Юрий Дудь помогает любимому каналу и любимому комментатору (Черданцеву).

Последнее русское дерби настигло меня за пределами любимой страны. Как правило, это сильно усложняет жизнь: сайты что «Матч ТВ», что матчтэвэшных спутников обладают правами трансляций только на территории России и не пускают к себе иностранцев.

Всего этого можно избежать, если поставить себе программу, которая позволяет притвориться, что ты в России. Но если ты просто турист и не тюнингуешь браузер на любой случай жизни – надо искать варианты. Моим вариантом стала русская диаспора Будапешта – той его части, которая любит футбол и протянула в свои архаичные телевизоры «Матч ТВ». Пацаны из 13-го района уже заказали пиццу, на всякий случай выставили на стол палинки и ждали в гости. Перед выходом из отеля я, как это часто бывает в последние месяцы, случайно свернул в ютуб. Поход в гости пришлось отменять.

Не все знают, но с начала этого чемпионата России существует сразу несколько ютуб-каналов, которые транслируют АБСОЛЮТНО ВСЕ его матчи АБСОЛЮТНО БЕСПЛАТНО. Я натыкался на это пару раз, когда в премьер-лиге гремели первые туры, но был уверен: долго это не продлится. Это непосвященным ютуб может показаться свалкой всего на свете: на самом деле это выдающаяся платформа, где правообладатель может очень легко и вполне автоматизированно следить за тем, чтобы его контент не воровали. Прошли недели, чемпионат России прикатил к самому рейтинговому матчу на ближайшие полгода – и ничего не поменялось. Два слова в строке поиска решали все мои проблемы на ближайшие два часа.

Развязка матча и особенно игра Александра Головина принесла мне много эндорфинов, но радовался я недолго. Потому что в голове зудела такая схема:

1. «Газпром» (то есть государство) дает «Матч ТВ» миллиарды денег, чтобы «Матч ТВ» выкупал все трансляции на свете, в том числе самое статусное – чемпионат России по футболу.

2. «Матч ТВ» заявляет план – делать качественный продукт и зарабатывать, чтобы возвращать деньги инвестору, то есть «Газпрому» (то есть государству). 

3. «Матч ТВ» за 19 месяцев своего существования спускает миллиарды денег и жестко сокращает расходы на тот самый продукт. 

4. «Матч ТВ» подает в суд на Sports.ru за то, что мы якобы пиратим матчи Футбольной национальной лиги (хотя у нас есть все подписанные на этот счет бумаги). Тина Канделаки дает комментарий: «Мы единственный телеканал в России, который огромные деньги вкладывает в покупку прав, и должны быть единственными, кто зарабатывает на этом контенте. Поэтому мы будем бороться с пиратами. Мы недозарабатываем из-за них».

5. На самой популярной видеоплатформе Вселенной – Ютубе – уже шесть недель показывают чемпионат России – возможно, самый жирный контент, которым обладает «Матч ТВ». Ни одного рубля с этого показа не идет «Матч ТВ». Ни одного движения, чтобы решить проблему, «Матч ТВ» не делает. 

У меня появляются вопросы:

1. До какой степени нужно не интересоваться собственной работой, чтобы не знать о том, что у тебя действительно воруют под носом?

2. Насколько нужно не уметь делать собственную работу, чтобы не реагировать на то, что у тебя действительно воруют под носом?

3. Как сильно нужно быть увлеченным перестройкой «Зенита», чтобы не замечать, что c газпромовскими деньгами (то есть государственными) обращаются примерно вот так?

А, ну и еще вопрос – главный:

4. Кто-нибудь еще всерьез думает, что «Матч ТВ» накатил на Sports.ru из-за пиратства?

Я бы еще понял, если бы весь «Матч ТВ» был занят производством сумасшедшего контента (яркие шоу, фактурные обвязки, новое поколение экспертов) и поэтому не за всем успевал. Но вчера вечером – как только «Зенит» перестал забивать «Ахмату» – я напоролся на «После Футбола с Георгием Черданцевым».

Несмотря на абсолютно разный подход к работе и построению карьеры, мы вполне мило общаемся с Юрой – что в жизни, что в мессенджерах. Но вчера я был настолько впечатлен его работой, что даже давнее знакомство не помешает мне пересказать выпуск «главной программы о российском футболе на «Матч ТВ» (это официальный статус).

Гостями шоу, которое проводит ревизию тура, были Дмитрий Парфенов и Владимир Бесчастных – тренеры «Тосно» (Тосно). Главная тема программы – победа «Тосно» (Тосно) над «Локомотивом». В этом же туре было супердерби «Спартак» – ЦСКА? Ну, кому дерби, а кому – игра 4-й и 9-й команд чемпионата. Вот так Черданцев объяснил зрителю выбор гостей:

«Команда «Тосно» совершила сегодня главную сенсацию тура, обыграв одного из лидеров, «Локомотив», и таким образом команда из Ленинградской области помогла «Зениту», победившему «Ахмат», стать единоличным лидером чемпионата. Вот такая замечательная интрига».

Дальше – просто список вопросов, которыми он пытал тренеров этой героической команды:

- Дмитрий, вот ваш гол в Лиге чемпионов (сезон-2000/01). Приятное воспоминание, да?

- Володя, вот этот ваш гол Чехии (на Евро-1996) – лучший за сборную?

- А вот этот хет-трик швейцарцам?

- Вспоминаете голы свои сейчас или сейчас – все, тренерство, а голы – в далеком прошлом?

- «Уфа» – 1:4 от «Ростова». Неожиданно?

- Вы следите вообще за результатами других команд или только на своей команде сфокусированы?

- Давайте к турнирной таблице. Отрыв «Зенита» нам о чем-то говорит или пока рано что-то анализировать, впереди – зима и так далее?

- Вас пока устраивает то место, которое «Тосно» занимает на данный момент?

- Я так чувствую, голос подсорвали сегодня немножко, хихи?

- Насколько вы сами воспринимаете этот результат как сенсацию, как супернеожиданность?

- Какая-то была особенная установка на этот матч или готовились в штатном режиме?

- Мне кажется, для вашей команды очень важен ваш опыт, потому что вы в футболе на самом деле повидали практически все.

- Володя, вы поиграли в Испании, Германии – огромный опыт. Скажите: это чемпионат России у нас так вырос и такой стал конкурентный, что команда-дебютант премьер-лиги обыгрывает на выезде опытную команду, которая к тому же находится в лидерах? Или это наши лидеры иногда не показывают тот уровень, который должны показывать?

- Вы перебегали «Локомотив» на 3 км. Как так получилось? Так здорово команда готова физически?

После этого вопроса выражение моего лица синхронизировалось с лицами Парфенова и Бесчастных на этом скриншоте – и я выключил. Такое телевидение, безусловно, стоит убытка в 1,7 миллиарда в год.

Вывода – два. Один – так себе, другой – успокаивающий.

Так себе: государство тратит наши деньги на спорт, и всем похер, как эти деньги свистят по пространству.

Успокаивающий: этот пост ничего не изменит, поэтому возможность смотреть пиратку не пропадет.

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

развернуть

Юрий Дудь встретился с кумиром.

– Как у тебя дела?

– Великолепно! Праздники закончились. Вчера – эфир, сегодня – эфир. Чтобы не заработать в этом году, надо быть полным дураком. Приближается чемпионат мира – много предложений, и рекламных, и других, так что в этом отношении все здорово.

– Как прошли твои праздники?

– Просидел на даче, у меня было три смены гостей. Сначала приезжали мои старые друзья по «Плюсу»: традиционно 1 января приезжает Мосс и кого-то с собой привозит, в этот раз приехал с Нобелем. Потом были мои студенты. Потом – моя команда. Прекрасно отдохнул, немного устал отдыхать.

– Что в 2017 году тебя обрадовало больше всего?

– Мне было приятно, что я, пожалуй, никогда так интенсивно не работал, как в прошлом году. Даже стал задумываться: может, я что-то не так делаю. Порадовало, что мои так называемые студенты работают футбольные матчи в качестве комментаторов – на «Сила ТВ».

Ну и радует команда – такой занятной игрухи у меня, конечно, не было никогда. Особенно – игра «Эгриси» в Питере против команды Картавого. Я почувствовал себя их старшим братом, для них это было настолько круто и ново. Это был первый выезд в истории команды, это были настоящие еврокубки. На нас пришли 2 тысяч человек – Радим охренел. «ВКонтакте» нас посмотрело 300 тысяч человек – как средний испанский матч в паблике «Силы».

– Чем парни из «Эгриси» занимаются в обычной жизни?

– У нас молодая команда, поэтому в основном они учатся, некоторые работают. Двое работают в магазине, все время забываю: винный магазин – «Красное и черное» или «Красное и белое»? Да, «Красное и белое». Работы там довольно много, иногда приходится на тренировки и игры их отпрашивать. Спрашиваю: что нужно сделать? Однажды приехал и купил 10 банок кофе – чтобы они выполнили норму. По-моему, я потом их им же и отдал – чтобы они снова продали их в магазине.

Есть парень, который присоединился к нам в этом году. У нас был набор летом, на него пришло больше 200 заявок, 80 игроков мы просмотрели за один день – у меня во дворе, на стадионе Гавриила Качалина. Потом у нас был недельный сбор на «Локомотиве», и мы взяли вратаря и трех человек. Один из них – из «Газпрома»: вырос в Томске, закончил там учебу, работал в самой глухой перди и прокладывал там трубопроводы, потом его перевели в Москву, он увидел объявление и пришел к нам – оказался очень сильным защитником.

– Они играют просто для поддержания формы и эмоций? У них ведь нет никакого шанса пройти дальше?

– Это невозможно, потому что, даже если бы была такая возможность, этого никто не допустит. Мы часто слышали, что какие-то футболисты, которые сейчас играют на высоком уровне – Зинченко, Лунев, – когда-то играли в ЛФЛ. На самом деле они не играли там, они проводили там время – поддерживали форму, потому что были какие-то проблемы. Ни один тренер не возьмет на себя такую ответственность.

– Ну слушай, причина же не в этом. Они просто слабее.

– Ну я же привозил игрока в «Краснодар».

– Так это дружба с Галицким.

– Послушай, изначально такие просмотры делаются по дружбе. Как, ты думаешь, работает наш общий знакомый Герман (Ткаченко – Sports.ru)? Естественно, это контакты, связи. «Возьми на сбор, посмотри, поверь» – как это еще делается?

Обязательно оставь это в тексте: я 40 тысяч раз благодарен Галицкому, Фундукяну и всем, кто взял нашего парня на просмотр. Парень играл двусторонки с «Краснодаром-2» – командой второго дивизиона – и забил то ли один, то ли два гола. Я приехал на два последних дня, чтобы снять сюжет, поговорить с тренером. И вот наш разговор: «Знаете, парень удивил, честно говоря. По-футбольному – мы прям не ожидали. Но, понимаете, ему 19 лет. И потом физически он, конечно, недотягивает. И он не сильнее наших».

(Вася разводит руками – Sports.ru)

Мы приехали в Краснодар, чтобы узнать: ему 19 лет. Как будто не я ему билет покупал. Он вообще-то в армии отслужил, в ракетных войсках. Чтобы узнать: физически недотягивает. Ребят, ваши тренируются 6 раз в неделю, он – два через два работает в магазине. Ну и чтобы узнать: он ваших не сильнее. Если бы я привез вам из ЛФЛ футболиста, который был бы сильнее вас, вас всех надо было бы в мешок и в речку.

Я, конечно, не тренер, я только педагог – и по образованию, и вообще. Я бы взял его на сбор и, если бы он потянул, говорил бы своим: смотрите, вот смотрите! А если не потянул – нет проблем.

– Для чего все это?

– Хочу выиграть первый дивизион ЛФЛ. После него – высший дивизион ЛФЛ, но его выиграть нельзя без игроков на зарплате. У нас в команде ни одна живая душа не получает деньги.

– Во сколько все это обходится тебе?

– Поскольку это моя любимая игрушка, там много чего обходится дороже. Бюджет этого сезона, не считая нашего выезда в Питер, – это 1,2-1,5 миллиона рублей.

Мы оставляем за скобками наш телевизионный проект, наше документалити, на которое уходят все спонсорские деньги. Мы четвертая команда в мире, которую спонсирует «Марафон»: «Фулхэм», «Малага», «Динамо» и «Эгриси».

Кстати, вся эта история для меня – о том, что было бы с Месси, если бы его не нашли. Как любитель он не играл, но это был талантливый мальчик, который не стал бы футболистом, если бы его не взяли в «Барселону», если бы ему не кололи гормон роста – он бы просто не потянул никогда. Моего ведущего игрока Игоря Струнина в 12-летнем возрасте выгнали из школы «Буревестник». Как можно в 12 лет выгнать такого парня? Он очень хороший, просто изумительно играет. Но не нашлось места, и я понимаю почему. Потому что тренеру нужен результат: взяли большого, сильного физически парня, это расхожая история. 

***

– Ты написал в фейсбуке, что чемпионат мира на телеканалах – точно без тебя. С чего ты это взял?

– Ну я же, в конце концов, чего-то понимаю. Я бы не очень хотел на эту тему распространяться, потому что это основано на куче частных разговоров и на моем понимании общей ситуации.

– Как ты думаешь, почему тебя не зовут?

– На это существует много мелких причин, самих по себе не очень сложных. Но если объяснить коротко: чтобы меня выгнать с телевидения, нужно было много говна собрать; и чтобы вернуть, нужна какая-то очень серьезная воля. И я понимаю прекрасно, что этой воли ждать не стоит. Если она случится – тогда я узнаю, что Дед Мороз существует.

– А с телевидения тебя разве выгнала чья-то воля? Не конфликт с несколькими людьми из нового руководства?

– Если я с тобой буду про это откровенно разговаривать, это будет выглядеть как жалоба, как конспирология. Но я очень хорошо знаю, почему это произошло. И дело, конечно, не в этом.

– То есть решение принималось выше Тины Канделаки и Натальи Билан?

– В той или иной форме – да. Я не очень сожалею по этому поводу: очень много нового узнал и попробовал, доволен и образом жизни, и количеством работы, и качеством оплаты этой работы. Мне жаль только, что я не могу заниматься любимым делом – тем, к которому, как я, видимо, небезосновательно думал, у меня есть некое призвание.

– Когда ты зарабатывал больше – на «Матч ТВ» или сейчас?

– Сейчас. Значительно.

– Недавно все узнали зарплату Георгия Черданцева: от 600 до 800 тысяч рублей в месяц. У тебя была больше?

– Я получал 600 тысяч рублей в месяц. Сейчас – если иметь в виду общие доходы – значительно больше.

- Это сколько? Больше 1 млн в месяц?

– Да.

– Ты тратишь все или остается?

– Во-первых, я еще кредит не доплатил.

– Ну е! Ты же квартиру продал, чтобы погасить кредит за дом. Говорил, что как раз хватит.

– Я посчитал, что мне так удобнее. Чуть-чуть ипотеки осталось.

– Как тебе «Матч ТВ» те два года, что тебя там нет?

– Я крайне мало смотрю телевизор, кроме футбола, и крайне мало – «Матч ТВ». Но у меня есть мнение о паре проектов, которые я смотрел из любопытства. Например, видел пару выпусков программы Кержакова. Достаточно посмотреть ролик, который Саша выкладывал в инстаграм. Они с Ахриком (второй ведущий программы «Команда на прокачку» – Sports.ru) сидят в самолете; Саша спит, Ахрик его будит и говорит: «Саша, проснись! Ты знаешь, куда мы летим?». Как это возможно?! Я помню пару случаев, когда ты не помнишь, куда летишь; Мягков вот в Новый год не туда улетел. Но как это сделано? Чьи редакторские правки это прошло?

Или ни один футболист никогда в жизни не выедет на машине на поле – даже на самое говенное. Саша выезжал на какой-то большой и белой. Вот у нас на тренировке «Эгриси» был Ринат Билялетдинов. Пока ему не надо было выходить показывать упражнения, он шел строго за линией: «Надо беречь».

– За эти два года когда тебе было грустнее всего?

– Иногда грустно, что не комментирую. Было очень грустно во время Евро. Специально взял на себя очень много работы, чтобы в нее погрузиться: много комментировал на радио, у нас в кабаках, «Джонн Доннах», старался много писать. В конце концов попал на два дня в больницу. Не так важно, что за проблема – тем более что она довольно быстро была решена. Я понял, что все это время ни с кем не общаюсь, ни от кого не получаю энергию – только ее отдаю, только выплескиваю; не мог отделаться от мысли: почему же я не там? А я мог там оказаться очень легко, к этому все шло…

– Но?

– Это опять будет смотреться как жалоба, но я не хочу жаловаться. Меня должен был взять комментировать матчи Евро «Первый канал». Я уже подал документы на оформление визы и аккредитацию.

– И что случилось?

– Я не присутствовал при этом, но это было заблокировано «Газпром-медиа».

– А какое влияние «Газпром-медиа» имеет на «Первый канал»?

– Всегда есть какие-то общие интересы у каналов. Не хочу вдаваться в подробности этой истории, но я знаю это хорошо – от тех лиц, которые там были. Чтобы вернуться, мне нужно специально над этим работать, нужна чья-то воля. Специально работать – это звонить, просить, встречаться, объяснять. Я считаю, это ниже моего достоинства. Я считаю, что достаточно показываю свою квалификацию.

* * *

– У тебя есть школа журналистики. Почему молодые идут в профессию? Мало денег и мало мест работы.

– А почему работы мало?

– Один из лучших комментаторов в истории не может работать в телевизоре.

– Ну я ж не мучаюсь от этого. Я иногда только расстраиваюсь.

– Ну все равно со всеми своими минусами ты явно заслуживаешь большего.

– Мало ли. Я столько получил по жизни. Должен же я был когда-то оказаться в жопе. Хотя жопа та еще – такая удобненькая, такая прекрасная, комфортная. Только не выноси это в заголовок, хорошо? Я ж не бедствую.

– Есть работа, на которую у тебя совсем не стоит? Вот чем тебя мотивируют видеопрогнозы, кроме денег?

– Я к работе отношусь как к работе. Если я чего-то не хочу делать, я стараюсь этого не делать. Прогнозы – мы еженедельно завтракаем с Володей (Стогниенко – Sports.ru) и Кириллом (Дементьевым – Sports.ru) в «Жан-Жаке». Потом это совсем несложно. Потом мне нравится реакция на прогнозы; если это не срастается, мне пишут: «Ну что ж ты так? Ты ж вообще ничего не понимаешь». А чего ж ты до не пришел? Когда все закончилось, это и дураку понятно.

– Тебя напрягает, что ты в минусе?

– Нет. Если люди уверены, что я в минусе, это же и есть самая реальная подсказка: ставь наоборот. Важно, чтобы прогноз подсказывал.

– Я работал с Интелбетом, два месяца был в плюсе, 8 – в минусе. И я всегда невероятно парился: вроде строю из себя эксперта, а на самом деле сосу.

– Я антипрогнозный человек, на самом деле. Для комментатора важно не думать, чем матч закончится. Как складывается – да, интересно. Но если заранее придумаешь, как он будет сыгран, ты в итоге весь комментарий будешь сравнивать свое представление с реальным матчем. И это будет комментарий о твоих представлениях, а не о матче. И мне всегда было важно освободить мозги от этого представления.

Ну и потом я даю возможность людям почувствовать себя умнее достаточно известного человека. Это, мне кажется, приятное ощущение, причем бесплатное.

Ну и я принимаю меры. Буду работать над качеством.

***

– Я наблюдаю за Василием Уткиным последние годы и грущу. Ты вообще не резонируешь. Даже твой текст про «Урал» – «Терек». Ты единственный, кто назвал матч договорняком. Но ничего не произошло.

– Почему не произошло? Отстали от Тимура (Журавеля – Sports.ru). Я для этого и сделал. То есть, наверное, сделал бы и так, но для этого – в первую очередь.

– Что происходило после текста?

– Ничего. Был то ли один звонок, то ли серия смсок – и все.

– Тебя это удивило?

– Нет. Помнишь, в Ростове полгорода выгорело летом? Ну, были старые деревянные дома в центре города. Сразу сказали: поджог. А там человек погиб, несколько – пострадали серьезно. А сейчас сказали: никакого поджога не было; и заново строиться нельзя, все, что не догорело, мы тоже снесем. Или в Москве регулярно пахнет сероводородом – всех это очень беспокоит. И что происходит? Есть реакция каких-то СМИ, в соцсетях – и все. Где сейчас происходит что-то вследствие резонансных историй в медиа?

– У тебя есть объяснение: почему так? Эпоха такая?

– Кстати, слово «эпоха» хорошо рифмуется со словом «пох##».

Не дружу с эпохою
А эпохе пох##,

– это давно сочинил Кортнев.

– Но все равно давай зафиксируем момент, когда у тебя что-то пошло не так. Почему один из самых талантливых людей профессии без большой работы в телевизоре?

– А Парфенов тебе что на это отвечал?

– Он дисквалифицирован администрацией Президента.

– Мне кажется, он ответил тебе иначе: «Я неконтролируемый. И все это знают». Я тоже не контролируемый.

– Неконтролируемость Парфенова – в том, что он всегда может накинуться в эфире на Путина. А в чем твоя неконтролируемость?

– Расскажу историю. В этом году было 30-летие «Взгляда». Я косвенно эту историю задел и тоже был приглашен на банкет – очень душевный, кстати. Встретил огромное количество людей, которых давно не видел. Мы договорились некоей своей компанией встретиться и нормально поговорить позже – там нормально поговорить было тяжело. Встретились, стали ужинать, и приехал человек, в свое время совершенно монструозный для шоу-бизнеса – коммерческий директор «Взгляда» и ВИДа Саша Горожанкин. Он в те времена был человеком, который имел контакты с другим миром – теневым. Ну, с бандитами. А моим первым материалом во «Взгляде» был сюжет про Федерацию хоккея России, которой тогда руководил Владимир Петров, недавно почивший. И в этом сюжете я жестко приложил Квантришвили.

– А кем он тогда был для Федерации хоккея?

– Не знаю, крыша или хозяин – я уже забыл те языки-то. По этому поводу был некоторый шорох. И вот мы сидим спустя 25 лет, и Саша Горожанкин мне говорит: «В принципе, тебя тогда уже должны были замочить». И рассказывает историю, как они с Любимовым сидели в гостинице – «Украине», кажется, – и занимались тем, что меня отмазывали. Их спрашивали: «Кто ему заказал? Кто велел?». И да, вполне могли.

Ты спрашиваешь, в чем я неконтролируемый. Вот я не умею о таких вещах задумываться. 

– Я под твоей неконтролируемостью имел в виду: уснуть в эфире, не прийти на эфир.

– Я три раза не пришел на эфир, но два раза я его не сорвал. Один раз – у нас была система оповещений смсками, мне ее не прислали. Два раза – ну как-то так происходило, и я комментировал из дома по телефону: однажды – из Балашихи, другой – с Кутузовского проспекта. Голос шел с задержкой, поэтому я не гонял мяч. Кричать «Гол» было нельзя, потому что у тебя дома – нормально, а в эфире – плохо.  

Так-то у меня косяков много разных бывало: мог на встречу сильно опоздать. После того как на меня нападали, у меня часто бывало такое, что я долго не мог выйти на улицу. Водитель стоял у подъезда и ждал меня по паре часов. В общем, фобия.

– Моя версия другая: в какой-то момент ты посчитал, что без тебя профессия невозможна. Я примерно тыщу раз вспоминал историю актера Майкова, который после выхода «Бригады» описывал свою популярность и свое состояние так: «Ты едешь по МКАДу 200 км/ч, и у тебя полное ощущение, что ничего, ничего не произойдет. Потому что ты бессмертный». По ощущениям, летом-2015 тебе показалось примерно так же: спортивное телевидение возможно без кого угодно, но только не без Уткина.

– Это заблуждение. Во-первых, в тот момент я был уже немолодым человеком. Во-вторых, без Парфенова же телевидение возможно – и притом сколько уже лет. А вот популярность именно тогда я ощутил совершенно по-новому. Например, был случай, когда я ждал Тимура на встречу в заведении «Cook’kareku» на Садовом кольце. Тимур остановился поговорить по телефону, назвал меня по имени и сказал: «Я уже еду, чуть-чуть задерживаюсь». Рядом стоял человек, который узнал в нем Тимура Журавеля: «А вы сейчас с Уткиным разговаривали? Передайте ему, пожалуйста, слова поддержки». Рядом проходил человек, который услышал фамилию Уткин и то же самое сказал. Я шел по Садовому – мне машины сигналили, ты что!

– Тебя же пьянило это, признайся.

– Это было потом.

– Это было в разгар. В разгар того, когда ты сказал: «Не пойду к тебе, царица». А потом ей же присягнул.

– Что значит «присягнул»? Я дал им шанс.

– То есть ты себя не переоценил?

– Когда ты переоцениваешь себя, едучи на МКАДе на 200 км/ч – это одно. Когда ты переоцениваешь себя, совершая поступки, которые, видимо, находятся выше твоей головы – это нормально.

О чем мне жалеть в этой истории? Ты поставь ссылку на этот текст – о чем жалеть?

– Кто был твоим критиком в последние годы? Был ли человек, которого ты мог послушать по поводу работы и реально прислушаться?

– Коллеги. Когда мы сидели в одной комнате и потом возвращались смотреть, какая-то рецензия на репортаж неизбежно звучала.

– Ну, в твой адрес там наверняка были только аплодисменты.

– Наоборот, комментарии были ехидными, ироническими. Но могли похвалить шутку, да. Правда, большая часть матчей проходила без звука: все-таки там три телевизора сразу…

Потом, у меня есть круг друзей, которые могли всегда мне об этом сказать. Если Казанский в этом отношении щепетильно воспитан и не позволит себе этого сделать, то Тимур и Роза могут сказать все что угодно. Я любил с кем-нибудь поговорить по душам.

– В конце 2014 года вышел текст Павла Городницкого, где он назвал Василия Уткина главным разочарованием года…

– Год, который я провел в прайм-тайме радиоэфира, когда у меня были охеренные матчи, когда у меня была программа «Большой вопрос» и что-то там еще.

– То есть ты с ним не согласен?

– Абсолютно нет. С тех пор я стал больше читать и вообще с интересом слежу за тем, что происходит в пишущей прессе, потому что она менее консервативна. Я читал Городницкого, он невероятно скучный автор, автор одного приема – нагнетания. Но надо отметить, что здорово делает фактчекинг. Но и как редактор, и как в некотором смысле учитель, и как автор я очень не люблю, когда давят на одну педаль.

– А я слышал, что ты прям завелся после того текста. Мне нап###ли?

– Меня кто-то из студентов потом спрашивал: правда ли, что я после этого поклялся испортить Городницкому карьеру? Как я могу ее испортить?

– То есть мне наврали? Ты не воспринял близко к сердцу?

– Я воспринял близко к сердцу. Но только потому, что он вышел 1 января. Я просто подумал: все-таки, наверное, в праздник мог бы так, сука, и не писать.

Вот ты все пытаешься понять, в чем моя драма. А ее нет. У меня есть только драма одиночества личной жизни. 

***

– Когда у тебя был последний роман?

– Давно. Наверное, до увольнения с «Матча». Она была подруга жены моего приятеля. Вместе были месяца четыре.

– Почему разошлись?

– Нас мало что связывало. Было влечение – не было любовью или страстью.

– Что у тебя в личной жизни сейчас?

– В основном – ничего. Ничего экстремального.

– Давай я спрошу, как будто ты на «вДуде»...

– Когда я последний раз трахался? Где-то за неделю до Нового года.

– Эээ.

– Следующий вопрос: с мальчиком или девочкой?

– Хех, отличный панч… Если это не роман, то что? Случайная встреча или ты вызвал шлюху?

– Ну нет, шлюх я не люблю вызывать. Когда-то я пробовал это, очень давно, но это совсем неинтересно. Я уже давно не в той физической форме, чтобы воспринимать секс как физическое упражнение, которым можно заняться с профессионалкой. Просто эпизод.

– Все знают, какая большая любовь была у тебя в середине нулевых. Это так и осталось главными отношениями в твоей жизни?

– Да. По крайней мере, самыми продолжительными. Я тебе открою небольшой секрет: я когда-то был женат целых полтора года.

– Что, прям со штампом?

– Да. Году в 1997-м. Если не веришь, могу тебе показать (достает телефон и открывает вотсап – Sports.ru). Я давно не виделся с этой девушкой, она давно живет в другой стране… Вот мне Федоров шлет фотографию и подпись «Твоя бывшая жена».

– О, она очень красивая.

– Конечно. Она модель. Познакомились в общей компании, завязались отношения. Это стало браком, потому что у Наташи не было российского паспорта – она была дочкой военного и не родилась в России. В какой-то момент я сказал: «Выходи за меня замуж». Была очень скромная свадьба, мы оставались вместе чуть больше года, но вместе жили урывками – не было ни квартиры, ничего. При этом это были нормальные отношения, любили друг друга, но довольно скоро поняли, что нам надо расстаться – и мы развелись.

