Вадим Лукомский – об экспериментах тренера «Сити».

Зачем «Сити» меняться

«После первых титулов в «Барселоне» и «Баварии» меня сильнее всего волновало, как мы теперь будем бегать без мяча. На данный момент моя главная цель – удостовериться в том, что с этим будет порядок. Момент, когда после потери игрок подумает: «Нет, не побегу», – это момент, когда проигрывается матч», – рассказал Пеп Гвардиола в майском эфире MNF.

Один из способов заново мотивировать игроков – принципиально новая тактическая идея.

Есть и дополнительные проблемы, которые решаются умным тактическим перестроением: 1) c 2009-го никто не защищал титул чемпиона АПЛ – каждый раз важной причиной были адаптировавшиеся к тактике соперники; 2) Юрген Клопп и «Ливерпуль» – пожалуй, главный тактический ребус в карьере Пепа. Стандартная тактика явно не работает; 3) Пеп часто признавался, что больше всего боится предсказуемости – иногда это приводило к лишним экспериментам и даже ему вредило.

Еще один важный момент: прошедшие с чемпионства месяцы Гвардиола провел, сбивая ожидания. Почти все его выступления сводятся к объяснениям, что повторить рекордный результат по очкам невозможно. Вместе с кредитом доверия после прошлогодних побед это создает хорошую почву для самых смелых экспериментов.

Что придумал Гвардиола

На сборах «Ман Сити» играет по необычной схеме, которую можно записать как 3-4-3 с ромбом в центре поля или даже 3-3-4.

В последние годы ни одна команда не играла так регулярно. Пока в этой формации выходят преимущественно юниоры «Сити», но есть серьезные основания считать, что это схема мечты Пепа.

Каталонец активно экспериментировал с этой схемой в последний сезон в «Барселоне». Он пришел к ней в схожий момент – после сезона, который по качеству игры практически невозможно повторить, в ситуации, когда нужно сохранять непредсказуемость, а команда достаточно обучена и готова к трудной концепции.

По очень похожей схеме Гвардиола играл в легендарной дримтим Йохана Кройффа.

Эта же схема была основной у одной из любимейших команд Пепа – в «Аяксе» Луи ван Гала. «Очень немногие команды искушали меня своим футболом так, как «Аякс» под руководством ван Гала», – признался однажды тренер «Сити».

Это круто?

Потенциально – очень круто. Вот плюсы:

1) Схема особенно хороша против автобусов

Результаты «Барселоны»-2011/12 в Ла Лиге с этой схемой – 10 побед, 1 ничья, 0 поражений. Разница мячей – 35:3. Одна из побед – 5:0 над «Атлетико». Тогдашний тренер клуба Грегорио Манцано назвал ее «перфомансом века».

Конечно, эти мегацифры слегка завышены из-за того, что Пеп умышленно использовал ее с соперниками, от которых ждал сверхоборонительного футбола – преимущественно в домашних матчах. Но с этой конкретной задачей формация здорово справляется.

Кройфф объяснял важный плюс схемы в таких матчах: «Мне не нравится структура игры большинства клубов, потому что они неправильно используют вингеров. Мяч доставляется им неверным образом. Когда они получают мяч от крайних защитников, вингеры развернуты спиной к воротам и не видят соперников. Когда они получают мяч от полузащитников, они видят, где находится соперник».

Голландец говорил о стерильном владении, которым грешат многие команды, сталкиваясь с автобусами. В 3-3-4 нет крайних защитников, владение строится исключительно через центр, описанная Кройффом ситуация будет возникать максимально редко.

2) Маскирует проблему опорника

Опорник – самая проблемная позиция в «Сити». Клуб был близок к приобретению Жоржиньо. «Возможно, мы и не будем покупать опорника. Считаю, у нас достаточно сильный состав. Мы можем использовать некоторых игроков в необычных ролях», – сказал Гвардиола после сорвавшегося трансфера.

А потом начались предсезонные матчи, где «Сити» наигрывает схему 3-3-4. Один из плюсов – высокая степень контроля центра поля. При правильном движении там всегда минимум 4 игрока (ромбом) – куча вариантов для продвижения. Структура настолько сильная, что в «Барсе»-2011/12 Пеп иногда переводил Сержи Бускетса в центр защиты, а главным опорником играл даже Сейду Кейта.

В прошлогодних 4-3-3 Фернандиньо сильно прогрессировал и справлялся с ролью разыгрывающего опорника в матчах против андердогов, но топ-соперники периодически вскрывали его недостатки. Особенно «Ливерпуль». Вот пример того, что повторялось достаточно часто.

Под давлением и при небольшом количестве вариантов Фернандиньо не видит явно лучший вариант (синяя стрелка) и выбирает ужасный (красная). Закончится голом «Ливерпуля»

Ромб в центре добавит вариантов и контроля. Фернандиньо или Илкая Гюндогана будет достаточно, чтобы закрывать позицию опорника в этой системе. Возможно, именно поэтому Гвардиола перешел на эту схему в ответном матче ЛЧ против «Ливерпуля». Тогда она великолепно сработала в первом тайме, но из-за разницы в счете во второй половине «Сити» совсем сильно раскрылся – и получил 1:2.

3) Дает возможность разместить всех

Одним из толчков для перехода на смелую схему в «Барсе» стал трансфер Сеска Фабрегаса – звездного игрока, которого купили без оглядки на конкретную позицию. Рияд Марез – тот же случай. У «Сити» уже есть стилистически похожий Бернарду Силва, который не был игроком старта в прошлом сезоне. В привычной системе «Сити» все никак не помещаются. В новой формации позиции становятся более размытыми и возможности для ротации практически неограниченны.

Так Гвардиола описывал свободную игру «Аякса» середины 90-х: «Они с легкостью пасовали через центр – даже через те зоны, которые соперники перекрывали. Вся команда фантастически играла в ситуациях 1-в-1 – как в атаке, так и в обороне. Они рисковали настолько, насколько может рисковать футбольная команда. Это меня удивляло и завораживало. Ключевой идеей было владение, которое поддерживалось постоянным движением. Выдающимся движением. Они делали простые вещи красивыми. Они идеально делали то, к чему должна стремиться любая команда. «Аякс» ван Гала преподнес грандиозный урок всем, кто ценит игру».

В «Барсе»-2011/12 в схеме были только три обязательные позиции – вратарь, один центральный защитник и один игрок для создания ширины. Остальные позиции очень свободные. В них важнее быть футболистом стиля Гвардиолы, чем игроком конкретной позиции. Теоретически все остальные позиции могут занять центральные полузащитники (давняя мечта Пепа) – практически схема идеальна для адаптации под соперников и ротации.

В центре защиты выходили крайние защитники (Эрик Абидаль, Дани Алвес) и опорники (Хавьер Маскерано, Бускетс). По сути в схеме лишь один реальный центральный защитник, два других игрока проводят намного больше времени в опорной зоне и строят атаки.

На флангах были вингеры (Педро, Исаак Куэнка), нападающие (Алексис Санчес, Давид Вилья), крайние защитники (Алвес), и центральные полузащитники (Андрес Иньеста). Даже когда Алвес и Вилья закрывали фланги, их средняя позиция была одинаково высокой. Формация сохранялась, хотя эти игроки по-разному интерпретируют фланговую роль – это лишь помогало подстроиться под конкретных соперников.  

В роли двух ложных девяток тоже играли как центральные полузащитники (Фабрегас), так и нападающие (Лео Месси, Санчес).

Кажется, это оптимальный способ давать время всем. Марез и Бернарду Силва в предсезонных матчах выходили в роли центральных полузащитников. Силва сделал дубль в ворота «Баварии». Гибкость внутри схемы такая высокая, что они справляются и даже чувствуют себя комфортно.

4) Потенциальное решение против команд с тремя защитниками

«Соперники теперь лучше нас знают. Они станут нас лучше контролировать. Многие команды теперь играют с 5 защитниками. Их труднее атаковать. Вероятно, в следующем сезоне мы будем сталкиваться с этим еще чаще», – рассказал Пеп в том же эфире MNF.

Кажется, тренер не лукавил. Игра в 5 защитников – неплохой первый шаг к нейтрализации футбола Гвардиолы. В последний сезон в «Баварии» после яркой победы «Майнца» над Гвардиолой команды начали массово переходить на 3 ЦЗ специально под матчи с «Баварией». Из 11 последних соперников Пепа по тому сезону 8 использовали трех защитников. Нечто похожее случилось в конце прошлого сезона. Дэвид Вагнер (босс «Хаддерсфилда») перешел на тройку и здорово сдержал «Сити» на выезде.

Явные голевые моменты «Баварии» в сезоне-2015/16: подробнее о методологии тут.

Во второй части той кампании качество игры «Баварии» снизилось – в первую очередь из-за проблемы против 5 защитников.

Позиционный футбол нацелен на осмысленное и эффективное растягивание обороны, а 5 защитников труднее растянуть.

Но есть две причины полагать, что 3-3-4 добавит эффективности. Во-первых, если команда правильно двигается в этой схеме, то получает две «ложные девятки» – то есть максимум движения, которые вытягивает центральных защитников из линии.  

Во-вторых, автобус в любой интерпретации остается автобусом. А на 5 защитников против команд Гвардиолы переходят именно для глубокой обороны. 3-3-4 – действительно самая атакующая схема, которую когда-либо использовал Пеп. Тренер подчеркивал, что в «Барсе» перешел на нее, чтобы «атаковать еще больше и подвергаться чужим атакам еще меньше».

5) Решается возможная проблема предсказуемости

Англия постепенно раскусила 3-4-2-1 Антонио Конте, но три защитника с ромбом в центре поля – нечто новое для тренеров АПЛ.

В этой схеме очень удобно ротировать состав и подстраиваться под соперников. В сезоне-2011/12 Гвардиола менял состав чаще, чем когда-либо – почти полсезона у него не было одинаковых сочетаний в двух матчах подряд. В 13 первых играх чемпионата он выставил 13 разных составов – огромный контраст с прошлым сезоном «Сити». Проблемы предсказуемости точно не будет, а вот нехватка сыгранности (и потенциальные проблемы при стандартах), вероятно, проявятся.

Безумная схема теперь будет основной у «Сити»?

Вполне возможно.

В начале прошлого сезона Гвардиола уже заигрывал с переходом на трех центральных защитников. Тот вариант был более простым – обычная схема с Кайлом Уокером и Бенджаменом Менди в роли латералей. Испанец отказался от идеи после травмы Менди. Возвращение к 4-3-3 с Фабианом Делфом в роли ложного фулбека круто сработало, но все-таки не было стартовой идеей на сезон (следовательно, это далеко не идеал Гвардиолы).

3-3-4 намного ближе идеалу Гвардиолы. Она дает больше тактических возможностей и ставит перед соперниками совсем незнакомые проблемы, пускай и требует глубокого понимания принципов позиционного футбола. Кажется, тренер считает, что «Сити» готов.

Мощный аргумент против: прошлогодние результаты с 4-3-3. Смелые перемены при такой ситуации, возможно, не лучшая идея.

Вероятный сценарий – постепенное внедрение. Примерно так и было в «Барсе»-2011/12. Грубо говоря, стандартный вариант – в гостях; новая атакующая схема – дома (или против совсем оборонительных соперников). В качества бонуса – она станет новым планом на матчи с «Ливерпулем», так как лучше подходит для преодоления их прессинга (хотя основные задачи у формации другие).

«Манчестер Сити» в сезоне-2018/19?

Состав очень примерный, так как схема идеальна для ротации

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram / Youtube

Фото: globallookpress.com/Mario Houben; использовано фото: Gettyimages.ru/Matthias Hangst/Bongarts

развернуть

История великого перехода.

«Почему уходит Зидан? Ответ прост. Во-первых, потому что он хочет уйти. Во-вторых, потому что Флорентино Перес настроен перевезти его в Мадрид. Перес всегда старается навязать свою волю. Он вел себя еще хуже, когда покупал Фигу».

Плохое поведение Переса, о котором рассказывал Лучано Моджи, началось за 11 месяцев до перехода Зидана. Суперкубок УЕФА и так не пользуется особым авторитетом, а в 2000 году традиционный ужин перед матчем оказался важнее самой игры. Тогда Флорентино Перес впервые встретился с Зизу.

Фло как раз стал президентом «Реала» и встряхнул испанскую лигу покупкой Фигу. Португалец был первым из двух супертрансферов, обещанных Пересом на выборах. Вторым был Зизу, и на ужин в Монако Перес отправился, чтобы лично побеседовать с игроком. Но за столом между ним и французом оказалось сорок человек.

Пришлось импровизировать. Перес взял салфетку и на правильном французском вывел:

– Ты хочешь играть за «Реал»?

«Для Зидана», – негромко сказал Перес соседу. По рукам салфетка дошла до Зизу. Француз ответил на английском. «Yes», – прочел президент «Реала» через минуту.

Но проблема была не в Зидане. Перес уже прощупывал почву за месяц до ужина – «Юве» категорически отказал его брату Энрико. Теперь, с согласием Зидана, пришло время туза. В дело включился Ален Мильяччо.

В Турине к Зидану относились неоднозначно. В фаворитах Джанни Аньелли – плейбоя, везунчика, денди, – ходил Алекс Дель Пьеро. В 1996-м легендарный президент вообще сомневался, что Зизу потянет уровень «Юве». А после покупки прямо сказал: «Мы взяли Зидана, чтобы продать больше «фиатов» в Алжире и Марселе».

Будь дело только в Аньелли, переговоры не затянулись бы почти на год. Но у Зизу был заступник. Лучано Моджи считал француза лучшим трансфером в карьере – и одним из десяти лучших в истории футбола. Гендир расхваливал французского плеймейкера, а Джанни Аньелли доверял давнему партнеру.

Так что договариваться надо было с Моджи. Вот она, проблема.

Моджи не понравились замыслы «Реала». Продажа Зидана не входила в планы «Юве», и хитрец Мильяччо зашел с другой стороны. Агент много общался с женой Зидана Вероникой: рассказывал ей о комфортной жизни в Мадриде, тихом районе недалеко от центра и французском лицее для детей. Солнечная европейская столица манила испанку сильнее альпийских склонов.

Ален жил в дороге между Мадридом и Турином. В Испании вместе с Пересом продумывал концепцию переговоров, в Италии постоянно напоминал о себе руководству «Юве». Отношение туринцев к нему быстро изменилось с холодного на откровенно негативное. Агента не всегда пускали на базу, хоть там и обретался его клиент.

Весной 2001-го Зидан тайком прилетел в Лион. Там же собрались Мильяччо, Перес и Вальдано. Опасаясь надоедливых папарацци, четверка осталась прямо в аэропорте Сент-Экзюпери. Собрались в крохотной комнатушке, заваленной доисторическими документами. Зизу не говорил о деньгах – его интересовал «Реал».

«Ювентус» никогда не удерживает того, кто просится в другой клуб. Lo stile Juve: «Синьоре» нужны только те, кому нужна «Синьора». Желание Зидана было решающим. Вдобавок Мильяччо вышел на адвоката Моджи – Пако Д’Онофрио. Авторитетный юрист повлиял на Лучано; гендир «Юве» согласился на переговоры. Теперь дело было в сумме; а там, где проблема в деньгах, для Переса нет проблемы.

«Клубы покупают игроков только из-за того, что они делают на поле. Грандиозные маркетинговые планы разочаровывали акционеров даже в американском футболе. Если мистер Перес и впрямь нашел способ извлечь выгоду из маркетинга – это будет прорыв. Он перепишет историю футбольного финансирования», – предрекал в 2001-м профессор Лондонского университета Шон Хэмил.

И мистер Перес действительно нашел способ. Президент начал новую эру в футболе, сделав маркетинг важнее подачек клубных владельцев. Таинственный спонсор заплатил 1,5 миллиона евро, чтобы увидеть Зизу в Мадриде. Но это была мелочь.

Маркетинговая служба «Реала» заранее продумала масштабную кампанию по раскрутке нового игрока-бренда. В 100 магазинах на пяти континентах появилось 250 новых лицензионных продуктов, связанных с именем Зидана. Только футболки – 500 тысяч джерси с 5-м номером, – должны были принести 18-20 миллионов евро. Права на образ увеличивали цифру вдвое.

Поэтому на решающую встречу в Лугано Перес летел спокойным. Если проблема в деньгах – значит, проблемы нет. «Юве» просил 120 миллионов евро, «Реал» стоял на 60. «Юве» просил Макелеле, «Реал» предлагал Консейсао. Сошлись на 73,5 миллиона евро – аналог нынешних 315 миллионов (перерасчет от Interwetten).

4 июля в предместье Турина Перес и Моджи обсудили последние детали. Наутро об этом знала вся Европа.

Турин проводил Зидана словами Аньелли: «Мы будем скучать по нему. Но Зидан всегда был скорее ярким, чем полезным». Моджи на прощание сказал Пересу:

– Мы бы продали Зизу и за 60 миллионов.

– А я бы купил его и за 100, – парировал Перес.

Зидан прервал отпуск на Таити и в ночь 8 июля на частном самолете прибыл в Мадрид. На следующий день миру был представлен новый галактико.

«Юве» провалил осень 2001-го, а Rai Sport язвила: «Игроки получают мяч и думают: «Что с ним делать, где Зидан?». В том же сезоне «Реал» выиграет Лигу чемпионов, Суперкубок и Межконтинентальный кубок.

Восемь лет спустя Перес скажет: «Зидан стоил 73 миллиона и был самым дешевым трансфером в моей карьере».

Еще через восемь лет Зизу-тренер приведет «Реал» ко второй подряд победе в Лиге чемпионов. В финале его команда разгромит «Ювентус».

***

Итальянский футбол соответствует моему чувству прекрасного. Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Allsport UK; REUTERS/Desmond Boylan

развернуть

«Матч ТВ» не стал показывать главный матч 21-го тура чемпионата России между «Локомотивом» и «Спартаком». Но потом дал заднюю – и пообещал якобы бесплатную трансляцию на своем сайте. Но она оказалась не совсем бесплатной, да и не трансляцией.

Пользователям «Матч ТВ» предложили заполнить анкету и получить код доступа для «бесплатного просмотра трансляции». Пользователям предложили указать свое имя, e-mail, дату рождения, а также выбрать удобную платформу для просмотра матча.

1

В итоге все пошло не так. Вот что пишут те, кто заполнил анкету.

2

2

1

3

4

5

3

6

4

66

И те, кто не заполнил.

4

5

7

В итоге МАТЧ ТВ сделал трансляцию открытой для всех:

1

Если что, sports.ru ведет текстовую трансляцию главного матча в РФПЛ

развернуть

У меня есть история для Голливуда. Романтическая комедия. Началась она с того, как хорватский паренек зашел в бар...

Это был 2011 год. Мне всего 21. Я поздно прилетел в Испанию, возможно, часов в 10 вечера. Последние 4 года я играл за "Шальке" в Германии, и следующим утром "Севилья" планировала заключить со мной контракт. Всё, что мне нужно было сделать, - пройти медицинский тест и подписать пару бумаг.

Мой старший брат Деян прилетел со мной. Мы добрались до гостиницы, где пообедали с представителями клуба. После обеда я разнервничался по какой-то странной причине. Я понимал, что не смогу заснуть этой ночью. Поэтому предложил брату: "Давай выпьём, а потом пойдем спать".

Эти слова изменили мою жизнь.

Потому что женщина, которая работала в баре отеля была... Вау. Это та часть фильма, в которой всё происходит, словно в замедленной съемке. Она была прекрасна.

Я сказал себе: Окей, Севилья. Вау. Мне нравится это место.

Но я ничего не мог ей сказать, кроме "Hola", потому что не знал испанского. Я говорил на немецком, английском, итальянском, французском и сербо-хорватском. Но не на испанском. Это было ужасно.

Поэтому мы сидели с братом у стойки, болтали, пока его телефон не разразился звонком от представителей другого крупного европейского клуба. Они знали, что мы прибыли в Севилью, и предложили прислать за нами самолет, чтобы по прилету я подписал с ними контракт.

У нас не было официального соглашения с "Севильей". Переезд в Испанию был большим шагом для меня и, возможно, большим риском. Новая страна, новый язык. Я никого не знал.

Брат спросил: «Что ты собираешься сделать?»

Я ответил ему: «Ну ... я уже сказал «да» президенту «Севильи». Мои слова дороже всякой подписи».

Он сказал: "Хорошо, я передам им".

Затем я указал на бар и обмолвил: "Видишь нашу официантку? Я собираюсь играть за "Севилью" и жениться на этой женщине".

Мой брат улыбнулся и сказал: "Окей, как скажешь". Он думал, что я шучу.

Официантка подошла к нам и спросила, закончили ли мы.

"Знешь, я всё еще немного нервничаю. Думаю, я не смогу заснуть. Давай пропустим ещё по стаканчику", - сказал я брату.

На следующий день я подписал контракт с «Севильей» и прожил в этом отеле ещё три месяца, пока искал жильё. Каждое утро я ходил в бар за кофе и апельсиновой «Фантой», чтобы увидеть прекрасную официантку.

Я знал только, что её зовут Ракель. Она не разговаривала по-английски, я - по-испански. И так каждый день...

“Buenos días, Raquel. Un café y un Fanta naranja.”

ракитич

Я не знаю, как это объяснить. Иногда ты встречаешь кого-то, и у тебя возникают необычные ощущения. Всякий раз, когда я видел её , возникало чувство, будто у меня внутри взрывается бомба. Неделю за неделей, я медленно начал изучать некоторые испанские слова. Когда мне было сложно, я пробовал с помощью рук растолковать, что именно пытался сказать.

Она смеялась и наверняка думала: «Я... Джейн, ты ... Тарзан».

Я пил так много кофе. Это было удивительно.

Раз 20 или 30 я приглашал её на свидание. 

Она никогда не говорила «нет», но всегда оправдывалась, что ей приходится работать, а затем спать. Спустя три месяца я переехал в свой дом. Мне было грустно. Вероятно, всё кончено.Но я не сдавался. Я всё равно буду ездить в город и брать кофе из этого бара.

Когда она не работала, я без раздумий отправлялся в другое место. Когда она была там - мой день напонялся смыслом.

