Объясняем значение и контекст.

Сербия часто примагничивает околополитические и исторические дискуссии даже в футболе.

В субботу Неманья Матич отказался надевать футболку с маком – символом памяти погибшим британским солдатам, в том числе тем, кто участвовал в миссиях НАТО. Это напомнило игроку о бомбардировках его страны в 1999-м (Матичу было 12, когда снаряды падали в родной деревушке Врело).

Теперь Юрген Клопп на матче в Белграде против «Црвены Звезды» (0:2) закрепил на клубной куртке необычный цветок – и он тоже связан с Сербией.

Это Рамона – вечнозеленое многолетнее растение с ярким фиолетово-синим цветком и оранжевой серединой. В Сербии рамона – символ окончания Первой мировой войны, которая длилась с 1914 по 1918 год.

Во время конфликта Сербия выступала на стороне союза Антанты – военно-политического блока России, Великобритании и Франции, который воевал против Дружественного союза Германии и Австро-Венгрии. К концу 1915 года Сербию оккупировали, но она продолжала сопротивляться. За годы войны страна потеряла около 60% мужчин и почти треть населения.

Солдаты австрийской армии расстреливают сербов, 1914 год

В большинстве стран мира (официально в России тоже) 11 ноября празднуют перемирие, которое наступило 11 ноября 1918 года в 11 часов. С 2012-го в Сербии это выходной день: сербы возлагают венки к мемориалам, чиновники участвуют в памятных мероприятиях.

Дети участвуют в мемориальной церемонии Дня Перемерия на военном кладбище Белграда, 2014 год

К одежде сербы 11 ноября прикрепляют цветок рамоны, который значится фоном на медалях в честь перехода местной армии через Албанию: зимой-1915/16 сербские войска и мирные жители прошли от района Метохии до побережья Адриатического моря, где их ждали союзники. Считается, что во время отступления десятки тысяч солдат и гражданских лиц погибли от ран, болезней и голода.

Рамону выбрали символом не просто так: даже высохнув, она может ожить после полива.

Фото: REUTERS/Paul Childs/Action Images; globallookpress.com/World History Archive; REUTERS/Marko Djurica

развернуть

Карен взял первый «Мастерс».

С первых лет Карена Хачанова в туре его сравнивали с Маратом Сафиным – архетипичным высоким, крепким теннисистом из России с силовой игрой. Карен признавал, что эти сравнения небеспочвенны: «Он был одним из моих любимых игроков. Я смотрел, как он играет, и не то чтобы повторял, но пытался играть в таком же стиле. Техника у нас не очень похожая, но мне всегда нравились агрессивные игроки».

Сейчас у Хачанова появляются не только внешние сходства, но и результаты, достойные сравнения с Маратом. В этом году он выиграл три титула (из четырех за всю карьеру): маленький турнир ATP в Марселе, важный с сентиментальной точки зрения «Кубок Кремля», а теперь и один из главных трофеев в мужском теннисе – «Мастерс» в Париже.

Во Франции Карен на пути к финалу обыграл трех игроков топ-10 (всегда опасного на быстром харде Джона Изнера, пятую ракетку мира Александра Зверева и финалиста «Ролан Гаррос» Доминика Тима), а в решающем матче уверенно разнес безоговорочного лидера мужского тенниса во второй половине сезона – Новака Джоковича (7:5, 6:4). Хотя серб за последние пять месяцев выиграл два «Больших шлема», два «Мастерса», а перед финалом не проигрывал 22 матча подряд и в понедельник станет первой ракеткой мира.

***

В Париже Хачанов был прекрасен всю неделю, но лучший матч провел именно в финале. Сразу скажем: Джокович в воскресенье был не в порядке. С самого начала он кашлял и сморкался в припрятанный в шорты платочек, а по ходу встречи все хуже двигался и к середине первого сета иногда путался в ногах. Ему было тяжело в длинных розыгрышах, и он несколько раз неоправданно и очень плохо укорачивал, просто чтобы побыстрее закончить размен. И в целом у него были отрезки неоправданных ошибок.

Но перед этим были первые четыре гейма, в которых Джокович мог психологически сломать Карена. Поначалу казалось, что Новака ждет рутинная победа: он очень классно подавал, а на приеме создавал постоянное давление. Возникало ощущение, что Джокович без проблем читает игру соперника и ответ у него есть на все. Особенно это касалось первой подачи во второй квадрат, которую Карен все время выполнял по диагонали, но без особой остроты, аккуратненько под страшный бэкхенд серба.

В розыгрышах Новак постепенно вытягивал из Хачанова ошибки и не давал ему атаковать: в отличие от того же матча с Тимом, у Карена не было удобных, мягких и чуть коротких мячей, с которых можно прибавить в агрессии. Так Джокович повел 3:1, 30:0.

В этот момент внутри серба что-то сломалось, и он помог Хачанову отыграть брейк, сделав три ошибки. Но в том гейме был очень важный момент для динамики матча: при счете 30:30 Карен построил отличный розыгрыш в контратаке, когда сперва выполнил неудобный низколетящий обводящий удар, потом кинул высокий форхенд – тоже неудобный для Джоковича, потому что за ним пришлось далеко тянуться, – и забил в освободившуюся половину корта.

В дальнейшем россиянин не раз выигрывал очки именно за счет обороны. Он находил решения, когда Джокович начинал продавливать бэкхенд: иногда это были классические переводы по линии, один раз прошел волшебный укороченный, и очень много проблем сербу создали низко стелящиеся удары, которыми Карен выключал его выходы к сетке. Например, брейк при счете 5:5 в первом сете он сделал бэкхендом, который иначе как джоковическим не назовешь.

В атаке все тоже постепенно стало получаться, потому что мощная подача (частенько в корпус, чего не было в первых геймах) создавала удобные возможности лупить навылет первым ударом. И во второй квадрат первым мячом Карен чаще подавал уже не по диагонали, а через середину, и Джоковичу было куда тяжелее справиться с такими мячами. Под конец встречи Хачанов с первой подачи был настолько беспощаден и эффективен, что сам Джокович пару раз ошибался в попытках угадать направление и сыграть на опережение. А шансов сделать брейк во втором сете у него все равно практически не было.

Джокович держался в матче за счет первой подачи, но когда она не проходила, ему было тяжко. На приеме Карен давил так, что у Новака появлялись отчаянные решения. Например, при 3:3 во втором сете он зачем-то пошел к сетке с мягкой второй подачи и, конечно, получил прием навылет. А потом, на геймболе, так не хотел ввязываться в розыгрыш, что с короткого приема пошел на укороченный, но он вышел ужасным, и мяч приземлился в нижнюю пятую часть сетки.

***

В последние три месяца этого сезона мы видели обновленного Хачанова, и, наверное, главные причины прогресса – в голове. В напряженные моменты Карен часто просаживается, у него разваливается подача и исчезает форхенд. В финале такие спады тоже проскакивали, но россиянин реагировал на них по-чемпионски.

Подавая на первый сет, он начал с двойной и смазанного форхенда. Но потом перестроился, и мы получили: идеальный удар справа по линии, выход к сетке после атаки с первой подачи, потом еще одну комбинацию из форхендов почти навылет, а потом мощнейшую первую подачу во второй квадрат через середину, которую Джокович не обработал.

В предыдущем гейме на своей подаче Карен тоже ушел с 0:30, но в другом стиле: в первых двух розыгрышах он просто перетерпел Новака в затяжных разменах и заставил его ошибаться. И это вообще было показательно, потому что по ходу матча Карен с Новаком оба выиграли по 38 розыгрышей до 5 ударов, но в диапазоне от 5 до 9 Хачанов взял на семь больше серба, а когда дело затягивалось на 10 ударов и больше, россиянин тоже на победил на два раза чаще соперника.

Против не совсем пикового, но далеко не ужасного Джоковича Карен провел просто потрясающий матч, в котором постепенно вышел на высочайший уровень как в атаке, так и в обороне. Это было цельное выступление и заслуженная победа.

***

Парижский титул – это не только важнейший момент для Хачанова, но и главное событие для мужского тенниса в России в этом десятилетии: наши мужчины не брали «Мастерсов» с 2009 года, когда в Шанхае чемпионом стал Николай Давыденко. В более широком историческом масштабе титул тоже значимый, потому что из выступавших за Россию на таком уровне до Карена побеждали только Давыденко (три раза) и Сафин (пять).

Хачанов теперь поднимется на 11-ю строчку рейтинга и впервые в карьере поедет на итоговый турнир: совершенно точно в качестве второго запасного, а если Рафа Надаль все же не восстановится к Лондону, то будет вообще первым.

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Aurelien Morissard/imago sportfotodienst

развернуть

Такого Пепа вы еще не знали.

Пеп Гвардиола дал эксклюзивное интервью Гильему Балаге. Разговор получился необычным: тренер «Манчестер Сити» рассказал о музыке, которая сопровождала его по жизни: от паренька, катающего мяч на улице, до одного из лучших тренеров в истории футбола. 

Oasis – Don’t Look Back in Anger

Slip inside the eye of your mind (Окунись в свой разум)

Don’t you know you might find (Разве ты не знаешь, что можешь найти)

A better place to play (Лучшее место для игр)

«Я обожаю эту песню. Вы даже не можете представить, насколько. Она потрясающая! Она моментально поднимает мое настроение, истинный шедевр. Каждый раз, когда гуляем семьей, напеваем. Очень люблю ее.

После того теракта в Манчестере (в мае 2017-го на «Манчестер-Арене» во время концерта Арианы Гранде прогремел взрыв, 22 человека погибло, более 120 получили ранения) эта песня стала по-настоящему народной, вы в курсе? Помните, одна женщина запела ее, после минуты молчания? Этот момент растрогал мою семью.

В вечер теракта я был с сыном дома, а жена с дочерьми на концерте. Она успела мне набрать, но сеть упала, я услышал только: «Что-то случилось, мы бежим, но я не знаю что произошло!». Мы пытались перезвонить, но ничего не получалось, собрались и пошли на «Манчестер-Арену». Через 5-6 минут жена позвонила и сказала, что все хорошо, они едут домой. 

Многие пострадали, но нашей семье очень повезло. Жизнь она такая».

Bill Fay – The Healing Day

It will be OK on the healing day (Все станет хорошо в день исцеления)

No more coldest place (Никакого холода)

On the healing day (В день исцеления) 

«В музыке порой цепляет звук, порой текст. Эта песня всегда будет напоминать мне о жизни в Манчестере. Я часто ее слушаю, очень люблю Билла Фэя.

The Healing Day – идеальная песня, чтобы остаться дома, почитать книгу вместе с детьми и вообще делать все под нее. Каждый убегает от реальности по-своему – когда я истощен, для меня нет места лучше, чем дом.

Только дома я чувствую себя в безопасности, закрываю дверь и на душе становится легко. Последние 18-19 лет я веду публичный образ жизни. Это несложно, я понимаю, что публичность – часть моей работы. Но когда хочется от всех скрыться, я иду домой.

Дом, жена, дети – тут я могу вести себя так, как хочу, делать то, что хочу. Могу дурачиться и шутить, и никто меня не осудит за поведение.

Благодаря моей жене Кристине у нас выросли потрясающие дети. В моей семье знают, что, когда меня нет рядом, я всегда помню о них. Когда мы думали о переезде в Мюнхен, Манчестер, Нью-Йорк, я советовался с женой. Если она не хотела ехать, я отказывался. Я просто не смогу работать, если их не будет рядом».

Joan Manuel Serrat – Fiesta

Today the aristocrat and the villain (Сегодня и аристократ и крестьянин)

The famous and the infamous (Знаменитые и не очень)

Dance and hold hands without caring what they look like (Танцуют и держатся за руки, совершенно не думая, как выглядят) 

«Серрат – один из самых известных певцов в Каталонии, и эта песня всегда вызывает у меня радость. Она о празднике Сан-Хуан, который проводится ежегодно 23 июня: огни повсюду, все танцуют, поют и веселятся.

Я не из тех ребят, кто часто ходил на вечеринки. Когда мне было 13 лет, я уже занимался в академии «Барселоны». Тогда думал только о тренировках, не ходил на дискотеки, не пил в пабах. Но летом, когда начинались каникулы, все шли на праздник Сан-Хуан. Под эту песню я вспоминаю родной город Санпедор и те далекие времена.

Не думаю, что можно прожить лучшее детство, чем было у меня, быть счастливее, чем я тогда. Мы были обычной семьей – не сказать, что богатые, всегда немного не хватало. Все свободное время я проводил на улицах нашего маленького городка. У нас даже освещения не было. Играл в футбол, баскетбол, настольный теннис, катался на велосипеде.

Я помню абсолютно все. Просыпался, сразу шел гулять, потом школа, снова улица – до того момента, пока мама не говорила: «Окей, пора домой, ужинать». 

Сейчас все не так. Я не причитаю, но детям сейчас этого недостает, особенно тем, кто живет в больших городах. Я пожил в мегаполисах, но все равно вспоминаю те времена с улыбкой – замечательное было время.

Сейчас я не тот ребенок, да я за последний год сильно изменился! Одно остается неизменным: воспитание, которое я получил от родителей, школы и друзей – это то, что сопровождает тебя всю жизнь. Я был мальчишкой, а сейчас сам стал отцом. А может через пару лет вообще буду дедушкой».

Lluis Llach – Amor Particular

Together, we have walked (Вместе, мы шли вместе)

In joy together, in sorrow together (Вместе в радости, вместе в печали)

And very often, you have filled the emptiness of my words (И часто, ты заполняла пробелы в моих словах) 

«Это одна из лучших песен про любовь, что я когда-либо слышал. Иногда мне хочется переводить ее для друзей из Англии. Эта песня такая настоящая, она про жизнь.

Льюис Льяк – один из моих вдохновителей, легенда Каталонии. Он так же любим, как и Серрат, но за эту песню его просто обожают. Я услышал ее подростком: первая любовь, вторая любовь – и она стала частью моей жизни.

Очень часто я говорю себе: «Не надо, Пеп, не проявляй любовь к игрокам настолько сильно». Ведь когда привязываешься к своим игрокам, страдаешь от их неудач еще сильнее. В футболе страсть остается на поле; порой надо просто обнять их, не нужно даже слов. Люди считают, что мы (футболисты) – машины, холодные, бесчувственные, но это совсем не так». 

Frank Sinatra – New York, New York

I want to wake up (Хочу проснуться)

In a city that doesn’t sleep (В городе, который никогда не спит)

And find I’m king of the hill (И я царь горы)

Top of the heap (На высоте) 

«Я ничего не смогу добавить про Нью-Йорк, чего не сказал о нем Фрэнк Синатра. Там есть все, чего ни попроси, но за это приходится платить. Это город любых услуг: плати – и получишь.

Мои дети учились там английскому. Когда мы только приехали, они и слова сказать не могли. Прошло полгода и они бегло заговорили на английском. Идеально!

Город очень харизматичный – каждый, кто побывал в Нью-Йорке, хочет туда вернуться. Особенное место. Я считаю, что правильно поступил, поехав туда отдохнуть от футбола. Я приехал туда – и через месяц подписал контракт с «Баварией». Что я сделал? Начал учить немецкий, он такой сложный. Три-четыре часа в день по утрам я занимался грамматикой, а спустя два месяца думал о том, чтобы разорвать контракт с командой. Немецкий такой сложный, даже детям в Германии сложно его учить. А теперь представьте, какого было мне, 41-летнему мужику. Просто я упертый.

Синатра тоже был упертым, настоящим бойцом – по-другому не пробудешь на сцене более 50 лет. Каждому знаком его голос». 

Elton John – Your Song

My gift is my song (Мой подарок – моя песня)

And this one’s for you (И эта песня для тебя) 

«У всех есть дар. Считаю, что я хорош в футболе, потому что для меня работа – моя страсть. Когда я говорю, что люблю эту игру, я абсолютно серьезен. Когда страсть движет тобой, у тебя всегда все получается. Но и талант имеет важное значение. Я всегда говорю детям, ищите себя, ищите то, чем вам интересно заниматься, и вы преуспеете. А еще и удовольствие получите.

Иногда жизнь коротка, иногда длинна, но если каждым утром вы собираетесь заняться тем, что вам нравится, вы счастливый человек. 

Моя мечта – однажды побывать на концерте Элтона Джона и услышать эту песню вживую. Впервые я услышал ее, когда мне было 18 или 19, я только начинал играть за основу «Барселоны». А потом я встретился с Элтоном лично на матче с «Уотфордом» в конце прошлого сезона. Какое я испытал удовольствие!

Элтон, проведи концерт прямо здесь (на радио BBC 5 Manchester), пожалуйста. Я обязательно приеду».

