуже, чем проститутки. Нас вы…ли и не заплатили».

На матчи южной зоны мы в 1999-м ездили на автобусе – из-за чеченской войны иначе было нельзя. Хорошо хоть автобус был удобный – наш спонсор «Краснодарнефтегаз» купил подержанный Volvo с надписью «Для перевозки туристов из Швеции в Италию». А мы на нем проезжали четыре часа в день игры из Нальчика в Назрань.

Аэропорт же работал только в Моздоке. Когда улетали оттуда, задержались. Перед взлетом нас остановили. Пауза сорок-пятьдесят минут, а потом приземлилось два самолета с грузом 200.

- Где были самые тяжелые выезды?

– В дальневосточной зоне, где я играл за «Смену» Комсомольск-на-Амуре. Едешь четыреста километров на Хабаровска, и только там начинается выезд. Чтобы сыграть в Братске, нужно было из Хабаровска лететь в Иркутск, а потом десять часов ехать на автобусе.

До этого я играл в Оренбурге – в зоне Урал-Поволжье. Спросил перед первым выездом: «Сколько ехать?» – «Да тут рядом. Восемь часов на автобусе». – «Ни хера себе. А что ж тогда – не рядом?» – «Березники. Сорок часов». – «А что такое Березники?» – «Увидишь». Оказалось, едешь тридцать шесть часов в Березники, а потом идут тайга, химзона, зона «Белый лебедь» (исправительная колония особого режима для пожизненно осужденных). Заходишь в универмаг и там стоят шашки и шахматы, сделанные заключенными на зоне.

- Как вы попали в Кыргызстан?

– В Тюмени порвал связку, пропустил полгода, даже пресс нельзя было качать. От нечего делать решил выучиться на тренера. Узнал, сколько стоит обучение. Десять тысяч? Ну, ладно. Открыл сундук, собрал, что осталось, и сдал экзамены. Мне был тридцать один год. Предложений особо не поступало, и я поехал доигрывать в Кыргызстан, в «Нефтчи» Кочкор-Ата. Отопления не было, из-за холода я завтракал в шапке и куртке, и собрался домой. Купил партнерам по команде пива на прощание, а потом они выложили начальнику клуба: «Мы вчера выпивали, и Саня рассказал, что у него тренерская лицензия. Может, он и тренировать нас будет?» Я остался и в первый же год сделал «Нефтчи» чемпионом.

- Как отмечали?

– Нереально. У «Нефтчи» раньше вообще никаких медалей не было, а тут – золото. Обтянули «Камаз» баннером с надписью «Нефтчи – чемпион» и хотели посадить туда всю команду, чтобы устроить чемпионский парад по Джалал-Абадской области. Но я не сел: «На «Камазе»? Вы чего, травите?» Поехали на микроавтобусах, и в каждом из восьми районов нас встречали хлебом-солью.

Еще забавно, что тура за четыре до конца чемпионского сезона нам начали дарить баранов: «Братан, это от души!» А это здесь самый ценный подарок. В итоге на базе у нас паслось семь баранов. После чемпионства мы неделю дожидались премий за сезон. Пока ждали, зарезали и съели пять баранов. Помню, решили в дыр-дыр поиграть, прибегает повариха: «Сергеич, один баран отвязался и по базе бегает». Хохлы, игравшие в команде, залезли от страха на забор, а поймали барана местные ребята.

- Потом вы возглавили сборную Кыргызстана и при вас она впервые собрала аншлаг – на матче с Австралией. Как получилось, что даже ваша жена пробилась на трибуну только ко второму тайму?

– Моя жена вообще не пробилась, – говорит помощник Крестинина Игорь Кудренко. – Причем у жены с детьми были вип-билеты. Они два часа простояли около стадиона, дети рыдали, но так и не попали. Они втиснулись в очередь и их сдавили со всех сторон. Восьмилетний сын после этого год боялся ходить на стадион.

– А мои дети пошли на стадион раньше с тренером вратарей Закиром Джалиловым, – продолжает Крестинин, – зашли без проблем, а жена решила посмотреть Бишкек и, когда приехала на стадион, там уже толпилось столько народу, чтобы было не пролезть. Жена начала размахивать российским паспортом и кричать: «Я жена главного тренера!» Еле-еле дозвалась какого-то начальника, который провел ее сквозь толпу. Потом жаловалась: «Меня никогда в жизни так не лапали. Я там одному леща дала. А что делать? Это кошмар».

На стадион не попали даже австралийские болелы, прилетевшие в Бишкек. Главное – на ту игру мы летели из Бангладеша и пересеклись с этими болелами в Дубае. Они подбежали к моим игрокам: «О, мы летим в вашу страну. Нам интересна ваша культура». А мне сказали: «Слышь, сфотографируй нас».

Мы классно подготовились к тому матчу (я уговорил руководство федерации купить программу Instat за девять тысяч евро), нам пророчили поражение 0:8, но мы едва не сыграли вничью. На сорок третьей секунде мяч ударился перед вратарем об кочку и залетел в ворота. Мы нанесли двадцать три удара, из них семнадцать – из пределов штрафной, но проиграли 1:2.

- Зато через год одержали важную победу.

– Да, на 25-летие независимости Кыргызстана играли с Казахстаном – это пипец какое дерби, как Россия – Украина. У нас премия за победу – пять тысяч долларов на всю команду. У них – семь тысяч каждому. При этом мы еще и не могли собрать сильнейший состав. Когда мы брали сборную, у нас было два легионера. Теперь их семнадцать, и многих не отпускают в сборную. В итоге большинство игроков приехало только на предыгровую тренировку, но мы победили 2:0.

- Как в сборную Киргизии попали немцы Майер, Люкс и Бернхардт?

– Они сами на нас вышли, надеясь, что игра за сборную сделает им рекламу. Они родились в Кыргызстане, но всю жизнь провели в Германии, и своим немецким профессионализмом (питание, разминка итд) так подтянули наших ребят, что один из этих немцев сейчас даже не проходит в состав. Еще один немецкий киргиз Саша Мищенко три сезона провел в «Боруссии» Менхенгладбах, а в этом году сам попросился в наш клуб «Дордой»: «Можно я у вас годик поиграю? Я билет за свои деньги куплю». Один чудак сейчас в Америке проснулся. Прислал видео своей игры в студенческой лиге. Есть желающие играть за нашу сборную и в Турции, и в России (три человека).

- Почему не уговорили играть за вас вратаря «Локомотива» Антона Коченкова?

– У него российский и киргизский паспорта, но если он сыграет за нашу сборную, то в России будет легионером. Я летал к нему в прошлом году, когда он вернулся в «Локомотив» из «Томи». Он передал мне от Семина книжку с автографом и сказал: «Я мечтаю попасть в сборную России и могу это сделать только из московского клуба. Для этого мне надо вытеснить Гильерме. У меня отличные отношения с Семиным. Я должен был ехать в «Краснодар», но Палыч сказал: «Оставайся. Ты мне здесь нужен. Пусть едет Абаев».

Отборочный цикл Кубка Азии мы отыграем и без Коченкова, а вот если попадем в финальный турнир, то он нам уже понадобится. Но Кубок Азии будет только зимой 2019-го, к тому времени Антон уже будет понимать, что у него с «Локомотивом» и сборной России, и тогда мы вернемся к нашему разговору.

- Со сборной вы бывали во многих экзотических странах. Где было труднее всего?

– В Бангладеше едем на стадион в автобусе, а рядом – машина сопровождения с открытым кузовом. В нем два чудака: один с автоматом, другой с палкой – чтобы отгонять людей. А как мы заезжали в гостиницу? Наш автобус не помещался в поворот, сдал назад, врезался в кого-то, но водитель абсолютно не смутился и встал, как ему удобно.

– Рядом с дорогами в Бангладеше живут люди в картонных палатках, – добавляет Игорь Кудренко. – Мы ползем в пробке, а рядом человек справляет нужду. Другой эпизод: выглянули в окно в девять утра, а там такой ливень, что аж темно. Сливные сооружения забились мусором, и во время игры вода поднималась все выше и выше. Началось водное поло. Пацаны, сидевшие на скамейке, потеряли щитки и потом ныряли, чтобы найти их.

«Мне изменили возраст на два года. Я не боюсь в этом признаться». Интервью экс-игрока «Ювентуса»

развернуть

Ускользающая красота-2018.

6 января, Перу. Ралли «Дакар» уже 10 лет гоняет по Южной Америке, а в Южной Америке болельщики откуда-нибудь свисают даже в пустыне.

20 января, Барселона. Игра «Эспаньола» (Хави Фуего в центре), «Севильи» (Луис Муриэль и Стивен Нзонзи по бокам), света и тени.

15 февраля, Пхенчхан, Олимпиада. Произвольная программа французской пары Ванесса Джеймс – Морган Сипре. Следите за руками.

22 февраля, Олимпиада в Пхенчхане. Корейская авария в финале женского шорт-трека.

8 марта, Флоренция. Похороны капитана «Фиорентины» Давиде Астори. Защитника нашли мертвым в отеле накануне матча с «Удинезе». Причина смерти – проблемы с сердцем, в непредумышленном убийстве обвиняют двух врачей. Астори был всего 31 год.

29 марта, Мельбурн. С таким пейзажем не очень важно, кто и во что играет, но это австралийский футбол и матч парней до 19 лет.

15 апреля, автралийский Голд-Кост, турнир по настольному теннису в рамках Игр Содружества. Подает англичанин Сэмюэл Уокер.

2 мая, Бостон, после бейсбола. Местные Red Sox обыграли Канзас, героя матча Муки Беттса обливает водой его партнер по команде. Будут и другие жертвы.

6 мая, Лондон. Последний матч Арсена Венгера на родном стадионе.

9 мая, Буэнос-Айрес. Фанаты «Боки Хуниорс» празднуют на своем стадионе чемпионство, которое команда только что добыла на чужом. На выездные матчи болельщиков в Аргентине не пускают – и мы чуть позже поймем почему.

11 мая, Сидней, регби.

12 мая, Гамбург. Реакция фанатов на первый в истории вылет из бундеслиги.

17 мая, Рим. Псевдоантичные скульптуры эпохи Муссолини вместе со зрителями смотрят теннис на «Форо Италико».

19 мая, Матозиньюш, ралли Португалии.

19 мая, Торонто. В бою Адониса Стивенсона и Баду Джека прилетело судье.

20 мая, опустевшая сцена в Барселоне. Андрес Иньеста прощается с «Камп Ноу» после 22 лет в клубе.

28 июня, Калининград. Англия против Бельгии, вид сверху.

1 июля, «Лужники». Нога Акинфеева выводит Россию в четвертьфинал чемпионата мира.

3 июля, Лондон. Ужас английских болельщиц: в 1/8 финала Колумбия только что сравняла счет на 93-й минуте. Все будет хорошо.

В Кливленде в это время свой ужас – там опять прощаются с Леброном.

7 июля, Санкт-Петербург. Балерина, подсматривающая за футболом, – символ того, что случилось с Россией прошлым летом.

13 июля, «Лужники» ждут финал.

15 июля, дождались. Марио Манджукич забивает в свои ворота.

Знаменитая сцена с зонтиком на награждении.

4 августа, Глазго. Испанские синхронистки на чемпионате Европы.

18 августа. Лицо Александра Емельяненко после боя с Тони Джонсоном.

24 августа, Копенгаген. Американец Энди Джонс прыгает (в воду) с 27-метровой вышки, установленной на крыше Оперного театра.

26 августа, Гран-при Бельгии. Болид Фернандо Алонсо пролетает на головой Шарля Леклера. Все целы: монегаска спасло гало.

8 сентября, истерика Серены Уильямс в финале US Open.

15 сентября. Джуди Маррей радуется победе сына в матче Кубка Дэвиса.

6 октября, Лас-Вегас. Бой Хабиба и Конора не мог закончиться так просто.

8 ноября. Денис Глушаков – один против «Рейнджерс» и своих фанатов.

10 ноября, Лестер вспоминает разбившегося владельца.

Спасибо, что пережили этот год с нами.

Фото: REUTERS/Andres Stapff; Gettyimages.ru/David Ramos; РИА Новости/Александр Вильф; Gettyimages.ru/Richard Heathcote; REUTERS/Alessandro Bianchi; Gettyimages.ru/Scott Barbour/AFL Media, Mark Metcalfe, Tim Bradbury; REUTERS/Matthew Childs/Action Images; Gettyimages.ru/Marcelo Endelli, Mark Kolbe, Alex Grimm/Bongarts, Dean Mouhtaropoulos; EPA/Nikos Mitsouras/EPA-EFE/Vostock Photo; Gettyimages.ru/Vaughn Ridley, David Ramos, Matthias Hangst, Dan Mullan, Leon Neal, Angelo Merendino; REUTERS/Anton Vaganov; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths; REUTERS/Pawel Kopczynski; globallookpress.com/Christian Charisius/dpa; Gettyimages.ru/Ian MacNicol; РИА Новости/Владимир Астапкович; Gettyimages.ru/Dean Treml/Red Bull; REUTERS/Francois Lenoir, Danielle Parhizkaran/USA TODAY SPORTS; Gettyimages.ru/Clive Brunskill, Josh Hedges/Zuffa LLC/Zuffa LLC; РИА Новости/Григорий Сысоев; Gettyimages.ru/Ross Kinnaird, Lindsey Wasson;

развернуть

Дудь съездил в Исландию и понял, почему мы все за нее болеем.

Я гонял в Исландию в ноябре 2017 года – чтобы поделиться впечатлениями перед тем, как ее дивная сборная приедет в Россию. На старте чемпионата мира наш сайт был забит самым разным контентом, поэтому я отложил текст до решающего матча исландцев. Уже завтра этот матч случится: чтобы остаться в турнире, им надо уверенно хлопнуть Хорватию и дождаться благоприятного результата в параллельном матче Нигерия – Аргентина.

У чемпионата мира по футболу может быть много педагогических эффектов. Один из них (все народы по-своему прикольные; всем хочется не воевать, а дружить и веселиться; ксенофобия и закрытые границы – кал) мы можем наблюдать по всей России, но в первую очередь – на московской улице Никольская. Другой эффект – мотивационный. Турнир с аудиторией в 3 миллиарда теле- и просто зрителей доказывает: путь к покорению мира может стартовать из самых далеких, самых неизвестных, самых противопоказанных твоему ремеслу мест.

Сборную Исландии на чемпионат мира впервые привез Хеймир Хадльгримссон – тот самый стоматолог, который ассистировал шведу Ларсу Лагербеку на выдающемся Евро-2016. Хеймир родился и всю жизнь прожил на острове, на котором обитает всего 4000 человек и который 45 лет назад чуть не уничтожило извержение вулкана. Я слетал на этот остров и убедился: не так важно, где твоя жизнь началась; важно – как ты с этой жизнью справился.

Вестманнаэйяр – россыпь крошечных кусков суши под брюхом у основного острова Исландии, единственный обитаемый из них – Хеймаэй. Добираться туда – или паромом (два часа из Рейкьявика на машине до южного порта, оттуда – еще час вплавь), или турбовинтовым самолетом. Прямо в центре Рейкьявика разбит региональный аэропорт, из которого гоняют вот такие маршрутки с крыльями:

 

Билет, как и все в Исландии, космически дорогой (9700 рублей за 20 минут полета в одну сторону), посадочный талон – как кассовый чек из ларька с мороженым. Всего 20 минут в воздухе – и под тобой вот такая красота:

Главное впечатление, которое турист, особенно русский, привозит из Исландии – это не северное сияние и не выдающиеся океанические пейзажи. Главное впечатление – устроенность более или менее всего вокруг. 350 тысяч человек обитают на куске льда, мало пригодном для нормальной жизни, но каким-то образом обустраивают все настолько достойно, что ты нигде и никогда не забываешь: ты – человек, а вокруг тебя люди. Крошечные населенные пункты вроде Хеймаэя – идеальное место, чтобы такие впечатления собирать. Например, аэропорт. Из него летают только кукурузники на 20 пассажиров, его площадь – меньше продуктового магазина в соседнем подъезде, внутри – то ли один, то ли полтора сотрудника. Но при этом – модный дизайн, вкуснейший запах дерева и кофе.

Или общепит. Открываешь дверь в 8 утра, бросаешь взгляд на прилавок – и невозможно поверить, что ты в деревенском кафе.

«Кто-то там – настоящая достопримечательность города» – штамп, за который полиция журналистики справедливо дает пожизненное, но в случае с Хеймиром это не фигура речи, а буквально так.

«Во время Евро-2016 здесь было очень людно, – вспоминает он, сидя в гостиной своего трехэтажного дома. – Водители туристических автобусов, когда проезжали этот перекресток, говорили: «Тренер нашей сборной живет здесь». Его просили остановиться, чтобы сделать фотографии. Сейчас так тоже происходит, иногда туристы стучат в дверь: можно фотографию? Давайте».

До этого мы виделись ровно два раза, не водили хороводов и не исполняли викинговую хаку, но Хеймир встречает меня в аэропорту Острова Западных Людей около 7 утра. Через полдня, уже поговорив о футболе и покатав меня по острову, он удивляет еще больше. Я очень хочу съездить в музей Извержения-1973, и он просто отдает мне свою Kia Sorento.

– Эээ, и что, у вас никаких опасений?

– Никаких. Как я понимаю, по Рейкьявику вы ездите на арендованной машине – значит, права есть. Если вы про угон, то напомню: мы на острове. Куда вы на ней уедете? В Москву?

Стоматологический кабинет Хеймира находится в том же доме, где он живет, – просто вход сделан с обратной стороны. Хеймир – и владелец бизнеса, и непосредственно специалист, но в последнее время не практикует: он выписывает другого дантиста, который пару раз в неделю прилетает сюда с большой земли.

– Но иногда на работу выхожу и я. Это полезно, потому что поддерживает моторику пальцев. Потому что сегодня ты тренер, а завтра можешь проснуться без работы – здорово, если есть куда переключиться. Ну и потому что я люблю людей, которые на этом острове живут: встреча и общение с ними один на один доставляет мне удовольствие. А, еще отличное отвлечение от футбола. Кто-то, чтобы подумать принципиально о другом, занимается гольфом или рыбалкой. Я же делаю две вещи: во-первых, лечу зубы, во-вторых, каждый день в полдень хожу в горы – ровно на час. Свежий воздух, невероятные виды и лекции по психологии в наушниках.

– Что сейчас приносит вам больше денег: работа дантистом или тренером сборной?

– Поскольку мы отобрались на ЧМ – наверное, работа в сборной. Но и когда я тренировал клуб, и когда был ассистентом в сборной, – моим основным заработком была, конечно, работа дантиста. Именно поэтому моя мама говорила: «Бросай футбол! Ты потратил 6 лет на университет. Ты потратил много денег, чтобы открыть кабинет. Ты заработаешь гораздо больше, если сосредоточишься на этой работе». Но футбол – страсть. А когда работа – страсть, ничего не может быть лучше.

Согласно рейтингу зарплат тренеров ЧМ-2018, который этой весной составил голландский канал Zoomin TV, футболом Хеймир зарабатывает 700 тысяч евро в год. По данным агентов, работающих на исландском рынке и общавшихся со Sports.ru, его оклад в полтора-два раза ниже.

Чуть позже я узнаю, что мультизадачность – вполне обычная для Исландии штука. Настя – выпускница журфака МГУ и в прошлом корреспондент «РИА Новости» – два года назад вышла замуж за исландца и переехала к нему в Рейкьявик. Пока ее дети оттачивают растяжку в секции капоэйры, мы пьем чай в китайском ресторане неподалеку:

«В Исландии очень маленькая разница в оплате квалифицированного и неквалифицированного труда, поэтому люди не сильно парятся, где и кем работать. Многие постигают десятки профессий за всю жизнь. Плюс какими бы высокими зарплаты здесь ни казались нам (хотя мне они такими давно не кажутся), цены настолько высоки, что вынуждают людей работать на нескольких работах одновременно. Так что кто-то может с утра работать в банке, а вечером подрабатывать, к примеру, администратором в бассейне. Так что смело можно сказать: это нация трудоголиков, которые с виду расслаблены и вообще не напрягаются.

Работать многие исландцы начинают лет с 14. Это очень заметно, когда приходишь в супермаркеты – иногда на кассах сидят дети. Ну и при этом я никогда не замечала никакого снобизма со стороны тех, кто занимается чем-то, с нашей точки зрения, «респектабельным», по отношению к тому, кто работает уборщиком в бассейне.

Я как-то обратила внимание на бейджик девушки-кассира в супермаркете. Ее звали Сигур Рос, она была красавица. Рассказала об этом своему местному русскому одногруппнику, а его что-то дернуло отыскать ее на фейсбуке. Особ с таким именем там оказалось немного, прямо красавица – одна. Я посмотрела на ее патроним (отчество, которые заменяют исландцам фамилии – Sports.ru) и поняла, что это та самая младшая сестра Йонси, в честь которой он группу назвал (Sigur Ros, всемирно известная пост-рок-группа из Рейкьявика – Sports.ru). А до работы на кассе супермаркета она была продавцом-консультантом в Zara.

А еще тут все любят учиться. Хорошие профсоюзы на это тоже иногда денег дают. В университетах Рейкьявика то ли 20, то ли 30 тысяч студентов (население самого города – 125 тысяч). А когда пишут про исландскую систему образования, в графе «возможный возраст студентов ВУЗа» обычно указывают: от 20 до 99 лет». 

Высокие зарплаты – это около 100 тысяч рублей как минимальная при полном рабочем дне или 200 тысяч у среднего офисного сотрудника. Высокие цены – это 60 тысяч рублей за месячную аренду студии, если ты студент (около 100 тысяч – для всех остальных); 1000-1200 – за килограмм куриного филе в магазине, 300 – за проезд в автобусе, от 100 – за хлеб.

***

Не все помнят, но Исландия отобралась в Россию из самой плотной группы европейского отбора: Турция, Украина, Хорватия, Финляндия и Косово. Отобралась – с первого места. Хеймир вспоминает: 

– Евро-2016 был историческим достижением для нашего футбола, это был большой праздник, это была грандиозная вечеринка. А после любой вечеринки самое сложное – взять первое пиво. Все было очень новым. Для начала мы не очень хорошо сыграли с Украиной. Потом не сыграли хорошо с Финляндией. 0:1, 1:2, 2:2 на 91-й минуте и победный гол только на 96-й. Уже потом довольно легко победили Турцию – 2:0. Мы начали тяжело, но медленно-медленно становились лучше.