К тому моменту я подтянул свой испанский. Мы могли разговаривать чуть больше. Я заставил себя постоянно смотреть испанское ТВ и слушать испанское радио. Мне кажется, я счастливчик. Не знаю по какой причине, но балканцы обладают талантом к изучению языков.

Однажды, Ракель объяснила, почему не хочет идти со мной на свидание. Она сказала: "Ты - футболист. В следующем году ты можешь перебраться в другую страну. Прости, но нет".

Знаете, я не самый крутой парень в мире, поэтому подумал: "Черт, может она смотрит на меня и не думает, что я собираюсь стать классным игроком, а затем "Севилья" просто продаст меня следующим же летом".

Частью моей мотивации было закрепиться в составе «Севильи», чтобы эта девушка наконец-то поужинала со мной. На это ушло буквально семь месяцев. Я прибыл в клуб 27 января, а 20 августа получил СМС с текстом: "Она с сестрой пьёт в баре! Не работает!"

Смотрите, тогда практически все в городе знали мою историю. Значит, кто-то был в баре и скинул мне смс. Я отказываюсь называть свой источник🙂

Я позвонил другу, и мы поехали прямо в гостиницу. Я сел рядом с Ракель и сказал: «Окей, ты не работаешь. У тебя наконец есть время поужинать со мной».

Она была удивлена. Она овтетила, что не знает, может быть...

Я заявил: «Нет, я не уйду. Я знаю, что ты с сестрой и всё такое, но мы должны начать сегодня. Пошли. Мы все пойдем».

Таким образом, мы ушли все вместе.

На следующий день мы пообедали, и с тех пор мы вместе. Шесть лет. У нас есть две прекрасные дочки. Это была самая сложная штука, которую я когда-либо делал в жизни. Это тяжелее, чем победа в Лиге чемпионов, и потребовалось почти столько же времени.

раките 2

Особенно забавным был момент, когда я впервые познакомился с её семьей. Тогда мне казалось, что я уверенно разговариваю на испанском. Но когда ты попадаешь в большую семью... Господи. Они говорили так быстро и с севильским акцентом.

Её отец пытался шутить со мной, но я понятия не имел, о чем он, черт возьми, говорил. Я просто притворялся, что понимал его и смеялся. 

Мне кажется, у жителей Севильи - особенный характер. Открытая душа. Забавно, но мою жену вообще не интересовал футбол. Поэтому я думал, что никого в её семье не занимает футбол. Но, на удивление, они оказались истинными болельщиками «Севильи». Дедушка моей жены скончался к тому моменту, как я встретил её. Но отец Ракель рассказал мне о его последних днях в больнице. Когда медсестры сняли с него одежду, они пытались снять и часы. Он отказался.

Это были особенные часы "севилисты".

Он сказал: «Нет, они остаются со мной. До самого конца. Если я уйду, то уйду с клубом...»

Думаю, многие действительно не понимают, насколько футболисты подвержны влиянию людей в их жизни. В интервью нас постоянно спрашивают о тренерах, тактике и тренировках, но не интересуются тем, что происходит вне поля. Для меня это имеет огромное значение. За шесть лет я переехал из Швейцарии в Германию и Испанию. Это был очень насыщенный и одинокий опыт. Я хорошо играл за «Базель» и «Шальке», но чувствовал, что чего-то не хватает.

Когда я встретил жену, почувствовал, что мне есть ради кого играть, и после этого моя карьера вышла на новый уровень. У нас было несколько особых сезонов в «Севилье». В 2013 году я стал первым капитаном-легионером после Диего Марадоны. Это стало огромной честью, особенно, когда я вспоминал насколько важен был клуб для дедушки Ракель.

ракитич3

Я горжусь этим моментом также из-за моей истории. Мои родители из Хорватии, но иммигрировали в Швейцарию ещё до начала боснийской войны. Они чувствовали надвигающуюся опасность. Я вырос в Швейцарии, фанатея от Роберта Просинечки. Он был героем для хорватского народа. Когда я был ребенком, то он успел поиграть в «Реале», «Барселоне» и «Севилье». Мне повезло жить нормальной жизнью с моими друзями в Швейцарии. Война меня не коснулась. Но долгое время моя семья не могла вернуться в Хорватию. Насколько я понмю, впервые мы прибыли на родину, когда мне было 7 лет. Да и только, чтобы проведать дедушку и бабушку. Для меня, парня, который учился в швейцарской школе, окруженного месными детьми, хорватская идентификация была привязана к Просинчески и национальной сборной.

Моя мама любит рассказывать одну забавную историю. Когда я только начал ходить в школу, то после третьего или четвёртого дня я пришел домой и сказал: «Мама, я больше не хочу идти туда. Я просто хочу играть. Сколько лет я должен делать это?»

Она ответила: «Девять лет».

«Девять лет? Окей, я отхожу эти девять лет. Ни дня больше».

Всё так и получилось. В 17 лет я играл в «Базеле». Моя мечта была ясна. Я хотел стать Робертом Просинечки и играть в Испании. Стать капитаном «Севильи».

Когда в 2014 году "Барса" захотела подписать меня, это был интересный опыт, потому что семья моей жены хотела, чтобы я остался в "Севилье". В то же время они понимали, что в карьере футболиста есть только один шанс перебраться в самый большой клуб в мире. Поэтому они поддержали моё решение. Это было очень тяжелое решение для нас - намного тяжелее, чем может показаться на первый взгляд. В "Севилье" заявили, что они довольны суммой, которую предлагает "Барса", поэтому поддерживают трансфер. Я был счастлив покинуть команду на хорошей ноте. Ведь вся моя жизнь изменилась в "Севилье".

Помню отца жены в тот момент: «Окей, удачи, но когда вы будете играть против "Севильи" ... Прошу прощения».

Играть за "Барселону" - мечта каждого ребенка. Помню как прибыл на презентацию и зашел в раздевалку. В моём шкафчике лежали бутсы, которые ожидали меня. У меня пошли мурашки по коже. Это не просто бутсы, это мои каталонские бутсы – думал я.

Футболист хочет выигрывать матчи и трофеи. Но быть частью этого клуба – нечто другое. Я очень уважаю все другие команды, но в «Барселоне» есть особая связь с горожанами и болельщиками по всей планете. 

Мне посчастливилось сыграть рядом с великими футболистами. Например, Месси. Весь мир видит его искусное мастерство в матчах. Но вы должны умножить это на 20 или 50, чтобы понять как он вкалывает на тренировках. Я – фанат футбола до мозга костей. Рад, что каждый день играю с Лионелем. Но не только с ним: в команде были Неймар и Хави, сейчас – Суарес, Иньеста, Пике. Мы пытаемся играть в одном ритме - это напоминает большую машину. Когда ты нажимаешь кнопку, то все детали внутри знают, что делать. Одно дело увидеть «Барселону» по телевизору или сыграть против неё. Но совершенно другое – почувствовать себя частью целого. 

ракитиичичич

Играть в футбол каждый день - удовольствие для меня. Я покинул Швейцарию 10 лет назад и последовал за своей мечтой играть за границей. Мне очень повезло, что в итоге я оказался здесь, в «Барселоне». Надеюcь защищать цвета клуба на протяжении многих лет.

Думаю, когда я прибыл в Барселону, многие удивились моим знаниям испанского языка. Это помогло мне быстро адаптироваться в коллективе. Я обязан поблагодарить свою жену за это. Благодаря ей я смог пройти путь от Тарзана до капитана «Севильи» и чемпиона в «Барселоне».

Нашей старшей дочери 4 года. Она начинает понимать, насколько футбол важен для жителей Барселоны. Мы пытаемся предугадать, будет ли она одержима игрой, как я, или её это не будет интересовать, как мать. Прямо сейчас она находится где-то посерединке.

Если я смотрю футбол по телевизору дома, она злится, если гол забивает кто-то другой. Она говорит: «Нет! Ты должен забить гол!».Не имеет значения, Месси или Суарес. Нет, этого недостаточно. Папа должен забивать голы. Он не может ассистировать, он обязан забить. Поэтому я делаю всё возможное. Может быть, я поговорю об этом с Лео.

Оригинал статьи

ФОТО:  JULIO MUÑOZ/EFE/ZUMAPRESS.COM, UEFA VIA GETTY IMAGES, STUART FRANKLIN/UEFA/GETTY IMAGES, ALEX CAPARROS/GETTY IMAGES

Последние материалы:

«Ты станешь великим, просто оставайся собой». Как травмы рушат карьеру самому талантливому вратарю Испании - о звезде Серхио Асенхо.

3 тактические заметки после матча "Депортиво" - "Реал" - тактические приёмчики Зидана.

Тренер прагматик, китайские инвестиции. Почему «Эспаньол» обречен попасть в еврокубки по итогам сезона - об "Эспаньоле".

Подписывайтесь на блог Сиеста - нам не хватает именно Вас!

развернуть

Бывший футболист, а теперь комментатор, ведущий и видеоблогер Евгений Савин в октябре сгонял в Ухту и снял видео о Коми-дерби между «Новой Генерацией» и «Ухтой», которое опубликовал на своем ютуб-канале «КраСава». Это видео очень не понравилось чиновникам федерации.

Все дело в том, что Савин покритиковал АМФР (Ассоциация мини-футбола России – Sports.ru).

По ходу видео не раз была произнесена информация о проблемах мини-футбола в России. АМФР обиделась. В итоге КДК РФС оштрафовал «Ухту» на 75 тысяч рублей. Савин пообещал выплатить штраф за команду. 

В спецвыпуске про АМФР Евгений показал, что 75 тысяч переведены на счет «Ухты»:

И прошелся по проблемам мини футбола в стране. Мы за вас все посмотрели и выбрали главное:

• Перед каждым чемпионатом АМФР собирает с каждой команды 6 млн рублей. В этом году в суперлиге участвуют 10 команд.

• С каждой команды взимается по 500 тысяч рублей в качестве пожертвования за заявку легионера.

• Всего в суперлиге 17 легионеров. Это дополнительные 8,5 млн рублей.

 

• Все денежные переводы оформляются в виде пожертвований – так федерация не платит налоги. В сумме это 68,5 млн рублей.

«АМФР не отчитывается перед клубами куда идут эти деньги, так как все расходы на судейство, обслуживание и другие мелкие моменты тоже оплачиваются клубами. Нет ни одной бумаги, которая нам бы все это объяснила».

• В прошлом году обанкротились четыре клуба: «Дина», «Автодор», «Прогресс» и «Политех». Всего за последние годы прекратили существование 12 команд.

• Никто не знал о существовании клуба «Динамо-Самара» год назад. С этого сезона он участник суперлиги.

«Может мне тоже собрать кентов, заплатить 6 млн рублей и начать играть в мини-футбол? Кстати, неплохая идея».

• РФС и АМФР запустили лицензирование клубов. Так они проверяли их на предмет финансирования. 

«Каким образом «Дина» играла в суперлиге? Представьте, они выходили втроем на матч, на первой минуте получали травму и снимались. Меньшим составом играть нельзя».

• Все мини-футбольные сборные России тренирует один человек – Скорович Сергей Леонидович.

За 10 лет его руководства сборная проиграла все финалы на взрослых турнирах – он не выиграл ни одного трофея.

В конце видео Евгений Савин указывает, что все вопросы стоит задать президенту АМФР – Алиеву Эмилю Гуметовичу.

И почетному президенту АМФР Андрееву Семену Николаевичу.

Именно они ответственны за:

– Плохие трансляции;

– Банкротство клубов;

– Вектор развития;

– 20 лет без трофеев.

Фото: youtube.com//КраСава; РИА Новости/Александр Натрускин

развернуть

Новое путешествие Маркова по России.

На «ас-саляму алейкум» вы должны ответить «уа-алейкум ас-салям», потому что мы в Дагестане. Смотрим следующий матч сборной России, фиксируем любовь к команде Черчесова после чемпионата мира, восхищаемся той волшебной страной, что безгранична, гостеприимна и наша. Если не знаете местных словечек – не страшно. Дагестан очень разнообразен, в нем живут более 30 наций: аварцы, лакцы, даргинцы, табасаранцы и другие. У каждого района и нации – свой язык. У каждого села – свой диалект. Объединяющим выступает русский, на нем вас поймут везде.

Я уже смотрел матчи сборной в Башкирии с добытчиками дикого меда и в архангельской каморке школьного сторожа. Теперь – в горы. Самолет до Махачкалы, три часа на машине до Гунибского района, оттуда – несколько подъемов до села Согратль. Еще 15-20 лет назад 650 школьников учились там в три смены, ежедневно видами и горным воздухом наслаждалась тысяча жителей. Потом народ двинул в города, теперь в классах учатся по 10-14 детей, а всего в селе живут 200 человек.

«Приора», блокпосты, бездорожье

По дороге в село наша серебристая «Приора» (самая популярная машина Дагестана) останавливается на площадках с панорамными видами, огибает перевалы, прыгает на камнях. На моем кресле справа от водителя есть ремень, но пристегиваться мне не рекомендуют. «Не надо, просто не надо, здесь необязательно», – объясняет 21-летний Амир. Он ежедневно таксует в горах и в Махачкале, ездит без навигатора, у него густая борода и черные мокасины с надписью Armani. Даже если бы я и хотел пристегнуться, пряжку ремня было не за что зацепить, ниша для ремня просто отломана. Чтобы было спокойнее, я закрепил ремень на себе и все дорогу держался за ручку.

Амир 

Здесь часто выезжают на встречку, обгоняя тихие грузовые машины. В горах чувствуется уважение: машины притормаживают и пропускают легковушки, водитель «Гелика» рукой приветствует «Приору» и наоборот. Вдоль дорог бредут люди и скот, местные жители в высоких меховых шапках (не папахах) просят подбросить до соседнего села. Проехать просто так – неприлично. Амир показывает рукой, что у нас три человека и вещи на заднем сиденье, взять с собой не получится.

После туманной Махачкалы мы попадаем в солнечный день. Свет тускнеет только на тенистых горных поворотах. В пять вечера на Дагестан спускается мрачная ночь. В горах темнеет еще быстрее. Как мне рассказали в селе, Гунибский район занимает второе место по солнечным дням после Швейцарии. В девять градусов на улице можно ходить в одной кофте, в машине без козырьков на уровне глаз приходится морщиться.

Проезжаем село Губден: каньон, сухая река, летают орлы, на горах большими буквами написаны имена забравшихся туда людей. Дорога есть не везде. В некоторых местах за разметку отвечают кучи щебня. На обочинах машины провожают религиозные таблички на арабском: «Счастливого пути, бог с тобой», «Аллах един», «Аллах велик», «Люби своего пророка».

Заправщик отсчитывает сдачу из большой пачки денег. Картами в горах не пользуются. «Люди не работают, откуда взяться деньгами на карте?», – объясняет Магомед с заднего сиденья. Он поехал с Амиром, чтобы забрать в больнице снимок для жены Сайгибат.

По дороге – блокпосты с колючей проволокой и русскими полицейскими. В толстых темно-синих куртках и автоматами наперевес они всматриваются в пассажиров, ищут подозрительные лица.

Магомед 

Жизнь чувствуется в сквозных селах. В селе Леваши на 11 тысяч человек есть игровой клуб «Флешбек» с PlayStation. В Хаджалмахи доктора районной поликлиники на улице разминают спину, женщины в платках идут по узким улицам, дети догоняют их на велосипедах. Старики с палками сидят у дороги и пустыми взглядами провожают машины.

На палатках, заправках и других местах по дороге надписи предупреждают: «В долг не просить». Парень, готовивший нам шаурму, пошутил, что «не» можно закрыть рукой. Все друг друга знают, люди доносят деньги.

В Согратле постоянно играют в футбол, РПЛ не смотрят, дети болеют за «Ювентус» и «Реал»

Согратль – футбольное село. Когда читатель нашего сайта Хаджи-Мурад предложил мне поехать к нему на родину, то прислал видео: серое поле, дождь, столбы пыли, идет долгая и насыщенная рубка. Встретившие меня согратлинцы рассказали, что тогда был принципиальный матч: надо было доиграть до десяти голов, несмотря на ливень и грязь.

Я увидел это поле у школы. Первые ворота – две лестницы для подтягиваний. Вторые – пространство между урной и баскетбольным кольцом.

«Вот у тебя есть дети? Как появятся, обязательно отдавай в спорт, – наставляет местный учитель физкультуры и тренер по волейболу Магомед Улаев. – У нас если мальчик ничем не занимается, на него уже косо смотрят. Даже женщины хотят отдать сыновей в борьбу, чтобы они знали чувство боли и развивались физически». 

Магомед Улаев и Гаджимурад на фоне школы и памятника Кирову

Согратль любит футбол, но славится волейбольной школой. Местная команда часто выигрывала чемпионат республики (последний раз – два года назад), 10 раз становилась чемпионом Гунибского района. Дети из других районов Кавказа специально едут в школу-интернат имени Махатилова (имя директора). Например, сейчас в 11 классе учится чеченец Саад из Хасавюрта, дагестанского города на границе с Чечней.

Детей отправляют в Согратль за качественным школьным образованием, волейболом и тренером Магомедом Улаевым (говорят, он лучший во всем районе). Из школы вышли бизнесмены, депутаты народного собрания, ученые, журналисты. Гаджи Абашилова, главного редактора газеты «Молодежь Дагестана», убили в 2008 году. Хаджимурада Камалова, главного редактора газеты «Черновик», убили в 2011 году. «Были чересчур честными, открыто выступали против экстремизма и писали про коррупцию», – объяснили мне в селе. 

Вход на территорию школы 

Зимой, когда начинается минус и выпадает снег, школьники тренируются в закрытом спортивном зале. Его, как и все лучшее в селе, сделали на деньги меценатов, то есть разбогатевших выходцев из Согратля. Они же выстроили сгоревшую мечеть, благодаря ним еще в 2005 году у школы были 19 компьютеров для занятий информатикой, а сейчас в кабинетах есть современные доски и проектор, на окнах – стеклопакет. Богатые согратлинцы разыгрывают гранты для совершения хаджа в Мекку (средняя цена на человека – 2500 долларов). Раз в год на полях Махачкалы проводят чемпионат Согратля по футболу: собираются земляки со всей страны, разыгрывают 30 тысяч рублей.

«На государство здесь давно не надеются, развитие села происходит на средства меценатов, которые вкладываются в свою родину; или каждый выпускной класс должен скинуться деньгами и сделать что-то для школы», – рассказал мне Гаджимурад Исаев, руководитель местного культурно-досугового центра (с активным фейсбуком), где вечером на большом экране мы смотрели Германия – Россия. Центр тоже построен и оснащен на деньги меценатов.

Гаджимурад – единственный на полной ставке, получает от государства 20 тысяч в месяц. Трое его помощников – методисты, музыканты – еще меньше. Они отвечают в селе за досуг, организуют лекции (о вреде наркотиков, борьбе с экстремизмом, привозят участковых, врачей) и кружки для детей, устраивают торжества по большим дням вроде праздника Победы и окончания священного месяца Рамадан.

Гаджимурад отвечает за меня – встречает у центральной мечети, кормит, водит. В детстве он не смог уехать в академию Коноплева в Тольятти. Теперь дома по телевизору и через интернет смотрит Лигу чемпионов, сборную России, главные европейские матчи, но не РПЛ. «Когда у тебя нет своей команды, ты выбираешь лучших и даже не задумываешься о нашем футболе, – его рецензия на чемпионат России. – «Анжи» умирает, на стадион ехать далеко, остается наслаждение европейским футболом». 

Так живет и 13-летний Мурад. Его отец Магомед рассказывал: «Младший сын обожает футбол, у него полно этих Роналду, Газманов, Гризманнов». Мальчик болеет за «Ювентус» (любимый игрок – Дибала), смотрит матчи «Реала», «Арсенала» и «Валенсии» по интернету. Летом радовался победам сборной России. «Главный момент чемпионата мира – Дзюба забивает пенальти испанцам, – вспоминает Мурад. – А когда победили, я бегал по дому и кричал так сильно, что мама ругалась».

Я играл в футбол с дагестанцами: ни у кого нет бутс, редко матерятся и не обманывают

В подарок Гаджимураду я привез майку Месси сборной Аргентины и не ошибся: «Месси мне нравится больше, чем Роналду, но сегодня ты увидишь нашего горного Месси». Горные Месси и Роналду играют по вечерам в крытом зале для физкультуры. Топят плохо (приходится играть в шапках и с длинным рукавом), зато под крышей. Ворота – из пластиковых водопроводных труб. В конце зала сложены парты, столы, снаряды для физкультуры. На стене – плакат «приветствуем участников соревнований». По центру – скрученная волейбольная сетка.

Мы переодеваемся на трибунах. Я не был готов к футболу, поэтому Гаджимурад взял для меня шорты и кроссовки без шнурков. Шорты оказались велики, обувь слишком скользила, поэтому я играл в кальсонах, теплой кофте и кроссовках, в которых приехал. Внешний вид во время игры никого не беспокоил. В футзальных бутсах играл только девятиклассник Гаджимурад, болельщик «Реала», который объяснил последние неудачи уходом Роналду и Зидана. Остальные были в обычных кроссовках, ботинках, но точно не футбольной обуви.

Играли шесть на шесть. В командах – та редкая молодежь, что не уехала в города, плюс пара школьников и ребята из интерната. Абдулла, похожий на молодого Шевчука без очков, работает кем-то вроде строителя: соглашается на разную подработку в селе, в том числе на строительство. В игре быстро крутил ногами, будто шестернями, мяч к нему словно прилипал. Это тот самый горный Месси. Абдулвагаб в шапке – дагестанская копия Басты – оттирал корпусом соперников. Против меня играли двое Шамилей – один (очень похожий на Хабиба) мощно лупил с правой. Лучше всех играл девятиклассник, болеющий за «Реал»: блокировал любые удары, вырезал стопой скрытые передачи и лупил по углам. 

Горский футбол быстрый, но аккуратный и чистый. Много отборов и скоростных атак. Дотронулся до мяча рукой – сам должен об этом сказать и остановить игру. Без нарушений, по ногам никто не бьет. Мат – очень редко, когда совсем обидно промахнулся. Еще в Москве мне казалось, что кавказцы во время игры произносят что-то вроде «Эй, Вася». Оказывается – говорят «Вассав», то есть «Эй, пацан».