На этом разговор о музыке закончился, но Гвардиола продолжил разговаривать о личном.

Пеп о своем наследии

«Я буду манкунианцем до конца своей жизни. Статистика и цифры – это хорошо, но они не выражают страсть игры. Гораздо важнее лет через десять вспомнить какой-нибудь финал и то, как круто мы в нем играли. Разумеется, титулы важны, и они помогают мне продолжать так же страстно работать, как и прежде.

Но я думаю, что все тренеры счастливы, когда могут поговорить с бывшими игроками: посмеяться, обняться и вообще поддерживать хорошие отношения. Каждый любит, когда его любят – таков секрет наших жизней.

Я до конца жизни буду манкунианцем. Я буду фанатом «Манчестер Сити», и тренировать другую команду в Англии, похожую на «Сити», будет невозможно, потому что я чувствую, как люди меня любят.

Люди спрашивают, чего я хочу? Чтобы меня любили. Самое приятное – когда вы чувствуете себя хорошо с другими людьми».

О Йохане Кройффе

Легенда футбола, ушедший в 2016-м, тренировал Гвардиолу в «Барселоне» и стал его наставником, когда Пеп начал собственную тренерскую карьеру.

«Он помог мне полюбить игру, влюбиться в  футбол. Чтобы любить игру, ты должен понимать ее.

Он поделился с нами секретами игры, тем, чего другие не видели – для него футбол выглядел иначе. Он был похож на жестокого отца. Он был таким грубым – настолько жестким, что вы не можете себе представить. Иногда с ним было тяжко, я не мог оставаться с ним наедине, но он был справедлив.

Я не такой уж религиозный парень – я вырос, ходя в церковь, но не особо верю в Бога – поэтому я с ним не говорю сейчас, но всегда помню о нем. Возможно, я хотел бы верить, что он смотрит за нами. Иногда, я думаю, так и есть».

О беженцах

«Это мир, в котором мы живем сейчас. По всему Средиземноморью люди умирают, а правительства Италии, Испании не позволяют спасать людей, которые просто умирают.

Я не знаю, какое общество мы собираемся создавать, потому что речь идет не о законе, а о человечности. Если есть умирающие люди, и герои идут с распростертыми объятиями, чтобы спасти их, но правительства не позволяют, то это говорит, что у нас с человечностью все очень плохо. Вот почему Европа, США, Россия и остальные страны должны решить эти проблемы».

О Давиде Сильве и его сыне

Сын полузащитника «Сити» Давида Сильвы преждевременно родился на шестом месяце в декабре 2017-го. В январе Сильва заявил, что его сын «борется день за днем». В мае малыша Матео выписали из больницы, а в августе Давид привез сына на «Этихад» перед матчем, в котором «Сити» разгромил «Хаддерсфилд» 6:1.

«Это значительная часть нашей совместной, командной жизни. Вся команды видела, как Давид страдал. Матео бился за жизнь много месяцев, и мы сказали Давиду, что если ему нужно остаться там, пусть остается. Мы здесь, чтобы помочь тебе во всем.

Сейчас все хорошо. Я чувствую, что Давид стал больше смеяться и говорить. Очень приятно видеть благополучный исход этой нелегкой ситуации».

Фото: Gettyimages.ru/Michael Regan; globallookpress.com/David Klein/Sportimage, imago/Buzzi; REUTERS/Darren Staples

развернуть

Главный тренер «Витесса» Леонид Слуцкий перед субботним матчем с ПСВ попал в неловкую ситуацию.

Репортер брал интервью у Слуцкого на бровке и попросил его прокомментировать информацию об интересе лиссабонского «Спортинга». Тренер заверил, что предан «Витессу», и добавил (с 0:35 на видео): «If only owner or maybe director suck me, in this situation i will go out» («Если хозяин или, может быть, директор отсосет мне, то в этой ситуации я уйду»).

Слуцкий перепутал английские гласные (a и u) и вместо «уволит» (sack) произнес «отсосет» (suck).

Журналист переспросил, но Слуцкий сказал то же самое и, кажется, даже не понял ошибку. Репортер его поправил.

«Витесс» проиграл ПСВ (0:1) и занимает шестое место в чемпионате Нидерландов.

развернуть

Маркао, Робсон, коньяк и полные «Лужники».

Осенью 2000-го «Спартак» казался сильным. Баранов еще бежал, Ковтун отбирал мяч и много где успевал, а Титов творил магию перед штрафной почти любого соперника. В атаке рвал Робсон, которого болельщики «Спартака» любили не меньше Титова. Его даже хотели вызвать в сборную, но не срослось. 

Романцев курил «Мальборо» на скамейке, но имел здоровый вид и взгляд оптимиста. Его команда провалила июльский отрезок, за который проиграла трижды подряд (ЦСКА, «Локомотиву» и «Крыльям Советов»). Романцев тут же отпустил Бузникина, Мора и Мелешина в «Сатурн», а Хлестова – в «Бешикташ».

В начале августа «Спартак» проиграл «Факелу» и пошли разговоры, что команда не готова к Лиге чемпионов и даже впервые за пять лет может проиграть чемпионат. Тихонов проводил слабый сезон, трансферы Алешандру и Маркао казались не слишком удачными. Попали только с Тчуйсе, который взрывал правый фланг. Правда, к концу августа красно-белые разгромили «Ротор» и показали, что жизнь есть.

Лига чемпионов тогда игралась в два групповых этапа, и в первом красно-белые сыграли почти идеально. Дома обыграли всех (даже «Реал» и «Байер» с Баллаком), а на выезде слопали «Спортинг» и вышли из группы следом за «Мадридом».

Перед жеребьевкой второго группового этапа в «Футбольном клубе» предсказывали результаты. Василий Уткин выдал «Спартаку» «Арсенал», «Баварию» и «Барселону» и почти угадал – только вместо «Барселоны» выпал «Лион». Первый матч играли дома с «Арсеналом». 

*** 

В 1996-м «Арсенал» вывез Венгера из Японии. Арсен изменил тактику, стиль, систему тренировок, питание, работу с молодыми игроками и на второй сезон выиграл золотой дубль. От него кайфовали болельщики, которые придумали лозунг «Arsen knows best» («Арсену виднее»), а игроки понимали с полуслова.  

К Лиге чемпионов-2000/2001 «Арсенал» уже снова был топ-клубом. В 1999-м им не хватило всего пары очков, чтобы лишить «МЮ» требла, а противостояние Венгера и Фергюсона определило эпоху в английском футболе. В составе лондонцев по-прежнему творили Анри, Виейра и Бергкамп. Правда, летом в «Барселону» ушли Овермарс и Пети, но Венгеру купили Вильтора и Пиреса, которые только что выиграли чемпионат Европы.

«Арсенал» выиграл первую группу с «Лацио», «Шахтером» и «Спартой», но побеждал тяжело, а в начале ноября в премьер-лиге случился провал. Из-за травм Бергкампа и Виейра разладилась игра в атаке, и до Анри мяч доходил слишшком редко.

«Арсенал» проиграл «Эвертону», «Лидсу» и сыграл вничью с «Дерби Каунти». Венгер только встраивал в игру Робера Пиреса и Сильвена Вильтора, которые только выходили из эйфории победного чемпионата Европы. Но это не главное. 

В первые годы работы Арсена команда здорово играла в защите, но к концу века великая линия Диксон – Адамс – Киоун (Боулд) – Уинтерберн постарела и начала распадаться. Уинтерберна и Боулда в команде уже не было, Диксон играл не всегда, а Киоуну и Адамсу на двоих исполнилось 67. К тому же вратарь Дэвид Симэн перед матчем со «Спартаком» травмировался и отправил в основу молодого Алекса Маннингера.

*** 

Игра случилась 22 ноября 2000-го. Термометры за окнами теплых московских квартир показали -10, но люди, второй месяц чередовавшие простуду с гриппом, все равно забили «Лужники».

На матч приехал даже президент УЕФА Леннарт Юханссон, который лично следил за тем, чтобы условия позволяли играть в футбол, а на территории стадиона разрешили продавать спиртное. Это согрело многих отчаявшихся.

У Венгера поводов для отчаяния еще не было. Несмотря на травмы, в Москве у мужчины в пуховике оставались варианты, чтобы забивать много и красиво – Анри, Кану, Юнгберг, Пирес в основе и Вильтор на скамейке.

У Романцева в атаке опций почти не осталось: Ширко травмировался, Штолцерс взял билет в Лондон, а форма Николая Писарева не мешала играть только на игровых автоматах. 

Тренер поставил в состав Робсона и Маркао, но на второго почти не надеялся, хотя тот почти в одиночку уничтожил «Спортинг»: «С Маркао контракт подписан на 3 года, но мы не уверены, что он соответствует уровню нашей команды. Ему надо много работать».

Но «Спартаку» помогло другое: 81 тысяча на трибунах и поле, похожее на полосу испытания для элитного спецназа, на котором Анри за двадцать минут растерял почти всю легкость и пластику.

Судил Пьер Луиджи Коллина. От его безволосой шевелюры поднимался пар, а свисток фиксировал непопулярные решения: в середине первого тайма Маннингер срубил Титова, но итальянец свистнул симуляцию.

Это случилось уже после того, как Анри наказал Ананко, оголившего огромную зону в штрафной. В нее ворвался Сильвиньо и легко пробил Филимонова.

«Арсенал» мог забить еще, но это был не день Кану. Нигериец запорол выход один на один после очередного суперпаса Анри и схватился за голову. В этот момент камера поймала Романцева. Он казался спокойным и снова не курил. 

«При счете 1:0 в пользу «Арсенала» соперники могли сразу же забить нам еще один гол. И не факт, что мы бы отыгрались с 0:2. Но потом у нас пошло, начали забивать», – вспоминал потом Романцев.

Через несколько минут Сильвиньо в своей штрафной срезал мяч на Маркао, который с левой пробил в угол – 1:1.

В перерыве замерзшие зрители танцевали и пили коньяк, а Романцев накачивал своих. Красно-белые чуть не пропустили после рикошета от Парфенова, но к середине тайма все поменялось. 

Необычно простая тактика тренера «Спартака» заработала в полную силу (Романцев просил доставлять мяч вперед простыми передачами и собирать отскоки). Тчуйсе прорвал фланг, подал на Робсона, тот скинул вдоль ворот, а Маркао забил – 2:1.

Через несколько минут бразилец отдал на Титова, который сделал счет 3:1, а за пять минут до конца Робсон обыграл Маннингера и оформил разгром. Температура в «Лужниках» подскочила на сотню градусов и больше не подчинялась законам природы.

***

Разгром «Арсенала» не единственный и точно не самый простой способ спастись от простуды русской осенью. Препарат «Трекрезан» принимают на любой стадии ОРВИ и гриппа, он способствует укреплению иммунитета и повышению работоспособности.

На весь курс лечения достаточно одной упаковки «Трекрезана».

Имеются противопоказания. Перед применением необходимо проконсультироваться с врачом или ознакомиться с инструкцией.

***

Романцев наконец закурил, а через несколько мгновений пожал руку Венгеру и пошел на пресс-конференцию, где с невозмутимым видом рассказал об игре: «Я видел, как двигались мои игроки. У них было по два варианта в каждой атаке и нужный настрой. Поэтому я полностью верил в победу, даже когда мы могли пропустить второй мяч».

Все ждали, что Венгер сошлется на плохое поле, но Арсен похвалил соперника: «Спартак» выиграл справедливо, а поле было одинаковое для всех. Поздравляю хозяев. Это был классный матч для них».

После Романцев немного поругал Безродного и Баранова за то, что они слабо расширяли атаки и объяснил, что тактика отличалась от обычной: «Я просил играть просто. Навесы, забросы. Центральные защитники «Арсенала» классно играют головой, поэтому мы старались играть на подборе. Это получилось». 

Дальше у «Спартака» получаться перестало. Москвичи проиграли четыре следующих матча, только в последней игре добились ничьей с «Лионом» и заняли последнее место в группе. 

Мартин Киоун в интервью Daily Mail рассказывал: «Они обыграли нас 4:1. Тогда я подумал: «Эти парни могут выиграть турнир». Но в результате они заняли последнее место». 

Атмосфера в команде испортилась. После гостевого матча с «Реалом» Романцев назвал Тихонова «отработанным материалом» и выставил из команды. Вскоре «Спартак» посыпется и утратит все, что строилось годами. Матч с «Арсеналом» стал последним великим матчем романцевской эпохи. 

*** 

Маркао так и не заиграл стабильно и ушел в «Санкт-Паули» летом 2001-го за полтора миллиона немецких марок, а через полгода в Японию уехал Робсон. Он вскоре закончил карьеру, поработал скаутом, а чуть позже открыл небольшой мясной комбинат на родине.

В 2002-м Парфенов в матче с «Динамо» попал под Гришина. Хруст ломающихся костей услышали все, а врач «Спартака» Зураб Орджоникидзе признался, что такого не видел никогда – двойной перелом ноги и сломанная карьера. После этого Дмитрий еще играл за красно-белых, но мало и слабо, а в середине нулевых ушел из клуба.

Филимонов играл еще год, но после перехода Левицкого сел в запас и почти сразу ушел в киевское «Динамо», а через 10 лет выиграл все в пляжном футболе. 

В 2003-м команду покинул Василий Баранов. Он совсем потерял скорость и поссорился с Андреем Чернышовым, немного поиграл во Владикавказе и пропал в белорусских лесах.

В 2001-м Титов почти ушел в «Баварию», но что-то не срослось, а потом в Мюнхен переехал Баллак и заменил сдавшего Эффенберга. Через пару лет Титова обвинили в употреблении бромантана и забанили до 2005-го. Он вышел, но все стало другим: «Спартак», футбол и сам Егор. Он еще забивал важные мячи и брал серебро чемпионата, но после ухода Романцева «Спартак» перестал быть уникальным.

Калиниченко и Титов в 2007-м поругались с Черчесовым, вылетели в дубль, и больше в «Спартак» игроками не вернулись. 

В мае 2002-го Романцев продал контрольный пакет акций «Спартака» Андрею Червиченко, со страшным треском вылетел из группы Лиги чемпионов, выиграл Кубок в 2003-м и ушел из клуба. Потом попробовал в «Динамо», но ничего не вышло.

Андрей Тихонов доиграл до 2011-го и стал тренером. 

«Арсенал» быстро забыл о том, что случилось в Москве, и все-таки вышел из той группы. Для Арсена Венгера все еще только начиналось.

Фото: РИА Новости/Дмитрий Коробейников, Владимир Федоренко (2,11); Gettyimages.ru/Graham Chadwick /Allsport, Ross Kinnaird/Allsport (4,5,7,9,10); REUTERS/John Sibley/Action Images; Gettyimages.ru/Sandra Behne/Bongarts; РИА Новости/Александр Вильф, Антон Денисов

развернуть

Мун прочитал ее за вас.

Вы могли видеть Юлию Барановскую на Первом канале, где она ведет программу «Мужское/женское» с Александром Гордоном и периодически появляется в «Модном приговоре». До этого она вела на ТНТ шоу «Чего хотят мужчины» и «Перезагрузка», а на «России-1» – программу «Девчата». Юлия каталась в «Ледниковом периоде» с Максимом Шабалиным и вела шоу «Бабий бунт», выходившее на Первом чуть больше месяца.

А еще Юлия – бывшая гражданская жена Андрея Аршавина, от которого у нее трое детей. В 2016-м Барановская выпустила книгу «Все к лучшему», где подробно рассказала о своей жизни с футболистом. Они познакомились в 2003-м в кафе на Невском проспекте, а в 2012-м распался их гражданский брак.

Sports.ru составил конспект книги.

Жизнь с мамой Аршавина

Я переехала к нему через месяц-другой после того, как мы начали встречаться (2003 – Sports.ru). Я жила у мамы в Автово, Андрей на Пионерской. Три часа на дорогу. Я с утра просыпалась у него, ехала домой, переодевалась, занималась своими делами, вечером мы встречались и шли куда-то, потом к нему. И каждое утро он начинал с вопроса: «А мы точно вечером увидимся?» «Конечно», – отвечала я. Но жить так было непросто: мои вещи у мамы, мне постоянно приходилось их таскать туда-сюда: ни крема, ни шампуня. «Тогда переезжай ко мне», – предложил он. Я взяла дома 5 пар джинсов, 5 свитеров и переехала жить к Андрею.