– Вот на этой фотографии у тебя кольцо, похожее на обручальное. Это какие времена?

– Я носил кольцо во время отношений с Наташей – Наташей Пакуевой. Ну, мы собирались пожениться. Но я заказал два кольца отдельно от этого.

– Отношения с Наташей Пакуевой – это служебный роман?

– Мы работали вместе какое-то время, но служебным романом это не было. Эта история тоже во многом была активирована историей с ножом. Мы просто дружили, а после покушения очень сблизились.

Я ее отбивал, и довольно долго. Она очень любит тюльпаны и сразу сказала: мне не надо дарить цветы, я люблю только тюльпаны. А тогда было убеждение, что тюльпаны бывают только весной. Я тогда жил на Патриках, неподалеку был цветочный магазин, где я познакомился с управляющей. Я знал: раз в неделю из Голландии приезжает партия. Я стал заказывать, и раз в неделю мне привозили тюльпаны, в том числе такие, которые здесь никто никогда не видел – с пупырышками, с зубчиками.

– С каждым букетом лед таял?

– Льда не было. Был выбор в отношениях… Помимо прочего, в нее был влюблен один мой хороший приятель, с которым я потом на целый год испортил отношения.

– Его зовут Тимур Журавель?

– Да. Не испортил точнее – они у нас похолодали. Но на всякий случай: я не у Тимура девушку отбивал.

– Финал Евро-2004 ты не комментировал, потому что твоя любовь попала в аварию и ты сорвался в Москву, так ведь?

– Да, она попала в аварию, сильно повредила ногу – по-моему, был перелом. Я уехал после полуфинала, а так я должен был бы комментировать финал с Григорием Твалтвадзе. До Москвы меня подвез Роман Аркадьич (Абрамович – Sports.ru). Времена были еще нежирные – купить билет было бы трудно, но нашлась попутная, так сказать, тачка, и он взял меня на борт.

– Почему вы разошлись?

– Это был не мой разговор при расставании, но очень подходит по смыслу. «Дорогая, у тебя очень много претензий ко мне. У меня очень много претензий к себе. Ты права, нам нужно расстаться». К этому, в общем-то, шло. Не знаю, что я радикально сделал не так.

– Но растолстел ты тогда?

– Нет, я был худой. То есть у меня всегда менялся вес. Я растолстел в первый раз после покушения, потому что меня год возили и я не ходил пешком вообще. Но потом я быстро похудел и с 2004 по 2006 год был в идеальной для себя форме – весил 110 кг. При росте 199 см.

– На чемпионат мира-2006 ты уезжал, понимая, что вы расстаетесь?

– Когда я вернулся, она сказала, что мы расстались. Был момент, когда я пытался ее вернуть. У меня большое количество друзей, друзей друзей – я вообще это считаю своим самым большим капиталом. У меня есть друг Дима Иванов, у которого есть ресторан «Горки». Ребята из «Квартета И» очень дружили с группой «Агата Кристи». А она очень любила группу «Агата Кристи». Я снял ресторан «Горки» – я платил за него по самой маленькой цене – это был понедельник, но платил. А братья Самойловы с меня не взяли денег. Я разговаривал со старшим, он сказал: «Какие деньги? Мужчина мужчине должен помочь».

Мы просто сидели за столиком, и тут на сцену вышли братья с гитарами и стали играть акустический сет. Она офигела. То есть сначала она реагировала: ну зачем, Вась? А на второй песне уже офигела.

Я отвез ее к ней домой.

Потом вы воссоединились месяца на два. Потом расстались снова. И уже после этого она познакомилась со своим будущим мужем (футболистом ЦСКА Сергеем Игнашевичем – Sports.ru).

– Я правильно понимаю: годы шли, а ты ее по-прежнему любил?

– Да.

– Любил или любишь?

– Сейчас – уже не знаю. Думаю, сейчас не имеет смысла говорить о любви: мы очень мало общаемся, разве что поздравляем друг друга с праздниками.

– Наташа вышла замуж за футболиста, на матчах которого ты постоянно работал. Каково это было?

– Наташа сначала рассталась со мной, потом познакомилась с Серегой. Поэтому я не испытывал никаких чувств. То есть мне было, конечно, жаль, но отношения у меня были с Наташей, а с Сергеем я не ругался, не ссорился. Единственное: я понимал, что многие знают об этой истории, поэтому я всегда старался быть подчеркнуто вежливым по отношению к Сергею. Но это не составляло никакого труда.

– Почему после этого расставания ты так растолстел? Ты бухал? Или ел три наполеона в день?

– Сладкого я почти не ем. Если бы я ел еще и сладкое, я бы уже лопнул. Я просто из тех, кто заедает стресс. Ну и бухал, конечно, некоторое время.

– Как этот разрыв и то, что ты не смог его адекватно пережить, сказалось на твоей дальнейшей жизни и карьере?

– Я как-то привык жить один. Мог встречаться с кем-то, мог провести выходные. Но жить как-то не хочется с кем-то. Мне удобнее одному. Это как Дуня Смирнова – кажется, в интервью Ксении Собчак – рассказывала: «Неужели у вас не бывает такого: сидишь дома – хорошо, что одна. Не хочется ни краситься, ни причесываться. И в голове только одна мысль: уже остыло или еще нет?». Видимо, имелось в виду пиво.

Я прихожу домой и могу делать абсолютно все, что хочу – меня это совершенно устраивает. Захотел – убрался, захотел – нет. Захотел – вымыл посуду, захотел – нет. Захотел – в трусах походил.

– Моя гипотеза: женщина очень помогает карьере, особенно успешной. Когда много девочек хочет, чтобы ты стянул с них трусики, когда бабло сыплется со всех сторон, когда коллеги респектуют каждую неделю, все равно остается человек, который говорит: «Дорогой, ты слегка прибавил в весе – иди-ка в зал. Дорогой, что-то ты перестал мыть посуду. Дорогой, в 7.15 встаем, потому что детей надо развести по школам». Это очень дисциплинирует и помогает не поехать кукухой.

– Не всякому так везет с женой. Не только это может дисциплинировать. Сам себя, например. В ситуации, когда я остался без работы, с моими привычками любой нормальный человек бы спился. Со мной же этого не произошло. Я сижу сейчас и допиваю последний бокал пива – вполне возможно, что последний во всем ближайшем полугодии. И исключительно за компанию – так-то меня ждет очень насыщенный год. 

* * *

– Ты рассказывал: «У меня были увлечения азартными играми, но квартиру я, по сути, выиграл в казино». Как это?

– Я копил, копил, копил, а потом у меня случился удачный заход в казино, когда я выиграл за ночь около 50 тысяч долларов. Заходил я туда с одной тысячей. После этого мне стало понятно, что я могу позволить себе занять сумму, которую я могу занять – и можно покупать квартиру.

– В казино ты больше проиграл или выиграл?

– Тут важно, кто как считает. Есть люди, которые считают сумму, с которой вошли и с которой вышли. Есть очень много людей, которые пришли с $1000, по ходу имели $2000, а ушли с $1500 и считают: они проиграли $500. А я считаю: все деньги, с которыми я ухожу, выиграл. Потому что я пришел туда развлечься.

– В чем кайф казино?

– Ты не забывай, что наша молодость происходила, когда все это появлялось – одно время это было просто повально. Потом это было чем-то вроде мужского клуба: мы встречались и болтали, иногда – до утра. Мы очень любили играть в казино Infant, которое располагалось на первом этаже гостиницы «Международная». Любили – потому что оно закрывалось в 6 утра, остальные были круглосуточными, то есть оттуда можно было уйти. И у нас была договоренность: если у кого-то выпадает каре с раздачей, мы все переходим в «Шинок» и едим там борщ. И когда оно выпадало, мы просто писали смс со словом: «Борщ». Это разновидность клуба чистой воды.

Мы играли в насиженных местах. В том числе в казино Royal, прямо на ипподроме. Оно было классным, там, в отличие от остальных, были окна – там оставалось ощущение времени. Нас там все знали и позволяли много вольностей. Информацией о картах делиться напрямую нельзя, но было ж интересно: у кого что? И мы говорили друг другу номера игроков мадридского «Реала»: у меня Мичел Сальгадо, у меня – Макманаман. Сотрудники казино понимали, но формально им нечего было возразить.

В казино очень часто играют люди, которые зашли туда в первый раз, их не знают. А инспектор, который сидит за столом, должен смотреть, у кого что выходит – это такая форма учета. Однажды я вышел из-за стола и, проходя мимо инспектора, увидел его записи: Вася – «плюс столько-то», Степа – «плюс столько-то», Лох в зеленом пиджаке – «плюс столько». Когда-то на грузинскую тему разогнали большое количество казино, про одно было известно, что там играли Газзаев и его сын. Когда параллельно было написано, что среди клиентов значились Пес и Щенок, это очень доставило. Надо ж было как-то понятно записать.

– Три лучших комментатора России прямо сейчас?

– Оставлю за скобками себя и Вову, потому что мы работаем мало и не системно. Разумеется, это Розанов, потому что для меня он всегда лучший комментатор. Это Казанский, безусловно. Дальше я затрудняюсь выбрать между Кривохарченко и Гутцайтом. Это два человека, которые сильнее всех прогрессировали последние два года.

– Много лет назад ты говорил, что Кривохарченко – вообще не комментатор. Что изменилось?

– Так время-то идет. Он зажил этим делом, а не просто наговаривает кучу слов, более или менее относящихся к событию. Он очень прибавил в понимании игры. Гораздо более разнообразно звучит.

– Что есть твоя мотивация в профессии?

– Мне бы очень хотелось покомментировать чемпионат мира в телевизоре. Но ничего специально я для этого делать не буду.

– Хорошо, давай глобальнее: о чем ты мечтаешь?

– Так многие отвечают, наверное, но у меня мама в прошлом году много болела. Очень хочу, чтобы она оправилась окончательно от этих дел. Ничего специального для этого сделать нельзя – либо природа позволит, либо нет. У меня это самое большое желание.

Сегодня стало известно, что Бьорндален не едет на Олимпиаду. В сущности, у меня в большом спорте остался один ровесник – Ягр. Раньше было два, теперь – один. И я для себя это отмечаю. Я знаю, что, может, сейчас что-то не могу, может – никогда уже не смогу. У меня уже не та скорость реакции, мне, как и Бьорндалену, нужно долго набирать форму, чтобы она была именно формой, а не удачей – хороший матч-то и дурак откомментирует.

Любая творческая профессия развивается по законам шанса. Мы же не военные и не дипломаты, которые получают чины за выслугу лет. Появился шанс – и ты его или используешь, или нет. И я понимаю: было бы очень грустно и глупо не использовать шанс, если он появится.

– Но шанс – появится?

– Dum spiro, spero. Пока дышу – надеюсь. Меня все время спрашивают: у тебя, получается, все в прошлом. Что значит в прошлом? Вам бы такое прошлое. Считайте, что я просто уехал в Катар.

Фото: vk.com/egrisifc (1-3); facebook.com/Johndonnepub (2); instagram.com/816room (5,6); РИА Новости/Антон Белицкий (8), Владимир Федоренко (9), Юрий Абрамочкин (10); globallookpress.com/Sven Hoppe/dpa (11)

развернуть

Еще одно отличное интервью от Головина.

Все знают: Семак был мощным футболистом. Посмотрите его матчи, достижения и команды, в которых он играл.

Все знают: Семак – очень перспективный тренер. Почти год он тренирует «Уфу» – клуб с 15-м бюджетом в РФПЛ (всего на 30-40 миллионов рублей больше, чем у «Амкара»), без манежа (их просто нет в республике, игроки готовятся к матчам в минус 15 и на снегу) и селекционного отдела (просматривать футболистов ездят помощники Семака). В такой ситуации он показывает: чтобы быть в топе и возить «Зенит», куда летом Семак, возможно, придет вместо Манчини, не обязательно сорить деньгами.

Мало кто знает: Семак – человек с большим сердцем. Он помогает благотворительным фондам, не скандалит, ведет себя суперправильно, а летом 2016-го сделал огромное доброе дело – взял из детского дома 10-летнюю девочку с инвалидностью. Таня стала восьмым ребенком в семье Сергея и Анны.

Семак стесняется публичности и редко говорит о крутых поступках. Александр Головин приехал в Уфу и провел с Семаком полдня, чтобы расспросить обо всем.

Семья, няня

По городу мы едем с Семаком на спонсорском Volkswagen. Два часа назад у его команды закончилась тренировка. После был долгий разговор с друзьями по «Рубину» – в паузе на сборную Роман Шаронов и бывший переводчик Бердыева Юрий Санчес Солано приехали обсудить футбол в Башкирию. Встреча продолжилась в ресторане – в итальянском заведении к нам присоединился весь тренерский штаб «Уфы».

«Сейчас только сделаю несколько звонков», – говорит Семак, долго и спокойно пропуская на переходе непонятливую женщину. Сергей звонит жене, детям. Обсуждает логистику – кого и откуда забирать первым. Сначала двигаемся к горнолыжному склону – там занимается один из сыновей тренера. Он выходит из машины и проверяет, как идет тренировка.

На парковке боковое зеркало его авто стукает дверью еще одна дама. Сергей оборачивается, но вообще не придает этому значения и продолжает интервью. Еще один звонок – нужно забирать других детей. Мы снова выдвигаемся в путь.

– Так происходит почти каждый день, – рассказывает Семак. –  Из дома я уезжаю рано, забираю с собой троих-четверых, развожу по школам. Водитель берет остальных, доставляет их в кружки, секции. Старшего сына на учебу – он занимается во вторую смену. Вечером новая развозка – в обратном направлении.

– Сколько нянек нужно на такую семью?

– Всего одна. Найти ее оказалось не так просто. Одно дело – человек приходит и гуляет с детьми. Совсем другое – полноценная няня, которая бы жила с вами много лет, всегда находилась рядом. Тут важен контакт. Чтобы дети ее любили, она стала почти членом семьи. В общении должна быть легкой, комфортной. В Казани нам с этим повезло. В Петербурге тоже – сейчас она работает у Файзулиных. Потом Аня в самолете как-то встретила пожилую женщину, практически бабушку. Познакомились, разговорились, и она стала нам помогать. Сначала – в Питере, теперь иногда прилетает в Уфу, если очень нужна помощь. Дети называют ее няня Клава. А на постоянной основе у нас работает филиппинка.

– Неожиданно.

– Сначала супруга вообще искала англичанку. Хотела, чтобы дети сразу учили язык. Не сложилось. И тут кто-то сказал, что очень хорошие работники и помощники – филиппинцы. Приехала девушка – Энджи. До этого она работала в Китае. Мы наняли ее помощницей по хозяйству. Она и сейчас больше помогает по дому, но всегда готова посмотреть за детьми.

– По-русски понимает?

– Немного, но сама не говорит. Только на английском. Зато дети постепенно привыкают к языку. И самое главное, что даже няня Клава как-то общается. Представляете, говорит на русском, Энджи отвечает ей на английском, но обе друг друга понимают. Не представляю, как это происходит. Но мы очень довольны, что встретили ее. Сдружились. Приятно, что она человек верующий. При устройстве у нее возникло всего одно условие – выходной в воскресенье, чтобы ходить в храм. Замечаю, что на тумбочке всегда лежит Библия. Все чисто, аккуратно. Это приятно.

– А где вы живете?

– За городом. Пока к этому пришли, сменили несколько мест. Изначально я планировал переехать в Уфу один, подыскать жилье и вернуться за семьей. Но руководство уже что-то нашло. Не сомневалось, что это именно то, что нужно. И Аня сказала: «А поехали все вместе, если есть вариант». Приезжаем – сорвалось. Так и остались в двух номерах гостиницы. Было очень сложно – нет своего угла, помощника, детей надо устраивать в школы, сады. Нянь искали, но ничего не получалось. Это продолжалось два месяца. Потом переехали в квартиру. Стало полегче, но не совсем. Она в центре города, а у нас собаки, с ними надо гулять. Да и места все равно не хватало. В итоге решили осесть за городом. Логистика теперь сложнее, зато детям подходит.

– Как вообще получилось, что у вас такая огромная семья?

– Сколько себя помню – всегда хотел такую. Сам рос не один – кроме меня было четыре брата. Это отложилось. Плюс детей очень люблю. Для меня дети – это счастье. То, ради чего следует жить. Я получаю удовольствие от того, что провожу время с ними, вижу, как растут. Не хочу сейчас навязываться и говорить, чтобы все делали как я. Понимаю, что дети – моя потребность. У других может быть иное мнение. Но мне нравится так.

Таня, удочерение

– У вас в семье строгие порядки?

– Обычные. Может, только один телевизор на всех. И PlayStation недавно появился. Тоже один, а то в него можно целыми днями играть. В остальном – все как у всех. Типичные дети, которые прячут телефоны, когда папа запрещает.

– Одно время два ваших сына занимались в «Зените».

– Это правда. Семен – в академии, Ваня – в филиале. Но сейчас они уже не в футболе. Глаза не горят. Посмотреть матч, побегать во дворе – да. Но терпения, страсти и желания стать футболистами я в них не вижу.

– Другие дети со спортом связаны?

– Посмотрим. Может, кто-то на горных лыжах будет кататься. Специалисты говорят, что данные есть. Таня вот на скалолазание ходит – причем лазит на одних руках. Любит плавать, в теннис играла на коляске. Очень активный ребенок.

– Вы удочерили ее летом 2016-го. Как возникла идея?

– История тянется с Аниного детства. Она часто вспоминала, как соседская девочка осталась без родителей. И ее забирали в детский дом. Аня очень просила папу и маму удочерить, но те не смогли. После этого у нее появилось желание в будущем обязательно помочь кому-то. Сделать хотя бы одного ребенка счастливым.

Это проявилось давно – я еще играл в «Москве». Супруга хотела усыновить вьетнамского мальчика. Я считал, что время абсолютно неподходящее. Ситуация быстро разрешилась – его взяли другие люди, Аня стала крестницей, мы поддерживаем отношения.

– Но жена обиделась?

– Обидой делу не поможешь. Нужно прислушиваться и всегда находить точки соприкосновения. Семья требует взаимопонимания и самопожертвования. Следует искать варианты, которые устроили бы обе стороны. Тогда все сложилось так. Думаю, сейчас Аня понимает, что на тот момент сама была не готова, ситуация не предполагала. Но потом все получилось. Значит, на то есть знак свыше. Все произошло, когда и должно.

– Слышал, что в случае с Таней вы снова были против.

– Нет-нет. Удочерение – это замечательно, хорошо. Ты не можешь выступать против доброго дела. Просто всему свое время. Я понимал, что младшей дочке всего два года. Остальные дети почти погодки. Плюс за Таней потребовался бы особый уход. Для этого требуются силы и время. А я в этом плане гиперответственный человек. Аня проще. Мне нужно понимать процесс, а она действует интуитивно. Больше прислушивается к сердцу. Поэтому возникали такие диалоги: «Да, можно удочерить, но пускай наши чуть подрастут. Тогда легче будет, старшие смогут помогать» – «Нет, я считаю, что время пришло».

– И перестали сопротивляться?

– Никогда не сопротивлялся. Если люблю человека, буду с ним до конца. При пограничных ситуациях всегда спрашиваю себя: «Это что, повод поругаться, уйти?». И понимаю: «Нет, это смешной повод. А если так, то зачем лишний раз себя уничтожать и мешать в вещах, которые помогут другим?». Так получилось и с Таней.

Супруга ездила к ней пару раз. Я понимал серьезность намерений. Но окончательно все понял, когда Аня зашла с ней в дом. Вроде как погостить, но понятно, что ни о каких гостях речи не шло. Нельзя же привезти ребенка, а потом отправить обратно.

– Таню нашла Анна?

– Да, целенаправленно искала ребенка. Смотрела по базам, отсматривала видео, чтобы понять, что это тот самый. В случае с Таней все сошлось.

– Вам было важно взять ребенка именно с инвалидностью?

– Совсем нет. Важно оказалось помочь. Если есть желание и возможность, то всегда нужно помогать. Кому именно – мы не зацикливались. Помощь хоть кому-то – уже большая польза. Прежде всего для наших сердец и наших душ. Хорошо, что в итоге получилось так – наш ребенок с ограниченными возможностями. Теперь мы сами понимаем, каково это. С какими проблемами сталкиваются люди с ограничениями.

– Расскажите подробнее.

– К большому сожалению, в России очень сложно обстоят дела со средой для таких людей. Да, существуют специальные программы. В Уфе есть секции и кружки для особенных детей. Они могут кататься на лыжах, сноуборде, велосипеде, плавать. Но этого мало. Колясочник все равно не попадет в нормальную школу – там нет лифтов. Даже в специализированной имеются проблемы.

Вот построили у нас лифт, но школа длинная. И чтобы попасть на ту же музыку, приходится спускаться и подниматься по лестнице. Вариантов добраться самой нет. Поэтому если папа или мама могут отнести Таню, у нее есть урок. Если нет – остается без урока. Сидит и ждет в классе, пока другие дети занимаются. Это не очень хорошо. Но плюс в том, что она социализируется, общается с ребятами.

– Они здоровые?

– С ограниченными возможностями. Но колясочница – только Таня. Остальные передвигаются сами.

– У Тани редкое заболевание – синдром русалки. Проблема только с ногами?

– Да. Выше пояса все функционирует нормально. Ноги тоже есть, но они недоразвиты. Не хватает позвонков в позвоночнике. Из-за этого нет контакта с ногами и тазом. Что-то врожденное. Возможно, генетическое. И глобально ничего изменить нельзя. Таня никогда не будет ходить.

Мы отправляли документы в Германию, Америку. Серьезной помощи нигде не обещали. Сейчас возник вариант с Израилем. Но и там готовы помочь только с бытовыми вещами. Облегчить жизнь. Например, выпрямить спину. Сделать так, чтобы у дочки не было горбика.

– А боль у нее есть?

– Периодически возникает. Не запредельная. Не такая, что она страдает. Просто боль от того, что внутренние органы находятся в сжатом состоянии. Но вообще Таня живет обычной жизнью. Особые процедуры ей не требуются. Есть нюансы, с которыми помогаем. Но сейчас приучаем, чтобы все умела сама.

– Биологическая мама так и не объявилась?

– Наоборот. Возникла в соцсетях несколько месяцев назад. Мы у Тани спросили: «Хочешь общаться с мамой, знать ее телефон, видеться?». Ответила, что нет.

Наверное, это правильно. В таком возрасте у ребенка будет катавасия. Подрастет – заново подумает и решит. Главное, что она знает, что есть и другая мама – где она, кто она. Мы ничего не скрываем. И я очень прошу ее этого не стесняться. Объясняю: «Не важно, откуда ты – детский дом, не детский. Везде одни и те же дети. И даже думать не смей, что ты не такая, как все».

– В таком возрасте к этому сложно привыкнуть. А вы долго привыкали к Тане?

– Нет. Просто потребовалось время, чтобы осознать ситуацию, принять до конца.

– То есть существовало разделение: это – мои дети, а это – не совсем?

– Вряд ли. Если дал слово – держи его. Мы взяли Таню – конечно, она сразу стала нашей дочерью. Оставался вопрос, как быстро прирастем душой. Это самое сложное. Но интуиция Аню не подвела. С Таней сразу наладился контакт – тактильный, душевный. Ее сложно представить не членом семьи. Она такая же, как и другие наши дети. Хотя первый год возникали трудности. Девочка привыкала, пыталась рулить.

– Как?

– Это вопрос психологии. Она ведь долго жила в детском доме. А без папы и мамы психика меняется. При обретении семьи ребенок сначала не понимает, куда приезжает. Ему нужно время, чтобы понять, что его приняли. Он считает, что как приняли, так и обратно отвезут. Возникают страхи, переживания – через это надо пройти. Тогда ребенок поймет, что его любят и никуда не отдадут.

Таня устраивала истерики. Могла кричать, кусаться, измазать что-то, порвать, делать все наперекосяк. Все для того, чтобы привлечь внимание. В детском доме она была одной из многих – больше всего ей не хватало именно внимания. В семье решила получить его любыми способами. Другой момент – отбирала игрушки у остальных детей. Видела что-то, брала и считала, что ее. Привыкла, что так происходит в детском доме. Забираешь вещь другого человека и говоришь: «Мое, это же я взяла».

– Наказывали за это или объясняли словами?

– По-разному. Но слова всегда эффективнее. Главное – чтобы они доходили. Чтобы ребенок понял, что поступил не очень хорошо. А если наказывать, то не обязательно физически. Достаточно просто в чем-то ограничить. С тобой никто не играет полчаса – это дает эффект.

Можно, конечно, и по попе шлепнуть. Я очень переживаю, когда приходится так делать. Хотя понимаю, что в этом ничего такого нет, если идет на благо воспитания. А воспитание – это уважение и приобретение качеств, с которыми человек потом пойдет по жизни. Они закладываются именно в детстве. Если кто-то стал беспредельщиком, то это беда родителей – в детстве они не нашли способа, как правильно воспитать.

– Таня переросла трудный период?

– Теперь да. Он длился около года, но мы оказались готовы. Перед удочерением советовались со знакомыми, узнавали информацию – подобное поведение просчитали.

– Часто сталкиваетесь с нездоровым отношением к Тане на улице?

– Никогда. Есть только с заинтересованностью. Гуляем в парке – много любопытства: «Как такое возможно?». Но без негатива. Просто в России не привыкли видеть ребенка на коляске.

– Все от того, что нет условий. Понимаете, почему их нет?

– Экономически и ментально мы не на той ступени развития. Общество не готово уделять столько внимания людям с особенностями. Мы черствые в душе. Вроде сопереживаем, но делаем мало. Когда проблема в том, чтобы заработать на себя, больше думаешь именно о себе, чем о других. Но я учу Таню, что она живет в обществе. Не всегда ей будет сладко, могут обидеть. Должна терпеть и правильно на это реагировать.

– Кстати, дети ее не обижали?

– Ревновали. Особенно младшая (5-летняя Илария – Sports.ru), с которой переключилось все внимание. Но потом они поняли, что она такой же член семьи. А Варвара (8 лет – Sports.ru) вообще очень удивила в положительном смысле. Помогала с катетерами для Тани, убирала их. А на Новый год попросила у Деда Мороза еще одно мусорное ведро, чтобы все трубки поместились. Представляете?

Япония, церковь

– Зимний отпуск вы провели с Игнашевичами в Японии. Без детей?

– Да, семью оставили на питерскую няню и Энджи. Обычно выезжаем вместе, а тут выбрались вдвоем, чтобы переключиться. Спасибо ребятам, что все спланировали и позвали нас.

– Вы друзья?

– Еще с давних времен. Сережа и Наташа – люди, на которых можно положиться. Позвонить им, встретиться, попросить о чем-то. Супруга приезжает в Москву – они ее встретят и отвезут, куда нужно. Никогда ни в чем не отказывают, хотя мне всегда очень неудобно просить. Стараюсь обращаться как можно реже. Но сам тоже всегда готов помочь. В любое время.

– Давайте про Японию. Главное впечатление от поездки?

– Оно связано с историей, которую до этого не мог понять. Приезжал в страну пару раз и никак не соотносил две вещи – сентиментальность японцев и их отношение к женщине. Например, у нас поэты и писатели рассказывали о возвышенных чувствах к дамам почти так же, как о красоте природы, прекрасных пейзажах.

В Японии тоже любят природу, ценят ее. Они сами по себе созерцатели. При этом женщина для них не муза. Жена там – слуга, необходимость для хозяйства и семьи. Никак не для души. Поэтому и женщины у них строго разделены по сословной лестнице. Гейши – общение, песни, отдых. Жена – семья, дом, быт. Любовницы – понятно что.

Я долго не понимал – как настолько воспитанные и интеллигентные люди, ценящие красоту, так потребительски относятся к женщинам? Но в этой поездке все встало на места.

– Какой нашли ответ?

– Изоляция. 600 лет Япония была закрыта от внешних воздействий. Там сохранились традиционные устои. Новые веяния пришли с большим опозданием и еще не укоренились.

– Еще про поездки. Самое невероятное место, которое видели в жизни?

– Палеокастрица на Корфу. Когда съезжаешь с северной части острова – там небольшой серпантин. С него открывается невероятная картина – берег, изрезанный морем с голубой водой. Все это в окружении зелени, гор и холмов. Тут же – маленькие деревушки, где продают свежесбитое оливковое масло, продукцию местных крестьян.

Много красивых мест. Некоторые обогащают визуально, другие еще и духовно.

– Духовно – какие?

– Все монастыри. Их на Руси великое множество, расположены в прекрасных местах. Для меня такие места – источник силы, веры. Сразу попадаешь в уголок природы и духовной мощи. Ее насыщают монахи и трудники, которые там живут. Например, мой родной брат – монах в Антониево-Дымском монастыре под Тихвином. Сейчас времени не так много, а раньше ездил к нему и с разрешения настоятеля оставался на несколько дней как паломник.