Главное изменение после Евро-2016 – многие команды стали играть против нас по-другому. Мы привыкли, что все команды давят на нас, а мы играем на контратаках. Теперь они отдают нам мяч и играют очень глубоко – так, как никогда бы не стали делать до Евро-2016. Возможно, впервые оппонент сказал: «Окей, они хороши. Отойдем-ка назад». Они стали играть как мы. Наши игроки привыкли делать все быстро – одно, два, три касания. Мы не та команда, которая владеет мячом. И чем ближе было к концу матча, тем сильнее мы торопились.

Поэтому сейчас, если мы с мячом, мы должны играть с extra time mentality, как будто это компенсированное время. Играть, как будто осталось 3 минуты: пасуй в штрафную – туда, где можно забить; будь в том месте, откуда можно забить; но не катай мяч из стороны в сторону, потому что это уже не Исландия.

– Штука, которой вы научились за последние два года?

– Не меняться. Оставаться как можно более таким же, как был, даже если в твою жизнь пришли успехи. Некоторых успех пьянит, но для Исландии важно понимать, почему мы выигрываем матчи. Это не ракетостроение, это командная работа, это характер. Нам нравится быть лучшими не во всем футболе, а в его определенных участках. Лучшими в обороне. Лучшими в стандартах. Лучшими в организации. Лучшими в hard-working. Наши отличительные черты очень понятны. И очень просто, когда у тебя появляются результаты и внимание извне, начать думать, что ты – это что-то большее, чем есть на самом деле. Ты покидаешь зону, в которой ты хорош, и пробуешь себя там, где ты хорош недостаточно. Все наши неудачные игры – это когда мы пытались быть кем-то другим, не собой.

Мы группа игроков и тренеров, которые должны работать вместе. Если у кого-то задирается нос, команда перестает быть командой. Особенно во времена, когда деньги уничтожают все подряд, когда ты хочешь контракт побольше, когда хочешь быть героем, очень важно жить по одинаковым правилам. И тренеру, и игрокам. Это и есть мы. Поэтому даже если наш футболист забивает два гола, он всегда – всегда – благодарит команду.

Почему Исландия так популярна в России, Китае, США? Потому что людям нравится поддерживать трудяг. В них они видят себя. Я не буду называть фамилий, но в современном футболе есть luxury-игроки, которые могут, например, не отрабатывать в защите. Но настоящую связь люди чувствуют именно с трудягами – такими же простыми, как они сами.

Каждый тренер ищет в команде человека, который готов пожертвовать собой ради команды. У меня в команде таких игроков 11. Если вы переведете любое интервью наших игроков, во всех будет не «я сделал», а «мы сделали». Все понимают: у нас не так много индивидуального мастерства, как у Испании, Германии, Украины или Турции. Только вместе мы можем сделать что-то особенное.

***

Хеймир проводит экскурсию по острову. Начинает со стадиона, на котором обитает местный клуб IBV. Именно его – то женский, то мужской составы – он тренировал больше 10 лет перед тем, как получил работу ассистента исландской сборной. На дворе – ноябрь, местная лига давно определила чемпиона, ветер лупит по лицу.

Еще два года назад мы узнали: исландцы пересобрали свой футбол ровно тогда, когда спрятали людей и от ветра, и от прочей хмуры местного климата в манежи. Один из них разбит в 50 метрах от главного стадиона города. Его двери открыты для всех желающих, но надо подстраиваться под тренировки – они начинаются с окончанием школьных занятий. Когда в 8 с чем-то утра мы открываем дверь, видим пожилого человека в вязаной шапке и рукавицах, который нарезает круги вокруг поля: «Утренняя зарядка». Хеймир здоровается с ним за руку и обменивается парой фраз – так же, как сделает абсолютно с каждым человеком, которого мы встретим на острове в этот день.

Спустя несколько часов мы вернемся сюда и увидим, как тренируются дети (половина – девочки). Как только Хеймир ступит на поле, тренировка прервется, и 5-7-летние дети побегут к нему как к давнему корешу.

– Я всегда говорю: вероятно, у меня лучшая тренерская работа в мире. Ты тренер страны, которая впервые едет на ЧМ. Ты тренер команды, в которой игроки поддерживают друг друга – а это лучшие игроки, с которыми можно работать. Ты тренер команды, у которой невероятные отношения с болельщиками – ну, вы сами видели. Ты тренер команды, у которого отношения с медиа такие, каких нет ни у кого в мире.

Пример: мы играли очень важный матч против Турции. Перед игрой один из наших игроков давал интервью, где, по сути, пересказал наше тактическое занятие: наш соперник плох тут, тут и тут, это, это и это мы собираемся использовать – то есть буквально рассказал план на игру. Я позвонил журналистам: «Парни, вы можете не давать это в эфир?». До эфира оставалось 5 минут, но они отменили сюжет. Не представляю, где еще такое возможно.

– Но это же цензура.

– В некотором смысле – да. Но если бы мы рассказали об этом, вполне возможно, что Турцию мы бы не обыграли. Журналисты выигрывают матчи с нами. Они имеют доступ в команду, а мы имеем возможность исправлять наши ошибки. Мы – группа исландцев, у которых общий интерес: достичь чего-то очень большого.

– Что вам не нравится в современном футболе?

– Это не про футбол – скорее про нынешнее время. У детского мышления примерно такие ориентиры: загляните в мой инстаграм, посмотрите на меня, посмотрите на мою новую футболку, я счастлив. Я. Я. Я. И в такое время заниматься командным спортом, командной работой довольно тяжело. В мире, где все про Я, очень тяжело помнить про МЫ. Решать этот вопрос – очень важная тренерская задача, особенно в работе с детьми.

В мире, где за индивидуальность платят так много, значение коллектива теряется. Рингельман вывел закон группы: чем больше людей у тебя в группе, тем меньше продуктивности каждого человека. Когда у тебя фокус на индивидуальности, этот закон работает и в футболе: чем больше акцента на звезде, тем меньше продуктивность команды. Люди думают о том, как бы сделать что-то самим, а не сделать что-то великое вместе. Именно это меня и волнует, особенно в работе с детьми.

Хеймир произносит это ровно за полгода до того, как мир узнает о Рюрике Гисласоне. Футболист «Зандхаузена» (11-е место во второй немецкой бундеслиге) вышел на 30 минут матча против Аргентины и так понравился миру, что на его инстаграм за сутки подписалось больше 300 тысяч человек (изначально подписчиков было около 30 тысяч), а через неделю он пробил 1 млн (это в три раза больше всего населения Исландии).

Впрочем, персональная героизация в исполнении окружающих касается и самого Хеймира. Когда чемпионат мира будет в разгаре, в честь знаменитого соседа на острове сварят специальный сорт пива. 

***

Родной клуб Хеймира IBV – исландский середняк. Клубу 115 лет, но чемпионат Исландии он выигрывал только три раза, в последнем сезоне финишировал 9-м, зато выиграл Кубок страны и квалифицировался в Лигу Европы. Но еще в региональных исландских аэропортах я понял: небольшой не значит неухоженный – в офисе IBV все максимально стильно. В буфете – фотографии футболистов и футболисток, уезжавших из клуба в видные европейские лиги. Под одной из рамок – четыре горячие леди празднуют чемпионство-2004. Вторая справа – Ирис, жена Хеймира.

Вот тут – тоже она, только 13 лет спустя. Если бы герои этого фото отошли чуть в сторону, можно было бы разглядеть вулкан Эйяфьядлайекюдль – до недавнего времени главную исландскую суперзвезду. Это он так пыхнул пеплом в 2010 году, что на несколько дней остановил авиасообщение во всей Европе. Вулкан находится на большом острове Исландия, но в южной его части, поэтому прекрасно виден из гостиной Хеймира.

Местный вулкан зовется Эльдфетль, 45 лет назад он едва не погубил весь остров. Темной январской ночью 1973 года случилось извержение, которое отправило в срочную эвакуацию все население, а сам город покрыло многометровым слоем черного пепла.

– Мне было 5 лет, – вспоминает Хеймир. – Нам повезло, что в порту были пришвартованы рыболовные суда, все жители были спасены. Лава шла медленно, но поглощала дома. Мы были на острове Исландия и ждали: дойдет она до нашего дома или нет. Не дошла. Все были уверены, что эвакуация затянется всего на пару дней, но возвращаться домой люди стали только через четыре месяца.

В память об извержении, из-за которого погиб один человек (когда извержение закончилось, он вернулся домой, зашел в подвал и задохнулся углекислым газом), исландцы построили музей. Причем сделали это максимально эффектно – отгрохав очень современное и очень технологичное здание вокруг разрушенного лавой дома. Внутри – настоящий пепел того самого извержения.

Просто напомню: этот музей построен и ежедневно работает на острове, где живут 4000 (четыре тысячи) человек.

***

Хеймир провожает меня в аэропорт и рассуждает о миссии современного тренера – неважно, национальной сборной или подростковой команды:

– В XXI веке спорт, особенно командный, становится таким важным, каким не был никогда. Потому что благодаря техническому прогрессу мы двигаемся все меньше и меньше. Плюс мы все меньше и меньше общаемся с другими людьми – потому что это можно делать через телефон или компьютер. Что-то с этим сделать может командный спорт. Потому что чтобы добиться чего-то – хоть в спорте, хоть в бизнесе – тебе нужно уметь работать в команде.

– Фанатов сборной Исландии обожает весь мир. Расскажите о самой трогательной встрече с ними?

– Наш сын поступил в университет, поэтому мы купили квартиру в Рейкьявике и большую часть недели проводим там. В соседнем доме живут два мальчика – им, вероятно, 8 и 6 лет. Однажды я нашел в почтовом ящике письмо от них. «Мы оба безумно любим Гильфи Сигурдссона, – писали они там. – Мы бы очень хотели получить что-нибудь из его одежды. У меня есть 1500 крон (900 рублей – Sports.ru), у моего брата – 1200 (700 рублей). Это все наши деньги. Тренер, не могли бы вы что-нибудь нам продать?». Продать, хаха. Я пошел в офис Футбольной ассоциации, взял две футболки, мы оставили на них автографы, и через пару дней я занес им домой. Все деньги – за сборную! Это тронуло меня в самое сердце.

Спустя полгода во втором матче группового турнира ЧМ-2018 Исландия будет гореть Нигерии 0:2, но за 6 минут до конца получит право на пенальти. К мячу подойдет полузащитник «Эвертона» Гильфи Сигурдссон, махнет выше и погрузит свою команду в большие проблемы: этот гол вряд ли спас бы исландцам ничью, но мог бы пригодиться в будущем – для дополнительных подсчетов в очень запутанной группе D. 

Как на этот промах отреагировали пацаны, которых одарили футболкой Сигурдссона, и как они смотрят на заключительный тур группового турнира, я примерно понимаю. Выгружая меня у аэропорта, Хеймир тянет ладонь для прощального рукопожатия и дает что-то вроде установки: 

– Вы пробыли в Исландии несколько дней и наверняка почувствовали: мы очень оптимистичные. Мы действительно думаем, что можем достичь всего.

развернуть

Сейчас будет грустно.

Андреа Пирло (38 лет, последний клуб – «Нью-Йорк Сити»)

«Нью-Йорк Сити» вылетел в первом же для себя раунде плей-офф МЛС. Это значит, что шансов увидеть Пирло не в матче ветеранов у нас больше нет. Великий итальянец потдтвердил, что завершил карьеру.

Если вы вдруг забыли, за что мы любим Андреа Пирло.

Скотт Паркер (36 лет, последний клуб – «Фулхэм»)

Центральный полузащитник, который установил рекорд АПЛ, поиграв в ней за 5 лондонских клубов («Чарльтон», «Челси», «Вест Хэм», «Тоттенхэм», «Фулхэм»). В начале 2010-х считался лучшим английским опорником и стал игроком года в премьер-лиге по версии журналистов – несмотря на то, что его «Вест Хэм» закончил сезон на последнем месте. Теперь будет работать тренером одной из юношеских команд «Тоттенхэма».

Пол Робинсон (37 лет, последний клуб – «Бернли»)

Вратарь сборной Англии, над которым в 00-х смеялись не так сильно, как над его коллегами. Был основным на ЧМ-2006, с «Лидсом» играл против «Барселоны» и «Реала» в ЛЧ, забивал за «Тоттенхэм», вылетал из АПЛ с «Лидсом» и «Блэкберном» и выбирался в АПЛ с «Бернли».

Альваро Арбелоа (34 года, последний клуб – «Вест Хэм»)

Незвездный крайний защитник, который выиграл все на свете с мегазвездными «Реалом» и сборной Испании. Наверняка представляет себе, почему его запомнят в Испании и Англии (в «Ливерпуле», не «Вест Хэме»), и не представляет – почему в России.

Алекс Маннингер (40 лет, последний клуб – «Ливерпуль»)

Австрийский вратарь, который так и не вырос в того, в кого обещал у Арсена Венгера в конце 90-х, и сменил в итоге полтора десятка команд, среди которых оказались «Арсенал», «Ливерпуль» и «Ювентус». Можете начинать себя бояться, если без википедии назовете остальные 11.

Томас Соренсен (41 год, последний клуб – «Мельбурн Сити»)

Даже если вы не смотрели АПЛ в нулевые, наверняка знаете, что там играл Томас Соренсен. У датского вратаря больше 400 матчей в премьер-лиге («Сандерленд» с Куинном и Филлипсом, «Астон Вилла» с Барри и Анхелем, «Сток» с Делапом и Фуллером) и больше 100 матчей за сборную Дании (2 чемпионата мира и 2 чемпионата Европы).

Тиагу Мендеш (36 лет, последний клуб – «Атлетико»)

Умный центральный полузащитник, который поиграл за «Брагу», «Бенфику», «Челси», «Лион» и «Ювентус» прежде чем стать легендой мадридского «Атлетико». В конце прошлого сезона признался, что больше не готов играть на таком уровне, трогательно попрощался с болельщиками, но остался в клубе – помощником Диего Симеоне.

Мартин Демичелис (36 лет, последний клуб – «Малага»)

Аргентинский центральный защитник, который главные годы карьеры провел в «Баварии», 4 раза выиграв бундеслигу, потом уехал в Испанию, вслед за Мануэлем Пеллегрини оказался в Англии и, взяв с «Ман Сити» еще один чемпионский титул, вернулся в Испанию. 

Мичу (31 год, последний клуб – «Овьедо»)

Дебютный сезон в «Суонси» Микаэля Лаудрупа был выдающимся – Мичу взоравал АПЛ и тогда казалось, что он совсем скоро окажется в топ-клубе. В итоге Мичу совсем скоро оказался в 4-м испанском дивизионе – травмы и сопутствовавшие им проблемы безнадежно поломали карьеру, обещавшую так много.

Антонио Кассано (35 лет, последний клуб – «Верона»)

Самое скучное лето этого года проводит точно не Антонио Кассано. В июле итальянский форвард, не игравший в приличный футбол больше года, перешел в «Верону», через несколько дней после этого объявил о завершении карьеры, тут же передумал, провел пару предсезонных матчей и снова объявил о том, что закончил с футболом. Жена Кассано при этом написала в соцсетях, что муж ищет новый клуб – и мужу пришлось ее опровергать. В общем, примерно такой же получилась и вся карьера Кассано – нескучной, драматичной, но обидно бестолковой.

Франческо Тотти (40 лет, первый и последний клуб – «Рома»)

В июне Тотти обнадежил своих фанов, сказав, что не сказал, что уже точно завершил карьеру, но в июле эти надежды рухнули.

Тотти завершил карьеру. Рим поклоняется императору

Анджело Паломбо (35 лет, последний клуб – «Сампдория»)

Центральный полузащитник, который начинал в «Фиорентине», а потом 15 сезонов провел в «Сампдории». Со сборной ездил на Олимпиаду-2004 (бронза) и ЧМ-2010.

Симоне Пепе (33 года, последний клуб – «Пескара»)

Атакующий полузащитник, который 4 раза выигрывал скудетто с «Ювентусом», но полноценно поучаствовал только в первой из этих побед.

Филипп Лам (33 года, «Бавария»)

«Возможно, самый умный игрок», которого тренировал Хосеп Гвардиола. Возможно, лучший немецкий защитник ХХI века.

«Я не мог даже просто бегать». Что пережил Филипп Лам

Хаби Алонсо (35 лет, последний клуб – «Бавария»)

Про него вы тоже все знаете: выигрывал ЛЧ с «Ливерпулем» и «Реалом», бундеслигу с «Баварией», чемпионаты мира и Европы с Испанией и играл с Валерием Карпиным в «Реал Сосьедаде».

«Сделать хет-трик и попасть на обложку – не мое». Мы все обожаем Хаби Алонсо

Клеменс Фритц (36 лет, последний клуб – «Вердер»)

Правый защитник, который был вторым в чемпионате Германии, Кубке Германии, Кубке УЕФА (все – с «Вердером») и на Евро-2008 (со сборной). Неудивительно, что в начале карьеры играл за «Байер».

Дирк Кюйт (36 лет, последний клуб – «Фейеноорд»)

Форвард, по которому мы будем скучать.

Виталий Калешин (36 лет, последний клуб – «Краснодар»)

Крайний защитник, который с «Рубином» становился чемпионом России и обыгрывал «Барселону».

10 лучших футболистов, родившихся в Краснодарском крае

Александр Кержаков (34 года, последний клуб – «Зенит»)

Почему мы никогда не забудем Александра Кержакова

Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/Bongarts, Jamie McDonald, Juan Manuel Serrano Arce, Alex Livesey, Hagen Hopkins, Giuseppe Bellini, Dean Mouhtaropoulos; Global Look Press/imago sportfotodienst, Mutsu Kawamori/AFLO, Maria Jose Segovia/ZUMAPRESS.com; instagram.com/michuoviedo9; REUTERS/Mike Blake, Eddie Keogh; instagram.com/angelopalombo17; hellasverona.it; РИА Новости/Алексей Даничев, Владимир Песня; globallookpress.com/Brooks Von Arx

развернуть

Пожалуйста, не уходи. 

Самый грустный и самый красивый праздник в истории современной России. Над «Лужниками» разрывался пурпурный салют, по трибунам прыгали болельщики без футболок, небо дважды содрогнулось громом и вылило все, что у него было. Все, что мы накопили за месяц чемпионата, что полюбили, что научились ценить и что потеряем уже завтра. Чемпионат мира в России – магия, которую ни я, ни вы не испытывали никогда.

Поэтому сразу после свистка тело покрывалось мурашками, а из глаз лились первые после проигранного четвертьфинала слезы, в голове вращались воспоминания: поезд с аргентинцами, столовая с колумбийцами, РОССИЯ, наш лучший чемпионат мира. 

Обычно все самое красивое происходит под ливнем. Победа сборной Франции – как раз такая. Сама победа далека от зрелищной и похожа на дворовую. Но награждение, затяжной праздник на французской трибуне, скольжение мокрых игроков по мокрому газону, залитый дождем Дешам в окружении семьи – это так же красиво, как и сам футбол. Мы же любим его за красоту моментов, сочность таких турниров и ожидания в четыре года. 

В этот момент раздражал только Погба. Его празднования казались запланированными: слишком долго и неестественно стоял перед фотографами, слишком нацелено показывал на кого-то рукой и бил ею же себя в грудь, слишком долго убирал белую ленту с запястья, слишком отрепетировано благодарил бога за чемпионат мира. 

Забудем про него.

Остальные бежали к болельщикам, ловили широкие флажки, которые сегодня разукрасили трибуны, и неслись по полю, как малыши, которых наконец выпустили на прогулку. Умтити, Рами, Канте, Матюиди напоминали озорных детей. Они бегали, вращали попами и кувыркались естественно и беззаботно. Эрнандес запрыгнул на Гризманна, который готовился дать интервью, и чуть не выколол ему флагом глаз. Дети! 

Меня поразил Гризманн. Он долго бегал по полю, раздавая улыбки и поцелуйчики. Наконец добрался до кубка, очень хотел с ним сфотографироваться. Но увидел, что туда же пришли запасные игроки. Гризманн держал кубок не более пяти секунд, отдал партнерам и снова убежал радоваться. Вернулся через десять минут и прошел маршем перед трибуной, где собрались родственники футболистов. Даже в его небольшой ладони кубок выглядел миниатюрным – так крепко держал его чемпион мира. Фотографы, желавшие заснять его, поскальзывались на мокром газоне. Это называется величие. 

Тем временем хорваты стояли в кружке и обнимались. Манджукич – во флаге с названием родного города. Подошли к своей трибуне и сделали общую фотографию. Французские сектора аплодировали Модричу, признанному лучшим игроком турнира.

Я оставался на трибунах до самого конца.

Французские болельщики все еще были на местах, хотя после матча прошло полтора часа. Пели что-то короткое. Закончили исландскими хлопками и гимном. Они не хотели уходить. Вокруг висели флаги Мексики и Британии, на рекламных баннерах нас приглашали в Катар в 2022 году. 

Извините, но я не хочу в Катар. Не хочу через восемь лет в Мексику и США. Хочу чемпионат мира в России, который за месяц стал мне самым близким. Поэтому после матча в глазах были слезы, а перед глазами – красивейший стадион «Лужники», золотая чемпионская крошка на газоне, островки французских болельщиков. В динамиках слышался чей-то голос: «Раз, два». Стюарды тащили с трибун огромный принтер. Праздник ушел, началась рутина. 

Все, что мы готовили много лет. Все, что мы прожили так эмоционально. Все!

Но дудки французских болельщиков все еще здесь. Они не уходят. И сообщают нам об их великой победе. 

Чемпионат мира, уже скучаем. 