Я переехала из большой четырехкомнатной квартиры: сталинский дом с высокими потолками, с пространством для жизни, с разными приспособлениями вроде автомата для стирки. Наверно, все думают, что футболисты – самые богатые люди в России, не считая олигархов. На самом деле в тот момент Андрей только начинал. Мы жили в обычной двухкомнатной хрущевке на Пионерской втроем. Пара крошечных комнат, какой-то редкий ремонт, периодически забегающие от соседей тараканы. Машина «Малютка», в которой надо перестирать всю его форму, – просто ведро с моторчиком, а форму он приносил домой в огромных количествах. Стирали, убирали с его мамой напополам. При этом она невзлюбила меня с первого дня. Андрей все время говорил, что я должна радоваться этому, потому что я была первой, на кого мама так реагировала. Значит, наши отношения, она понимает, настоящие.

Наверное, это странно, что взрослый парень жил с мамой. Ведь он на тот момент уже точно мог позволить себе снять отдельную квартиру. Все в его возрасте, наверное, жили отдельно или хотя бы старались убежать от родителей, а мы за ней переехали даже в новую квартиру и прожили все вместе еще три месяца. Сегодня я понимаю, что это странно. Тогда же даже внимания не обратила.

Кормить Аршавина

Еду в самом начале он ел тоже только мамину. Его накормить всегда было головной болью. Когда я первый раз ему сказала: «Давай я тебе что-нибудь приготовлю», – он чуть ли не испугался. «Ты? Нет. Мама же готовит», – это была такая семья, где Андрей все еще был ребенком. Когда я первый раз приготовила ему еду, он просто смотрел, изредка отпуская едкие комментарии, как его друг уплетал салат и рыбу с картошкой. В тот вечер Андрей так и не притронулся к еде. Потом я приготовила еще раз. И еще. Но он все не ел. Так было, пока однажды я не приготовила булочки с черникой. После этого готовила только я, а заодно собирала чернику, потому что булочки надо было печь регулярно.

Мне постоянно приходилось после всех вечеринок, выходов, дней рождений, в час, два, три ночи вставать к плите, потому что Андрей хотел есть только мою еду. У людей, которые об этом узнавали, был шок. Уже будучи в Лондоне, мы с нашим общим другом ехали из гостей домой, и всю дорогу Андрей говорил, что сейчас мы будем есть блины. Мы приехали, я встала у плиты. Наш друг тогда был в ступоре: «Юль, я думал, что он шутит, что ты в час ночи будешь печь блины, в моей голове подобное не укладывалось, пока я это не увидел собственными глазами». Ехали мы с дня рождения, где столы ломились от еды.

Когда Андрей ушел, один из наших друзей спросил меня:

– Он не умер еще?

– Ром, ты что имеешь в виду?

– Юль, потому что, сколько я вас наблюдал, он себе поесть не мог заказать. Ел только с твоих рук, когда ты попробуешь. Я интересуюсь, что он там жрет, бедный.

Алкоголь

Однажды мы сели на поезд до столицы с моей любимой подругой Капустой и ее парнем. Они просто обычные ребята, не связанные с футболом. Первым делом мы решили пойти в вагон-ресторан, чтобы расслабиться. Парень моей подруги Виталий, взрослый мужчина, готов был хорошенько выпить, а у Андрея непереносимость алкоголя, как у чукчи. Кажется, у них отсутствует какой-то фермент, который расщепляет алкоголь. Он, конечно, пьет, но делает это ужасно. Он не может быть в легком хмеле, ему нужно дойти до крайности.

Представьте себе подростков в подворотне, которые купили бутылку и с закрытыми глазами хлещут. Андрей пил так же, будто в первый раз дорвался. Надо сказать, во время сезона он не употреблял вообще. Но вот в отпуске решил расслабиться. Мы сидим за столом, и Андрей куда-то уходит без слов. Молча встал и пошел. Я сразу за ним. Догоняю, а он тупо, глядя в одну точку, идет обратно в купе. Я и не заметила, как за секунду он стал невменяемым. Плохо ему было, конечно, до ужаса.

Девушки

Однажды мы пришли в новое заведение: только открылась «Арена» – самый крутой клуб в Питере на тот момент. Кому раздают бесплатный вход по флаерам? Красивым девицам, чтобы богатые мужики не скучали и тратили много денег. Мы отмечали какой-то праздник, сидели в отдельной ложе. И вдруг друг Андрея привел к нам, где все свои, какую-то девушку. Та не растерялась и постаралась максимально развязно со всеми «познакомиться», назовем это так.

Я спокойно и довольно долго все это наблюдала, а передо мной стояло ведро с шампанским. Она с бокалом, вся такая непосредственная и активная. Я наклонилась и достала бутылку шампанского изо льда. Она сразу протянула мне бокал – наливай. «Ты шампанского хочешь? Подожди секунду». Я поставила бутылку на стол, взяла ведро и надела ей на голову. Больше я ее в нашей ложе не видела, а за мной закрепилась слава весьма быстрой на реакции девушки.

После перехода в «Арсенал»(2009)

Я прилетела [в Лондон] с сестрой и Артемом (первый ребенок Юлии и Андрея, родился в 2005-м – Sports.ru) на неделю. У меня был план – найти нам дом. Андрей снял номер для Ксюши в той же гостинице, что жил сам, и мы все вместе поехали туда.

Я открыла дверь в его номер и обомлела. С его кровати, не вставая, можно было слить воду в унитазе, открыть окно и чуть ли не душ принять. Места не было не то что для чемоданов, но даже для меня и Артема. При этом царил вечный полумрак, потому что на комнату был только один торшер, и тот постоянно мигал. Мне показалось, что это какая-то камера пыток. Выглядело все это более чем странно, потому что у Андрея была возможность жить в центре Лондона в шикарной гостинице, но с мазохистским упрямством он оставался в этом отеле, который оплатил ему «Арсенал».

Мне кажется, Андрей не съехал просто потому, что не привык ничего делать сам. За быт всегда отвечала я. Он мог позвонить мне, когда я была в Америке, и сказать: «Масянь, а закажи мне обед». В этот момент у меня было часа 4 утра. Так и тут. Я вошла, огляделась, посмотрела на Андрея и поняла сразу – ему нужна поддержка, что-то идет не так.

– Давай мы соберем чемоданы и уедем отсюда, – вдруг сказал Андрей.

Я сразу даже не поняла, о чем он говорит.

– Куда?

– Домой, в Россию.

Учитывая подписанный контракт и довольно жестко разорванные отношения с «Зенитом», понятно, что возвращение было невозможно. Я попыталась это объяснить, мы говорили, искали пути, как можно разрешить конфликт с агентом (Лахтером – Sports.ru), как адаптироваться.

 

Измена

После яркого старта Андрея в «Арсенале» начались проблемы – он прочно сел на лавке. Впереди, в 2012 году, чемпионат Европы, а у капитана сборной практически не было игровой практики. Но именно в это время в «Зените» сломался Данни, и руководство клуба предложило Андрею помочь и себе перед Евро, и родному клубу – перейти туда на несколько месяцев на правах аренды.

В марте Андрей уехал в Петербург, и начались бесконечные телефонные переговоры. Андрея не лучшим образом приняли в команде. Фанаты тоже были холодны. Андрей был сам виноват – он некрасиво ушел из «Зенита», а когда спустя три года вернулся в качестве суперзвезды, в Питере не простили его скандального отъезда. Да и авторитеты и лидеры в команде за это время уже сменились, и он, видимо, цеплялся за нас, как за возможность вернуть себе душевное спокойствие.

В это время в его жизни и возникла другая женщина (петербурженка Алиса Казьмина, в сентябре 2016-го они с Андреем поженились, а прошлой осенью разошлись – Sports.ru ). Мы оба были знакомы с ней лет восемь. Все это время, как выяснилось позже, Андрей не давал ей покоя. Когда он вернулся в Питер, она с завидной частотой, как мне потом рассказали, появлялась в тех же ресторанах, что и Андрей.

[Мы тогда поссорились], нам с Андреем было не свойственно быть долго в ссоре, а тут мы почти три дня не говорили. Я не выдержала и написала сообщение. Наболевшее, искреннее: что мне очень тяжело дается этот разрыв, какая-то непонятная дурацкая ссора. В ответ пришло: «Неважно, где я нахожусь, в какой стране, физически я рядом или я очень далеко уехал, или приехал. Сердца, которые когда-то забились в унисон, разлучить невозможно». Наверное, любая женщина, получив такое сообщение, сошла бы с ума от радости. Я внутренне напряглась. Это было несвойственное Андрею поведение, он был скуп на романтику, а последнее время начал меня вдруг баловать ею. Я испугалась, почувствовав неладное. А уже на следующий день стало понятно, что происходит.

Утром мне прислали сообщение, что Андрей Аршавин снял для жены кинотеатр. Чуть ранее оказалось, что он ходил со мной в Эрмитаж. Мои друзья даже поинтересовались, какая погода в Питере. Я удивилась и поинтересовалась у мужа, с чего он со мной гуляет по музею. Андрей сказал, что был со всей командой «Зенита» и с ними была секретарша клуба. Я отшутилась, что, видимо, она очень вольно себя вела, раз ее приняли за жену. Тут снова. В этот раз я начала без шуток выяснять, что происходит, мы говорили два часа, и, видимо, я и правда его прижала какими-то фактами, потому что он выпалил, что был там с другой и уходит от нас. Я не поняла.

– Куда ты уходишь?

Я ухожу, заберу свои вещи и уеду. У меня другая.

 

После Евро-2012

Андрей вернулся в Лондон из отпуска и приехал к детям. Меня дома не было, только няня, Артем и Яна. Он постарался уехать до моего возвращения, но все равно мы столкнулись на выходе. Я помню, что у него был такой виноватый взгляд! Он тут же надел маску безразличия, открыл окно машины и сказал мне: «Я буду жить в гостинице!». «Хорошо», – ответила я. Всего через пару дней ему это явно надоело, и он решил вернуться домой под предлогом, что мне беременной нужна помощь.

Андрей попросил подготовить ему другую комнату, но по факту мы спали в одной кровати, и 24 часа в сутки снова проводили вместе. Он снял себе отдельную квартиру только через четыре месяца, уже после рождения Арсения. Особенно сложно было в тот момент, когда мы остались вдвоем – дети улетели на три недели каникул с моей сестрой. Это был ад – в том плане, что ты живешь с еще любимым тобой человеком, у тебя в животе его ребенок, но подойти к нему ты можешь только тогда, когда он это разрешает или захочет. Он играл со мной, как кошка с мышкой, – отпустил, поближе подпустил, оттолкнул, снова подтянул к себе. И конечно, каждую секунду давал мне понять, показывал, кто в доме хозяин.

Он мог сесть напротив, положить ноги на стол и начать переписываться с другой женщиной, громко в голос смеясь, а потом встать и сказать: «Пошли, погуляем». И мы гуляли по пять часов по Лондону, держась за ручку. Посередине прогулки он мог отодвинуться от меня и пойти вперед с пренебрежением, показывая, что он не хочет быть рядом. Если я говорила: «Я поеду домой», – он меня не отпускал.

Особенно показательно его поведение было на концерте Мадонны. Галя мне дала билеты на концерт Мадонны в Гайд-парк под открытым небом. Я уже была с огромным животом, но очень хотела пойти. Андрей собрался со мной и вдруг сказал:

– Мы пойдем с обычного входа, не с VIP.

– Почему?

С VIP будут стоять журналисты, а я не хочу, чтобы нас вместе фотографировали.

Особенно тяжело было, когда пришло время планировать кесарево. Мы пришли в больницу, и вдруг он начал орать: «Ты будешь рожать тогда, когда я сказал». Я одна, никого из близких рядом нет, он уезжает на сборы – не дай бог, что случится. Конечно, мне было удобнее назначить кесарево на момент, когда хотя бы сестра вернется. Он не слушал: «Я сказал, ты будешь рожать тогда, когда я сказал!».

Вера

Когда Андрей ушел, вера часто спасала меня в разных ситуациях, давая силы жить, благодаря этой поддержке свыше я не сошла с ума. В самый критический момент я поехала искать чудо к Гробу Господню в Иерусалим. Вы знаете, иногда случается такой миг, что ты уже начинаешь верить только в силы сверху, не надеясь больше на себя. Мне казалось, что скопление этого волшебства только там. Даже не потому, что я верю в Бога. Это была последняя стадия отчаяния. Кто-то в такой миг идет к гадалке, кто-то к шаману, а у меня своя история, и я поехала к Богу – как мне казалось, в самое близкое к нему место.

Конечно, в руках у меня была фотография, где мы с Андреем вместе, и в голове пульсировала только одна мысль: «Пожалуйста, помоги». Мы были с Ксенией, Артемом и Яной. С детьми пройти обряд крещения легко – они на руках, быстро опустил в воду и достал, а самой сложнее. Вода ледяная, а надо три раза окунуться с головой, при этом сводит ноги, а вокруг ил и муть – страшно, как на рельсы лечь. Первый раз окунулась, второй, а на третий я поняла, почему младенцы кричат после рождения, каково это, когда легкие обжигает воздух. Мне было не раздышаться. Это был первый вздох новой жизни.

Я приехала за одним – с фотографией и желанием вернуть прошлое, – а уехала оттуда с пониманием, что значит верить. Верить – это не просить чего-то определенного по списку как у Деда Мороза перед Новым годом. Верить в Бога значит понимать, что данное тебе им лучше, чем то, что ты просишь. Принимать то, что он дает, с радостью и благодарностью. Это не так легко сделать, фраза «все, что ни делается, к лучшему» – произносится часто, но принимается не всегда. Как выясняется, в результате, всем дается по вере.

Болезнь

В тот день мы с детьми были одни без няни. Артем решил, что хочет блины с черникой, как папа. Я залезла в холодильник. Достала чернику, кинула две ягоды в рот, а дальше буквально за секунду меня скрутило. Я к физической боли отношусь с легкостью, но тут было что-то за гранью.

Последнее, что я помню – как набрала номер. Не Андрея (он тогда жил с Алисой Казьминой в Лондоне за углом), будто внутри себя понимая, что рассчитывать на него не смогу. Я позвонила подруге. Когда приехала Юля, я отключилась. Она позвала еще одну нашу подругу Таню, вызвала скорую.

В больнице меня отправили на МРТ, чтобы посмотреть, что же случилось. Было уже 7 вечера, я потеряла счет часам моей пытки. После результатов МРТ врач бегом прибежал в палату. По его словам, меня привезли даже не вовремя, а с опозданием – меня надо было срочно оперировать и промедление было опасно для жизни. После третьего кесарева у меня образовались спайки, так что матка придавила кишечник, и я чуть было не стала инвалидом. Еще б чуть-чуть, и мне бы отрезали часть кишечника.

Я этого в своем забытьи не понимала. «Доктор, мне стало так хорошо, у меня прошла боль, может, вы ошиблись? Не режьте меня, пожалуйста, я вас очень прошу, вы мне сейчас располосуете весь живот, мне еще замуж выходить, нового мужа искать. Пожалуйста, не надо», – в полубреду произнесла я, и услышала голос Андрея: «Если нужно – режьте». Он шел откуда-то издалека. Я слушала этот голос и думала, что умерла. Открыла глаза, и правда он.

Оказалось, что Галя позвонила Андрею с просьбой приехать в больницу, так как могли понадобиться его подписи на предоперационных документах. В стране я была все еще по его визе, как партнер, и в Лондоне официально он считался моим ближайшим родственником. Но Андрей не захотел ехать: «Я не могу. У меня вечером театр». Тогда Галя рассвирепела, сама поехала к нему, позвонила в дверь и сказала: «У тебя всего пять минут, чтобы одеться и спуститься. Жду в машине». Он лишь поэтому приехал – побоялся ее ослушаться, она может быть очень жесткой.

Когда я проснулась после наркоза, там были только мои подруги, Андрея не было. Он уехал, не дождавшись окончания операции. Он, в принципе, не дождался даже ее начала. Через десять дней я выписалась из больницы. За все это время Андрей лишь однажды привез мне детей. Второй раз не захотел, отказав даже в такой малости.

По дороге домой из больницы я, наконец, поняла, что началась моя новая жизнь, без Андрея. Других доказательств, что уже пора разорвать наши отношения навсегда, – мне было больше не надо.

Удар

Через десять дней после выписки из больницы Андрей пришел, чтобы подарить Яне подарок ко дню рождения, демонстративно подчеркнув, что покупал его без меня. Я никак не отреагировала на этот выпад и очень спокойно попросила перевести на меня парковку. Он отказался. Я снова попросила – я не могла ставить машину около дома, потому что все было оформлено на него. Не говоря ни слова больше, он меня ударил. Я отлетела метров на пять – до сих пор не понимаю, как у меня не разошлись швы. От боли, обиды и унижения я заплакала. Он почти сразу ушел.

Я тогда его пожалела, если бы я вызвала полицию, то это поставило бы крест на его футбольной карьере на всю оставшуюся жизнь. А вот почему я его пожалела после такого, я не знаю.