– Брат – бывший футболист (Николай Семак играл за «Реутов» и «Истру» – Sports.ru)?

– Да, самый младший в семье. Выбрал себе такой путь, сам к этому пришел. Я очень рад за него. Приятно смотреть на его духовный рост, состояние. Наверное, пришло время. Детство-то у нас прошло во времена, когда все запрещалось. Храмы стояли разрушенные. Единственный человек, который служил проводником к вере, – бабушка. Своим примером она дала почувствовать, к чему нужно стремиться. Быть терпеливым, скромным, верующим. Ценить, благодарить, любить.

А лет восемь назад произошел другой значимый момент. В храме в Петербурге мы познакомились с батюшкой. Стали общаться, воцерковились. Сейчас он наш духовный отец. С его наставления приучаемся к вере и детей приучаем. Каждое воскресенье стараемся всей семьей ходить в церковь.  


Антониево-Дымский мужской монастырь

– Что вам это дает?

– Гармонию. Воскресенье – тот день, когда ты должен прийти и поблагодарить Бога за то, что у тебя есть. Что бы ни было послано, надо благодарить за все. Просить тоже можно, но только то, что действительно значимо в жизни – здоровье родных и близких. На что есть воля Господа. Кроме того, поход в храм объединяет семью, приносит духовное успокоение. Как и вечерняя молитва.

– В храме?

– Дома. Мы молимся перед сном. В православии существуют утренние и вечерние молитвенные правила. Люди их читают. У нас они, правда, укороченные из-за детей. Но каждый знает наизусть. Молится и идет спать.

– Кроме молитв и посещения храма, религия как-то влияет на вашу жизнь?

– Полностью влияет – на поступки, духовное состояние.

– А каково это – поступать в соответствии с Божьим законом?

– Это значит жить по совести. Поступать так, чтобы она не мучила. Больше ничего не нужно, потому что совесть – неотъемлемая часть заповедей. Мы же умеем разделять поступки на хорошие и плохие? То же самое там. Если на душе спокойно, значит, правильно поступил – помог кому-то, сделал доброе дело. Если плохо – поступил не так, не по заповедям.

Бывают и сложные моменты, тогда требуется совет. Спрашиваю его у духовного отца – иду к нему или звоню.

– Последняя ситуация, когда так поступили?

– Это наша тайна, не буду ее выносить. Но вот когда звали в «Уфу», мы обсуждали с ним это.

– Когда-нибудь нарушали заповеди?

– Все так делали, я не исключение. Проявлял слабость. Но тут важно понимать, что ты нарушил. Осмыслить. И двигаться дальше. Упал – встал – пошел. Так надо, а не ползать всегда внизу. А не по совести иногда поступает каждый. Это жизнь, сложно пройти ее без ошибок.

– Развод с первой женой – ошибка с точки зрения православия?

– Грех. Никто не приветствует разводы.

– Вы ведь венчались. Как поступать в таком случае?

– Просить благословения на второй брак.

– Это тоже грех?

– Нет, конечно. Ты же не можешь просить о грехе у батюшки. Все разрешено. В православии даже есть чин венчания для второбрачных. Но он менее пышный.

– Развод получился болезненным. Светлана говорила, что Анна чуть ли не из семьи вас увела.

– Говорить можно много. Но надо понимать, что Света подразумевает. Я отношусь к ней замечательно, считаю прекрасным человеком. Очень рад, что был отрезок времени, который провел вместе с ней. После развода возник острый период, но теперь он в прошлом. Сейчас я в хороших отношениях с первой супругой и сыном. И Аня общается со Светой, переписывается. Они приятельницы.

– У вас есть чувство вины по отношению к Светлане и сыну?

– Естественно.

– Заглаживаете?

– А как? Я просто несу ответственность перед ними. Помогал, помогаю и буду помогать. Это то, что я, как мужчина, должен делать. А чувство вины никуда не денется – есть и останется.

– Заметил, что в ресторане вы использовали постное меню.

– Сейчас идет Великий пост. Но соблюдение его – это не только вопрос питания. Это духовное сознание. Ты лечишь душу, а не желудок. Это значит, что надо жить по-другому. Не так, как я сейчас живу. Например, чаще ходить на службу. Только из-за работы я не могу это сделать. Поэтому несу то, что в состоянии.

– Сейчас религия для вас – это уже привычка или что-то большее?

– Это вера. Вопрос в том, веришь ты или нет. Я верю. Чувствую потребность. Чувствую, что мне это нужно, и это помогает.

– В России в последние годы люди отходят от института церкви из-за его репутации: коррупция, торговля в храмах, пьяные попы на «Геликах». Как вы к этому относитесь? Может, лучше верить в душе?

– Считаю, что ходить в храм нужно обязательно. По поводу остальных вещей – все мы люди. И батюшки – люди, просто у них работа такая. И исключения из правил есть. Они единичные, я их не приветствую. Но из-за нескольких человек нельзя обобщать.

– Торговля есть почти во всех храмах.

– Торговля торговле рознь. Во многих местах нет ценников. Если считаете нужным – берите свечи, но положите деньги. Сколько считаете нужным. Ведь у людей, которые работают в храмах, есть дети и семьи. Их нужно кормить. И как содержать сам храм? Он же ничем не отличается от квартиры, ему тоже надо платить за коммунальные услуги. Если торговля идет ради процветания прихода и людей, в этом нет ничего плохого.

– А духовник вам зачем нужен? Можно ведь общаться с Богом напрямую.

– Духовный отец – опытный человек в вопросах веры. Умудренный в житейских ситуациях. Может с пониманием объяснить поступки, с чем они связаны. Для меня это важно.

– Духовный отец – Глеб Грозовский – был и у «Зенита». В чем заключалась его функция в команде?

– Ездил на матчи, общался с ребятами. Занимался просвещением. Без обрядов. Просто подходил, спрашивал о делах. Говорил: «Если есть какие-то вопросы о православии, приходите, расскажу». Я лично обсуждал с ним и веру, и футбольные темы. Он же сам бывший футболист, занимался профессионально. Многие россияне с ним общались.

– Его деятельность помогала клубу?

– Точно знаю, что никому не мешала. Если помогла – еще лучше. Кстати, «Зенит» был не основной его работой. Даже не знаю, получал ли зарплату. Он же служил в своем приходе. Вел деятельность против наркомании.

– Вы защищали его и даже записывали видео в поддержку (Грозовского признали виновным в насилии над тремя детьми и осудили на 14 лет – Sports.ru).

– Да. Считаю, что он невиновен.

– Оболгали?

– Мое мнение – да. Я видел дело. Если там пишут, что преступление совершено в день, когда его вообще не было на территории России, а потом задним числом дату меняют, – где гарантия, что остальные эпизоды верные? Взять случай в Греции. Он едет туда с семьей и якобы совершает преступление в соседнем домике. Очень много вещей, в которые мне верится с трудом.

И еще один момент – я знаю, что на суде людей просто заставляли говорить некоторые вещи. Совершенно точно знаю, что слова одной из мам – полностью неправда. Ее заставили сказать именно так. А она как бы передавала слова дочки.

– Откуда такая уверенность?

– Из надежного источника.

– Источник говорит, что на маму надавили?

– Да. И потом она не могла отказаться от своих слов. Видимо, кому-то это было нужно. Только понять мотив мне сложно. Может, дискредитация православия, личные обиды или у отца Глеба был конфликт с кем-то из власти. Тяжело ответить. Никто не знает причину.

Благотворительность, детдом

– Вы руководитель нескольких благотворительных фондов.

– Только одного – «Великий пастырь Иоанн Кронштадтский». Его открыли при подготовке к торжествам в селе Сура – на родине Иоанна Кронштадтского. В остальных не несу руководящей деятельности. Просто вхожу в попечительский совет.

– «Иоанновская семья» – чем занимается этот фонд?

– Следует идеалам батюшки Иоанна. В свое время он устраивал дома трудолюбия. Предоставлял возможность зарабатывать людям, у которых не имелось работы. Ты мог прийти, сказать, кто ты – плотник, столяр, кузнец. Тебе давали орудие труда, и ты сам зарабатывал. Похожая миссия у нас. Мы организуем бесплатные площадки, чтобы люди продавали народные промыслы и таким образом зарабатывали. Многие приезжают к нам из глубинки. Других возможностей у них нет.

Кстати, наш фонд тоже зарабатывает, как и остальные участники. В течение полугода прихожане своим трудом и руками делают разные вещи, а посетители выставки могут их купить. Моя семья тоже покупает, все хранится у нас дома. Приезжайте осенью на Большую Морскую в Петербурге – сами увидите. Организуем целый праздник с концертом, ярмаркой. А заработанные деньги направляем на организацию детских православных лагерей, помощь пожилым и больным, которые состоят в наших приходах.

Жизнь «Иоанновской семьи» вообще очень интересно устроена благодаря отцу Николаю. Суть в том, что его прихожане помогают друг другу в разных сферах. Например, кто-то работает юристом – оказывает юридические услуги. У кого-то есть транспорт и два дня, чтобы помочь. Он помогает в сфере логистики. Другие знают, как обращаться с детьми – идут к мамам-одиночкам. То есть выстроена цепочка людей, каждый поддерживает каждого. И не берет деньги.

– Вы чем помогаете?

– Финансами. Вхожу в группу людей, к которой обращаются, если нужны средства.

– На операции детям?

– Участвовал и в этом. Правда, фонд занимается немного другим. У него есть определенное направление, а объять необъятное для него сложно. Но обращаются ведь не только через фонд. Бывает, что даже лично. Стараюсь как можно реже отказывать.

– Еще вы помогаете детским домам. Как?

– По-разному. Где-то присутствием. У меня хорошее взаимодействие с деревнями SOS под Питером. Приезжал к ним в гости. Душа всегда откликается на такие приглашения. Рассказываю детям про футбол. Им же интересно увидеть тренера, футболиста, пообщаться. Сейчас и девочки это полюбили. Хотят послушать, побегать рядом, выложить фото в соцсети. С помощью McDonald’s дети вообще смогут попасть на матчи чемпионата мира. Это хороший стимул, чтобы они учились, старались.  

– Деньгами детдомам тоже помогаете?

– Если просят, не остаюсь в стороне. Есть дома, которым не хватает средств. Хотя в целом проблема в другом – не хватает не денег, а родителей и внимания. В больших городах с финансированием все плюс-минус неплохо. Имеются хорошие условия, в них можно расти и развиваться. Разруху тоже вижу, но нечасто.

– Детей по таким местам возите?

– Конечно. Пусть их увидят – и они увидят. Расширят кругозор, поймут, что есть дети без родителей. Загораживать от жизни их не хочу.

– Если с детскими домами все более-менее, то как быть с лечением? Вроде фондов много, а деньги на операции все равно собирают по всем ТВ-каналам. Почему?

– Огромное количество нуждающихся. Государство помогает, просто не может помочь всем и в нужных объемах. Это ведь огромные деньги. Целая машина, которую нужно тянуть.

– За границей как-то тянут.

– Там тоже есть проблемы. Понятно, что отлажен механизм медицинских страховок, все более развито. Но мы далеко не самая плохая страна в этом плане. Конечно, работы много. Только сложностей везде хватает.

– Знаете еще футболистов, которые занимаются благотворительностью?

– Конечно. Посмотрите на «Зенит» и ЦСКА. Их игроки тоже состоят в фондах. Катя Смольникова организовала свой. Шатовы, Игнашевичи… Очень многие спортсмены. Кто-то строит площадки, кто-то помогает детям. И все они отдают на это свои деньги.

– Сколько отдаете вы?

– Сложно сказать.

– Это позиция скромного человека. Но еще есть такая вещь, как личный пример. Вы можете показать, что не стоит молчать. Что жертвовать – это правильно.

– Возможно. Но я лучше промолчу.  

– В год выходят сотни тысяч долларов?

– Считаю, что обсуждать это не нужно.

Украина, интеллигент

– Как-то вы сказали, что не этнический, а самый настоящий украинец. Готовы повторить?

– Без проблем. Я родился в Украине. Правда, тогда это была территория Советского Союза. Поэтому Россия и Украина для меня – неотъемлемые части. Для меня нет разницы. Просто есть политика, а есть жизнь. Политика сейчас сложилась так, что между странами сложные отношения. Люди страдают от этого. Ведь мы если не одинаковые, то глубоко родственные нации.

– Близкие до сих пор живут под Луганском?

– Да, родители. Но не в ДНР и ЛНР, а на территории Украины. На севере Луганской области. Война остановилась от них совсем близко – в паре десятков километров. Вот братья жили конкретно в Луганске. Их война затронула. А некоторые знакомые до сих пор в городе.

Луганск, ноябрь 2017

– Что рассказывают?

– Для всех сейчас главное, чтобы не было новой войны. Чтобы они могли спокойно жить, работать и воспитывать детей. Все остальное – второстепенно. Сложности там, конечно, есть. Это естественно, когда границы с Украиной закрыты. Но стало все равно легче, чем раньше. Тогда случалось, что и без еды сидели. Со знакомыми соседи делились всем, чем можно.

– Как думаете, почему эта ситуация вообще возникла?

– Сложно ответить. Но я верю в то, что в большинстве таких историй на первый план всегда выходят деньги или власть. Если кто-то сталкивает, значит, кому-то это выгодно. Украине невыгодно, России – тоже. Значит, надо искать третью сторону. Может, не какую-то страну, а конкретных людей, которые продают оружие, списывают его. А может, кто-то захотел покомандовать – предприятиями, границами, территорией. Но конкретных людей я не знаю – я не политик.

– Вину России чувствуете?

– В чем?

– Например, по поводу Крыма.

– Если люди изъявили желание быть в России, они имеют на это право. Да, говорят, что референдум получился несправедливый. Но тут всегда будет несколько мнений. Одни верят, другие – нет. Я верю.

– Нравится политика Путина?

– Альтернативы ему сейчас нет, из этого нужно исходить. Россия движется вперед – это факт. Пусть не так быстро, но во всем. Видели аэропорты, которые строятся? Стадионы? Дороги? Перинатальные центры? Многие другие вещи – те же многофункциональные центры, где без очереди можно получить любой документ. Начинаем жить более комфортной жизнью, это ведь делается для людей. И матерям помогают, которые рожают. Семьям предоставляют льготы. Кажется, что мелочь, но в размерах страны – огромные средства.

– У вашей семьи есть льготы?

– Может, есть, но пока ими не пользовались. Наверное, когда-то оформляли, что-то капает, но я не в курсе.  

– Вы нетипичный футболист – закончили школу с золотой медалью.

– Ой, случайность. Доучивался-то не в обычной школе, а в спортивной. Там требования не такие серьезные. Плюс память хорошая. Для усвоения материала мог просто внимательно послушать объяснение на уроке. Правда, быстро все забывал.

– Сейчас развиваете себя?

– Хотелось бы, только времени нет. Работа главного тренера и семья съедают все. Бывает, что выбираемся в культурные заведения, но редко. Вот когда жили в Питере, Ульяна Лопаткина приглашала на выступления в «Мариинку». С удовольствием ходили. «Лебединое озеро» с ее участием – это нечто.

А первой с ней познакомилась Аня. Ездила в православный тур в Израиль, там увидела. Ульяна ведь тоже верующая. Стали общаться. Оказалась прекрасным человеком. Теперь друг семьи, крестная ребенка.

– Вас называют главным интеллигентом русского футбола.

– Заблуждение. В чем заключается интеллигентность? Манера поведения? Так она у многих уважительная.

– Расскажите про свои недостатки.  

– Тяжело себя оценивать. Но вот я гиперответственный – это мешает. Гиперактивный – хочу сделать 10 дел, хотя лучше сосредоточиться на одном. Еще неудобно кого-то о чем-то просить. Если это касается других, то проще. А обращаться за помощью для себя – неловко.

– Матом ругаетесь?

– Зачем? Есть много других слов. Не обязательно использовать ненормативную лексику. У меня даже с командой договоренность – без мата. Понимаю, если в пылу борьбы вырвалось – ничего не сделаешь. Но когда используют слишком часто и не по делу – акцентирую внимание. Говорю, что надо следить за собой. Никому не навязываю такое мнение. Просто мне некомфортно ругаться и слышать, как кто-то ругается.

– Жена сказала, что вы скромный не только в поведении. Еще всегда летаете экономом.

– Не всегда. Когда клуб отправляет бизнесом, могу и им. Но и экономом без проблем. Спокойно к этому отношусь. Для меня самолет и машина – лишь средство передвижения.

– Правда, что не покупаете дорогую одежду?

– Этим занимается Аня. Я вообще покупаю себе одежду редко.  

– Например, рубашка. Какая адекватная цена за нее?

– Зависит от качества. Если хороший бренд и прослужит несколько лет, можно купить задорого. Если сетевой магазин и берешь на сезон, то и цена меньше.

– 30 тысяч рублей за хороший бренд отдадите?

– Вряд ли. Если только не прослужит 30 лет. Думаю, что хорошая рубашка может стоить тысяч 10. Больше – дорого. Но и за полторы-две возьму без проблем. Просто нужны некоторые базовые вещи, которые служат долго. Вот у меня есть куртка, которой уже четыре года. Может, она была дороже, чем в той же Zara, но при этом и носится в пять раз дольше.

***

 – Вы рассказывали, что видите, как через 5-10 лет занимаетесь садоводством на своей ферме – выращиваете виноградник в Крыму вместе с садом из яблок и вишен. Откуда такая картинка?

– Вырос в деревне. С удовольствием вспоминаю те годы. Мне нравится природа, сады. Когда-то, наверное, так и будет – все как раньше.

Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив; instagram.com/annas_secret_garden (2-8), natashevich; globallookpress.com/Werner Otto/face to face; vk.com/Антониево-Дымский мужской монастырь; instagram.com/ufafc (12,20); fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; РИА Новости/Алексей Даничев; pravprihod.ru; РИА Новости/Евгений Асмолов; globallookpress.com/facebook.com/oscesmm; mariinsky.ru; Gettyimages.ru/Epsilon

развернуть

Дудь объясняет, почему Россия провалит чемпионат мира. 

Через неделю исполнится ровно три года футбольной ссоре, которая какое-то время считалась локальной и к сборной России отношения не имела, но сейчас – эту сборную вполне может потопить.

Для тех, кто забыл, вот что гласит предание (и несколько человек, находившихся в то время в окрестностях Химкинского леса). 22 марта «Динамо» и «Зенит» давали матч чемпионата России – того самого, который Андре Виллаш-Боаш закончил своим единственным русским золотом. За «Динамо» не играл полузащитник Артур Юсупов – он отказался продлевать контракт и в наказание был усажен в запас. Матч закончился минимальной победой «Зенита»; когда динамовская раздевалка наполнилась людьми, слово взял Игорь Денисов – на тот момент центральный игрок «Динамо».

– Саламыч, – обратился он к тренеру. – А почему у нас игрок основы на скамейке сидит?

Станислав Черчесов завелся и предложил Денисову по#####ться. Есть две версии, как именно это звучало, поэтому привожу обе.

Первая:

– Пойдем в душ, я тебе шею сломаю.

Вторая:

– Я тебя придушу как гуся.

В душ никто не пошел, но конфликт не угас.

Две недели спустя, 7 апреля, Черчесов вывел команду на матч с «Локомотивом» и традиционно приветствовал всех выходящих на поле. Единственным, кто не ответил на его рукопожатие, был Игорь Денисов. Вскоре после матча они встретились один на один в кабинете Черчесова, и там конфликт достиг высшей точки – цитата людей из Химкинского леса: «Они так крыли друг друга х##ми, что после этого уже нельзя было помириться». Больше за основной состав «Динамо» в том сезоне Денисов не играл.

Прошло время, Игорь Денисов двинул в «Локомотив», Станислав Черчесов получил самый престижный футбольный пост страны (тренер сборной на домашнем чемпионате мира) и ни разу не позвал в нее Денисова. Это выглядело немного коряво, но ни разу не возмутительно: когда строишь новую команду, можно обойтись и без возрастного игрока, с которым ты когда-то громко столкнулся лбами. Весной 2018 года, за два с половиной месяца до первого матча на ЧМ, кое-что поменялось. И вот теперь – самое время возмутиться.

Следующий абзац я пишу с табуретки.

На чемпионат мира едет очень слабая сборная России. Если у нее и будет шанс хоть на что-то, то только с Денисовым.

Напомню, что поменялось в последние месяцы. На старте этого года сборная лишилась двух центральных защитников, вокруг которых выстраивалась вся наша оборона. Сначала кресты порвались у Георгия Джикии (просто зверь, потенциально лидер сборной, реально очень жалко), потом – у Виктора Васина (не лучший футболист во Вселенной, но других нет). Скорее всего, на чемпионате мира мы будем играть троицей Кудряшов (страшно) – Гранат (страшно) – Кутепов (так страшно вам не было никогда в жизни). Меня сейчас несложно подловить на том, что порядок треков на двойном альбоме Скриптонита или состав съемочной группы фильма «Аритмия» я знаю лучше тактических конструкций манчиньевского «Зенита». Но даже когда забываешь слова, руки помнят, как устроены некоторые основы футбола:

1. Опорный полузащитник – центральный человек почти в любой команде, особенно – ориентированной на оборону. Хороший опорный отбирает мячи, а даже если не отбирает – просто тормозит атаку соперника и дает своим защитникам вернуться на место, подготовиться к встрече, просто отдохнуть. Посмотрите, как и что делает в ЦСКА Понтус Вернблум (до того как стал центрфорвардом), и подумайте, почему братьям Березуцким и Сергею Игнашевичу уже за 50, а они все еще играют.

2. Когда в команде слабые защитники, ценность опорного значительно возрастает. Все их недостатки в скорости, выборе позиции, силе может компенсировать четкий фейс-контроль в центре поля, который или не пускает на встречу с ними больших и злых дядь, или пускает их в гораздо менее мощном и свежем виде.

3. В нынешней сборной России фейс-контроля нет. Денис Глушаков – игрок атаки. Роман Зобнин – талант и умница, но далеко не питбуль. Теоретически можно использовать опорным Алана Дзагоева, но есть подозрения, что его гнев и удаль будут гораздо полезнее впереди, а не сзади.

4. Игорь Денисов – один из лучших футболистов будущего чемпиона России и лучший опорный полузащитник, в барсетке которого утрамбован паспорт гражданина РФ. Его невызов в сборную весной-2018 – абсолютно неспортивное решение (об этом большой пост – с кучей стрелочек и цифр – вот-вот опубликует Саша Дорский).

И я не представляю, почему при всей этой цепочке Денисова нет в сборной России.

То есть представляю, конечно: Станислав Черчесов – тренер, который считает себя лучше, умнее и успешнее всех остальных. В том числе футболистов, которые очень иронично относятся к его манерам, но терпят, потому что чемпионат мира – важнее (а те, кто на чемпионатах мира и Европы уже не раз играл, с легким сердцем завершают карьеру в сборной).

Я понимаю Черчесова как южного человека: если в том самом кабинете на базе в Новогорске оскорбления летели в адрес его родни (ну вдруг), ему это сложно простить. Но ничью или поражение (ну вдруг) от Саудовской Аравии простить будет так же сложно, в том числе любимой осетинской родне. К тому же никто не призывает к объятиям и искреннему примирению. Футбол – это далеко не всегда семейная атмосфера и прочие сопли, которые школьный учебник аналитики называет причиной успехов любой выигрывающей команды. Иногда футбол – это сухие деловые отношения: когда люди видятся только на работе, отлично ее делают, а как только она заканчивается – разлетаются по домам, без симпатий, анекдотов и ужинов.

За ужином с Игорем Денисовым мало кому будет интересно: он немногословен, его реакция непредсказуема – обиду может вызвать самые странные и незначительные вещи. Но тот же самый человек с момента прихода в «Локомотив» (последний день августа 2016 года) не пропустил ни одной тренировки аж до февраля-2018: на мини-сборе в Турции он позволил себе паузу на 3 дня из-за сошедшего ногтя. При этом за пару дней до того то ли тем же, то ли соседними ногтями он забивал гол в ворота «Ниццы», который вытолкал «Локомотив» в 1/8 Лиги Европы. Раздевалка «Локомотива» – особенно молодняк – воспринимает Денисова как пример отношения к работе. Кто что делает за пределами работы, если она выполнена отлично, совершенно не важно.

Как я понимаю, повлиять на Станислава Черчесова мог только один человек – глава русского спорта и временно не глава русского футбола Виталий Мутко. Но – то ли чтобы не раздражать западных гостей ЧМ-2018, то ли из-за сменившихся ориентиров – Мутко отошел от футбола еще дальше меня. Раз Мутко не до этого, попробуем мы.

Станислав Черчесов, я понимаю, что уже полтора года вы живете в режиме «не к чему стремиться»: вы тренер сборной России; вы играете только товарищеские матчи, а чем бы они ни завершились, в эфире главного спортканала вас ласкает хороший знакомый Юра Черданцев; вполне конкретное увольнение минует вас (потому что Бухаров забивает Бельгии на 92-й минуте); вы на коне, все у ваших ног, у кого-то – тотальный футбол, у вас – тотальная эйфория. Но любая эйфория всегда сменяется тяжелым похмельем. У вас оно, скорее всего, наступит 19 июня, когда ваша команда попадет под одного из лучших футболистов современности – Мохамеда Салаха. Еще больнее станет через неделю – когда на нас помчит Уругвай. По моему опыту, в любом похмелье очень важен человек, который не участвовал в пьянке, полон сил с утра и вытаскивает тебя из ванной обратно, в трезвую жизнь. Часто такие люди приговаривают: балбес, слушался бы меня – сейчас не было бы так тяжко.

Не думаю, что Игорь Денисов развеет ваше опьянение от текущего статуса, от работы мечты, которую вы, наконец, получили. Но когда на чемпионате мира от этого опьянения не останется ни одного промилле, с Игорем Денисовым хотя бы будет не так тяжко. 

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Антон Денисов; Gettyimages.ruSergey Rasulov Jr/Epsilon

развернуть

Главное интервью недели.

Нобель Арустамян в последние годы стал одним из самых влиятельных людей в русском футболе. Он знает все о трансферах, комментирует статусные матчи, дружит с Трабукки, Мхитаряном и Трезеге.

Роман Мун встретился с Арустамяном и задал ему почти сотню вопросов на главные темы.

– Ты главный по инсайдам в русском футболе. Как так получилось?

– Мне кажется, я c самого начала так видел свою роль в профессии. Даже когда я начинал на «Радио Спорт» в 2006 году и пришел обычным стажером, то уже старался работать с информацией. Потом я не был просто ведущим, я делал новости для службы информации «Радио Спорт», приводил гостей для эфиров, много общался – с сотрудниками клубов, футболистами, агентами, журналистами. Все время собирал информацию и, естественно, пользовался ею.

В последние годы в медиа все персонализируется – твиттер, фейсбук, телеграм. Раньше, когда у соцсетей не было такой популярности, ты, журналист, получал новость и давал ее в газету или на сайт. Сейчас, когда соцсети выходят на первый план, ты пишешь в твиттер – и все, информация уже идет от тебя. Что касается наполнения, то я очень много общаюсь с людьми. Я перевариваю информацию, проверяю ее и даю – ту, которая правдива.

– Как проверяешь? Допустим, тебе звонит агент и говорит: «Локомотив» отказывается от Тарасова. Твои действия?

– Во-первых, не всегда информацию дают. Иногда приходится самому звонить и спрашивать. Это миф, что ты сидишь на диване, открываешь вотсап и там сто сообщений: «Этот перешел туда, этот – сюда». Чтобы проверять, надо иметь источник – в команде, клубе, окружении – который может подтвердить или не подтвердить. Обычно я стараюсь иметь информацию и подтверждение – то есть, два источника. Если что-то идет не так, 50/50, то я стараюсь не давать, но если я уверен в одном источнике, то могу взять риск на себя.

Вот пример того, что может случиться. Я знал, что Бердыев должен был прийти в «Спартак» и взял на себя риск, хотя сторона Бердыева это не подтверждала. Он не перешел. Прошел год и Курбан Бекиевич рассказал, что сам не пошел в «Спартак», хотя были все договоренности. Потом и «Спартак» подтвердил, что была готова пресс-конференция для Бердыева, была намечена официальная презентация с приездом в Тарасовку и так далее. Все это назначили на понедельник-вторник, а за несколько дней до этого, в пятницу, Бердыев просто пропал. Что-то в его жизни изменилось. Что – неизвестно до сих пор.

– Так это Бердыев тогда передумал? Я слышал, что это «Спартак» отказался из-за его окружения.

– Я не был за столом переговоров. Я только знаю, что были две встречи Бердыева с Федуном. Одна – в Москве, вторая – в Монте-Карло. На первой встрече они пожали друг другу руки. Ну как это обычно бывает: две большие фигуры встречаются, жмут руки, а потом их представители начинают согласовывать нюансы контракта. Но потом возникли вопросы по окружению, по структуре штаба Бердыева. Но речь не о том, что кто-то прям передумал. Вторая встреча многие вопросы разрешила, «Спартак» и Бердыев шли к тому, чтобы стать союзом. Но не сложилось.