Фото: РИА Новости/Владимир Песня; REUTERS/Michael Dalder; globallookpress.com/Paul Chesterton/imago/Focus Images; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Астапкович

развернуть

   Уже много различного материала появлялось на sports.ru касаемо самого лучшего футбольного комментатора Всея Руси по мнению непосредственно Георгия Черданцева и его прямого руководства. В основной массе они носили более негативный характер, нежели положительный и тем не менее были раскрыты более чем достаточно. Поэтому повторять предыдущие тексты смысла нет, только свежие пруфы того, что матчи с его комментариями лучше смотреть без звука.

1. Предвзятость

   Фактор не столько свежий, сколько скорее глобальный и перманентный. Этой "болезнью" переболели уже даже Орлов и Шмурнов. Если послушать работы двух последних в этом календарном году, то уже не складывается 100% ощущения, что играют их любимые "Зенит" и "Спартак" соответственно. У Георгия же до сих пор его Серия А впереди планеты всей и скоро вновь покажет всем "кузькину мать" и вернет кальчо на прежний триумфальный уровень. Событиями в других лигах Черданцев особо не интересуется (не царское это дело) кроме самых хайповых эпизодов: а-ля Салах забил очередной гол в АПЛ, обновляя один рекорд за другим или Иньеста проводит последний сезон в "Барселоне" и скоро уедет в Китай.

2. Некомпетентность

   Один из ярчайших примеров данного критерия произошел во вчерашнем поединке "Ливерпуль"-"Рома". Черданцев при счете 5-0 в пользу англичан утверждает, что игра уже закончена, поскольку любая команда Юргена Клоппа обратных камбэков своим соперникам не позволяет. Работающий с ним Роман Нагучев возразил, сказав, что были ситуации, когда клубы немецкого специалиста теряли громадное преимущество по ходу матча. Черданцев попросил проаргументировать и вспомнить хотя бы один подобный пример. Здесь Роман, как бундесвед со стажем, начал вспоминать поединки под руководством Юргена в "Майнце" и "Боруссии" Дортмунд.

-"Нет, когда такое было в играх с топ-клубами?" - перебивает Георгий коллегу и не дает Роману продолжить, увиливая от собственной некомпетентности. Хотя пример действительно есть и он очень свеж...это случилось в этом розыгрыше Лиги Чемпионов на стадионе "Рамон Санчес Писхуан", где местная "Севилья" отыгралась с 0-3. Хотя любимчик Тины Гивиевны до этого диалога взахлеб рассказывал о героическом пути "Ромы" к этому полуфиналу, а про путь соперника римлян не сказал и слова, хотя там встречался его любимый московский "Спартак". Кстати этот случай доказал не только некомпетентность комментатора федерального уровня, но и всю ту же незаинтересованность (о которой я упоминал в первом блоке) в футбольной жизни других клубов не из Серии А. Не удивлюсь, если Роман Нагучев успел бы вставить пример с севильским камбэком в поток бесконечного бреда Черданцева, то последний мог со свойственным себе цинизмом парировать чем-то вроде: " Ну это произошло только из-за того, что главный тренер испанцев заявил в перерыве своим футболистам о своей болезни рака и они стали играть за него".

3. Постоянное заключение пари во время решающих матчей

   Конечно определенной группе зрителей спор между 2-мя комментаторами может показаться интересным, однако если вы смотрите матч с приставкой "топ", то скорее захотите лицезреть поединок двух суперкоманд. А люди, озвучивающие футбольное действо, должны вовлекать тебя в свой репортаж, а не интегрировать во внутренние междусобойчики. Были редкие исключения, когда определенный матч, в котором было все ясно уже терял всяческий спортивный смысл и такие случаи работали, но это так и осталось исключениями. А когда Вы смотрите полуфинал Лиги Чемпионов 2015/2016 "Реал" Мадрид - "Манчестер Сити", то навряд ли пожелаете услышать жаркий спор в виде криков Шмурнова и Черданцева друг другу.

Шмурнов: "Хааарт!"

Черданцев: "Модрич! Это не Харт, а Модрич!"

Шмурнов: "Это Харт!"

Черданцев: "Это Модрич!"

Шмурнов: "Это Харт!

Черданцев: "Это Модрич не забил!"

Шмурнов: "Выключай второй микрофон. Выключи, пожалуйста".

   Из более свежего, вспоминается спор Генича и Черданцева о том, забьет ли Паоло Дибала со штрафного Кейлору Навасу в первом четвертьфинале Лиги Чемпионов "Юве" - "Реал". К моему сожалению аргентинец исполнял данный вид стандарта ни один раз за встречу, а противостояние то получилось огненным и вместо полного вовлечения в данное действо, пришлось слушать какой счет у двух комментаторов по угадайкам.

4. Клишированность и навешивание ярлыков

   Черданцев - пожалуй чемпион по применению штампов. Лично я ни у кого столько ярлыков, применяемых в спортивной журналистике, не слышал. Примеры с поединками "Манчестер Сити" в этом сезоне особенно показательны. Классические фразы Черданцева, повторявшиеся по несколько раз за трансляции: " Сити - уже чемпион АПЛ и это все понимают уже с декабря", "команды Гвардиолы только и умеют, что играть в контроль мяча", " уровень клуба из Манчестера позволяет обыгрывать "саутгемптоны" и "борнмуты", при включении даже не третьей, а второй передачи", "защитник за 80 миллионов не должен играть таким образом". По сравнению с монотонными повторами Георгия, те же Артем Шмельков или Юрий Розанов при работе на матчах АПЛ чувствуют каждое дыхание игры и прекрасно описывают происходящее на поле, добавляя к ним подходящие аллегории, которые не режут слух. Больше всего меня возмутила реплика Черданцева в недавнем матче "Тоттенхэм"-"Манчестер Сити": "Не вижу смысла "горожанам" сейчас тратить силы с лондонцами, ведь чемпионство они оформят только в следующем домашнем поединке против "Суонси", им же не хочется выигрывать АПЛ завтра на диване, ожидая, что их соседи проиграют последней команде лиги. Ждать этого глупо".

   И у меня сразу же возникли вопросы к Черданцеву. А ты кто такой? Кто ты, чтобы судить, как команде следует распределять силы по сезону или как оформлять чемпионство? Неужели чудесная победа "Лестера" в АПЛ сезона 2015/2016 становится "диванной"? А люди, которые ее ждали по всему миру или в доме у Джейми Варди, согласно твоей логике, глупцы? Ты всего лишь освещаешь спортивные события на федеральном канале, который существует за счет средств налогоплательщиков. Жора, это не платформа для подпитки твоего эго и чувства собственной важности. Ты просто комментатор - человек, который никак не влияет на развитие событий на поле, а твоя задача с помощью остроты своего языка добавить красочности происходящему процессу и стать проводником между спортивным состязанием и зрителем. Но видимо острота языка нужна Георгию только для карьерных целей. В итоге "Сити" обыграл на "Уэмбли" "шпор" 3-1, а "Манчестер Юнайтед" сенсационно дома уступил "Вест Бромвичу" 0-1, позволив своим соседям оформить 5-ый титул АПЛ. Ты прав Жора, потрясающая игра "горожан" в этом сезоне, заслуживает награды "Сouch Champion's Award" в твоей вселенной.

5. Незнание футбола изнутри

 

   Человек, который не умеет водить автомобиль теоретически может комментировать гонки "Формула-1", но сам репортаж может от этого поскуднеть. Георгий никогда не был профессиональным футболистом, хотя в юношеском возрасте играл за "Спартак-2" в чемпионате Москвы на любительском уровне. К чему я привел такую параллель?

   Коллеги Черданцева на "Матч ТВ" и "НТВ-Плюс" Евгений Савин, Владислав Батурин или Константин Генич играли на профессиональном уровне и надо признать, что полученный опыт, только помогает им при работе в своих репортажах. Возвращаясь к вчерашнему полуфиналу Лиги Чемпионов на "Энфилде", в середине первого тайма в столкновении Коларова и Окслейда-Чемберлена, англичанин очень неудачно приземлился на газон и долго не мог встать на ноги. В образовавшуюся паузу герой данной публикации после увиденных 3 повторов с разных камер заявил следующее:" Столкновение конечно неприятное, но ради полуфинала можно и потерпеть". Спустя минуту прибегает бригада людей, обслуживающих данный поединок с носилками и уносят Окса под аплодисменты местной публики в раздевалку. После матча Юрген Клопп заявил: "У Окслейда-Чемберлена, вероятно, очень тяжелая травма. Это плохие новости для нас. Состав не может быть увеличен в данный момент, поэтому нам необходимо быть изобретательнее в следующих нескольких матчах". Так вот мне очень тяжело представляется, чтобы Савин, Батурин или Генич сказали что-то подобное после 3 просмотренных замедленных повторов с разных ракурсов. Но Георгий и сам из-за травмы колена не смог стать профессиональным футболистом, то есть должен понимать и чувствовать опасность получения травмы в таком эпизоде, но по непонятной причине говорит подобные циничные вещи. Вопрос адекватности данного человека для меня остро встал именно вчера, так как раннее воспринимал клоунские и порой провокационно-эпатажные фразы Черданцева как часть медийного образа, но грань добра и зла в моей системе координат восприятия была пересечена.

P.S.

   Если каким-то чудом руководство главного спортивного канала страны прочитает этот пост (что очень маловероятно), то настоятельно попрошу назначить комментатором Георгия Владимировича Черданцева на любой ближайший матч в сетке Вашего вещания, в случае появления температуры 38 градусов или, не дай Бог, перелома челюсти, даже если это будет финал Лиги Чемпионов. При ситуации, когда данный сотрудник будет удивляться Вашему окончательному решению, можете смело ответить:"Жора, ради финала можно и потерпеть".    Обычно в своих публикациях не пишу тексты такого характера, но извините, слишком уж накипело. Любите футбол, пусть у Вас всё будет хорошо и будьте добрее, чем я сегодня.

развернуть

Сборная Германии уже не будет прежней.

Вы, наверное, в курсе скандала года в немецком футболе. Он разразился из-за фотографии Месута Озила и Илкая Гюндогана с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом (и подписи Гюндогана на турецком «Моему уважаемому президенту, с почтением»). Многие немцы посчитали это предательством. Да, родители футболистов – турки, но оба игрока родились в Гельзенкирхене и уже в юности выступали за Германию. Кроме того, у многих вопросы вызывала сама по себе фигура Эрдогана, которого часто обвиняют в диктаторских замашках. 

В итоге Гюндогана во время товарищеской игры Германии перед ЧМ освистали свои же болельщики, а некоторые немецкие медиа призывали Йоахима Лева не брать игроков в Россию. Гюндоган уже не раз прокомментировал ситуацию, а вот Озил выпустил заявление только сегодня.

В нем он объявил об уходе из сборной и публично назвал расистом главу Немецкого футбольного союза Райнхарда Гринделя.

Кажется, это новая глава в истории футбола Германии.

О встрече с Эрдоганом

Эти несколько недель у меня было время подумать о событиях последних месяцев. Хочу поделиться мыслями и чувствами.

Как и у многих, мое происхождение выходит за рамки одной страны. Я вырос в Германии, но у моей семьи крепкие турецкие корни. У меня два сердца – немца и турка. В детстве мама учила меня всегда быть уважительным и не забывать, откуда я. Это ценности, о которых я помню до сих пор.

В мае я встретился с президентом Эрдоганом в Лондоне во время образовательно-благотворительного мероприятия. Мы познакомились в 2010-м, когда он и Ангела Меркель вместе посмотрели матч Германия – Турция в Берлине. С тех пор наши пути много раз пересекались в разных странах. Я в курсе, что наше фото вызвало бурную реакцию в немецких медиа. Некоторые обвинят меня во лжи, но это фото не имело политического подтекста. Моя мать никогда не позволяла мне забыть о моем происхождении, родословной и семейных традициях. Для меня фото с Эрдоганом – это не политика и не выборы. Так я выражал уважение к правительству страны моей семьи. Моя работа – футболист, а не политик, наша встреча не была поддержкой чьей-либо политики. Мы говорили о том же, о чем говорим на каждой встрече – о футболе. Эрдоган тоже в молодости был футболистом.

Немецкие медиа подали это в другим свете, но правда в том, что не встретиться с президентом означало бы проявить неуважение к корням моих предков, которые, я уверен, гордились бы мной сегодня. Для меня было не важно, кто президент, важно было, что это президент. Уверен, Королева и премьер-министр Британии Тереза Мэй тоже считали, что нужно проявлять уважение к чину, когда принимали Эрдогана в Лондоне. Турецкий президент или немецкий – я бы повел себя одинаково.

Да, это может быть трудно понять. В большинстве культур человек и его должность в правительстве неотделимы друг от друга. Но это не тот случай. Кого бы ни выбрали в Турции, я бы все равно сделал это фото. 

О медиа и спонсорах

Я футболист, который поиграл в трех возможно самых сложных лигах мира. Мне повезло, что меня поддерживают мои партнеры и тренеры в бундеслиге, примере и премьер-лиге. При этом по ходу моей карьеры я научился обращаться с медиа. 

Многие говорят о моей игре – кто-то хвалит, кто-то критикует. Если газета или эксперт находят ошибки, я могу согласиться – я не идеален, часто такие вещи меня мотивируют. Но я не согласен, когда немецкие медиа называют мое двойное происхождение и обычное фото причиной того, что команда провалила чемпионат мира.

Некоторые немецкие газеты используют мое происхождение и фотографию с Эрдоганом, чтобы пропагандировать правые идеи. По какой еще причине мои фото и заголовки с моим именем подают как причину поражения в России? Они не критиковали мою игру, они не критиковали игру сборной, они критиковали мое турецкое происхождение и мое уважение к собственному воспитанию. Они перешли черту, которую нельзя переходить. Газеты пытаются настроить против меня всю Германию.

Еще меня разочаровывают двойные стандарты в медиа. Лотар Маттеус несколько дней назад встретился с другим мировым лидером, но его почти никто не критиковал.

Он почетный капитан сборной Германии, но его не просили публично объясниться, он продолжает представлять немецких игроков, претензий нет. Если газеты считают, что меня не надо было брать на ЧМ, тогда его тоже нужно лишить почетного капитанства? Неужели мое турецкое происхождение делает меня более подходящей целью?

Еще я всегда думал, что «партнерство» означает поддержку – в хорошие времена и в плохие. Недавно я и два моих партнера по благотворительным проектам планировали приехать в мою бывшую гельзенкирхенскую школу «Бергер Фельд». Я год финансировал проект, благодаря которому дети мигрантов, дети из бедных семей и другие дети могли бы вместе играть в футбол и учиться правилам жизни в обществе. Однако за несколько дней до поездки мои так называемые партнеры меня бросили, решив не иметь со мной дело в такое время. Кроме того, представители школы передали моим менеджерам, что они не хотят меня видеть в такое время. Из-за моей фотографии с Эрдоганом они «испугались газет», особенно с учетом «роста поддержки правой партии в Гельзенкирхене».

Честно говоря, мне было очень больно. Я там учился, а теперь меня заставили почувствовать себя ненужным и недостойным их времени.

Есть еще один партнер, который от меня отрекся (речь о Mercedes – Sports.ru). Поскольку они также спонсируют Немецкий футбольный союз, то перед началом чемпионата мира попросили меня сняться в промо-роликах. Но когда я сфотографировался с Эрдоганом, меня убрали из всех кампаний и отменили все промо-активности с моим участием. Им больше не хотелось со мной ассоциироваться, эту ситуацию они назвали «кризис-менеджмент». Смешно, ведь правительство Германии заявило, что их продукция содержит нелегальное программное обеспечение, которое угрожает покупателям (немецкие власти обвинили производителя Mercedes в использовании программ, фальсифицирующих уровень вредных выбросов – Sports.ru). Сотни тысяч единиц их продукции сейчас отзываются. В сборной меня критиковали и просили объяснить мои поступки. От спонсора сборной не требовали никаких официальных и публичных объяснений. Почему? Кажется это хуже, чем сфотографироваться с президентом страны моей семьи? Немецкому футбольному союзу есть что сказать по этой теме?

Еще раз повторю: «партнеры» должны поддерживать тебя в любых ситуациях. Adidas, Beats и BigShoe (благотворительная организация – Sports.ru) проявили фантастическую лояльность, работать с ними в это время было сплошным удовольствием. Они оказались выше той чуши, которую подняли немецкие медиа. Во время чемпионата мира я работал с BigShoe и помог 23 детям в России с операциями, которые изменили их жизнь. До этого я сделал то же самое в Бразилии и Африке. Это главное, что я могу сделать как футболист, но на газетных полосах нет места, чтобы рассказывать об этом. У них тоже есть платформа, с помощью которой можно просвещать людей и поднимать средства на благотворительность, но они этого не делают.

Об уходе из сборной

Пожалуй, больше всего в эти месяцы меня напрягало поведение Немецкого футбольного союза и особенно президента Райнхарда Гринделя. Когда появилось фото с Эрдоганом, Йоахим Лев попросил меня прервать отпуск, приехать в Берлин и сделать совместное заявление, чтобы закрыть тему. Когда я попытался объяснить Гринделю, что решение сфотографироваться c Эрдоганом связано с моим происхождением, выяснилось, что ему гораздо важнее заявить о своих политических взглядах, задвинув мое мнение. Это было унизительно, но тем не менее мы решили, что лучше всего сконцентрироваться на футболе и чемпионате мира. Вот почему я пропустил мероприятия для прессы, которые Немецкий футбольный союз устроил во время подготовки к ЧМ. Я знал, что на меня накинутся журналисты, которым интересна политика, а не футбол, хотя Оливер Бирхофф еще перед матчем с Саудовской Аравией говорил, что тема закрыта.

В это же время я встретился с президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером. В отличие от Гринделя, президент повел себя как профессионал. Ему действительно было интересно, что я скажу о моей семье, моем происхождении и моих решениях. Я помню, что на встрече были только я, Илкай и Штайнмайер, это расстроило Гринделя, который хотел продвинуть свои политические взгляды. Мы с президентом решили выпустить совместное заявление по ситуации, чтобы еще раз попробовать закрыть вопрос и сфокусироваться на футболе. Но Гринделю не понравилось, что первое заявление будет не из его лагеря, а из офиса Штайнмайера.

С тех пор, как закончился чемпионат мира, на Гринделя мощно давят за решения, которые он принял перед началом турнира. Это справедливо. Недавно он публично заявил, что я должен еще раз объяснить свои действия, тем самым возложив на меня вину за плохой результат в России – хотя ранее он говорил мне, что инцидент исчерпан. Я сейчас говорю не ради Гринделя, а потому что мне этого хочется. Я больше не буду козлом отпущения за его некомпетентность и неспособность качественно работать. Я знаю, что он хотел убрать меня из сборной за то фото, и публично обозначил свою позицию в твиттере, ничего заранее не обдумав и ни с кем не поговорив. Но Йоахим Лев и Оливер Бирхофф за меня заступились.

В глазах Гринделя и его союзников я немец, когда мы побеждаем, и мигрант, когда мы проигрываем. Я плачу налоги в Германии, делаю пожертвования немецким школам, выиграл с Германией чемпионат мира, но общество все равно меня не принимает. Меня считают «другим». Я получал награды за интеграцию в немецкое общество, а в 2015-м стал «Послом немецкого футбола». Теперь получается, что я не немец? Есть какие-то критерии, которым я не соответствую? Моих друзей Лукаса Подольски и Мирослава Клозе не называют польскими немцами, так почему я турецкий немец? Дело в том, что это Турции? Дело в том, что я мусульманин? Называя кого-то турецким немцем, вы уже обособляете людей, у которых есть родственники больше, чем из одной страны. Я родился и получил образование в Германии. Почему люди не хотят признать, что я немец?

Мнение Гринделя разделяют и другие. Немецкий политик Бернд Хольцхауэр назвал меня «козлотрахером» за то, что я сфотографировался с Эрдоганом и за мои турецкие корни. Глава Немецкого театра Вернер Штеер сказал, чтобы я валил в Анатолию, турецкий регион, где много мигрантов. Как я уже говорил, критиковать и оскорблять меня за происхождение моей семьи – это черта, переходить которую стыдно. Дискриминация как инструмент политической пропаганды – то, что должно мгновенно приводить к отставке этих бесчестных людей. Они использовали мое фото с президентом Эрдоганом, чтобы выразить расистские склонности, которые раньше скрывали. Это опасно для общества. Они ничем не лучше того болельщика, который после матча со шведами сказал мне: «Озил, турецкое ты дерьмо, турецкая свинья, сгинь уже». Я даже говорить не буду о письмах ненависти, звонках с угрозами и комментариях в соцсетях, которые получал я и члены моей семьи. Это все исходит от Германии прошлого, Германии, которая закрылась от новых культур, Германии, которой я не горжусь. Я уверен, что многие достойные немцы, которые рады открытому обществу, со мной согласятся.

Райнхард Гриндель, я разочарован, но не удивлен вашими действиями. В 2004-м, когда вы были членом немецкого парламента, вы заявили, что мультикультурализм – миф и вечная ложь. Вы голосовали против двойного гражданства и наказаний за взяточничество. Вы говорили, что ислам пустил слишком глубокие корни во многих немецких городах. Такое нельзя простить и забыть.

То, как со мной обошелся Немецкий футбольный союз и многие другие, лишило меня желания надевать форму сборной Германии. Я чувствую себя ненужным. Мне кажется, что люди забыли, чего я добился с 2009 года, когда дебютировал в команде. Люди с расистским прошлым не должны работать в самой большой футбольной федерации мира, которая руководит сборной, где так много игроков, чье происхождение выходит за рамки одной страны. Их взгляды просто не отражают взгляды игроков, которых они якобы представляют.

С тяжелым сердцем и после долгих раздумий я решил, что больше не буду играть за сборную Германии, пока чувствую расизм и неуважение. Я надевал форму сборной с гордостью и восторгом, но это уже в прошлом. Это очень сложное решение, потому что я всегда выкладывался по-максимуму ради своих партнеров, тренеров и жителей Германии. Но пока важные чиновники Немцкого футбольного союза так ко мне относятся, проявляют неуважение к моим немецким корням и эгоистично превращают меня в инструмент пропаганды, с меня хватит. Я не ради этого играю в футбол. Я не буду просто сидеть сложа руки. Расизм нельзя терпеть.