Возвращение в Петербург

К тому моменту было понятно, что Андрей, скорее всего, вернется в Питер. С «Арсеналом» дела были совсем плохи. Он не попадал даже в заявку, даже на лавке в числе запасных для Андрея места уже не было. При этом он сам отягощал ситуацию, не показывая тренеру рвения и желания работать.

Я пыталась еще по старой памяти донести до него, что он так добьется только того, что футбол совсем уйдет из его жизни: «Ты приезжаешь на базу самый последний, уезжаешь с тренировки первым. На стадион не ходишь. Как на это должны реагировать в клубе, по-твоему? Ты делаешь все, чтобы футбола для тебя дальше не было. Если ты любишь свое дело, то почему же так наплевательски к нему относишься? Или ты готов воспринимать футбол в своей жизни, только если играешь в «Барселоне» и всегда Лигу Чемпионов выигрываешь?»

Как я понимаю, его любовница настояла на возвращении в «Зенит», а Андрей поплыл по пути наименьшего сопротивления. Я же собиралась остаться в Лондоне с детьми.

***

Решение было принято после школьного спектакля Яны (2012 год – Sports.ru). Андрей приехал раньше и попросил меня сесть в машину, чтобы поговорить. По сути разговора не получилось. Он накинулся на меня, практически разрывая одежду, а сил говорить «нет», находясь рядом с ним, у меня пока еще не было.

В общем, на спектакль я пришла, кое-как завязав плащ и прикрывшись им. Сидела, думала, как же жить дальше – в Питере все будет куда хуже. А может, не будет? Наблюдая его в благодушном настроении, я решила понять, что же все-таки меня ждет, и подыграв ему, сказала:

– Я передумала. Ты прав, я переезжаю в Петербург.

– Молодец. Наконец-то. Полтора месяца со мной воевала. Ради чего?

– Я поняла, что была дурой. Но в Питере же нет машины. На чем мы будем ездить?

– Все будет. Я куплю тебе машину, – говорит Андрей с самодовольной улыбкой, человек, у которого еще недавно не было денег на оплату школы для наших детей. – Какую ты хочешь?

– Ты же знаешь, я люблю мерседесы, – я набираю в поисковике «Мерседес», и он выдает картинку Мерседес CL AMG.

– Ты что? Зачем тебе такая? Ты знаешь, сколько она стоит? – и подумав секунду, – Ладно, будет тебе эта машина.

– А когда я открою дверь, будет ли там стоять Биркин цвета киви? – продолжаю я.

– Будет.

– А когда я открою сумку, там будет колечко?

– Губа у тебя, конечно, не дура. Ты хотя бы до дня рождения потерпи, будет тебе колечко.

И вот тогда я поняла, что это конец. Я буду жить под тотальным контролем, и пока я в чулочках с подносом буду обслуживать Андрея, не выходя из дома без его ведома, у меня все будет. И это самое все у меня будут забирать при малейшем признаке неподчинения, при малейшем движении брови на смс, которое придет Андрею. Ему очень удобно было бы так жить, а я сойду с ума. Я себя не соберу. Я не подписывалась быть любовницей и не собиралась играть в игры по чужим правилам, которые мне противны.

Через неделю после спектакля в школе и нашего разговора Андрей собрался улететь отдыхать в Майами со своей пассией, а мне надо было успеть за эти семь дней найти адвоката и подать в суд. Это были мои первые быстрые шаги в новую жизнь, жизнь без Андрея.

Обман

В августе (2013 года – Sports.ru) Андрей приехал повидать детей, и я подумала, что нам все-таки стоит сесть за стол переговоров, иначе адвокаты нас втянут в бесконечную разборку. Я все еще заботилась о нем. Будь по-другому, я бы просто жила в Лондоне за счет выплачиваемых мне судом средств. Ведь и школу, и дом, по решению судьи, оплачивал Андрей. Все козыри были у меня на руках. Это его счета были арестованы, это ему приходилось раз за разом платить за адвокатов. И все же я сделала первый шаг. Опять.

Я приехала к нему в отель. «Номер 318. Поднимайся», – ответил он. Конечно, я поднялась в номер – я все еще любила его и очень соскучилась. Мы не спали вообще. Мы не могли расстаться. Мы не могли наговориться. Мы не могли остановиться. Это был бесконечный диалог. Бесконечный, непрекращающийся диалог рук, губ, тела… Он говорил, как ему плохо. Говорил, что живет не своей жизнью. Говорил, что живет не так, как он привык, не так, как ему нравится, что ему приходится делать огромное количество вещей, которые он не хочет, и как его все раздражает.

Вечером он забрал детей, и мы все вместе снова вернулись в отель, и так прожили два дня до его отъезда. Мы спали в одной кровати вместе с детьми. Если хотели побыть вдвоем, то уходили в ванную, как раньше. И естественно, мы договорились о мировом соглашении, которое больше было выгодно ему, чем мне. Там было все, что он хотел видеть. Мои подруги и сегодня считают, что он пошел на это видимое примирение и играл со мной в любовь намеренно. Я же не могу, не хочу в это верить, иначе я растопчу себя как женщину. Вот только трудно не признать, что у него был трезвый ум в тот момент, в отличие от меня.

Андрей улетел. Я точно знаю, что в тот момент он жил один, потому что мы каждый день говорили по скайпу по три-четыре часа. Мы снова и снова обсуждали мировое соглашение и будущее. Он будто приглашал меня на какой-то садисткий танец. Продавливал один пункт и смотрел, пошлю я его или нет. Второй. Третий. И снова смотрел. Я каждый раз шла на уступки. Мой адвокат сто раз повторила: «Что ты творишь? Что ты творишь?» Но меня было уже не остановить, видимо, мне надо было пройти еще этапы унижений, чтобы окончательно стать свободной.

При этом его счета в Лондоне были все еще арестованы. Так что по большому счету все зависело от меня. Подписываю мировое соглашение – у него все хорошо. Нет суд продолжается и закончится для него куда как большими тратами. В тот момент у нас с детьми заканчивались визы. Их можно было продлить в Лондоне, но легче и быстрее было это сделать в России. Андрей сам предложил нам вернуться в Питер. Сказал, что подключит к этому вопросу «Зенит» и пойдет с нами в посольство. С его разрешением на выезд и ходатайством мы бы получили все документы на руки дней за пять.

Господи, как же можно было еще доверять ему? Ведь в Лондоне я была в безопасности, а когда прилетела с детьми в Питер, то попала на его территорию, где мы зависели от настроения Андрея. Мы приехали летом, с минимумом вещей, всего на неделю, и застряли на полтора месяца. Сразу после того, как мы подписали мировое соглашение, Андрей отказался идти в посольство, а без этого наши документы рассматривали невероятно долго. Мои лондонские друзья были в шоке. Они до сих пор не могут простить себе, что были на отдыхе, а я осталась без их помощи и снова попала под его влияние.

Сцена у дома

Подошло время, когда детям надо было идти в школу, но Андрей не выходил на связь и отказался идти со мной, когда нас вызвали в посольство. Мне ничего не оставалось делать, как ехать к нему.

Я знала только номер дома – приехала, припарковалась, начала искать. Иду и вижу с левой стороны пункт скорой помощи, куча народу – водители, санитары курят, о чем-то разговаривают. Рядом подземный паркинг. Открываются ворота, выезжает машина, за рулем Андрей. Так получалось, что он выехал и вынужден был остановиться, потому что я стояла напротив. Он уперся мне в ноги и вместо того, чтобы выйти и поговорить, судорожно заблокировал двери, чуть приоткрыл окно и начал орать: «Помогите. Я Андрей Аршавин, известный футболист, мне тут фанатка под колеса кидается». Честно говоря, я остолбенела. Я в принципе не понимала, как на это можно реагировать.

Прибежали два мужика, посмотрели на меня, мелкую, худую, на него, не знают, что делать. «Молодые люди, вы меня простите, пожалуйста, но я его жена, бывшая. Я просто пытаюсь с ним поговорить», – сказала я им. И до сих пор помню, как один постарше повернулся и сказал: «Андрей, ты так некрасиво себя ведешь, ужасно». Развернулся и ушел. Он остался сидеть в машине. Я ревела и умоляла: «Открой окно. Давай поговорим. Эта виза нужна детям. Им нужно идти в школу. У них нет одежды. Им не в чем ходить. Уже холодно, у них только летние вещи. Пожалуйста». Я стояла на коленях и без конца ревела. Он сидел в машине и кому-то звонил, не глядя на меня.

Унижение было не закончено, он недостаточно насладился. Приехала машина секьюрити. Оттуда вышли два жлоба. Они взяли меня и просто отнесли на пару метров, а Андрей с ехидной улыбкой проехал мимо. Люди у поста скорой помощи смотрели на это, открыв рты. Бог ему судья за все.

Суд в России

После возвращения в Россию мы снова остались без денег, потому что таким неожиданным способом Андрей решил дать о себе знать. Он перестал платить по мировому соглашению. Видимо, ему было нужно, чтобы какие-никакие, но отношения между нами продолжались.

Мне снова пришлось идти в суд. Теперь уже российский. Кстати, по мировому соглашению я не имела права обращаться туда, если все условия выполнялись. Так что я умоляла Андрея не нарушать соглашение, перестать издеваться: «Андрей, у меня же будет основание пойти в суд, а я этого не хочу». Не знаю, о чем он думал. Я же снова мучилась, меня ела совесть, и я все оттягивала поход к адвокату. В итоге все-таки пришлось это сделать. Мое дело невозможно было не выиграть – оно об алиментах, и закон в России очень четко на этот счет прописан. Единственная сложность была в имени Андрея Аршавина, а судьи опасаются громких фамилий.

В течение суда Андрей игнорировал все заседания, ни с кем не общался, слал куда подальше моих адвокатов по телефону. Близилось финальное слушанье. На очередное заседание я прилетела из Лондона. Была пятница, а в субботу я должна была вернуться и вести там большое мероприятие. В выходные мне позвонил его адвокат. Это был очень некрасивый поступок – он просто меня развел, использовав запрещенный прием. Я думаю, что где-то для него в аду уже приготовлен чан – ведь все возвращается, всегда.

«Ты сейчас сделай, как он хочет. Он так жаждет вернуться к детям и общаться с ними. У него рвется душа. Я смотреть на это не могу. Я последние полгода провожу с ним больше времени, чем кто-либо. Он не любит женщину, с которой живет. Он весь в мыслях с тобой, с детьми», – говорил он. Я прорыдала всю ночь. Адвокат просто надавил на детей – на самое больное место, на то, что они к тому времени уже некоторое время не общались с отцом. Причем не потому, что я запрещала – он не хотел этого сам.

Андрей все-таки пришел. Мы провели в суде 11 часов. За это время он достал даже судью. В конце слушания, вечером, она сказала: «Вы морочите голову всей стране. Как вам не стыдно?» Андрей промолчал. Я же была без сил.

Мировое соглашение было бы окончательной точкой, так что я встала перед выбором: согласиться на все условия Андрея и его адвоката сейчас и уже никогда больше не возвращаться к этому вопросу, либо суд продолжился бы еще много месяцев. И любое решение суда в мою пользу Андрей и его адвокат смогли бы апеллировать. Сначала в районном суде, потом городском, потом Верховном. Мы, наверно, до сих пор бы судились. Глядя на мой измученный вид, судья порекомендовала пойти на мировое соглашение и была абсолютно права. Андрей бы не успокоился, а в жизни наступает предел, когда ты готов что-то отдать – только бы больше не возвращаться к этому вопросу.

За эти 11 часов меня морально размазали, я подписала согласие на старую квартиру, на отказ от выплаты задолженностей, согласилась уже на все, лишь бы это закончилось.

Думаете, история на этом закончилась? Поскольку я в Питере не жила, то моя сестра нашла людей, которые хотели снять квартиру. Но для государства она еще была имуществом Андрея, потому что бумаги только были отданы на переоформление. Что он сделал? Разрешил мне ее сдавать при условии, что я буду отдавать ему половину денег. Это было уже на грани абсурда. Человек, чьи дети жили на протяжении нескольких месяцев на помощь моих друзей, требует отдавать половину денег за квартиру, которая ему не принадлежит.

Конец

Иногда у меня появляется фантомная боль. Например, в декабре, когда мы каждый год проводили отпуск вместе, у меня возникает странное желание написать Андрею. Хорошо, что рядом есть люди, которые могут сказать: «Напиши, конечно, он размажет тебя опять». И это желание уходит. Я больше не люблю его, я не хочу быть с ним, это что-то на уровне инстинкта.

Возьми он ответственность за свой поступок, я бы жила с чувством потери. А он ушел так, что я скорее приобрела. Я построила свою жизнь без него. И она мне нравится. Меня не интересует, как Андрей живет, с кем. Я не хочу ничего об этом знать. Мне нравится та свобода, которую я приобрела. Я отвечаю сама за себя, и мне больше не надо переживать за репутацию другого человека! Постоянно думать, как скажется на нем то, что ты говоришь и делаешь, – очень тяжело, это же невероятная ответственность. Сегодня я свободна в своих поступках и желаниях и, как выяснилось, это здорово!

Только в одном точка для меня не поставлена. Он меня до сих пор дергает своим отношением к детям. Наступают их дни рождения. И мы все вместе ждем – не позвонит ли папа. Новый год – то же самое. Им все еще сложно понять, особенно Артему, почему из их жизни исчез близкий человек – живой, здоровый, вот он недалеко, а к ним больше не приезжает, не звонит. Они сами решили, что для них папа болен. Янка и Арсений считают, что папа – Кай, что у него ледяной осколок в сердце, а Артем уже взрослый, он говорит, что у папы в жизни сложный период.

Мне бы хотелось, чтобы они общались. Не ради меня, ради детей. Он нужен им. Пока еще нужен.

Фото: globallookpress.com/Igor Sakharov/Russian Look, Daniil Ivanov/Russian Look, Zamir Usmanov/Russian Look, pp3/ZUMAPRESS.com, John Wainwright, Graham Chadwick/ZUMAPRESS.com; wikipedia.org/Юкатан, Kim Traynor; РИА Новости/Михаил Мокрушин, Алексей Филиппов, Елена Пахомова, Виталий Тимкив; Gettyimages.ru/Christof Koepsel/Bongarts; instagram.com/baranovskaya_tv

развернуть

Объясняет Вадим Лукомский.

В потоке сознания Рауля Рианчо затерялась интересная и точная мысль: «4-3-3 – система, которая наиболее эффективно распределяет игроков по полю». К сожалению, из-за последовавшей попытки объясниться на русском и кучи других нелепых высказываний в последние недели этот тезис проигнорировали.

Испанец получил только хейт в свой адрес – в данном случае совсем незаслуженно. 4-3-3 – действительно самая подходящая топ-клубу схема.

Стоп, а разве схемы еще существуют?

Около 10 лет назад Фабио Капелло говорил: «В современном футболе есть только одна схема – 9-1». Великий итальянец намекал, что лишь наличие минимум одного нападающего обязательно – остальные игроки находятся в постоянном движении. С тех пор популярность набрали ложные девятки. В интерпретации Капелло современная схема – это вообще 10-0. Все игроки в постоянном движении.

С презрением о самом факте существования схем высказывался и Мануэль Пеллегрини: «Схемы – лишь телефонные номера. Они не очень важны». Юлиан Нагельсманн конкретнее сформулировал претензию: «Разница между 4-4-2 и 4-2-3-1 в каких-то 5-10 метрах в позициях некоторых игроков. Мы наблюдаем такое расположение во время старта с центра поля и, возможно, еще около восьми раз за игру».  

Все это конструктивная критика излишней зацикленности на формациях. Но даже сейчас при всех минусах и допущениях схемы остаются важной и удобной частью футбольного словаря. Тренеры упоминают их на пресс-конференциях. И не только там: документалки Amazon о «Юве» и «Сити» показывают, что и в общении с игроками эта терминология все еще уместна. Технические отчеты УЕФА по Лиге чемпионов и Лиге Европы все еще уделяют огромное внимание формациям – для каждой команды выбирается основная, выявляются тренды. Важный момент: эти документы составляются при участии успешных тренеров с большим опытом игры в Европе, следовательно, служат хорошим олицетворением того, как видят футбол внутри индустрии.

Использование схем для упрощения донесения конкретных мыслей (в том числе до игроков) – правильный подход, который все еще применяется. Схема любой команды без мяча по-прежнему легко записывается. С мячом – тоже всегда есть более-менее стабильное расположение, хотя тенденции выявлять сложнее.

Нарисованная на тактической доске схема все так же служит базисом для большинства команд. За счет тренировок и специальных заданий игрокам под конкретный матч внутри схемы достигается гибкость. У лучших команд всегда много движения в атаке, но это не значит, что схем больше не существует.