Наша команда проигрывала 3:8, но победила 10:9 благодаря скоростям горного Месси, технике двух Гаджмиурадов (большого и маленького) и, хочется верить, моим четырем голам.

Жители села делятся номерами банковских карт и не запирают двери

«Чем выше в горы, тем беднее, проще и добрее люди». Этой мудростью со мной поделились в самом начале путешествия.

В Согратле и ближайших селах живут небогато. Говорят, меньше стало поводов для радости. Редкие ее проявления – на свадьбах. «Ты оттуда не уйдешь, пока с каждым не выпьешь, – говорил мне Магомед, отец маленького болельщика «Ювентуса» Мурада. – Если перепьешь, тебя аккуратно вынесут. Только на свадьбе человек открывает душу, а так мало радости осталось у народа. Нет работы, ни один завод в республике не работает, прекрасные мастера торгуют на базарах».

У многих жителей села нет постоянной работы. Уборщица в местной школе получает 11 тысяч рублей. Завуч-организатор по внеклассной работе Абдулла Магомедович – 10 тысяч. А ведь он 40 лет работает в школе, ведет уроки географии, занимается воспитательной работой, организует концерты и утренники.

Абдулла Магомедович

Гаджимурад (старший, из культурного центра) говорит, что в горах легко выжить на 20 тысяч. Транспорт не нужен. Продукты – натуральные и недорогие. Даже с дополнительными тратами (2-3 тысячи в месяц) на протеиновый коктейль – бананы, яйца, творог, орехи, все смешать в миксере. Остальная еда, газовый баллон – еще несколько тысяч. Это и оставляет таких людей, как Гаджимурад, в горах. Там есть природа, здоровая еда, тренажерный зал и футбол.

Гаджимурад живет в одноэтажном трехкомнатном доме с просторной кухней, печкой, телевизором. Туалет и ванная – отдельное помещение на улице. Когда выходишь из дома на улицу, в нос дает насыщенным горным воздухом: что-то среднее между запахом костра, леса, гор, свободы. Впереди – крыши домов и ущелье. Ни одного загромождения или забора. Если засмотреться и идти вперед, можно свалиться с горы. Из дома Гаджимурада слышно, как имам местной мечети Омар призывает на молитву.

***

Согратлинцы оставляют ключ под ковриком, прижимая камнем, на ночь дверь запирают не все, а когда надо ехать за пенсией в райцентр Гуниб (именно там в Кавказскую войну пленили полководца Шамиля, сейчас там висят его портреты), пять-шесть человек отдают банковские карточки и диктуют пин-коды кому-то одному. 

За день мужчина совершает около сотни рукопожатий: на Кавказе любят жать одну руку, а второй похлопывать сверху. Когда мимо нас прошли трое первоклассников, Гаджимурад подозвал ребят и напомнил, что те забыли поздороваться. Потом две маленькие девочки сообщили нашей компании: «Мы поссорились, но уже помирились». Гаджимурад тут же мне рассказал, что у них случилось, и как из-за их ссоры чуть не досталось ему.

Все все про всех знают.

Быть гостем в Дагестане – все хотят напоить чаем, кормят каждый час, ты ни за что не платишь 

За два дня в Дагестане я потратил 500 рублей – на папаху по дороге в аэропорт. Все остальное время меня сопровождали, кормили, оберегали. Гаджимурад оставил ночевать на соседней кровати в своей комнате. Гость на Кавказе – главный человек. Одного меня оставили только на 10 минут днем, когда мужчины ушли на намаз. Я мог бы пойти туда как турист, но решили, что старшее поколение может не понять моего визита.

Приехавшая из райцентра Гуниба мама Гаджимурада Хадижат приготовила под мой приезд хинкал (не путать с хинкали, это отдельно сваренные в мясном бульоне кусочки теста, отдельно мясо и отдельно красный соус), сырные лепешки чуду (в Согратле их называют «беркал»), поставила на стол соленья и голубцы. Ужин у Гаджимурада – жареная картошка, овощи, печенка, яблоки и груши, выращенные в Согратле. Завтрак – два яйца и калмыцкий чай с солью и перцем (продается в пакетиках, заваривается кипятком, выглядит как чай с молоком), туда добавляют масло и сухарики из белого хлеба. Похоже на хлопья с молоком. И, конечно, конфеты. Розетки со сладостями стоят везде. 

Меня также кормили домашним хлебом с козьим сыром и конфетами «Коровка» в учительской местной школы. В школьной столовой перед отъездом налили суп с лапшой. Уже в Махачкале мои новые друзья Рустам и Шахмир (их просто попросили меня встретить) отвели меня в ресторан на берегу Каспийского моря, угостили шашлыком, бараньими пистолетами (так называет ребра), чуду с разными начинками и вареньем из белой черешни. 

«В любой непонятной ситуации пей чай, и тогда ситуация станет понятной», – говорят в Согратле. Выпить чай – как поздороваться, его здесь пьют и предлагают все. Заварка, лимон и сахар – обычные из магазина, но особенным и заразительным чай делает горная талая вода, которая течет из кранов в домах: ее пьют, на ней готовят и заваривают чай. Я выпил 12 стаканов за день, но до рекорда – 21 стакан за час – все же не дошел. С 2012 года в Согратле проходит фестиваль горного чая. Участники сидят за столом, не могут из-за него выйти час, перед ними – только стаканы с чаем и сладости.

***

В Согратле почти каждый знал о приезде «центрового» (так меня прозвал имам мечети Омар). Все спрашивали: как добрались, понравилось у нас? Волновались, где я переночевал.

Мужчины после молитвы

«Гость превыше всего. Если с гостем что-то случится, его кто-то его ударит или обидит – за это будет отвечать принимавший, для него это большая трагедия» – так принято в Дагестане.

Села вымирают, люди едут в города, но традиции пока держатся

С первой минуты в Дагестане мне говорили, что двух дней на горы и даже на маленькое село слишком мало: «Это как с девушкой встретиться и на следующий день расстаться». Про футбол мне советовали забыть и вместо него поехать на соседние вершины, оживленные тысячами людей райцентры и заброшенные аулы. Или компромисс: жениться на местной девушке и провести следующее лето в Дагестане. Но все мои сверстницы уже в городах: учатся и получают профессию. После школы молодежь уезжает из гор. 

В пяти километрах от Согратля, еще выше в горах, есть село-призрак Гамсутль. Там мечеть, здания школы и магазина, в домах остались предметы быта, но нет ни одного человека. Последний житель Абдулжалил Абдулжалилов умер три года назад: он пытался возродить село, ежедневно спускался с гор, чтобы зарядить телефон, и снова возвращался. За 40 лет село опустело, потому что находилось слишком высоко и обособленно от остального мира. 

Местные согласны, что традиции мельчают. Перед поездкой в Дагестан я волновался: как одеваться, как себя вести, как общаться. Мне отвечали: «К счастью или к сожалению, как везде. Разве что летом не нужно ходить в шортах и без футболки, чтобы женщины не видели оголенными эти части тела».

Есть интернет, есть связь. Все как у всех. «Во всем виновата трубка, мы реже видимся с друзьями, больше времени проводим не с реальными людьми», – расстраивался Магомед, показывая мне свой примитивный кнопочный телефон.

25-30 лет назад на свадьбах у женщин не было видно даже кистей рук (Хабиба и представление его жены на свадьбе здесь уважают): они с ног до головы были покрыты национальными платками. Теперь невесты надевают фату. На первое место поставили выбор детей: жениться можно на ком хочешь, выбираешь ты, а не отец. При этом гражданского брака на Кавказе до сих пор не существует. Если мужчина и женщина живут вместе, но не расписались, – это большой репутационный удар в первую очередь по девушке, после чего на ней никто не захочет жениться.

Раньше уехавших односельчан хоронили в Согратле. Сейчас –  там, где они умерли. Зато сильны внутренние традиции. Все мужчины села копают могилу покойному. «Если ты не пойдешь, значит, ты безнадежный, – объяснил мне Толбо, двоюродный брат Гаджимурада. – А если родственники умершего тебе предложат за это деньги – это огромная обида, ты можешь плюнуть им за это в лицо». На копание могилы до сих пор отправляют одиннадцатиклассников из местной школы. Ночью на кладбище тоже ходить нельзя. Считается, ночь – время только для мертвых.

Двоюродные братья Гаджимурад и Толбо 

Аварский язык, на котором говорят в Гунибе, не вымирает, просто люди уезжают в большие города, носителей становится чуть меньше. Чтобы сохранить язык в семьях, детей на лето привозят в детские сады в горы – учить аварский. 

Хабиб популярнее сборной по футболу, но победе над Конором радовались сдержанно  

«Если человек с Кавказа, как не смотреть? Народ один, языки разные», – говорят дагестанцы про трансляции MMA. Болеют в первую очередь за земляков, но и за русских борцов тоже. Гаджимураду нравится боксер Александр Шлеменко: «Очень спокойный и порядочный, за него хочется переживать».

В досуговом центре висит календарь 2017 года с фотографиями Хабиба. Гаджимурад заказал футболку с принтом, где Хабиб выпрыгивает из октагона. Бой, конечно, смотрели все, даже согратлинские бабушки знали, что есть Конор, что он много о себе думает, что Хабиб должен его завалить.

Трансляция была в культурно-досуговом центре: через проектор ее выводили на большой экран. Рано утром пришли 25 человек, многие – в папахах. Когда Хабиб победил, люди обнимались, выкрикивали имя дагестанского бойца. На этом праздник закончился, счастливые пошли домой. «Это в Махачкале менты кричали про Хабиба в мегафон, – рассказали мне в Согратле. – Если бы мы начали такой праздник рано утром, старшее поколение нас бы закопало».

Культа Хабиба в селе нет, но бойца уважают, прыжок после боя считают оправданным. Общее мнение такое: «Все правильно, любой нормальный кавказец поступил бы так же, ответил за честь и религию».

***

Важные футбольные матчи тоже смотрят в центре, но болельщиков меньше, как и обсуждений. Когда дерется Хабиб или любой другой борец – разговоров больше.

«В прошлом сезоне смотрели эль класико, ставили трансляцию через интернет, ребята, конечно, шутили, но на кинжалах не дрались», – смеется Гаджимурад. Во время чемпионата мира транслировали матч против Саудовской Аравии. Как раз закончился Рамадан, пришли 20 человек, Гаджимурад приготовил чуду, купил фруктовые соки, заказал в райцентре роллы и шаурму. «Смотрели спокойно, знали, что победят».

Матч Россия – Германия я смотрел в папахе. Под чай с конфетами

В 22:30 мы вышли из дома Гаджимурада. Темно и тихо. Слышно горную речку и звук самолета. 

При входе в культурно-досуговый центр Гаджимурад выдал тапочки, в комнате с экраном включил обогреватель, поставил чайник, открыл пакеты с шоколадными и карамельными конфетами. 

Досуговый центр – это две большие комнаты, стол для бильярда, венок, который выносят 9 мая, уголок дагестанской культуры с национальными костюмами, музыкальными инструментами, папахами. Можно переодеться в горца, взять кинжал и сфотографироваться. Один раз надев папаху, я не снимал ее до конца матча. Голова чувствовала приятное тепло и еще большую связь с людьми, которые принимали меня в Дагестане.

Матч мы смотрели с Толбо, двоюродным братом Гаджимурада, и его соседом Гасаном. Толбо закончил Морскую академию в Петербурге, остался там, работает на Балтийском заводе в секретном отделении (без подробностей). Несколько раз в год приезжает домой в Согратль, рассказал тысячу веселых историй про двухдневные автобусные рейсы из Махачкалы в Петербург и наоборот: то в метель сломается двигатель и все ночуют в пригородном кафе, то сядет целая толпа веселых чеченцев и начнет громко шутить, то кто-то напьется и его успокаивают.

Гасан должен был играть с нами в футбол, но потянул спину, когда резал барана. Живет в селе, работает на стройке, режет скотину. Говорит, что нравится сборная Германии: играют мощно и красиво, четыре года назад были чемпионами мира. «Ты за Германию? Где же твое пиво и колбаски?», – подкалывает его Толбо. 

Во время гимна друзья не вставали. Я аккуратно поинтересовался об отношении к России: сборной и государству. Меня удивляло, что дагестанцы называют «Россией» всю страну за пределами Кавказа, но не Кавказ. Ребята в школе вообще сказали, что собираются поступать «за границу». «Это в какую страну?» – спросил я. «В Москву или Питер». 

Мне объяснили, что петь гимн здесь не приятно. Даже дагестанский. Людям приятнее слушать, а не петь. А за Россию болеют, потому что «наши». Да, люди себя здесь чувствуют в первую очередь дагестанцами, но все они россияне, болеют за наших спортсменов.

Гаджимурад, Толбо и Гасан 

Матч у сборной не получается совсем, много новых фамилий. О существовании Набабкина знает только Гаджимурад. Гасан смотрит футбол, но разбирается слабо. «А где Хашаев?» – спрашивает он. Оказалось, речь про Аршавина. 

Наши быстро пропустили два, Толбо пошутил: «2:0, пора за водкой». В Согратле, кстати, нет бана на алкоголь. У людей в домах есть домашнее вино и коньяк, водка. Пиво не пьют.

Футбол мы смотрим без алкоголя, под чай. Ребята рассказывали, что могут выпить на праздники, все зависит от религиозности семьи. В селе со мной поделились традиционный формулой от предков, которые: «хотели – молились, хотели – воевали, хотели – выпивали». Выпить может каждый, пьяные встречаются редко.

В сборной никого не выделили, досталось Ари

Когда сборная совсем потекла (0:3), мы вспомнили про легионеров. «Как постарел бразилец, не бегает», – глумился Гасан над Ари. Толбо возмущался сильнее: «В стране с населением 140 миллионов играет столько легионеров, лучше бы взяли наших парней со двора, вложились бы в их футбольное образование, играли бы как бразильцы». Гаджимурад пил чай и отмалчивался: «Негативно отношусь [к натурализации]. Против национальностей ничего не имею, но можно же найти 11 нормальных человек с России, с Кавказа, это же смешно. Но сборная все равно молодцы. Раньше их сравнивали с дворовым футболом, теперь вышли на уровень».

Лучше всех, по словам Гасана, сыграл Акинфеев. «Он не играл», – ответил Гаджимурад.

– Можно сказать, что весь Дагестан болеет за сборную России? – финальный вопрос Гаджимураду, Толбо и Гасану.

– Мы люди мирные, болеем и выздоравливаем. А лозунги нам не нужны.

Домой 

Когда я уезжал, в селе на пять часов выключили электричество: утром об этом сообщали на аварском языке через громкоговорители, чтобы люди нагрели воду и зарядили телефоны. Связи не было, чай можно было сварить только на газовой плите, школьный звонок не работал, звонили в ручной колокольчик.

На прощание волейбольный тренер Магомед меня попросил: «Вот если ты расскажешь хотя бы десяти людям, что Дагестан – это красота, солнце, горы и гостеприимный народ, мы будем очень благодарны».

Гадждимурад добавил: «В семье, как и в любой нации, не без урода. Мне стыдно и обидно, что о дагестанцах судят по поступкам негодяев, которые по-свински ведут себя в больших городах. Обычно это делают те, кто ничего не добился в Дагестане. А потом появляется предвзятое отношение, в новостях говорят про «лица кавказской национальности».  

***

Всю обратную дорогу я перечитывал сообщения от семьи и друзей, которые писали: «Едешь на Кавказ, будь осторожен, пожалуйста», «поаккуратнее». 

Еще три дня назад я написал бы точно такие же слова близкому человеку, собравшемуся на Кавказ.

А теперь я слушаю песню «Мой Дагестан», под которую Хабиб выходит на бой, и не могу остановиться. Вспоминаю новых друзей и очень хочу вернуться.

За помощь в организации поездки Sports.ru благодарит Хаджи-Мурада Абашилова

развернуть

Всем привет! Почти все клубы РПЛ представили новые игровые формы на сезон 2018/19. Сколько хвалебных постов было написано. По мнению многих у «Краснодара» лучший дизайн, Локомотив первый в России оделся в UnderArmour, домашняя форма Спартака вновь без горизонтальной полоски, а ЦСКА представит новую форму вообще в матчах Лиги Чемпионов. На волне этих новостей, я решил понастольгировать и немного вспомнить футбольную моду 90-х. Пока в те времена в стране творился мрак, на футбольных полях, которые в основном походили на огород, бегали футболисты в пестрых майках. Яркие цвета, неожиданные дизайнерские решения, да и необычные цвета экипировки-вот как можно описать стиль 90-х. Ну, начнём вспоминать, в чем же раньше играли наши клубы!

 

1

 

1

Форма, в которой ЦСКА стали последними чемпионами СССР и обладателями кубка СССР в 1991 году.

1

Зелёный комплект формы московского Торпедо, в котором автозаводцы выступали в 1992-1993 году. Кстати, напоминаю, что в 93-м, торпедовцы стали первыми обладателями Кубка России по футболу, в финале которого были обыграны московские армейцы в серии пенальти, со счётом 5:3 (основное время закончилось 1:1)

1

Форма камышинского Текстильщика образца 1995 года. Многие молодые поклонники футбола сейчас и не вспомнят такую команду, а ведь они играли в Кубке УЕФА! И именно в этой форме. В сезоне 1994/95 камышане дошли до 1/16 финала, уступив в те времена грозному французскому Нанту (2:0 в гостях и 1:2 дома). Да ещё стоит вспомнить, что в 1/32 Текстильщик разгромил венгерский Бекешчаба с общим счётом 6:2. Кстати, на фото по центру, узнаете вратаря слева? Ответ пишите в комментарии.

1

Оранжевая форма Уралмаша в сезоне 1992. В высшей лиге чемпионата России, екатеринбуржцы продержались до 1996 года. На фото нападающий Уралмаша Юрий Матвеев, забивший в сезоне 1992 года 20 мячей в 28 играх и ставшим лучшим бомбардиром первого чемпионата России.

1

 

1

Форма волгоградского РОТОРа в 1995 году. Именно в этой форме волгоградцы обыгрывали грозный Манчестер Юнайтед (0:0 дома, 2:2 в гостях) На первом фото капитаны команд- Стив Брюс и Владимир Геращенко, на втором – радость волгоградцев забитому голу на «Олд Траффорд».

1

Дизайн формы Ростсельмаша конца 90-х. В этой форме ростовчане играли против Ювентуса в Кубке Интертото. По-моему, этот дизайн намного веселее, чем современный.

1

Желтая форма Крыльев Советов сезона 1996/97. Сейчас многие и не вспомнят, что у самарцев был желтый комплект. Фото с полуфинального матча Кубка России против московского Локомотива, тогда железнодорожники прошли в финал, где и стали обладателями Кубка, обыграв динамовцев Москвы.

1

Форма Локомотива образца 1994 года. В том сезоне «железнодорожники» стали третьими в чемпионате. Но форма была весьма необычна, стоит заметить, что в 90-е у Локо практически не присутствовал зелёный цвет.

 

 

Фото: Google.com; rotor-volgograd.ru; локомотив.инфо

 

Вот такая небольшая подборка дизайнерских решений клубов РПЛ конца прошлого века! Если вам понравилось, ставьте плюс, делитесь статьей! Если вам понравился такой формат, то напишите в комментарии и вскоре увидите новые выпуски «моды 90-х»!

 

С уважением,

развернуть

Пацан придумал это еще в школе.

«Языковые барьеры, культурные различия, коррупция, очень плохой интернет – периодически нам сложно поддерживать контакт с партнерами. И это только малая часть проблем», – рассказывает Sports.ru Люк Уэсткотт.

В 2014 году Люк вложил семь тысяч долларов в собственный бренд спортивной одежды AMS (African Manufacturing Solutions) и зашел на рынок Южного Судана – самой молодой страны мира, которая еще не остыла после гражданской войны, и очень необеспеченной – по данным ООН, от недоедания там страдает 40% населения (4,9 млн человек). При этом, по данным Nielsen Company (очень авторитетная компания-измеритель, предоставляющая данные и маркетинговую информацию), Африка – самый вовлеченный футбольный рынок в мире, но крупные спортивные бренды игнорируют это. Невероятные 76% населения Африки к югу от Сахары одержимы футболом. В Европе этот показатель на уровне 57%, в Южной Америке – 69%, на Среднем Востоке – 67%.

Почему топ-бренды не зарабатывают на таком перспективном рынке?

Nike, adidas и Puma сотрудничают только с видными африканскими сборными типа Египта, Нигерии, Ганы и Марокко.

«Крупный бренд оценивает конкурентоспособность сборной – будет ли команда квалифицирована на крупные турниры? насколько хороши ее футболисты? – а затем предлагает спонсорство, которое включает в себя бесплатные комплекты формы и дополнительную денежную выплату. Они могут не получать прибыль с продаж, но получат выгоду от маркетинга и продвижения бренда», – объясняет Люк.

Например, в сборную Габона (92-е место в рейтинге ФИФА, на чемпионате мира ее не будет) вкладывается Puma – из-за Обамеянга. Остальная Африка к югу от Сахары – нестабильные рынки с политической и экономической неопределенностью.

«Adidas, Nike и Puma представляют ряд африканских сборных, но они не могут попасть на внутренние рынки просто потому, что их продукция недоступна для большинства покупателей», – говорится в свежем исследовании Люка.

В Африке очень много фэйка – это обусловлено отсутствием ценовой гибкости со стороны брендов, они не хотят подстраиваться под конкретные страны. Например, на сайте adidas все джерси продаются по одной цене: оригинал – $130, реплика – $90. Бренды не учитывают благосостояние конкретной страны: например, джерси сборной Германии (при средней зарплате – 3703 евро) обойдется немцу в ту же сумму, что и египетскому болельщику (при средней зарплате не более 300 евро в месяц) майка сборной Египта.

По этой причине внутренние рынки наводнила контрафактная продукция. В начале апреля марокканская газета Al Maasae сообщила, что местная федерация и представители adidas отложили выпуск формы сборной Марокко к чемпионату мира из-за гарантированного наводнения страны подделками. А так можно хотя бы смягчить удар.