Повторюсь: через год Бердыев говорил, что это было его решение, он вроде даже говорил, что ему было стыдно. Что-то тогда его смутило. Что – я не знаю. Может, он думал о других вариантах. Может, он думал, что «Спартак» – сложный для него проект.

– Ты говоришь, что тебе легко находить общий язык с футболистами. Как ты это делаешь? Они долларовые миллионеры, ты человек немного другого масштаба.

– Ну да, я не миллионер. В моем представлении деньги – не главное в жизни. Это безусловно влияет на жизнь человека, но это точно не должно влиять на отношения людей. С футболистами моего поколения у нас более-менее одно представление о мире, поэтому со многими я реально дружу. Вася Уткин тоже часто говорит, что Хохлов, Радимов и другие игроки его поколения – его друзья до сих пор.

Понятно, что сейчас, когда мне 30, то новое поколение футболистов вряд ли мое. Когда я смотрю – даже не на футболистов, а вообще на людей этого возраста – то у них совсем другие интересы. И новое поколение футболистов – оно вряд ли мое.

– Чем отличаются интересы условного Глушакова от интересов Миранчуков?

– По-моему, во всем. Начиная от музыки, заканчивая представлениями о жизни. Тебе сколько лет?

– 28.

– Тебя многое отличает от 20-летнего человека?

– Ну мне явно ближе Миранчуки, чем Глушаков.

– Ну а бывает наоборот. Это нормально. Мне кажется, 20-летние игроки больше воспитаны на западном представлении о футболе. Мир стал очень доступный. Когда они играют в фифу, то выбирают иностранные клубы. В их жизни очень много западного. У ребят за 30 – у них детство и мировоззрение немного другие. В 90-е такой доступности всего не было.

– В отношении к деньгам есть разница?

– Нет. Мне кажется, у футболистов во всем мире одно отношение к деньгам. Они все хотят заработать, в этом нет ничего плохого. Вообще все люди хотят заработать. Я не очень понимаю, когда кто-то выставляет это как минус.

«Матч-ТВ», радио, деньги

– Тебя звали с «Матча» куда-нибудь еще?

– В другие СМИ – нет. А менять что-то кардинально в жизни я пока не готов. Но была история, когда я работал на «Радио Спорт», параллельно открывалась радио «Команда». Это был 2012-й или 2013-й. Мне предлагали зарплату в 300 тысяч рублей. Говорили: хочешь, дадим бонус? Хочешь, дадим вперед зарплату? Я долго думал и отказался.

– Почему?

– Я все взвесил и понял, что это интернет-радио с перспективами, которые я не знаю. Да, за полгода можно заработать кучу бабла. Но тогда я пропаду с радио, которое мне очень много дало. Какая-то любовь к «Радио Спорт» оставалась. И я не стал уходить. Решил: если я буду хорошо работать и развиваться, свои деньги заработаю.

– Сколько тебе платят на «Матче»?

– Насколько я знаю, у меня в контракте написано, что я не имею права это разглашать. Но могу сказать, что не так много, как пишут про моих коллег.

– Ну ты получаешь меньше или больше, чем тебе обещали в 2012-м на радио «Команда»?

– Меньше.

– Понятно, что это не единственная твоя работа. Ты чувствуешь себя богатым?

– Богатство у каждого свое: для кого-то это личные самолеты, яхты, особняки, для кого-то – своя недвижимость за границей, для кого-то – своя квартира в Москве. У меня нет своего самолета или даже своей квартиры – хотя этот вопрос я решаю. Я свою старую Audi A4 2009 года недавно продал, понял, что в Москве машина вообще не нужна. Хотя раньше я не мог без нее жизнь представить. Это практически мой офис был. Я когда-то дичайший кредит брал, чтобы машину купить. А теперь Собянин сделал то, что обещал. Люди избавляются от машин. У меня есть Uber, Gett и метро.

Да, у меня есть сбережения, деньги, планы купить квартиру. Но у богатых людей недвижимость по всему миру, самолеты, машины с водителями. У меня нет ничего, при этом я ощущаю себя не то что обеспеченным… Но я могу прийти в ресторан и спокойно поесть. Я могу взять билет и куда-то улететь – пока что не бизнес-классом, но в любое направление.

– Последняя вещь, которую тебе очень хотелось, но ты не смог себе позволить?

– Недавно хотел купить себе часы за семь тысяч долларов. У меня были эти деньги, но я подумал, что это немного неправильно – взять и расстаться с большой суммой денег ради часов. В перспективе, надеюсь, я это себе позволю.

– Какая самая большая сумма прилетала тебе на карточку за один раз?

– 20 тысяч долларов за участие в рекламном проекте в прошлом году. Не могу сказать, что за проект, это коммерческая тайна. Сейчас такое время, что я надеюсь, что в ближайшие несколько месяцев смогу побить эту цифру.

Был случай, когда прилетало 10 тысяч долларов – тоже за рекламу. Еще однажды я вел мероприятие, которое стоило 5 тысяч долларов.

Мхитарян, «Арсенал», Трезеге

– Как ты подружился с Мхитаряном?

– В декабре 2012-го я был в Донецке на матче «Шахтер» – «Ювентус», я стараюсь регулярно на матчи «Юве» ездить. После матча я пошел в отель, где жил «Ювентус». Вижу – по лестнице идет Мхитарян. Я никогда не стесняюсь подойти и познакомиться. Крикнул «Генрих!», подошел, представился. Он сказал: «Да, я о тебе слышал». Я тогда работал на «Плюсе», на «Радио Спорт», да и армянское коммьюнити есть.

Мне он сразу показался очень простым парнем. Он не стал говорить, что занят, мы пообщались, обменялись телефонами. Через несколько дней мы списались и хорошо общаемся с тех времен. Не могу сказать, что мы прямо друзья, но мы приятели. Когда я приезжал в Дортмунд или Манчестер, он всегда был очень гостеприимным и приятным.

На мой взгляд, Мхитарян – пример не только для армянских, но и для российских футболистов. Он не из академии «Аякса» или «Фейенорда», он воспитанник команды «Пюник». Он сам поставил себе цель и реализовал ее, пройдя много трудностей. Он рассказывал, что в него многие не верили, но он через «Металлург» и «Шахтер» оказался в топовой европейской команде. Я точно знаю, что когда он был в «Шахтере», многие хотели привезти его в Россию, но он на это не пошел. Хотя я надеюсь, что рано или поздно он поиграет в России.

– Ты говорил в январе, что им интересовались два клуба РФПЛ. Какие?

– «Спартак» и «Краснодар». Насколько я знаю – именно с точки зрения аренды. Тогда был период, когда не было понятно, продает его «Манчестер» или не продает. Допускаю, что другие команды тоже могли его хотеть. Что мешает мечтать о Мхитаряне тому же «Зениту»? Но это было настолько невозможно... Он не хотел в Россию. Он очень дорогой по зарплате (по данным Bild, 240 тысяч евро в неделю – прим. Sports.ru). И я не представляю, как можно было договориться с «Манчестер Юнайтед» об аренде.

– Он был несчастлив в «МЮ»?

– Я не думаю, что он был несчастлив. Я помню наш разговор, он был дико счастлив, когда переходил туда. До того перехода его каждое лето связывали с «Ювентусом», и я все время писал: «Генрих, если будет возможность, езжай в «Ювентус», ты создан для чемпионата Италии и болельщиков «Юве». Но я всегда знал, что его мечта – английская премьер-лига.

Я не знаю, почему у него там не сложилось. Но почти ни у кого, кто пришел в Манчестер при Моуринью, не сложилось. Я не беру Санчеса, но даже Погба, на мой взгляд, не стал сильнее. Наверное, это системная проблема «МЮ».

Но я очень рад, что Генрих перешел в «Арсенал». Я комментировал матч с ЦСКА, после матча с ним пообщался, вижу, что он счастлив. Не знаю, город влияет, атмосфера в команде, стиль игры – но он прям доволен. Он, кстати, говорил мне, что в детстве болел за «Арсенал».

– Он жаловался на Моуринью?

– На отношение – нет. Но понятно, что стиль игры был не совсем для техничных футболистов, вроде Мхитаряна. Я помню матч с «Ливерпулем» в первом круге, который 0:0 закончился, там вся команда оборонялась, в том числе Мхитарян. Я понимаю, что такой стиль Моуринью, это нормально, когда команда обороняется, я болельщик сборной Италии. Но в том матче Мхитарян держал Хендерсона. Мне кажется, должно быть наоборот.

– Самый известный человек из футбола, который есть у тебя в списке контактов?

– Из тех, кто ответит на мое сообщение – Трезеге. С ним у меня прямо хорошие отношения. Мы познакомились во время Кубка Конфедераций. Он скучал один в отеле после ужина, мне предложили с ним пообщаться, знают же, что я болельщик «Ювентуса». А это большая честь. Когда я был маленький, такое даже представить было невозможно. Я ему позвонил, мы пообщались, потом поехали в город, заехали в пару баров. Когда он в следующий раз приехал в Москву, то сам мне написал. Я поздравил его после победы «Ювентуса» в Лондоне, он очень обрадовался, тоже меня поздравил, позвал на Лигу чемпионов в Турин, но я не доехал. В этом сезоне уже и не доеду.

Нормально общаюсь с Джанлукой Ди Марцио. Я два раза ходил к нему на программу Calciomercato, было круто. Мы как-то переписывались по поводу Витцеля – помнишь то трансферное окно, когда Аксель сидел в туринском отеле и ждал?

Номер Гаттузо есть, номер Капелло, когда он в России работал. Номер Раньери был, когда он в «Ювентусе» работал. Каннаваро, Джоркаефф, Форлан, Марсело Симонян.

Манчини, Головин, Промес

– Расскажи историю, когда твой инсайд не сбылся.

– Денисов. Мне сказали: все, он уже 100% в «Зените». Это рассказал источник, который ранее 5 или 6 раз давал абсолютно верную информацию – что Касаев переходит в «Локомотив», что Гаджиев возглавит «Анжи», что Семин переходит в «Локомотив». Фурсенко реально хотел Денисова как олицетворение старого «Зенита». Я все равно позвонил двум источникам, чтобы проверить Денисова, мне сказали: без комментариев. Я был уверен, что если «без комментариев», значит, тут есть доля правды. И в тот же день мне еще сказали, что «Зенит» берет Кузяева.

Я думаю, кого назвать, Денисова или Кузяева. Но про Денисова мне сказали «без комментариев», а про Кузяева я знал, что его еще очень хочет «Спартак». Подумал: окей, пусть будет Денисов. Потом мне было за это прямо очень обидно.

– Манчини уходит из «Зенита»?

– Мне интересно, что должно произойти, чтобы он не ушел. Свое путешествие в России он завершает.

– Он поссорился с Фурсенко?

– Не знаю. Но я точно знаю, что он очень хочет в сборную Италии. Для агентов, директоров и функционеров сборной Италии это факт: летом Манчини свободен. Но тут как с Бердыевым. Может, сейчас он выиграет все оставшиеся матчи – думаешь, уйдет? Или они с женой сядут, она скажет: давай останемся в Питере, тут офигенно. Но сейчас в Италии в кулуарах это выдают как факт: летом Манчини хочет уехать из Петербурга.

К сожалению, у него не получается. Может, у него другой менталитет. На мой взгляд, «Зенит» нуждается не то что в глобальной перестройке, но в переосмыслении того, что произошло. Я считаю, что главная проблема этого «Зенита» одна – кончина Сарсании. Я уверен, что «Зениту» не хватает такого функционера. Все плохое в «Зените» случилось после октября, когда его не стало.

– Что будет с Головиным?

– Многое зависит от его агентов. Если они принесут в ЦСКА очень хорошее предложение, те вряд ли откажут. Стиль ЦСКА – не мешать футболистам развиваться. Их никогда не оставляют специально, как это, например, бывает в «Зените». Сколько раз Витцель хотел уехать, Аршавин. Бывают клубы, которые не отпускают футболистов. Это политика.

Я не знаю, куда он перейдет. Этого не знает ни Головин, ни Гинер, ни Бабаев, ни агент Головина. Это пока разговор ни о чем. У ЦСКА прошлым летом было одно предложение – 8 млн фунтов от «Арсенала». На мой взгляд, это просто смешное предложение за игрока его уровня. Он реально возмужал. ЦСКА может продавать его миллионов за 20, но очень многое зависит от ЧМ. Я думаю, что «Арсенал» будет впечатлен его игрой. Но «Арсенал» – одна из самых скупых команд Англии. Если агент Головина займется переездом, найдет команду в Англии, узнает, сколько хочет ЦСКА, то он может этого добиться. Но просто так «Челси» или «МЮ» за ним не придут.

– Кто из суперзвезд РФПЛ хочет уйти из своего клуба?

– Смолов. Еще я бы поспрашивал аргентинцев «Зенита». Тот же Паредес вполне может уйти, у «Зенита» есть предложения.

– Про «ПСЖ» правда?

– Правда про «Ювентус». У «Зенита» есть итальянский директор Оресто Чинквини, который может легко контактировать с людьми из Италии. Паредес – игрок высокого европейского уровня. Он год не играет в ЛЧ, но до сих пор на счету у «Ювентуса», «ПСЖ» и других команд. Это говорит о его высоком классе. Я даже слышал про «Реал», но не знаю, правда ли это.

– Промес?

– Думаю, что Промес как раз из тех, кто не горит желанием уйти. Он нашел свою роль, ему реально очень комфортно в Москве.

– Миранчукам комфортно в «Локомотиве»?

– Думаю, да. Одна из заслуг Семина в том, что он вернул дух «Локомотива». Возможно, это образно звучит, но для Миранчуков было важно почувствовать себя в семье. Они домашние ребята – в смысле, что воспитанные, не наглые, правильные. Для них было важно, что атмосфера вернулась. Сейчас другому российскому клубу будет очень сложно их купить. Тем более, по одиночке. Они братья и очень близки друг другу. А чтобы европейский клуб взял двоих – это маловероятно.

– Расскажи правду про большую трансферную историю из прошлого. Условно: Акинфеев мог перейти в «МЮ»?

– Акинфеев в «МЮ» – не знаю, может, давно, году в 2005-м. Дзагоев точно мог оказаться в разных европейских командах. Например, года два назад его изучала «Фиорентина». У них могли появиться деньги от Калинича, они могли инвестировать в нового игрока. Но Калинич в последний момент отказался играть в Китае, они взяли в аренду Сапонару.

На мой взгляд, Алан мог бы играть в очень сильном европейском клубе. Но Дзагоев никогда не говорил агенту или ЦСКА: «Я хочу уехать». Он говорил: «Будут предложения – уеду». А как будут предложения? Они не придут с воздуха. Я, кстати, вообще не знаю, есть ли у Дзагоева агент.

– Вспомни что-нибудь еще.

– В свое время в «Рубин» – тот богатый и успешный «Рубин» в первый приход Курбана – мог перейти Фалькао. Он тогда сидел под Лисандро Лопесом в «Порту», стоил 4-5 миллионов, это было за год до того, как он начал забивать. От него отказались, посчитав, что это риск.

Примерно тогда же «Рубин» мог купить Калиду Кулибали за 8-9 миллионов евро. Агенты прилетали на переговоры, но Курбан сказал, что он не стоит таких денег.

Этой зимой Лассана Диарра мог перейти в «Краснодар», там не хватило пары дней, а в последний трансферный день ему пришло предложение от «ПСЖ».

Трабукки, телеграм, Каррера

– Как устроена ваша работа с Марко Трабукки?

– Я бы назвал это дружбой. Впервые я ему позвонил в 2007 году, когда работал на радио. Хотел что-то узнать про Виктора Будянского, он тогда играл в Италии. Через два года, после матча Россия – Германия в «Лужниках», я поехал в компанию, где нас познакомили лично. А потом, в апреле 2010-го, я поехал на матч 1/4 ЛЧ «Интер» – ЦСКА, там был Марко, после этого мы прямо общаться начали. Потом он еще и в Россию переехал. Наша дружба завязана не столько на футболе, сколько на личных отношениях. Я у него на свадьбе был свидетелем.

– И все-таки, какие проекты вы сделали вместе? Ты когда-нибудь работал с ним над трансфером?

– Мы с Марко посодействовали тому, чтобы «Альфа-Банк» подписал Месси. 4-5 лет назад он занимался формированием команды «Спартак Юрмала». В те времена я помог ему с привлечением партнеров и инвесторов для решения трансферных вопросов. Но конкретно с трансферами я никогда ему не помогал. Он может спросить у меня мнение о том или ином футболисте, но помогать с трансферами – я даже не представляю, как это. Я вообще никогда не участвовал в трансферах игроков, хотя этот вопрос мне регулярно задают.

Но люди часто обращались ко мне по вопросам, которые касались моих контактов и коммуникационных способностей. Пример: я участвовал в начальном этапе передачи – там не было денег – армянского «Пюника» от одного владельца к другому. Ко мне обратились, чтобы я помог с коммуникацией и контактами. Это же не просто взять телефон и позвонить, это еще и вопрос доверия.

Таких случаев было много, но о других я говорить не хочу – по этическим причинам или просто не имею права. Естественно, история с «Пюником» для меня была не финансовая.

– То есть ты делаешь такие истории бесплатно?

– Это зависит не только от меня. Сам я никогда за это не прошу деньги. А дальше – это уже вопрос не ко мне.

– Ты можешь позвонить ему, чтобы проверить информацию о трансферах «Спартака»?

– Да, но я стараюсь этого не делать. Это вообще одно из глубочайших заблуждений – что Марко дает мне всю информацию. Это бред. Конечно, я могу у него что-то проверить, воспользоваться его контактами в Италии. Однажды я брал у него телефон Марко Налетича. Это очень известный хорватский агент, с которым работает, например, Пашалич. Но люди думают, что я каждый день прошу Марко: «Скинь мне пару трансферов». Это вообще неправда. Но я не могу со всеми спорить.

– Правда, что Трабукки – человек, которому Каррера доверяет больше всего?

– Да, конечно. Возможно, своей жене Каррера доверяет больше, чем Марко, но, в принципе, так и есть. Это нормально. Я считаю, успех Карреры в России в том, что его окружили люди, которые хорошо знают российский рынок. Они хорошо к нему относятся и помогают в нюансах, связанных с работой в России.

Это то, чего, на мой взгляд, не было у Эмери. Поэтому у Эмери тут карьера не сложилась. Ему было одиноко в России. А Трабукки – человек, который помог Каррере понять, что такое Россия.

– Правда, что Трабукки занимается всеми трансферами «Спартака»?

– Думаю, нет. Насколько я знаю, Педро Роша – не его трансфер. Что такое трансфер? Это история, когда ты сам предлагаешь игрока или способствуешь его переходу. У тебя есть рычаги, которые ты можешь использовать, чтобы тот или иной игрок согласился приехать. Максимович, Пашалич, Луис Адриано – его сделки. Роша – нет. Все пишут про его сделки: Марко получил комиссионные. Ну а что, агенты бесплатно работают? Они работают за деньги.

– Есть разница: агент, про которого говорят, что он получает комиссионные, и агент, про которого говорят, что он пилит на трансферах. Ты же в курсе, что про Марко говорят: он пилит.

– Конечно, говорят. Так говорят про всех агентов. В России мнение об агентах такое: они все козлы и пилят на трансферах. Еще раз подчеркну: искусство агента – договориться, найти подход, убедить стороны. Я допускаю, что он стал больше зарабатывать, но сколько конкретно – не знаю. Я не его бухгалтер. Я вообще не представляю, как происходит, как ты говоришь, распил денег.

Последнее, что я хочу – выглядеть адвокатом Марко. У него достаточно минусов, как у любого человека, но как агент и переговорщик, он имеет определенные качества, которые не все могут понять. Я знаю, что он профессионал в плане ведения переговоров. Я был несколько раз на его встречах в Италии, я видел, как к нему относятся итальянские коллеги, я знаю, что у него большой контакт-лист, у него есть доступ к серьезным людям.

Это не такая легкая работа, как кажется со стороны. Привезти или продать футболиста – целый процесс. Я помню, как он продавал Думбия в «Рому». У Думбия есть агент, какой-то француз, но агентом сделки был Марко. И была лигочемпионская кампания, когда ЦСКА играл с «Ромой», «Сити» и «Баварией». Первый матч был в Риме на «Олимпико», ЦСКА проиграл 1:5, Думбия с центра поля убежал один на один, споткнулся и не смог пробить по мячу. На этом матче был Марко, агент Думбия и кто-то из «Ромы». Работа над трансфером тогда уже началась. Я потом говорю Марко: «Ты думаешь продать футболиста, который споткнулся и не забил?». Он: «Это будет непросто». Потом он всю осень возил селекционеров «Ромы» на каждый матч ЦСКА. В итоге когда в январе он сумел завершить эту сделку, я сказал ему: «Круто». Он сумел продать игрока из ЦСКА в «Рому» за очень хорошие деньги – 15 млн. Наверное, после этого его в «Роме» не очень любят, Думбия-то не заиграл. Но для ЦСКА это была крутая сделка.

Поэтому не надо думать, что агент сидит в офисе, обновляет почту и ему приходят предложения от «Арсенала», «Челси», «Валенсии». Такого не бывает – разве что в топ-клубах. И то редко. В России если ты хочешь продать футболиста, то должен сказать агенту: «Хотим продать его подороже. Найди нам предложения». Или игрок должен сказать агенту: «Я хочу уехать, вывези меня в другой клуб».

– Слух про Трабукки, который я очень хорошо помню. Когда Дриусси ехал в Россию, то сначала были переговоры со «Спартаком», в них участвовал Марко. В итоге он перешел в «Зенит», но Трабукки все равно получил комиссию.

– Я в это не верю. Я знаю, что Марко – друг и партнер Марсело Симоняна, агента, который вел сделку по переходу Дриусси в «Зенит». Но я не думаю, что это Марко продал его в «Зенит».

Я не видел банковский счет Марко, но мне эта история кажется выдумкой. Она бьет по репутации Марко, потому что очевидно, что сейчас это человек, который работает с Каррерой. Для многих Марко – человек, в которого конкуренты могут кидать дротики, чтобы сделать его слабее в общественном мнении. Я знаю Марко и уверен: это обман.

– Эту историю я прочитал в телеграм-канале «НЕНОБЕЛЬ». Примерно в то же время Каррера дал интервью, в котором сказал: «Телеграм-каналы – х***ня». Канал «НЕНОБЕЛЬ» – х***я?

– Спасибо, конечно, что они делают мне небольшую рекламу. Я догадываюсь на 99%, кто ведет этот канал, но не скажу, чтобы человека не выставлять неправильно. А так – окей, телеграм-канал. Там бывают правильные вещи, а бывают категорически неправильные. Особенно меня поразило, когда там написали, что «Уфа» хочет продать Стоцкого в «Краснодар», а я специально ради «Уфы» набиваю ему цену, говоря, что он должен перейти в ЦСКА. Довод был, что Нобель общается с «Уфой». Да, я общаюсь с Тыртышным, он очень веселый парень. Да, у меня есть телефон Газизова. Но представить, что я пытаюсь помочь «Уфе» продать Стоцкого, это настолько бредово...

Все знают, что «Краснодар» и ЦСКА за ним следят, но не могут купить, в том числе потому, что «Уфа» очень жестко ведет переговоры, хочет заработать. «НЕНОБЕЛЬ», пытаясь, наверное, меня задеть, написал такую историю.

– Тебя хоть раз просили пустить слух, чтобы помочь с продажей какого-то игрока?

– Открыто – нет. Но был случай в 2014-м, когда случилась очередная отставка тренера в «Локомотиве», было непонятно, кто придет. Мне позвонил Вася Уткин и сказал: «Я знаю, что у «Локомотива» скоро совет директоров, у них нет четкой позиции, что происходит. Я уверен, что эта фамилия не всплывет, но благодаря тебе она может всплыть. Напиши, плиз, что член совета директоров предложил кандидатуру Валерия Непомнящего».

Я написал. Только потому что я хорошо отношусь к Непомнящему, он топ-специалист и максимально порядочный человек. Только потому что меня попросил человек, которого я очень уважаю, который сильно помог моей карьере, и который не преследовал корыстные цели, а просто хотел помочь Непомнящему. В итоге, сам знаешь, ничего не получилось. Я могу открыто об этом говорить, мне за это не стыдно.

– Последний вопрос про Трабукки. Он напрягается из-за того, что в интернете его называют казахом?

– Я это с ним не обсуждал. Как армянин, я всегда отношусь к такому не то что с негативом. Просто я и про себя привык читать что-то типа «ну что там этот армяшка пишет». У Марко папа итальянец, а мама из Казахстана, я с ними знаком, был у них в гостях в Швейцарии, они замечательные и открытые люди, очень приятные в общении. Думаю, Марко может гордиться своими корнями. Это редкая смесь и это круто.

А если бы Марко обращал внимание на все, что про него пишут в интернете, он не был бы таким агентом, каким стал сейчас.

ЧМ-2018, Черчесов, Игнашевич

– Сборная России выйдет из группы на ЧМ?

– Я считаю, что для сборной России эта группа и расписание – самое-самое удобное, что только могло придумать человечество. Выйдет ли сборная из группы? Сомневаюсь. Я не хочу верить, что не выйдет, потому что если сборная сыграет на домашнем турнире всего три матча, то интерес после первого этапа пойдет вниз.

Но, если честно, сомневаюсь. Я недавно комментировал матч Португалия – Египет. Египет – хорошая команда. У них есть суперзвезда, которой у нас даже близко нет. Есть четкий план действий – организованная оборона, полузащита и впереди Салах, который должен придумать гол. Единственное, у них тренер Эктор Купер, он главный неудачник в футболе. Но для выхода из группы этого может хватить.

– Черчесов – хороший тренер для ЧМ-2018?

– Мне кажется, у сборной России мог быть другой тренер на чемпионате мира. Я считаю, что Слуцкий был бы хорошим тренером для ЧМ, если б остался после Евро. Я знаю, что Мутко его просил остаться. Выбор Черчесова казался логичным, но игра сборной России меня, к сожалению, расстраивает. Есть процесс, который мы видим уже два года. Я вижу, что при всем желании Черчесова, игры у сборной нет. Я не понимаю, как сборная будет играть на чемпионате мира. На Кубке конфедераций бились, боролись, а итог тот же.

– У кого из игроков сборной конфликт с Черчесовым? Кроме Денисова.

– Не конфликт, я бы назвал это «никакие отношения». У братьев Березуцких, это не секрет. Про нынешних игроков сборной рассказывать будет некорректно.

– А у Игнашевича?

– Мне кажется, в сборной России он был бы нелишним. Сейчас когда в ЦСКА на тренировке квадрат, туда заходят Головин, Кучаев, Жамалетдинов, Чалов, а пятый – Игнашевич. Я не раз слышал, что прогресс Головина был возможен, потому что ему пихали Игнашевич и братья. Они говорили ему, как правильно двигаться на футбольном поле. Поэтому мне кажется, что Игнашевич пригодился бы сборной.

– Так почему его нет? Из-за Черчесова?

– Не знаю. Его при Черчесове ни разу не вызывали в сборную. Я выясню, мне самому это интересно. Черчесов говорил, что Игнашевич завершил карьеру в сборной.

– Но сам Игнашевич так не говорил.

– Надо погуглить. Не знаю.

– Окей, а у Дзюбы есть конфликт с Черчесовым?

– Да. Не конфликт – сложные отношения.

Тусовки, стрип-клубы, кино

– Расскажи, как тусят русские футболисты? Желательно, чтобы в истории были ночные клубы и стриптизерши.

– Да, я встречал футболистов в стрип-клубах.

– В каких?

– Ну я не могу назвать место, меня туда не пустят больше. Вообще в Москве есть 3-4 главных стриптиза, которые максимально востребованы у футболистов. Я приходил туда не в компании игроков, но встречал их там.

– Ты сам что там делаешь? Там классно?

– Нет. Мне не нравится стриптиз, если честно. Просто несколько раз так получалось, что мы шли компанией в бар, а потом оказывались в стрип-клубе. Честно, я не фанат стрип-клубов. Я стараюсь быстро оттуда уходить.

– Сколько ты там денег оставлял?

– Был случай, когда я потратил неприлично много для себя. Сейчас даже лучше не вспоминать, грустно становится.

– Больше тысячи долларов?

– Немного больше.

– Как развлекаются иностранные футболисты, приезжающие в Россию? Например, к нам Видаль приезжал – все знают, что он тусовщик.

– Я знаю, что во время Кубка конфедераций Видаль в Москве очень спокойно себя чувствовал – мог выйти из гостиницы, в ресторан сходить или куда-то еще. Я не говорю, что он тут до смерти бухал, хотя у него такая репутация. Я знаю, что в «Ювентусе» с ним расстались именно потому, что он многократно нарушал режим. Он боец до мозга костей, он дерется на поле – но не всегда соблюдает режим.