Окей, но ведь лучшая схема для разных команд разная?

Конечно, исполнители влияют на выбор схемы, но не так сильно, как 10-20 лет назад. Даже в отрыве от исполнителей у той или иной схемы есть постоянные сильные и слабые стороны. Об этом часто говорят даже топовые тренеры.

Например, вот так Унаи Эмери рассуждает о прессинге: «Есть два подхода к обороне. Ты теряешь мяч – и прессингуешь. Или ты теряешь мяч – и возвращаешься в оборонительную схему. На мой взгляд, 4-3-3 – эта система, которая оптимальна для игры через прессинг. 4-4-2 предназначена для более терпеливой и позиционной обороны важных зон. Она менее агрессивна, но ее труднее взломать. Команды Марселино и Кике Санчеса Флореса отлично ею владеют».

Это простое наблюдение, но оно подтверждается на практике – вне зависимости от исполнителей, почти все прессингующие команды используют 4-3-3, а те, что перекрывают центр компактным узким блоком, играют 4-4-2. Исключения есть, но их очень мало. В современном футболе у схем есть постоянные приметы, а игроки раскрывают лучшие качества, получая специальные задания в рамках этих схем. Все реже и реже подбор футболистов напрямую определяет выбор схемы.

Как должен играть современный топ-клуб

В 2008-м случился Пеп Гвардиола, который сломал (или улучшил) футбол. На недавней конференции Festival dello Sport Арриго Сакки назвал этот год «разделившим футбол на до и после». До 2008-го ключевыми были моменты перехода мяча от одной команды к другой – и реакция на них.

Развитие футбола в этом направлении привело к относительно раннему завершению карьеры Гвардиолы. «Я не изменился. Мои навыки не стали хуже. Изменился футбол. Сейчас играют на более высокой скорости и с большим упором на физику. Тактика тоже меняется, в каждой команде нужен мощный полузащитник, который отбирает мяч – Патрик Виейра или Эдгар Давидс. Если он играет в пас, это лишь бонус. Основой игры центральных полузащитников стала оборонительная работа. Игроки моего стиля вымирают», – объяснял Пеп.

В те же годы чемпион мира-1986 Хорхе Вальдано разносил этот тренд в колонке для Marca: «Лучшими игроками матчей становятся те, кто быстрее всех бегает, выше всех прыгает и сильнее всех врезается в соперников. Такой упор на интенсивность высасывает из футбола талант и креативность. Техничные умные футболисты теряются в таких условиях. Если футбол продолжит развиваться по пути, который прокладывают «Челси» и «Ливерпуль», нам лучше попрощаться с проявлениями интеллекта и таланта, за которые мы всегда любили футбол». Вальдано даже назвал матчи «Челси» Жозе Моуринью с «Ливерпулем» в ЛЧ-2006/07 «дерьмом на палочке»

Процесс изменений запустило назначение Гвардиолы в «Барсу». Согласно Сакки, началась третья в истории футбольной тактики революция – «Аякс» времен Йохана Кройффа, его «Милан» и «Барселона» Пепа Гвардиолы. Фабио Капелло делит историю на те же этапы: «В футболе случилось три революции. Голландская система, наш с Сакки «Милан» и «Барселона» Гвардиолы. Каждую из них разделили примерно 20 лет».

Тезис субъективный, но нетрудно понять, о чем говорят великие итальянские тренеры. Работа Пепа в «Барсе» спровоцировала цепочку событий, которая изменит содержание большинства матчей. До него владение 60% и больше считалось дикой аномалией – сейчас это обыденность, почти в каждом туре каждой лиги случается матч с 70%+, некоторые команды завершают сезоны со средним значением более 60%.

Логичным ответом на радикальное владение стало радикальное невладение – ситуация, при которой команда умышленно отдает мяч сопернику. Следствием стал огромный прогресс команд в позиционной обороне и значительное сокращение в уязвимости при переходе мяча от одной к другой. По мере распространения влияния «Барселоны» увеличивалась значимость эффективности команды в позиционном нападении. Неплохое олицетворение тренда: за последние 11 лет процент мячей, забиваемых в ЛЧ после контратак, сократился почти в два раза – в 2005/06 они составляли 40% от всех голов с игры, в отчете УЕФА за 2016/17 – лишь 20%. И это часть тренда.

Итог революции для топ-клубов: два аспекта игры стали жизненно важными – осознанное владение мячом, которое ведет к моментам, и агрессивный прессинг (контрпрессинг). Коллега Пепа, работавший с ним в «Барселоне», здорово объяснил The Independent первый аспект: «Таких изменений футбол прежде не знал. Он обучил команду осознанному управляемому владению. Они умышленно сдвигали соперника в нужную зону, а потом использовали образовавшиеся в схеме оппонента провалы». Упор на прессинг и вовсе называют «эффектом Гвардиолы» в официальном техническом отчете УЕФА.

Совокупность изменений и суть современной игры хорошо резюмировал глава программы ФА по развитию элитных тренеров Дэвид Паудерли: «Футбол теперь строится не только вокруг владения мячом, но и около мяча и даже вдали от него. Футбол стал шахматами. Тренеры меняют игроков и тип прессинга в зависимости от того, как разыгрывает мяч и прессингует соперник».

Почему 4-3-3 оптимальна в современных условиях

Теперь прикинем, как и в какой схеме лучше воплощать описанные принципы. Ниже пойдут теоретические рассуждения о формациях. Не буду в каждом предложении повторять «при прочих равных», но это подразумевается. Я сам могу найти исключения, но в подавляющем большинстве случаев все именно так.

Наша цель – эффективное владение и высокий прессинг. Начнем с владения. Для начала выберем базис – 3 центральных защитника или игра в четверку. Схемы с 3 центрдефами – слишком радикальные. Если команда играет оборонительно, то 3 защитника превращаются в 5 – нет нужной поддержки атаке. Если в схеме высокие фланговые игроки, а два крайних центральных защитника активно идут с мячом вперед, то реально остается лишь один защитник – это слишком открытый вариант. Радикальность уместна в конкретных случаях, но долгосрочного баланса топ-клубу не дает.

Окей, значит – четверка защитников уместнее. Если команда выбирает базис из 4 защитников и желает владеть мячом, то у нее три варианта – 4-3-3, 4-2-3-1 и 4-4-2 ромб. Ромб слишком специфичная схема: ширина атак исходит только от крайних защитников (от них требуется невероятная выносливость и физика), а центральные полузащитники защищают и центр поля, и фланг при атаках соперника (и тут нужна бешеная физика). При этом физические монстры должны быть достаточно техничны, чтобы держать мяч. Потенциально интересно, но нужен очень специфический состав.

4-3-3 и 4-2-3-1 универсальнее схемы 4-4-2 ромб. Выбор сводится к ним. Разницу хорошо объяснил Йохан Кройфф: «В 4-2-3-1 есть «десятка» и два игрока за ним, в 4-3-3 – «шестерка» и два игрока впереди. При 4-2-3-1 два игрока опорной зоны вынуждены отдавать точные пасы на 60 метров, имея только один вариант продвижения через центр. Это невозможно». Голландец говорит именно о плюсах-минусах схем при владении. Кстати, эту колонку с уничтожением схемы 4-2-3-1 Йохан начал словами: «Могу назвать вам 10 причин, почему 4-2-3-1 с десяткой не работают на топ-уровне». 10 не назвал, но, зная Кройффа, уверен – он мог.

Схожие аргументы приводит и автор книг о Гвардиоле Марти Перарнау – по его версии, испанец обращается к этой формации лишь «в очень особенных ситуациях», когда утрачена вера в способность контролировать опорную зону одним игроком. Такой ход означает ослабление концепции Гвардиолы, «так как один из его принципов – создание максимума вариантов для продвижения через центр». Проще говоря, с такой схемой команда будет чаще пасовать латинской буквой U (вингер – крайний защитник – центральный игрок – снова крайний защитник – вингер; без продвижения через центр).

Итог: 4-2-3-1 – лучше для стерильного владения и созидания за счет индивидуального мастерства. 4-3-3 – лучше для продвижения мяча и командного созидания.

С прессингом такая же ситуация. При отлаженном движении в 4-3-3 легко накрыть и тройку защитников соперника, и четверку. Дэвид Мойес в техническом отчете УЕФА за последний сезон объяснил, что именно 4-3-3 создает «Ливерпулю» условия для такого классного прессинга: «4-3-3 «Ливерпуля» особенные. Кроме крайних защитников, все игроки сосредоточены в центральной зоне: будто бы они мысленно продлевают боковые линии штрафной площади – и перекрывают именно эту зону. Сперва кажется, что к этому легко подготовиться. Но эта система позволяет «Ливерпулю» очень легко прессинговать с участием всех трех форвардов. Они накрывают соперников очень быстро, вне зависимости играют ли те с тройкой или четверкой защитников. Думаю, «Ливерпуль» олицетворяет многие современные тактические тренды».

И прессинг, и осмысленное владение лучше всего воплощаются в схеме 4-3-3. Это не только результат нашего мысленного эксперимента, но и практический вывод Эмери: «4-3-3 хороша для контроля мяча и прессинга. Хотя в отдельных играх пригодятся другие системы. Самое важное – найти баланс на поле: как с мячом, так и без него».

Кто использует 4-3-3

Более-менее все топ-клубы. Для большинства это основная схема.

*схема «Юве» – гибрид между 4-3-3 и 4-4-2, но признаков 4-3-3 в ней больше. Более того, Макс Аллегри писал дипломную работу в Коверчано о ролях полузащитников в 4-3-3.

Этот список можно расширить или сузить в зависимости от того, кого занесем в топ-клуб. Это слегка изменит пропорции, но не суть. Если ты играешь первым номером, то вынужден в той или иной степени (часто большой) использовать 4-3-3. Именно в рамках этого базиса проявляются индивидуальные черты стиля разных тренеров.

Пожалуй, лишь два топ-менеджера пока не подружились с 4-3-3 – Антонио Конте и Диего Симеоне. Но даже тут есть оговорки. Во-первых, оба испытывают огромные проблемы в матчах, где нужно эффективно владеть мячом. Во-вторых, и Конте, и Симеоне понимают проблему и регулярно заигрывают с 4-3-3. Конте начинал работу в «Челси» и «Юве» именно с 4-3-3. Чоло пытается внедрить 4-3-3 с 2015 года, но перехода на продолжительный отрезок пока не случилось – и это объясняет многие проблемы «Атлетико».

Исследование WyScout годичной давности показало, что в ведущих европейских лигах схема 4-3-3 используется в 13,2% случаев и уступает по популярности 4-4-2 (22,16%) и 4-2-3-1 (21,21%). Но, если мы сузим круг до топ-клубов, ситуация резко меняется. Согласно отчету УЕФА за сезон-2015/16, 13 из 32 команд ЛЧ использовали схему 4-3-3 (лучший результат). В 2016/17 таких команд было 10 из 32 – разделили 1-е место с 4-4-2, но в плей-офф доминировала именно 4-3-3.

Отход от 4-3-3 для современного топ-клуба – почти всегда означает компромисс. Готовность жертвовать принципами, которые сейчас так ценит современный футбол. Иногда это требуется, чтобы сыграть более смело (без нужного баланса); иногда – чтобы подстроиться под очень необычный состав; иногда это означает отказ от атакующего футбола. В частных случаях это уместно, но ни одна другая схема не дает такого баланса для прессинга и владения.

Что это значит для «Спартака»?

Безграничная любовь Рианчо к 4-3-3 не должна получать столько осуждений. Его рассуждения верные. Это не значит, что у Рианчо нет тактических проблем, просто они не решаются сменой схемы.

«Спартак» – топ-клуб относительно других команд лиги. Это не делает 4-3-3 единственным верным вариантом, но это точно хороший вариант.  

Чемпионство-2016/17 слишком сильно завязано на контратаках (по меркам топ-клуба лиги их было много) и удаче, помогавшей взламывать соперников, которые не открывались под быстрые атаки. Летом пропал и Куинси Промес, который был источником индивидуального созидания при схеме 4-2-3-1 в сезоне-2017/18.

Кажется, Каррера понимал, что в таких условиях (соперники теперь смелее, индивидуального суперлидера больше нет) нужен другой футбол – командный футбол топ-клуба. В 4-3-3 он видел способ внедрить нужные принципы – это правильная оценка. Но ни одна схема не гарантирует прогресса сама по себе – многое зависит от того, насколько продуманы детали и кто их воплощает.

4-3-3 – точно не главная проблема Рианчо. И, пожалуй, вообще не проблема. С ним или без него клуб, вероятно, придет к вариации этой схемы. У «Спартака» нет выбора, ведь альтернатива – ждать, пока его снова перестанут бояться, и надеяться на дикий фарт.

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев, Алексей Филиппов; Gettyimages.ru/Alex Grimm/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts, Manuel Queimadelos Alonso, Mark Thompson; REUTERS/Toby Melville, Toru Hanai; globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com

развернуть

Его показывают в «Богемской рапсодии».

На первом месте российского и мирового кинопроката – фильм «Богемская рапсодия» о жизни Фредди Меркьюри и истории группы Queen. Он уже собрал больше 4 млн долларов в России и больше 250 млн – по всему миру. Меркьюри сыграл Рами Малек (актер из сериала «Мистер Робот»), его называют претендентом на «Оскар» за лучшую мужскую роль.

Одна из ключевых сцен фильма посвящена легендарному концерту Queen на фестивале Live Aid в 1985-м. Он прошел в поддержку пострадавших от страшного голода в Эфиопии в середине 80-х. Live Aid проводили синхронно сразу на двух огромных площадках — «Уэмбли» (тогда арена вмещала 82 тысячи человек) и стадионе Джона Ф. Кеннеди (99 тысяч человек, Филадельфия, США, снесен в 1992-м). Телетрансляцию Live Aid посмотрели почти два миллиарда человек в 150 странах мира. В итоге организаторы собрали 283 млн долларов, хотя планировали сильно меньше (около 1 млн фунтов).

Концерты на «Уэмбли» к тому времени проводились уже больше 15 лет: первой там в 1969-м отыграла великая прог-рок группа Yes. Для Queen это был дебют на главной футбольной арене Британии, после этого они возвращались туда еще дважды. Для сравнения, Майкл Джексон выступал на «Уэмбли» 15 раз, на эти шоу в общей сложности продали больше миллиона билетов. Выступление Queen на Live Aid посмотрели 72 тысячи человек. Рекорд посещаемости концерта на «Уэмбли» сейчас принадлежит Адель. В июле 2017 года ее шоу собрало на стадионе 98 тысяч человек — абсолютный рекорд Англии.

***

На Live Aid выступали Дэвид Боуи, U2, Элтон Джон и многие другие, но главным выступлением стал именно сет Queen, который длился всего 21 минуту. Сегодня его считают чуть ли не лучшим живым выступлением группы. Его разобрали на мельчайшие детали: известно даже, в каких кроссовках Фредди гонял по сцене.

Это была пара adidas Hercules, созданная для занятий боксом. Ничем не примечательная модель, которой давно нет в продаже – тем не менее в этих кроссовках Фредди выходил на концерты по всей Европе.

Другие важные детали — белая майка, светлые джинсы и браслет на правом бицепсе Фредди.

Изначально Queen не хотели участвовать в Live Aid, потому что были истощены после большого тура по Азии и Океании. Но, узнав про благотворительную концепцию фестиваля, музыканты согласились. Queen исполнили всего 6 песен: Bohemian Rhapsody, Radio Ga Ga, Hammer To Fall, Crazy Little Thing Called Love, We Will Rock You и We Are The Champions. По легенде они репетировали эти песни три дня подряд. Это были старые хиты, которые они много раз исполняли, но Фредди с группой хотели все довести до совершенства.

Queen предлагали закрывать фестиваль, но они решили выступить в середине концерта. Перед самым выступлением концертный инженер поменял настройки звука, чтобы выступление группы было самым громким. Фредди закрыл и открыл выступление Queen, сидя за огромным роялем.

Фото: globallookpress.com/Twentieth Century Fox; imdb.com/Live Aid; flickr.com/Gabriel Moses

развернуть

«МЮ» упустил выездную победу над «Челси» на 96-й минуте. Росс Баркли сделал счет 2:2, и на скамейке лондонцев поднялся ураган.

Марко Ианни, один из тренеров хозяев, повел себя особенно дерзко: выбегая на поле, махнул кулаком прямо перед лицом Жозе Моуринью – португалец стерпел. На обратном пути Ианни опять был близко к Жозе и, видимо, что-то сказал. Босс «МЮ» сорвался с кресла и рванул врукопашную, но утонул в объятьях стюардов.