Нужно понимать, что черный рынок контрафактных джерси – проблема, объем которой растет ежегодно, и которую не уничтожить даже в Европе. Отчасти это связано с тем, что растут объемы сделок  в интернете. Торговца на рынке можно арестовать, а продукцию изъять, но что делать с кучей анонимных продавцов, которые продают фэйки через Amazon, eBay, Alibaba и даже мессенджеры.

А как это австралиец хочет зарабатывать? Он что, умнее топ-брендов?

«Единственный способ конкурировать с фэйками – просто продавать свои футболки по той же цене, что и фэйки. Проще говоря, зачем клиенту покупать фэйк, если они могут купить настоящий майку AMS по той же цене? В Южном Судане мы выиграли конкуренцию у фэйковых джерси, используя эту модель», – отвечает Люк.  

Бизнес-план он написал в 18 лет (в 2013-м), в последнем классе школы, потом поступил на бизнес-курс топового технологического университета Австралии (RMIT University) и приступил к делу.

Суть плана проста – ворваться на уничтоженные внутренние рынки и заработать на них. AMS бесплатно снабжает формами сборные, но в основе бизнеса лежит и ориентация на людей – джерси должны продаваться по доступной для местных цене. Средняя цена на сайте AMS – $45. Сборная Сьерра-Леоне, занимающая 102-е место в рейтинге ФИФА, – топовый партнер бренда. Джерси всех стран и клубов, с которыми сотрудничает AMS (сейчас таких команд 27), можно приобрести на сайте с доставкой в любую точку мира.

В 2014 году Уэсткотт обозначил три сборные с наибольшим потенциалом продаж (Южный Судан, Сомали и Эритрея). Потом он сделал концепт формы и наладил контакт: с президентом Федерации футбола Южного Судана, например, он связался в фейсбуке и договорился об отправке первой партии. Игрокам и представителям Федерации понравилась форма, и они заключили контракт.  

«На те партии пошли деньги, заработанные на eBay, и сбережения после подработок в магазине спорттоваров. Первыми командами, которым мы отправили форму, были Эритрея и Южный Судан, и мы потратили около 7000 долларов – все, что мы зарабатываем с тех пор реинвестируется в расширение бизнеса. Сейчас меня, на самом деле, не очень интересует прибыль, поскольку мы все еще тестируем бизнес-модель на внутренних рынках Африки, но я определенно вижу огромные возможности здесь», – рассказал Люк.

Сейчас AMS производит от 800 до 2000 комплектов в месяц (майка AMS в среднем стоит 45 долларов, а актуальная цена реплики от adidas – 90 долларов) – Уэсткотт доволен и уверен, что через несколько лет перенесет производство в Африку. «Для этого потребуются большие деньги: 200-300 тысяч долларов – для запуска небольшого производства, около 800 тысяч – для большого завода. Но низкие затраты на рабочую силу и снижение транспортных расходов приведут к более высокому уровню операционной эффективности в долгосрочной перспективе». Сейчас AMS работает с Китаем, но небольшие партии экспериментально уже производятся на африканских  фабриках.

Австралиец заслужил респект от президента ФИФА Джанни Инфантино: они встретились в Южном Судане, и с тех пор Люк контактирует с его людьми, а майка AMS есть в коллекции даже у Рахима Стерлинга.

Сейчас AMS очень глубоко проникает на рынок – помимо главной сборной, они одевают молодежные составы и примерно половину команд (скоро будут одевать все команды) главной лиги Южного Судана, в  столице Джубе работают официальные магазины (с их помощью Люк зарабатывает на внутреннем рынке, но доходы не раскрывает), поставляют униформу для государственной бродкаст-корпорации и сотрудничают с местными спонсорами: например, мессенджером MateApp, запущенным бывшим игроком сборной Южного Судана.  Уэсткотт рассказывает, что после поиска помещения под магазин и всей бюрократии он просто кайфует от низкой стоимости аренды – всего 200 долларов в месяц.

Сотрудники южносуданской телекомпании тоже носят AMS:

«Я очень надеюсь, что в будущем мы станем топовым брендом спортивной одежды на африканском континенте и в конечном итоге будем работать с главными сборными Африки. Думаю, мы прощупали бизнес-модель, которая позволяет нам избежать конкуренции с большими брендами типа Nike, adidas и Puma. С социальной точки зрения было бы здорово, если наша работа на континенте могла вдохновить эти богатые компании активизироваться и поддержать футбол в менее развитых странах.

А переехать в Африку – это моя мечта. Я еще не определился, где именно, но думаю об офисе в Кампале (Уганда) и о домике для отдыха в Занзибаре, чтобы выбираться туда в выходные – это была бы идеальная жизнь», – Люк очень верит в Африку и в ее будущее производственное господство.

Так думает не только Уэсткотт. Важный бизнес-журнал Harvard Business Review предполагает, что индустриализация позволит Африке пойти по стопам Японии, Южной Кореи, Тайваня и Китая: строить заводы, и трудоустраивать туда растущее население (аналитики HBR прогнозируют рост населения до 2 миллиардов к 2050 году); иностранные инвестиции позволят реформировать африканские учреждения, иностранцы притащат инновации и позволят Африке синхронизироваться с остальным миром.

Зарплаты и трудозатраты в Китае и других азиатских странах растут ежегодно и бывший главный экономист Всемирного банка Линь Bae считает, что это позволит увеличить объем производства более чем в четыре раза в государствах с низкими доходами – отличный шанс для африканских стран.

По оценкам McKinsey Global Institute число африканских домохозяйств с доходом, позволяющим тратить деньги не только на еду, должно вырасти к 2020 году на 50% и достичь 128 млн человек. Африка крайне неоднородна, и эксперты подчеркивают, что ее следует рассматривать как 53 отдельные страны. В этом контексте очень уместен кейс Unilever (один из мировых лидеров на рынке пищевых продуктов и товаров бытовой химии), который добился успеха за счет выпуска товаров, адаптированных к требованиям африканских потребителей: доступные по цене продукты питания, порошки для стирки белья в малом количестве воды и товары личной гигиены, соответствующие местным вкусам. Наиболее продаваемая линейка шампуней и кондиционеров Motions разрабатывалась специально для клиентов с жесткими волосами и темной кожей.

А что у него по дизайну?

Люк сам собирал джерси, а потом еще и продавал их на eBay, поэтому хорошо знает, от чего тащатся коллекционеры и какие майки больше покупают: «Всех манит броский и нестандартный дизайн, а не шаблоны, которые используют главные спортивные бренды». AMS – небольшой бренд, поэтому Люк самостоятельно разрабатывает дизайн для большинства проектов.

«Мой любимый дизайн мы недавно разработали для «Дарфур Юнайтед» – команда не входит в ФИФА, ее представляют жители Дарфура, обитающие в лагере для беженцев в Чаде. Идея возникла, когда я катался по Южному Судану и увидел мужчину в красивой рубашке. Я спросил у него, где он взял такую – оказалось, этого из его родного города в Дарфуре. Я сфоткал рисунок на рубашке, а затем отпечатал такой же узор на джерси Дарфура. На работу я тогда потратил два полных дня – думаю, это того стоило».

В 2015-м Люк заинтересовал сборную Нигерии. Тогда он просто экспериментировал: соединил несколько задумок и залил эскизы в интернет без какой-то конкретной цели. Дизайн получил широкую огласку, и представители Федерации футбола Нигерии попросили AMS подготовить спонсорское предложение. «Конечно, Nike тут же вошел в гонку, которую нам было не выиграть. Но было круто – мы привлекли их внимание и создавали дизайн для команды, большим поклонником которой я и являюсь».

«Кстати, новая форма Нигерии просто невероятна – мой любимый дизайн к ЧМ среди всех команд за долгое время. Интересно, что Мэттью Вольфф, который разработал наши дизайнерские предложения для Нигерии в 2015 году и сделал несколько шикарных проектов для других команд, теперь работает в Nike и был в команде по разработке дизайна для сборной Нигерии к ЧМ-2018. Мне нравится думать, что стилистика дизайна африканских джерси от AMS, возможно, сделала небольшой вклад в новую форму для Нигерии».

Фото: facebook.com/amsclothing1; rmitlaunchpad.com; REUTERS/Amr Abdallah Dalsh

развернуть

В воскресенье в Петербурге «Локомотив» разгромил «Зенит» и выиграл первый круг чемпионата России. В понедельник в Москве главный редактор Sports.ru Юрий Дудь поговорил с президентом «Локомотива» Ильей Геркусом.

– Сейчас 18.00 понедельника. Расскажи, как ты провел последние сутки.

– После финального свистка я прошел по коридору VIP-ложи «Санкт-Петербург Арены», с трудом нашел лифт, который довез меня до спортивной зоны. Тоже с трудом – навигация пока оставляет желать лучшего – нашел раздевалку своих ребят. Поздравил их. Пошел искать машину на парковку – это тоже было приключением – нашел, уехал в аэропорт, куда уже приехали ребята на автобусе. Погрузились в чартер, улетели в Москву. Доехал до дома, но уснул не сразу – часов до двух меня подколбашивало. Почитал форумы – и локомотивские, и другого клуба. Посмотрел вторую серию «Большой маленькой лжи» с Николь Кидман. И уснул. На следующий день в 10-10.30 выехал на работу.

– Посетило ли хоть раз за эти 24 часа тебя чувство стыда?

– У меня были и позитивные, и негативные чувства. Но не стыд. Просто мой первый клуб потерпел поражение. Зато мой второй клуб выиграл.

– Я имел в виду другое. Ты долгие месяцы хотел сделать так, чтобы Юрий Семин не тренировал «Локомотив», а теперь он вынес самую богатую команду России. Это не повод стыдиться?

– Когда ты говоришь «хотел», ты гипертрофируешь. Это не так. И потом – заметь, выносит игроком, который приобретен мною, под мою ответственность этой зимой, отобран спортивным директором. Так что орудием-то я снабдил.

– Снабдил – но человека, с которым долгие месяцы вел аппаратную борьбу.

– Я бы так не говорил. Человека, с которым у меня были разногласия. Возможно, все еще есть и еще будут. Но в этом как раз нет ничего страшного: у нас, как мы видим, получается совместно работать, и результат превосходит все ожидания. Причем превосходит у нас обоих – не ожидал ни я, ни, думаю, Юрий Палыч.

– Тебе в любом случае не избавиться от этого образа: все, абсолютно все знают, что в «Локомотиве» президент воюет с главным тренером. При этом ты чемпион русского футбола по пиару. Признать после такой победы, что ты был не прав по отношению к не очень современному, но до сих пор эффективному деду, – разве это не лучший пиар?

– Он эффективный тренер, он это доказал. Это нельзя не признать.

– А признать, что ты был не прав?

– В чем?

– В том, что ты не верил в него.

– Предлагаю дождаться окончания сезона. Только тогда можно будет давать какие-либо оценки.

– Тогда финальное: ты же признаешь, что в июне, на совете директоров «Локомотива», ты голосовал против Семина?

– Опять-таки, это не совсем так. Я высказывал опасения. Но не категорически. Я говорил: если Юрий Палыч продолжит, возможно, мы будем выступать так же, как в прошлом сезоне – а мы тогда были восьмыми. Притом что команда у нас очень сильная и способная быть минимум в пятерке. А может ли Юрий Палыч придать ей дополнительное ускорение, мне было непонятно. Это был момент неопределенности, там можно было принимать разные решения. Мы обсудили и приняли такое решение. Однако вся эта ситуация, судя в том числе по твоим вопросам, родила слишком много слухов и домыслов, многие из которых не имеют ничего общего с реальностью.

***

– Ты работаешь президентом футбольного клуба уже 15-й месяц. Три главных открытия, с которыми ты столкнулся?

– Не в порядке значимости – в порядке того, что приходит в голову.

Оказалось, что болельщиков «Локомотива» меньше, чем я ожидал. Привлекать новых – это очень тяжелый труд. Отдача есть, но не очень высокая. Ты конкурируешь с огромной развлекательной индустрией, привлекаешь людей в не самое комфортабельное место для просмотра не всегда захватывающей игры. Тем не менее, нам привлекать удается – хотя и масштаб усилий я недооценил.

Меня расстроило, насколько сильна роль агентов. Я крайне скептически относился к священной войне Николая Саныча Толстых. И сейчас по-прежнему не все разделяю, но понимаю его обеспокоенность гораздо лучше. Влияние определенных групп агентов очень велико, и оно правда мешает развиваться.

Из позитивного: оказалось, что сколотить команду, которая будет бороться за высокие места, гораздо понятнее и проще, чем я думал. Бывают решения недорогие и довольно быстро приводящие к результату.

– Разложи кейс «Алексей Миранчук остается в команде». Там ведь реально была точка невозврата.

– В январе был момент, когда казалось, что все. Мы уже смотрели, кого покупать взамен за те деньги, что мы выручили бы за его продажу.

– Это за какие? 5 млн евро?

– Да.

У каждого игрока есть логика развития. В случае Алексея и других молодых футболистов, которые уже вызываются в сборную, важно не менять клуб, в котором они этот вызов получили. Если они поменяют клуб, случиться может всякое. У нас есть примеры переходов и в «Зенит», и в другие клубы, когда игрок плотно садился на лавку. Это было нашим аргументом: «Алексей, год до чемпионата мира – тебе не надо дергаться. Здесь работает твоя мама, здесь играет твой брат, здесь все знают тебя и ты знаешь всех. Здесь ты будешь главной звездой». По каким-то причинам противоположная сторона говорила ему: иди в «Рубин», иди в «Зенит».

Допустим, он ушел бы в «Рубин» к тому тренеру, который работал там в прошлом сезоне. Этот тренер ушел, пришел новый, стал бы Алексей играть? Да, он получает большие деньги, все отработали как надо, но выходит ли он на поле? Мы не знаем. Но это однозначно хуже, чем то, что он имеет сейчас: место в основе рядом с Фернандешем, Фарфаном и родным братом. Он послушал нас и точно не ошибся.

– Было ли тебе во время этих переговоров страшно? Я про физический страх.

– Было некомфортно.

– Ты же нанял охранника?

– От Ольги Юрьевны остался один охранник. Его предоставляет РЖД – не для меня, а для человека, который исполняет должность президента «Локомотива». Еще есть водитель. И тогда, и сейчас я использую труд двух этих замечательных людей.

– У тебя раздавались тревожные звонки? Прилетали доброжелательные эсэмэски?

(в сторону окна) А машин-то все больше… Скажем так, были некомфортные моменты. Я раздумывал, стоит ли продолжать работать. В общем, раздумывал о судьбах – и своей, и родины.

– Но ты же признаешь, что этого успешного кейса не случилось бы, если бы не Юрий Семин? Когда конфликт между клубом и игроком был на пике, он даже не думал прятать его в запас, давал ему играть и публично поддерживал Миранчука.

– Юрий Палыч внес большой вклад. Хотя самый большой кризис был зимой, когда игр не было. Но я склоняюсь к тому, что мы с тренером работали с двух сторон. И парень к нам в итоге прислушался.

– Почему из «Локомотива» был уволен спортивный директор Игорь Корнеев?

– Он не был уволен. Мы подписали соглашение о расторжении трудового договора по соглашению сторон.

– Это и есть увольнение. Связано ли это с дорогущим переподписанием Ведрана Чорлуки и покупкой Игоря Портнягина?

– Были обстоятельства, проанализировав которые, я подумал, что мы могли по-другому использовать то трансферное окно. Скажем, кандидатура Портнягина была не всесторонне изучена, это можно было сделать эффективнее. Это меня расстроило и заставило найти другую кандидатуру на позицию спортивного директора. У Игоря, в свою очередь, тоже были свои планы. Он хорошо сделал свою работу, но мне казалось, что можно еще лучше.

– Переподписание Чорлуки на четыре года с годовой зарплатой в 4 млн евро и еще 4 млн евро подъемными – это норм для человека с хроническими проблемами со здоровьем?

– На тот момент это было очевидным решением. Сейчас, может быть, мы нашли бы какую-то другую форму договоренности. Но я напомню: Ведран – капитан сборной, только что приехавший с Евро, где они отлично выступили.

– Признай, это было популистское решение.

– Только прийти в клуб и продать капитана команды, тем более такого популярного среди болельщиков, не хочется никому, и неважно, популизм это или нет. Только прийти в клуб и продать капитана команды основному конкуренту (речь о московском «Спартаке» – Sports.ru), которого ненавидят болельщики, не хочется тем более.

– Я правильно понимаю: Чорлука – самый высокооплачиваемый игрок «Локомотива»?

– Возможно. Но я убежден, он вернет это своей игрой.

Версия Sports.ru: Чорлука – второй в рейтинге самых высокооплачиваемых футболистов всего чемпионата России

* * *

– Правда ли, что «Локомотив» был близок к аренде этим летом португальца Нани?

– Мы были очень близки, но не случились другие факторы из цепочки. Какие? Продажа игрока «Локомотива» в другой клуб – она не произошла.

– Это какого? Фернандеша?

– Нет.

– Летом к вам как свободный агент пришел молодой вратарь Никита Медведев. Это правда, что подъемные ему составили 3 млн евро?

– Не помню точные цифры, но в общей сумме агентские выплаты составили примерно эту сумму.

– Считаешь ли ты нормальным платить такие деньги за футболиста, который становится вторым-третьим вратарем команды? После Гильерме и Коченкова.

– Никита рассматривался, скорее, вторым вратарем команды. При всех моих чувствах к Гильерме, у него бывают травмы, в том числе продолжительные. Имея возможность получить русского вратаря такого класса, как Никита, раздумывать не надо. Мы подписали его на 5 лет, и я уверен, что он встанет в ворота и будет играть так, что мы не пожалеем о его покупке.

– Или станет запасным на пару-тройку лет и пойдет по арендам.

– Вячеслав Малафеев тоже был целый год запасным вратарем, пока играл Камил Чонтофальски. Ничего. Вратари – терпеливые люди, которые ждут годами, у них по-другому устроена нервная система. На внешние раздражители они реагируют не так, как мы с тобой.

* * *

– Ты помнишь свой первый разговор с Юрием Семиным?

– Встретились с ним в его квартире в районе Арбата. Это было за пару дней до моего назначения в «Локомотив». Мы много говорили, он произвел сильное впечатление.

– Как бы ты описал свои отношения с Юрием Семиным сейчас?

– Уважительные и профессиональные.

– Мне рассказывали о диалоге в раздевалке после матча с «Динамо», который вы выиграли 3:0.«Ну что, Илюша, доволен?»«Да, ЮрьПалыч».«А по тебе не скажешь! Ахахахахахахаха!»Как ты на этот подкол отреагировал?

– Мне кажется, над тобой кто-то подшутил.

– Два свидетеля мне это подтвердили. Оба подшутили?

– Возможно, такая фраза была, но она адресована другому человеку – не мне.

– У вас в команде есть еще Илья?

– Возможно, там было другое имя. К тому же он ко мне обращается Илья Леонидович. У нас очень уважительные отношения.

– Что идет не так? Ты прогрессивный менеджер, который знает, что такое flexibility. Он человек, который немного не соответствует времени, но у которого есть результат. Не хочу чувствовать себя психотерапевтом семейной пары, переживающей развод, но – что не так? Что мешает вам быть вместе и жить душа в душу?

– Так мы и есть вместе – все в порядке! Душа в душу? Я рассказал про голкиперов. Тренеры – тоже не такие, как мы все. Это люди, которые, не играя в футбол, управляют людьми, которые играют в футбол. Управляют стаей молодых харизматичных, злобных, богатых, иногда не желающих играть парней. И тренер должен держать их в узде. И в итоге он сам развивает в себе стремление подавлять, стремление манипулировать людьми. Тренеры все такие, без исключения: я и с Диком Адвокатом, и с Лучано Спаллетти общался – они такие, и их не переделать. Поэтому они всегда давят, а ты немного защищаешься. Или давишь сам в ответ. И достигнуть баланса тут тяжелее, чем двум инженерам, которые совместно рисуют какой-то проект. И чтобы добиваться результата, необязательно жить душа в душу. Мы притираемся.

– Ничего себе притираетесь – 15 месяцев!

– Так результат-то есть! После матча с «Краснодаром» я подошел к нему на бровке и сказал: «Юрий Палыч, мы едем в Петербург, и для меня это очень важно. Пожалуйста, постарайтесь». После матча с «Зенитом» я так же подошел: «Юрий Палыч, спасибо вам огромное. Вы сделали для меня большое дело». Он сказал: «Пожалуйста».

– Тогда почему ты никогда не поддерживаешь его публично? Если провести анализ твоих интервью, там всегда есть про игроков, про клуб, про – о да – тебя, но не про тренера.

– Это не так. Юрий Палыч – первый человек, которому я респектовал еще до того, как он был назначен в «Локомотив». Если не ошибаюсь, заголовок был «Юрий Палыч – наш Алекс Фергюсон». Этот заголовок, кстати, у меня потом украли коллеги со Sports.ru, которые в конце еще и дали совет, как управлять футбольным клубом.

– Летняя встреча с болельщиками не под камеры – что это было?

– Повторение одного из кейсов, которые я всегда делал. Мне важно получать фидбек – не на форумах, а лично. Это было по моей просьбе. Мне задавали вопросы – я отвечал.

– Почему ты прикладывал там Семина?

– Я не прикладывал. Просто один из болельщиков так это воспринял. Возник разговор: а все ли у вас безоблачно и гладко? «Да нет, мы иногда ссоримся. И в трансферах не всегда приходим к общему решению. Ну и вообще какие-то вещи меня настораживают», – ответ был примерно таким. Это вызвало панику. Люди подумали, что мы на гране коллапса: да что ж такое, клуб ведь разнесет в клочья, если они поссорятся!

– Фраза: «Семину пора на пенсию» – была?

– Нет.

– Фраза: «Борис Ротенберг – обязательное приложение, которое надо брать в клуб» – была?

– Тоже нет. Я сказал, что это была совместная сделка с «Динамо».

* * *

– Какое отношение к «Локомотиву» имеет семья Ротенбергов?