– Что еще слышал про иностранных игроков в России?

– Сборная Аргентины приезжала в Москву на неделю, они после матча с Россией поужинали в неприлично дорогом мясном ресторане Chef и поехали в ночной клуб почти всей командой – кроме Месси и некоторых возрастных игроков. Аргентинцы жили в гостинице «Украина», Месси ходил в тренажерный зал, куда пускали всех. И люди специально покупали абонементы в самый дорогой фитнес Москвы, чтобы на него посмотреть.

– Расскажи про фильм «Тренер». Ты там снялся, ты уже его посмотрел – и как?

– Там очень круто снят футбол. Там братья Гатаговы снимались, Сычев. Они футболисты – это круто, потому что в таких фильмах в футбол играют актеры, которые не подходят по пластике и другим факторам. Много камер, спецэффектов, снимали все на стадионе «Краснодара».

Сам фильм – мне он показался интересным. Понятно, что главная фигура там – герой Козловского, но там есть разные линии – с отцом, что всегда трогательно, любовная, чисто футбольная. И там нет косяков, там снято все более-менее правдоподобно с точки зрения футбола. Там даже называется точная сумма, сколько в среднем стоит выступление в ФНЛ – 200 миллионов рублей. Это правда.

– Расскажи про свою роль в фильме.

– Я играю там комментатора, комментирую финальный матч Кубка России. В кадре появляюсь несколько раз на несколько секунд, но мой голос достаточно долго звучит.

– Как ты познакомился с Козловским?

– Нас с Геничем порекомендовал ему Галицкий. Мы познакомились с Козловским во время съемок, он оказался абсолютно не звездным. Когда я приезжал в Краснодар, то думал, что ко мне просто его ассистенты подойдут на несколько секунд. В итоге он сам подошел, все проговорил про мою роль. Он хорошо знает меня и всех остальных комментаторов.

Я прикоснулся к этому фильму 3-4 раза: на съемке, на озвучке и на доозвучке. И всегда там был Козловский – погруженный в процесс, в теме. Он суперзвезда российского кино, но оказался простым человеком, умеющим спрашивать и слушать.

– Тебе заплатили гонорар?

– Нет. Ну я особо это не обсуждал. Мне кажется, крут сам факт, что я в этом поучаствовал. До этого я с кино не соприкасался. Я снимался в рекламном ролике про Армению, но в кино – ни разу.

Италия, Буффон, Аллегри

– Что ты чувствовал после того, как шведы оставили Италию без чемпионата мира?

– Я охренел. Я хотел плакать. Очень расстроился. Мне было дико больно и обидно. Особенно было хреново, когда посыпалась куча сообщений. Я не стал на них отвечать. Я заранее чувствовал, что что-то пойдет не так. Вентура, конечно, блин...

Для меня это был удар. Я ждал здесь сборную Италии. Дело даже не в том, что это чемпионат мира, было очень важно, чтобы они приехали сюда. Я точно знаю, что они должны были жить в Баковке, они уже связывались с Геркусом.

Я пришел после матча со Швецией домой, открыл гардеробную, а в дальнем углу – плакат с Каннаваро. Я вспомнил 2006 год, мне было 18, Италия выиграла ЧМ. Я тогда так радовался.

– Зато «Рома» забила три «Барселоне». Как такое вообще могло произойти?

– У меня было полное ощущение, что это какая-то компьютерная игра со стороны «Ромы». Это был идеальный матч, все футболисты – начиная от вратаря и заканчивая Джеко – провели его без ошибок.

Этот матч выиграл в том числе Эусебио Ди Франческо. «Рома» в очередной раз доказала, что в футболе важны идеи тренера и то, как их реализует команда. Круто, что в Италии есть молодые тренеры. Да, проблемы с молодыми игроками, нет звезд, которые есть в Германии, в Испании, даже в Англии. Но тренерская мысль в Италии по-прежнему на высоте.

– Что ты чувствовал, когда «Ювентус» отыгрался у «Реала», а потом пропустил с пенальти в добавленное время?

– Это просто необъяснимо. Я бы даже сказал, что это просто п****ц, можешь так и написать. Мало кто верил в «Ювентус», я сам не мог представить, что они могут загнать «Реал» в такую ситуацию. Мне приятно, что моя команда это сделала.

Был или не был пенальти – тут можно до утра спорить. Понятно, что все основания для пенальти были. Но на мой взгляд это всего лишь основания. За такой фол в таком матче... Но футбол – игра, где судья имеет свое мнение. Можно спорить, поставил ли бы он такой пенальти на 93-й минуте в ворота «Реала». К сожалению, Италия потеряла репутацию и глобальное уважение в Европе. Это факт. Наверное, итальянцы сами в этом виноваты.

Но «Ювентус» доказал, что он абсолютно равен «Реалу». Обидно, что все решил судья. Но факт в том, что «Ювентус» последние четыре года вылетал либо в финале, либо в феерическом ответном матче с «Баварией», либо как сейчас. По большому счету, за 4 года «Ювентус» прямо откровенно не вылетал. И проигрывал только трем командам. Значит, он входит в топ-5 команд Европы.

Слова Буффона про судью после матча – это же недостойно?

– Ну почему? Это слова великого чемпиона. Понятно, что это было сказано на эмоциях. 40-летний вратарь, который заканчивает карьеру, завершает матч удалением, еще более спорным, чем пенальти. Я не слышал, что Буффон говорил судье. Но когда английский судья удаляет вратаря в такой ситуации... Бог судья арбитру. Я не считаю, что Буффон сказал что-то позорное.

– Ты согласен, что Буффону стоило уйти раньше?

– У него была красивая мечта – сыграть на шести ЧМ. Такого никогда не было, он хотел войти в историю. Не сложилось. По-хорошему, он должен был закончить 2-3 года назад, но я не вижу проблемы. Да, он ошибается, он не 20-летний парень, понятно, что есть Алиссон, Де Хеа, Куртуа, Облак, а есть вот этот 40-летний мужчина. Если честно, даже Шченсны сильнее Буффона.

Но меня поражает в Буффоне его страсть. До матча, после матча – это не наигранные чувства, он искренний. Я надеюсь, он останется в системе «Ювентуса». Знаю, что Инфантино зовет его в систему ФИФА работать чиновником. Может, он еще на год продлит контракт, поиграет в статусе запасного вратаря.

Дела, цели, семья

– Мы с тобой месяц не могли встретиться, мне теперь кажется, что ты самый занятой человек на свете. Опиши последнюю неделю своей жизни.

– В понедельник у меня был эфир «8-16», потом другие дела днем. Во вторник я улетел в Лондон, там мы с Мишей Моссаковским и Тимуром Журавелем несколько дней делали специальный репортаж перед матчем ЦСКА, я в том числе организовал интервью с Мхитаряном. В четверг я комментировал футбол [«Арсенал» – ЦСКА]. Сегодня я рано утром вернулся, поехал записывать Youtube-канал, потом поехал на премьеру «Тренера». Ночью улетел в Волгоград, я там ведущий в Парке футбола FIFA, который сейчас путешествует по всем городам России. В понедельник вернулся и все то же самое, только с еще большим ритмом.

Помимо дел еще куча всяких звонков, разговоров и так далее. В том же Youtube-канале моя роль – это не просто приехать и рассказать. Надо добыть информацию. Это занимает много времени. Еще я амбассадор компании Winline, это постоянно, но я не каждый день для них что-то делаю. Других регулярных больших проектов нет. Скорее, конкретные истории, которые возникают изо дня в день.

– За последние года три твоя жизнь глобально изменилась?

– Нет. Окей, я переехал в ЖК «Аэробус» на метро «Аэропорт», а раньше жил на Большой Грузинской. А по загруженности у меня всегда был такой образ жизни. Я всегда легкий на подъем, всегда влезал в какие-то дела, всегда шел на контакт. Но был период, когда меня воспринимали как человека, который работает с Бубновым. Потом – как инсайдера. Сейчас, надеюсь, больше как комментатора.

– Был момент, когда ты подумал: «Блин, чего-то я добился в этой жизни»?

– Наверное, когда я реализовал детскую мечту и попал на «НТВ-Плюс». Когда ты все детство об этом мечтаешь, где-то даже думаешь, что это невозможно, но добиваешься, то да, это круто. Если бы мне в 2005-м сказали, какой я сейчас, я бы, наверное, не поверил.

– Какая следующая цель?

– Это очень хороший вопрос, я иногда об этом думаю. Очень хочу развиваться как комментатор. Я понимаю, что я в принципе не самый талантливый комментатор, но хочется сделать шаг вперед.

Но сейчас я хочу наслаждаться временем, которое у меня есть. Наверное, когда-нибудь я хотел бы изменить свою жизнь в личном плане. Сейчас много перелетов, поездок, сложно найти 2-3 выходных, которые я могу посвятить только себе, нет нормированного графика. Мой образ жизни насыщенный и интересный, но хочется сделать жизнь более размеренной, больше времени уделять себе.

– Себе или семье?

– Себе. Надеюсь, в перспективе – семье.

– У тебя прямо четкая цель завести семью?

– Я не то что ставлю себе такую цель. Просто хочу больше времени уделять себе.

– Чем ближе я к 30, тем чаще встречаю людей, которые скептически ко мне относятся, когда узнают, что у меня нет жены и детей.

– Я армянин, в нашей культуре в 30 лет ты должен быть семейным человеком, желательно с двумя детьми. Но я хоть и армянин в душе, но мой образ жизни другой. Рано или поздно это придет, я не вижу ничего плохого, если семья появится через 5 или 10 лет.

Да, я встречаю таких людей. Но я также встречаю людей, которые говорят: «Нобель, даже не вздумай жениться в ближайшие пять лет. Наслаждайся временем, получай удовольствие, туси, гуляй – все у тебя будет хорошо».

Фото: instagram.com/nobel_arustamyan; twitter.com/ANobelito; РИА Новости/Алексей Даничев, Владимир Астапкович; REUTERS/Fredy Amariles, Alex Morton, Ikya Naymushin; globallookpress.com/Filipe Amorim/ZUMAPRESS.com, Giuseppe Maffia/ZUMA Press; Gettyimages.ru/Matthias Hangst/Bongarts; twitter.com/marco_trabucchi; instagram.com/danilakozlovsky

развернуть

Однажды он даже подарил новую жизнь вору.

Кажется, в Египте два чуда света – пирамиды Гизы и Мохамед Салах. Его обожают уже давно, но, выбив для страны первый за 28 лет чемпионат мира, Мохамед окончательно превратился в героя нации. В Египте безумие от великой победы постепенно стихло, но Салах с тех пор лишь закипал и ворвался в новый год чуть ли не главным футболистом АПЛ: 17 голов в чемпионате, 6 – в групповом этапе Лиги чемпионов, звание лучшего игрока Африки-2017. Дома его любят не только за поразительную результативность, но и за сказочный подъем из египетской глуши.

Салах вырос в деревне Нагриг, это недалеко от Александрии. Играть в футбол он начал только в семь лет – вдохновившись волшебством Роналдо, Тотти и Зидана в стареньком телевизоре, который иногда ловил футбольные матчи. Нормального мяча в деревне не было, поэтому Салах вместе с друзьями делал его из носков: сворачивал в комок и склеивал. Так продолжалось до 14 лет, когда скауты каирского клуба «Эраб Контракторс» заметили Мохамеда на школьном турнире, организованном PepsiCo. Соревнования принесли Салаху первый контракт, но чтобы попасть на тренировку, приходилось трястись в дороге по четыре часа – меняя минимум три автобусных маршрута. И так – почти каждый день.

«Приходилось рано убегать из школы, – вспоминал он. – Я шел на занятия к девяти утра, а потом доставал бумагу от клуба: «Мохамед может покинуть школьные занятия раньше, чтобы успеть на тренировку к двум часам дня». Так что в школе я проводил всего пару часов. Около 3-4 лет я ездил на тренировки пять дней в неделю. В девять утра выходил из дома, к команде должен был успеть к 14:00, занятия заканчивались в шесть вечера. Дорога, и вот я с семьей в 22:00-22:30». 

Справедливо, что такое сумасшедшее рвение окупилось: уже в 19 лет Салах дебютировал в главной сборной Египта. Готовясь к Кубку Африки-2012, команда провела серию товарищеских матчей, и одним из соперников был «Базель». Египтяне победили 4:3, Мохамед сделал дубль и настолько восхитил швейцарских боссов, что они всего через несколько дней перевезли его в Европу. 

«Было очень трудно, – рассказывал футболист. – Невероятно сложно переехать на другой континент в столь юном возрасте. Я вырос в Египте, все знал о Египте. Но я ничего не знал о Швейцарии. Я не не знал ни английского, ни швейцарского. Я не знал, где мне взять еду, и других элементарных вещей». 

Прошло шесть лет, и сейчас у Салаха все блестяще. Он главная звезда «Ливерпуля», выучил язык, а 100 тысяч фунтов в неделю легко могли стереть из памяти бедное детство и многочасовые путешествия до Каира.

Но ничего подобного. Появление больших денег Мохамед расценил как отличную возможность регулярно помогать Египту и поднимать с колен родную деревню.

Вот лишь несколько историй, которые покажут: у Салаха большое сердце.

Простил вора и отказался от виллы

Как-то Салах сказал, что его любимое английское слово – «Love», и точно не обманул. Он выглядит полумифическим персонажем, который уважает всех вокруг и всегда старается быть милосердным.

В ноябре 2017-го, прямо в тот вечер, когда Мохамед сделал дубль в матче с Конго (2:1) и добыл для Египта билеты в Россию, квартиру его отца обчистил вор. Всего через пару дней преступника нашли и арестовали, а папа Салаха подал заявление в суд. Реакция сына оказалась неожиданной: он попросил немедленно отозвать иск, сам встретился с вором, дал ему немного денег и вдобавок помог найти работу. Даже если преступник не исправится, Салах уже сделал важнейшее: дал человеку шанс.

Эта невероятная история протекала на фоне другого шумного события. Египетский бизнесмен Мамдух Аббас так обрадовался выходу на ЧМ-2018, что захотел подарить Салаху роскошную виллу. Нужно было только согласиться и выбрать день для экскурсии по новому дому. Но Мохамед сразу отказался и сказал Аббасу, что если тот хочет сделать ему приятно, то пусть просто пожертвует деньги на развитие деревни Нагриг.

Строит больницы и помогает египтянам заключать браки 

Салах очень заботится о родной деревне. Он не ограничивается денежными переводами, а построил там школу, крытое футбольное поле и закупил оборудование для спортзала. 

Глава деревни Махер Шетия бесконечно благодарен: «Мало того что Салах выделил нашу деревню на карте мира, так он еще и дает деньги на развитие! Он пожертвовал деньги для больницы Базиун – на вентиляционную комнату, препараты и машины скорой помощи».

Еще Салах помогает молодым парам заключать браки, перечисляя деньги на проведение свадеб. 

Салах часто приезжает в Нагриг. «Он прилетает к каждому Рамадану и вручает подарки местным детям, – рассказывал его друг детства Басюни. – Возвращаясь, он всем без исключения дает автографы и фотографируется. С детства он совсем не изменился».

За бескрайнюю заботу о жителях деревни именем Мохамеда уже названа школа и строящийся молодежный центр.

Спас египетскую валюту и помогает футбольным ветеранам 

В конце 2017 года Салах совершил еще два мощнейших поступка. Сначала спас египетский фунт, когда чиновники признались, что ему срочно требуется поддержка иностранной валюты (ее дефицит – одна из главных экономических проблем страны). Салах откликнулся одним из первых и отдал государству 210 тысяч британских фунтов.  

Следом Мохамед перечислил еще 27 тысяч фунтов в фонд Ассоциации футболистов-ветеранов Египта. Она поддерживает бывших игроков, которые столкнулись с серьезными финансовыми проблемами. Деньги Салаха помогут 120 семьям, чей месячный доход не превышает 400 египетских фунтов (это всего 16,65 фунта). Средняя зарплата в Египте – 2900 в местной валюте.

Значимость Салаха для всего Ближнего Востока объяснил Хатем Кадус, ведущий Oil Field Index Podcast – передачи для арабских болельщиков «Ливерпуля».

«Ему удалось то, чего еще не сделал ни один политик – Салах объединил Ближний Восток. Марокканцы, тунисцы, саудиты, кувейтцы, жители Эмиратов и Омана – все хотят футболку с его фамилией. Он дает надежду 90-миллионному населению Египта. У нас серьезные экономические проблемы, чуть ли не каждую неделю случаются теракты, а Салах – единственный, кто поддерживает жителей и дарит им надежду. Загляните в любое кафе в Каире, когда играет «Ливерпуль» – это же просто невероятно! На два часа он объединяет нацию, и мы забываем обо всех ужасах вокруг».

Деньги и слава часто калечат. Но кажется, в мире есть как минимум один человек, который ничего об этом не знает.

Фото: twitter.com/22mosalah (1,4,5); globallookpress.com/Urs Lindt/Freshfocus; REUTERS/Amr Abdallah Dalsh, Mohamed Abd El Ghany

развернуть

В этом посте нет Салаха и Обамеянга.

Футбол в Африке – это ценные призы. За лучшего игрока матча дают 5 гигов интернета. 

Или две упаковки пива.

Или даже шлепанцы. Их обладатель - уже в «Андерлехте».

А за лучшего игрока месяца вручают целый таз с чистящими средствами.

В Африке не заморачиваются на каких-то там правилах. Если вратарь сыграет рукой за пределами штрафной площади, матч просто продолжится. Вообще никто не обратит на это внимания. 

Даже местная система видеоповторов. Может быть, он смотрит другую игру?

Футбол в Африке – это уникальные финты. 

Могут и так.

И такое.

Бедный ребенок.

Если этого не хватило, то у меня есть еще один парень. Выходи, чувак

Здесь случаются удивительные совпадения. Заявка сборной Нигера на чемпионат мира U17. 

Чемпионат Алжира – это восхитительно. За 4 тура до конца сезона-2015 все команды сохраняли шансы на чемпионство. 

 

А вылетели в итоге самые результативные ребята. 

 

Статистика гостевых матчей чемпионата Нигерии тоже восхищает.

Местный футбол вообще умеет удивлять.

В Африке самые преданные болельщики.

Самый странный разогрев зрителей. (Да, звук лучше потише)

Ничего особенного, просто тренер крадет шаманский амулет у вратаря соперников во время серии пенальти.

Тут умещаются 40 тысяч болельщиков на 25-тысячном стадионе.

Здесь клуб из второго египетского дивизиона играет в форме мюнхенской «Баварии».

Ты вратарь «Газль Эль-Махалла», но болеешь за «Ливерпуль»? Нет проблем: играй в форме «Ливерпуля», тебе она идет больше, чем Кариусу.

Африканские вратари – лучшие. Один забивает через себя на 90-й минуте

Другой вместо щитков надевает кусок пластиковой бутылки.

Даже иностранцы после переезда творят какую-то дичь.

Просто безумие.

Но настоящее.

Топовое фото: twitter.com/beINSPORTS

развернуть

ПРОЛОГ

Данные актуальны на 11 января 2018 года

Позади более 20 туров в европейских чемпионатах. Где-то чуть меньше, как в Испании и Голландии, а где-то больше - как в Швеции и Белоруссии, где играют по системе "весна-осень" и сезон закончился уже в ноябре.

Сюрпризом, о котором было обещано, является, как уже все поняли из заголовка, чемпионаты Китая и США. Решение добавить их в обзор было по причине необходимости заменить Турцию.

Да, да, я не опечатался. Это тоже сюрприз. Чемпионата Турции здесь нет. Хоть многие в комментариях просили, но... В плане инфраструктуры, бюджетов, возможностей турки дадут фору большинству представленных в обзоре чемпионатов. Но вот во всём остальном будто застряли в прошлом веке. Достоверных цифр посещаемости в лиге нет ни у одного клуба, даже у "Галатасарая" и "Фенербахче". Это касается не только нынешнего сезона. Ещё одной проблемой является сайт Суперлиги Турции, который устарел лет так на 15, неинформативен и тоже не имеет данных по посещаемости сезона 17/18. Я честно пытался добыть информацию, но сами клубы в своих отчетах не указывают количество зрителей на матчах. Полный пофигизм на всех уровнях.

Предыугадывая ещё один вопрос, про вторые лиги. Лига 2, Сегунда и Серия Б не могут конкурировать с Польшей, Швецией и даже английской Лигой Один (третий по силе дивизион в Англии). Но, думаю, в окончательном обзоре добавлю и их.

Ну, поехали.

АНГЛИЯ, ПРЕМЬЕР-ЛИГА

С прошлого обзора мало что поменялось, к сожалению. Большие надежды тогда я возлагал на "Тоттенхэм", но увы - "шпоры" не только не прибавили, но и потеряли часть зрителей. Поэтому "Манчестер Юнайтед" продолжит доминировать по посещаемости в АПЛ, уже 26 год подряд.

Немного прибавил другой "Манчестер" - "горожане" поднялись на 5 строчку, сместив "Ливерпуль".

Других изменений больше нет - в АПЛ всё упирается во вместимость стадионов, отсюда и зашкаливающий процент заполняемости, самый высокий в Европе (да и мире тоже) - 94,2%. Из новых стадионов ждём только новую арену "Тоттенхэма", которая будет вмещать 61559 зрителей.

По сравнению с октябрем средняя посещаемость даже немного упала, на 312 зрителей.

"Тоттенхэм" - "Ливерпуль", 80827 зрителей, 22.10.17

ЧЕМПИОНШИП

Первый английский дивизион (или просто Чемпионшип) является самым многочисленным из всех представленных в обзоре чемпионатов. Как много знакомых и родных сердцу имён? Особенно для тех, кто вырос на АПЛ времен начала нулевых.

"Лидс Юнайтед", "Астон Вилла", "Миддлсбро", "Фулхэм", "Болтон" - многие из них не первый год прозябают в низшей лиге Англии. Хотя всем бы так - доходам клубов Чемпионшипа позавидует любая европейская команда.

Не отстает и посещаемость, которая конкурирует даже с Лигой 1 - и это ещё при не 100% заполняемости! Стоит отметить ещё один факт, что средняя посещаемость в 20 тысяч зрителей установилась только в последние 2 года - в предыдущие она не превышала 17-18 тысяч. Что тоже говорит о подъеме популярности второго дивизиона Англии.

ГЕРМАНИЯ, БУНДЕСЛИГА

Как и в АПЛ, в немецком чемпионате тоже мало изменений по сравнению с октябрем. Лидеры всё те же, как и аутсайдеры.

Немного прибавили "Боруссия" из Менхенгладбаха и "Кельн". Потеряла зрителей "Герта", вследствие чего упала с 7 на 9 место. Но в целом, равных в Европе Германии нет - абсолютный показатель средней посещаемости недосягаем для всех. Хотя стремиться есть куда - если в Англии лишь у "Тоттенхэма" заполняемость меньше 90%, то в Бундеслиге - сразу у 6 клубов.

В отличие от АПЛ средняя посещаемость выросла на 240 зрителей.

"Герта" - "Шальке 04", 50590 зрителей, 14.10.2017

ВТОРАЯ БУНДЕСЛИГА

Следующий по рангу немецкий дивизион в этом сезоне не может поспорить с Чемпионшипом, хотя по средней вместимости стадионов уступает лишь на 2151 зрителя.

Можно отметить низкую посещаемость у "Зандхаузена" и "Эрцгебирге", но только если не знать, что население городов, откуда они родом, поместится на их же стадионах.

Что интересно, на повышение могут уйти как "Зандхаузен", так и "Хольштайн" с "Ингольштадтом" - клубы с маловместимыми стадионами.

В целом, посещаемость второй Бундеслиги пока что самая низкая за последние 7 лет и уж точно не сравнима с посещаемостью предыдущего сезона (21735 зрителей), когда "Штутгарт" и "Ганновер" восстанавливали свое реноме после понижения в классе в 2016 году. Однако, это все равно выше, чем ходят в России.

ИСПАНИЯ, ПРИМЕРА

Как и немецкий чемпионат, испанский за 3 месяца тоже прибавил в зрителях на 615 пунктов.

Вот парадокс - у 15 клубов посещаемость наоборот, упала. Но за счет подъема "Барселоны" (которая отыгрывает позиции после своего демарша с "Лас Пальмас") и "Реала" из Мадрида (вот уж неожиданность - на фоне провального выступления) средняя посещаемость выросла.

Из лидеров чемпионата сильно сдал "Атлетико" (минус 3042 зрителя), и в Примере остался лишь один клуб с заполняемостью 90% и более. И тот - скромный "Леганес" со вторым с конца по вместимости стадионом.

На данный момент на вылет стоят "Депортиво", "Малага" и "Лас Пальмас" - клубы с достойной посещаемостью для их положения, в то время как "Эйбар" и "Жирона" чувствуют себя в чемпионате очень комфортно. Но вместо них из Сегунды могут придти "Уэска" и "Кадис" со скромными стадионами в 5500 и 25000 зрителей соответственно. На средней посещаемости Примеры это никак не отразится - вряд ли в следующем сезоне "Барселона" снова решит сыграть при пустых трибунах.

"Атлетико" - "Барселона", 64393 зрителя, 14.10.2017

ИТАЛИЯ, СЕРИЯ А

Удивляет, если честно, итальянский чемпионат. Здесь тоже прогресс - плюс 762 зрителя.

Аж на 5 тысяч выросла посещаемость "Интера", который за долгое время (с 2011 года) борется за медали, а не выполняя роль наблюдателя в споре между "Наполи" и "Ювентусом". Неаполитанцы тоже имеют положительную динамику - на 3 тысячи зрителей.

Вообще, оба миланских клуба показывают приличную посещаемость. Если с "Интером" все понятно, то вот зрительский интерес к "Милану", который не перестает разочаровывать своих болельщиков, поражает. Ведь обычно все бывает наоборот.

Последний раз, когда на команды из Милана так ходили -  тот самый сезон 2010-2011, когда "россонери" в последний раз стали чемпионами (53916 зрителей), а "нерадзурри" в последний раз поднялись на пьедестал и заняли второе место (59484 зрителя).

"Интер" - "Милан", 78328 зрителей, 15.10.2017

ФРАНЦИЯ, ЛИГА 1

Больше всех зрителей из "большой пятерки" потерял французский чемпионат - минус 422 зрителя. После бодрого старта Лига 1 идет к своим привычным показателям в 20-21 тысячу зрителям.

Из положительного можно отметить "Лион", который увеличил свою посещаемость почти на 5 тысяч зрителей.

Не самые лучшие времена переживают сейчас "Лилль", "Бордо" и "Сент-Этьен" (3-4 очка до зоны вылета), однако они все еще собирают приличную аудиторию, во многом благодаря новым стадионам.

"Лион" - "Метц", 53921 зритель, 29.10.17

ГОЛЛАНДИЯ, ЭРЕДИВИЗИ

Практически без глобальных изменений в голландском чемпионате, разве что местами поменялись "Виллем II" с "Родой" и "Ден Хааг" с "Хераклесом". При этом есть, что удивительно, небольшой прогресс посещаемости в 457 зрителей.

В целом, это одна из самых стабильных европейских лиг - третье место по заполняемости после Англии и Германии.

"Аякс" - "Спарта", 51567 зрителей, 14.10.2017

ПОРТУГАЛИЯ, ПРИМЕЙРА-ЛИГА

Низкая посещаемость португальской лиги (на фоне остальных топ-чемпионатов) обусловлена отсутствием интриги, последствиями финансового кризиса и населением страны, которое даже не дотягивает до населения одной только Москвы.

А еще не помешало бы сократить количество клубов до 16, как это было до сезона 14/15.

"Порту" - "Бенфика", 49089 зрителей, 1.12.2017

РОССИЯ, ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Уверенно чувствуют себя "Зенит", "Спартак" и "Краснодар", которые немного прибавили в посещаемости. Красно-белые в этом плане являются лидерами - плюс 2016 зрителей.

Но из-за того, что много болельщиков потеряли аутсайдеры (больше всего "Динамо" - 2778, дальше идет Хабаровск - 2222) упала и средняя посещаемость всего чемпионата - на 287 зрителей.

Уже весной первые матчи примут новые стадионы в Ростове и Екатеринбурге (подтверждено, что "Урал" сыграет с "Рубином" 1 апреля), а значит по окончании чемпионата посещаемость должна застыть на отметке в 13 тысяч.

"Спартак" - ЦСКА, 44062 зрителя, 10.12.2017

ФНЛ

Откровенно говоря, следить за посещаемостью первого дивизиона России бессмысленно, как и вообще за всей ФНЛ. Низшие лиги медленно умирают и интерес вместе с ними. А предложения олигархов, как от Федуна, только еще быстрее загонят их в могилу.