Трибуны зарядили матерные кричалки в адрес Жозе, тот ответил жестом из трех пальцев – столько раз он выиграл АПЛ с «Челси».

«Что произошло в концовке? Да ладно вам, я могу рассказывать о том, какие классные были 97 минут игры, а вы концентрируетесь на таком.

Я не получил должного уважения от болельщиков «Челси», но это не моя ответственность. Я не могу контролировать реакцию болельщиков. Я ничем не раздражен. Что касается инцидента с ассистентом Сарри, то Сарри первым подошел ко мне и сказал, что все уладит.

Его ассистент после игры зашел в кабинет Сарри и извинился передо мной. Я сказал ему забыть об этом, потому что почувствовал, что он действительно хотел извиниться. Я допускал много ошибок в карьере и не собираюсь уничтожать его из-за одной. Все кончено, он извинился, а я принял извинения», – сказал после игры Моуринью.

Марко Ианни 36 лет. В 2013-м он завершил карьеру игрока в серии D, хотя к 31 году был в хорошей форме. Ианни работал у Сарри в «Наполи» техническим помощником, его роль в «Челси» – второй ассистент главного тренера. И Марко чувствует себя здорово: «Пять лет спустя после окончания карьеры я приехал тренером в одну из самых известных команд Англии. Я очень доволен карьерой». 

Маурицио Сарри рассказал, как все было после матча: «Я не видел, что произошло на поле. После игры я поговорил с Жозе и сразу понял, что мы ошиблись. Потом я поговорил с членом моего штаба и привел его к Моуринью для извинений. Думаю, тема закрыта».

«МЮ» не побеждает на «Стэмфорд Бридж» с осени-2012, последняя победа случилась еще под руководством сэра Алекса Фергюсона.

Фото: Gettyimages.ru/Catherine Ivill (1-3); globallookpress.com/Craig Mercer/Sportimage (4,5); REUTERS/Dylan Martinez (6,7)

развернуть

Из звезд, уехавших из Европы в MLS в последние годы, Руни оказался ярче всех.

Он перешел в «Ди Си Юнайтед» в июне, когда команда шла на последнем месте в восточной конференции. К ноябрю «Юнайтед» переместился на четвертое место и вышел в плей-офф, а Руни номинировали на награду MVP регулярки (вместе с Ибрагимовичем и Карлосом Вела) и лучшего дебютанта сезона.

Самый мощный перфоманс Руни устроил в матче против «Орландо». При счете 2:2 он на последних секундах спас пустые ворота и отдал голевую передачу через половину поля.

За 20 матчей у Руни набралось 12 голов и 6 передач. Его обожают свои фанаты (теперь 2 июля в Вашингтоне – официально день Уэйна Руни) и ненавидят чужие, ему респектует Златан («Считаю, что пока Руни блестяще проявляет себя в MLS»).

Уэйн так впечатлил главного тренера Бена Олсена, что стал капитаном уже после трех матчей за «Юнайтед». Когда тренер объявлял об этом команде, то не удержался от шутки: «Если что, в контракте не было пункта о том, что Руни будет капитаном».

2 ноября они проиграли в первом раунде плей-офф «Коламбусу», а Руни не забил ключевой послематчевый пенальти, но на Штаты все равно произвел сильное впечатление.

Хочет быть как все

Наверняка боссы «Ди Си Юнайтед» помнили, что после перехода Бэкхема в «Гэлакси» команда начала летать чартерными рейсами и останавливаться в пятизвездочных отелях.

При переговорах с «Юнайтед» американцы предложили звездному англичанину роскошные условия: бизнес-класс во время перелетов на матчи, отдельный люкс в отелях и усиленную охрану. Руни категорически отказался и попросил такие же условия, как у остальных парней в команде. Англичанин летает в экономе, ездит с командой на простом микроавтобусе и впервые в карьере делит номер. Его соседом стал защитник Стив Бирнбаум, предыдущий капитан «Юнайтед».

Руни ведет себя как обычный парень даже на тренировках. Когда журналист NY Times приехал на интервью с Уэйном, то обнаружил англичанина убирающим инвентарь после занятий.

«Многие игроки, с которыми я играл, считали себя суперзвездами. Я никогда не считал себя таким», – объясняет Руни.

Кайфует от отсутствия внимания

В 16 лет Руни дебютировал в «Эвертоне», забил супергол «Арсеналу» и забыл о спокойной жизни. В штатах он впервые ощутил, что такое спокойно пройти по улице.

«Ди Си Юнайтед» базируется в Вашингтоне, где все внимание сфокусировано на командах по американскому футболу, бейсболу, баскетболу и хоккею. Руни купил дом на окраине, но часто выбирается с семьей в центр.  В городе, где обожают Овечкина, Уолла и Нормана, его узнают очень редко.

Он гуляет с семьей (вместе с ним в Вашингтон переехала жена и четверо детей) по торговым центрам, паркам и фестивалям (сходили на каталонский фестиваль в конце лета). Одно из любимых мест –  площадь около монумента Вашингтона.

«Вчера я забрал детей из школы и отвез их в торговый центр. Я обещал Каю компьютер, чтобы он играл в Fortnite. Потом поехали в боулинг и кино. В Англии это было невозможно – там я продумывал каждый шаг, чтобы не встретить журналистов», – делится Руни.

Подсадил американцев на английскую музыку

В «Ди Си Юнайтед» за музыку в раздевалке всегда отвечает капитан. Руни тут же воспользовался этим: он врубает только крутых британских исполнителей – Эда Ширана, Джеймса Бэя и инди-рок группу Mumford & Sons.

Партнеры не очень поняли новую музыку, но Руни не оставил им выбора. «Сначала я подумал – что за черт, что это за музыка. Но со временем понял, что этот Эд Ширан не так плох», – делится Стив Бирнбаум.

Ширан и Руни – давние приятели, так что выбор капитана неудивителен.

Страдает из-за отсутствия английской еды

Но не все так идеально.

Первые дни в США Руни мучился из-за непривычной погоды. «Сначала была удушающая жара, а на следующий день начался дикий холод», – жаловался англичанин. Со временем он привык, но на дальних выездах Уэйну все еще тяжело.

Еще сложнее было привыкнуть к еде. Руни изучил все супермаркеты Вашингтона, но так и не нашел английский чай. Так же было с другой едой – шоколад, хлопья и мясо раздражали Уэйна непривычным вкусом.

Еще одна проблема – часовой пояс. Руни привык резаться в FIFA с друзьями после рабочего дня, но из-за разницы во времени об этом пришлось забыть. «Мы играли каждый вечер в 21:00. Но когда в Англии 9 вечера, то в Америке только 16:00, и я забираю детей из школы», – сокрушается Уэйн.

Но мелкие проблемы не портят впечатление – Руни в восторге от жизни в США. На днях он признался, что не проведет межсезонье в аренде в АПЛ, а останется в Вашингтоне готовиться к новому сезону. Кажется, Уэйн наконец ощущает себя на своем месте:

«Еще год назад я думал о завершении карьеры. Последние сезоны все происходило слишком странно: разные тренеры, разные позиции, на которых они просят сыграть. Здесь я счастлив. Я снова играю каждую неделю и наслаждаюсь футболом».

Фото: REUTERS/Geoff Burke/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Patrick McDermott (2,4); instagram.com/waynerooney

развернуть

Пол Постма не хотел ехать в Россию, но теперь всем доволен.

– В 2013-м врачи нашли у вас тромб в ноге. Был риск завершить карьеру в 24 года?

– Когда мне сказали о тромбе, я не представлял, что это за штука. Спросил у врача: «Док, что нужно принять, чтобы вечером выйти на матч?». Он ответил: «Пол, ты пропустишь целый год». Меня будто ударили в солнечное сплетение. Я заплакал. Я не знал, что делать. Как будто попал в автомобильную аварию. Стал принимать антикоагулянты, которые понижают риск образования тромбов в крови.

Два с половиной месяца я вообще ничего не мог делать. Гулял и спал. Физическая нагрузка была запрещена, так как существовал большой риск внутреннего кровотечения или кровоизлияния в мозг. Сезон пошел к черту, хотя потом срок восстановления уменьшили до полугода. Пугает то, что причины так и не были найдены. Я прошел все возможные тесты, но ничего не узнал, а тромб может привести к внезапной смерти во сне или в другой ситуации. Но больше эта проблема меня не беспокоила. Хочется забыть об этом кошмаре.

Теперь в этой жизни я ничто не воспринимаю как должное. Я благодарен тому, что живу, играю в хоккей. Во время полетов надеваю на ногу компрессионные чулки, хотя, например, в «Виннипеге» все игроки их используют сейчас. Еще перед вылетом принимаю аспирин, который разжижает кровь, и пью много воды. Возможно, тромб образовался из-за большого количества полетов и того, что я неправильно сидел. Поэтому каждые 2-3 часа встаю с сидения и разминаюсь.

– Чем бы занялись, если бы не смогли продолжить карьеру игрока?

– Я и сейчас не знаю. Тогда у меня не было ни сбережений, ни имени. В Канаде много бывших хоккеистов, которые завершили карьеру в раннем возрасте. Кто-то занимается финансовым менеджментом других игроков, один мой друг стал скаутом в «Сан-Хосе». Люди стараются остаться в хоккее, а я хотел бы попробовать что-то другое. Когда-нибудь я обзаведусь семьей, и она станет смыслом моей жизни. А вообще мне нравится работать руками. Летом я делаю деревянные столы, и несколько штук удалось даже продать. Но это хобби, а не бизнес. Например, все столы для дома моей сестры сделал я.

– Сколько стоит один такой стол?

– Я продал один большой стол за 1200 канадских долларов. Это была неплохая сделка. Сейчас, наверное, продал бы его за две тысячи.

– Ваш самый большой контракт в НХЛ – 925 тысяч долларов в год. Сколько вы реально заработали за тот сезон?

– В Виннипеге на налоги ушло 45 процентов. Еще 18% - это затраты на эскроу, еще 3% - агенту. Тебе кажется, что твоя зарплата один миллион, а на самом деле она меньше 400 тысяч. Это все еще огромные деньги, поймите правильно, но миллион в НХЛ – это не миллион. Мне нравится, что в Казани мы живем на базе. Бесплатное проживание, кормят бесплатно. В НХЛ ты платишь за все – машина, жилье и так далее. В Бостоне я снимал квартиру за 4 тысячи долларов в месяц. Это еще 50 штук в год.

– Хоть какую-то часть эскроу НХЛ вернула?

– Один процент из 18. Я получил его один раз. Безумие. Как мы вообще согласились на это?

– В окружении игроков НХЛ много голддигерш?

– О да. Но это не только в НХЛ, а везде, где есть деньги. Они привлекают людей. Может, поэтому я до сих пор не нашел ту самую девушку, на которой хотел бы жениться. Хочется найти человека, которому нужен ты, а не то, сколько ты зарабатываешь. У меня есть друг-хоккеист, который встречался с девушкой меньше года, они даже не были расписаны, а потом расстались, и она забрала половину. Такие истории немного пугают.

– В России легко познакомиться с девушкой, если сказать, что ты хоккеист. В Канаде, где в хоккей играют почти все, это прокатывает?

– Я обычно не говорю при знакомстве про хоккей. В Канаде я живу за городом, у меня небольшая ферма с 12 курицами, которые несут яйца. И часто я в шутку говорю, что просто развожу кур. Или обычный студент.

– Вы писали в инстаграм Александру Бурмистрову, когда получили предложение от «Ак Барса». А на самом деле отправили сообщение на его фанатскую страничку. Что там ответили?

– Об этом все знают? Ха-ха-ха. Теперь я понимаю, что у каждого игрока есть фейковые странички в инстаграме, и все они добавляют меня в друзья. Есть Burmistrov69, Burmistrov_69 и так далее. У меня не было российского номера Бурми, и я написал ему в инстаграме: «Ак Барс» предлагает мне контракт, и я всерьез рассматриваю этот вариант. Расскажи о городе». А в ответ мне написали: «Извините, это фанатский аккаунт». И я такой: «Не-е-ет. Вот я попал. Это же все будет в соцсетях через пять минут». Но кто бы ни вел этот инстаграм неБурми, я благодарен ему. Он молчал до тех пор, пока «Ак Барс» не объявил официально о моем переходе.

– Как канадские игроки приходят к решению уехать в КХЛ из НХЛ?

– Я вообще не собирался в Россию. Бывший агент позвонил в середине лета и спросил: «Ты бы рассмотрел предложения из КХЛ?». Я говорю: «Нет, я хочу остаться в НХЛ». Но мне давали только двусторонние контракты, а в АХЛ больше не хотелось. В начале августа мне опять позвонили: «Ты точно не хочешь в КХЛ, а то тебя зовут?». Я опять сказал, что не хочу. Агент напирал: «Это команда из отличного города, стала чемпионом в прошлом сезоне».

Тогда я отправил сообщение Бурмистрову, поговорил с друзьями, которые играли в России, связался с Джастином Азеведо. Я понимал, что Россия далеко, что меня ждет другой стиль игры, и, скорее всего, я уже не вернусь в НХЛ. Но пришло время двигаться дальше. Не жалею, что принял такое решение. Здесь я действительно играю. И играю в очень хорошей команде с классными парнями.

 

– «Ак Барс» дал вам 24 часа на размышление. Сколько времени потребовалось, чтобы окончательно решиться?

– Я провел вечер с семьей, поговорил с моим другом Ти Джеем Гальярди, который играл в КХЛ против «Ак Барса» и хорошо знал Казань. Он сказал, что от такого предложения не отказываются, и на следующее утро я решил, что точно готов. А потом все закрутилось. Виза, перелет, сборы. Я сел в самолет до Франкфурта и очень нервничал. Я же ничего не знал о КХЛ, не представлял, что такое большие площадки, прощался с семьей на целый год. И в то же время мне было легко. Ожидание закончилось – теперь все зависело только от меня. У меня есть работа, и я постараюсь сделать ее хорошо.

– Есть миф, что Зинэтула Билялетдинов не позволяет защитникам пересекать центр площадки. В вашем случае это не так?

– Все журналисты пугают меня Билялетдиновым, но мне он нравится. На предматчевых разборах он говорит на русском, но потом индивидуально объясняет мне на английском, что и как нужно делать. Как по мне, он отличный тренер. Я вижу, что мы уделяем большое внимание обороне, что «Ак Барсу» лучше выиграть матч со счетом 1:0, чем с большим количеством шайб, но в прошлом сезоне это принесло команде Кубок Гагарина, так что…

– В НХЛ в основном играют в три пары. Вы часто попадали в заявку седьмым защитником и сидели вне игры. Каково это?

– Уф, это тяжело объяснить. НХЛ – лучшая лига в мире, в которой невероятно сложно закрепиться в составе. Нужно, чтобы совпало много факторов, и не все зависит от тебя. Ты должен проявить себя в АХЛ, чтобы потом тебя вызвали в основу. Когда тебе дали шанс, ты должен использовать его так, чтобы клуб не отправил тебя обратно. Многие вообще не получают этот шанс, хотя реально его заслуживают. Хороший пример – Джастин Азеведо из «Ак Барса», MVP прошлого плей-офф КХЛ. Ты пашешь не меньше и даже больше любого другого игрока в команде, но по разным причинам не получаешь того, чего хочешь.

Я думаю, что был достаточно хорош, чтобы играть в НХЛ в топ-4 на постоянной основе, но… Повторюсь, должно сработать много факторов. Очень часто меня выпускали на 5-7 минут. Спросите любого защитника – за такое время ты ничего не можешь сделать. Три смены за период, тебе сложно сконцентрироваться, ты остываешь после раскатки и выходишь на лед холодным, так как сидишь на скамейке по 15-20 минут.

И если ты не играешь, то должен заниматься в зале после игры. И проводить дополнительную работу после раскатки. В Казани запасные ребята тренируются с основой, они находятся внутри команды, а в НХЛ, если ты healthy scratch, то не питаешься с командой, не общаешься с ней перед игрой. Ты чувствуешь себя как бы вне команды, хотя принадлежишь ей. Психологически это вымораживает.

Хотя поначалу это даже прикольно. Ты можешь считать себя игроком команды НХЛ, тебе платят как в НХЛ, у тебя хорошая жизнь. Но мы тренируемся, чтобы играть в хоккей, а не сидеть в запасе. Я провел в таком положении слишком много лет и устал ждать. Хочется, чтобы тебе доверяли, чтобы давали играть. Поэтому я в Казани.

– Когда игрок из НХЛ приезжает в Россию, кажется, что он просто сдался и хочет больше денег за меньший объем работы.