Месут Озил

Фото: instagram.com/m10_official; Gettyimages.ru/Catherine Ivill, Alexander Hassenstein, Friedemann Vogel/Bongarts, Kayhan Ozer/Anadolu Agency; REUTERS/Kai Pfaffenbach; РИА Новости/Алексей Дружинин; globallookpress.com/Christophe Gateau/dpa, Christian Charisius/dpa

развернуть

Марио Фернандес – самый стабильный и надежный игрок сборной России на чемпионате мира. В матче с Испанией он продолжал ускоряться, даже когда не мог дышать от усталости. Параллельно накопил 13 перехватов – это с отрывом больше, чем у кого-либо на поле (даже у Пике – 8, у Рамоса – 7). Выиграл 80% верховых единоборств в атаке. И стал вторым в сборной по перехватам (после Кутепова). А еще, когда выиграл очередное единоборство в дополнительное время, так замахал руками, что «Лужники» заорали как в последний раз. Вы знаете, как он к этому шел?

***

Меньше десяти лет назад, в 2009-м, Марио казалось, что его жизнь рушится. В начале марта он подписал первый взрослый контракт с «Гремио» и через неделю пропал. По-настоящему. Его не мог найти ни клуб, ни родственники, ни друзья – никакие звонки не помогали. Пришлось идти в полицию. Спустя три дня Марио обнаружили в городе Жундиаи, в тысяче километров от Порту-Алегри. Он был в доме своего дяди, выглядел очень усталым и голодным. До этого защитника видели во Флорианополисе (500 километров оттуда) и Лондрине (больше тысячи).

Оказалось, что из-за трансфера Фернандес погрузился в депрессию. Планировалось, что родной «Сан-Каэтану» отдаст его  «Гремио» в аренду, но в последний момент клуб продал 18-летнего защитника, и тот рассеянно подписал контракт на 5 лет. «Сына просто обманули, – рассказывал его отец. – И агент действовал в интересах клуба, а не игрока. Марио остался один, очень разочарованный тем, что случилось. Вот и сбежал. И попросил помощи».

После этого Фернандес месяц проходил клиническое обследование и курс реабилитации. Чтобы поддержать сына, мама переехала к нему в Порту-Алегри. «Мне просто невероятно захотелось домой, к родным, поэтому я уехал на несколько дней, – объяснял Марио, когда ему стало чуть лучше. – Почему я ничего не сказал клубу? Если честно, мне не очень хочется говорить на эту тему. Но скажу одно: это не смешно».

К счастью, Фернандес оправился и засиял в бразильском чемпионате, а в 21 его вызвали в сборную на матч с Аргентиной. Но снова произошло неожиданное: он опоздал на самолет из-за вечеринки в одном из ночных клубов. Позже Марио сам в этом признался, но тогда его оправдывал отец: «Мой сын не из тех, кто ходит по таким местам. Он образованный и хороший мальчик. Просто после того случая Марио испытывает отвращение к футболу. Он в депрессии и разочарован». Следующие 3 года Марио не вызывали в сборную.

Это сейчас невозможно представить, что бразилец способен на глупости, но в «Гремио» его строго контролировали. В один момент клуб запретил ему питаться вне базы: тренеров раздражало, что Фернандес постоянно набирает вес из-за любви к шоколаду, бургерам и коле. «Проблема была в том, что я жил один, без мамы, без девушки, – объяснял игрок. – Я не умел готовить и ел всякую ерунду от безысходности».

Все наладилось только в ЦСКА. В Москве нападающий «Локомотива» Майкон привел его в одну из церквей евангельских христиан, что сильно изменило жизнь Фернандеса: «Я встретился с богом. Проблемные футболисты есть. Я и сам был таким, когда играл за «Гремио»: много пил, ночевал в клубах, прогуливал тренировки. Но сейчас – только церковь. Для меня важно поблагодарить бога за все, что он мне дал. Я стал другим человеком», – делился он с Чемпионат.com.

«Россия действительно изменила его жизнь, – рассказывал брат Фернандеса Bleacher Report. – Я общаюсь с ним каждый день. Говорит, что счастлив и решение переехать в Россию было лучшим в его жизни. В России с ним очень хорошо обращаются. Для него открыли двери и позволили стать своим. Он утверждает, что нашел свое место в мире. Главное – он повзрослел и сейчас стал совсем другим человеком».

Сегодня болельщики сборной России должны быть счастливы, что когда-то Марио опоздал на самолет. Благодаря этой глупости мы получили лучшего правого защитника за оооочень много лет.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня; gremioavalanche.net; РИА Новости/Владимир Федоренко

развернуть

Денис Романцов – о четырех годах Пепа и Жозе в «Барселоне»

Возглавив «Барсу», Бобби Робсон захотел привести в клуб Жозе Моуринью. Президент Нуньес противился: он и так нанял Робсону помощника по дому и не собирался оплачивать еще и переводчика. Но Робсон настоял, и Нуньес выделил Жозе щедрые десять тысяч песет в месяц (меньше сотни евро). В интервью COM Radio тогдашний вице-президент «Барсы» Жоан Гаспар сказал: «Жозе нечем было платить за жилье, поэтому первые месяцы в Барселоне он жил в моем отеле. Когда Моуринью доказал, что он больше, чем переводчик, ему повысили зарплату». По информации британского журналиста Киарана Келли, зарплата Моуринью взлетела до трехсот тысяч фунтов.

То, что Жозе больше, чем переводчик, первым в Испании заметил журналист AS Санти Хименес. Он немного знал английский и на первой пресс-конференции Робсона заметил, что Моуринью не просто передает слова тренера, но и развивает его мысли. Добившись повышения зарплаты, Жозе переселился в тот же приморский жилой комплекс в Сиджесе, где жил и Бобби Робсон. Сиджес – один из центров гей-туризма, поэтому в октябре 1997-го, во время поездки в Белград для изучения «Црвены Звезды», соперника по Кубку Кубков, репортер AS Хименес поинтересовался: «Жозе, ты повсюду следуешь за Робсоном. Может, ты его бойфренд?». – «Приведи свою сестру, и узнаешь, так ли это», – ответил Жозе.

Как сошлись Моуринью и Робсон – отдельная история.

До знакомства с Робсоном Моуринью три года тренировал юношей в «Витории» Сетубал. В 1990-м ее главный тренер Мануэл Фернандеш перешел в «Эштрелу» и увлек за собой только одного тренера «Витории» – как раз Моуринью, который впечатлил его современным мировоззрением. Но вот какая незадача – «Эштрела» финишировала восемнадцатой и вылетела во вторую лигу. Фернандеша уволили, он позвал Моуринью в свой новый клуб, «Оваренсе», но Жозе остался в «Эштреле», где отвечал за физподготовку в штабе Жезуалдо Феррейры, своего лектора на тренерских курсах. И все же через год Фернандеш и Моуринью воссоединились. Президент «Спортинга» Соуза Синтра назначил Фернандеша ассистентом нового главного тренера Бобби Робсона, и Мануэл предложил Жозе на роль переводчика.

Когда Робсон прилетел в Лиссабон, в аэропорту его встречали Синтра и Моуринью. В надежде выучить португальский Робсон попросил Моуринью не так часто стоять рядом с ним, но Жозе, наоборот, наращивал свое влияние в тренерском штабе: он не только переводил Робсону («Жозе рассказывал мне, что говорили игроки, когда думали, что я их не понимаю», – вспоминал Бобби в интервью The Guardian), но и занимался с вратарями и участвовал в тренировочных матчах, когда не хватало игроков. «При знакомстве этот бывший школьный учитель сказал, что его отец был вратарем, а сам он имеет тренерский диплом. Мы хорошо поладили, а наши жены подружились», – написал Робсон в автобиографии.

В 1993-м Соуза Синтра, не спросив Робсона, увел у «Бенфики» Паулу Соузу и Антониу Пашеку, что вызвало конфликт между тренером и президентом. «Спортинг» лидировал в чемпионате, но в Кубке Кубков проиграл «Зальцбургу» 0:3, и в самолете Синтра объявил по громкой связи, что Робсон уволен. Объявил по-португальски, поэтому шокирующую новость Робсон узнал от Моуринью. В Лиссабоне Бобби устроил прощальную вечеринку – уехав с нее пьяным, в аварию попал полузащитник Сергей Щербаков, в двадцать два года ставший инвалидом.

Робсон же через полгода возглавил «Порту», и взял себе ассистентом не Мануэла Фернандеша, а Моуринью. Жозе получал тридцать пять тысяч фунтов в год, его язвительно называли самым дорогим переводчиком Португалии, но на самом деле его главной задачей стало изучение соперников. По словам Робсона, Моуринью вывел скаутские досье на новый уровень (позже к просмотру соперников подключился 17-летний Андре Виллаш-Боаш – он жил с Робсоном в одном подъезде и, пристав к тренеру с вопросом, почему тот ставит Сергея Юрана, а не Домингуша, получил работу в клубе).

После двух чемпионств с «Порту» Робсон заменил в «Барсе» Йохана Кройффа. Он уже был знаком с вице-президентом «Барсы» Жоаном Гаспаром, который советовался с ним насчет трансфера Луиша Фигу; в «Порту» же начались задержки зарплат и премий – на заключительной вечеринке сезона Робсон не обнаружил полузащитника Эмерсона, и только на следующий день Моуринью выяснил, что игрок – без согласования с тренером – продан «Мидлсбро» за 6 миллионов фунтов: «Зато теперь мы получим свои премии», – пошутил Бобби.

Моуринью отвез Робсона на переговоры в Барселону, помог с переводом, а ночью поехал в Сетубал, к беременной жене Тами. В дороге Жозе заснул за рулем и попал в аварию, но легко отделался – разбил голову. Травма не помешала ему вскоре войти в барселонский штаб Робсона. Готовясь к этой работе, Жозе выучил за два месяца каталанский язык («Я велел ему никому об этом не рассказывать, чтобы он мог подслушивать разговоры президента и его людей», – признался Робсон в автобиографии).

Гвардиола к тому моменту находился в «Барсе» двенадцать лет, почти полжизни.

В начале восьмидесятых он учился в католической школе деревни Санпедор, играл ангела в театральных постановках и три раза в неделю тренировался в клубе «Химнастик Мангреса». Его дед болел за «Эспаньол», но в одиннадцать лет Гвардиола поехал на просмотр в «Барселону», где только с третьей попытки (когда его перевели с фланга атаки в центр поля) понравился тренеру. Тогда родители решили, что Пепу рано уезжать из дома, но через два года «Барселона» позвала вновь. Гвардиола переселился в академию «Барсы», где единственным развлечением было наблюдение за проститутками, которые выстраивались вечером у проволочного забора, окружавшего общежитие юных футболистов и баскетболистов «Барсы». В восемнадцать лет Гвардиола дебютировал за клуб в товарищеском матче, но уже после первого тайма услышал от Кройффа: «Ты медленнее, чем моя бабушка».

Следующего шанса Пеп дождался через полтора года – когда центральный полузащитник Луис Милья перешел в «Реал», а президент «Барсы» Нуньес отказался покупать у «Ливерпуля» Яна Мельбю. Еще через полтора года он выиграл с «Барселоной» Кубок чемпионов. Кройфф так ценил Гвардиолу, что взял его на ознакомительный ужин с Ромарио, купленным в ПСВ. Каталонский журналист Гильем Балаге в книге о Гвардиоле рассказал: когда Ромарио отошел в туалет, Кройфф попросил Пепа не вести себя как пятнадцатилетний фанат бразильской звезды.

После ухода Йохана Кройффа в «Барселоне» остался его сын Жорди. Он пообещал Бобби Робсону, что не доставит ему проблем и будет так же верен, как и другие игроки, но Моуринью решил, что наличие Жорди создаст опасность мятежа в раздевалке, и посоветовал Робсону продать его. Журналист Manchester Evening News Киаран Келли в своей книге о Моуринью утверждает, что Жозе был так настойчив в желании избавиться от сына Кройффа, что даже присутствовал на переговорах с Алексом Фергюсоном и президентом «МЮ» Мартином Эдвардсом, прилетевшими в Барселону за Жорди. В автобиографии Бобби Робсон объяснил расставание с Жорди Кройффом: «Он неизбежно рассказывал бы отцу (сохранявшему огромное влияние в клубе), что я за человек, как мы тренируемся и что я говорил в раздевалке».

Но информация из раздевалки «Барселоны» просачивалась и через полгода после продажи Жорди. Двенадцатого марта 1997-го «Барса» проигрывала на своем поле «Атлетико» в четвертьфинале Кубка Испании. 0:3 после первого тайма! На трибунах появилось столько белых платков (так испанские болельщики призывают тренеров уйти в отставку), что Робсону и Моуринью показалось, будто пошел снег. Но на второй тайм вместо защитников Попеску и Блана вышли нападающие Стоичков и Пицци, и «Барса» победила 5:4. В каталонских газетах написали, что замены сделали сами игроки, но самый авторитетный из них, Пеп Гвардиола, опроверг эту информацию.

И все же Гильем Балаге утверждает, что через три месяца после матча с «Атлетико», в перерыве финала Кубка Испании против «Бетиса» – при счете 1:1 – стратегию на второй тайм выбирали Гвардиола и другие игроки, которым подсказывал Моуринью. Робсон же тихо сидел в углу. Он уже три месяца знал, что президент Нуньес выбрал нового тренера – Луи ван Гала. Правда, по мнению Балаге, контроль над Гвардиолой и другими лидерами клуба Робсон потерял гораздо раньше – в первые же дни в Барселоне, когда, встав на колени в раздевалке, стал рисовать на полу мелом тактические схемы. «Робсон – тренер, ориентированный на атаку, – говорил Моуринью в интервью The Times. – Если поделить поле на три части, то он больше фокусировался на верхней трети. Большая же часть моей работы была направлена на защиту».

Болельщики «Барселоны» зауважали Моуринью, когда он сцепился с тренером «Атлетика» Луисом Фернандесом. Луиса разозлило, что какой-то непонятный персонаж в костюме «Барсы» слишком активно прессовал судью Рафаэля Ангуло, но персонаж не растерялся и стал толкаться с Фернандесом. В итоге после победы в Кубке Испании (которая следовала за победой в Кубке Кубков) болельщики скандировали и имя Моуринью, а он отвечал им на каталанском: «Сегодня, завтра и всегда – «Барселона» в моем сердце!» Те победы немного улучшили настроение Жозе на фоне семейной трагедии – в 1997-м умерла его сестра Тереза, 37-летняя балерина (по официальной информации, из-за диабета, но обозреватель The Guardian Денис Кэмпбелл озвучил и другую версию: Терезу сгубили наркотики, которые она принимала после развода).

После прихода ван Гала в «Барселоне» остались и Робсон, и Моуринью. Бобби стал футбольным директором клуба (а по сути – главным скаутом) и разъезжал по миру в поисках новых игроков – был, в частности, на Кубке Африки, молодежном чемпионате мира и дерби Рио-де-Жанейро. Он же отговорил ван Гала от покупки Стива Макманамана из «Ливерпуля» и посоветовал взять на ту же позицию Ривалдо из «Депортиво». Также он посоветовал ван Галу оставить в тренерском штабе Моуринью. Жозе спорил с Луи, когда считал, что тот неправ, ван Галу это нравилось и со временем он стал доверять Моуринью больше, чем другим своим помощникам, Герарду ван дер Лему и Роналду Куману.

Гвардиола же повредил ногу в одном из первых матчей сезона – против «Сконто» в Лиге чемпионов, – потом усугубил травму, перебегая дорогу, промучился почти полтора года (лечился во Франции, Италии и Финляндии), но ван Гал выбрал новым капитаном клуба именно его. При этом Луи проигнорировал обычай, по которому капитаном испанских команд становится самый опытный игрок. На правах капитана Гвардиола пытался затушить конфликт между ван Галом и Христо Стоичковым, сосланным во вторую команду. Пеп убедил тренера дать Христо еще один шанс. Ван Гал послушался, но Стоичков снова его разочаровал и вскоре улетел в Саудовскую Аравию.

Ван Гал доверял Гвардиоле и когда у того были проблемы с новым контрактом, а президент Нуньес выяснял у докторов «Барсы», нормально ли у Пепа с головой. На одной из первых тренировок после выздоровления Гвардиола жестко сыграл против Ривалдо и получил от того с локтя в челюсть. Возвращение Пепа на поле не спасло «Барселону» от третьего поражения подряд – вскоре команда опустилась на десятое место, а Гвардиолу с Ривалдо объединило недовольство ван Галом, который сказал в интервью Voetbal International: команда проигрывает из-за ошибок игроков, а не из-за его системы. Ривалдо пожаловался журналисту El País, что игроки чувствуют себя брошенными тренером, а Гвардиола в раздевалке потребовал объяснений от ван Гала. С помощью Жозе Моуринью тот сказал, что его интервью неправильно поняли.

Летом 99-го ван Гал выставил из клуба пятерых воспитанников (Селадеса, Бускетса, Луиса Гарсию, а также братьев Оскара и Рожера Гарсию), Йохан Кройфф призвал Гвардиолу заступиться за своих, но тот ответил, что не хочет лезть в тренерские дела. В том же году ван Гал сократил игровое время Гвардиолы, выдвинув на его позицию 19-летнего Хави. В первом матче Хави за «Барселону» командой руководил Жозе Моуринью. В тот день, 5 мая 1998 года ван Гал присутствовал на полуфинале Кубка Каталонии против «Льейды» как наблюдатель, а указания по ходу матча и в перерыве давал Моуринью. «Барса» тогда победила благодаря дублю восемнадцатилетнего полузащитника Жофре, а единственный мяч за «Льейду» забил Тито Виланова (в 2012 году он сменил Гвардиолу в роли главного тренера «Барсы», но через два года скончался после операции по удалению опухоли околоушной железы). В финале против команды «Европа» «Барса» во главе с Моуринью потеряла из-за удалений Рожера Гарсию и Джованни, а потом проиграла из-за того, что удар Хави в серии пенальти отбил вратарь «Европы» Серафин.

Летом 1999-го Моуринью позвали в «Бенфику» помощником Юппа Хайнкеса. Ван Гал не пустил: «Скажи «Бенфике», что ты пойдешь к ним только главным тренером, а если им нужен лишь ассистент, то ты останешься в «Барсе». Ван Гал дал Моуринью еще больше полномочий, и 16 мая 2000-го Жозе привел «Барсу» к победе в Кубке Каталонии, выпустив в финальном матче на маленьком стадионе города Тарраса не только Хави, но и, например, семнадцатилетнего Тиаго Мотту. Гвардиола тоже помог Моуринью завоевать его первый самостоятельный тренерский трофей. Вот как это было: Пеп выпал из основы «Барсы» после проигрыша «Севилье» в декабре 1999-го, в конце января травмировал лодыжку в матче за сборную против Польши, и его первым матчем после выздоровления стал полуфинал Кубка Каталонии против «Балагера», в котором «Барса» победила со счетом 1:0.

После двух чемпионских сезонов команда провалила весну-2000, ван Гал ушел вслед за президентом Нуньесом, а новый тренер Лоренсо Серра Феррер вывесил список игроков, которым пора на выход. Один из них, Яри Литманен, вспоминал в автобиографии: «После разговора с Серра Феррером Жозе Моуринью вылетел из кабинета, кипя от ярости и ругаясь на трех языках – португальском, испанском и английском». Жозе отказался идти в штаб Бобби Робсона в «Ньюкасле», отдохнул несколько недель на родине отца в Феррагуду и в сентябре 2000-го возглавил «Бенфику». Гвардиола же, надломленный еще одним неудачным сезоном и травлей крестного отца своих детей, Луиша Фигу, покинул «Барсу» и в сентябре 2001-го, после сорвавшегося перехода в «Ювентус», влился в «Брешию». Через полтора месяца у него нашли следы нандролона, и Пеп был дисквалифицирован на четыре месяца. Только 23 октября 2007 года его оправдал апелляционный трибунал Брешии.

К тому времени Пеп вытаскивал дубль «Барсы» из третьей лиги, а Моуринью приходил в себя после увольнения из «Челси». Через месяц «Барса» сыграла вничью с «Лионом» в Лиге Чемпионов, и на 80-й минуте судья Стефано Фарина удалил тренера Франка Райкарда, слишком бурно оспаривавшего назначение пенальти. Тогда же вице-президент «Барсы» Марк Ингла и спортивный директор Чики Бегиристайн составили список из шести кандидатов на пост нового тренера. Сначала отсеялись Венгер, Лаудруп и Пеллегрини, потом – Вальверде. Осталось двое – Гвардиола и Моуринью.

В январе 2008-го руководители «Барсы» встретились с Моуринью в здании лиссабонского банка (это не помогло засекретить переговоры), где Жозе представил свою 27-страничную версию развития «Барсы». Одним из пунктов была продажа Роналдиньо, который, по мнению Моуринью, мог негативно повлиять на 20-летнего Месси. Президент «Барсы» Лапорта выбрал в итоге Гвардиолу, но к трансферному совету Жозе все же прислушался.

С тех пор Гвардиола стал самым неудобным соперником Моуринью из тех, с кем Жозе играл больше десяти раз (четыре победы в девятнадцати матчах – при девяти поражениях). В воскресенье – двадцатый эпизод самого захватывающего сериала этого десятилетия.

«Он мог стать лучшим левым защитником мира». Даже Бекхэм был в его фан-клубе

Приставание гея и полгода в тюрьме. И все это пережил президент «Сампдории»

развернуть

Доехать до Атланты и MBS — «Mercedes Benz Stadium» — я собирался примерно год. Прошлым летом поездку отложили строители — открытие дважды переносили из-за проблем с механизмом крыши; осенью крыша заработала, но я уже вернулся в Россию. И только к маю 2018-го все звезды наконец сошлись в нужную сторону: отпуск и выпускной в университете в Нью-Йорке удачно совместились с уик-эндом в Джорджии.

За год к десятку очевидных причин посмотреть на стадион (самый новый, самый продуманный, самый необычный) прибавилась еще одна: футбольный клуб «Атланта Юнайтед» настолько бодро заскочил в МЛС, что побил все рекорды посещаемости лиги. Первая игра на арене собрала 71,874 человек, а через пару месяцев на матче с не самым выдающимся соперником из Вашингтона встретились уже 72,035 зрителей.