При этом, новые и современные стадионы в 2018 году получат сразу 4 клуба ФНЛ - "Крылья", "Балтика", "Ротор" и "Олимпиец". Из них даже самарцы, идущие на 3 месте, не гарантировали себе выход в РФПЛ и могут пролететь, в том числе в стыковых матчах. А еще есть "Мордовия" из Саранска, которая киснет в ПФЛ и Сочи, который вообще без профессионального клуба.

Беспощадный российский футбол.

ШОТЛАНДИЯ, ПРЕМЬЕРШИП

После возвращения в 2016 году "Рейнджерс", который 4 года проходил через все низшие лиги Шотландии, средняя посещаемость чемпионата вернулась к своим стандартным 13-14 тысячам зрителям (с 2012 едва переваливала отметку в 10 тысяч).

В этом сезоне посещаемость выросла благодаря "Абердину", который уже четвертый год подряд не отдает второе место в Премьершипе, даже в присутствии "джерс".

Ну и, конечно же, вернулось то самое Дерби Старой Фирмы, ради которого многие любители футбола целых 2 раза в году начинают интересовать шотландской лигой.

"Селтик" - "Рейнджерс", 59004 зрителя, 30.12.2017

ПОЛЬША, ЭКСТРАКЛАССА

После того, как в Польше начали строить и открывать новые стадионы, посещаемость местного чемпионата резко выросла. 5283 зрителя в сезоне 2009-2010 и - 8425 зрителей в 2010-2011.

В дальнейшем такого скачка не было, но медленными шагами поляки стремятся к средней посещаемости в 10 тысяч.

После реконструкции трех трибун выросла посещаемость "Гурника". Что интересно, прошлый сезон клуб из Забже провел в первом дивизионе, а в этом уже борется за золото и лидирует по посещаемости, опережая и "Лех", и обе "Легии", обладающие более вместительными стадионами.

"Гурник" - "Лех", 24563 зрителя, 4.11.2017

ШВЕЦИЯ, АЛЛСВЕНСКАН

Футбольный сезон в Швеции закончился еще в ноябре, поэтому это уже окончательные цифры.

Средняя посещаемость чемпионата Швеции в 9 тысяч зрителей установилась только в последние 3 года, когда в 2015 году в элиту вернулся "Хаммарбю", играющий на "Теле2-Арене". По факту, именно он, а не "Юргорден", имеющий больше регалий, является первым клубом Стокгольма.

В целом, посещаемость добротная, о чем говорит тот факт, что только у одного клуба - АИК - заполняемость меньше 40%, чем не может похвастать даже Серия А.

"Хаммарбю" - "Юргорден", 29374 зрителя, 4.06.2017

ШВЕЙЦАРИЯ, СУПЕРЛИГА

Чемпионат Швейцарии настолько скучный, что его средняя посещаемость уже 10 лет крутится вокруг одних и тех же цифр - 10 тысяч зрителей.

Конкурентов у "Базеля" нет с 2001 года, после того, как "Санкт-Якоб-парк" открыли после реконструкции. В отличие от чемпионата, где за 17 лет "красно-синие" 4 раза оказывались позади чемпиона, по посещаемости равных им нет все эти годы.

ГРЕЦИЯ, СУПЕРЛИГА

Ни для кого не секрет, что Греция переживает не самые лучшие времена. Это касается не только футбола.

Последний раз более-менее посещаемость была в сезоне 2009-2010 - 7547 зрителей. В тот же год "Панатинаикос" стал чемпионом страны (в последний раз) и чемпионом по посещаемости (тоже в последний раз) - 26331 зритель.

В 2010 году Греция окунулась в пучину кризиса, из которого уже 8 лет не может вылезти, а "зеленые" переехали с Олимпийского стадиона в Афинах на скромный "Апостолос Николаидис". С тех пор конкурентов у "Олимпиакоса" нигде нет.

"Олимпиакос" - "ПАОК", 30250 зрителей, 22.10.2017

СЕРБИЯ, СУПЕРЛИГА

Чемпионат Сербии звезд с неба не хватает. По посещаемости на данный момент уступает даже российскому пердиву.

Хоть в последние 10 лет доминирует "Партизан" (7 чемпионств), но самой популярной командой в Белграде была и остается "Црвена Звезда".

Ничего вам не напоминает? (подсказка: Дерби всея Руси)

БЕЛОРУССИЯ, ВЫСШАЯ ЛИГА

Второй чемпионат из представленных в обзоре, который играет по системе "весна-осень".

В чемпионате в 12 раз подряд победил БАТЭ, а вот по посещаемости впервые с 2013 года первое место заняли не борисовчане.

На "Динамо" из Бреста до этого сезона ходили в среднем 1-2 тысячи зрителей, не больше (1753 в прошлом году). В 2017 году посещаемость выросла в 3 раза и было бы от чего - "динамовцы" заняли 4 место в чемпионате. Для скромного клуба, который за последние 20 лет выше 5 места не поднимался - это большой успех. 

УКРАИНА, ПРЕМЬЕР-ЛИГА

Нетрудно догадаться, когда украинский чемпионат улетел в пропасть.

Сезон 2012-2013, после проведенного чемпионата Европы, стал последним полноценным турниром. Средняя посещаемость составлила 12538 зрителей, а донецкий "Шахтер" установил собственный рекорд посещаемости - 41203 зрителя.

С тех пор, вследствие политического и финансового кризиса, с футбольной карты Украины исчезли "Днепр" и харьковский "Металлист" (в том виде, какими мы их знали), а половина клубов проводит матчи не в своих городах. Результат - перед вашими глазами.

***

Ну и два бонуса, вне конкурса:

КИТАЙ, СУПЕРЛИГА

Страна, которая по населению занимает первое место в мире.

Страна, в которой большинство стадионов - олимпийские, а значит вмещают больше китайцев.

Страна, которая разбрасывается деньгами направо и налево.

Нет ничего удивительного, что по посещаемости китайская Суперлига обходит Францию и США, и чуть-чуть отстает от Италии. И что равным в этом нет "Гуанчжоу Эвергранд", который 7 раз подряд становится чемпионом Китая.

Да, по абсолютному показателю - это блестящая посещаемость. Которая за 5 лет выросла с 18740 (в 2012 году) до 23766 зрителей. Но если взглянуть с точки зрения заполняемости и вспомнить про население - то начинаешь оценивать по-другому. Не так уж и круто.

"Гуанчжоу Эвергранд" - "Тяньцзинь Цьюаньцзянь", 48536 зрителей, 4.11.2017

США, MLS

Многим сразу бросаются в глаза невероятные цифры заполняемости некоторых клубов, более 100%.

Во-первых, треть команд по-прежнему играют на стадионах, построенных для игры в американский футбол. Когда проводят матчи соккера, их вместимость искусственно уменьшают. Если есть спрос, то могут открыть продажи на оставшиеся места. Пример - ниже, матч между "Атлантой" и "Торонто" на новой арене "Мерседес-Бенц Стэдиум".

Во-вторых, в США посещаемость считают по количеству проданных абонементов + проданные билеты. Отсюда возникают противоречивые данные, как с матчем "Нью-Йорк Ред Буллз" против "Колорадо", который по официальной информации посетили 19375 зрителей (78%), а в действительности - в общем, сами посмотрите.

Посещаемость MLS растет, как и количество участников (сейчас их 22, в 2018 вступит "Лос Анджелес"): в 2013 году - 18594 зрителей, в 2014 - 19147, в 2015 - 21574, в 2016 - 21692, в 2017 - 22124.

Будут открываться новые, уже чисто футбольные (или по-американски, соккерные) стадионы. В ближайшие 2 года ими обзаведутся 4 клуба - "Ди Си Юнайтед", "Нью-Инглэнд Революшн", "Нью-Йорк Сити" и "Миннесота Юнайтед". При этом, без имперских замашек - стадионы не будут вмещать больше 25 тысяч. Что положительно повлияет на процент заполняемости.

"Атланта Юнайтед" - "Торонто", 71824 зрителя, 22.10.2017

РЕЙТИНГ ЧЕМПИОНАТОВ

Чемпионшип и Вторая Бундеслига сходу ворвались в рейтинг, опередив и Голландию, и Шотландию, и даже Россию (сарказм).

Французский чемпионат со своими новыми и современными стадионами теперь уступает и США с Китаем.

У РФПЛ шансов опередить голландский чемпионат не будет даже после того, как откроют все строящиеся к ЧМ-2018 стадионы. Но, есть вероятность, что поднимется на строчку-другую, по причине падения посещаемости в Бундеслиге 2 и шотландском Премьершипе. По-крайней мере, в Восточной Европе российский чемпионат является самым посещаемым. Есть чем гордиться.

ТОП-30 САМЫХ ПОСЕЩАЕМЫХ КЛУБОВ ЕВРОПЫ

С вводом в обзор дополнительных лиг в "золотой тридцатке" кардинально ничего не поменялось.

Из новых лиц только два шотландских клуба - "Селтик" и "Рейнджерс". Причем "кельты" сразу застолбили за собой 10 строчку.

По-прежнему доминируют клубы из АПЛ и Бундеслиги. Чуть подсдал "Манчестер Юнайтед" и теперь на 2 месте восседает "Бавария", опережая "дьяволов" на целых 6 зрителей.

Из российских с топовыми европейскими клубами могут спорить только "Зенит", "Краснодар" и "Спартак". Питерцы так и остались на 31 месте, томно дыша в спину "Наполи".

ТОП-30 КЛУБОВ ЕВРОПЫ ПО ЗАПОЛНЯЕМОСТИ

Вы не смейтесь, глядя на этот рейтинг.

Заполняемость, на самом деле, очень важный показатель. По нему можно оценить и популярность команды, и красоту футбольного матча. Не секрет, что смотреть на заполненные трибуны куда приятнее.

При этом не всегда маленький стадион означает, что и посещаемость будет 100%. Рейтинг тоже так считает. В нем только "Зволле" и "НАК Бреда" имеют стадионы с вместимостью меньше 20 тысяч (и даже не меньше 10 тысяч).

Учитывая заполняемость чемпионатов, нет ничего удивительного, что контингент здесь тоже в основном английский и немецкий.

Из отечественных клубов, как вы видите, выше всех находится "Енисей". Оценили русский юмор?

***

That's all.

***

Подписывайтесь, оставляйте комментарии, ставьте плюсики за понравившийся материал. Поле ровное, мяч круглый, трибуны прямоугольные. При копировании материала указывайте ссылку на блог.

Фото: instagram.com/d3r_f3lix, /juju_ssantos, /anzebernik, /robertooowhitby, /zuelch09, /flad3, /wagnouch, /_carpicornell, /coquard_g, /pato_82, /paulthouv, /larakim__, /vsood198/, /ritalatas_, /cjmcgarvey01, /bienio95, /petranvs, /cwenzhi, /kharmelyn.

Итоги посещаемости матчей Лиги чемпионов и Лиги Европы

Как ходят на футбол в России и Европе? Часть 1 

Посещаемость РФПЛ после 20 туров

Подборка историй о вашем первом походе на футбольный матч

Стадионы, на которых сыграют «Спартак», ЦСКА, «Зенит» и «Локомотив» в 1/16 финала Лиги Европы

развернуть

Она голосует за наши законы. 

Ирина Роднина – единственная в истории трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию (в Пхенчхане результат повторила Тесса Виртью, но одно золото у нее в команде), человек, который вместе с Владиславом Третьяком зажигал Олимпийский огонь в Сочи-2014. В 1990-2002 годах жила в США, работала тренером, после чего вернулась в Россию. В 2007-м стала депутатом Госдумы от «Единой России», в 2011-м и 2016-м – переизбиралась на новый срок. В парламенте голосовала за самые странные законы, а пару недель назад входила в комиссию, которая рассматривала обвинения в домогательствах к журналисткам депутата ЛДПР Леонида Слуцкого. Комиссия не нашла нарушений в поведении Слуцкого, а Роднина заявила: «Если это [обвинение] самое большое достижение в их журналистской деятельности, то что тут можно сказать?».

Александр Головин встретился с Родниной, чтобы понять, зачем великой спортсменке все это нужно. 

– Вы депутат парламента страны, которая находится в сложных отношениях с США. Они наш геополитический враг. Вы голосуете за законы, которые ограничивают деятельность американских граждан в России. При этом как минимум прошлый Новый год вы провели на Гавайях. Вам не кажется это лицемерием?

– Кажется лицемерием, когда мы занимаемся вшивым патриотизмом. Когда начинаем кидаться лозунгами, что этот враг, а этот не враг. Патриотизм заключается не в том, где я провожу время, – это зависть. Не в том, на чем я езжу и где живу, – тоже зависть. Патриотизм – это твои поступки и дела. И те решения, которые принимаешь.

– Вы приняли решение и проголосовали за закон Димы Яковлева. Зачем?

– Существовала торговля детьми. Я работала в Америке 10 лет и видела, во что это превращалось. Нам даже предлагали принять в этом участие.

Мы же не отказываем в усыновлении в Европу (Россия отказывает в усыновлении любым одиноким кандидатам из стран, в которых признаются однополые браки, например, Франции, Великобритании, Испании, Канаде, Норвегии – Sports.ru). Просто Америка – единственная страна из тех, куда уезжали дети, кто не подписал международную конвенцию. Она пренебрегала всеми международными правилами, которые касаются усыновленных детей. Как только ребенок попадал в Америку, он сразу менял гражданство, имя и фамилию. Если о всех усыновленных в остальные страны каждые полгода в посольство приходит отчет, то в случае Америки нет.

Мало кто знает, но из-за этого с 2010-го по 2011-й мы на целый год прекратили адаптацию детей (усыновление – Sports.ru) в США. Потом все-таки подписали двустороннее соглашение. С первых же месяцев оно стало без конца нарушаться. В итоге приняли закон.

– Так и не понял – в чем заключалась торговля?

– Наши торговали. По российскому законодательству в первую очередь за границу брали детей-инвалидов. Знаете, сколько истинных инвалидов из тех 60 тысяч, которые были адаптированы в Америку? Менее пяти процентов. Остальные шли под видом инвалидов. Это очень просто. Если ребенок появляется в детском доме, значит, что-то случилось с родителями. Или их лишили прав, или они алкоголики, бездомные. А когда ребенком не занимаются, у него идет отставание в развитии. Вот всем детям и ставили диагноз.

Детский дом в Ростове-на-Дону, 2012 год

– Что плохого, если даже не инвалид находил семью в США?

– Ничего плохого. Я просто говорю, что нам не дают отчет. Посмотрите, какое количество издевательств там происходило над этими детьми. Родители начинали меняться ими. Я не говорю, что это повсеместно. Но таких случаев было очень много. И о них нам не сообщали, потому что ребенок терял гражданство. Работники посольства не допускались на суды, которые шли по вопросам адаптированных ребят. Контроль над ними оказался почти невозможен, в отличие от других стран.

– Разве в России ситуация с издевательствами не хуже?

– Это есть, да. Но разве торговать своими детьми хорошо?

– Я не вижу торговли. Дети обретали семью. Какая разница где.

– Не видите? А я приведу пример американских соседей. Они захотели взять двух детей. Летали, знакомились. И когда приехали наконец забирать их, им говорят: «Не дадим, потому что у них есть сестра». Закончилось тем, что соцработники взяли деньги и с большим удовольствием всех троих отправили в Америку. Для кого-то это оказался бизнес.

– Плохо, что вместо двух детей забрали трех?

– Это хорошо. Только почему работники соцслужб взяли деньги?

– Потому что у нас бюрократия и многие вопросы решаются так.

– Это не бюрократия. Вы мне тут сказки не рассказывайте. Работники заранее знали, что если три ребенка, а просят двух, то отдать не получится. У нас по закону братьев и сестер в детских домах разлучать нельзя. Значит, показывая двух детей, они сознательно умолчали о третьем. Это называется вымогательство.

– Так это же проблема внутри России.

– Да. А в Америке на суды не допускают, дети гибли, их передавали друг другу. Мы должны иметь информацию. Это же наши граждане.

– Какой процент усыновленных русских детей гибнет в России и Америке (в России – около 1200 случаев в 1991-2006 годах или 1500 в 1996-2012 годах на более 100 тысяч усыновлений. В США – 20 случаев на 60 тысяч усыновлений в 1991-2015 – Sports.ru)?

– У меня такой информации нет. Но если мы играем по международным правилам, давайте играть вместе. Тем более США больше всех кричат о международных правилах. Мы же не ставим сейчас этот вопрос по отношению к Италии или Германии. Не спрашивали себя почему? Или просто мы такие плохие и не любим Америку?

– Кажется, что да. Когда началась жесткая конфронтация, тогда и приняли закон.

– Потому что Америка не выполнила те требования, которые предъявляются странам, усыновляющих наших детей.

– Политической составляющей не замечаете?

– Она была. И почему ее все увидели – в США появился закон Магнитского. Он политичный. До этого существовал закон Джексона-Вэника, который должен был отлетать, когда Россию приняли в ВТО. Но не могли же они просто так это оставить. Возник акт Магнитского.

Барак Обама подписывает «Акт Магнитского»

– И закон Димы Яковлева – это некий ответ?

– Конечно. Это и стало ошибкой, что приняли в такой момент. Хотя законы по детям лежали давно. Три закона. Спросите у коммунистов. Внесли в Думу, рассматривали. Какие-то даже в первом чтении. Просто их не принимали. А потом случился закон Магнитского, который подтолкнул нас к более быстрому принятию. Но снова не забывайте, что еще до Магнитского мы целый год туда не адаптировали детей.

– На «Медузе» вышла статья про ребенка, который находился в процессе усыновления, но приняли закон, и его до сих пор не усыновили.

– «Медуза» только этим и занимается.

– Враньем и провокацией?  

– Нет. У вас чуть что – сразу провокация. Просто так работают СМИ.

– Но такой случай был?

– И не один. Это тот вопрос, который чаще всего обсуждаются между нашими парламентариями.

– Вы считаете, что нет ничего страшного в том, что ребенок потерял надежду на американскую семью?

– Безобразие, когда у ребенка нет семьи. Какая она: американская или российская – другой вопрос. Но то, что нет семьи – катастрофа. Мы вообще единственная страна, в которой существовало понятие социальный сирота. Единственная, которая на сегодняшний день отдает белых детей в другие страны.

– Потому что сами не в состоянии решить вопрос.  

– Значит, надо принимать меры. И когда мы принимали тот закон, то сразу пакетом внесли и другие. Знаете какие?

– Какие?

– Ну вот, видите. У вас есть наезд по поводу решения, а что мы попутно принимали, вы не знаете.

Марш против запрета на усыновление детей американцами

– Давайте по цифрам. Было 60 тысяч детей в детских домах. Ситуация улучшилась?

– Конечно. Почти вдвое сократилось это количество. Сейчас стало намного проще в плане бюрократизма. Раньше выдвигались очень высокие требования – здоровье, достаток, количество жилплощади. Сейчас проще. Во-вторых, люди получают пособия на адаптированных детей. Отдельно идут дети-инвалиды. На них и другие пособия, и они стоят первые в очереди по медицинскому обеспечению. Сделано на самом деле очень много.

– После принятия закона в Москве прошел «Марш против подлецов» и ваш портрет оказался в мусорном баке. Вы расстроились тому, что его несла «не яркая личность, а тетка из очереди». Жалели потом о высказывании?

– Нет. Я что-то неправильно сказала? Несла действительно тетка из очереди, которая сама по ТВ сказала: «А я возьму эту, потому что она известнее».

– Ваше высказывание разве достойно депутата?

– Вы москвич? Тетка из очереди – чисто московское выражение. Это не оскорбление. Раньше в очередях кто стоял? Те, которые карточки на питание не получали. Это значит простой народ.

– А вы хотели, чтобы кто?

– Просто, если она за меня схватилась, чтобы прославиться, у меня была возможность ее опустить.

***

– Вы ретвинули такую запись: «О. Бисмарк сказал: «Войны выигрываются и проигрываются за школьными партами». А китайцы добавляют: «Если вы хотите победить врага, воспитывайте его детей». Какая страна воспитала вашу дочь?

– Америка. Но все как-то забывают, что у ребенка два родителя.

– Намекаете, что это не ваша вина?

– Частично моя, частично не моя. Это было и желание ее отца, которое учитывается при воспитании ребенка.

– Существовала возможность забрать Алену в Россию?

– По решению суда до 18 лет она не могла въезжать в нашу страну. Это требование отца.

– А после 18?

– Тогда она уже закончила школу, училась в университете.

– В Россию не хотела?

– У нее английский язык. Сказала: «Сначала хочу получить образование на том языке, на котором общаюсь». После окончания учебы работала в Russia Today. Единственная из наших – у Алены есть и гражданство России – попала в список Forbes, как молодой журналист, освещающий политику.

– Патриот какой страны ваша дочь?

– Не знаю. Такой вопрос ей не задавала. Стараемся не обсуждать политику, потому что все время начинается конфликт. Чтобы их не возникало, есть темы, которые обходим. У нее свои взгляды. Я их уважаю. У меня свои – она тоже их уважает.

– Она говорит: «Мама, ты голосуешь за плохие законы»?

– Бывает. Или просит объяснение, почему мы за это проголосовали или отклонили.

– Не говорила, что ей за вас стыдно?

– Нет. Но я могу сказать, что меня все годы этим укоряют. Что у меня есть дочка, которая живет там с 4 лет, когда никакой государственной Думы не существовало. И ей без конца напоминают, кто ее мать и чем она занимается.

– Не кажется странным, что вы ретвитнули запись про войны, которые выигрываются и проигрываются за школьными партами, при этом Алена получила образование в Америке, и она американка?

– И что? Хотите сказать, что она враг стране или мне?

– Из этой записи следует вывод, что в том числе из-за вас мы проиграем войну.

– Глупость какая. Что же вы так примитивно рассуждаете. Меня это умиляет. Тогда лучше не читайте Бисмарка.

Вывод в том, что надо воспитывать поколение. Это не значит, что оно должно быть только патриотичным. Воспитанное поколение – это когда каждое новое поколение ведет нас вперед. Это прогресс, наука, экономика. Нам, пожилым, больше всего интересно, когда молодежь состоявшаяся и образованная. Я не смотрю на это как на войну. А вы смотрите как на применение силы друг против друга.

– Если не у вас, а у десятков тысяч обычных людей дети будут учиться в Америке и там останутся, что вы скажете?

– По крайней мере, государство сэкономит деньги. И они пойдут на другого ребенка. Во-вторых, по многим знаниям мы пока не успеваем, у нас нет этих знаний. И наша задача, чтобы ребята их там получили и приехали сюда. Поэтому в прошлом году мы приняли законы, которые очень быстро признают любое иностранное образование. Раньше с дипломом зарубежного университета надо было оббегать все круги ада. Сейчас все намного проще. Мы должны делать так, чтобы специалисты, которые когда-то туда уехали, возвращались. Дать им зарплату выше, работу интереснее.

– Если они не приедут, как ваша дочь – это плохо?

– Ничего страшного нет. Но нам самим надо стараться нести наше образование по свету, чем долго занимался Советский Союз. То количество специалистов, которых мы подготовили в Азии, Африке и Европе – это наше.

– Алена хорошо говорит по-русски?

– Хорошо. И еще на пяти языках.

– Вы рассказывали, что с братом из Москвы она общается на английском. Почему?

– Легче. Молодежь. Они так быстрее находят общий язык. Помню момент, как объединились против меня в надежде, что я не понимаю, о чем говорят, и переходили на английский. Где-то это уже и привычка.

– Внутри вас нет обиды, что дочь в Америке? Что в фейсбуке она пишет, как прочитала всего Гарри Поттера, а не книги Носова, о которых вы делаете ретвиты?

– Нет, это не оскорбляет. Каждое поколение живет своей жизнью. Почему я должна навязывать свое? Моя задача была поднять детей, вырастить, дать образование. Дальше каждый стоит на своих позициях. Наверное, тогда и появляются интересные люди. А не когда они зависят от взрослых и смотрят на жизнь глазами взрослых. В этом, кстати, проблема нашего образования. Петр Первый ввел муштру и зубрежку. А хотелось бы больше свободы. Чтобы учитель, если ты отвечаешь не так, как он преподавал, не понижал оценку.

– Давайте еще раз и прямо. Нет ничего плохого в том, что дочь члена российского парламента живет в стране-сопернике?

– А что здесь такого? Она там живет с 1990 года. Не я разваливала Советский Союз. Я же не виновата, что ту страну, за которую воевали мои родители, за которую я выступала, взяли и профукали.

– А если бы не профукали?

– Вернулась бы в Россию раньше. Контракт был на два года, но затянулся на 10 лет.

***

– Читаете статьи Алены?

– Частично. Мой английский не настолько хорош.

– Она писала, что в России есть «атмосфера страха из-за принятых законов, захлопывание свободы слова и протеста, фигуры оппозиции, которые были отравлены или которых пытались убить, и журналисты, которые были убиты». Не чувствуете вину за это?

– В чем вину?

– Что в России есть атмосфера страха, принимаются такие законы.

– Я прекрасно понимаю, в каких СМИ работает дочь. Ей пришлось уйти из одной компании, когда сказали: «Говори про Крым так». Она ответила: «Буду говорить то, что говорю» – «Нет, нам такого не надо».

– В одной статье она употребила глагол «аннексировать» в плане Крыма. Получается, это ее искренняя позиция?

– Не знаю. Я еще раз говорю – мы о политике не разговариваем. И давайте закончим эту тему. Объясню почему: чем больше кто-то получает информацию про моих детей и про меня, тем больше у него есть оружия для борьбы. Я повторю: у нас нет противостояния. Мы уважаем взгляды друг друга. Если я принимаю такие законы, у меня есть мнение на это. Если она пишет – у нее тоже есть мнение.

– Недавно депутаты обратились в Роскомнадзор с просьбой проверить FIFA 17 на соответствие законодательству. В игре нашли поддержку ЛГБТ. Вы сказали: «Нужно обращаться даже не к разработчикам, а в соответствующие органы, чтобы они проверили возможность распространения игры на территории РФ».

– Я сказала? Я такого не говорила.

– Это не ваша цитата? (после интервью я встретился с одним из авторов статьи в «Известиях» и прослушал аудиозапись разговора с Родниной – голос депутата слово в слово повторяет слова из статьи – Sports.ru). 

– Не моя. Откуда вы это взяли?

– То есть никаких действий с вашей стороны не было?

– Никаких. Вообще. Компьютерные игры совсем не та тема, которой я занимаюсь по депутатской деятельности. Кто это обратился? Какие там фамилии депутатов?

– Депутаты из КПРФ и «Единой России». И ваша цитата.

– Моя? Какая прелесть. Вот это про моральный кодекс наших журналистов.

– Если это не ваша цитата, подадите на издание в суд?

– Зачем?

– Они очернили вас в глазах людей.

– Да я даже не знаю, с кем бороться. Там хоть тетка показала лицо, когда схватила мой портрет.

– Могу подсказать, чья цитата и с кем судиться.  

– Это только пачкаться.

– Это же ваш имидж. Представляете, сколько в интернете цитат, которые на самом деле не ваши.

– К сожалению. Но контролировать все это я не могу. Смотрите, сколько у меня бумаг по законам. Вместо этого мне что, сидеть и все про себя просматривать?

– Ваше отношение к ЛГБТ-сообществу?

– Если оно не агрессивное, то нормально. Я работала с этими людьми. Вполне талантливые, интересные.

– То есть вы не против, когда два парня целуются на Красной площади?

– Я из того поколения, когда даже девушка и молодой человек не целовались. Нас за это осуждали и останавливали взрослые. Считаю, что надо выбирать проявление отношений, чтобы это не оскорбляло ни тебя, ни других. Демонстрировать публично совсем необязательно.

– А если они хотят демонстрировать? Девушка и парень ведь могут.

– Все могут. Просто надо понимать, что наше общество к этому пока не совсем готово. Вот вы сказали про имидж. Но ты тоже думай, что такими поступками можешь вызвать какое-то раздражение, потому что не все к этому готовы.

Участники националистических организаций избивают гей-активиста во время «Радужного митинга»

– Это всего лишь вопрос готовности?

– Да. Я вот застала то время, когда в Америке на это смотрели не как сейчас. Многие спортсмены не могли объявить, что они относятся к меньшинствам, потому что их карьера тут же разрушилась бы. С ними не заключали бы контракты. Перемены стали происходить у нас на глазах. Но всегда надо учитывать определенные традиции. Мы же не подсовываем ребенку в 12 лет что-то такое. Мы ждем, когда ему исполнится 14 или 18. Чтобы он воспринял это на уровне своего возраста и сознания.

– В перспективе российские традиции могут принять однополые отношения и заключение гей-браков?

– Это длительная работа. Чем агрессивнее сейчас происходит, тем больше вызывает антагонизма. Чем больше с объяснениями, тем быстрее поймем.

– То есть когда-то это произойдет в России?

– Если не будет мешать обществу, вызывать раздражения. Не близко по срокам. И, пока мы против, чтобы однополые семьи брали детей на воспитание. Потому что в нашем законе написано, что брак – это союз между мужчиной и женщиной.  

– Это лишь вопрос закона?