– Это совсем не мой случай. Пару лет назад я провел за «Виннипег» 65 матчей и вроде бы выглядел неплохо. Меня не выпускали в большинстве и меньшинстве, ограничивали игровое время в районе 10-12 минут, но какие-то очки я набрал. И ты думаешь, что на следующий год тебе дадут чуть больше времени, может быть, 70-75 матчей, но летом в команде появляется 18-20-летний игрок, выбранный в первом раунде драфта, и твое место достается ему.

Шанс получает он, хотя ты столько лет вкалывал, пытаясь заслужить место в основе. Тебе кажется, что ты заслужил его, а какой-то молодой пацан задвигает тебя. Примерно это случилось в «Виннипеге» со мной. У меня были периоды, когда я 5-6 недель вообще не играл, хотя был в НХЛ. Это очень тяжело. Ты тренируешься, готовишься – и ничего. В голове закрадываются нехорошие мысли, перестаешь понимать что происходит.

– Как канадцы реально относятся к европейцам, которые приезжают в НХЛ и могут занять их места в составе?

– Это очень интересная ситуация, потому что с одной стороны хоккей – командная игра, но с другой – ты рассчитываешь на место в основе, хочешь быть успешным. Я никогда не ставил себя выше команды, и победа команды для меня важнее собственных интересов. Как бы тяжело тебе не было, ты натягиваешь улыбку на лицо и работаешь. Например, мы с Андреем Зубаревым боролись за одно место в составе «Атланты Трэшерс», и каждый из нас хотел пробиться. Без конкуренции никак. Да не только в хоккее, так и в жизни. Кстати, мой первый матч в КХЛ был против него. Мы встретились в центре площадки, пожали руки, и он пожелал мне удачи. А потом его СКА забил нам шесть голов. Ха-ха!

Кстати, Зубарев неплохо адаптировался к США. Я тогда перешел в АХЛ из юниорской лиги, и мне было непросто. А Андрей приехал в Америку из России, и сейчас я могу представить, как тяжело ему было. Он запомнился тем, что очень любил ходить в сауну. Я тоже люблю, но Андрей был без ума от этого. У него под сидением в раздевалке был ящик пива. Он брал бутылку в сауну, поливал горячие камни и кайфовал от запаха, который заполнял комнату. Запаха хмеля и хлеба.

– Вам 20 лет, вы играете в АХЛ, и вдруг в раздевалку «Чикаго Вулвс» заходит Крис Челиос. Что было дальше?

– Все обомлели. Мне было 20, ему 48. Парни в команде шутили, что Крис мог быть моим отцом. В раздевалке он вел себя очень спокойно, не повышал голос, не ругался из-за наших ошибок. Крис обожает хоккей, он живет им, и поверьте, когда мне будет 48, я ни за что на свете не надену коньки. Ни за что. А он играл. И был очень хорош.

Конечно, скорости в то время ему уже не хватало, но если кто-то обыгрывал его один в один и пытался убежать, то Крис сразу лупил нападающего клюшкой по рукам или цеплял сзади. И если судья свистел нарушение, он подъезжал к нему и орал, поэтому его фолы старались не фиксировать, чтобы лишний раз не злить. Даже на тренировках Крис никому не уступал и бил всех, кого мог. Это был очень крутой и полезный опыт для меня. О, однажды он взял меня с собой в бар.

– Стоп, он же за здоровый образ жизни.

– Хорошо работаешь – хорошо отдыхаешь, так? Мы в центре Чикаго, его все знают, все уважают. Мы заходим в любой бар, и свободный столик тут же появляется. Нас угощают за счет заведения. Причем Крис был в сумасшедшей форме, и он знал, сколько ему можно выпить, чтобы утром оказаться на тренировке раньше всех и вкалывать больше всех.

– Все вспоминают про то, как Крис крутил велосипед в сауне. Расскажите что-нибудь новенькое.

– У меня тоже история про сауну. Я не знаю, как ему это удавалось, но он всегда был первым на тренировке. Тройная порция кофе, он успевал поговорить со всеми тренерами – и вперед. В Чикаго у нас был отличный тренировочный центр со всеми удобствами, а арена старая, без сауны. Однажды после затяжного выезда мы вернулись домой, заехали на арену, а там внутри здания нет стены около душевой, а на месте туалета построена сауна. Крис оплатил ее сам.

Я пытался крутить велосипед в сауне вместе с ним. Он спокойно крутил педали 12 минут на высокой скорости. Я был в два раза моложе, и меня хватило на 6 минут. Я принял холодный душ, переоделся и хотел уехать домой, но чуть не потерял сознание. Все тело горело. Я залез в бочку с холодной водой, обложил голову льдом, но ничего не помогало. Я думал, что заболею. Никогда больше не буду делать это упражнение.

– Вы из провинции Альберта, но болеете за «Калгари». Почему не за «Эдмонтон»?

– Я только родился, когда «Эдмонтон» громил всех в НХЛ, и в Альберте было как-то скучно за них болеть. Отец привил мне любовь к «Флэймс». У нас дома есть фотография, где мы с ним идем на мой первый матч НХЛ, и на мне шарф «Калгари». Я играл в юниорской лиге на арене, где «Флэймс» проводят матчи в НХЛ. Я сейчас переживаю за них больше, чем за кого-либо в НХЛ.

Хорошо помню Валерия Буре. Отличный игрок. Очень талантлив, один из лучших молодых хоккеистов в истории «Флэймс». Но мне всегда нравился Джером Игинла. Капитан и лидер команды, который умел все. А мой любимый игрок вообще – это Скотт Нидермайер. Я старался брать с него пример – отличное катание, подключение к атакам, минимум драк, авторитет в раздевалке и за ее пределами. Мне он всегда нравился.

– Канадские клубы не могут выиграть Кубок Стэнли уже 25 лет. Ваша версия – почему?

– Честно – не знаю. Некоторые не могут даже попасть в плей-офф. Хотя «Торонто» неплохо начал сезон, у «Виннипега» есть шансы. Но назвать одну причину не могу. Может, потому что сами канадцы любят играть в США. В Канаде хоккей – это больше чем игра, это часть культуры, как еще одна религия, и иногда внимания слишком много. Это не всем нравится. Хочется жить не только хоккеем. Например, во Флориде ты можешь спокойно гулять на улице, и тебя никто не узнает.

Я играл и в США, и в Канаде. Это здорово, когда тебя не узнает на улице каждый встречный, и ты можешь спокойно прогуляться. Окей, может, в моем случае это не такая большая проблема, но звездам совсем не весело. От постоянного внимания вне арены устаешь очень быстро. Но в Канаде невероятные болельщики. Там живут, спят и дышат хоккеем. В Монреале три канала 24 часа в сутки, семь дней в неделю рассказывают о «Канадиенс». Если ты сыграл плохо, тебя могут съесть заживо.

– У вас три сестры, и все замужем за хоккеистами.

– Алисса, Шарлин и Джейми Ли. Причем это я познакомил Алиссу с ее будущим мужем Ноем Уэлчем. Он отличный парень, мы играли в одной команде, и я подумал, почему бы и нет. Мало ли, они понравятся друг другу. Так и получилось. Они познакомились на вечеринке под Рождество, приглянулись и началось. Ной попросил у меня разрешение встречаться с сестрой, и это было очень прикольно. Ему можно доверять, я уважаю его настолько, что познакомил со своей сестрой. Я знал, что он ее не обидит. С 2011 года они расписаны, у них двое детей. В Канаде мы живем в пяти минутах езды друг от друга и много общаемся.

Средняя сестра Джейми замужем за Спенсером Махачеком, он тоже играл со мной в «Атланте». А Шарлин замужем за хоккеистом Реттом Рахшани, он сейчас в Швеции. Я счастлив, что все мы стали близкими друзьями. У меня не было братьев в детстве, но они стали для меня братьями сейчас. Это очень круто.

– Когда ты растешь с сестрами, приходится играть в куклы и другие девчачьи игры. У вас было такое?

– А то! Есть даже фото, как они меня наряжали. Я прошел через все. Самое сложное в том, что сестры часто объединялись против меня, и я был один против всех. Когда мы были подростками, то не всегда находили общий язык, но сейчас мы очень близки. Конечно, приходилось даже драться с ними, но сейчас мы общаемся каждый день. У нас есть общий чат.

– Вы довольно габаритный игрок, но еще ни разу в карьере не дрались. Это последствия детства в компании с девчонками?

– Так меня воспитали. Я не уступаю в углах, когда борюсь за шайбу, но драки никогда не были частью моей игры. Отец не любил спорить и доказывать что-то кулаками, и я тоже стараюсь играть без этого. Если потребуется вступиться за партнера, я подерусь. Иногда меня провоцируют на потасовки, но драки уходят из хоккея, и мне не хочется подводить команду удалениями. Я лучше сам сыграю в большинстве. Как заставить меня подраться? Попробуй, скажи что-нибудь плохое про моих сестер, и я тебе врежу.

Фото: ak-bars.ru/Вадим Китаев, Ленар Ахметов; Gettyimages.ru/Daniel Carr, Doug Pensinger; globallookpress.com/imago sportfotodienst; РИА Новости/Максим Богодвид; twitter.com/ Chicago_Wolves; youtube.com/imranjav

развернуть

Наверное, он еще и по воде ходит.

Проект Football Leaks раскрыл грязь современного футбола: Неймар и Мбаппе выбивают бабло из «ПСЖ», Роналду уходит от налогов через офшоры, Инфантино прикрывает шейхов от ФФП, а топ-клубы тайно создают Суперлигу.

Когда в Football Leaks всплыло имя Нголо Канте, все испугались. Француз – идеал простого и скромного футболиста. К счастью, Нголо и в этом скандале всем доказал: он красавчик.

Перед подписанием контракта «Челси» попросил Канте завести офшорный счет – это распространенный способ уходить от налогов. Например, Криштиану Роналду с помощью подставных фирм скрывал доходы в Люксембурге и на острове Джерси – там льготные налоговые условия. На Джерси зарегистрировали и NK Promotions – фирму, через которую Нголо должен был получать зарплату.

На переговорах выяснилось, что Канте против: «Нголо непреклонен. Он просто хочет получать обычную зарплату. После прочтения кучи текстов об имиджевых правах и налоговых расследованиях против игроков и клубов Нголо слишком переживает, что схема вызовет вопросы у налоговых властей. Он решил не рисковать», – написал представитель Канте одному из руководителей «Челси» в мае 2017-го. 

Еще выяснилось, что Канте перед переходом в «Лестер» уволил агента Абделькарима Дуи – тот хотел включить в контракт пункт о незаконном проценте от продажи. Нголо это не понравилось, и он заменил Дуи одним из своих друзей.

Канте все равно получает много (40 тысяч фунтов в неделю в «Лестере» и 120 тысяч фунтов в «Челси»), но в сети просто растаяли от такой утечки:

«Нголо Канте, когда «Чесли» просит его жульничать с зарплатой: «Мы так не делаем».

«Надо признать, что Нголо Канта – самый скромный футболист в истории и образец поведения для детей. Худшее, что на него нарыли – что он хочет платить свои налоги».

«Если футболист сумел выйти из скандала #FootballLeaks с незапятнанной репутацией, то он достоин рыцарского звания».

Любимая рубрика «Комментарии на Sports.ru». Здесь нашли для Нголо новое применение:

По поводу всей ситуации с Канте высказался Блез Матюиди: «Не удивлен. Типичный Нголо. Он идеален, он никогда не жульничает. Может только в карточных играх – и то немного».

Какой же Канте хороший!

Самый скромный чемпион мира

Фото: Gettyimages.ru/Stu Forster, Jan Kruger; globallookpress.com/Panoramic

развернуть

Массимо Каррера официально вне "Спартака". Масскульт-привет! о том, почему это идиотское решение, кроме которых от московского клуба уже ничего и не ждешь. Осторожно, внутри очень горячо.

В воскресенье красно-белые проиграли тульскому "Арсеналу" 2-3, впервые за сезон в РПЛ забив с игры. Команда идет на 7 месте, потерпела три домашних поражения подряд и отстает от зоны Лиги чемпионов на катастрофическое... одно очко. В прошлом году, в тот же момент турнира у "Спартака" было 12 очков, сейчас 18. Тогда клуб пришел к финишу третьим. Плохая игра? А в том году в тот момент была просто замечательная! 

Налицо абсолютно неспасаемая, провальная ситуация, выхода из которой нет. И плевать, что отсутствие голов с игры было страшной аномалией, которая как раз начала проходить (а проходят аномалии, как правило, с перебором в другую сторону), плевать, что из клуба ушел лучший игрок, причем не "Спартака", а всей РПЛ последних лет, плевать, что два месяца команда играла с двумя (!) центральными защитниками в обойме в принципе. Ах да, и плевать, что капитан и ветеран клуба в открытую поддерживают бунт против тренера, а один из них сразу после этого вляпывается в грязную историю, из-за которой весь клуб неделями обрабатывают все СМИ, у которых есть люди с пальцами и клавиатуры. 

И плевать, само собой, что тренера до сих пор поддерживают болельщики: ведь это такая мелочь, фанаты могут пойти и на другие стадионы, поболеть за другие команды, "Спартаку" их мнение как-то не особо важно.

Ни на одном сайте нет опроса, в котором вариант с отставкой Карреры бы победил. Но "Спартак" как организация знает себя лучше, а его руководство - сплошь и рядом профессионалы, которые принимают исключительно верные решения. Смотрите сами: 

Состав красно-белых - один из лучших и самых укомплектованных в РПЛ. Тут на позицию левого защитника могут выйти Комбаров и Мельгарехо, на левый фланг атаки Мельгарехо, Педро Роша и Ханни (ему там, правда, неуютно, но да ничего). Тут в центре полузащиты после демарша капитана есть Зобнин, Фернандо, не игравший 2 года Еременко, списанный в прошлом году Попов, молодой и не особо готовый Игнатов - мечта любого тренера. А также не забывайте про центр защиты, в котором еще неделю назад могли выйти Боккетти, Джикия и, например, Мамин. 

Леонид Федун как-то сказал, что "пора довериться профессионалам". Так вот, люди отвечающие за укрепление состава в клубе - настоящие гении. Только они могут успешно провести переговоры с непростым Луаном, неуверенным Джоном Терри и укрепить состав Педро Рошей за 12 миллионов. Возможно, это кандидатура Карреры - но именно они героически справились с тем, чтобы не найти других вариантов и не отступить перед неадекватной ценой, за которую можно приобрести больше половины основы ЦСКА Гончаренко. Селекция "Спартака" - это вообще очень интересная структура. Кто за нее отвечает? Кто принимает решения? Этого, кажется, не понял даже сам Каррера, за что и был справедливо уволен. А спортивный директор, некто Дмитрий Попов, чем занимается он? Как и полагается делать клубу с качественным набором специалистов, это усиленно скрывают.

Ну да черт с ней, с великолепной селекцией. Вон, в ЦСКА до того пару лет никого не покупали, так клуб сплотился и стал настоящей семьей, и только так выживал в сложные дни. Дураки! "Спартак" - вот образец атмосферы. Бесконечная грызня в руководстве, подковерные интриги, неоднократные подозрения одних и тех же людей в намеренном сливе тренера, а также стихи бесконечно преданных фанатов, например, Дмитрия Назарова. Ведь как он умеет поднять настроение команде своими виршами! Это ни разу не желание срубить немножко славы и хайпа, нет, что вы. Это все ради "Спартака", которому будет гораздо легче переживать черные полосы под качественным, ямбовым обстрелом критики. 

А как умеет создать атмосферу добра и доверия Леонид Федун? Помните его уже почти классическое: "Не хочу больше ни в кого верить – хочу видеть итоговый спортивный результат", - сказанное после лучшего матча сезона? Это то доверие, которого достоин человек, приведший команду к первому за 16 лет чемпионству. Каррера же вот, напротив, никогда не выносил сор из избы - а это не по-спартаковски, в этом нет духа - за такое надо увольнять. 

И ладно бы только в искусстве интервью Федун демонстрировал свой уровень управленческих навыков, так ведь и в том, что касается работы с главным футбольным объектом, стадионом, он тоже мастак. Смотрите сами: "Спартак" не организовывает дурацкие развлекательные движи перед матчами, как бесноватый "Зенит", не сотрудничает с талантливыми людьми ради украшения арены, как странный "Локомотив".

И, уж само собой, не пытается привлечь фанатов на стадион какими-то дурацкими активностями в интернете. Ролики "Локомотива" к ЛЧ? Ролик ЦСКА к ЛЧ? Подумаешь, они после этого собирают полные трибуны (некоторые - "Лужников") и зарабатывают миллионы долларов. Мы тут как-то по старинке лучше, постик на сайт повесим. В ногу со временем идут только те, у кого болельщиков мало! Вон, пока все клубы оживляют свои Youtube-каналы, "Зенит" зовет блогера Гену Миллера и делает дорогущее шоу со звездами клуба, ЦСКА зовет блогера Гудмакса и делает шоу на сборах, зовет профессиональных журналистов и делает качественные предматчевые студии, "Спартак"... откажется от одного из популярнейших фиферов страны!