– Это миф. Никакой роли они не играют. Кроме одного – Борис Борисыч играет у нас правого защитника.

– А кто, прости, делал тебе предложение о работе в «Локомотиве»?

– Олег Валентинович Белозеров, президент Российских железных дорог.

– То есть ты не признаешь того, что Олег Белозеров, совершенно нефутбольный человек, делал предложение именно тебе по рекомендации семьи Ротенбергов?

– Этого я не могу сказать. Потому что не знаю.

– Это было до тебя, но летом-2016 Курбан Бердыев вести переговоры по поводу работы в «Локомотиве» ездил в Петербург – на прием к Роману Ротенбергу. Это известно так же, как и то, что этот официант через час принесет нам счет. Почему тогда ты говоришь, что Ротенберги не имеют никакого отношения к «Локомотиву»?

– В том числе потому что Курбан Бердыев не стал главным тренером «Локомотива», а остался главным тренером другой команды. Скажем так, такое влияние могло быть, но оно не случилось.

– Как тогда в команде оказался Борис Ротенберг-младший?

– Когда мы общались с «Динамо» по поводу целого списка футболиста, нам показались максимально привлекательными два человека – Игорь Денисов и Борис Ротенберг. Так и оказались.

– То есть ты считаешь, что Борис Ротенберг – это футболист уровня «Локомотива»?

– Он выходил в стартовом составе на матч с «Крыльями» и сыграл замечательно. Если не веришь, посмотри статистику – там всего одна ошибка из 20-30 ТТД.

– Ко всем клубам, где он раньше играл, имел отношение его отец – как спонсор. Ты хочешь сказать, что «Локомотив» – первый, который не имеет?

– В «Локомотиве» – не имеет.

– У тебя есть советник – Дмитрий Булыкин. Что он тебе советует?

– Он делится своим многообразным опытом, который получил в разных успешных европейских клубах. Рассказывает, как была выстроена футбольная организация в этих клубах. Еще ему юношеский футбол интересен – мы отправляли его делать для нас работу по его контактам в Голландии и Бельгии. Сейчас будет учиться на спортивный МВА.

– Он получает зарплату?

– Да, получает.

***

– «Локомотив» был в шаге от аренды Артема Дзюбы из «Зенита». Что пошло не так?

– Банально: нам не хватило времени и денег.

– Эдер был дешевле?

– Да, был дешевле. В какой-то момент мы хотели брать их двоих, но нам не хватило времени.

– Из Петербурга я слышал такое: Дзюба очень хотел в «Локомотив»…

– …это правда...

– …но в какой-то момент стало известно, что «Локомотив» берет Эдера, и Геркус перестал отвечать на телефон.

– Это неправда. После трансфера Эдера мы общались, я отвечал. Потом, это вопрос сначала клубов – сначала договориться надо им, а мы не договорились. Но это не значит, что не договоримся когда-нибудь потом, поэтому зачем раскрывать все детали сейчас?

– Ты ставишь себе в заслугу трансфер Фарфана. При этом все агенты знают: Фарфан был на рынке, он искал перехода, и добиться этого перехода – совершенно обычное дело и ни разу не успех.

– Почему он тогда у нас, а не где-то еще?

– Потому что дали ему хорошую зарплату.

– На рынке – но при этом его не взял ни «Спартак», ни ЦСКА.

– Так а зачем он им? Человеку в этом году исполнилось 33 года.

– Так или иначе: мы взяли – мы молодцы. Не потратили денег, взяли игрока сборной, причем той, которая следующим летом может приехать в Россию. Человек в этом сезоне уже забил 4 и отдал 3. Человек, который может сыграть и центрального нападающего, и правого защитника. Окей, найдите мне еще одного такого же.

* * *

– У вас отличный маркетинг перед матчами. Но зрителей если и больше, то совсем-совсем чуть-чуть. О чем ты думаешь, когда видишь цифры?

– Думаю, что надо работать дальше. И рано или поздно у нас будет 20 тысяч в среднем на одной игре. Думаю, что футбол наш только-только пережил нижнюю точку – когда лет десять назад мы начали терять зрителей, когда база болельщиков стала сжиматься как шагреневая кожа, когда мы натурально погружались в ужас. Только сейчас мы пошли вверх – благодаря «Краснодару», «Спартаку» и «Зениту». Съездить на футбик в Питер – это уже событие. Съездить в Краснодар на футбик – это тоже событие, это поездка. Что еще в Краснодаре было раньше смотреть? Пользуясь твоим языком – назови мне три достопримечательности Краснодара до этого? А сейчас в этой тройке – точно стадион и точно парк рядом со стадионом. Люди создали объект притяжения в город. Осталось ждать, когда такие вещи будут появляться везде.

– С вашими предматчевыми активностями все классно, кроме одного. Как минимум первые полгода их вам проводила компания Games Agency Pro – именно из нее в кресло вице-президента клуба перешел твой зам Алексей Киричек. По-моему, это называется конфликт интересов.

– Я не знаю подробностей, если честно. Манера искать заговор и коррумпированность где-то уместна. Но там, где речь идет о контрактах на 50 тысяч рублей – нет.

– Там не 50 тысяч рублей.

– Хорошо – чуть больше.

– Ну, еще откажи нам в поиске коррумпированной составляющей в 3 млн подъемных за молодого то ли второго, то ли третьего вратаря.

– Тут ее точно никакой нет. Селихов и Лунев переходили в «Спартак» и «Зенит» за еще большие деньги. Он может переподписаться со старым клубом и сразу перейти – тогда те же деньги в качестве подъемных он получит от старого клуба, а старый клуб получит их, в свою очередь, от нас. Мы могли бы заплатить эти 3 млн «Ростову» – это вполне рыночная цена за молодого русского вратаря, способного сыграть в Лиге чемпионов. Мы могли бы заплатить «Ростову» – но это было бы дольше.

– Лимит разрушает наш футбол?

– Я за лимит. Он хоть как-то держит каркас нашего футбола. Если убрать – он рухнет. Будут сильные клубы, которые играют в Европе вообще без наших ребят. Разговоры о том, что 18-летний парень должен конкурировать с зарубежным качественным легионером, имея 0 сыгранных матчей на высоком уровне – чушь, так не бывает. Если тебе 18 лет и ты круто играешь в молодежке, ты никогда не выиграешь конкуренцию, если тебя не выпустят на поле.

– В Германии нет лимита.

– Он есть на заявку. При этом Немецкий футбольный союз постоянно анализирует, сколько иностранцев выходит в старте. Как только их станет меньше половины, поверь мне, они включат машину. А у нас есть клубы, где россиян меньше половины.

Если бы Антону Миранчуку не давали места на поле, он бы конкурировал, конкурировал на тренировках и толку было бы ноль. На его место мы бы легко привезли 25-летнего хорвата, чеха или словака – и что бы он показал? Но мы ставим молодых в состав, для нас это принципиальный момент.

– Но из-за лимита такие истории, как с Алексеем Миранчуком – с торгами, нервами и телохранителями – у тебя будут происходит регулярно.

– К сожалению, это плата. Но нельзя решить одну проблему за счет других. У агентов большая власть, потому что хороших игроков мало. Давайте еще уменьшим количество игроков – вот здорово. Нет никакой проблемы составить чемпионат из дешевых иностранцев. Но тогда у людей не будет ни одного повода ходить на стадион. Потому что без местных они не будут чувствовать никакой связи с клубом, как бы этот клуб ни назывался.

* * *

– Тебя называют главным популистом российского футбола. Ты согласен?

– Я популист в первую очередь для самого себя. Я сам болельщик, поэтому удобство болельщиков для меня на первом месте. Когда я работал на другой работе – в «Лиге ТВ», я страдал, что русский футбол не показывают в HD. И в том числе для себя это сделал. Хотя, может, кому-то это нравится так же, как и мне – что у нас появился HD-футбол.

– Но бывает же передоз! Еще не стал президентом – уже в фан-секторе. Только стал президентом – на лацкане уже значок «Локомотива».

– Фан-сектор? А куда было еще идти? Во-первых, все остальное было пустым. Во-вторых, я пришел с другом, который давно болеет за «Локомотив». Можно было в diamond сходить, конечно, но он смотрит футбол с Южной трибуны. Он привел не общаться с болельщиками – а посмотреть с ним футбол. Я стоял за колоннами, но меня там спалили. Окей.

Значок – надо быть лояльным к тем цветам, которые ты призван защищать. Я лоялен.

Заяц Ильи Геркуса. Объясни, пожалуйста: что.это.за.хрень?

– Тут две линии сюжета. Я в течение года ездил в командировки в Москву. Представь: ты целый год живешь в гостинице. На выходные уезжаешь домой, но в будни каждый день приходишь в отель. Через полгода по вечерам ты начинаешь разговаривать сам с собой. Через год – разговариваешь уже вполне уверенно. Просто нечем заняться, это тяжело.

Дома мне подарили зайца и сказали: возьми с собой. Я доставал и разговаривал с ним – для меня это был элемент дома. Потом я взял его с собой, когда поехал с дочкой на каникулы. В какой-то момент она сказала: фотографируй не меня, а зайца. Потом для лучших фоток я завел инстаграм и стал туда их выкладывать. Сначала это была личная история – между мной и дочкой. Сейчас – инстаграм на 10 тысяч подписчиков.

– Это очень странно.

– У каждого должно быть какое-то безумие.

***

– Хотя сегодняшний «Локомотив» – это про маркетинг и про работу с болельщиками, не покидает ощущение, что все это не по-настоящему, все это фэйк. Все спонсоры – от владельца. Даже продажа названия арены – теперь «РЖД Арены» – это перекладывание из одного кармана в другой.

– Нет, есть фэйк, а есть не фэйк. Мы не фэйк. Потому что мы действительно боремся за болельщика. Мы постигли эту тайну: болельщики – это и есть футбольный клуб. Есть они – есть футбольный клуб, нет их – нет клуба. Есть клубы, которые не убить – потому что за ними огромное количество людей. Возьми «Спартак», с ним ничего и никогда произойти не может. Если он вдруг разоряется – новый инвестор уже бежит, именно бежит: а можно я буду следующим? Потому что болелы, потому что важно. «Зенит» – в похожей ситуации. Остальные – меньше. И мы должны стать такими же.

Вторая история – мы всегда были с РЖД, все 95 лет. Там работает 1 млн человек, наша цель – чтобы они нами гордились. Мы индустриальный рабочий клуб, который всегда рядом, прямо рядом с депо.

– Ну все равно это не про бизнес. Госкомпания выделяет вам на сезон много миллионов долларов. А возвращаете вы им крохи.

– Мы даем им гордость. Гордость за нас. Мы даем им ощущение, что РЖД – это еще и крутой футбольный клуб. И помимо того, что мы на четверть себя обеспечим, когда-нибудь, может быть, наполовину себя обеспечим – мы еще и выстроим связь с этим человеком из РЖД, который приходит после смены и включает телевизор: «А как там мой «Локомотив»?». А он – хорошо!

Футбол – это социальный институт, а не бизнес, про который все привыкли думать. Это сложный социальный институт, успешно существующий в развитых обществах. Футбольная самоорганизация у нас вывернута Советским Союзом. Наш клубный футбол был убит в 1921 году: декретом Совнаркома все клубы, которые к тому моменту существовали по 20-30 лет, были уничтожены – потому что пережиток империалистической системы. Хотя этот досоветский пласт был очень правильным, очень, как ты любишь говорить, рыночным. Потом это было начисто соскоблено и запустили спортивные общества – «Динамо», ЦДКА, «Трудовые резервы», «Крылья Советов», «Локомотив». И каждое важное государственное общество получило привилегию иметь при себе общество спортивное. Поменять природу этих отношений – из клубов госкопораций сделать обратно рыночные, где люди просто объединяются и делают клуб сами, – невозможно.

Убираешь государственные корпорации – футбола нет. Потому что это связь установлена еще в те времена, когда государство было иным. «Уберите государство из спорта и будет всем хорошо» – это обман, не будет никому хорошо. При этом я понимаю: да, это социальное явление, но большая часть денег идет на финансирование абсолютно рыночных и даже выше-рыночных зарплат. И это вызывает понятный гнев и порицание многочисленных пользователей Sports.ru. 

***

– Финальное: что есть твоя мечта, связанная с футболом?

– Сыграть в Лиге чемпионов. Лига чемпионов – это Рождество, которое приходит к тебе каждый матч. Мяч со звездами и гимн у любого нормального человека вызывают мурашки. Слава Богу, что у нас есть Лига чемпионов. Те, кто ее придумал, придумали самое прекрасное, что есть в футболе. И очень хочу когда-нибудь там оказаться.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф (1,10), Владимир Астапкович; fclm.ru/Александр Погребняк (3,4,9), fclm.ru (5,6,12); globallookpress.com/Dmitry Golubovich; Gettyimages.ru/Epsilon; instagram.com/ilgerkus

развернуть

Кризис одной великой карьеры.

4 июля. Шериф округа Игл выдает ордер на задержание Кобе Брайанта. Защитник «Лейкерс» прилетает в Колорадо и сдается властям. В тот же день его выпускают под залог в 25 тысяч долларов. Новость о том, что игрока обвиняют в изнасиловании, шокирует Штаты.

(из полицейского допроса, состоявшегося 2 июля):

- Что-нибудь произошло в этом номере?

- Вроде чего, например?

- Ммм, ну вы обнимались или целовались?

- Нет.

- То есть ничего не было?

- Нет.

- Ок, я спрошу вас напрямик. У вас была с ней связь?

- Нет.

- Хорошо. Кобе, вот что я вам должен сказать. Есть подозрение, что вчера в этом номере у вас состоялся половой акт… Погодите, погодите, я понимаю, что вы имеете право расстраиваться, но я даю вам возможность сказать правду о том, что произошло, потому что мы все равно все узнаем.

- Но что?.. Как?..

Через несколько дней один из юристов скажет, что Брайанту грозит наказание в стиле «Заводного апельсина».

Доказательства против него изначально кажутся однозначными.

«Жертва» только зашла в номер, как баскетболист сразу набросился на нее.

«Он попросил меня обнять его. Я его обняла, а он меня поцеловал. Поцелуй продолжился, а потом он снял с себя штаны. Я пыталась оттолкнуть его и уйти, но тут он начал меня душить».

У нее на шее синяк, свидетельство удушения.

«Когда он стащил с себя штаны, я пыталась оттолкнуть его руки. Он меня душил не так сильно, чтобы я не могла дышать, просто душил, чтобы я испугалась».

Швейцар в гостинице подтверждает: она выбежала в слезах и сказала ему, что Брайант ее изнасиловал.

«Он держал меня за горло и бросил на кровать. Одной рукой он меня держал за горло, а другой толкнул к двум стульям, заставил меня наклониться и поднял юбку».

В номере обнаружены следы ее крови.

«Он слышал, что я ему говорила: каждый раз, когда я говорила «Нет», он сжимал руку сильнее».

Ошеломленную реакцию Брайанта никто не замечает: замечают лишь то, что он изначально пытался обмануть полицию, а потом изменил показания.

«Он держал меня за горло, наклонял свое лицо ко мне и задавал мне вопросы. Он спрашивал: «Ты ведь никому об этом не расскажешь?». Я говорила: «Нет».

Найденная журналистами одноклассница «жертвы» уверяет: «Если бы вы ее знали, то поняли, что она никогда не обманывает».

«Во время секса он мне говорил: «Я обожаю Вэйл, Колорадо».

Каждый день пикантные подробности все уточняются и отбойным молотком снимают налет последних сомнений.

Колорадо – штат с самыми строгими в Америке законами в отношении осужденных за изнасилование. Пресса смакует не только срок (до пожизненного с правом досрочного освобождения через 6-10 лет), но и все процедуры, через которые проходят те, кого сажают за такие преступления: терапия, управление гневом, признание вины, «изменение отношения к себе, мужчинам, женщинам, детям, сексу, семье и миру», сеансы с показом картинок и наблюдением за реакцией и так далее. Реабилитационная программа настолько насыщена, что длится от пяти до восьми лет, до тех пор, пока пациент не будет вновь способен стать полноценной частью общества. Причем, как заботливо уточняют местные психологи, согласно исследованиям, переформатировать мировоззрение насильника практически невозможно, отсюда и вывод о пожизненном наказании…

30 июня Кобе Брайант приехал в Эдвардс, штат Колорадо, для того, чтобы сделать артроскопическую операцию на колене. Штаб «Лейкерс» он об этом не счел нужным проинформировать – его сопровождали лишь три охранника и персональный тренер.

Это все начиналось как история про одиночество.

Брайанту – 25 лет, и в НБА у него получалось все, кроме коммуникации с окружающими.

У него нет друзей. Он воюет со всеми тренерами, даже с «одуваном» Тексом Уинтером, которого обожает и называет мастером Йодой. Он ведет крупномасштабные боевые действия против Шака и не щадит остальных. Он порвал отношения с родителями и семьей – после связи с латиноамериканской школьницей те отказались от сына и демонстративно не пришли на свадьбу. Перестал общаться с сестрами.

Сама поездка лучше всего иллюстрировала отчужденность Брайанта. Он становится хрестоматийным примером для всех будущих спортсменов просто из-за того, что вокруг него нет никого, кто мог бы предостеречь от подобных ситуаций. Секс юного спортсмена с гардеробной – это что-то из «Заповедника». Даже показания он дает без адвоката и на всем протяжении допроса явно надеется, что все этим и ограничится. Сам протокол с нелепыми ответами дискредитирует  его не из-за всей неудобной ситуации, а просто из-за ненужных подробностей, превращающих довольно печальную историю в затянувшуюся сценку из камеди-клаба.

Одиночество создает все эти неудачные обстоятельства, а потом разворачивается в совсем нехорошую сторону.

До истории в Колорадо не самые адекватные взаимоотношения Брайанта с людьми считались такой причудливой частью его идеального образа.

Сын баскетболиста, вырос за границей, попал в НБА сразу после школы, помешан на баскетболе и победах, не ходит на свидания, а проводит вечера за анализом матчей, рано и счастливо женился, первый ребенок, никаких околобаскетбольных скандалов, практически никаких лишних разговоров с соперниками и судьями, старомодное афро, а не провоцирующие революции косички.

К 2003-му Кобе задает новые критерии для понятия «Золотой мальчик»: его боготворит весь мир, его стиль слишком сильно напоминает эскапады юного Джордана, его эгоистичные замашки не мешают ему выигрывать, а три титула кажутся предвестником чего-то грандиозного. Вполне допустимо, что у «мальчика, который был рожден для того, чтобы играть в баскетбол и побеждать», не всегда ладятся отношения с не подходящими ему по возрасту одноклубниками и странными дядьками, которые дают советы – зато с журналистами и болельщиками он всегда смотрится так доброжелательно и покладисто, как никто больше в лиге. И ему не приходится даже преодолевать всего, что сваливалось на оригинального Джордана – того терзали из-за отсутствия побед, из-за работы на статистику, из-за выпендрежности, из-за скандалов с долгами, безупречный же Брайант сразу погрузился в море всеобщего обожания.

Обвинения не столько бьют по репутации Кобе, сколько заставляют присмотреться к тем дефектам, которые до этого как будто бы никто и не замечал. «Мы знали этого счастливчика таким, каким он хотел, чтобы мы его знали. Но это больше не так, – многозначительно пишет Sports Illustrated. – Источник, близкий к SFX (агентство Брайанта), описывает Кобе как «грубияна и нахала» и говорит, что «иногда в ужасе от того, как он относится к людям», и характеризует Брайанта как «худшего из всех клиентов».

Новость не только становится для всех шоком, но и медленно запускает необратимый процесс демонизации. Спустя несколько месяцев Брайант предстает уже расчетливым социопатом, которого наконец вывели на чистую воду. Спонсоры (Coca Cola, Nutella и McDonald’s) расторгают контракты, примирительное кольцо на пальце Ванессы стоимостью 4 миллиона появляется в качестве главной темы в каждой публикации, а трибуны в Денвере задают тон выкриками «Виновен! Виновен!» (им это, как обычно, не помогает).

Ему как-то сразу перестают верить, и с этого момента во внутреннем конфликте «Лейкерс» появляется одна сторона, которая явно менее права.

18 июля. Брайанту официально предъявляют обвинения в изнасиловании. Он приходит на пресс-конференцию с женой, многословно извиняется и едва сдерживает слезы: «Ничто из того, что произошло 30 июня, не было сделано против желания этой женщины, которая теперь облыжно обвиняет меня».

Брайант не дает себе возможности спасти межсезонье, период, всегда критически важный для него, игрока, который развивался на протяжении всей карьеры и все пополнял и пополнял свой арсенал. Колено и долгое восстановление – лишь часть проблемы. Впервые в жизни баскетбол уходит на второй план – он готовится к суду и пытается спасти брак любыми доступными способами. На тренировочные сборы Кобе приезжает в не самой лучшей форме, но зато с новыми татуировками, посвященными семейным ценностям.

Встречает его привычный юмор Шака.

Брайант пропустил первый сбор команды на Гавайях из-за того, что был вынужден присутствовать на судебном заседании. Когда центрового попросили объяснить, каково это – начинать подготовку в неполном составе, он сразу же нашелся:

«Не могу ответить на этот вопрос. Насколько я могу судить, все на месте».

Это будет последний публичный выпад О’Нила – Фил Джексон запретит обоим высказываться в прессе, и какое-то время внешнее перемирие скроет за пеленой кромешный хаос, в который постепенно погружаются «Лейкерс».

Внешне все благополучно: Митч Капчак проделал работу над ошибками, проанализировал поражение скамейки «Лейкерс» в серии со «Сперс» и при помощи Шака провел свое лучшее межсезонье. Мэлоун и Пэйтон сразу же оправдывают шумиху – команда начинает сезон с 18-3 и еще больше провоцирует мечтателей.

За кулисами тем временем Мэлоун и Пэйтон же охреневают от того, куда попали.

Летом 2004-го все три самых важных человека для «Лейкерс» должны подписывать новые соглашения.