– Не лишь. Любой закон или что-то утверждает, что уже есть, но не написано. Или от чего-то предупреждает, чтобы этого не было. Это устои общества.

***

– В вашем твиттере появилось фото Обамы с женой, которые жадно смотрят на банан. Вы говорили, что это сделали хакеры.

– Да, выставили в мой день рождения. До этого фото хранилось у меня в телефоне.  

– Зачем?

– Мне переслали, ха-ха-ха.

– Вам оно понравилось?

– Смешно.

– Что именно?

– Реакция. Как сделали – это же не фотография, а монтаж.

– Вы посчитали Обаму с женой за обезьян?

– Я из того поколения, когда банан был редким фруктом, который мы ели раз в году. Еще прожила 10 лет в Америке. И не помню там такой реакции на банан. Все нормально их покупают и едят. Никакого расизма на фото не увидела.

– А если бы Трамп так смотрел на банан – это тоже смешно?

– Тоже, если фотошоп.

– Ответы про хомячков Навального, которые набежали в твиттер, писали тоже хакеры?

– Это уже я.

– Считаете Навального уникальным человеком, как Алена?

– Алена? Уникальным человеком?

– Цитата из ее статьи: «Он вид последнего человека. Есть невероятный подвиг, что он смог мобилизовать молодых людей и вовлечь их в политику через социальные медиа, YouTube, проводя расследования о финансовых холдингах Дмитрия Медведева, Владимира Путина и других высокопоставленных политических деятелей страны».

– Я считаю его крупным аферистом, который очень поддерживается. Одно дело, когда он работает со взрослыми. Понятно, хорошо, молодец. Вовремя все с интернетом. Но когда начинают школьники вызываться, приглашаться обманным путем, это уже подлость.

Митинг «Он вам не Димон», 2017 год

– Что значит обманным путем?

– Он прекрасно понимает, что детей не задерживают. И когда говорят, что разрешено здесь, переносит в другое место. Неправильная информация – это и есть подлость.

– Они сами идут. Им не платят деньги.

– В том и дело, что зазывают деньгами. Да, он работает с молодежью. Я его похвалю, что работает. Но не похвалю, как работает. Нельзя детей вызывать на какое-то несанкционированное шествие.

– А санкционированное?

– Если разрешено, ничего плохого в этом нет.

– То есть дети в политике – это нормально?

– Если понимают, что это такое – да. А когда 13-летний начинает ахинею нести, сидишь и думаешь: «Что с ним мама и папа сделают?». Но это возраст такой.

– Где вы видели ахинею?

– По ТВ. Там показывали детишек, которые пришли. Их высказывания. Даже целые фильмы делали, в которых детишки рассказывали, что законы не те. Или как он устал налоги платить, хотя ему 14 лет.

– Вы же понимаете, как делаются эти глупые фильмы в стиле Аркадия Мамонтова.

– А почему вы считаете, что здесь глупые, а там не глупые? Почему эта сторона для вас глупая, а информация с другой стороны правильная? Кто вам дал право так оценивать? Так оцениваете только потому, что та сторона вам сегодня больше симпатична? Вы сами не можете ответить.

– Я не доверяю этим сюжетам, потому что помню ахинею про распятого мальчика, про «Боинг», который каждый раз сбивали разные люди.

– Я тоже видела ахинею, когда сказали, что у меня недвижимость в Америке. И рассказывали всей стране, что найти подобную информацию – это такая великая работа. Хотя это стоит 8 долларов – войти в базу, где любая недвижимость и компания. Только фамилию правильно напишите. А они рассказывали, что это великое действие.

– На каждого мальчика, который говорит ахинею по ТВ, есть мальчик, который общается с директором школы или учительницей. Там мальчик выглядит умнее, чем взрослые дамы.

– Все может быть, поэтому мы и даем молодому поколению преимущества. Вы быстрее и энергичнее. У учителя или директора колоссальная ответственность, поэтому директор человек более консервативный. Он получил иное образование. Молодежь другая. Вот у меня внучка в три года подошла к окну и начала на него нажимать и водить руками, потому что привыкла работать с гаджетами.

– Если Навальный аферист, почему он не в тюрьме?

– Мы очень либерально относимся к нему. Вы правильно сказали, что ворюга должен сидеть.

– Почему не сидит?

– Не знаю. Я же не отвечаю за нашу судебную систему.

– Направьте депутатский запрос.

– Направили. Но мы не можем менять решения суда. Не имеем права вмешиваться в работу судебных инстанций.

– Напишите иск от себя.

– Не могу. Только запрос о проверке правильности решения суда.

– И что вам ответили?

– Я не посылала.

– Почему, если он хочет революции и незаконно вовлекает в политическую деятельность детей? Почему он на свободе, а вы даже запрос не писали?

– А почему я должна писать запрос?

– Потому что он угрожает политической стабильности России.

– Правда? А почему вы ко мне не обратились, чтобы я сделала такой запрос, если так про него считаете? Запросы мы пишем только по запросу к нам. Чтобы обратились в прокуратуру, нас должны сначала избиратели попросить.

– Можно призвать читателей, чтобы они писали вам?

– Можно. Абсолютно.

– Отлично. Теперь про афериста. Почему вы так его назвали?

– Он украл. Лес украл, деньги украл.

– ЕСПЧ признал решение суда незаконным.

– А почему мы должны ориентироваться на европейский суд?

– Это надгосударственная организация. Мы не должны учитывать ее мнение?

– Мы учитываем, но не в праве ей следовать. По нашей конституции международное право имеет верховенство над внутренним. Но если это идет в ущерб стране, мешает ее интересам, то мы не согласны.

– То есть решение по Навальному мешало?

– Я так не считаю. Но мы очень гуманно к нему отнеслись.

– Его расследования про Медведева и окружение Путина – вранье?

– Не знаю. Четких доказательств не видела.

– А смотрели?

– Просматривала, чтобы быть в курсе. Не для того, чтобы проверить. Потому что к нему, как человеку, есть недоверие.

– Не спрашивали у коллег, могут ли эти расследования быть правдой?

– Мы получили разъяснительный ответ от руководства фракции.

– И что вам сказали?

– Это закрытая информация.

– Но все нормально, продолжаем дальше работать?

– Продолжаем дальше работать.

***

– В январе вы поставили подпись за выдвижение Путина президентом. Почему Путин?

– На сегодняшний день для меня он более реальный кандидат. Тот политик, которому я бы хотела доверить руководство страной.

– У человека 18 лет не получается. Не пора уйти?

– Что не получается? Покажите. Факты.

– Снижаются доходы населения. В долларах зарплата на уровне 10-летней давности.

– Правильно. Потому что рубль упал к доллару. Об этом не подумали?

– Чья это вина?

– Общая. Мировая. Нефть обвалилась. Сейчас поднялась. Мы же страна какая – зависимая от полезных ископаемых.

– А почему мы до сих пор зависим?

– Потому что разломать все очень быстро. По сравнению с советскими временами медицинская промышленность оказалась уничтожена на 80%. Военная разбрелась по всему СНГ. Вы хоть представляете, что было в 2000 году?

– Я видел статистику, что по сравнению с 2000 годом больниц стало в два раза меньше. А количество коек снизилось на 28%.

– Правильно. Потому что отчет должен идти не по больничным койкам, а по количеству вылеченных людей. И посмотрите на зарплаты. Военным, медицинским работникам – всем подняли.

– При этом инфляция.

– Конечно. А мы в какой ситуации оказались? Сначала мировой кризис, потом наш. Потом эти ограничения, которые ввели за границей.

– По чьей вине?

– Из-за желания народа воссоединиться. Прошел референдум. Вы же говорите, что люди должны выходить. Вот они и вышли. Я была в Крыму 25 февраля 2014-го. И видела, что там происходило.

Армейские подразделения охраняют парламент Крыма, 1 марта 2014 года

– Что?

– Люди увидели, что случилось с теми, кто вернулся из Киева. Эти разбитые автобусы. Они прекрасно понимали, что с ними сейчас такое же сделают. Крым не раз бастовал. Например, в 2008-м, когда приехали военные из Америки. Как тогда Крым встал на дыбы! Это что, Россия работала, пока морпехов не выгнали из Феодосии?

– Как быть с тем, что на референдуме о суверенитете Украины, 54% крымчан проголосовали за выход из СССР вместе с Украиной (на Всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года на вопрос «Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?» 54% принявших в голосовании жителей Крыма ответили утвердительно – Sports.ru)?

– Вы посмотрите – 1991 год, референдум в Крыму. За что они голосовали? Референдум постановил, что Крым становится независимой территорией в составе Украины (20 января 1991 года на референдуме о государственном и правовом статусе Крыма на вопрос «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» 93% принявших в голосовании жителей Крыма ответили утвердительно – Sports.ru). После 1991 года все привилегии как федеративной территории практически были сведены на нет.

– При этом Крым должен подчиняться украинской конституции.

– По каким-то вопросам нет.

– Что по вопросам территориального устройства и самоопределения?

– Самоопределение для любой страны – главный принцип демократии.

– Если в Чечне организуют референдум и большая часть людей проголосует за выход из состава России, мы это примем?

– Мы работаем, чтобы такого не произошло. А Украина не работала. Крым был совершенно брошенный. Хотя он, как и Донецк, Луганск, Одесская область, содержал всю остальную Украину.

– У нас нет брошенных территорий, которые все-таки важнее Крыма? Тот же Дальний Восток.

– У нас такого нет. На Дальнем Востоке идет громадная программа. Это одна из немногих территорий, которая получает такие государственные субсидии. Там идет программа по переселению, развитию бизнеса, строительству, возрождению утраченных производств. Да, есть определенная удаленность, но это не брошенное.

***

– Вы входили в комиссию по антидопингу, а потом написали: «Ребята, простите, не смогли защитить». Объясните, почему вся наша защита свелась к тому, что Родченков предатель?

– Моя комиссия не имела никаких полномочий. Она могла только вырабатывать предложения, позиции, но не имела юридической силы. МОК – неправительственная организация. На всяком уровне там пресекают любое государственное вмешательство в свою работу. Они не разговаривают с государствами, руководителями или правительствами стран. Общаются только с общественными организациями, которые представляют данное направление в конкретной стране. Вы говорите, что не защищали – да, но на государственном уровне мы и не можем это делать. Защита спортсменов шла через суды.

Конечно, у нас были ошибки. И мы их признали. Но от нас требовали слишком много. Чтобы согласились, что существует государственная программа допинга в стране. А ее нет и не может быть. Никакой нормальный человек не пойдет на это. Но спортсмены, которые попались, – наказаны. У нас и в МОК. В России они снимались со стипендий, не допускались до соревнований. У них отбирали титулы. Это не наказание? Вы занимаетесь каким-то делом и тут все – оно заканчивается.

– Тренер Чегин.

– Тут другая ситуация. И когда она возникла, мы приняли закон, что теперь наказывается не только спортсмен, но и тренер и врач, если они принимали в этом участие.

– Чегина никто до сих пор не наказал.

– Потому что кто-то должен подать документы в суд. Государственная Дума свое дело сделала – приняла закон. Дальше действует та организация, которая его уличила. Не мы.

– Штангист Ловчев стал призером чемпионата мира, попался на допинге и получил должность советника по спорту губернатора Владимирской области.

– И что? Вы хотите пожизненно его отстранить от всего? Человека и так дисквалифицировали. У любого преступления есть срок давности. Тем более это не уголовная статья. Это преступление по отношению к самому себе. Или что вы предлагаете?

– Как минимум не назначать на такие должности.

– Советник не должность.

– А как сделать, чтобы его имя вообще не звучало, чтобы он не подавал плохой пример?

– Самое показательное, что у него отобрали медаль. Это уже большое наказание. И система только начинает работать. Хотя я поднимала этот вопрос в 2008 году. Когда это могло идти по уголовной направленности. Но пока применение допинга – не уголовное преступление.

– Поэтому стать после положительной пробы, например, замминистра по спорту какого-то региона – это нормально?

– Не считаю, что нормально. Но, посмотрите, как все изменилось. Если раньше мы говорили о применении допинга, то пресса первая кричала: «Наших бьют – спасай Россию». Сейчас она решила по-другому выступать. Хотя главная задача медиа –  информировать, а не кричать, как все плохо или хорошо.

Мы же не говорили, что целую федерацию тяжелой атлетики Болгарии дисквалифицировали. Или что федерация легкой атлетики Анголы не выступала в Рио. Нет. Только про наших. Мы очень однобоко все подаем. Горячие головы кричат. Тот же Петр Толстой: «Бойкот!» Но что значит бойкот? Он понимает, что это такое? В 1984-м МОК ввел новые правила – если какая-то из стран бойкотирует, на следующие две Олимпиады она отлучается. На 12 лет всем нам перекроют кислород.

– Пытались объяснить это Петру?

– Без толку. Он же не только Толстой, но и большой. Как человеку, который работает на ТВ, ему кажется, что все знает. Хотя людей, которые понимают олимпийское движение, правила, ВАДА, как все это работает и спортивную юриспруденцию в стране нет.

– Вы сказали, что никакой системы допинга не существует.

– Конечно. Спортсмен наказывается тогда, когда есть положительная проба. Он сдал их, при нем колбы закрываются и все. Дальше атлет не несет ответственность. И доказать, что я чего-то делал или кто-то за меня подменил, невозможно. Может, и сам Родченков что-то там подменял. Потому что эти пробы хранились у него и уничтожены были им. Очень странно, почему уничтожены.

– Существовала переписка.

– Это не доказательства. Как и количество соли. У каждого по-разному организм работает. В период самых больших нагрузок знаете, что там происходит? У меня белок зашкаливал так, что мама не горюй. Значит я принимала какие-то препараты?  Нет, это реакция организма.

– А ДНК разных людей?

– Где? Это доказано? Это только домыслы. Покажите нам документы. Документов никто не представил. Пока это голословные обвинения из доклада Макларена, главы комиссии ВАДА. А ВАДА у нас за счет чего финансируется?

– Взносов от стран.

– И основная масса средств – это США и Канада. Конечно, кто платит, тот и музыку заказывает.

– То есть ВАДА ангажирована?

– Абсолютно. Там мало специалистов.

– Зачем это нужно Америке и Канаде?

– Определенное давление. Как взяли и убрали Блаттера из футбола. Кто-нибудь знал, что он на Олимпиаде-1972 на финале отвечал за хронометраж? И именно он показал на три секунды.

– Считаете, что Америка мстит ему спустя 40 лет?

– Не считаю. Я могу предположить, что может быть такой длинный путь.

– Через 40 лет?

– Конечно. А почему нет? Это же позор для Америки. Они это так восприняли, медали до сих пор лежат.

– Зачем так долго ждали?

– Собирали материал. Может, время подошло. Сейчас идет давление на всех. В области политики, военной, СМИ. Когда-нибудь было такое? Чтобы с журналистами так? Признавать целые издания иностранными агентами, лишать аккредитаций.

– Почему это происходит?

– Очень хотят влиять на нас. Их раздражает, что у руля появился человек, к которому есть доверие. Ни один руководитель в мире сегодня не имеет такой поддержки со стороны народа, как Путин. Кто-то говорит, что надоел. Но когда я выступала, меня тоже все время спрашивали: «Когда уже закончишь?» И почему такой вопрос никто не задает про Меркель?

– В чем выражается доверие?

– В голосах, которые люди отдают. В том, что идет изменение жизни. Вы не хотите это видеть, а я могу сказать: идут огромные изменения. Я работала депутатом от Омской области, когда спасли наши крупнейшие военно-космические предприятия. Они в 2000 году хотели объявить себя банкротами – не было заказов, нечем платить. Люди разъезжались. И тут вдруг получили работу.

Знаете, мы все время говорим, чего нам не хватает. По сравнению с чем? С тем, что было?

– Что есть за границей.

– А почему мы с ними сравниваем?

– Потому что нужно сравнивать себя с высокоразвитыми странами.

– Высокоразвитые страны не переживали таких событий на протяжении ста лет. Две мировых войны, два государственных распада. Я работаю в комитете по делам СНГ. Это контора по делению имущества. Мы только недавно закончили его делить.

– При таком везении, как у Путина с нефтью, за 18 лет страну можно было преобразовать так, что сейчас не вспоминали бы о распаде.

– Я в везение не верю. Ему повезло, что чеченская война? Что подводная лодка? Землетрясения без конца. Деньги уходят на рубеж. Видите, как ему повезло. Какой он lucky person.

Надо приводить все в порядок и работать с людьми, а не раскачивать страну. Одни уже домайданились, что жить не на что.

– Сменяемость власти – это плохо?

– Если она не удовлетворяет большую часть населения, это замечательно. Но доверие – тоже отлично. Мы не хотим замечать успехи в сельском хозяйстве. Вся моя молодость прошла под слова, сколько центнеров сняли с гектара. 18 центнеров – это просто что-то. За 20 давали орден, а за 25 героя соцтруда. Сейчас спокойно снимают по 50. Почему мы не замечаем какие-то сдвиги?

– Потому что минусов больше.

– А я их не вижу. Сегодня больше плюсов от сделанного. Хотя на начальном этапе было больше минусов. А если взять советское время, то вообще. Я стояла в очередях за мукой и сахаром. Сейчас прихожу в магазин и говорю: «Ну какая же прелесть».

– Вы предлагаете сравнивать плохое и очень плохое.

– Нет. Я просто предлагаю сравнить, какой путь пройден и за какое время. Чтобы оценить, что делается, надо понимать стартовую площадку. А мы берем отсчет от других стран. Разоренными после войны оказались только Германия, которую весь мир восстанавливал. И Россия, которую мы сами восстанавливали. Причем разгромлены были самые густонаселенные районы.

Очень разные точки отсчета. Надо учить историю. Тогда будем не терпеть, а понимать, почему требуется много времени, чтобы все покрыть. У каждой страны свое понимание и развитие. А мы все время хотим сравнивать, что есть на данном этапе. Да, хотелось бы больше. Но хотеть не вредно.

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов (1,13); REUTERS/Vladimir Konstantinov; Gettyimages.ru/Alex Wong; REUTERS/Sergei Karpukhin; instagram.com/alyonamink (5,6); РИА Новости/Владимир Федоренко, Андрей Стенин, Рамиль Ситдиков, Максим Блинов, Александр Астафьев; REUTERS/Sean Gallup; РИА Новости/Владимир Федоренко; Gettyimages.ru/Vladimir Rys/Bongarts; REUTERS/Maxim Shemetov

развернуть

Что произошло?

После объявления об отстранении России от Олимпиады-2018 на Первом вышел специальный выпуск ток-шоу. Самым заметным гостем программы стала чемпионка мира по легкой атлетике Иоланда Чен. Она выступила за участие спортсменов на Олимпийских играх.

– В олимпийской хартии есть очень интересный пункт. Страна или люди, которые имеют отношение к спорту в этой стране, призывающие к бойкоту, могут спровоцировать отстранение нашей команды на два олимпийских цикла. Именно поэтому ни один спортивный функционер никаких призывов к бойкоту не делает. А делают это у нас, в основном, члены Государственной думы. Если мы сейчас начнем бойкотировать, мы можем вообще нарваться на убийство спорта в нашей стране. Потому что два олимпийских цикла – это восемь лет. Мы потеряем огромное…

– Петр Толстой: Восемь лет подождем. Да перед нами вечность, Иоланда. Вечность!

– Вы, может быть, и можете подождать. Ждите на здоровье. Это ваша жизнь. Ради бога, распоряжайтесь ей, как хотите. Я ратую за спортсменов. Патриотом за чужой счет быть очень легко: сидеть на диване и кричать про флаг. <…> В нашей стране есть одна большая беда: мы очень много думаем об атрибутах. Да, они важны. Я тоже человек, в честь которого флаг поднимали, и гимн играл, и мурашки бежали. <…> Но никто ничего за два года не сделал, чтобы этот флаг поднимался в честь наших спортсменов. Мы не думаем о людях. А это люди, судьбы. Мы в нашей стране в принципе о людях не думаем. И о спортсменах в данном случае тоже. Подставляя их еще раз даже этой передачей. Потому что я себе представляю, кто сейчас смотрит нас и думает: «Я предатель, или что вообще с моей жизнью теперь будет?». А я не считаю их предателями. Я считаю предателями тех, кто ничего за два года не сделал, чтобы мы сегодня ехали с флагом и с гимном.

– Петр Толстой: Я считаю, что унижение страны несет в себе гораздо более серьезные и длительные последствия, чем неявка спортсменов на Олимпиаду и даже в восьмилетнем цикле на две Олимпиады. Потому что эти вещи остаются в психологии поколений и потом не дадут побеждать и не дадут водружать свой флаг над Рейхстагом.

– Наоборот! Самый важный момент в том, что страна не поддержала своих спортсменов, и теперь настал момент спортсменам поддержать свою страну. Поехать и побеждать.

Кто такая Иоланда Чен?

Бывшая спортсменка. Занималась легкой атлетикой – прыжками в длину и тройным прыжкам. Ей до сих пор принадлежит мировой рекорд в тройном прыжкам в закрытых помещениях (15,03). Серебряный призер чемпионата мира-1993, чемпионка мира-1995 в зале.

После завершения карьеры стала работать на телевидении – СТС, «НТВ плюс», ТВ-6. Сегодня – на канале «Матч ТВ» комментирует легкую атлетику и прыжки с трамплина.

Фото: кадры 1tv.ru; РИА Новости/Максим Блинов

развернуть

«Лужники» будут главным стадионом чемпионата мира, но готовы уже сейчас – и если верить фотографиям, там все очень красиво и достойно. Чтобы узнать, как обновился самый большой стадион России, Владислав Воронин встретился с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым, который проектировал обновленные «Лужники» и стадион «Краснодара». 

– Несколько лет назад все слышали: к чемпионату мира «Лужники» будут вмещать 89 тысяч человек. Сейчас тут 81 тысяча мест. Почему стадион стал меньше?

– Это долгая, но чуть ли не ключевая история. Получив шанс на проведение ЧМ-2018, Россия действительно взяла обязательство сделать для финала стадион на 89 тысяч человек. Но аналитика быстро показала, что столько мест при существующем положении там сделать невозможно – такая вместимость привела бы к сносу «Лужников».

– Почему?

– ФИФА регламентирует ширину ряда, ширину обычного места, количество телевизионных позиций, количество вип-кресел, которые занимают больше места, чем обычные. Если сложить все требования и посмотреть на габариты чаши, то получится, что мы использовали весь доступный объем. А на 89 тысяч мест объема бы просто не хватило.

Мы максимально подвели зрительские места под кровлю, выше двигаться уже просто невозможно. Поднявшись на верхний ряд, вы поймете, что конструкция кровли находится прямо над головой. Если бы мы разметили еще один ряд, то среднестатистический человек даже не смог бы встать с места. Или другой показатель: первые ряды верхнего яруса нависают над скайбоксами так, чтобы из ложи было видно только поле. В идеале для максимального комфорта всех зрителей нужно было бы снять 3 ряда с верхнего яруса.

Более того, чтобы разместить 81 тысячу мест, мы даже увеличили объем воздуха, который помещается в чаше. Это получилось за счет того, что мы опустили поле на полметра – глубже тоже уже нельзя, потому что рядом река, грунтовые воды. 

Кстати, после чемпионата мира стадион будет более вместительным, потому что мы уберем ряд мест под телевидение, журналистов и вип-зоны. Понятно, что раньше в «Лужниках» могли разместиться и 100 тысяч человек (раньше тут стояли просто скамейки, люди сидели плотнее), но это невозможно по современным нормативам – по безопасности, ширине мест и так далее. И даже после реконструкции 1996 года «Лужники» не удовлетворяли тогдашним требованиям ФИФА для финала чемпионата мира. Если бы Россия получила ЧМ-1998 или ЧМ-2002, «Лужники» не смогли бы принять финал. На финал Лиги чемпионов договорились, а для чемпионата мира уже бы не получилось. 

– «Лужники» и правда могли снести, чтобы на их месте построить новый огромный стадион? 

– Да, был вариант снести стадион и построить заново по мотивам старого. Но с точки зрения людей, которые следят за подлинностью и аутентичностью архитектуры, важно иметь те же стены, которые были возведены изначально, то есть в 1956 году. Это принципиальная позиция по многим параметрам, есть разные документы и хартии, которые определяют, что такое подлинная ценность.

Понятно, что за сносом такого известного стадиона последовал бы взрыв недовольства. Мы в свое время проходили это с «Динамо», даже там был очень большой скандал, и если интерполировать масштаб «Динамо» на «Лужники» – понятно, что здесь все было бы серьезнее.

Сергей Кузнецов – в центре

– И как вы договорились с ФИФА о том, что сносить не надо, а мест лучше сделать меньше?

– Город оценил риски, и мэр Москвы Сергей Собянин обратился к тогдашнему президенту ФИФА Йозефу Блаттеру. Он объяснил, что мы очень хотим провести чемпионат мира, но никак не можем выполнить требования по вместимости. А так как не хочется запятнать чемпионат мира сносом легендарного стадиона – выдвигаем встречное предложение и готовы к переговорам. Мы с руководителем Стройкомплекса Маратом Хуснуллиным летали в Рио-де-Жанейро, где вели переговоры с генеральным секретарем ФИФА Жеромом Вальком. Взяли с собой все расчеты и аналитику, чтобы показать: мы действительно видим, как можно сделать 81 тысячу мест. Тогда нам дали предварительное согласие.

Дальше были три очень интенсивных месяца для рабочей группы, куда вошли правительство Москвы, оргкомитет ЧМ-2018 и представители ФИФА. В итоге была сгенерирована полноценная концепция, которую утвердила ФИФА.

– По сути, реконструкция выглядела так: вы снесли внутренности стадиона (от трибун до помещений под ними), оставили только фасад и крышу, а потом построили все заново. Как это получилось?

– Это сложная реставрационная работа. Дело в том, что на раньше стена была устойчива благодаря старым трибунам – и когда мы их разобрали, пришлось ставить временную металлическую опору, которая поддерживала фасад, пока новая бетонная конструкция не восприняла эту нагрузку. Мы пошли на это, чтобы быть полностью корректными в плане исторического наследия. 

– Вы говорили, что избавили фасад от «архитектурных наслоений». Что это значит?

– Со временем стадион менял свой вид – незначительно, но заметно. Например, если вы помните, до реконструкции фасад был остеклен. Остекляли его в несколько этапов, и последняя версия создавалась специально для рынка, что не лезет ни в какие ворота. Чтобы торговцам и покупателям было удобнее, остеклили весь нижний ярус, до этого остекляли верхний.

Мы заменили или привели в порядок керамический материал на фасаде и в итоге вернули стадиону первозданный вид, в котором он задумывался в 1956 году. Изначально это была идея такого Колизея. А как мы знаем, в Колизее ничего не было остеклено – это холодная, неотапливаемая арена.

Трибуны и фасад открыты и продуваемы, но тут нет никакого преступления, это, наоборот, безопаснее по пожарным нормативам – чтобы ветер раздувал возможный дым. Конечно, для болельщиков создаются комфортные условия, но мы понимаем, что футбол – это уличное развлечение. Так мыслят на всех больших стадионах в мире.

– То есть обогрева трибун не будет?

– Здесь есть большие сложности с согласованием. Обогрев трибун делается с газовыми горелками, и сложно согласовать, провести газ для такого количества людей. Можно посетовать на архаичные строительные нормы, но мы даже не заходили на эту историю. Во-первых, в «Лужниках» большое расстояние от обогревателей до трибун – все это выльется в огромные эксплуатационные затраты и расход энергии. Во-вторых, обогрев трибун – не то, за что сильно борются большие стадионы. При походе на стадион люди понимают, что посещают уличное развлечение, тут нет гардероба, чтобы снять верхнюю одежду. Обогрев добавляет комфорта, это хорошая фишка, но если посмотреть на затраты и сравнить с отдачей, то большой проблемы нет. Отказ лежит в области здравого смысла.

– Главное изменение в «Лужниках» – новый наклон трибун. Как вы его сделали?

– Здесь главное – серьезная аналитическая работа. На старом стадионе были места с ограниченной видимостью – не то что футболисты далеко, а просто было видно не все поле, потому что некоторые конструкции загораживали вид. Из 78 тысяч мест на 5 тысячах была ограничена видимость. Сейчас нет ни одного такого места.

Градус наклона поменялся не слишком сильно. Трибуны стали немного круче и существенно ближе к полю – качество обзора улучшилось на порядки. Даже на самом дешевом месте видно табло и всю игру, потому что это главный современный принцип строительства стадионов: видно и слышно должно быть одинаково как в роскошной вип-зоне, так и на самом дешевом и высоком месте за воротами. Раньше этот принцип не соблюдался, считалось, что есть билеты дешевле, а есть дороже. А сейчас мы говорим об уровне обслуживания, как в самолете: есть бизнес-класс, есть эконом, но базовую услугу – долететь из точки а в точку Б – получают все, остальное – сервис.

– Вы убрали беговые дорожки. Навсегда или их можно вернуть?