Эти цифры начинают выглядеть еще интереснее, если подставить к ним один факт: большого соккера в Атланте не было примерно со времен путешествия по Штатам Пеле и Беккенбауэра. В 90-е и нулевые здесь переживали Олимпиаду (без футбола — в него играли в других местах), два домашних Супербоула и «Трешэрс» с Ковальчуком. Болели за баскетболистов из «Хокс» и фанатели по студенческому американскому футболу, самому важному спорту Джорджии. Но никакого соккера.

В шестимиллионной агломерации, привыкшей к самой свежей газировке (здесь — глобальный офис «Кока-Колы»), самым свежим новостям (через дорогу от него — штаб-квартира CNN) и самым быстрым передвижениям (аэропорт Атланты — самый загруженный в мире), МЛС появилась благодаря Артуру Блэнку, основателю огромного ритейлера «Home Depot» (отечественный аналог — «Максидом»). Сокращая историю до одного предложения, и футбольная франшиза, и проект стадиона, который могли бы делить между собой «Атланта Фэлконс» из НФЛ и новый коллектив, — его идея и большей частью его деньги.

На бумаге «Атланта Юнайтед» начала существование в апреле 2014-го, за три года до первого матча, а уже в 2017-м, после нескольких месяцев на местном университетском стадионе, переехала в новый дом.

Стадион строили три года и потратили $1,6 млрд. Около 80% закрыли частные инвестиции, еще 20% обеспечили за счет дополнительного налога на туристов. 4,000 сотрудников арены начали готовиться к открытию за полгода («Home Depot» помог лучшими практиками обращения с клиентами из ритейла); ленточку перерезали в августе 2017-го.

В том, как вышло, что совсем не футбольный город сошел с ума по «Юнайтед», в 2018-м попытались разобраться примерно все большие американские медиа. Самый свежий текст — фичер в The New York Times, который пишет о соккере только по полнолуниям, — рассказал историю нескольких болельщиков, которые честно признались: до появления «Юнайтед» жить в Атланте им было как минимум скучно, а клуб перевернул их взгляды примерно полностью и стал, если хотите, новой духовной скрепой.

Но если всерьез разбирать культурный и социальный феномены «Атланты» все-таки еще рано, то смотреть на стадион и раскладывать его на составляющие уже пора. Именно для этого я и отправился вечером 20 мая на матч «Юнайтед» против самобытного коллектива «Ред Буллс», выдающего себя за клуб из Нью-Йорка (хотя де-факто представляющего Нью-Джерси).

Все подробности и много фотографий — ниже:

Стадион MBS

1. «Mercedes Benz Stadium» — обладатель не только одной из самых коротких среди всех стадионов мира истории, но и одной из самых уникальных форм. Светло-серый многоугольник в километре от центра города можно перепутать и с музеем современного искусства, и с каким-нибудь ультрасовременным вокзалом. У такого решения есть конкретная причина: объявляя конкурс для архитекторов, Артур Блэнк заявил о желании изменить скайлайн (линию горизонта) города. Победил проект бюро HOK, известного десятками работ — от старого кампуса Apple до нового, еще не построенного стадиона «Барселоны».

Статуя сокола

2. Вход на стадион охраняет статуя сокола — символа футбольного «Фэлконс». Памятник собрал из пары тысяч кусочков венгерский скульптор-анималист Габор Миклош Жоге. До заказа из Атланты он успел добровольно воздвигнуть оленя в Нижнем Новгороде, единорога в Выксе (зачем? почему?) и много других зверей по всему миру. Каждый раз перед футбольным матчем сокола наряжают в один из шарфов команды.

Золотой гвоздь

3. Атланта — один из ключевых транспортных хабов США, поэтому часть айдентики клуба связана с железными дорогами. Предматчевый ритуал выстроен вокруг золотого гвоздя, которым к шпалам прибивают рельсы: когда команда приезжает на игру, все футболисты по пути в раздевалку оставляют на нем автографы, затем то же самое делают болельщики, а перед стартовым свистком, уже на трибуне, по гвоздю под заряд «А! Т! Л!» три раза лупит молотом очередной уважаемый гость. На воскресном матче таким стал важный представитель рэп-сообщества T-Pain. Гвоздь хоть и выглядит тяжелым, на самом деле сделан из дерева; все матчевые экземпляры сохраняют для будущего музея.

ETFE-панели

4. Еще одна задача, которую решали архитекторы — максимально наполнить стадион светом. Для этого на каркас стен натянули панели из полимера ETFE (те же решения — «Альянц Арена» в Мюнхене, «US Bank Stadium» в Миннесоте и много чего еще), который действительно делает жизнь внутри стадиона чуть ярче.

Крыша MBS

5. Но самые крутые инженерные решения прикрывают арену не с боков, а сверху. Крыша MBS состоит из 8 частей и открывается совершенно не характерным для стадионов способом (ассоциация, от которой я так и не смог отделаться — вот этот кадр из «Дня независимости»).

Так как в Джорджии практически не бывает холодов, большую часть года конструкция работает гигантским зонтиком. В эти выходные в Атланте было за +30, а внутри стадиона — на 10 градусов ниже. Крыше посвящен отдельный фильм, из которого можно узнать, например, каково жилось альпинистам, ползавшим на стометровой высоте за полчаса до очередного урагана.

Крыша и табло

6. Не менее выдающимся способом решена и история с табло, уникальным для каждого, кто не знает про стадион «Краснодара» (в самой «Атланте» в курсе, поэтому уточняют: «в Америке такое — точно единственное»). Огромную 360-градусную панель в 5800м² собирали по частям в Южной Дакоте и везли через всю страну на грузовиках. Результат — идеальный вид с любого места. В паре с табло работают огромные LED-экраны, под которые спрятаны несущие колонны трибун.

ЦУП

7. Табло включают за несколько часов до игры и поочередно показывают рекламу, статистику, болельщиков, предматчевое шоу, трансляцию, фотографии из соцсетей и много чего еще. Всем процессом управляют из подвальной комнатой с кучей мониторов, слегка напоминающей ЦУП.

Выход на поле

8. За стеной от центра управления находятся раздевалки команд (для «Фэлконс» на 100 человек, для «Юнайтед» — на 30), а прямо перед ними — самые дорогие на арене бизнес-клубы (VIP-зоны арены, не считая 191 ложи, вмещают 7000 гостей). Так выглядит туннель, по которому футболисты выходят на поле. В метре от барной стойки и, соответственно, подогретых за этой стойкой болельщиков.

Скамейки

9. Минимальная дистанция с гостями — это один из основных принципов устройства стадиона. Со спортсменами можно встретиться взглядом, когда они идут из автобуса, в подтрибунном помещении, по дороге на поле и даже на минимальном расстоянии от него: самые близкие к футболу места находятся за скамейками запасных и сразу за воротами.

Газон

10. Все команды Атланты играют на искусственном покрытии. Инженеры стадиона проводили исследование, показавшее, что натуральной траве внутри арены не хватит света, поэтому от заочного соревнования с «Санкт-Петербургом» отказались. Растить газон при этом все равно скорее всего придется: MBS входит в заявку на ЧМ-2026, согласно которой арена примет в том числе полуфинал, и играть на синтетике ФИФА не разрешит. Пока решение видят очень по-нашему: «Если получим турнир, начнем думать».

Провода

11. Еще один ключевой кусок начинки стадиона — IT-инфраструктура. В подтрибунных помещениях вдоль потолков протянуты 4,000 миль оптоволокна, обеспечивающих поддержку внутренние коммуникации и 2,000 роутеров. Система управляется облачным решением от IBM, а емкость рассчитана с запасом на случай, если через пару лет инстаграм станет в пять раз более востребован. На каждой игре сетью пользуются в среднем 35-40 тысяч человек.

Трибуны

12. В максимальной комплектации «Mercedes Benz Stadium» вмещает около 75 тысяч зрителей. Предполагалось, что на соккер арену будут открывать только наполовину, но востребованность «Юнайтед» заставила поменять все планы.

Теперь на проходные матчи МЛС закрывают самый верхний ярус (вместимость сокращается до 50 тысяч, из них 37,000 — владельцы абонементов), а на топовых работают на полную мощность. Почему, если есть спрос, не открывать стадион целиком? Потому что одна из идей клуба — ощущение солд-аута на каждой игре. Ведь если открыть 70 тысяч мест, а заполнятся только 55-60 из них, на трибунах возникнут неприятные проплешины, вредные и для атмосферы, и для картинки.

Променад

13. Так как поле находится на пару десятков метров ниже уровня основного входа, каждый, кто попадает на стадион, сразу же оказывается на променаде, проложенном внутри трибун. Еще одна идея архитекторов — 9 разбросанных по арене пространств, где болельщики могут встречаться и проводить время вместе.

Выездюки

14. Никаких ограничений на передвижение по променаду нет ни для своих болельщиков, ни для гостей. 50 фанатов «Ред Булла» заходят через обычный вход и спокойно поднимаются в свой сектор. В МЛС конфликты между болельщиками редко, но случаются, но у клуба, которому де-факто нет еще и двух лет, врагов еще не появилось.

Пивная статуя

15. Сокол на входе — не единственное на MBS произведение искусства. Все внутренние помещения набиты работами местных художников и дизайнеров, которые клуб подбирал вместе с одним из местных музеев. Есть красочные цитаты из библии, картины, мистическая дверь в никуда и даже гигантская колонна из пивных кег имени «Бадвайзера».

Пиво

16. Алкоголь и пиво в Атланте, как и на любых других американских стадионах, не запрещены и даже приветствуются. Выбрать можно и из десятка очевидных сортов типа «Бада», и из локального крафта (местная гордость — пивоварня «SweetWater»), и из крепких коктейлей. Цена на бокал начинается от $5, один человек не может купить больше двух единовременно, продажи закрываются на 75-й минуте матча.

Сосиска

17. К алкоголю в Атланте прилагается гастрономическая программа: еды здесь очень много, и она официально — самая дешевая во всем американском спорте. Линейку цен на основные позиции (хот-доги, пицца, газировка) объявили еще за год до его открытия, в момент старта продаж абонементов. За $20 на MBS можно купить шесть кусков пиццы и безлимитную газировку. За $20 на большинстве других арен пиццы будет втрое меньше, а кола — строго пол-литровой.

Через полгода после запуска в MBS проанализировали статистику объявили: несмотря на низкие цены, болельщики стали тратить на 16% больше, чем в начале.

Я пошел на рискованный эксперимент и в перерыве отправился в одну из 670 (шестисот семидесяти, да) точек питания. Наблюдений оказалось два: во-первых, от хвоста очереди в 40 человек до заказа в руках прошло 5 минут 30 секунд, во-вторых, то, что вы видите, стоит $5, и это вкусно.

Носки

18. Успех коснулся и системы продажи атрибутики. Внутри стадиона есть один большой магазин и несколько десятков лавок с шарфами и футболками, но самую заметную кассу клуб делает в онлайне: каждая четвертая вещь, продающаяся на сайте МЛС (у лиги единый магазин) — атрибутика «Атланты». На арене это трудно не заметить: в какой-то момент без красно-черной футболки начинаешь чувствовать себя немного неловко. Ничего особенного в магазинах при этом не нашлось, поэтому из Атланты в Петербург отправились только носки в персиках.

Фанаты

19. Из 37,000 абонементов несколько тысяч приходятся на 4 организованных объединения фанатов, которые задают ритм стадиону. В «Атланте» болеют недолго, но очень громко, с кучей барабанов, и спокойно относятся к тому, чтобы копировать лучшие мировые заряды, то же исландское «Ху!». Когда команда забивает гол, из колонок орет паровозный гудок, а над местным виражом поднимается белый дым.

Стадион

20. Футболом как таковым в «Атланте» рулят бывший топ-менеджер «Тоттенхэма» Даррен Иалс и уехавший в Штаты после сборной Аргентины Херардо Мартино. В составе — поигравший в АПЛ Бред Гузан и однажды чуть не переехавший в «Зенит» парагваец Альмирон. Играют на обычном для МЛС уровне: из-за лимита на звезд разницу между лидерами и всеми остальными заметно даже с самого верхнего ряда. Пока один обыгрывает на носке троих соперников, другой не всегда может принять простую передачу.

Ночь

21. В сезоне-2018/19 «Юнайтед» после 12 матчей возглавляют восточную конференцию и целятся на то, чтобы проскочить в плей-офф дальше первого раунда и снова переписать историю клуба.

«Mercedes Benz Stadium» тоже ждут новые рекорды: в 2018-м здесь пройдет матч всех звезд МЛС против «Ювентуса», в 2019-м — 53-й Супербоул, в 2020-м — финал баскетбольного мартовского безумия, в промежутках — концерты Тэйлор Свифт, Бейонсе и Эда Ширана и еще кого-нибудь всемирно известного.

Все они пробудут в Джорджии только на пару дней и отправятся дальше. А вот «Атланта Юнайтед», ее маленькая красная армия и невероятный стадион, судя по всему, останутся надолго.

развернуть

Евгений Марков в гостях у «Великой Мордвы».

«Здравствуйте, здесь живет Виктор Ванягин?». Из приоткрытой двери выглянул невысокий старичок с густой лопатообразной бородой, как у Тихона из мультика «Алеша Попович». Герой грубо высказал «нет» и закрылся. «Так где живет Виктор?». «А х** его знает», – ответили из-за двери без глазка.

Первое знакомство с Витьком из Саранска совсем не получилось. Я нашел его дом, этаж и квартиру, но оттуда выпал непонятный дед, совсем не похожий на легенду русского футбола.

«Витька знает вся страна, дай бог ему здоровья», – говорил Юрий Семин. В сезоне-2014/15 он занял с «Мордовией» 8-е место в премьер-лиге – и это лучшее, что случалось с клубом, который весной 2018-го без спонсора и на последние бюджетные деньги играет во втором дивизионе.

Витька помнят по легендарной кричалке «Мордва Великая», он посещает домашние матчи больше 20 лет (даже сейчас). Его свист и матюки с пятого ряда центральной трибуны заглушали трансляцию из Саранска – осенью 2014 года на Витька нападали Уткин и Черданцев, говорили, что «НТВ-Плюс» надо заканчивать с матчами «Мордовии», либо убирать мужика со стадиона.

Но они проиграли: Витька не тронули, микрофоны передвинули, а трансляции ушли только через два года – когда «Мордовия» вылетела в ФНЛ. Уткин, назвавший болельщика «синяком», красиво выкрутился: «Каждый имеет право быть синяком. Точно так же, как и не быть синяком. Нет такой статьи в Уголовном кодексе. Да и в административном нет. Был неправ. Простите». За дядю Витю вступился не только Семин, но и Александр Бубнов: «Нашли жертву! Как Черданцев с Геничем порой орут в репортажах, уши закладывает. Витек даже так не орет. А если посмотреть, что они творили в Бразилии, когда подшофе были, то Витек – вообще красавец. Поэтому, Витек, не сдавайся, не только Саранск, но и я за тебя».

***

Витек живет на окраине крохотного Саранска. На машине из центра до его Пионерской улицы – пять минут. Пешком – 30. Вокруг стоят дома, на которых чуть меньше краски, чем задумывалось; детские площадки из железа и выделенные яркими пятнами вывесок продуктовые магазины. На балконах висят санки, сушится белье, на фасадах много национального орнамента и рисунки с лыжниками.

Возле дома Витька находится база «Мордовии» – можно кричать во имя клуба прямо из окна. Но не из квартиры Ванягиных: в спальне окно заткнуто слоями поролона, тряпками, одеждой и всяким хламом – чтобы внутрь не проникал холод. Там же на веревочке держатся две детские ледянки.

Дом Витька – последнее многоэтажнее здание на этой половине Саранска, дальше начинаются сельские избушки. 

Пора идти внутрь. Нужная квартира выдает на домофоне ошибку (потому что в квартире Витька его просто нет), звоню в первую попавшуюся: «Здравствуйте, я из спортивной газеты, пришел к вашему соседу Виктору Ванягину». Мне не ответили, но моментально открыли.

Подъезд – холодный и чистый, в лифте написано «Муся», внутри пропитка из запахов еды и сырости. Такие дома называют муравейниками, на каждом этаже узкие и длинные затемненные коридоры, в конце виден долгожданный свет, деревянный пол, накрытые тряпками двери, ведра, столы. 9 жилых этажей, на каждом по 16 квартир. Гробовые условия.

Дальше было то самое несостоявшееся интервью с бородачом, и подкатило отчаяние. У лифта я встретил первого жильца – молодой человек 34-х лет (узнал позже) курил и нервно гулял по углам, а на мои вопросы отвечал просто.

– Вы знаете, где сейчас Виктор Ванягин?

– В психушке.

– Откуда знаете?

– Он мой брат.

– Как вас зовут?

– Владик.

– Как ваша фамилия?

– Владик.

***

Пожилые женщины у подъезда рассказали: Владик – родной сын Витька. Но про брата он не придумал – его брата, еще одного сына Виктора Ванягина тоже зовут Виктор. Их троих иногда кладут в психиатрическую больницу, сейчас там находится Виктор-сын. Самого Витька сегодня видели через окно, возвращался домой. Еще у Витька есть старший сын Лев (35 лет), его найти не удалось.

«У них ненормальная семья, сыновья Витя и Владик бродят по этажам, звонят в квартиры и запрыгивают на соседей, недавно напали на нашу подружку, тоже пенсионерку; хорошо, что под рукой был спрей для обуви, прыснула кому-то из них в лицо, он и убежал. Виктор-отец бросался на соседей с ножом, за это лет 20 назад сидел в тюрьме (дали 15 лет, но выпустили через 3,5 за хорошее поведение – прим. Sports.ru)», – рассказ одной из соседок, которая не захотела раскрывать имени. Всего его судили четыре раза – в общей сложности Витек провел в тюрьме 15 лет.

Вот так он выглядел много лет назад.

Кроме футбола Витек ходит на хоккейную «Мордовию», баскетбольный «Рускон» и другие соревнования вроде поднятия штанги, но последние два месяца на матчах его не видно.

Соседка отвела меня в ту же квартиру к бородачу, который послал меня 10 минут назад, – теперь он был готов к разговору.

«Страшно? Все будет нормально», – настраивала меня соседка Витька. Спасибо ей, если бы она не представила меня Витьку, было бы совсем грустно. Так я попал в его квартиру. Точнее – комнату, совмещенную с кухней. Внутри пахло газом, на плите бурлили распухшие пельмени.

В квартиру вернулся Владик. Он гулял по крохотной прихожей из угла в угол. Было страшно: казалось, в любой момент он набросится на меня, как на бабушку-соседку, потому что двигался и говорил совсем хаотично. Я держался ближе к Витьку, чувствуя рядом с ним спокойствие и безопасность. В расстегнутой, как на матчах «Мордовии», красной рубахе он улыбался, усложняя речь постоянным матом.

– Что для вас «Мордовия» – увлечение?  

– Да какое х** увлечение, так хожу н***й.

– Кто любимый футболист?

– «Мордовия» н***й вся.

– Помните Юрия Палыча Семина?

– Все было положительно, чо б***ь, все хорошее, е*т.

Витек вел себя адекватно, особенно на контрасте с сыном.

Болельщик хоккейной «Мордовии» (ВХЛ-Б), пожелавший не раскрывать имени, рассказал Sports.ru, что на матчах – даже в этом сезоне – все наоборот: «Новички, которые приходят в первый раз на хоккей и видят Ванягина, пересаживаются в другое место, некоторые даже обращаются к полиции, чтобы пресекали его шизу. Еще деталь: после победного матча Витек на улице всем громогласно извещает: «Победа, бл*!».  

***

Мы перешли в единственную комнату, где на стене висит карта мира, почему-то завешенная газетными листами, повсюду набитые пакеты с одеждой. Владик все так же ходил за нашими спинами.  

В комнате неуютно, и абсолютно точно не хватает женщины.

Жена умерла полгода назад.

«Мать, у меня жена Рая б***ь умерла в октябре, п****ц н***й, так вообще караул», – рассказал Витек.

Теперь семья Ванягиных живет втроем (старший сын – в другой квартире), спят на трехъярусной кровати – это провисшие матрасы, на которых лежит все что угодно: одежда, мусор, тряпки. Владик опирается на кровать и не дает ее сфотографировать. Получается смазано.

В небольшой комнате много музейных экспонатов из Советского Союза. Тонкий ковер с тремя богатырями Васнецова, ванильная репродукция, где мужчина и женщина на фоне водопада и пальм в купальниках тянутся друг к другу губами. Над ними – грамоты мальчикам (Виктору и Владиславу Ванягиным) за активное участие в школьной жизни. На той же стене – постеры с афишами культовых боевиков с участием Брюса Ли, Сильвестра Сталлоне, Арнольда Шварценеггера и Дольфа Лундгрена. Из современных предметов – оттертый от пыли музыкальный центр, DVD-проигрыватель и телевизор со сломанной антенной.

Витек хватается двумя руками за рубашку, показывает на грудь, щелкает языком – будто у него внутри что-то горит. Говорит, что постарел и уже тяжело ходить на матчи.

– Мне 68 лет, вроде уже как старый, не знаю, как дальше. Наверное, закончу с матчами. Сил уже нет, возраст. Все н***й завязываю в п***у.

– Вы с детства любите футбол?

– Как же! Играл за школу, причем на любой позиции, кроме вратарской.

– Кем вы мечтали стать в детстве?

– Рабочим человеком – кем еще тут станешь?

– У вас есть любимая книга?

– Да какие книги? Вот на полке лежат. А так у меня образование – восемь классов сельской школы.

– Как вы зарабатывали на жизнь?

– Теперь на пенсии. У меня профессий д***я – одно время работал в Москве монтажником на Кутузовском проспекте, потом слесарем, грузчиком на картонном заводе. Да везде.

– Расскажите историю вашей семьи.

– У меня отец был сослан при Берии в Красноярский край, в 37-м году всю семью разослали, раскидали по разным городам. Отца судили как сына кулака – писали, что занимался бандитизмом-х**тизмом. Я родился в Красноярском крае, потом уехал на родину отца в Мордовию, обосновался в Саранске, работал на светотехническом заводе, женился, получил жилье.  