Для Брайанта это первое межсезонье в качестве неограниченно свободного агента. Он не скрывает, что хочет получить команду в свое безраздельное пользование и заигрывает с «Клипперс». Рождается даже суперсекретный план (о нем знают все), в соответствие с которым он должен «случайно» встретиться с Майком Данливи в подтрибунном помещении накануне одного из матчей.

Шак отметал любые допущения, что он может чем-то пожертвовать ввиду возраста, травм и лени, примерно так же, как отметал застенчивых белых центровых под щитами. Подготовка к сезону начиналась с того, что он бегал с криками «Заплати мне, заплати мне», обращенными к Джерри Бассу, прямо во время матча с «Далласом». Самый большой контракт в лиге становился для него делом принципа.

Фил Джексон одновременно раздумывал о будущем в связи с проблемным здоровьем и при этом настаивал на увеличении суммы (с 6 до 8-10 миллионов в месяц).

Конфликт двух эгоистов за роль вожака с самого начала сезона превращается в голодные игры миллионеров: Джексон, традиционно поддерживающий Шака и выступавший за обмен Кобе еще в 99-м, начинает атаку первым, и война со всем миром для Брайанта не прекращается и внутри команды. На все интриги тренера звезда отвечает ответными шагами.

Уже после сезона-2002/2003 Джексон чувствует, что уперся в стену. Он объявляет помощникам, что не может тренировать Кобе и всячески лоббирует идею обмена в переговорах с руководством. Его просят искать точки соприкосновения.

Делает это он оригинальным способом: начинает предсезонные сборы с полузагадочных интервью, в которых намекает, что Брайант не демонстрирует лояльности к клубу и готовится выйти на рынок свободных агентов летом, а значит – читают все между строк – его нужно обменять.

Новости из Колорадо должны были бы стать объединяющим фактором, но получается иначе.

Джексон спустя много лет признается, что  обвинения все же повлияли на его отношение к Брайанту – его дочь пытался изнасиловать член университетской футбольной команды, и он подсознательно перенес свою злость на Кобе. Тренер по-прежнему видит Шака в качестве основы для будущей команды и понимает, что уже не может справляться со все более агрессивным (теперь уже к нему) Брайантом.

 «Я был в мотеле в Уиллистоне, Северная Дакота, когда мне позвонил Митч. «Ты не поверишь», – заявил он мне и пересказал все, в чем обвиняют Брайанта в Колорадо. Удивился ли я? Да, но не совсем. Кобе пожирала удивительная ярость, которую он выливал на меня и на своих партнеров».

Шакил О’Нил каким-то образом узнает, что в полицейском протоколе (тот пока еще существует в закрытом доступе) упомянут и он. И перестает даже соблюдать приличия.

Брайант не чувствует поддержки ни от Джексона, ни от Шака и еще больше дистанцируется от всех – тренер уже давно мотивировал команду, позиционируя Кобе в качестве чужака-отщепенца, и постепенно это становится самоисполняющимся пророчеством. Взаимное разочарование усиливается чуть ли не с каждым матчем и приходит к двум взрывам в концовке сезона.

Джексон теряет терпение и идет напрямик: встречается с Джерри Бассом во время перерыва на Матч всех звезд и ставит ультиматум – он или я, поясняя, что не может работать с совершенно неуправляемым игроком. Дзенмастер допускает просчет и неверно анализирует ситуацию. Владелец «Лейкерс» к этому времени полностью разочаровался в «треугольном нападении», которое с помощью деградирующего Пэйтона, толстого Шака и заигрывающегося Кобе, превращается во что-то непотребное. Во время уикенда всех звезд клуб объявляет, что с Джексоном не будут подписывать новый контракт:  Шак сетует, что его лишили любимого тренера, Кобе ничего не скрывает и бросает свой девиз того сезона – «Да мне плевать».

Весной перемирие с Шаком оказывается нарушенным: Кобе встречается с Джимом Грэем и в подробностях рассказывает про лишний вес, эгоизм, зависть и пышные формы, которые плохо соотносятся с амбициями подписать новый контракт. Это не интервью, а заявка на самоубийство – «Лейкерс» приходится возвращать с пенсии Брайана Шоу, единственного человека, способного повлиять на О’Нила. Бывший защитник, уже в роли скаута команды, спешным порядком прилетает в Лос-Анджелес, чтобы перехватить центрового перед тренировкой – Шак настолько настроился на то, чтобы убить Брайанта, что даже вскочил спозаранку и отказался от завтрака. Дальше следует легендарное противостояние, каждую подробность которого можно смаковать отдельно: и обязательное присутствие Гари Пэйтона, любителя любых разборок, и показательная лекция от Шоу, стыдящего двух великовозрастных оболтусов, и взаимные упреки альфа-самцов, жаждущих любви… Но важен лишь конец: «Если ты когда-нибудь скажешь что-то подобное тому, что ты сказал Джиму Грэю, я тебя убью» – Кобе пожал плечами и ответил: «Да мне плевать».

Брайант прожил целый год с ощущением апокалипсиса и адаптировался к нему лучше остальных. Вокруг все продолжает рушиться, силы хаоса побеждают, обвинения болельщиков «Наггетс» сливаются с газетными заголовками, 0,4 до смерти против «Сан-Антонио» объединяются с безапелляционностью обвинений, одиночество в команде суперзвезд становится неотличимо от экзистенциального одиночества. «Да мне плевать» оказывается единственно верным курсом в мире бесконечной сумятицы.

Сезон получается одним из худших в карьере Брайанта. Главным образом из-за нестабильности.

Почва уходит из-под ног, Кобе перемещается между судом в Колорадо и играми «Лейкерс», умудряется прилетать непосредственно перед матчами, перевоплощается до полной неузнаваемости, пытается доказать свою правоту, пытается доказать чью-то неправоту, мечется в поисках правды, то надевает маску одинокого мстителя, то предстает обиженным изгоем, много бросает и много мажет… Это длится весь год и вызывает и восхищение (стабильно качественным выступлением после судебного слушания), и порицание (в игре Брайанта все время пытаются разглядеть какое-то послание, и часто это удается), и почти не проходящий шок (в его действиях есть почти все, но нет ничего прогнозируемого). 

С одной стороны, его постсудебное уничтожение всего живого:

Здесь и матч с «Наггетс» перед Рождеством – выход со скамейки и лишь 13 очков, но победное попадание под сирену.

Здесь и пятая игра в серии с «Рокетс» – 31 очко, 10 передач, 6 подборов и 3 перехвата.

И ключевая четвертая игра против «Сан-Антонио» – 42 очков, 6 подборов, 5 передач и 3 перехвата.

Пять раз Брайант уезжал на слушания в Колорадо по ходу сезона и все пять раз потом помогал «Лейкерс» выигрывать.

С другой, несколько необъяснимых выступлений в конце сезона.

Матч с «Орландо», где он за первую половину совершает три броска и набирает одно очко. И потом добавляет еще 37 после большого перерыва.

И знаменитая игра с «Сакраменто» на последней неделе сезона. Кобе совершает лишь одну попытку за всю первую половину матча – «Кингс» выходят на 19 очков вперед и уверенно побеждают. Разные СМИ приходят к выводу, что он намеренно «слил» игру, чтобы повлиять на переговоры о новом контракте с Бассом. Сам Брайант настаивает, что делал то, что говорили ему тренеры – делился мячом – но никто ему не верит.

Один из игроков на условиях анонимности подтверждает: «Не знаю, как мы теперь сможем его простить». Все это приводит к уродливой сцене на тренировке. Кобе врывается в зал и начинает допрашивать каждого игрока, одного за другим, чтобы узнать, кому принадлежали эти слова.

Формально Брайант остается вторым человеком в команде, но по сути он задает импульс всей той неразберихи, в которой «Лейкерс» прожили тот год. Шак, как обычно, лечился летом и вкатывался в сезон по ходу «регулярки», но до былых кондиций так и не добрался. Гэри Пэйтон не нашел себя в треугольном нападении, так еще и упорствовал в собственном треугольном невежестве. Мэлоун пропустил большую часть сезона, и ему не хватило времени, чтобы комфортно почувствовать себя в системе, очень отличающейся от «Юты». Рик Фокс был не похож сам на себя после операции на ноге. Хорас Грант завершил карьеру в марте.

Для самих «Лейкерс», понимающих глубину внутренней катастрофы, поражение от «Детройта» выглядит логичным и предсказуемым. Для широкой публики оно становится сенсационным и даже порождает безумные конспирологические теории – тогда писали, что судьи делали все, чтобы не допустить чемпионства команды Кобе, а операторы работали таким образом, чтобы скрывать повторы спорных моментов.

Внутри же объяснения было два:

Первое гласило, что «Лейкерс» так и не смогли собраться в защите после потери Мэлоуна. Шак потерял в скорости и в финале, как говорил Текс Уинтер, «защищал лишь самого себя». С мешковатым центровым и полным рассинхроном в нападении команда не смогла противостоять атлетичным, сплоченным «Пистонс».

Согласно второму, один единоличник – мы не будем показывать пальцем – работал исключительно на себя и подорвал командное доверие. Да, он вытащил «Лейкерс» во втором матче, но даже это сыграло против них, подарив ложную иллюзию того, что беспокоиться перед выездными встречами не о чем.

Первая точка зрения шла из лагеря Кобе-Уинтер и была лишь зафиксирована.

Вторая принадлежала Филу Джексону и завладела медийным пространством надолго. До того момента, пока тренер не подсуетился и не выпустил очередную книгу, где еще разок, на прощанье, припечатывал «неуправляемого» подопечного.

Сентябрь 2003. Студента университета Айова Джона Роша обвиняют в том, что он оставил на автоответчике «жертвы» послание с угрозой смерти (позже осужден на четыре месяца)

Сентябрь 2003. Полиция арестовывает в Калифорнии Патрика Грабера, 31 год, по подозрению в организации убийства «жертвы» (позже осужден на три года за то, что предлагал 3 миллиона долларов за ее убийство)

Январь 2004. Кобе Брайант вновь в стартовой пятерке Матча всех звезд на основании голосования болельщиков

Март 2004. На заседании зачитывается письмо матери «жертвы», в котором она выражает беспокойство из-за постоянных угроз

Довольно быстро – как только в дело вступают адвокаты Брайанта – обвинение начинает рушиться.

Имя «жертвы» совершенно случайно утекает в прессу – и она задолго до вас узнает, что такое гнев разъяренных кобеглоров. Ей приходится переезжать из штата в штат из-за постоянных угроз, поступающих таким бурлящим водопадом, что некоторых адресантов даже умудряются арестовывать, а потом и выписывать им реальные сроки.

Параллельно сливаются подробности и уточнения.

Оказывается, «жертва» заранее выпытала у директора гостиницы, кто скрывается под псевдонимом «Хавьер Родригес», и решила остаться на работе не в свою смену, чтобы наладить контакт со звездой. И встрече в номере предшествовала пространная ознакомительная прогулка по гостинице и возвращение в номер Брайанта без ведома охранников.

Согласно экспертизе, «жертва» занималась сексом с двумя другими мужчинами, помимо Брайанта, в течение 24 часов до и после их знакомства. В том числе с тем швейцаром, который видел ее в слезах после встречи с Кобе – другая работница гостиницы утверждает, что она была в полном порядке.

Всплывает медкарта, из которой выясняются психологическая нестабильность, препараты от шизофрении, суицидальные наклонности и прочий романтический букет.

Сыплются показания других одноклассников «жертвы». В частности, одна дама прямым текстом заявляет: «Надеюсь, он не заплатит этой сучке ни шиша».

В общем, к концу весны судья перестает употреблять на заседаниях термин «жертва».

А к концу лета уголовное дело закрывают. Обвинительница отказывается выступать в суде и идет в гражданский суд  – уже не для того, чтобы посадить Брайанта, а просто чтобы получить с него немного денег.

Постепенно все проясняется, но это уже никого не интересует.

Репутация Кобе полностью дискредитирована – его майки по продажам выпадают из топ-50, контракта с производителем кроссовок у него так и нет, с остальными спонсорами тоже туговато. Он все же не уходит в «Клипперс» и остается в родных цветах, но «Лейкерс» лежат в развалинах: Джексон уехал загорать в Таиланд, Шака обменяли на симпатичных, но немного менее эффективных парней, к рулю рвется Джим Басс, который, никого не спросясь, приглашает на работу морально неготового к такому стрессу Руди Томьяновича.  

По итогам сезона-2004/05 Брайант не получает ни одного балла в голосовании за MVP и уступает даже Пи Джей Брауну.

Общекомандный провал представляется всем более чем уместным наказанием за все: за эгоизм, за тщеславие, за стремление контролировать все вокруг себя, за интриги против Джексона и Шака, за героический баскетбол, за покушение на Джордана и одновременно крушение ожиданий, связанных с ним как с наследником Джордана.

Сентябрь 2004. Протокол полицейского допроса от 2 июля 2003-го попадает в газеты

Март 2005. Дело завершается примирением и выплатой обвинительнице компенсации

 (из протокола полицейского допроса)

– Насколько сильно вы ее держали за горло?

– Не знаю, у меня довольно сильные руки.

– У нее синяк на горле.

– Ну да, у нас с Мишель тоже так получается.

– Это ваша фишка, да? Сколько раз вы это делали с Мишель?

– Да позвоните ей, она вам расскажет то же самое.

– У вас есть ее номер с собой?

– Нет, с собой нет.

– У нас нет уверенности, что вы представляете нам все факты, в соответствие с тем, как все происходило. Взгляните на это дело с моей стороны. Смотрите, на мой взгляд, это привлекательная девушка…

– Она не такая уж привлекательная.


– Нужно было поступить как Шак. Он платит девушкам, и у него нет никаких проблем.

Последней фразы в аудиозаписи беседы не было, но доброжелательные полицейские, которые начали допрос с того, сможет ли Брайант восстановиться к началу «регулярки», включили ее постфактум. Как будто чувствовали, что падение Кобе в какой-то момент замедлится и ему надо будет придать дополнительный толчок.

Шака уже не было в «Лейкерс». Проблема в другом: Брайант нарушил негласный кодекс лиги и подставил товарища по команде. И в том виде, в каком все вышло тогда (объяснений, что это сказано не под запись и не должно было появиться, никто не слышал), показания смотрелись намного хуже, чем клоунский эпизод с участием Расселла и Янга.

Размышления Кобе вслух потом разрушили брак О’Нила, но по нему самому они ударили гораздо больнее.

– Вы уверены в том, что ваши партнеры вам доверяют?

– Да, почему же нет?

– Ну потому что вчера был опубликован протокол полицейского допроса, и в нем вы сдаете Шака полиции. Некоторые в лиге говорят, что вы нарушили кодекс раздевалки.

– А, плевать.

Превращение в изгоя все набирало темпы, и его уже нельзя было остановить.

Брайанта обвиняли во всем, окромя погоды.

Он выжал из команды Шака и Джексона.

А потом и Мэлоуна (с которым сцепился из-за жены).

Он сломал Томьяновича. Нападение, которое предлагал тренер на пенсии, выглядело примитивным по сравнению с «треугольным нападением» и предлагало Брайанту в основном «изоляции» по центру площадки. Когда он начал требовать вернуть старую систему, специалист поспешил уйти в отставку, а к длинному списку косяков Кобе добавилась попытка давить на тренера и влиять на общекомандную тактику.

Он фактически в открытую третировал партнеров. Если уж с Ламаром Одомом поначалу шла постоянная грызня, то прочим прилетало еще сильнее: Саша Вуячич получил локтем по голове и бесплатный совет – заканчивать нахрен с баскетболом.

Он требовал усиления состава и давил на руководство, так как пытался почувствовать себя лидером. Но над ним угорали, называли «генменеджером» и смаковали все блистательные отрезки, насыщенные поражениями. Инсайдеры уже тогда вовсю говорили, что такое влияние и такая активность Кобе уменьшают шансы «Лейкерс» на свободных агентов.

Он оставался тем же эго-маньяком и подавлял окружающих, строил из себя вожака, но плохо коммуницировал с партнерами, вроде бы боролся за результат, но на самом деле все так же набивал статистику, пытался все сделать самостоятельно.

Вся лига – не под запись, в кулуарах – признавала простую вещь: «Я бы сказал, что он лучший игрок НБА, если бы он не был таким козлом».

Но он предпочитал быть козлом, не делал попыток что-либо изменить и не дал ни секунды насладиться своей слабостью и дальше – когда умер его дед, а у жены случился выкидыш (в чем Кобе видел свою вину).

К этому моменту Брайант окончательно закрылся и перестал отвечать на внешние раздражители вне площадки – тогда родился образ «черной мамбы» и был заложен фундамент к появлению того Кобе, который остался в истории: величайшего индивидуалиста, дерзновенно бросающего вызов командному виду спорта.

Со временем эта тенденция начала восприниматься как нечто естественное и в некотором смысле даже предсказуемое.

Брайант словно был рожден для индивидуального вида спорта и по какой-то ошибке попал в баскетбол. Он с детства рос на заповедях отца Джо Брайанта: результаты второстепенны по отношению к статистике и личной славе. Он с малых лет стремился водрузить собственную индивидуальность на наиболее высокий пьедестал – ему специально подобрали слабую школьную команду и слабую команду в любительской лиге, чтобы быстрее созревали и оформлялись его разносторонность и умение заменять большую часть коллектива. Он подражал Джордану в его худших проявлениях. Он никогда не боялся принимать личную ответственность – уже со времен тех самых промахов против «Юты». Как-то вполне само собой разумеющимся было и дальнейшее перерождение: мальчик, в котором всегда сидело это зло, вырос, оформился, принял себя, надел черный плащ и шлем и начал терзать окружающих своей беспощадностью.

Но на самом деле, было кое-что еще.

История в Колорадо оказалась водоразделом между двумя этапами жизни Кобе.

Долгий судебный процесс, вполне реальная угроза многолетнего заключения, критическая ситуация в семье заставили его взглянуть на баскетбол в перспективе. Для него, помешанного на игре и живущего только ей с самого рождения, это был радикально новый опыт.

Как говорят все, он сильно изменился вне площадки – закрылся от журналистов и посторонних людей, начал искать более тесных контактов с одноклубниками, впервые приобрел друзей в лице Батлера, Одома, Дерека Фишера, восстановил отношения с семьей. Но он же изменился и на паркете – по сравнению с тюремным сроком и другими ужасами реальности плохой процент попаданий, отчуждение команды, критика извне, мини-конфликты выглядели чем-то несуразным и уже совсем не трогали.

Локально это отразилось в той серии 5-0 – беспомощность и роль жертвы за пределами площадки он компенсировал на паркете, там, где от него зависело все, и уж брал на себя по максимуму.

Глобально – подарило всем фантасмагорический вызов самому баскетболу, вызов изначально обреченный, но в итоге пленивший всех упрямством, ощущением собственной правоты, головокружительной эгоцентричностью и вот этим нетленным «Плевать».

Брайант превратился в машину для убийства и напрочь отключил сознание – 48 матчей с 40 очками и больше, 19 матчей с 50 очками и больше, 5 матчей с 60 очками и больше, 4 месяца, когда он набирал 40 очков в среднем, неделя, на которой он набрал 225 очков за 4 игры. И все это весьма органично накладывались на участившиеся вспышки ярости – то локтем прилетело Джинобили, то на ровном месте образовался конфликт с Рэем Алленом, то за невинное мнение Баркли получил десяток сообщений такого содержания, что на прямой эфир пришел как будто испуганным. Кобе скрыл униженный облик под маской смерти и, разочарованный в своих партнерах и в том, что теряет время среди неудачников, обозленный на проклявший его мир, бросился в схватку, чтобы доказать, что и в командной игре гений все равно имеет свой шанс.

Чтобы выйти на недостижимый до того уровень баскетбольной упоротости, ему и потребовалось пройти через Зону к Комнате и легонько прикоснуться к ужасу трансцендентного. И в итоге стать баскетбольным Гумбертом Гумбертом, отвратительным и одновременно преступно очаровательным.

И вот ровно тогда Брайант обрел феноменально высокий, недоступный больше ни для кого уровень комфорта в процессе бесконечного падения в пропасть. Наверное, главную свою суперсилу.

Сезон-2004/05 «Лейкерс» завершали отрезком с показателями 2-19.

Исполняющий обязанности тренера Фрэнк Хэмблен (согласился на эту должность только по просьбе Джерри Басса) после последней игры подводил итоги сезона и изо всех сил выжимал из себя позитив:

– Парни, вы старались, отдали всех себя, боролись… Пусть что-то не получалось, но я ценю ваше отношение, ценю то…

Тут его перебил Кобе:

– Я тоже хотел бы кое-что сказать.

Кобе встал, показал на всех пальцем и произнес:

– Вы все, у*бки, не должны вообще выходить на паркет вместе со мной. Вы все – полное дерьмо.

И вышел.

Фото: Gettyimages.ru/Lisa Blumenfeld, Jed Jacobsohn, Stephen Dunn, Brian Bahr, J. Emilio Flores, Ed Andriesk-Pool; REUTERS/Jeff Christensen

развернуть

Италия в шоке: накануне матча с «Удинезе» капитана «Фиорентины» Давиде Астори нашли мертвым в отеле La di Moret. Вероятно, 31-летний защитник умер во сне.

«Фиорентина» потрясена случившимся и вынуждена сообщить, что ее капитан Давиде Астори умер. В этой ужасной ситуации из уважения к его семье мы просим медиа о понимании», – говорится в заявлении клуба.

Матч «Удинезе» – «Фиорентина» сразу отменили. Вслед за ним отменили и раннюю игру «Дженоа» – «Кальяри» – несмотря на то, что болельщики уже собрались на стадионе, а игроки вышли на поле. Астори много лет провел в «Кальяри», так что фаны гостей начали аплодировать, когда фото игрока появилось на табло. Многие не сдерживали слез. Стадион «Луиджи Феррарис» вскоре скорбно затих.

Чуть позже отменили и все остальные матчи воскресной программы серии А.

Реакция на случившееся:

Несколько фактов о Давиде Астори.

• Астори родился в провинции Бергамо, но в 14 лет оказался в системе «Милана» и провел 5 лет в его юношеских командах.