Пресс-службой красно-белых руководит опытный, видавший виды Леонид Трахтенберг. Он - фантастический профессионал своего дела, благодаря нему информацию о клубе мы узнаем из всех подряд телеграм-каналов, но только не из официальных источников. А помните историю с Джикией и шоколадками? А пытались ли вы хоть раз слушать его феерический комментарий со сборов? А вы видели, как качественно он иногда ругается на журналистов на пресс-конференциях? А вы видели, каким фото "Спартак" проводил Карреру?

Стадионом! Не фотографией тренера! Какой там "Енисей" со своим Меркисом!

Ну да ладно, это современные интернетовские дела, но как блестяще "Спартак" справляется в клубными пресс-релизами по острым темам, например, отстранению Глушакова и Ещенко. Сработано практически моментально, лишь когда весь интернет уже пестрил слухами и заголовками, а как написано: вскользь, мимоходом, так что тренеру придется отбиваться от новых вопросов. Даже объявление об отставке диктора стадиона, Макса Орлова, было дано быстрее и с большей аргументацией.

Сейчас, когда выбивавшийся из этой структуры профессионалов Каррера ушел, Глушакову и Ещенко, по слухам, оформляют британские визы. Они молодцы - они поддержали скандал против тренера, того убрали, они могут продолжать свой путь в "Спартаке", пристанище честнейших и лучших специалистов и игроков.

Каррера же может идти на все четыре стороны, искать эти странные клубы, где люди делают свою работу качественно и не истерят по поводу и без. Там он будет своим, но здесь, в красно-белом стане - ему места нет.

Леонид Федун горит идеями о реформировании РПЛ и регулярно спускает их через СМИ нам, простым смертным непрофессионалам. В такие моменты глава "Спартака" напоминает Манилова, у которого, в плюс ко всем проблемам, загорелся дом. Мечтая о светлом будущем для лиги, он даже, похоже, не видит, какой ад творится у него под носом в клубе.

Если РПЛ будет организована так же классно, как "Спартак" - Боже ее храни.

Петр Мельников, Rusfootball.info

Фото: СЭ, Life, ТАСС

развернуть

Головин нашел автора идеи.  

25 августа 2018-го, «Спартак» – «Динамо». Во втором тайме фанаты за воротами Максименко затянули песню и включили фонарики на телефонах. Неожиданно к ним присоединился весь стадион.

С тех пор это – традиция каждого домашнего матча «Спартака». В один момент по трибунам несется:

«Песня плывет, сердце поет.

Эти слова – о тебе, Москва».

«Для меня стало неожиданностью, что на «Динамо» подхватили все, – рассказывает Sports.ru автор идеи Евгений Сафронов. – Я видел, что на секторе ее поддержали, включили фонарики. Чувствовалось, что звук на трибуне В очень хороший. Но там ты не можешь понять, что поет весь стадион. И вот игра закончилась – через час-полтора начались звонки и смски: «Жень, супер было, классно». Причем от людей, которые на секторе не сидели. Я подумал: «Что такое?». И увидел в интернете видео с разных ракурсов. Впечатлило, насколько все масштабно. Даже в трансляции было слышно, за что спасибо Денису Казанскому. Он выдержал паузу в момент пения и дал послушать телезрителям через интершум, как это звучало».

Впервые болельщики исполнили песню о Москве весной 2017-го в Люберцах, когда приехали поддержать мини-футбольный «Спартак». «Распевались, распевались. И в один момент меня посетил такой экспромт. Запел, народ вокруг быстро поддержал. Песня зашла сходу», – говорит Сафронов – тот самый, который в 1994-м придумал название для Flint’s Crew – одной из главных фанатских бригад красно-белых в 90-х и 00-х.

– Почему экспромтом исполнили именно песню Магомаева?

– Просто нравится. Думаю, и вы ее когда-то напевали. И уж тем более все советские дети – а я 1976 года рождения – смотрели «Бременские музыканты» (голосом Магомаева Трубадур поет «Луч солнца золотого» – Sports.ru). Песня позитивная. Мне кажется, ее нужно было давным-давно петь.

Пока трибуны исполняют всего девять слов из песни – ее припев. Я спрашиваю Сафронова про куплеты, он отвечает, что это сложно – чем больше текста, тем меньше людей будет участвовать.

– Технически петь всем стадионом непросто?

– Конечно. Это самый сложный элемент звуковой поддержки. Почему мы пропеваем припев два раза, а потом мелодию без слов? Чтобы люди, которые привыкли скандировать, не скандировали. Чтобы держали ритм и тон. Тогда все именно поют, а не заряжают. Причем по задумке мы исполняем вариант более протяжный, который Магомаев пел на концерте памяти Бабаджаняна 1988 года.

***

Песню «Лучший город земли» в 1964-м написал композитор Арно Бабаджанян на стихи Леонида Дербенева.

Бабаджанян – автор музыки к большинству хитов Магомаева, поэтому композицию сразу стал исполнять он. К тому времени 24-летний Магомаев уже был звездой союзного масштаба, про него даже сняли фильм «До новых встреч, Муслим». В книге «Любовь моя – мелодия» Магомаев вспоминал, что по рассказам, это кино несколько раз с удовольствием смотрел Хрущев – тогда глава советского государства. «После встречи на заключительном концерте Декады азербайджанского искусства мы с ним больше не виделись, но я знал, что он продолжал относиться ко мне сердечно», – писал певец.

Все изменилось с выходом «Лучшего города земли». Песня месяц играла по радио и на нее обратили внимания в окружении генсека, который за два года до этого раскритиковал выставку авангардистов в Манеже: «Слушайте, вы педерасты или нормальные люди?! Что вы на самом деле! Вот все, кто хочет, пусть напишут список, дайте в правительство, что вы желаете выехать в свободный мир, – вы завтра получите паспорта и на дорогу!».

День разгрома выставки – 1 декабря 1962 – считается окончанием Оттепели. Свобода и западные мотивы в искусстве больше не нравились партии. Об этом рассказывал и Магомаев, объясняя запрет песни: «Окружение Хрущева относилось к современным ритмам подозрительно и оповестило его об этой «крамоле». Уже предубежденный против песни, он услышал ее по радиостанции «Юность»: «Что? Твист? О Москве?! Снять!!!».

Через несколько месяцев, в октябре 1964-м, в стране произошел переворот – Хрущева сменил Брежнев. «Леонид Дербенев пришел на радио и сказал: «Ну вот, Магомаев, сделал все, что мог. Хрущева сняли. Будете теперь давать нашу песню в эфир?». Ответом стала реабилитация песни», – писал автор многих книг о советских знаменитостях Федор Раззаков. Эту версию при жизни рассказывал и сам певец, поясняя, что Дербенев шутил. После этого «Лучший город земли» исполнялся без запретов и окончательно вошел в репертуар Муслима.

***

Магомаев не болел за «Спартак» или за другой русский клуб. О футболе он вспоминал так: «В детстве и юности я был диким фанатом футбола. Болел за наш «Нефтяник» (сейчас «Нефтчи» из Баку – Sports.ru) как сумасшедший. Когда у любимой команды слава пошла на убыль, для меня наступил траур, а потом полное разочарование в себе как в болельщике вообще. Я понял, что если тратить нервы у телевизора на спорт, то мне не хватит их для сцены, где они нужны в огромном количестве. И заставил себя прекратить смотреть футбол и хоккей».

Джазовый музыкант Владимир Морозов участвовал в концерте Магомаева в Минске. По его словам, на утро после мероприятия уже не юный Муслим захотел сыграть в футбол – для этого во дворце спорта специально разобрали часть трибун: «Играл наш «Электрон» против его ансамбля «Гайя». Мы победили, и Магомаев со мной дней пять не разговаривал. Проигрывать вообще не умел».

– Магомаев не связан со «Спартаком», плюс азербайджанец, а фанаты считаются ультраправыми. Это стало проблемой? – спрашиваю я Сафронова.

– Вообще нет. Он наш народный артист. Плюс я уже сказал про «Бременских музыкантов», на которых выросло не одно поколение. А если говорить про национальности, то давайте вспомним, кто композитор «Катюши». Но разве это имеет значение?

Кстати, среди шлягеров Магомаева, который перестал смотреть футбол и хоккей, все-таки есть песня о спорте. В 1972-м он исполнил «Героев спорта»:

«Мы верим твердо в героев спорта,

Нам победа как воздух нужна.

Мы хотим всем рекордам

Наши звонкие дать имена».

***

Сафронов рассказывает, что развить пение на трибунах Flint’s Crew хотело еще в 90-е – сказывалось то, что в юности Евгений долго жил в Англии, где сильна эта культура: «Помню чемпионский матч с «Океаном» в 1993-м. Вроде чемпионы, но такое смешанное настроение – расстрел парламента, непонятно, что будет завтра со страной. И пока шли на стадион, вдруг начали распевать Here we go. Не помню, кто первый – наша группа или братья Дубровины (тоже основатели Flint’s Crew – Sports.ru). Но внезапно поймали одну ноту. И понеслась. Еще было When the Reds go marching in, но мы без слов это пели. Просто мотив: «Оле-оле, оле-оле, оле-оле-оле-оле, оле-оле, оле-оле». Мелодия стала одной из наших визитных карточек на несколько лет».

На русском языке на трибунах пели «Калинку», «Катюшу» и «Боже, «Спартак» храни» – причем не в начале матча как заряд, а протяжно в стилистике имперского гимна и по ходу игры. По словам Сафронова, в 1996-1997 годах пение стало таким масштабным, что на «Спартак» ходили даже фанаты соперников, чтобы посмотреть, как это устроено: «До какого-то момента все развивалось, но дальше вектор фанатизма перешел на хулиганизм, поэтому стало не до пения. Пошла агрессия. Решали уже другие задачи. Люди не всегда до матчи доезжали по разным причинам, потому что и в городе происходило много событий».

Сафронов объясняет, что сейчас вектор снова сменился – ушел от хулиганизма, но после простоя пение заходит не так быстро. «Сами знаете, что даже в быту бывает непросто народу посидеть и спеть. Это требует времени и дается не сразу. У нас заняло полтора года», – говорит Сафронов. Он имеет в виду, что впервые на «Открытие Арене» «Лучший город Земли» прозвучал еще в 2017-м, но весь стадион ее не подхватил: «Пели просто на 209-м секторе (сектор объединения OLDSCHOOL&FRIENDS, в которое входит Сафронов – Sports.ru) или в подтрибунке».

 – Прям серьезно под трибунами?

– Да, в перерывах и после матчей. Начинали группой из нескольких человек, постепенно раскачивали. К нам подходили люди, спрашивали, присоединялись. Все постепенно. Нельзя просто прийти и сказать: «Ребята, давайте завтра все будем петь». Кто-то петь хочет, кто-то – нет. У нас же сейчас фанатка размыта – это не фан-трибуна, где заряженные фанаты. Туда ходят люди, которые не могут прийти на центр по тем же финансовым причинам. А им все это, может, неинтересно. Поддерживают как могут, но выстроить цельное пение тяжело. А без него ничего не будет. Чтобы звук шел нормальный, надо, чтобы активная публика собралась в одном месте. Образовала ядро. Тогда мелодия будет выдерживаться и присоединятся остальные.

Фото: spartak.com (1,2); РИА Новости/РИА Новости, Олег Макаров; fanat1k.ru

развернуть

Великий тренер написал пустую книгу.

Я купил книгу уже после того, как Романцев заявил, что «Каррера выиграл титул на багаже Аленичева». Я был расстроен и предубежден. Как и многие, кто вырос в 90-е годы вместе со спартаковскими чемпионствами, я наверное никогда не смогу написать или сказать о Романцеве что-то по-настоящему объективное. Победы его команды всегда были для меня важнее событий моей собственной жизни. Они были бескорыстнее — я знал, что победа «Спартака» перевесит сданный школьный экзамен (все равно заваленный), свидание (их все равно не было) — да, в общем, что угодно. Поэтому я искренне считаю, что относиться к выходу его книги нужно максимально серьезно. 

Это самая главная книга в клубной истории, со времен «Футбола сквозь годы» Николая Старостина. Забудьте про Рабинера и его подлый многословный бред. Это книга человека, который в одиночку определил судьбу команды в переломный момент ее истории — более драматический, чем вылет в первую лигу в 70-е. Сравнимый с драмой 40-х годов, когда арестовали Старостиных. Романцев сделал современный «Спартак». Он — вольно и невольно — наследовал Старостину, взял команду в свои руки как минимум с середины 90-х, и отдал в руки новых хозяев в начале «нулевых». Это просто, как причина и следствие.

Между тем это человек, уже 15 лет назад оставивший свой пост и формально никак не связанный с командой. Его книга должна была быть рассказом о «Спартаке» 90-х и причинах его заката. О судьбе команды.

Когда Николай Старостин диктовал Александру Вайнтшейну «Футбол сквозь годы», он знал, что рассказывает болельщикам «священную историю» — канон, историю их любимой команды, такой, как они должны ее услышать. Он пропускал и тасовал факты, мастерски скрывал умолчания в нужных местах. Это должен был быть «семейный роман» — история его братьев и его самого, рассказанная как история команды. Это была высокая драма — битва на Красной площади, тактико-политическая игра против басков, бериевская переигровка. Арест, лагеря, футбол в лагере — «средство выживания». Триумфальное возвращение и перестройка команды, сохранившей исконные «спартаковские принципы». Принципы, которые, строго говоря, никто точно не мог объяснить, скорее чувствовал и понимал как «правильные»: то, что называлось «демократизмом», «простотой» отношений внутри команды, взаимным уважением. Или, может быть, братством? Таким был «Спартак» в книге Николая Старостина.

Что нам осталось в книге Романцева? Блинчики с мясом (его любимая еда). Коллекция баек, большая часть которых была когда-то пересказана в газетах в 90-е и начале 00-х.

Лучшая из них — все равно о том, как Николай Старостин застрял в лифте. 

«Сколько ты там уже?», — спрашивает Андрей Старостин. 

— 10 минут. 

— Ничего, я 10 лет сидел.  

Но все остальное… Проще сказать, чего в книге нет. Нет истории чемпионатов России 90-х: как игрались те матчи? Борьбы с «Ротором» и «Аланией», с семинским «Локомотивом». Да, Виктору Онопко жена кричала с трибун — «вперед, лысый черт!», а жены некоторых игроков признавались, что болели на стадионе против «Спартака», чтобы было хоть чуть интереснее («Спартак» и так легко всех обыгрывал). Но каким образом произошел переход от 80-х к 90-м? Кто и как руководил командой? Какую роль в будущем устройстве команды сыграло убийство Ларисы Нечаевой? Кто и как влиял на президентство Романцева и его решение продать свои акции Андрею Червиченко?

В книге нет ответов на эти вопросы, в лучшем случае там констатируются факты: Нечаеву убили (никто не знает почему). Романцев продал акции Червиченко (Олег Иваныч знает почему, но не расскажет). В каком-то смысле даже не отсутствие ответов, а отсутствие поставленных в книге вопросов объясняет ее суть и суть романцевского сознания лучшего всего. У него и нет в голове этих вопросов. У него нет в голове той истории «Спартака», частью которой он является и которую олицетворяет. А если и есть, именно такой книгой он считает должным ее продолжить. Пустой книгой. Книгой, которую болельщик проглатывает за два дня, лихорадочно пробегая глазами через истории о том, как Цымбаларь пил, но душевно улыбался. (А как он играл? Как он умер? Что он значит для истории этой команды?). 

Конечно, есть и литзаписчик, Денис Целых — мягко говоря, не Александр Вайнштейн. Результат его работы — не книга, а набор фрагментов, выстроенных в порядке вытравленных на кухне анекдотов. Как когда-то абсолютно точно было сказано про Захара Прилепина — «ему в голову вставили демо-версию языка». 

Наверное, все красно-белые гики и так были в курсе, что подлинная история команды закончилась со смертью братьев Старостиных. Андрея Петровича, за год до бесковской отставки, и Николая Петровича, оставившего команду в руках Романцева. Великого тренера, который создал несколько лучших спартаковских коллективов, но и разрушил, завершил историю этой команды. И, кажется, так до сих пор и не догадался о том, что он это сделал.

Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов, Владимир Родионов (2,5); chitai-gorod.ru; globallookpress.com/Alexander Wilf

развернуть