– Скоро чемпионат мира. Ждете?

– Конечно. Жду всего хорошего, чтобы болельщики и игроки получили лучшее.

После шести минут экскурсии и интервью Витек показал на дверь – устал, к тому же пора было вытаскивать пельмени: «Ну давай, спасибо, что зашел». Дальше было крепкое рукопожатие, чуть менее крепкое от Владика, темный коридор, ступеньки, лампочка и долгожданная Пионерская улица. 

***

Sports.ru благодарит сервис BlaBlaCar за помощь в организации поездки в Саранск. Дорога заняла 10 часов, но это стоило того – мы зафиксировали цены на золотое мордовское жилье и познакомились с Витьком. Надеемся, чемпионат мира по футболу поможет ему и его семье, как и всей стране, в дальнейшем возрождении.

Фото: Евгений Марков; РИА Новости/Юлия Честнова (2); sports.ru/tribuna/blogs/oldschool (13)

развернуть

Сериал Sports.ru о людях, за которых мы проголосуем в новом году. Очень хочется, чтобы у них получилось.

Смешно голосовать за Пепа, все-таки он и без нас уже помножил на ноль все факторы, мешавшие его команде в прошлом году. Но на всякий случай Вадим Лукомский ультимативно объяснил, как работает Гвардиола и почему в мае не останется никого, кроме его «Сити».

Главное  их достижение сейчас – обновленный рекорд по количеству побед подряд. 17 штук. Но это лишь один из кучи рекордов, которые падут в этом сезоне.

Лишь рекорд «Челси»-2005 по пропущенным пока в безопасности (кажется). Все остальные команда Гвардиолы уничтожит, даже если немного притормозит.

«Сити» подкрепляет выдающиеся результаты мощной статистикой. Их доминирование в некоторых аспектах просто феноменально. 65,9% – рекорд по владению в истории АПЛ. На 5% больше павшего рекорда, который «Сити» установил в прошлом году. Обычно разница между самой владеющей и не владеющей командами около 20%, поэтому улучшение рекорда на 5% – просто космос.

Или взять «соотношение ударов». Он выражает степень доминирования по ударам. В данном случае – от всех ударов в своих матчах «Сити» наносит 74,6%. В истории подсчетов ни одной команде АПЛ не удавалось выбраться за отметку в 70%.

«Сити» создал 69 явных моментов – на 21 больше, чем у 2-го «Ливерпуля» (и на 11 больше, чем за весь сезон у прошлогоднего чемпиона). Для контекста: 6 команд АПЛ до сих пор не создали 21 явный момент. Разница таких моментов у «Сити» – «+53». Если сложить разницу «Тоттенхэма», «МЮ» и «Челси», получится лишь «+47».

По ходу прошлого неудачного сезона Гвардиола многократно говорил о качестве игры – потому что тренер контролирует только его. И из него рождается результат. Тяжело передать цифрами потрясающий прогресс в этом плане. Но попробуем. Сравним остроту созданных и допущенных моментов «Челси» по ходу прошлогодней 13-матчевой победной серии и «Сити» в ходе их нынешней серии.

«Челси» в удачный отрезок – это абсолютно топовая команда. Так вот «Сити» в два раза круче топовой команды. Любая серия зависит от доли везения в нужный момент, но «Сити» зависит от него в два раза меньше. Это проявляется не только на дистанции, но и в отдельных матчах. Разницы 0,6xG, как правило, достаточно для справедливой победы в матче. У «Сити» в 14 матчах из 17-и разница была больше 1xG. У «Челси» – лишь в 7 из 13.

Что изменилось в сравнении с прошлым сезоном

«В прошлом году было много матчей, в которых мы добились бы лучшего результата, если бы хладнокровнее реализовывали моменты. В этом сезоне мы как раз более хладнокровны. Это основное различие», – подчеркнул в ноябре Кевин Де Брюйне. В этом году у «Сити» лучшая в лиге реализация – 17,6%. Прошлогодний результат 12,6% был лишь 5-м в лиге. Не менее важен и скачок с 18-го на 9-е место по количеству ударов, которые требуются на гол в ворота «Сити».

В совокупности это дало невероятный эффект, который в конце прошлого сезона Пеп предсказывал: «Анализируя матчи, я вижу много положительных моментов, но не в штрафной – когда соперники добираются до нее, они забивают, мы – нет». Даже с прошлогодним уровнем игры и нынешним хладнокровием «Сити» лидировал бы в АПЛ. Но команда Гвардиола стала еще мощнее.

Это нормальный процесс для футбола Пепа, который неоднократно повторял, что по мере усвоения его стиля команды всегда прибавляют – например, по качеству игры пиковыми он считает не сезон с шестью трофеями, а последний год в «Баварии» и два последних в «Барселоне». Если отбросить аномалии с реализацией в первый год в Англии, с «Сити» происходит то же самое: вполне читаемая и постепенная эволюция.

Вопреки стереотипам, в первый год Гвардиола больше работает над игрой без мяча. «Атака во многом основывается на индивидуальном таланте. Работать же нужно над обороной. Оборонительная стратегия – невероятно важна. Особенно если ты хочешь много атаковать», – считает Пеп.

Как обычно, все началось с прессинга. «Теперь игра на оборону после потери – обязанность всей команды, а не только четверки защитников», – объяснял Гаэль Клиши во время первой предсезонки. То же самое говорил Арьен Роббен про работу Гвардиолы в «Баварии»: «Самое значительное изменение в нашей игре в сравнении с прошлым сезоном (при Хайнкесе) – мы стали прессинговать еще выше и чаще. Класс нашей команды очень высок, а выйти на следующий уровень нам помогает именно постоянное давление на соперника».

Команда быстро приняла идею. «Люди склонны считать, что Пеп уделяет больше внимания атаке, но, по-моему, все наоборот. Он больше думает об обороне. Я уже видел, как стал отрабатывать Серхио Агуэро, как прессингует Давид Сильва. Он меняет менталитет «Сити» без мяча», – уверял осенью 2016-го Хаби Алонсо. «Иногда легче оказывать интенсивное давление на соперника на протяжении нескольких секунд, чем не сделать этого, а потом догонять его в длинном забеге. Прессинг даже разгружает команду. У меня ощущения, что, владея мячом так много, мы можем лучше переводить дыхание», – объяснял Де Брюйне.

Уже в первый год Гвардиола вывел прессинг «Сити» на топовый уровень – он был явно лучшим в Англии. Проблема заключалась в том, насколько сурово команду наказывали за редкие провалы прессинга, и в общей нехватке контроля. «Во всех клубах я стремился контролировать матчи, поэтому мои команды пропускали очень мало. Здесь я не могу этого делать. Мне лишь предстоит проанализировать ситуацию и понять почему», – подчеркивал Пеп.

 PPDA показывает, сколько пасов соперника приходится на оборонительное действие команды на чужой половине поля. То есть интенсивность высокого прессинга.

«У меня есть принципы, которых я держался всю карьеру. Например, высокий прессинг. Но в Англии он буквально запрещен. Просто-напросто запрещен. Так как мяч находится в воздухе чаще, чем на земле. Мне нужно адаптироваться», – возмущался Пеп в конце прошлого сезона. Но качество прессинга «Сити» лишь улучшилось, пускай незначительно. Ключевым стал огромный рост владения, который решил проблему с контролем матчей. Именно повышение контроля решило описанную выше Гвардиолой проблем. Это вполне стыкуется с инсайдом The Independent, что основной темой второй предсезонки Пепа в «Сити» стало именно владение.

Три главные причины прогресса «Сити» с мячом:

1. Естественная эволюция при Гвардиоле. Усвоение позиционной игры требует времени. Во второй год, после нацеленной именно на это предсезонки, с более подходящими игроками (особенно крайними защитниками) «Сити» прибавил в контроле.

2. Эдерсон. «Его передачи невероятны. Он не только начинает атаки, но и разбивает прессинг соперников. Не думаю, что видел другого так здорово играющего в пас вратаря в эпоху АПЛ. С такой игрой он скоро обязательно отдаст голевой пас», – восхищался недавно Джейми Каррагер.

В качестве доказательства Карра привел матчи с «Тоттенхэмом»: прошлогоднее поражение без шансов и свежее тотальное унижение «шпор». По мнению Джейми, план «шпор» на оба матча был схож и строился вокруг высокого прессинга. Отличие в том, что в прошлом сезоне давление задушило игру «Сити» в пас, а на этот раз разбивалось Эдерсоном и приводило к острым атакам «Сити».

3. В прошлом сезоне «Сити» не хватало психологической устойчивости, чтобы владеть мячом на нужном Пепу уровне. После вылета из Лиги чемпионов Гвардиола подчеркивал: «Все тренеры ошибаются, но мы проиграли не из-за тактических ошибок. Ощущалась разница между первым и вторым таймами. Во второй половине мы пытались победить, играть футбол – как всегда делают мои команды. В первом тайме мы забыли это сделать. Моя ошибка в неспособности убедить команду, что она может играть так весь матч. Во втором тайме я смог это сделать, но было слишком поздно».

Сейчас такую проблему даже трудно представить. «Гвардиола вселил в нас уверенность. Показал, что мы можем сыграть лучше любого соперника», – объяснял в начале сезона Де Брюйне.

Как именно играет «Ман Сити»

Гвардиола так объясняет свою философию: «Футбол – это сочетание контроля с хаосом. Игроки делятся на тех, кто больше думает о нуждах команды и ищет лучшее решение, и тех, кто порождает хаос. Первые – это умные футболисты с отличным пониманием тактики. Они способны контролировать матчи и четко следовать инструкциям. Вторые играют на инстинктах и природном таланте. Последнюю категорию я хотел бы видеть в пределах 20-50 метров от ворота соперника. Они способны созидать и творить вещи, вне контроля тренера. Их нельзя ограничивать. Команды, которые сочетают оба типа игроков, получают огромное преимущество».

Сочетание хаоса с контролем достигается через концепцию Juego de posicion. Еще до прихода Пепа в «Сити» его ключевые принципы в эфире Sky Sports объяснял Тьерри Анри. Он на примерах показал роли футболистов «Барселоны» при выходе из обороны в атаку. На этой стадии они не могли отходить от плана, но получали право на импровизацию на финальной трети поля соперника. Француз также рассказал, что однажды Пеп заменил его в перерыве матча со «Спортингом» за несоблюдение этих инструкций, несмотря на то, что его самовольные действия позволили ему забить.

Давнее описание похоже на свежие слова Кевина Де Брюйне. «При Пепе у нас есть определенная свобода, но при большой дисциплине. Чем дальше команда продвигается к чужим воротам, тем больше свободы получают футболисты. Первые 60 метров каждый имеет четкую роль, которая помогает команде продвигать мяч. Каждый должен занимать правильную позицию и выполнять правильные рывки, чтобы создавать остальным варианты. Именно благодаря этому мы настолько уверенно разыгрываем мяч от вратаря».

Для простоты понимания зонный принцип Гвардиолы иногда формулируют так: на одной вертикальной линии не должно располагаться более двух футболистов, на одной горизонтальной – не более трех. Как только одно из условий не соблюдается, игрок меняет позицию. Если это происходит, у команды вне зависимости от собственной схемы и расположения соперника, почти всегда будут варианты для продвижения мяча. Такое распределение игроков – это лишь минимум, без которого рушится структура.

В оптимальном сценарии в одной вертикальной линии должен быть только один игрок, в большинстве горизонтальных – тоже только один (лишь иногда два). Добиться этого в каждом эпизоде уже намного сложнее. По этой причине на тренировках Гвардиола разбивает поле на 20 зон. Игроки должны контролировать заполнение зон в зависимости от положения мяча. В идеале, футболисты не просто в правильный момент заполняют ближнюю к собственной номинальной позиции зону, но и меняются ролями с партнерами, своевременно распознавая, какая зона нуждается в заполнении в конкретном эпизоде.

При правильной интерпретации такой футбол обеспечивает огромное количество вариантов для продвижения мяча, непредсказуемость в атаке и практически идеальное для контрпрессинга расположение игроков при потере. Для создания правильной структуры позиционной атаки по Пепу необходимо минимум 15 передач: «Я ненавижу тики-таку. Владение – лишь инструмент, который помогает организовать команду и дезорганизовать соперника. Но без минимум 15 передач качественный переход из обороны в позиционную атаку просто-напросто невозможен».

Пеп никогда не выходит за рамки зонных принципов, но от матча к матчу меняет детали. Самая простая адаптация – изменение количества защитников в зависимости от количества нападающих соперника. «Слишком много игроков находились за линией мяча, как следствие, мы занимали неверные позиции. Стоунз, Коларов и Фернандо в начальной стадии атак оказывались против 1 соперника. В этом нет смысла. В начальной стадии атак нужно создавать ситуации 2-в-1 и иногда даже 1-в-1», – объяснял Пеп в прошлом сезоне.

«Замысел в том, чтобы преодолеть давление соперника передачами низом от защитников. Они доставляют мяч мне и Давиду, из-за прессинга соперника возникает ситуация 5-в-4 в нашу пользу», – Де Брюйне. Вот одна из практических вариаций:

Схема адаптирована под прессинг соперника, но принципы соблюдаются

Ситуация 5-в-4 (со Стерлингом вне кадра), о которой говорил КДБ

Эта система идеальна для преодоления прессинга. Но она также помогает футболистам в позиционных атаках. Еще один пример от Кевина: «Нам дают свободу, но каждая позиция должна заполняться. Например, если Кайл Уокер подключается, а Рахим Стерлинг смещается в центр, я понимаю, что должен прикрыть вингера соперника на случай контратаки. А если я сам располагаюсь выше по центру, то Кайл не будет подключаться, а Рахим поддержит ширину на фланге. Это обеспечивает непредсказуемый футбол, но в то же время каждый знает, что и когда делать. В рамках этого футбола мы должны находить пространства, которые соперник оставляет в конкретном матче, и использовать их. Каждый раз мы вскрываем соперников по-разному».

Таким образом футболисты «Сити» всегда имеют достаточное количество вариантов для продолжения атаки, но в то же время готовы к потере и быстрому прессингу после нее. «Благодаря тренеру, все знают позиции каждого партнера в каждом эпизоде. Так играть в футбол намного проще», – подытожил КДБ. Контрпрессинг в этом сезоне – не менее грозное оружие для «Сити», чем позиционные атаки:

Главный минус системы – сложность. Игроки сначала усваивают ключевые принципы, потом совершенствуют их, а потом еще подстраивают под меняющиеся от матча к матчу детали, не отходя при этом от основ. Это даже звучит до ужаса трудно. «На первых порах мы вообще не понимали, о чем говорит Пеп», – вспоминал Клаудио Писарро. Алонсо назвал первые недели работы с Гвардиолой «ускоренным курсом получения степени магистра футбола». Доменек Торрент, один из помощников Пепа, сравнивает процесс с изучением нового языка: «Сначала мы учим с игроками цифры, потом дни недели, потом глаголы».

Торрент также привел конкретный пример из работы в «Баварии»: «Игроки никогда ранее не работали в рамках подобной системы. Они не знали принципов позиционного футбола. Для Пепа и «Барсы» это естественные вещи, в Германии же многие полагали, что это просто удержание мяча. Например, Пеп считает рондо очень универсальным упражнением, которое развивает скорость принятия решений и понимание игры. Но лишь через несколько месяцев игроки начали понимать, что рондо – это упражнение не на удержание мяча, а на понимание игры».

Рондо уже стало ключевым упражнением на тренировках «Ман Сити». «Мы постоянно разыгрываем квадраты – 5 на 2 или 6 на 2. Гвардиола считает их пиком футбольного искусства. Если ты хорош в таких ситуациях, будешь хорош в игре. Ведь рондо проверяет твои возможности на очень маленьком участке поля», – делился впечатлением Де Брюйне.

В другом интервью КДБ (Пепу определенно пора поговорить с ним, чтобы парень сливал поменьше информации) углубился в детали:

– без рондо не проходит ни одна тренировка Гвардиолы,

– другие тренеры в карьере Кевина не воспринимали это упражнение всерьез,

– игроки в квадратах определяются в случайном порядке,

– Пеп кайфует, когда игроки в квадрате выполняют около 60 передач подряд.

Бешенный игровой прогресс «Сити» напрямую связан с прогрессом в понимании принципов позиционного футбола. Но, говоря недавно об огромном просторе для роста, Гвардиола не лукавил. Пеп привел в пример дерби с «Юнайтед». «МЮ» играл в 3 защитника перед игрой с «Сити», но вышел на матч с 4-кой. Игроки «Сити» не адаптировались к этому самостоятельно. Только с помощью тренера в перерыве. В этом следующая стадия.

Это возможно. Хави вспоминает: «Часто по пути в раздевалку в перерыве я думал, что сказал бы команде. Захожу – и бам. Пеп раскладывает по полочкам именно ту идею, которая пришла мне в голову. Правда! Спросите у Бускетса. Я сидел рядом с ним и говорил: «Тебе не кажется, что нам нужно поменять три вещи?» Затем к нему подходил Пеп и говорил: «Буси, мы должны поменять три вещи». В этот момент я, черт возьми, кайфовал».

Как Гвардиола делает «Сити» еще более неуязвимым

Весной Гвардиола признался, что постарел и больше не отсматривает по 6 матчей каждого соперника в поисках слабостей (когда-то он так готовился даже к товарищеским играм). Но «правила 32 минут» никто не отменял. Так, близкий друг и помощник Пепа Мане Эстиарте называет маниакальную зависимость товарища от футбола: «Я много раз пытался пригласить его вместе пообедать в надежде отвлечь его от футбола, но максимум через 32 минуты он мысленно переносился в другое место. Хотя он кивает и делает вид, что слушает, он перестает на тебя смотреть и наверняка на самом деле уже думает о левом защитнике следующего соперника, схеме опеки в полузащите и уровне поддержки вингерами центральных игроков».

Маниакальная сторона Пепа проявляется при подготовке к соперникам и во время игр. «Пеп ничего не оставляет на волю случая. В каждой ситуации он в точности знает, что нужно донести до игроков, особенно по части тактических указаний. Я прямо чувствую, что 99% подготовленности для него мало – он хочет 100% и полную уверенность в том, что его идеи идеально подходят под конкретный матч и соперника. Не каждый игрок способен сходу понять эти идеи, но они могут идеально сработать», – описал манеру менеджера «Сити» Лерой Сане.

«Он футбольный псих в хорошем смысле слова. Фанат, эксперт и тренер в одном. Он изучает каждого оппонента поминутно и показывает нам их слабости: каким пространством можно пользоваться, где могут возникать моменты, как мы должны играть. Он вносит изменения перед каждым матчем и иногда во время игр с целью адаптировать тактику к сопернику. Например, он может сказать нападающему изменить характер открываний или на несколько метров передвинуть игроков полузащиты. Верю, что, благодаря этому, мы стали намного более гибкими, непредсказуемыми для соперников и получили еще больше контроля», – восхищался тренером Филипп Лам.

«Никогда раньше у меня не было тренера, который так детально готовился бы к каждому эпизоду и аспекту матча и так доступно все объяснял игрокам. Некоторые тренеры просто говорят: «Покажите себя!» – Де Брюйне.

В октябре мы подробно разбирали прием, который Гвардиола применил против прессинга «Наполи». Если внимательно смотреть, в каждом матче «Сити» находится тактическая фишка. «Каждый матч Гвардиолы – урок футбольной тактики», – восторгался в эфире Sky Sports Крейг Беллами. Пеп настолько псих, что готов адаптировать тактику под соперника уже через 90 секунд после начала матча. Так было в прошлогоднем матче с «Челси».

Гвардиола заметил расхождение в игре «Челси» с тем, к чему «Сити» готовился, подозвал Джона Стоунза и объяснил ему, что надо поменять в начале атак. «Уже после 90 секунд понимаешь, какие из твоих ожиданий о сопернике оправдались. Я увидел отличие и донес его до одного из игроков. Мы кое-что поменяли. Вообще хотел бы, чтобы после 30 минут тренеры могли брать тайм-ауты, а замен было побольше. В конкретном случае со Стоунзом говорил о том, как наша команда начинает атаки. Я быстро понял, что они перекрывают нам пасы через центр, направляя на фланги. Возможно, 90 секунд – это слишком, уже после 10-15 легко понять, что делает соперник и насколько работает твой план», – вспоминал Пеп.

Когда у «Сити» проблемы, это качество Гвардиолы вытаскивает для команды матчи. Например, против «Хаддерсфилда». Соперник действительно круто оборонялся, но несколько раз недооценил созидательные качества Николаса Отаменди, позволяя ему свободно продвигаться. Гвардиола заметил, и перешел на схему 1-2-4-3, в которой Отаменди постоянно был на одной линии с Фернандиньо и лучше пользовался свободой.

Против «Вест Хэма» Пеп выпустил второго нападающего в перерыве – и переместил Де Брюйне в опорную зону. «Сити» играл по гибкой схеме. Формально 4-2-4, реально что-то похожее на 3-3-1-3 с Делфом в роли центрального защитника, Сане и Уокер на флангах примерно на одной линии (и КДБ с ними), и всеми остальными в гибкой атакующей линии. Ход был нацелен на то, чтобы перегрузить 5-ку защитников «Вест Хэма». Получилось. Решающий гол родился именно из такого перегруза – голевой пас из глубины отдал Де Брюйне.

Такая гибкость и меткость тренера не только помогает игрокам тактически, но и дает им дополнительно чувство неуязвимости. В прошлом сезоне это подчеркивал Гюндоган: «После часа игры против «Барселоны» Пеп переключился с 4-1-4-1 на 4-4-2. Этим ходом он дал нам новое ощущение. Внезапно мы получили контроль над матчем. Это нечто уникальное. Но те, кто работал с ним в «Барселоне» и «Баварии», готовили нас именно к этому».

Почему успех Пепа так важен

Хуанма Лильо, наставник Гвардиолы и один из самых недооцененных тренеров современности, однажды сказал: «Мы ценим то, что хорошо заканчивается, а не то, что хорошо делается – это признак слабого общества». Гвардиола возвращает веру в современное общество.