• За основной состав «Милана» Астори не сыграл ни одного официального матча. В 2008-м половину прав на центрального защитника выкупил «Кальяри» – за миллион евро. В 2011-м клуб заплатил еще 3.5 миллиона за оставшуюся часть.

• В «Кальяри» Астори провел 6 сезонов и сыграл 178 матчей в серии А и Кубке Италии.

• Сезон 2014/2015 Астори провел в аренде в «Роме» Руди Гарсии, сыграв 2 матча в Лиге чемпионов. В серии А защитник стопроцентно основным не был, но провел за римлян больше 20 матчей и забил единственный гол – «Удинезе». У «Ромы» было право выкупа Астори, но она им не вооспользовалась.

• В следующем сезоне в аренду Астори взяла «Фиорентина», но теперь с обязательством выкупа. С этого сезона все права на защитника принадлежали флорентийцам, Астори стал их капитаном.

• Астори играл за сборную Италии до 18 лет, в молодежку его не звали, зато в 2011-м Чезаре Пранделли вызвал защитника в главную команду.

• За сборную Италии Астори дебютировал весной 2011-го в Киеве в товарищеском матче с Украиной. Давиде заменил получившего травму Кьеллини, но сам матч тоже не доиграл: заработал две желтые и удаление.

• Всего за сборную Астори сыграл 14 матчей. В 2013-м его взяли на Кубок конфедераций, где Италия дошла до полуфинала, а Астори забил Уругваю в матче за 3-е место.

...

развернуть

Разбор от Вадима Лукомского.

Перед матчем «Мадрид» отставал от «Барселоны» на 11 очков (8 по потерянным) – в эпоху Зинедина Зидана клуб еще ни разу не встречал класико в настолько ужасном положении. Стандартная тактика нейтрализации «Барсы» и быстрых атак не подходила такому матчу.

Зидан сыграл смелее, чем в любом другом класико, но его команда не трансформировала положительные отрезки в голы.

«Мадрид» был лучше в первом тайме

23% действий матча проходили на трети «Реала», 28% – на трети «Барсы». Такого соотношения при Зидане еще не было. Победа в территории – редкость для «Реала» в класико. Даже когда играли лучше, мяч и территорию не выигрывали. Сегодня не просто выиграли, но уверенно, несмотря на то, что значительную часть матча провели в меньшинстве.

Катализатором такого хода матча стал план Зидана, важной частью которого был высокий прессинг.

Очень смелый прессинг «Мадрида»: крайних защитников «Барсы» прессинговали Карвахаль и Марсело, в полузащите играли персонально, против Месси и Суареса оставались всего два игрока

Несмотря на категорическую смелость схемы прессинга, «Реал» почти не проваливался. Пожалуй, самым эффективным для «Барсы» методом построения атак были дальние пасы тер Стегена. Он очень крут в этом компоненте и порой разбивал давление. То, что у «Барсы» почти не было иных вариантов, а этот не работал чаще, – большой комплимент слаженности прессинга Зидана.

Хорошо выстроенное давление дало «Мадриду» преимущество. После игры это признавал даже Эрнесто Вальверде: «В начале матча они прессинговали нас высоко. Они укрепили центр дополнительным игроком, где действовали почти персонально. Мы не могли строить атаки привычным образом».

В атаке у Зидана тоже был качественный план. «Реал» быстро переводил мяч на левый фланг, где использовал нехватку у «Барсы» чистого правого вингера. Номинально там располагался Паулиньо, иногда край страховал Ракитич, но на практике «Мадрид» часто и легко создавал численное преимущество, особенно в быстрых атаках. К тому же даже при численном равенстве Паулиньо плох в оборонительной работе.

Вопиющие для позиционной обороны ситуации. «Мадрид» легко переводил мяч в перегруженную зону. Эпизоды завершались острыми моментами. Этот же фланг нагружался в быстрых атаках

«Реал» верно идентифицировал слабое место «Барсы», но не извлек из этого максимум по двум причинам: 1) не лучшие решения игроков в последний момент (тут тренер почти ничего не может сделать); 2) великолепный Жерар Пике (из-за недостатков правого фланга ему пришлось проявлять невероятную мобильность и покрывать огромную зону – шикарно справился).

По итогам первого тайма «Мадрид» превосходил «Барсу» не только по территории, но и по ударам (9:4) и владению (53% – 47%). Это здорово олицетворяет мощь стартового плана Зидана.

Персональная игра против Месси во втором тайме

«После перерыва мы стали лучше преодолевать первую волну их давления. Мы стали играть ближе к чужим воротам. Это предрешило исход матча», – Вальверде идеально описал разницу между таймами.

После перерыва «Реал» перестал прессинговать. Из содержания игры не вытекало причин для отказа от высокого давления. Да, тер Стеген несколько раз разбивал прессинг дальними пасами, да, Месси пытался разрезать высокую оборону и разок нашел Паулиньо, но польза для «Реала» перевешивала эти редкие минусы.

Кажется, самая вероятная причина отхода от прессинга – усталость. И это объяснимо. «Реал» сыграл на один матч больше в декабре и готовился к класико после долгого перелета из ОАЭ, где выиграл клубный чемпионат мира.

В первом тайме именно прессинг сдерживал позиционные атаки «Барсы» и Лео Месси в частности. Во втором от Зидана требовался свежий ответ на вопрос, как играть против Месси. Француз выбрал худшее решение – персонально приставил к аргентинцу Матео Ковачича.

Это очень плохая идея.

Во-первых, теперь с Месси персонально играть труднее. Показательный момент случился в матче против «Жироны». После игры Вальверде рассказал, что Месси заметил персональную опеку и спросил у тренера, куда уводить опекуна на пользу команде. Лео тогда не забил, но «Барса» победила 3:0. Прошлогодний Месси был намного более эгоистичен в плане движения и не жертвовал собой ради команды. Версия Лео этого сезона: если не накажу сам, то создам свободу партнерам.

Во-вторых, это Месси – всегда есть риск, что опекун просто не уследит за ним. Даже прошлая версия Лео наказывала за такое (пускай раньше Зидану и удавалось прикрывать его с помощью Ковачича и Модрича).

Ход Зидана – грубейшая ошибка. Даже до матча суицидальность этой тактики легко читалась.

Айтор Каранка, помогавший Жозе Моуринью готовиться к класико в «Реале», разобрал проблему в предматчевой колонке для The Independent: «Остановить Лео трудно, но, думаю, к концу нашего пребывания в «Мадриде» мы разработали правильный план. Половина дела – это не быть одержимыми попытками приставить к нему игрока в каждом эпизоде, особенно когда он оттягивается с основной позиции в другую зону для получения мяча. Игроки должны быть достаточно дисциплинированы, чтобы не проследовать за ним, тем самым разрушив схему обороны. Вместо этого нужно фокусироваться на нейтрализации его в ключевые моменты – например, когда он появляется в опорной зоне. Второй важный аспект – создать условия, в которых он будет максимально часто находиться в неудобных позициях».

Месси ожидаемо наказал «Реал». Причем по-разному – и умным движением на благо партнеров, и индивидуальным мастерством.

Вместо того, чтобы стягиваться к мячу, Месси уводит из опорной зоны Ковачича. Через пару секунд Ракитич получает свободу

1-й гол: Месси уводит Ковачича. Ракитич легко проходит через центр

Эпизод с пенальти. Ковачич не мешает Месси гениальным пасом разрезать оборону

Получив свободу, Бускетс уничтожил «Мадрид»

Ковачич не справился с опекой Лео. А «Барса» получила преимущество в центре поля 4-в-3, так как один из четверки полузащитников «Реала» бродил за нападающим Месси. Это полностью поменяло картину матча, а главным победителем стал Серджи Бускетс.

В первом тайме Ковачич часто оказывался его прямым оппонентом. Получив свободу, лучший опорник мира врубил режим бога (ну то есть вернулся в свое стандартное состояние). Решение Бускетса в эпизоде с первым голом было ключевым для развития атаки и космическим по уровню понимания игры. И это повторялось регулярно!

xGBuildup показывает вовлеченность в острые атаки, которые не завершились ударом или пасом под удар этого игрока. То есть помогает выявить косвенных участников самых опасных атак

1,92 у Бускетса – это космос. Ни один игрок в Европе даже не близок к такому показателю на постоянной основе. Он встречается лишь у лучших лишь в самых удачных матчах. Обычно когда игрок ведет игру у гранда, который мочит андердога. Выдать такое в класико – фантастика. Такая вовлеченность – это невероятно, даже если бы речь шла о простых пасах, которые помогают сохранить темп атаки. Но в случае Бускетса речь о гениальных передачах, которые уничтожали оборонительную схему «Мадрида».

Итог

Простое, но точное саммари от Рафаэля Варана: «Когда мы играли хорошо, мы не забили. Они забили. В этом вся разница».

Тренеры согласны. Зидан: «Я не жалею, что выбрал такой состав. Моя работа – принимать решения. Если бы мы забили в первом тайме, игра пошла бы иначе. Но мы не забили». Вальверде: «Выиграл ли я тактическую дуэль? Не думаю. В этом матче все решили детали, отдельные моменты, в которые мы были хладнокровнее».

Матч и турнирное положение требовали от Зидана смелых решений. Он их принял, и именно его решения определили картину обоих таймов.

Его план был умным и хорошо использовал слабости «Барсы», но его хватило только на тайм. Адаптироваться к тому, что «Мадрид» не открыл счет, Зизу не смог. Вероятно, даже преимущество в гол по итогам тайма, которое «Реал» заслуживал, не спасло бы команду. Уж слишком пагубно на игру повлияла персоналка Ковачича против Месси.

Зидан молодец, что не бездействовал (ведь мог тупо бросить стандартный состав и не оглядываться на слабости «Барсы» – так поступил бы физрук, которым некоторые выставляют француза). «Мадрид» проиграл по делу, но изначально находился в более трудных условиях (перелет, необходимость только побеждать).

Зизу доказал, что он тактик. Просто пока не топовый.

Фото: REUTERS/Paul Hanna, Juan Medina (3); использовано фото: REUTERS/Sergio Perez

развернуть

Давид Сильва начинал тут.

В 2009-м «Эйбар» – маленький, только что упавший в сегунду В клуб из города с населением 27 417 жителей, с крохотным бюджетом и новым молодым президентом, который никогда не увлекался футболом – поставил себе нереальную цель. «Мы будем играть в Ла Лиге», – декларировал босс. Над ним посмеялись.  

Сейчас «Эйбар» припарковался на 7-м месте Ла Лиги и рвется в еврокубки, а их кейс обсуждают в лучшей бизнес-школе Европы.

Голливудская история выхода в Ла Лигу

В средневековье на полигонах Эйбара испытывали ружья, выточенные в цехах местной фабрики – она считалась лучшей в Испании. В 1980-х оружейная промышленность оказалась в нокдауне: производство потеряло актуальность, фабрики сократили персонал. Зарплаты задерживались, а полигоны зарастали сорняками.

Футбол отвлек местных от уныния – миниатюрный стадион «Ипуруа» на 7 тысяч зрителей забивался до отказа. К сезону-2017/18 он стал полноценным полигоном – «Эйбар» («лос армерос» – «оружейники») устраивает командам Ла Лиги регулярные учения, а некоторых даже казнит. Стадион отлично помнит, что такое печаль и страдание – он вырос на окраине города в 40-х на руинах гражданской войны. Вырос вместе с клубом, который теперь символизирует возрождение города – команду обожают все местные, а клубный флаг до сих пор развевается над зданием мэрии.

Революция в клубе началась в тяжелое время. В 2009 году «Эйбар» был на грани – вроде только поднялись в сегунду, но закрепиться там мешали нищенские финансы. Новым президентом клуба стал 34-летний экономист Алекс Аранcабаль, не имевший до этого никакого отношения к футболу. Он закончил престижный университет Деусто в Бильбао, преподавал там, а за два года до президентства получил степень доктора экономических наук и управления бизнесом.

«Мы играли в сегунде, заняли 21-е место и вылетели в сегунду В. Представьте, что я чувствовал. Это был кошмар, – несмотря на болезненное падение президент не переставал мечтать. – Уже тогда я поставил масштабную цель – подняться в Ла Лигу. Когда я говорил об этом, люди смеялись надо мной».

Арансабаль иначе относился к пониманию кризиса: «Мы привыкли, что это что-то страшное и плохое, но почему? Кризис – это круто. Верный момент для того, чтобы изменить все. Понимание того, что «Эйбар» – маленький и бедный клуб, дало нам силу и искренность рассказать нашу историю миру».

Алекс – чистый бизнесмен. В 2016-м он понял, что сделал для клуба все, и оставил пост президента. Сейчас Алекс продолжает изучать спортивный менеджмент, проводит много времени в библиотеке, читает лекции в университете и занимается консалтинговым бизнесом.

Алекс был хорош – «Эйбар» дважды повысился в классе за два года. И когда, казалось, невозможное было сделано, на клуб свалилось новое испытание. В 2014 году Ла Лига поставила им жесткие условия: либо они увеличивают бюджет на 1,7 миллиона евро и проводят реконструкцию «Ипуруа» (минимальная вместимость эстадио Ла Лиги должна быть 15 000 мест, но здесь было проще – согласно 18-й директиве испанского сборника законов, клуб мог рассчитывать на отсрочку в два года), либо выметаются – за невыполнение требований испанская федерация лишает их профессиональной лицензии и выгоняет в сегунду В.

«Демократия – основа всего для нас. Мы никто без людей. Была возможность продать клуб единственному инвестору, но в таком случае мы предали бы себя», – вспоминает Арансабаль.

Нужно было рисковать. Клуб запустил краудфандинговую кампанию Defend Eibar. Условия просты: любой мог приобрести акцию стоимостью 50 евро. Единственное – никто не в праве держать больше 5% акций. За три с половиной месяца они реализовали 36 000 акций среди 11 130 инвесторов из 69 стран. Больше всего денег прилетело из Испании, США, Китая, Британии и Германии. Но акционерами клуба становились и в Казахстане, Ливане, Сингапуре. Кампания помогла «Эйбару» остаться в Ла Лиге и оказалась отличной пиар-акцией: команда засветилась в топовых медиа и схантила новых болельщиков со всей планеты. Прямо сейчас у клуба 34 официальных фан-клуба, включая департаменты в Штатах, Германии и Австралии.

Карта акционеров клуба:

Сейчас «Эйбар» – клуб без долгов и с самой прозрачной моделью функционирования в Испании, а может, и в мире. Все отчеты выкладываются на официальном сайте – похоже, у них нет никаких секретов. Ежегодно в конце сезона проходят выборы в совет директоров и встречи акционеров – там руководство отчитывается о ситуации в клубе, акционеры голосуют за бюджет, а еще строят стратегические планы. Если вы акционер, то необязательно прилетать из Штатов или прорываться из Ливана – с вами свяжутся по электронной почте. На этот сезон был принят бюджет 45,3 миллиона евро – абсолютный рекорд в истории клуба. А ведь четыре года назад они едва собрали 2 миллиона.

Вообще «лос армерос» умеют притягивать удачу. Разбушевавшийся «Эйбар» начинал в Ла Лиге-2014/15 как зверь. Сходу разбил «Сосьедад» в баскском дерби, а за весь первый круг набрал 27 очков, финишировав в середине таблицы. Во втором круге команда выдохлась, много проигрывала, набрала всего 8 очков и в драматичной концовке упала в чулан. Но спасла судьба – «Эльче» занял 13-е место, но его боссы дико намутили с финансами (не платили зарплаты и налоги, долг – 5,5 млн долларов) – и клуб дисквалифицировали.

Уникальный бизнес-кейс

История «Эйбара» и грамотная стратегия президента в условиях кризиса заинтересовали престижную бизнес-школу IESE – входит в топ-10 лучших бизнес-школ мира и лучшая в Европе по версии New York Times. Филиалы и кампусы IESE есть в Мадриде, Барселоне, Нью-Йорке, Мюнхене и Сан-Паулу.

Профессора IESE в 2015 году исследовали футбольный сектор Испании – он дает 2,328 миллиарда евро дохода (сейчас – 2,437 миллиарда, в Англии – 4,865, в Германии – 2,712 и 1,917 в Италии) и составляет 0,75 процента ВВП Испании (суммарной рыночной стоимости всех конечных товаров и услуг, произведенных за год во всех отраслях экономики на территории страны), но имеет бешеные долги, оцениваемые в 3 миллиарда евро: 22 из 33 спортивных ООО, которые выступали в примере с 2003 года, заключали договоры с кредиторами.

«Эйбар» зацепил ученых нестандартными характеристиками: небольшое население города (27 000 жителей – 280-е место в рейтинге населения Испании) и большое количество акционеров; два последовательных повышения в классе (из сегунды В – в сегунду, из сегунды – в примеру), несмотря на бюджетные ограничения; увеличение бюджета от 1 до 32 миллионов всего за три года; прибыль в 4,4 млн евро после уплаты налогов, 7,6 млн евро собственных средств и нулевой долг.

Особенно ученые выделили:

• инициативу как основу бизнеса. «Эйбар» – единственный клуб из топ-5 чемпионатов, который запустил краудфандинговую кампанию.

• близость к болельщикам. В случае «Эйбара» – самые дешевые абонементы в Ла Лиге.

«Благодаря грамотному финансовому менеджменту они ничем не отличаются от других клубов примеры», – заверили ученые. Бизнес-школа использует кейс «Эйбара» в учебном процессе на 5 континентах. На сайте школы ресерч можно купить за 6,75 евро.

Весной 2016-го президента «Эйбара» Алекса Аранcабаля пригласили на TED – топовую и крупнейшую площадку, где выступают бизнесмены, ученые, артисты, политики уровня Билла Клинтона. Алекс толкнул мощную речь, рассказал о себе и секрете успеха «Эйбара», а еще очаровал аудиторию занятными картинками: показал последствия гражданской войны для Эйбара, сравнил бюджеты его клуба и «Реала», пошутил, что на «Камп Ноу» поместится население трех Эйбаров.

На «Камп Ноу» поместится население трех Эйбаров.

Продуманная селекционная политика

Ее лаконично описал спортдир Фран Гараганса: «Во втором дивизионе и других лигах много людей, переросших этот уровень, но по разным причинам не играющих на высшем уровне. Мы даем им такую возможность». Помимо игровых навыков, особо ценятся человеческие качества. Для нас важно, как игроки себя ведут, насколько готовы адаптироваться в коллективе».

В 2010 году «Эйбар» играл в сегунде В, тогда никто и не думал о селекционном отделе. Клуб выживал и из-за финансовых трудностей, расстался со спортивным директором Хесусом Мерино – его зарплата была просто не по карману. Президент «Эйбара» пошел на риск и назначил спортивным директором синьора Гарагансу. К тому моменту Фран проработал в структурах клуба около 10 лет, но у него совсем не было опыта для такой должности: «Я провел огромное количество бессонных ночей, наблюдал за сотнями матчей, составлял отчеты и делал все возможное, чтобы нанимать игроков, не превышая лимит расходов».

После исторического выхода в примеру «Эйбар» расширил селекционную службу – в штате было всего два скаута, которые патрулировали внутренний рынок. Гараганса убедил руководство, что так поступать неправильно: «Ориентироваться только на Испанию в плане выбора кадров – путь в никуда. Он нас уничтожит. Нам нужно открывать новые рынки за рубежом: в Южной Америке, на Балканах».

Сейчас структура селекционного отдела «Эйбара» предельно проста. Босс – спортивный директор клуба Фран Гараганса, его зам – технический секретарь Микель Мартия и рулевой скаутской службы – Унаи Эскурра. Скаутская паутина «Эйбара» охватывает 15 чемпионатов в 10 странах: Испания (примера, сегунда, сегунда В и терсера), Португалия (второй дивизион и U-19), Хорватия, Сербия, Босния и Герцеговина и Черногория – в Европе; Аргентина, Чили, Уругвай, Колумбия – в Южной Америке. В прошлом году «Эйбар» дополнительно нанял четверых скаутов –  известного в прошлом хорватского футболиста Мате Билича (отвечает за балканские лиги), Альберто Гонсалеса (Чили и Колумбия), Томаса Амарала (третий дивизион Португалии) и Йосу Гвинея (бывший футболист «Эйбара» – он отвечает за игроков клуба в аренде плюс следит за сегундой и сегундой В). Скаутский штат насчитывает 14 человек.

При построении скаутской сети «Эйбар» тщательно анализирует рынки, на которые планирует заходить: «В Голландию, Россию, Чехию или Швецию мы не лезем из-за длительной адаптации игроков и проблем с языком. К тому же специфика этих чемпионатов отличается от испанского. Например, мы не работаем в Голландии, потому что считаем, что в Эредивизи есть проблемы с игрой в защите – из-за этого там много неплохих и результативных форвардов, но в Испании они непременно столкнутся с большими трудностями и уж точно не будут забивать в таком количестве. Южная Америка, Аргентина, Португалия, Уругвай – отличные рынки: на них умеренный спрос, нам близок их менталитет, нет проблем с языком. Здесь можно недорого подписать классного футболиста», – объясняет Гараганса.

Постепенно «Эйбар» превращается в фабрику крутых игроков. Всего три года назад они не могли себе позволить трансфер дороже миллиона евро, поэтому набирали футболистов в аренду. В 2015-м самым дорогим приобретением клуба в истории стал японец Такаси Инуи – за него выложили 500 тысяч евро, а переехал он из франкфуртского «Айнтрахта». Такаси перевез жену и сына из Токио в Эйбар, совсем не зная ни испанского, ни английского. Несмотря на все трудности, он заиграл сразу и в первой же игре отдал голевой пас, а в Эйбар ринулись толпы японских журналистов. Футбольные фаны из Японии просто сходили с ума по Инуи и его новому клубу: «Эйбар» стал третьим по популярности клубом примеры в Японии, футболки Такаси пробили клубный рекорд по продажам, а еще японские туристы ринулись в Страну Басков и жаждали увидеть своего фаворита, наполняя городскую казну скромного города.

Инуи оказался очень ценным активом не только на поле, но и с позиции бизнеса и дипломатии. Такаси ездил в составе королевской делегации Испании к японскому императору. Еще на «Ипуруа» иногда заезжает посол Японии в Испании – там они ведут переговоры.

