«Краснодар» показал, как парк перед стадионом клуба украсили к Новому году. Выглядит невероятно. Сразу после открытия этим парком восхищалась вся страна. В «Краснодаре» могли успокоиться, но нет, они и дальше продолжают развивать и поддерживать в идеальном состоянии самую приятную футбольную зону отдыха в России (а, может, и в Европе). 

Фоном на видео играет музыка из балета «Щелкунчик» – это и правда волшебно. На юге не лежит снег, но 2000 новогодних светильников и краснодарский туман создают нужную атмосферу. 

• Парк в Краснодаре рядом со стадионом открыли осенью 2017 года. Он построен полностью на деньги Сергея Галицкого.

• Общая площадь парка – почти 23 гектара, в нем высажено более 2 тысяч деревьев.

• Территория включает 30 зон, среди которых – амфитеатр (летом по выходным там устраивают кинопоказы), смотровая площадка, террасированный сад, фонтан-каток и многое другое.

• Для детей построена большая песочница с горками, веревочный парк, скалодром, музыкальный и водный лабиринты.

Кажется, мы никогда не устанем восхищаться. 

И люди, которые там отдыхают, тоже. 

Всем любви! 

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Светлана Лихобаба (@svetlana.sova.lihobaba)

Фото: instagram.com/anna.manko; instagram.com/779ksenia; instagram.com/kri_evmenova; twitter.com/ParkKrasnodar

развернуть

Винус и Серена хотят это забыть, но мы не дадим.

В 1998-м на сцену впервые поднялась Земфира, «Титаник» взял «Оскар», Жозе Сарамаго – Нобелевскую премию по литературе, а сестры Уильямс дебютировали на самом душевном теннисном «Шлеме» – Australian Open.

Винус было 17, а Серене – 16. Турнир вообще запомнился дерзкими тинейджерами: успех 17-летней Мартины Хингис караулили 15-летняя Мирьяна Лючич и 16-летняя Анна Курникова. Но американских сестер все равно обсуждали больше.

Винус уже добиралась до финала US Open, где проиграла Хингис, но за неделю до Australian Open взяла у швейцарки реванш – на турнире в Сиднее. Серена дошла там только до полуфинала, но все знали, что она может выглядеть даже суровее сестры – например, в 1997-м младшая Уильямс обыгрывала  Мари Пьерс и Монику Селеш из топ-10.

На Australian Open сестры не могли вместе пройти далеко из-за противной жеребьевки: они сцепились уже во втором раунде, и Винус победила 7:6, 6:1. Она вышла в четвертьфинал, подвинув Амели Моресмо и Патти Шнидер, но затем в трех сетах уступила Линдсей Дэвенпорт. Медиа подчеркивали не только свежую игру сестер, но и их смелые интервью. The New York Times коллекционировала цитаты Уильямс, где Винус, например, предупреждала Хингис: «Нужно ценить высокий рейтинг, пока есть момент».

Главную фразу турнира выдала Серена. Она сказала, что сможет на равных сыграть с мужчиной, который находится в рейтинге не выше 200-го места. Сестра ее поддержала, и так родился великолепный сюжет.

Настрой американок смутил 30-летнего немецкого теннисиста Карстена Брааша. Он усмехнулся и заявил, что готов поставить девчонок на место. Для Брааша турнир не сложился: в одиночке и паре он проиграл в первом круге, но остался в Австралии еще на 5 дней и как раз думал, чем бы заняться. Когда-то он поднимался до 38-го места в рейтинге, но на тот момент прилег на 203-м и выглядел идеальным кандидатом для заряженных сестер.

Брааш был худым, с грубой щетиной, широченной улыбкой и скорее напоминал сумасшедшего профессора.

Когда соперники договорились, матч несколько раз откладывался: организаторы никак не могли выделить им место. Все сложилось 27 января 1998-го. Игру принял 17-й корт Мельбурн-Парка: всего пара сотен случайных болельщиков, десяток журналистов, никаких видеокамер и судей.

Брааш и Серена договорились на один сет. Уильямс хотя бы размялась на утренней тренировке, а немец готовился к игре в гольф-клубе с шенди (напиток из обычного пива, смешанного с имбирным или лимонадом) и любимыми сигаретами Marlboro. «Подготовка имеет решающее значение, – объяснял Брааш. – Это была беззаботная игра, и относиться к ней слишком серьезно – большая ошибка. На корте я чувствовал себя достаточно непринужденно».

И это ничуть не помешало. Брааш вел 5:0 и в итоге победил 6:1. Когда они с Сереной жали друг другу руки, немец понял, что это не конец: на корте появилась Винус, которая смотрела матч вместе с мамой и Ником Боллеттьери (основатель одной из лучших теннисных академий в мире, которая, например, воспитала Андре Агасси, Джима Курье, Томми Хааса, Марию Шарапову). Брааш не имел права на переподачу, нагло закуривал в перерывах, но снова легко взял свое. Винус взяла всего два гейма, да и то только после 0:4. Итог – 6:2 в пользу мужчины.

Сестры не расстроились, заразительно улыбались друг другу и дали пару оптимистичных комментариев. «И все равно я уверена, что мне по силам обыгрывать мужчин из третьей сотни, – отметила Винус. – Он думал, что мы не сможем взять ни одного очка, а мы доказали, что умеем играть в теннис». «Я не рассчитывала, что придется так непросто, – сказала Серена. – Он легко отвечал на те удары, которые в женских матчах приносили мне очки. Но главное: я поняла, что дело в физической подготовке. Наберу форму и обыграю его в следующем году».