У Пепа был легкий путь – обмануться результатами и отказаться от стиля. За 8 сезонов, по которым доступна статистика, АПЛ ни разу не выигрывала команда с наибольшим владением. В Англии, казалось, это просто не заработает. Андре Виллаш-Боаш еще в 2011-м объяснил, что у «Барселоны» с 4-3-3 не было бы шансов в АПЛ из-за слишком высоких рисков при потере мяча.

Изначально теория идеально подкреплялась результатами. Пеп проигрывал. Часто из-за ошибок в построении атак. Но Гвардиола оказался достаточно мудрым, чтобы заглянуть дальше результатов и достаточно стойким, чтобы выдержать напор медиа. Качество игры для Пепа всегда важнее результатов. Глупые теории никогда не были верными. «Сити» всегда был в порядке. И сейчас человек, который ценит то, что хорошо делается, а не хорошо заканчивается, добивается самых уникальных результатов в истории АПЛ в самом уникальном стиле (слова Фрэнка Лэмпарда). Пример для каждого из нас!

«Люди говорили, что мы не сможем играть тут как в Барселоне, но это возможно. Мы доказали. Я знал это в прошлом сезоне. Я верил», – сказал Пеп после победы в дерби. «Если позиционный футбол когда-нибудь перестанет работать, я просто завершу карьеру», – добавлял он позже.

В этом весь Пеп. Качество игры, а не результат. Процесс, а не исход. Однажды он сказал: «Выигрывать титулы – здорово, но они цель футбола. Действительно важно, чтобы игрок мог однажды сказать: «Тренер, ты сделал меня лучше. Я многому научился у тебя». Вот это действительно доставляет мне радость». Гвардиола до сих пор верен этому принципу, все успехи – лишь его следствие.

«Сити» еще ничего не выиграл, но главную победу Гвардиола уже одержал. Игроки постоянно ему это повторяют. «Чувствую, что развиваюсь как игрок и как человек под руководством Гвардиолы», – Стоунз. «Он оказал на меня невероятное влияние», – Стерлинг. «Чему научился у Гвардиолы? Очень многому. Благодаря ему я по-новому понял такие вещи как выбор позиции, игра в пас и поиск пространства», – Сане. Даже Венсан Компани заметил эту черту Пепа: «Он великолепный учитель. Честно говоря, он заставил меня переосмыслить то, насколько тренерам важно быть настоящими учителями, вне зависимости от уровня команды, которую они тренируют».

Пеп научил не только футболистов, но и всех нас. Напомнил забытую истину «процесс важнее результата». Только так рождаются вещи, которые действительно стоит делать. Год назад испанца спросили, почему он не играет более прагматично. В глазах Пепа промелькнуло презрение, он уже миллион раз объяснял, что считает свой стиль прагматичным, так как при нужном подборе игроков он максимизирует шансы на успех и минимизирует влияние случайных факторов. Вместо того, чтобы повторить этот монолог, Пеп просто вздохнул и ответил: «Я заслуживаю быть счастливым».

По завершении первого сезона Пепа в Германии Frankfurter Allgemeine Zeitung резюмировал его стиль: «Такого футбола бундеслига за 50 лет существования еще не видела: настолько тонкого и точного, одновременно зрелищного и заряженного на достижение целей, такого умного и улучшенного, вдохновляющего и захватывающего. В наших краях по части превращения футбола в искусство еще не было равных Пепу Гвардиоле». В Англии пришлось подождать полтора года, но Пеп снова счастлив и делает счастливыми других.

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: REUTERS/Darren Staple; Gettyimages.ru/Nils Petter Nilsson/Ombrello; REUTERS/Andrew Couldridge, Carl Recine/Action Images; использовано фото: Gettyimages.ru/Michael Regan

развернуть

В Краснодаре рядом со стадионом футбольного клуба открыли парк. Он тоже построен полностью на деньги Сергея Галицкого. В четверг туда пустили первых посетителей. И вот что они увидели.

Общая площадь парка – почти 23 гектара.

Говорят, в парке посадили больше 2 тысяч деревьев.

Оцените качество отделки:

В парке около 30 зон разного назначения. Вот, например, площадка для стритбола:

Скейт-парк:

Пожалуй, лучшая иллюстрация того, что дизайн парка был разработан немецким архитектурным бюро Gmp International:

Просто красивые картинки:

Амфитеатр:

Площадка для концертов и выступлений:

Фонтан с водопадом, который зимой станет катком с искусственным льдом:

Вход в парк бесплатный.

Видео: twitter.com/kondratyevvi; twitter.com/typodar

Фото: yugopolis.ru/Максим Тишин, Евгений Резник; twitter.com/sergeygalitskiy; vk.com/anaisska; instagram.com/offi.vishnya, nickkosarev, tati.sim, katherine_v13, yana_noname, yulyaleshik, lagutina_anastasya, fineevaaa, parkkrasnodar

развернуть

Денис Романцов – о новом кумире болельщиков «Спартака»

В октябрьской игре с «Амкаром» Джикия толкнул Брайана Идову, разозлив Гаджи Гаджиева: «Ты почему моих барбосов бьешь?» – «Так Брайана же можно!» – внезапно заявил Джикия. После игры он напросился в раздевалку «Амкара», подарил Идову свою майку и провел с бывшими партнерами пятнадцать минут. Еще один случай вспоминает директор «Амкара» Денис Маслов: «Недавно мы играли с кем-то в Москве, и Георгий уже в статусе футболиста «Спартака» приехал к нам в гостиницу. Перед теоретическим занятием Гаджи Муслимович подколол Джикию: «Мало мы за тебя денег взяли со «Спартака». – «Муслимыч, если бы просили больше, я бы сейчас сидел здесь с вами на теории». Теория – напряженная вещь, не каждый может выдержать, а он расслабил команду, после чего игроки пришли в чувство и спокойно послушали тренера».

Классные центральные защитники в «Спартаке» Федуна были всегда, но с центром защиты все равно было что-то не так. Видич и Рохо стали европейскими звездами уже после отъезда из России, Штранцль и Пареха были круты до и после выступлений за «Спартак», но не во время, а Таски с Боккетти играют не так, чтобы их вернули в сборные Германии и Италии. Строго говоря, я вообще не помню повального восхищения действующим центральным защитником «Спартака» со времен Юрия Никифорова, и потому убеждаюсь: история Джикии уникальна. Все-таки Никифоров был о-о-очень давно. В «Спартак» он пришел аж в 1993-м. В том же году, после того, как войска Национальной гвардии Грузии вторглись в Абхазию, родители Джикии бежали в Россию и со временем осели в Балашихе. Бежали с двухлетним сыном (сейчас он работает стоматологом в Московской области) и без документов.

Через несколько месяцев после переезда в Россию родился Георгий. В 2000 году Тамаз Джикия отвел обоих сыновей в балашихинскую школу «Виктория», где Георгий занимался до десяти лет (при этом пропустил около года из-за отсутствия документов). В «Виктории» Джикия был атакующим полузащитником и в 2003 году стал лучшим бомбардиром чемпионата Московской области. В том же году Джикия так здорово сыграл против «Локомотива», что был приглашен в перовский филиал этого клуба, где провел семь лет. Тренер «Локомотива» Юрий Никулин перевел Джикию в защиту, но в конце матча со «Сменой» из Капотни, при счете 0:1, велел бежать в атаку – и за десять минут Георгий забил два мяча. А в 2007-м на турнире в Дагомысе Джикия встал в ворота – у основного вратаря поднялась температура перед матчем, а его дублеру сломали нос за десять минут до конца игры.

В 2010 году Джикия оказался единственным выпускником перовской школы, кто прошел просмотр в «Локомотиве-2», игравшем во второй лиге. При этом чуть раньше Георгия не взяли в дубль «Локо». «Тренер дубля Ринат Билялетдинов не захотел брать Георгия (как такого просмотра не было – все ребята из школы и так на виду у тренеров дубля, и Билялетдинов в Джикии ничего не увидел), а Женя Харлачев разглядел его сильные качества и приобщил к «Локомотиву-2», – рассказывает мне агент Джикии Вадим Шпинев. – Наше сотрудничество с ним началось после его прихода в «Локо-2». Заслугу нашего агенства в развитии карьеры Георгия я не превышаю, а, наоборот, минимизирую. То, чего он добился, – это его генетика, его воспитание и тренеры, к которым ему повезло попасть. В него, например, очень верил замдиректора и тренер академии «Локомотива» Александр Антипов, при котором Джикия воспитывался и формировался как игрок. Георгий до сих пор постоянно приглашает Антипова на свои матчи, дает ему билеты».

Сначала Джикия получал в «Локомотиве-2» пятнадцать тысяч рублей. На одну из первых зарплат он впервые купил себе бутсы (до этого играл в «асиксах», купленных родителями, и старых бутсах Олега Пашинина). Модели, которая больше всего понравилась, оставалась последняя пара, на размер меньше, но он все равно ее взял и страдал потом из-за мозолей. На второй год в «Локомотиве-2» зарплата Джикии выросла почти в десять раз и он накопил на «Мазду», на которой ездил до 2017 года, когда пересел на «Мерседес».

«Он хоть и попал в «Локомотив-2», минуя дубль, был уже обученный, действовал без паники, – говорит мне тренер «Локо-2» Евгений Харлачев. – Георгию было семнадцать, а он против тридцатилетних мужиков играл уверенно, как зрелый футболист. Умений, принесенных из школы «Локомотива», ему было более чем достаточно, чтобы выступать во второй лиге. Если бы он сразу окунулся в РФПЛ, было бы гораздо тяжелей, поэтому хорошо, что он начал с низов и поднимался постепенно, лига за лигой».

В конце весны 2013-го Джикия забил победный мяч в ворота «Знамени Труда» из Орехово-Зуево (там Георгий, по его словам, увидел худший натуральный газон в своей карьере – с ромашками и одуванчиками) и через несколько недель приехал с партнером по «Локо-2», полузащитником Артемом Поповым на тренировку основы в Баковку. Через несколько минут после знакомства со Славеном Биличем выяснилось, что тренер уволен. Джикия и Попов потренировались с «Локомотивом» две недели, но потом вернулись во вторую команду – на их позиции новый тренер Леонид Кучук взял из чемпионата Украины Михалика и Ткачева.

Джикия вернулся в «Локомотив-2», но – только на полгода. «Когда предыдущий президент «Локомотива» решила закрыть вторую команду и распустить весь штат (массажистов, бухгалтеров, игроков), мы обратились к спортивному руководству клуба – попросили переподписать Георгия и отпустить в аренду, – говорит агент Джикии Вадим Шпинев. – Говорили, что «Локомотиву» нельзя его упускать. Мы видели, что он вырастет в сильного футболиста и убеждали в этом руководство «Локомотива», но получили отказ. Джикия не был им интересен на тот момент».

Георгий улетел на кастинг в «Анжи», но тогда Гаджиев счел, что для премьер-лиги у Джикии недостаточная стартовая скорость. Тогда же спортивный директор «Анжи» Хасан Биджиев стал главным тренером нальчикского «Спартака» и позвал Джикию с собой. С одной стороны, это прогресс – ФНЛ после второй лиги. С другой – Георгий попал в команду, в которой той зимой кончились деньги. «Клуб объявили банкротом, из-за неприятных историй с деньгами, агентами… – рассказывает нальчикский журналист Алим Калибатов. – У дома Правительства собралось немало болельщиков, через час к нам вышли и пригласили к себе. Мы просили не бросать команду и финансово помочь ей, в итоге и.о. главы республики Юрий Коков распорядился найти деньги, и команда довольно неплохо закончила сезон. Но помимо этого еще и футболисты согласились простить часть своих долгов клубу, что тоже помогло».

Согласились, правда, не все. «Руководство сказало: «Прощайте нам пятьдесят процентов бонусов, либо команда распадется, – вспоминает защитник Кирилл Суслов. – Если не простите, мы вам вообще ничего не заплатим, и клуб закроется». Одни сказали: «Хорошо». Другие отказались и ушли. Вместо них тренер Хасан Биджиев набрал игроков в аренду: Джикию, Панюкова, Киреева, Рябокобыленко».

Впервые нырнув в ФНЛ после трех лет во второй лиге, Джикия сразу заиграл в стартовом составе: «Он полюбился болельщикам с первого же матча, против СКА-Энергии, мы тогда выиграли 2:1, – продолжает Алим Калибатов. – Команду практически собрали заново, к каждому новичку болельщики присматривались, а с Джикией было не так, он сразу себя показал бойцом, выиграл почти весь верх, в единоборствах не уступал, даже с дальних дистанций бил».

Летом 2014-го, после еще одного просмотра в «Анжи» (контракт там снова не предложили), Джикия очутился в Дзержинске, где зарабатывал сто десять тысяч рублей в месяц и еще восемьдесят – за победу. В Дзержинск Георгий попал благодаря все тому же Евгению Харлачеву, возглавившему «Химик» летом 2014-го. «Я лично позвал его в Дзержинск, потому что знал, что он обучаемый и исполнительный, – объясняет Харлачев. – Не задирает нос, скромный и воспитанный. Выполняет все задания на игру, прислушивается ко всем коррективам». Прямо на старте сезона Джикия насладился девятичасовым путешествием в Южно-Сахалинск. Через полчаса после приземления «Химик» уже был на стадионе.

«Мы решили, что нечего заморачиваться, перестраиваться на другой часовой пояс и прилетать за день до игры. Поспим в самолете и прямо из аэропорта поедем на игру, – говорит Харлачев. – В итоге, прилетев, чувствовали себя нормально и победили». Через девять минут после стартового свистка «Химик» забил победный гол с паса Джикии. В предыдущей игре, с хабаровским СКА, Георгий получил желтую карточку, а потом внес важное уточнение в группе болельщиков «Химика» Вконтакте.

Через два месяца я собрался в Дзержинск на кубковый матч «Химика» с ЦСКА, и накануне игры послал запрос об интервью полузащитнику Стасу Лебамбе. Когда игроки не хотят общаться, они обычно отказывают, игнорируют или кормят завтраками, но Лебамба ответил абсолютно беспрецедентно. Он написал, что пропускает игру из-за травмы и интервью считает неуместным, но добавил, что поговорить рвется Георгий Джикия, о котором я вообще не просил. Имя воспитанника «Локо», увязшего в низших лигах, меня тогда как-то не взбудоражило, и я все-таки уговорил Лебамбу (в детстве он остался в Орле без родителей, которые улетели в Конго и из-за начавшейся там войны семь лет не могли вернуться), а Джикия провел отличный матч против ЦСКА, в составе которого в тот день дебютировал Головин, и вскоре был вызван в сборную ФНЛ.

За год в «Химике» Джикия поиграл на пяти позициях. Чаще выходил в центре защиты, но подменял и Евгения Чернова слева, и других игроков – на краях полузащиты и в опорной зоне. Свой первый гол за «Химик» он забил в мартовской игре с «Тосно», но помогал атаке и раньше, о чем мгновенно сообщал болельщикам.

«Часто в ВК заходили его московские родственники и интересовались, как там брат Жора, – говорит один из лидеров болельщиков «Химика» Егор Холодов. – В Дзержинске Джикия был очень спокойный. Лично мне казался немногословным. Впрочем, это, наверное, стереотип о кавказцах. Немногословность покрывалась стабильной игрой, а порой красивыми голами. Запомнился его гол нижегородской «Волге». «Химику» нужна была только победа, чтобы остаться в пердиве, но радость от его гола была недолгой, в добавленное время мы дважды пропустили».

В 2015-м «Химик» вылетел из ФНЛ, но половина того состава играет сейчас в премьер-лиге: Евгений Чернов в «Тосно», Владимир Ильин в «Урале», Павел Карасев в СКА, Михаил Гащенко и Михаил Костюков – в «Амкаре», Джикия тоже при деле. Шесть человек – уникальная статистика для аутсайдера. Как так вышло, объясняет Евгений Харлачев: «Из-за материальных проблем мы брали молодых, неизвестных игроков с большим потенциалом – в частности, Георгия взяли свободным агентом. Да, команда вылетела, но Джикия и другие ребята, получив постоянную практику, прогрессировали, показывали веселый, азартный футбол. Мы специально просили их не бояться и не играть на отбой – было бы не очень хорошо, если б они в юном возрасте думали только о том, как удержать счет. По владению мячом и голевым моментам у нас была одна из самых играющих команд в лиге. Ребята получали удовольствие от футбола, несколько раз выстрелили, но для стабильных успехов, конечно, не хватило опыта».

О приглашении в «Амкар» Георгий узнал от Игоря Киреева, бывшего партнера по нальчикскому «Спартаку». «После вылета «Химика» из ФНЛ, нам было не трудно найти Джикии новую команду, потому что он всегда был лидером, везде был душой команды и находился в центре внимания. Такие ребята всегда востребованы, – объясняет агент Вадим Шпинев. – Он приехал на сбор «Амкара», и Гаджиев сказал: «Он нам нужен. Надо подписывать». Мы обсудили технические вопросы с директором «Амкара» Денисом Масловым, и согласились на минимальные условия. Не было никаких подъемных, Георгий начинал с нуля».

«Поскольку «Амкар» не может тратить большие деньги, мы просматриваем всех футболистов первой и второй лиг, – рассказывает мне Денис Маслов. – В 2015 году мы отслеживали несколько кандидатов, одним из которых был Джикия (его нам посоветовал Игорь Егоров, спортивный директор «Химика» и бывший судья). Георгий по своей манере напоминал нам Григалаву. Он объединяет вокруг себя футболистов. У него хорошее чувство юмора, а это признак умного человека».

Важная деталь – Джикия всегда шутит с серьезным лицом. Наверно, поэтому в его шутках такая доля правды. 9 апреля 2015 года, через несколько дней после поражения от ярославского «Шинника», защитник семнадцатой команды ФНЛ ответил дзержинскому болельщику на вопрос: «С каким тренером вы хотели бы поработать?»

В «Амкаре» Джикия начинал дублером левого защитника Петра Занева. Игру шестого тура со «Спартаком» Занев пропустил из-за мышечного спазма, и Джикия впервые вышел в РФПЛ в стартовом составе, вскоре забил победный гол «Локомотиву» со штрафного в 1/8 Кубка (в день семидесятилетия Гаджиева), а в полуфинале стал невольным участником конфликта Гаджиева и Георгия Пеева. Джикия вышел вместо Павла Комолова на второй дополнительный тайм полуфинала Кубка России против «Зенита». На последних минутах, при счете 1:1, судья Игорь Федотов назначил штрафной за игру рукой Нету, и штатный исполнитель стандартов «Амкара» Пеев предложил пробить Джикии, зная, что у того хороший удар с левой. Джикия с улыбкой оттолкнул Халка, вставшего перед мячом, и пробил над стенкой, но вратарь Михаил Кержаков перевел на угловой. Подавать его, как обычно, побежал Пеев, но Гаджиев крикнул, что и это должен делать Джикия. Пеев почувствовал недоверие со стороны Гаджиева и объяснил этим свой промах в серии пенальти («Амкар» в итоге проиграл 3:4). Поссорившись с тренером в раздевалке, Пеев разорвал контракт с «Амкаром» и вскоре завершил карьеру. Джикия же после той игры вернулся в стартовый состав «Амкара» и не покидал его до конца прошлого года.

Осенью 2016-го его звали в сборную Грузии, но Гаджиев предупредил: если станешь легионером, это осложнит попадание в состав «Амкара», а значит – и в более сильный клуб. «И тренер, и руководители «Амкара» говорили Георгию, что по своим талантам и качествам он способен играть за сборную России и убеждали его потерпеть до вызова в нее», – говорит Денис Маслов. При этом Джикию активно обрабатывал вице-президент грузинской федерации футбола Александр Иашвили. Он договорился с администрацией президента страны, что Георгию за один день сделают грузинский паспорт, и в декабре 2016-го – уже после первого вызова в сборную России – Джикия полетел в Тбилиси. Георгий, по его словам, даже встречался с президентом грузинской федерации футбола. Но тбилисскую поездку досрочно прервал звонок агента, сообщившего, что нужно лететь в Москву – подписывать контракт со «Спартаком».

За полтора месяца до трансфера в «Спартак» (за сто двадцать миллионов рублей) Гаджи Гаджиев признавался, что насчет Джикии ему звонил тренер «Локомотива» Юрий Семин. Еще через неделю в интервью «Матч ТВ» Георгий сказал, что при одинаковых предложениях он между «Локомотивом» и «Спартаком» выбрал бы «Локо», но такого выбора перед ним так и не появилось: «До окончательных переговоров с «Локомотивом» не дошло, – говорит Вадим Шпинев. – «Спартак» начал договариваться с «Амкаром», а «Локомотив» стоял немножко в тени и, насколько я понимаю, не был готов предложить за Джикию такие деньги. Семин видел Георгия в команде, но Семин не президент, он не управляет трансферной работой, он только высказывает пожелания. Георгий сто процентов заиграл бы в «Локомотиве», но, к сожалению, от немецкого спортивного директора и президента «Локо» не было дельного и конкретного предложения, с цифрами и сроками.

Вообще с нынешним президентом «Локо» трудно строить планомерную работу, – продолжает Шпинев. – У игроков клуба (не только наших клиентов, а вообще) остается меньше полугода до конца контракта, а он занимает выжидательную позицию. Зачем-то тянет до последнего момента. А тот же «Спартак» уже через год после прихода Джикии переподписал с ним контракт».

На первом сборе «Спартака» в Абу-Даби Джикия поселился в одном номере с Жано Ананидзе. Они долго говорили насчет игры за сборную Грузии. И все же в апреле Георгий окончательно заявил, что выбрал Россию, и стал одним из лучших в нашей команде на Кубке Конфедераций (где если и ошибался в мелочах, то точно не чаще Игнашевича с Березуцким на Евро-2016). «Кто-то может сказать, что он предал историческую родину, но как его можно осуждать, если почти вся его семья здесь и вырос, учился и воспитывался он тоже здесь, в Балашихе, – говорит агент Вадим Шпинев. – Думаю, даже в Грузии футбольные люди в глубине души понимают и одобряют его поступок. Если бы он приехал из Грузии в семнадцать лет и ему бы сделали российское гражданство, тогда бы это, конечно, смотрелось по-другому».