– Надо сказать честно: в этой компоновке будет нереально провести легкоатлетические соревнования. Сейчас беговых дорожек больше нет, но в теории стадион можно реконструировать под легкую атлетику. Это очень затратное и тяжелое действие, и нет большого смысла его совершать.

Чтобы провести соревнования, нам надо поднять уровень поля – вместимость сразу сильно сократится, до 50 тысяч человек. В обычном режиме, если мы говорим о каких-то соревнованиях (например, чемпионат России), легкая атлетика при нашей жизни 50 тысяч не соберет. Я сам занимаюсь легкой атлетикой, мне грустно это сознавать, но это так: футбол гораздо популярнее.

Легкая атлетика может собрать много зрителей только на соревновании высокого статуса. Если Москва, допустим, решит провести летнюю Олимпиаду, нам придется решать проблему центрального стадиона с беговыми дорожками. Это, видимо, будут не «Лужники», потому что после реконструкции они не будут соответствовать требованиям МОК: зрителей мало. Но при нынешней компоновке «Лужников» нельзя сделать беговые дорожки с сохранением 81 тысячи мест.

– Вещь, которая у вас в «Лужниках» не получилась?

– Если бы мне как архитектору сказали: сделай вообще что угодно в любые сроки и за любые деньги, я бы точно разобрал кровлю и сделал бы новую. Она у «Лужников» абсолютно неинтересная. Конструкция не очень эффективная, тут много металла, из которого можно построить авианосец.

Но кровля работает и исполняет свою функцию, когда-то на нее были потрачены деньги. Мы поменяли покрытие на новое и нарастили края, потому что раньше кровля накрывала трибуны, а беговую дорожку – нет, а сейчас на том месте, где раньше были беговые дорожки, появились ряды кресел. Хотя этого и нет в требованиях ФИФА. Они допускают, чтобы на некоторые места попадал дождь, но мы хотели, чтобы всем было комфортно.

Еще мы всегда были заточены на поиск необычных архитектурных решений – так на крыше появился медиаэкран. «Лужники» находятся в низине, а вокруг верхние точки обзора – Ленинские горы, метромост, высоко поднято третье кольцо. И это интересно, потому что можно увидеть то, что отображается на кровле. Может быть загружен любой медиафайл – видео, статичное изображение. 

– Сейчас на стадионе лежит натуральный газон. В старых «Лужниках» это было невозможно из-за недостатка света и плохой вентиляции. Как вы решали эту проблему?

– Все знают, что в «Лужниках» лежал искусственный газон, один раз под Лигу чемпионов стелили естественный, но он тут не выживал. Но хотелось бы сразу сказать про иллюзию о том, что есть просто хорошие и плохие стадионы: на хороших трава растет, на плохих – нет. Это полная ерунда, все устроено не так. В условиях футбольной чаши трава сама по себе растет плохо.

От чего зависит качество газона? Свет, вентиляция, полив, то есть свет, воздух и вода. На лужайке, где пасутся коровы, растет буйная, высокая, сочная трава, это все естественные условия, а на стадионе почти всегда есть кровля, из-за которой либо не хватает света, либо недостаточно влаги (не проникает дождь), либо плохая вентиляция (вода не испаряется).

На старом стадионе не хватало продухов в трибунах – мы их сделали. Устроена система искусственного освещения, есть дренаж, система вентиляции корней. Совершенно точно, что нам не нужно будет менять газон после каждой игры, а в стороны в каждом матче не будут разлетаться клочки земли. Поле сделано комплексно.

Но нельзя сказать, что мы тут сделали какой-то сложный комплекс, связанный с полем. Это обычная работа на современном стадионе, в целом даже рутинная. Решение ни одной локальной задачи не является мегадостижением, надо сразу честно об этом сказать. Достижение – это свести их воедино, сделать все в старых стенах, без сноса.

– Тем не менее «Лужники» сделаны тихо, почти незаметно и очень быстро. Почему так не со всеми стадионами ЧМ-2018?

– У меня есть свое объяснение, но я не претендую на достоверность. У нас нет традиции строительства качественных стадионов. Вспомните, еще 10 лет у нас не было практически никаких хороших арен. Ноль. Да, оставались большие стадионы советской эпохи – «Динамо» и «Лужники», но в основном клубы играли на абсолютно устаревших стадионах без элементарных вещей вроде козырька. И за долгие годы была утрачена школа проектирования таких объектов: наш опыт застыл, тогда как мировой с каждым годом развивался.

Новые «Лужники» – результат гораздо более масштабного процесса, чем два года строительства. Это процесс 5-6 лет, когда мы накапливали опыт и готовили команду. Во время моей работы практикующим архитектором я настаивал на создании серьезного проектного звена по спортивным объектам. Команда, которую удалось собрать, сделала Дворец водных видов спорта в Казани – с уникальной деревянной конструкцией. Та же команда занималась стадионом «Краснодара», потом был спроектирован стадион «Динамо», который еще строится. Изначально наша концепция не выиграла конкурс, но в итоге нам доверили стадион, потому что другой команды с таким опытом не было и нет.

К сожалению, в России есть очевидный кадровый голод. Я не склонен, как делают некоторые, объяснять проблемы тотальным воровством – я связываю проблемы с отсутствием нужного количества специалистов в масштабах страны, которые могли бы чохом такое количество стадионов выдать в срок, за нужную цену и с нужным качеством.

– Как вы учили свою команду?

– Люди ездили по миру и смотрели. Есть очень доступная опция – техническая экскурсия, которую может организовать любой стадион. Это стоит копейки. Потом – опыт работы над проектами. В Краснодаре у нас был очень сильный партнер, серьезное немецкое агентство GMP. Мы вместе занимались проектом, и такая работа очень важна для понимания, как делаются современные спортивные объекты. То есть залог строительства сильной команды – это изучение мирового опыта на практике и взаимодействие с лучшими мировыми экспертами. Это должно продолжаться несколько лет.

– Как вы получили стадион «Краснодара»?

– Низкий поклон заказчику. Сергей Галицкий и Сергей Галицкий-младший (брат жены владельца «Краснодара», в клубе его называли «главным по художественной части» – прим. Sports.ru) сразу поставили себе очень амбициозную задачу – сделать один из лучших стадионов, максимально качественный как с архитектурной точки зрения, так и с функциональной. Они очень тщательно отбирали партнера: перебрали много топовых мировых офисов, в их списке были многие известные компании.

Мы с моим бывшим партнером Сергеем Чобаном предложили проект стадиона, разработанный в консорциуме с GMP. Архитектурное решение было одобрено заказчиком. Мы вместе ездили и смотрели другие стадионы, обсуждали плюсы и минусы для поиска решения.

– Насколько был вовлечен в проект сам Галицкий?

– Очень вовлечен. Считаю, что это очень правильный пример того, как владелец должен заниматься своим детищем. Мы постоянно общались с Галицким-младшим, старшего видели гораздо реже, но понимали, что он находится над процессом. Был виден очень большой личный вклад во все, до мельчайших деталей.

– Медиаэкран – самая мощная часть стадиона?

– Экран – один из успехов. Если говорить об инженерной составляющей, то есть более сложная история. Это вантовая кровля. Хотя экран все сразу замечают, а кровля – ну, есть и есть. В чем ее плюс? Экономичность и красота. Она очень элегантная, в ней минимум металла, потому что она сделана на тросах. В «Лужниках» вы видите в основном металл, а в Краснодаре – текстильную поверхность, скажем так.

Еще важно, что она легкая, потому что тяжелая кровля – это нагрузка на фундамент и стены, лишняя трата денег. Сделать такую конструкцию в рамках наших нормативов и экспертизы сложно. Инженер Майк Шлайт, который работал над этим проектом, делал кровлю в том числе и на «Маракане».

– Вы занимаетесь стадионом «Динамо», но сами выступали против того, как в итоге будет выглядеть комплекс. Что здесь не так?

– Когда заказчик проводил архитектурный конкурс, мы участвовали в консорциуме с GMP. Предложили не делать вместе футбольную и малую арены под одной крышей, а вынести малую арену за пределы – чтобы лучше сохранить исторические стены и сделать общий объем чуть легче. Кроме того, такая модель экономичнее и проще в реализации.

Тем не менее заказчик выбрал компоновку со сбором в «яйце», которая накрывала обе арены и еще торговый комплекс. По сути, конкурс выиграла именно компоновка, а не команда, потому что дальше заказчик пригласил нас с условием, что мы берем именно эту идею.

Этот проект сложнее «Лужников» и «Краснодара». Даже в обычном стадионе есть много разных потоков, которые надо разделять: журналисты, зрители, вип, спортсмены, персонал стадиона. А когда вы делаете еще одну арену, торговый центр и парковки, это все очень серьезно мультиплицируется.

– Вы закончили «Лужники», довольно скоро сдадут «Динамо». Что дальше? Вы теперь хотите проектировать стадионы не в России?

– Сейчас мы получили набор специалистов, способных такое создавать. Но если не будем это умение развивать, то снова остановимся. В идеале что-то надо создавать или реконструировать регулярно – вовсе не обязательно делать это только в России. Например, создатели стадионов к ЧМ-2006 в Германии потом стали работать по всему миру.

Мне очень нравится заниматься стадионами. Это действительно невероятно интересная задача, связанная с огромным количеством людей. Но стадионы, в отличие от жилых домов, так часто не строятся. И если бы мне предложили сделать проект за рубежом, я бы с радостью согласился. Думаю, что работа над объектами к ЧМ-2018 дает дополнительную мотивацию для выхода на экспорт.

развернуть

И новые панчи про Заболотного.

На множестве сайтов, посвященных первенству мира, начиная с официального ресурса ФИФА и дальше идя вширь на разных языках и во множестве цветов, висит таймер: до начала чемпионата осталось ... Вот и сегодня я заглянул, вздохнул, открыл окошко телеграма и дописал до этого места – было 77 дней, 9 часов и 37 минут.

И это видит весь мир, вообще весь. Но у меня свое ожидание и своя боль. Я ведь живу в России, жду этого чемпионата начиная с речи Леонтьича «лет ми спик фром май харт» и знаю немного больше. Я добавляю к этому времени 65 минут, можно 70.

Пройдет 77 дней, 10 часов и 52 минуты (плюс-минус), и в середине второго тайма матча открытия Россия – Саудовская Аравия на поле выйдет Антон Заболотный.

Со скамейки его напутствует седовласый Габулов. Тень здоровой самцовой зависти пробежит по лицу Ильи Кутепова. Выдаст Заболотному пятюню уходящий с поля ... Ну, допустим, Гранат.

И Антон пойдет в бой.

С Францией он за 24 минуты коснулся мяча 2 раза. Ах, да; Антон игрок острия, ему достаточно и одного, чтобы зарекомендовать себя. Такое касание было у него в матче с бразильцами. До ворот было метра 3 и в них не было вратаря. Вы помните этот удар; Антон с задачей справился блестяще – он себя всецело зарекомендовал.

Как он попал в сборную? Что он там делает? Что надо сделать, чтобы он что-то в ней сделал?

Я смотрю на таймер. До начала чемпионата мира 77 дней, 9 часов и 26 минут. До выхода Заболотного – 77, 10, 41 соответственно.

И залитое солнцем утро меркнет.

У нашей сборной профнепригодный тренер. Он приглашает в нее профнепригодных игроков. Речь, конечно, о годности соответствующему уровню. Я не слепой: время, когда нашей сборной со всей неизбежностью требуется нападающий такого класса точно еще не наступило.

Наша сборная уже год играет совершенно одинаково со всеми соперниками. Три защитника, два латераля, два опорных перед ними. Собственно, это и есть реально линия обороны. Сборная в состоянии сохранять ноль у себя в тылу только когда они все на своих местах и не увлекаются атакующей ересью.

Остается три человека, кто бы они ни были, чтобы сочинить что-нибудь в атаке.

На эти три места претендуют все те футболисты, которых перечислит любой что болельщик, что тренер, если его спросить о лучших русских игроках: Миранчуки, Смолов, Кокорин (выбыл), Дзагоев, Головин (в большинстве случаев), Шатов. А мест – 3. И одно из них с 65 минуты займет еще наш расписной Антон.

Черти полосатые с этими результатами. Понятно, что мы слабей Бразилии и Франции. Но, с другой стороны, почему же черт? Мы же видели в игре с Бразилией, как сборная, неплохо проведя концовку первого тайма, вся метнулась вперед с начала тайма второго? Это же по команде тренера случилось. Иначе не могло. Станислав захотел выиграть у Бразилии!

А что? Я тоже хочу, чтобы Россия выиграла у Бразилии. Просто мало ли чего я хочу, я ж не тренер.

И вот наша сборная полетела. С чем бы это сравнить? Шашки наголо? Ну, если только те шашки, которые с клетчатой доски. Плохо. Я бы сравнил это с атакой средневековых шотландцев на броненосных рыцарей английского короля. Там наголо у шотландцев было то, что обнажалось, когда они с гортанными криками задирали свои юбки-килты.

Рыцари этому никогда не удивлялись.

Вскоре после такой атаки следовала казнь.

Тут в веках ничего не изменилось.

Боже ж мой, мы играем одинаково что с Новой Зеландией, что с Бразилией. Зачем нам тренер в таком случае? Чтобы заменить Джикию на Граната? А что, есть кто-то, кто не знает, чем это закончится? Чтобы прикнопить Смолова, чей цимес – маневр и смена позиции, к точке ударного центрфорварда? Тем самым закрепив позиционно уже восьмого из десяти полевых игроков (с Бразилией было так)?

Чтобы не иметь представления, как начинается атака сборной? Она ведь у нас никак не начинается. Мяч у вратаря – а латерали уже выдвинулись вперед, им так положено, через край не сыграешь. А игроки опорной зоны у нас те еще начинатели – нет ни одного, кто владел бы длинным пасом. Остается вынос. Посмотрите, сколько выносов доходит до адресата.

Бывает еще, что атака начинается с перехвата. Но сборная России перехватывает мяч ведь только на своей половине. Она же защищается. А значит, при перехвате перед ней все равно оказывается большинство игроков соперника, и они успеют перестроиться.

То есть мы играем не только не разнообразно. Наша модель игры вообще раскрывает отнюдь не сильнейшие стороны того набора игроков, что у нас есть. Мало того – она их тщательно скрывает.

Тренер сборной просто тупо навязывает команде свои весьма догматические представления о том, как надо играть. А точнее, даже не представления, а фобии.

Смотрели фильм молодого Вендерса «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым»? Вратари сотканы из фобий.

И все это венчает промежуток между 65 и 70 минутами, когда неизбежно (продуман распорядок действий и неотвратим конец пути) на поле выйдет Заболотный.

Он попал в сборную перед матчем с московским «Динамо». Момент славы Станислава: сборная выиграла 3:0. Все удивлялись: ну на кой было вообще играть, если не с кем? Но не таков наш тренер. Он умеет настаивать на своем. Игра состоялась. И она должна была принести селекционные плоды, потому что тренер ведь был прав. Та игра открыла нам Антона.

И с тех пор это стало... Кстати, чем это стало? А я вам скажу: это обряд. Заклинание. Обращение к стихиям.

Чемпионат мира ведь проходит на нашей земле. А земля наша древняя. В русских сказках встречаются и постоянно действуют олицетворяющие эти стихии Леший, Домовой... Водяной.

А в сборной теперь есть Заболотный.

Он ведь даже после матчей говорит слова настолько бессмысленные, что иначе как мистикой, ритуальным заговором их считать трудно. После поражения 0:3 Антон предположил, что сборная поборется за победу на чемпионате мира.

Антон, вы меня простите. Вы ж не виноваты, что вы такой. Вы прекрасны и победоносны в первом дивизионе, команда Тосно. Там вы эффектны, там вы свирепы, просто вот тут вы, б###ь, просто нелепы.

Я начинаю думать, что помощь Черчесову в сборной Мирослава Ромащенко заключается в том, что он содержит в чистоте магическую серебряную чашу для гаданий на воде и чистит хрустальный шар, а Гинтарас Стауче отвечает за свежесть жаб, пиявок и крыс для иных ритуалов.

А Станислав Черчесов главный тренер, и он принимает решения.

•••

Текст взят из фейсбука Василия Уткина 

Артем Дзюба: «Уткин – жалкий человек. Пусть выздоравливает»

Отвалите от Черчесова. Даже Гвардиола не справится лучше

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Алексей Филиппов; REUTERS/Grigory Dukor; Global Look Press/Marius Becker/dpa

развернуть

Очень трогательно.

Сегодня Сергею Семаку исполняется 42 года. Его жена Анна написала такое тонкое и душевное поздравление, что его должны прочитать все. 

«Эй, Семак, давай забей!» Давным-давно, лет сорок назад, в одной украинской деревушке в маленьком домике на краю леса жил мальчик Сережа. Семья у него была очень большая – мама, папа, бабушка и четверо братьев. Жили тесно, но дружно – крошечная комната была занята кроватями – спали по двое, по трое. Кормились от собственного огорода и небольшого хозяйства. Мама просыпалась в пять утра – работала дояркой на ферме, бежала на утреннюю дойку, папа трудился то крановщиком, то дальнобойщиком – родители работали от зари до зари, от усталости не слышали, как плачет младенец Николай – Сережа вставал к нему по ночам и носил братика на руках, пока тот не уснет.

Тихий и послушный дома, на улице Сережа очень любил играть в футбол – каждое утро убегал в поле, тренировался, отрабатывал удары в надежде, что однажды в небе будет пролетать самолет со скаутами – они увидят, как мальчик упорно работает, как сильно старается, и пригласят играть в ЦСКА. Прошло время, мечта звала за собой – Сережа ходил по шесть километров пешком через поле и лес один, с тяжелым баулом наперевес, чтобы добраться до спортивной базы и тренироваться.

Мама не одобряла увлечение сына спортом, но возразить было нечего, потому что для осуществления цели мальчик учился на одни пятерки, закончив школу с золотой медалью. Самым близким другом Сережи в детстве была бабушка Вера – ветхая, маленькая старушка, покрывающая все разногласия детей и семейные конфликты неиссякаемой любовью. Однажды, когда Сережа на всех обиделся и проспал Новый год, проснувшись утром и глотая слезы обиды от того, что ему не досталось мандаринов, бабушка отвела мальчика к себе за печку, приподняла полотенце над ящичком и показала заботливо припрятанные ароматные оранжевые шарики. Каждый вечер бабушка отодвигала занавесочку в своем уголке за печкой, зажигала лампаду и горячо молилась за внуков, повторяя непонятные для маленького Сережи слова длинных молитв наизусть. 

Через несколько лет упорных трудов, Сергей становится игроком ЦСКА. команды своей мечты. Тысячи болельщиков, вдохновленных его игрой, кричат легендарную кричалку, от которой дрожит стадион: «Эй, Семак, давай забей!».

Потом был Париж, ФК «Москва», казанский «Рубин», питерский «Зенит» – много заслуженных побед, красивых голов, обидных травм, чемпионских титулов. Сергей возмужал, отпустил бороду, но в душе по-прежнему остался ребенком – добрым, честным, ранимым, искренним. Иногда я осязаемо чувствую, как бабушка Вера стоит за печкой в неведомых нам мирах и молится под тлеющей лампадой уже за всю нашу семью, оберегая от всякого зла. Преподав Сереже пример любви к человеку, уроки милосердия, она воспитала мужчину, который никогда не пройдет мимо чужого горя, выслушает любого, кто обратится к нему за помощью и сделает все возможное, чтобы помочь. Я часто слышу от знакомых, болельщиков, футбольных экспертов, что Сергей – легенда. Для меня и наших детей он действительно легенда – пример того, как можно добиться цели упорством и трудолюбием, но при этом оставаться обычным, земным, скромным человеком, чуждым всякого тщеславия – настоящим тружеником, отдающимся делу целиком.

Спустя семнадцать лет я слышу скрип его шагов по снегу, когда он возвращается ночью после долгих зимних сборов, и сердце бьется как лесная птица в клетке. Мне нравится его колючая борода, шлейф горькой полыни, долго витающий в воздухе после того, как он уходит на работу, нравится, что он каждый раз крепко-накрепко привязывает чайный пакетик к чашке во время завтрака. Я благодарна ему за то, что он терпит все мои чудачества, терпеливо выслушивает планы по спасению бездомных собак, дойных коров и жертвенных баранов, нежно гладя меня по щеке и предлагая стать директором зоопарка.

Мне нравится, что нам никогда не бывает скучно вдвоем – как-то в Греции, куда мы приехали отдохнуть пару дней без детей, нам не повезло с погодой, лил дождь. Мы лежали под зонтом на пляже в свитерах, слушали французские песни и так, незаметно, проболтали до вечера. Помню, как-то попросила Сережу сказать мне что-то очень хорошее, рассчитывая на откровенное признание, а он невозмутимо ответил: «Я заплатил за тебя все налоги».

С днем рождения, любимый мужчина, надежный друг, удивительный человек, самый лучший отец и подающий надежды тренер! Если бы ты только знал, какое счастье разматывать за тобой чайные пакетики по утрам». 

«У меня неиссякаемый ресурс любви, это исцеляет многие раны». Великая семья Сергея Семака

Фото: instagram.com/annas_secret_garden; РИА Новости/Владимир Федоренко (3)

развернуть

Эмоциональная колонка Алексея Авдохина.

Русский спорт горит в огне.

У спортсменов отнимают олимпийские медали, как будто они их украли, а не завоевали. Десятки карьер разрушены, а имена и репутации испорчены так безнадежно, что на очищение потребуются годы. Олимпиада в Сочи – самое бессмысленное соревнование в истории спорта

Все завертелось полтора года назад, когда Макларен опубликовал первый доклад. У России была туча времени ответить на каждое слово Макларена, на все файлы из его библиотеки. Ответить внятно и аргументированно – в прессе, международных федерациях, судах.

Вместо защиты спортсменов Россия потратила полтора года на болтовню. На риторику об антироссийском заговоре или попытках повлиять на выборы президента. На отсутствие доказательств.

Государство могло спасти своих спортсменов, но всякий раз бросало их:

● Когда спортсменов выгоняли из олимпийской деревни в Рио за то, что их фамилии оказались в докладе Макларена, наши чиновники просили их поскорее сдать аккредитации и уехать.

● Когда на серьезные обвинения отвечали: нет никаких доказательств. Но так и не подали ни одного судебного иска в защиту спортсменов.

● Когда обещали, что под олимпийским флагом и в нейтральном статусе на Игры в Пхенчхане никто не поедет. Даже те, у кого другого шанса не будет.

● Наконец, когда дали понять спортсменам – оправдывайтесь сами.

На ваших пробах царапины? У вас в моче нереальное количество соли? В паре одинаковых проб ДНК разных людей?

Сами объясняйте это Освальду. В любой непонятной ситуации валите на политику, в крайнем случае – на предателя Родченкова. А мы умываем руки. Государство не при делах. Нет, мы, конечно, подадим иски куда нужно, но попозже.

В этой инфантильной позиции государства видна только полная беспомощность. Это даже не оправдания – так ребенок, который прячется, закрывает глаза. Он никого не видит – значит и его не найдут.

Посмотрите, кто отвечает в стране за спорт. Кто превратил его в унизительную порку спортсменов?

Зачем всерьез воспринимать Виталия Мутко? Помнит ли кто-то хоть одну внятную мысль министра спорта Павла Колобкова? Как слушать депутатов Свищева и Дегтярева без резиновых перчаток?

Этим летом на дне открытых дверей сборной России по бобслею я спросил Александра Зубкова про комиссию Освальда. О том, что делает федерация, чтобы минимизировать риски. Зубков отмахнулся каким-то дежурным ответом про вмешательство политики в спорт и давление на Россию. Я понял, что ему нет никакого дела до Освальда, и я неправильно сформулировал вопрос. Под его ответ больше подходил бы «Путин – красавчик?»

Теперь Зубкова (и еще почти два десятка спортсменов) пожизненно отстранили от Олимпийских игр. Это значит, что руководитель федерации на всех Олимпиадах будет вне закона. Это значит, что никто из этих спортсменов не сможет приехать на Игры ни тренером, ни функционером, ни сервисменом. Как жить тем, кто захочет остаться в спорте, а не сидеть в депутатском кресле?

Ах да, на пожизненную президентскую стипендию; ее всем бывшим чемпионам обещают сохранить! Тогда все в порядке, конечно.

Наши чиновники никогда не признают государственную систему допинга, как бы не настаивали WADA и МОК. Проще закрыть глаза. 

В мире такой отказ воспринимается по-другому – виноваты спортсмены.

Значит, не государственная система вынуждала спортсменов сдавать чистые пробы для будущей подмены. Не она меняла пробы местами, царапая крышки и подсыпая соль, поила их допинговыми коктейлями. Значит, это была инициатива спортсменов. За это их и наказывают.

Наши чиновники смирились. Все, что они говорят в эти тяжелые дни, похоже на белый флаг. Снова ни одного аргумента, снова работа на внутреннюю аудиторию – мы окружены, нас не хотят видеть, нас провоцируют. И главное, запомните – у нас нет никакой госсистемы!

Не госсистема – это назначение главой Московской антидопинговой лаборатории человека, подозреваемого в незаконном обороте допинга и его ежегодные награды. Президентская грамота Родченкову за успешную подготовку спортсменов к Олимпиаде-2012 – лучшего самотроллинга российской власти придумать вряд ли возможно.

Не госсистема – это три десятка отобранных у России за допинг олимпийских медалей с летних Игр 2008 и 2012?

Не госсистема – это обласканный и заслуженный тренер Чегин, непотопляемый врач Дмитриев и начальник военно-патриотического движения «Юнармия» Труненков, забаненный на 4 года за допинг в бобслее?

Не госсистема – это травля за честные интервью о допинге легкоатлета Андрея Дмитриева, выдавленного после них из России?

Не госсистема – это повышение министра спорта Мутко после отказа в олимпийской аккредитации на Игры-2016 и прямых обвинений в поддержке допинга?

Не госсистема – это отстраненный заместитель Мутко Юрий Нагорных, который в 2013-м знал о том, что Родченков фальсифицирует пробы и вымогает за это деньги? Велосипедисты в иске против Макларена тычут в Нагорных пальцем – мы ему сообщали, он был в курсе. Где Нагорных, где его показания и почему он сидит на вип-трибуне чемпионата России по фигурному катанию, а не под домашним арестом? А если выяснилось, что велосипедисты врут, а его переписка с Родченковым подделана, почему до сих пор не восстановлен в должности и, как рассказывают, уже несколько лет живет без загранпаспорта?

Не госсистема – это уволенная в 2016-м помощница директора ЦСП Александра Кравцова Ирина Родионова, якобы хранительница банка чистых проб, которая дает интервью Первому каналу, а не показания следователю?

Не госсистема – это однобокое расследование Следственного комитета России, в котором нет ни одного подозреваемого, кроме Родченкова? И официальная версия, в которой Родченков делал все – «пичкал спортсменов допингом», подменял и уничтожал пробы, царапал пробирки, сыпал в них соль, подделывал переписку, время от времени получая за это грамоты и ордена от президента Путина.

Ну а то, что крайними в этой не госсистеме оказались спортсмены… Подумаешь, какие мелочи.

Вон у нас их сколько. 

Что с медальной таблицей Сочи?

У России все меньше и меньше медалей.

Вот так общий зачет выглядел до дисквалификаций:

А так выглядит сейчас:

И это еще не все.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, Максим Блинов, Валерий Мельников; Global Look Press/Netflix/ZUMAPRESS.com

развернуть

Лучше вам не знать ответ. Серьезно.

В главном матче тура не хватало не только забитых мячей, но и просто мячей, которые бы подходили для игры в футбол при снегопаде.  

Тест на внимательность из трех вопросов. Где здесь мяч?  

А здесь? 

Или здесь? Подсказка: красное пятно – это не мяч, а яркие бутсы форварда «Локомотива» Эдера. 

В нынешней редакции регламента чемпионата России нет слов об использовании красных мячей или красной разметки в случае игры в снегопад. Как нет и четких правил о том, при какой температуре можно играть в футбол. Итог: даже те, кто все-таки получил доступ к платной трансляции «Матч ТВ», толком ничего не увидели.   

Найти красные мячи – это так сложно? 

Да. Это невозможно. По информации «Спорт-Экспресса», лига закупила у Nike мячи только желтого и белого цвета. Официальных оранжевых мячей премьер-лиги пока просто нет. При составлении контракта в РФПЛ просто не вспомнили, что треть матчей чемпионата теоретически могут проходить в снегопады

На прошлой неделе глава РФПЛ Сергей Прядкин в уме прикидывал новую стоимость телеправ на чемпионат России. И делал вывод: продукт стал дороже. 

«Рассчитываем получить за телеправа более полутора миллиардов рублей» (по условиям действующего контракта, лига получает 1,49 млн за сезон – прим. Sports.ru) , – говорил Прядкин.

Полтора миллиарда рублей. За телеправа на лигу. Которая. Забыла. Купить красные мячи.

развернуть