Сейчас «Эйбар» сменил бизнес-модель: они стараются не арендовать, а покупать перспективных футболистов, которых идентифицирует мощная скаутская сеть, а спустя сезон или два продают их в несколько раз дороже. Летом «Эйбар» отправил в «Ньюкасл» Флориана Лежена за 10 миллионов евро, хотя в 2016-м он достался им всего за 1,5 миллиона.

Деньги от продажи Лежена они потратили с умом: купили за 3,5 миллиона португальского центрального защитника Паулу Оливейра – ему 26 лет, он 3 года выступал за лиссабонский «Спортинг» (сыграл более 60 матчей) и даже вызывался в сборную Португалии. Сейчас он один из ключевых игроков «Эйбара»: отбегал 18 матчей, лидер команды по выигранным верховым единоборствам (в среднем, 2,99 за матч) и выносам мяча (в среднем, 5,6 за игру).

Еще на португальском рынке скауты заметили испанского вингера Хосе Анхеля – он начинал в академии хихонского «Спортинга», 2 сезона отыграл за «Рому», а в 2014 году осел в «Порту» (за них он сыграл 14 матчей).

Хорошо летом потрудились скауты, отвечающие за внутренний рынок. Из «Алькоркона», выступающего в сегунде, пришли сразу два классных игрока. Первый – сербский вратарь Марко Димитрович, который с первых туров стал номером один: отыграл все матчи и является важным звеном в тактических построениях тренера. Второй – 22-летний вингер Иван Альехо на перспективу, он пока не железный игрок основы, но из своих 10 игр выжал по максимуму: забил гол и раздал 3 ассиста.

Тренерский штаб, стиль игры и атмосфера

Перезапуском проекта рулил уже другой тренер – в 2015 году вместо Гаиски Гаритано выбрали Хосе Мендилибара. В 2004-м его, тренировавшего молодежку «Атлетика» и пару клубов подвала, уже приглашали в «Эйбар». Менди поставил шикарный футбол, едва не привел команду к победе в сегунде и завоевал такой респект, что все же оказался в примере – позвал «Атлетик».

В «Эйбаре» Хосе раскрыл Давида Сильву – молодого парня на сезон занесло в аренду в маленький городок. Они дружат до сих пор, Мендилибар периодически сверкает в VIP-ложе на «Этихад», а Давид с удовольствием вспоминает те времена и нахваливает Хосе: «Думаю, происходящее с «Эйбаром», в первую очередь, связано с тренером. Помимо тактических, технических и других знаний Хосе умеет ладить с людьми. Он отличный психолог».

Когда Мендилибар уходил из «Осасуны», игроки рыдали. «Хосе – очень хороший человек и идеальный тренер. Игроки верили в него и в наших неудачах Менди виновен меньше всего. Жаль, что его сделали крайним», – в слезах говорил капитан Пуньяль.

Футбол «Эйбара» емко описал бывший тренер «Сельты» и «Севильи» Эдуардо Бериссо: «Их игра не требует большого процента владения мячом. Но каким-то образом они постоянно торчат в чужой штрафной и очень эффективно используют пространство. Их игра – смесь вертикального и горизонтального футбола. Они хороши как в быстрых выходах в атаку, так и в коротких розыгрышах у ворот соперника. Противостоять этому трудно. Иногда непонятно чего от них ожидать».

В составе «Эйбара» нет звезд и явного лидера. В команде всего два игрока, которые сыграли во всех матчах примеры: вратарь Димитрович и защитник Андер Капа. Капа – единственный воспитанник в основном составе, только он и Дани Гарсия прошли путь от сегунды б до Ла Лиги. Главный бомбардир – 33-летний Шарлес, он 14 лет скитается по испанским клубам разного калибра. В прошлом сезоне его списали из «Малаги», «Эйбару» он достался бесплатно. 

«Эйбар» не всегда побеждает, но душит любого соперника. Это проявляется не только в интенсивном давлении, но и в рисунке их матчей – 33% действий совершается на трети соперника. Территориально смелее басков играет только «Реал». «Эйбар» не стремится владеть мячом, поэтому часто эти действия у чужих ворот – перепасовки соперника, который из-за мощного прессинга не продвигается вперед. Для высокого прессинга Мендилибар использует высокую линию защиты. Вратарь команды Марко Дмитрович первый в Ла Лиге по выбеганиям за пределы штрафной – так он страхует защитников.

Тренерский штаб «Эйбара» насчитывает всего шесть человек – Мендилибар, его помощник Иньяки Беа, тренер по физподготовке Тони, главный по вратарям Анусита и аналитики Андони и Унаи Эскурра. Последний 5 лет жил в Англии, стажировался в «Манчестер Сити», «Вест Хэме», «Лестере», «Челси», «Фулхэме» и даже в сборной Англии по гандболу.

Из-за недостатка денег «Эйбар» экономит. Эскурра, например, помимо аналитической работы в кабинетах, торчит на тренировках с видеокамерой и рулит скаутской службой – получает террабайты видеоматериала из 10 стран, делает нарезки и доносит их до спортивного директора.

Андони более плотно работает с Мендилибаром – отдает переработанные нарезки и по 50 страниц отчетов. Иногда Андони, Мендилибар и Беа обсуждают тактику после обеда во время сиесты на клубной базе: «В Эйбаре очень круто, здесь можно обрести душевное спокойствие. Мы – маленькая семья. Тренерский штаб, отдел маркетинга или пресс-служба. Мы ежедневно обедаем вместе», – говорил Андони.

Атмосферу единства боссы «Эйбара» подпитывают социальными проектами и благотворительностью. За это отвечает SD Eibar Foundation – некоммерческая организация, которая организовывает хабы для молодежи, разрабатывает программы социальной активности, ходят с лекциями о правильных ценностях и гендерном равенстве по школам, а еще развивают и преподают баскский язык. Благотворительность в основном построена вокруг беженцев – в их поддержку они периодически проводят акции, иногда отправляют в специальные фонды по 5 евро с каждого билета.

В 2017 году SD Eibar Foundtion объединился с местной благотворительной организацией Egoaizia для оказания поддержки жертвам наводнения в Перу – приличный прайс с билетов против «Лас-Пальмаса» пошел на покупку гуманитарки. В тот же год «Эйбар» жертвовал 4000 евро жертвам пожаров в Галисии.

Бывший игрок «Эйбара» Ману Дель Мораль восхищался: «Я обожаю тот факт, что команда, клуб, болельщики – одно целое. Практически все живут на одной улице, ну или на параллельной. Это наш секрет успеха. Единство и солидарность позволяют клубу с очень маленьким бюджетом давать очень хороший результат».

Фото: Global Look Press/Mutsu Kawamori/AFLO, Daisuke Nakashima/AFLO, Panoramic/ZUMAPRESS.com; twitter.com/A_Aranzabal; Gettyimages.ru/Juan Manuel Serrano Arce; sdeibar.com; facebook.com/Iesebusinessschool; REUTERS/Juan Medina; twitter.com/eitbkirolak; sdeibar.com/Felix Morquecho

развернуть

Три вещи вчера поразили Вадима Лукомского.

Не люблю нравоучений, но нет выбора. Не могу допустить, чтобы Роналду хвалили недостаточно глубоко и точно после перфоманса, которым он подчеркнул неочевидные (непризнанные) аспекты своей гениальности. Три вещи не должны затеряться в миллиарде заслуженных комплиментов.

1. Роналду – гений движения в штрафной

Классическое понимание эволюции Криштиану: из яркого результативного вингера стал нападающим штрафной после потери скорости – логично, ведь у него есть все качества. Расшифровывая качества, упоминают все от физических данных до «инстинкта убийцы» (сорри, но это дебильное клише еще живет), забывая главное: по движению в штрафной Роналду нет равных в современном футболе – возможно, не было за всю историю игры.

Косвенно это подтверждается цифрами ударов из пределов штрафной.

Чтобы вы ориентировались:

Больше 3 – отличный сезон звездного нападающего.

Больше 4 – исторически крутой сезон звездного нападающего.

Больше 5 – Криштиану Роналду.

Никто за последние 10 лет и близко не подбирался к текущим показателям Роналду. Они пугающе лучше всего, что было раньше. Конечно, не только умение двигаться в штрафной определяет эти данные. Уровень партнеров, стиль клуба и игрока существенно влияют, но без умного движения такое доминирование невозможно.

Главным инструментом для оценки движения форварда остаются глаза. Лично я не видел равных Роналду в этом аспекте. Первый гол «Юве» подчеркнул, насколько Роналду гениально двигается в штрафной. Против него был Джорджо Кьеллини – человек, который обвинял Пепа Гвардиолу в убийстве классических защитников и указывал на нехватку у нового поколения навыков игры в штрафной. Сам Кьеллини без сомнений мастер опеки, но Роналду выставил его дураком, идеально выбрав момент, чтобы оторваться.

2. Роналду – суперталант

Это нельзя забыть? Оказывается, можно. Невероятные обороты набрало движение «Месси – гений, а Роналду сделал себя». В этом есть много истины: Лео действительно самый технически одаренный футболист мира, а Криштиану – один из лучших по работе над собой. Но этот тезис слишком часто используют, чтобы принизить степень природного таланта Криштиану.

Давайте договоримся навсегда забыть бред о том, что Рикарду Куарежма (тут иногда мелькают другие фамилии) более одарен, выше котировался в юности и был бы круче Криштиану, если бы работал над собой, как он. Все это фактически неверно.

Талант Роналду всегда был феноменальным, и он действительно исполняет штуки, которые большинство не потянет технически. Его второй гол – шикарное напоминание.

3. Роналду переписывает наше понимание о невозможном в футболе

В 33 года он установил невероятный рекорд Лиги чемпионов – 10 подряд матчей с голами. Обычно такие достижения сильно зависят от количества слабых соперников, но с упоминанием жертв рекорд португальца только круче (8 матчей с суперклубами и всего 2 с АПОЭЛ). Еще – он забил больше всех в 2018-м (с огромным отрывом – 20 голов против 12 у следующего за ним Гризманна) и больше всех в Европе-2017/18, если брать все турниры.

Это категорически ненормально! 30 лет – символическая цифра, которая удобна нашему мозгу для разделения на игроков в расцвете сил и на спаде. Мы не в состоянии этому противостоять. Показательная реакция из январского текста о Роналду: там объяснялась роль аномального невезения в форме Криштиану и предсказывалось его скорое возрождение, но офигительную поддержку собрал простой призыв забить на все цифры и похоронить португальца, потому что ему уже 33.

С точки зрения статистики цифра начала спада – 31 год. После этого рубежа футболисты не играют так часто как раньше и не показывают пиковых цифр. Это один из выводов самого глобального на данный момент исследования старения атакующих игроков. Еще там говорится, что именно после 33 бороться с неминуемым спадом становится невозможным. Это не бред, а подтвержденный цифрами тысяч игроков факт, но Криштиану невозможен. Он не просто забивает и обновляет рекорды, но и показывает лучшие в эпоху статистики цифры ударов.

Фото: Gettyimages.ru/Gonzalo Arroyo Moreno; globallookpress.com/Matteo Gribaudi/ImagePhoto; REUTERS/Gonzalo Fuentes, Massimo Pinca; использовано фото: globallookpress.com/Andrea Staccioli/Insidefoto

развернуть

И кайф, и критика.

Главные медиа Западной Европы и США долго опасались, что Россия не сможет достойно принять чемпионат мира, намекая на агрессию, нетолерантность и просто плохую подготовку. Но с началом турнира мнение в целом изменилось.

The Washington Post, США

Главный тезис Стивена Гоффа раскрыт уже в заголовке: «Как на самом деле выглядит Россия? Во время чемпионата мира намного привлекательнее, чем я ожидал».

• «Признаю: когда я понял, что буду жить и работать в Москве почти шесть недель, то подумал о машине времени, которая унесет меня куда-то в прошлое. Представлял это так. Серый и недружелюбный город. Пустые полки магазинов и странные тени, будто шпионские. Русский мрак, окутавший праздник и страсть турнира.

Но я ошибался. Москва – самое сердце чемпионата мира. Город очень дружелюбно приветствует десятки тысяч гостей. Языки смешиваются, как ингредиенты в миске борща: русский и английский, немецкий и французский, японский и корейский, португальский и испанский. Всех здесь объединяет любовь к футболу и к жизни.

• За исключением некоторых элементов и реликвий советской эпохи, Москва выглядит как любой крупный европейский город: офисные работники в понедельник утром заполняют вагоны метро, подростки гуляют в одежде известных западных брендов, работают кафе под открытым небом, где подают кофе и пирожные. Есть бургерные, суши-рестораны и ирландские пабы. Работает Uber, пусть и с меньшим парком машин, чем у «Яндекса». Здесь все пользуются Apple Pay, это нормально. В городе есть прекрасные парки, музеи мирового уровня и промышленность».

The Guardian, Великобритания

Шон Уокер и Мартин Белам – из Волгограда.

• «В марте министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон сравнивал Россию, принимающую чемпионат мира, с нацистской Германией, где проводилась Олимпиада 1936 года. За неделю до начала турнира чиновники предупреждали, что на болельщика с флагом Англии могут напасть русские.

Но вчера британские дипломаты и футбольные министры заговорили совсем в другом тоне, похвалив организацию турнира. Опасения из-за безопасности ЛГБТ-болельщиков тоже не сбылись: на матче с Тунисом люди спокойно вывешивали на стадионе флаги в поддержку прав меньшинств».

The New York Times, США

Автор Рори Смит – о матче Россия – Уругвай в Самаре.

• «В этот момент в России от Финского залива до Берингова пролива не осталось ни одного человека, который не понимал бы, что страна проводит крупный и важный футбольный турнир. Именно такое чувство единения делает чемпионат мира таким значимым турниром.

• Поскольку вторжение фанатов со всей Латинской Америки создало яркую палитру для двух первых недель турнира, страна-хозяйка была обязана предоставить им холст. И когда худшие опасения России прошли, она сделала это» (перевод – ИноСМИ).

Der Spiegel, Германия

Кристиан Эш восхищен преобразованиями Москвы, особенно ее парками.

• «Всего несколько лет назад жить в Москве было сложно: слишком низкое качество жизни для такого богатого города. Но вдруг мегаполис сменил лицо, гости будут поражены. Сегодняшняя Москва совсем другая, и изменения связаны в основном с мэром. В 2010 году популярного Юрия Лужкова отстранили от должности, и ему на смену пришел Сергей Собянин, ранее невыразительный функционер. Но он очень многое дал городу.

• Вы обязательно восхититесь парком Горького. Огромный парк со времен Сталина был для москвичей своего рода гостиной – они выбирались туда из своих маленьких квартир, чтобы отдохнуть. Но в 90-е он превратился в убогую ярмарку с тиром и старыми аттракционами, привезенными из-за рубежа. Сегодня вход в парк стал свободным. Его перестроили, сделали стильным, теперь там воздушные деревянные павильоны и чистые лужайки, по которым можно бродить. Есть бесплатные танцплощадки, проводятся занятия по йоге и куча других мероприятий.

• Рядом с Кремлем появился еще один суперсовременный парк – «Зарядье». Он создан нью-йоркскими ландшафтными архитекторами. Как однажды ушла советская Москва, так сейчас уходит и постсоветская Москва, дикий город 90-х».

Independent, Великобритания

Саймон Колдер приехал в Россию незадолго до старта чемпионата и рассказал обо всех городах, которые принимают матчи. Судя по тексту, он был не везде. Чаще Колдер просто цитирует путеводитель ФИФА и говорит о высоких ценах в гостиницах. Но в четырех городах он точно останавливался: в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Нижнем Новгороде.

• Про Москву: «Это центр вообще всего. Здесь навалом развлечений и море достопримечательностей, поэтому болельщикам будет легко заполнять паузы между матчами. В центре города находятся Красная площадь и Кремль, который представляет собой крепостной комплекс с пятью соборами – это главная территория силы Владимира Путина. Снаружи стоит Мавзолей Ленина. Да, его все еще демонстрируют народу, несмотря на высохшее лицо революционера. Большая часть московской архитектуры очень масштабна, но есть и более органичные постройки: например, переулки исторического Китай-города, усеянные древними церквушками и малоэтажными зданиями. И, конечно, впечатляет парк Горького, построенный на деньги Романа Абрамовича».

• Про Питер: «Город, созданный три века назад Петром Первым, – самый красивый в России (я проверил). Помимо удивительной архитектуры Зимнего дворца, восхищает чудесная коллекция Эрмитажа.

Необычный стадион в Санкт-Петербурге, созданный японским архитектором Кисе Курокавой, похож на космический корабль, приземлившийся на Крестовском острове. Выглядит отлично».

• Про Сочи: «Морской курорт в центре «русской ривьеры». Футбольные фанаты могут проводить здесь большую часть времени, наслаждаясь солнцем на самых популярных пляжах России. Однако местные пляжи не похожи на Карибские острова, они серые и скалистые. Дешевле всего здесь останавливаться в санаториях. В Сочи можно поужинать в столовых советской эпохи и сфотографироваться у мозаики Ленина на стене здания.

Стадион «Фишт» напоминает снежную вершину горы».

• Про Нижний Новгород: «Большая и богатая третья столица России. В любом приличном российском городе есть Кремль, а в Нижнем Новгороде он один из самых красивых. С точки зрения расположения Нижний Новгород, наверное, лучший город в стране. На слиянии Волги и Оки построена новая арена на 45 тысяч человек. Она находится недалеко от Александро-Невского собора, открывается прекрасный вид на Кремль. Говорят, что дизайн вдохновлен природой Поволжья».

Daily Mail, Великобритания

Репортаж Иана Херберта из Калининграда. В заголовке журналист называет город «землей, которую забыло время».

• «Город призраков раньше принадлежал Германии. Когда Россия присоединила его к себе, все оставшиеся немцы либо сбежали, либо были изгнаны. Но вместо того чтобы следить за местом и поддерживать его красоту, русские превратили город в архитектурную утопию – широкие дороги и бетонные высокие дома.

• Многие жители не могут позволить себе визу, чтобы пересечь границу с Польшей или Литвой. Привлечь туристов оттуда тоже непросто, так как даже на один день посещения требуется полноценная российская виза. Немецкое прошлое города довольно непростое, но местные надеются, что это привлечет именно немецких туристов, которые захотят посмотреть на место, когда-то принадлежавшее их стране.

• Молодежь называет Калининград «маленькой Россией», а остальную часть родины – «большой Россией». «Мы больше европейцы, – говорит Екатерина, волонтер турнира. – Мы себя так ощущаем. Думаю, что люди в Калининграде и в остальной России отличаются».

Kicker, Германия    

Йорг Вольфрум, который прилетел на матч Германии в Сочи, остался крайне недоволен атмосферой в городе.

• «Болельщиков из других стран здесь очень мало. Зато много людей из Сибири, которые просто выбрались в отпуск. Чемпионат мира? Кроме самих матчей, здесь футбола нет. У баров совсем другая повестка, телевизоры установлены где-то в углу, но и на них никто ничего не смотрит. Мы нашли бар с большими экранами, где показывали матч Бразилии и Швейцарии. Но игра почему-то никого не интересовала. А как же Неймар, который вернулся после травмы? А сенсационная ничья? Здесь до этого никому нет дела.

• Вдруг появляются два болельщика из Панамы. «Забавная атмосфера, очень тихо, – говорит один из них. – Но ничего, мы громкие, с нами всегда что-то происходит». Так где все? В Сочи слишком спокойно».

Corriere Della Sera, Италия

Сандро Модео начинает материал так: «Чемпионат мира в России – это выезд в страну, где самый красивый футбол показывали в самые темные годы. Именно в период сталинизма и реального социализма футбол здесь выглядел особенно мощно. Затем пошел спад, который прервался только в годы, когда «Зенит» возглавлял Дик Адвокат.

• Россия не просто страна – это своего рода отдельный континент. Сразу отмечаешь самобытность территории, состоящей из разных климатических зон, пространств и культур. Все это отражено в 11 городах, где проходят матчи. Россия – это не Европа и не Азия, страну можно назвать евразийской державой.

• Несмотря на проблемы (например, крах цены барреля нефти, что очень болезненно для страны, которая фактически сидит на газовой и нефтяной игле), Путину удалось вложить в турнир огромные деньги (около 11 миллиардов долларов). В первую очередь он рассчитывал на друзей-олигархов, которые всегда помогают ему в таких случаях. Интересно, что в России готовы постоянно добавлять деньги, если что-то идет не по плану, и средства куда-то исчезают. Яркий пример – стадион «Зенита», на который вы точно обратите внимание».

Dagbladet, Норвегия

Обозреватель Мортен Странд поражается улыбчивости полицейских и готовности жителей помогать иностранцам.

• «В метро люди сами подходят и спрашивают, не могут ли они помочь и объяснить, где что находится. Это невероятно приятно.

• Болельщики из Англии, видимо, решившие, что водка – легкий напиток, разнесли купе в поезде по дороге в Волгоград и угодили в тюрьму. Но даже в камерах обнаружили телевизоры, по которым крутили футбол! То, что русские такие приветливые, – большой сюрприз для многих».

100posto, Хорватия

Рассказ простого хорватского болельщика о Ростове-на-Дону.

• «Сейчас эта огромная страна кажется мне чудесной, так как все, что я в ней видел, меня воодушевило. Я не знаю, может, это из-за американской пропаганды, которая распространялась на протяжении десятилетий с помощью голливудских фильмов, где российская реальность искажалась разными средствами и выглядела крайне депрессивно, или потому, что лично я ожидал, что на каждом шагу меня будет подстерегать подвох.

• Здесь, в Ростове-на-Дону, где я теперь гуляю по улицам, я не могу найти ни одной бумажки на тротуаре: везде – красота. Недалеко перед симпатичным кафе поет какая-то молодая певица. Перед православной церковью расположились художники, которые рисуют прекрасный золотой купол, а за углом – рынок, откуда ветер доносит знакомый мне запах фруктов и овощей» (перевод – ИноСМИ).

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников, Владимир Вяткин, Александр Кряжев, Евгений Биятов, Рамиль Ситдиков; REUTERS/Carl Recine, Hannah McKay

развернуть