За неделю до ноябрьской игры с «Зенитом» Джикия переподписал контракт со «Спартаком». По информации ТАСС, сумма отступных выросла с восьми миллионов до тридцати, а зарплата – вдвое, до 1,4 миллиона евро. Игорь Рабинер написал, что «Зенит» предлагал Джикии контракт с суммой зарплаты в 1,5 раза больше и готов был выкупить его за восемь миллионов. «Многие считают, что это была разыгранная комбинация, – говорит Вадим Шпинев. – На самом деле, переговоры о новом контракте со «Спартаком» начались задолго до появления информации об интересе «Зенита». Когда Георгия покупали, переговоры вел Александр Жирков, но, несмотря на то, что руководитель поменялся и вместо Жиркова стал Наиль Измайлов, «Спартак» от своих слов не отказался. От слов: «Мы его сейчас подпишем, и если он будет развиваться, мы пересмотрим условия». Как «Спартак» обещал, так он и сделал. А вести переговоры с «Зенитом» – при действующем долгосрочном контракте со «Спартаком» – ни Георгий, ни я не имели права».

Против «Зенита» Джикия провел свой лучший матч в этом сезоне, хотя мог на него и не выйти: «Перед игрой у него несколько дней была температура под тридцать девять, – говорит Вадим Шпинев. – У него были жар, простуда, но он вышел на поле – это говорит о его характере». Выйдя на поле, Джикия увидел баннер, которым болельщики «Спартака» отреагировали на новости об интересе «Зенита» и новом контракте: «Георгий, для современного футбола это крутой поступок».

Джикия живет футболом с семи лет, но о том, что станет профессиональным игроком, впервые задумался в одиннадцать: в школе «Локомотива» дали билеты на Лигу чемпионов, он увидел ее с трибуны и понял, что хочет быть участником, а не зрителем. Полтора месяца назад мальчик, выводивший Джикию на матч Лиги чемпионов против «Севильи», протянул ему монету с запиской: «С наилучшими пожеланиями Георгию Джикии. Здоровья и успехов». Судьи позвали на поле, поэтому Джикия сунул монету под гетр и пошел играть. Он ждал этого дня тринадцать лет. 

Болельщики «Спартака» ждали такого защитника еще дольше. 

«Хочу, чтобы «Спартак» всегда был чемпионом». Спортивный журналист, ставший великим писателем

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов (1,5); пресс-служба ФК «Псков-747»/Andrei Lupanov; пресс-служба ФК «Химик» Дзержинск; РИА Новости/Алексей Куденко, Антон Денисов

развернуть

В субботу они впервые в истории сыграют в финале Кубка Либертадорес.  

В Аргентине 2% населения – протестанты, еще 2% – мусульмане, 92% – христиане-католики. Но есть еще одна религия большинства – футбол. Космические 90% жителей страны признавались, что постоянно следят за любимой командой. 

От России южноамериканский футбол бесконечно далек: он идет в неудобное время и пугает количеством неизвестных имен – но в этом году включить финал Кубка Либертадорес стоит всем. Там ожидается зрелище уровня плей-офф Лиги чемпионов: впервые в истории в финале будут биться аргентинские враги «Бока Хуниорс» и «Ривер Плейт». Первый матч – уже в субботу в 22:00, ответный – 24 ноября, ровно через две недели.

Когда «Бока» и «Ривер» только вышли в финал, многие пользователи просили нас написать анонсирующий текст. Комментарий на эту тему под новостью о Леониде Федуне собрал почти 3000 плюсов.

 

Противостояние «Боки» и «Ривера» называется Суперкласико: британское издание The Observer ставило его на первое место в списке «50 важнейших спортивных событий, которые нужно увидеть перед смертью», а журнал FourFourTwo называл главным дерби планеты.

Что про него нужно знать?

Оба клуба создали иммигранты. «Бока Хуниорс» выиграли матч за район, и «Ривер Плейту» пришлось съехать

В начале 19-го века Аргентина хвасталась плодородной землей, качественным образованием и непрерывным ростом экономики. В 1913-м в Буэнос-Айресе запустили метро – первую подземку Южной Америки и всего 13-ю в мире (сейчас их более 50).

Грациозность страны привлекала европейцев, в Аргентину прибывали итальянцы, испанцы, немцы, французы, ирландцы, шотландцы и даже арабы-христиане – к концу столетия 50,3% населения Буэнос-Айреса составляли переселенцы.

Именно мигранты познакомили континент с футболом. В 1840-м столичная газета La Razon написала о странной игре британских моряков, которые «бегали за шаром». Теми моряками были сыновья торговца шерстью – Томас и Джеймс. Они полюбили игру благодаря отцу и в мае 1867-го основали что-то вроде клуба поклонников футбола Буэнос-Айреса. Вскоре клуб провел первый матч: команда в красном разгромила команду в белом 4:0.

В начале 1880-х в Буэнос-Айрес прибыл шотландец Александр Уотсон-Хаттон – человек, которого называют отцом местного футбола. Уотсон-Хаттон был учителем и хотел создать в столице Аргентины английскую среднюю школу, но прославился другим.

Александр Уотсон-Хаттон

Он очень интересовался спортом и при переезде захватил с собой резиновые мячи – скоро в Аргентине все играли только ими, забыв про старомодные каучуковые. Вскоре шотландец основал организацию под названием Argentine Association Football League: она появилась в 1893-м, лишь на 5 лет позже английской и раньше, чем все остальные в Европе. Спустя десять лет ее переименовали в AFA – эти три буквы нанесены на джерси сборной Аргентины и сегодня.

В начале 20-го века главные события развивались в районе для иммигрантов Ла-Бока, где чуть раньше родился самый страстный танец планеты – танго. В 1901-м после слияния столичных клубов «Росалес» и «Санта Роса» в Ла-Боке образовался «Ривер Плейт». Британские хозяева подсмотрели название в порту на табличках кораблей, где в качестве адреса доставки писали «Ла Плата»: Ла-Бока в переводе с испанского означает «устье», район расположен у места, где река Матанса-Риачуэло впадает в Ла-Плату (на английском – «Ривер Плейт»). Как-то на ночном карнавале игроки и болельщики стянули гигантскую ленту из красного шелка, разрезали ее на части и прикрепили к форме по-диагонали: так появился культовый элемент, который с футболок перелез и на эмблему клуба.

В 1905-м сыновья пятерых итальянцев из Генуи, которые тоже проживали в Ла-Боке, основали клуб «Бока Хуниорс». Генуэзцы чувствовали себя в Аргентине по-особенному: в 1882-м после рабочего конфликта и забастовки они чуть не провозгласили независимость Ла-Боки и даже предупредили об этом короля родной Италии. Однако вмешался президент Аргентины Хулио Архентино Рока, который немедленно погасил инициативу. «В городе тогда в принципе было много генуэзцев, – отмечал историк «Боки Хуниорс» Хосе Роланд. – Поэтому неудивительно, что первый состав команды состоял преимущественно из них».

Название клуба тоже было связано с английским: к географическому обозначению («Бока») добавились «Джуниорс» – по сути, основатели. Итальянцы хотели, чтобы команда играла в черно-белой форме, но цвета уже занял другой клуб из Буэнос-Айреса. В то время многие споры решались в матчах, и битву за форму «Бока Хуниорс» проиграли. Пришлось искать запасной вариант. Мужчины договорились прийти в порт, дождаться первого корабля и сделать форму в его расцветке. Приплыл желто-синий шведский бриг.

«Бока Хуниорс», 1908

Ла-Бока достаточно большой район (площадь – 3,3 квадратных километра), но из-за амбиций двум клубам не хватало воздуха, кому-то нужно было уйти. Все снова решалось в матче, и важнейшую победу со счетом 2:1 вырвала «Бока»: «Ривер» переехал сначала в Палермо (больше 10 километров), а затем на север – в район Нуньес (порядка 15), который считался более престижным, чем Ла-Бока. Так родилась легенда, что за «Ривер Плейт» болеют богатые, а «Боку Хуниорс» поддерживают простые рабочие. «Типичный болельщик «Ривера» – блондин или шатен, – рассуждал популярный в Аргентине музыкант Игнасио Копани, который болеет за «Ривер Плейт». – Это клуб интеллектуалов, у нас техничный футбол. «Бока» берет страстью и борьбой. Но у них серьезные проблемы с имиджем: стадион грязный, неуютный, похож на лодку с пробоиной. А таких, как «Ривер», немного: на память приходят только «Реал» и «Ювентус».  

«Существует еще одна версия, – рассказывал бывший директор «Боки Хуниорс» по международным вопросам Хуан Кобиан. – Тот матч могли не доиграть из-за того, что игроки подрались на поле. И победу присудили «Боке», потому что она вела к моменту остановки игры. «Ривер», конечно, разозлился – отсюда и вся ненависть».

«Ривер Плейт», 1908

«Дерби часто подается как сказка о двух разных городах: аристократах с севера и народной команды с юга, – отмечал автор книги Superclasico: Inside The Ultimate Derby Джоэл Ричардс. – На самом деле оба клуба основали дети иммигрантов, обоим было тяжело найти землю для полей, оба добавили что-то английское в названия, чтобы стрельнуть блеском. Скорее это локальная история, которая тянется с обиды за владение районом».

В 1938-м в районе Нуньес появился стадион «Монументаль». Через два года в Ла-Боке открыли «Бомбонеру».

«Бока» – говновозы, «Ривер» – цыплята. Трагедия на стадионе, в которой погиб 71 человек

«Ривер Плейт» добрался до главной лиги Аргентины в 1908-м, а «Бока Хуниорс» – в 1913-м. Тогда же состоялось первое дерби, результат которого зафиксирован официально: «Ривер» победил 2:1, а после матча болельщики, кажется, впервые подрались до крови.

Но затем команды не встречались 14 лет, потому что в 1919-м «Бока Хуниорс» вошли в Аргентинскую Ассоциацию футбола, а «Ривер Плейт» – в Ассоциацию любительского футбола. Начиная с 1927-го «Бока» выиграла неофициальных матчей, а в 1931-м «Ривер» наконец-то стал профессиональным клубом, и первое же дерби закончилось скандалом. Нападающий «Боки» Франсиско Варальо не забил с пенальти, налетел на вратаря, выбил мяч у него из рук и пульнул в сетку. Арбитр засчитал гол, раздал три красных карточки взорвавшимся игрокам «Ривера», но они не собирались уходить с поля. Молниеносно вспыхнула драка, и разнимать игроков выбежали полицейские. После бойню подхватили трибуны. Чтобы успокоить фанатов, пришлось использовать водометы – матч прервался.

Дерби 1931-го

В 1932-м «Ривер Плейт» перебрался в вылизанный район Баррио Норте и приобрел форварда Бернабе Ферейру за огромные для тех времен 10 тысяч долларов: команду теперь называли исключительно миллионерами. Второе прозвище – цыплята – клуб получил, когда вел 2:0, но пропустил четыре мяча подряд от «Пеньяроля» в финале Кубка Либертадорес в 1966-м. В конце матча фанаты уругвайцев выпустили на поле курицу, и идею подхватили болельщики «Боки»: они издевательски называют врагов цыплятами за безволие в той игре. «Ривер» впервые выиграл Кубок Либертадорес только через 20 лет – к тому времени «Бока» брала трофей уже дважды.

У «Боки» тоже немало обидных прозвищ. Их называют поросятами и говновозами: фанаты «Ривера» утверждают, что от «Бомбонеры» воняет, поскольку раньше напротив стадиона располагался завод, где изготавливали кирпичи с помощью лошадиного навоза. «Есть у них такая фишка: как окажутся на «Бомбонере», начинают пальцами зажимать носы, надевают маски, – объяснял бывший директор «Боки» по международным вопросам Хуан Кобиан. – Это такие аристократические замашки. Раньше наших прозвище обижало, сейчас – уже нет. Фанаты как бы говорят: «Ну да, мы говновозы. Но мы круче. И если мы такие, то вы тогда кто?».

Ненависть фанатов росла с каждым десятилетием и в 1968-м вылилась в катастрофу: в давке на «Монументале» погиб 71 человек, еще 150 получили травмы. Большинство пострадавших были подростками и студентами.

«Это настоящая трагедия, самая ужасная за всю историю аргентинского футбола, наше Хиллсборо, – говорил Хуан Кобиан. – Что там произошло – неизвестно. Виновных не нашли. Была версия, что фанаты «Боки» на верхнем ярусе подожгли несколько флагов «Ривера» и сбросили их вниз, на своих же. Те ломанулись с сектора, а ворота закрыты наглухо. Была другая версия: что они на стадион принесли бутылки с мочой и поливали ей полицейских. Те в ответ начали их с сектора вытеснять. Ворота оказались закрыты. Ну, и дальше случилось то, что случилось. Не знаю, как там на самом деле. Людей уже нет».

Ворота номер 12, закрытие которых привело к давке

Аргентинское издание Clarin, которое первым рассказало детали трагедии, писало, что ворота у выхода действительно были заперты и болельщики, наступавшие сзади, просто не слышали призывов остановиться. «Это полицейские выдавливали фанатов «Боки», – говорил бывший президент «Ривера» Уильям Кент. – Но после того, как болельщики стали мочиться на них».

Расследование длилось три года, но не дало никаких результатов.

Жестокая война не остыла и после той трагедии, конфликты вспыхивали во время каждого дерби. В 2012-м фанаты «Боки» атаковали сектор «Ривера» на «Монументале» – около 30 человек получили травмы. Через два года дерби вообще прервали после первого тайма: болельщики распылили слезоточивый газ в подтрибунном помещении «Бомбонеры». Пострадавшие игроки «Ривера» еще несколько часов не могли покинуть стадион: фанаты хозяев перекрыли все выезды. Из-за этого четырех футболистов доставили в больницу с ожогами. Одним из них был нынешний полузащитник «Зенита» Матиас Краневиттер.

Кто такие «баррас бравас», которые хотят контролировать клубы?

Поход на Суперкласико запомнится на всю жизнь. Даже если футбол будет вялым, заскучать невозможно: трибуны на дерби выглядят потрясающе.

Но за красотой скрывается мрачный мир.

Первую смерть из-за футбола в Аргентине зафиксировали еще в 1924-м. По данным организации Salvemos al Futbol («Давайте сохраним футбол»), с тех пор в стране погибли 326 болельщиков. С 2013 года, когда полицейский во время разборок застрелил фаната «Лануса», на аргентинские стадионы не пускают фанатов команд-гостей. Это заметно снизило напряжение внутри арен, но не за их пределами. «За пять лет чиновники не провели никакой стоящей работы, – сказал президент Salvemos al Futbol Мариано Берже. – К сожалению, ужасов в аргентинском футболе меньше не стало. Наверное, общество еще не готово к спокойствию».

Насилие связано с хулиганскими группировками «баррас бравас» («храбрые парни»). Им приписывают связи с криминальным миром и обвиняют в попытках влиять на любимые команды. «В Аргентине шикарные болельщики, но «баррас бравас» портят всю картину, – говорил один из известнейших аргентинских журналистов Хуан Пабло Варски. – Они не связаны с каким-либо клубом, но их ассоциируют с командами, поскольку они надевают футболки».

В 2011-м журналист The Guardian Энни Келли, которая изучала «баррас» в Аргентине, писала, что банды контактируют непосредственно с боссами клубов. Если у них есть претензии к игроку или тренеру, этот человек наверняка быстро покинет команду. Если клуб обсуждает с футболистом новый контракт и хочет сбить зарплату, руководство подключает «баррас»: они запугивают игрока и намекают, что лучше бы уступить. По словам аргентинского журналиста и автора книги о «баррас» «Боки Хуниорс» Густаво Грабия, группировки получают долю от трансферов и зарплат футболистов, обычно от 15 до 30%.

«Баррас» – первые, кто посеяли смерть вокруг футбола по всей планете, – писал Грабия в книге La Doce. – С середины 1960-х они устраивают настоящий террор по отношению к другим фанатам. Например, La Doce – главная группировка «Боки Хуниорс» – имеет обширные политические связи и нередко выступает с радикальными акциями. В мире есть только одна такая фанатская организация, которая зарабатывает отмыванием незаконных доходов, вымогательством у политиков, бизнесменов и спортсменов, перепродажей билетов на матчи, взиманием платы за парковки в районе стадиона, продажей атрибутики. «Баррас» зарабатывают более 300 тысяч песо в месяц (около 70 тысяч долларов), а лидеры группы – 15 тысяч и более».

В 2011-м, после того как «Ривер Плейт» впервые в истории вылетел во вторую лигу, фанаты чуть не разобрали собственный стадион. Группировки бились друг с другом, атаковали журналистов и полицию, которая использовала резиновые пули и водометы, чтобы подавить хаос. В разборках пострадали 70 человек, в том числе 35 полицейских. Около 100 болельщиков были задержаны.

В 2013-м директор федеральной полиции Аргентины Ромео Ди Санто поручил арестовать двух офицеров безопасности и обвинил их в связях с «баррас». Вскоре Ди Санто получил такую записку: «Мы тебя найдем. 5H (номер его квартиры – Sports.ru)». Но за угрозами ничего не последовало.

«Баррас» не пугают даже уголовные наказания. В марте 2007-го полиция арестовала лидера движения La Doce Рафаэля ди Сео по обвинению в организации массовых беспорядков, его приговорили к четырем годам тюрьмы. Ди Сео тогда не растерялся: «Вы думаете, что насилие прекратится, если вы посадите меня за решетку? Думаете, оно закончится, если вы соберете всех нас на площади и расстреляете? Нет, это никогда не закончится. А знаете почему? Потому что это школа. Это традиции. Это продолжается с 1931 года – война между «Ривер Плейт» и «Бокой Хуниорс». И это будет продолжаться вечно. Потому что это футбол. Мы не создаем насилие, оно случается само собой. Именно там, в футболе. И это никогда не кончится».

Рафаэль ди Сео (второй справа)

«Сначала продаем места на парковке, а затем толкаем билеты, – объяснял The Guardian член «баррас» Мендес (медиа меняло его имя – Sports.ru), утверждая, что во время матчей он прямо на трибуне продает оружие и марихуану. – Внутри стадиона кипит жизнь, там мы неприкасаемы, можем делать все что угодно. Это наша территория. Когда вы в группировке, у вас появляется вес, имя. Без них я просто еще один бедный парень, который не может прокормить свою семью». «Здесь, в Аргентине, футбол принадлежит нам, – объяснял другой фанат «Боки» Диас. – Игроки, клубы – они обязаны нам. Почему мы должны сидеть сложа руки, пока люди в костюмах богатеют?».

В 2017-м одного из лидеров La Doce Густаво Амадео Перейру по прозвищу Медведь застрелили в собственном доме. Газета La Nacion писала, что убийца пришел домой к 49-летнему болельщику, который жил со своей матерью, – она и открыла дверь. Когда сын подошел, мама ушла на кухню и оттуда услышала семь выстрелов.

За всю историю за убийства осуждены восемь членов «баррас». На матчах «Ривера» и «Боки» работают около 1500 полицейских.

Перед отъездом в «Барсу» Марадона год играл за «Боку». И забил в победном дерби

Конечно, Суперкласико – это не только фанатские разборки, но и классный футбол. В разное время в дерби играли Энцо Франческоли, Анхель Лабруна, Альфредо Ди Стефано, Хуан Роман Рикельме, Эрнан Креспо, Габриэль Батистута, Мартин Палермо. И аргентинский бог Диего Марадона.

В своей первой взрослой команде «Архентинос Хуниорс» он настрелял 116 голов в 160 матчах и перешел в «Боку». Чуть раньше с ним связывались представители «Ривер Плейта», но Диего с детства обожал желто-синих и даже как-то соврал в интервью, что «Бока» внимательно за ним следит, хотя команда об этом еще даже не думала.

Деньги за Марадону – 3,6 миллиона долларов – «Бока» выплачивала в течение полутора лет. Клуб должен был заплатить еще 600 тысяч подъемных самому Диего, но из-за финансовых проблем ему предложили квартиры в домах местного бизнесмена. «Я отклонил предложение «Ривера», который был набит деньгами, ради того, чтобы перейти в «Боку», не имевшую за душой ни сентаво, – писал Марадона в автобиографии. – Это было похоже на сумасшествие. Как бы то ни было, выступая за «Боку», я знал, что мной интересуется «Барселона».

Марадона быстро стал лидером команды и забил 28 голов за первый сезон. Один из них пришелся на матч, который максимально приблизил «Боку» к чемпионству – против «Ривер Плейт». Диего дебютировал в Суперкласико в 21 год.

«Кордоба сыграл потрясающе: увидев, что я ухожу по диагонали к воротам, он сделал мне передачу на дальнюю штангу, – вспоминал Марадона. – Я остановил мяч левой ногой, собрался было перебросить его через Фильола (вратарь «Ривера» и сборной Аргентины – Sports.ru), но убрал под себя и оставил Пато распластавшимся на земле. Только-только я решил пробить, как увидел мчащегося на подмогу Тарантини, поэтому прицелился получше и ударил так, что мяч влетел аккуратно рядом со штангой. В этот момент я прочувствовал атмосферу стадиона, которая до выхода на поле ощущалась не так сильно. Это было настоящее сумасшествие, это было... счастье».

После игры Марадона получил еще одно предложение от «Ривер Плейта», но даже не выслушал детали, сразу ответив: «Мое сердце принадлежит «Боке». Он еще вернулся туда в 1995-м и закончил в Буэнос-Айресе карьеру.

Спустя 15 лет Диего сказал:

«Я видел много футбола, но то, что происходит во время Суперкласико, описать невозможно. Это другой мир, и каждый обязан погрузиться в него хотя бы раз в жизни. Иначе вы не узнаете, какие эмоции может подарить эта прекрасная игра».

Послушайте Марадону. Первый матч – уже в субботу.

Фото: en.wikipedia.org/Asociación Amigos del Tranvía, Biblioteca del Fútbol Argentino, El Grafico; globallookpress.comZUMAPRESS.com; REUTERS/Jorge Silva

развернуть