Сразу после матча Брааш флиртовал: «Они, конечно, способны победить одного-двух теннисистов из 8-9-й сотни, но не более того. Я подавал сегодня вполсилы и вообще играл где-то на уровне 600-го номера. А в матче с игроком, занимающим в рейтинге место выше 500-го, у них нет никаких шансов».

Позже он подробнее разобрал победу и дал пару советов мужчинам в колонке для The Observer.

1. «Сестры отлично играют в теннис, потрясающе хорошо бьют по мячу. Но в матче против мужчин им крайне тяжело справиться с некоторыми ударами. Попробуйте сильно закручивать: я придавал мячу такое вращение, к которому они не привыкли, потому что не сталкивались с ним постоянно. Еще один секрет в том, чтобы преследовать каждый удар. В нашем матче они постоянно били в углы, и в женском турнире это бы прокатило. Но я успевал».

2. «После игры сестры сказали, что снова хотят бросить вызов мужчине. Но на этот раз они пересмотрели условия: он не должен находиться выше 350-го места. Я тогда сказал журналисту, что потерял много очков ATP и скоро как раз провалюсь к нужной строчке. Пусть подождут недельку и бросят вызов. А вообще мы, конечно, не воспринимали ту игру слишком серьезно – просто повеселились».

Игра Брааша и сестер Уильямс – не первое противостояние мужчины и женщины в теннисе. Это длинная история.

В 1973-м 55-летний американец Бобби Риггс, который брал «Уимблдон» и дважды – US Open, похвастался, что вынесет любую теннисистку из профессионального тура. Первой откликнулась знаменитая Маргарет Смит-Корт (с 1960-го по 1975-й она выиграла 62 «Шлема» – нетронутый рекорд), игра прошла в Калифорнии. Интриги не вышло: Риггс особо не старался и победил 6:2, 6:1.    

Намного интереснее был его следующий матч – против Билли Джин Кинг, одной из главных теннисисток 70-х и активных борцов за права женщин. Встречу раскручивали не слабее, чем бой Конора и Хабиба: в 37 странах ее посмотрели более 50 миллионов человек, а призовой фонд равнялся 100 тысячам долларов. Итог получился крайне неожиданным: в трех сетах победила Билли Джин – 6:4, 6:3, 6:3. Позже игра легла в основу комедийной драмы 2001 года «Когда Билли побеждает Бобби» и фильма «Битва полов» с Эммой Стоун и Стивом Кареллом, который вышел в 2017-м.

В 1992-м в Лас-Вегасе 40-летнему Джимми Коннорсу противостояла 35-летняя Мартина Навратилова. Чтобы помочь Навратиловой, организаторы разрешили ей пробивать в парный коридор и забрали у Коннорса вторую подачу. Но Джимми все равно победил – 7:5, 6:2.

В последний раз мужчина сыграл против женщины в 2013-м. Джокович встречался с Ли На в благотворительном матче в Пекине: каждый гейм китаянка начинала со счета 30:0 (и 0:30 на чужой подаче), матч длился около 15 минут, но при этом собрал на трибунах центрального корта 12 тысяч зрителей. Ли На победила на тай-брейке с разницей в 2 очка.

Матч Уильямс с Браашем тоже не растворился в истории, несколько раз его вспоминали в 2017-м. Журналисты спросили Серену про игру как раз на Australian Open, но она только засмеялась и сказала, что давно все забыла. «Черт возьми, я этого совсем не помню, – цитировал Уильямс USA Today. –  Даже год не назову, у меня ужасная память». Тогда ей задали еще один вопрос: смогла бы она сражаться с 200-м номером сейчас (им был американец Ноа Рубин)? Серена зажалась и ответила скучно: «Честно говоря, не знаю. Я сосредоточена на женском теннисе».

Летом того же года, перед стартом «Уимблдона» (Серена пропускала его, потому что ждала ребенка), про матч с младшей Уильямс рассуждал Джон Макинрой: «Она абсолютно лучшая теннисистка в истории. Некоторые говорят, что она лучшая среди обоих полов, но я думаю, что в мужском туре она была бы где-то 700-й. Это не значит, что я не считаю ее потрясающим игроком. Она могла бы обыграть кого-то из мужчин в отдельном матче за счет мощной психологии и огромного опыта. Но если бы ей пришлось играть среди мужчин постоянно, это был бы совершенно другой разговор».

Фраза про 700-е место молниеносно разошлась, быстрее остальных сориентировались журналисты BBC: они обнаружили, что восьмую сотню открывает наш Дмитрий Турсунов. «Надеюсь, я бы обыграл Серену. Она беременна, а я – нет», – отшутился теннисист, который подбирает слова чуть ли не лучше всех.

Уже в 2018-м Макинрой признался Bleacher Report, что мог сильно разбогатеть на возможном матче с кем-то из сестер. Оказалось, что идею активно продвигал Дональд Трамп, это было еще до президентства. «Я получил конверт, он написал: уважаемый Джон, я предлагаю тебе миллион за матч с Сереной или Винус, – вспоминал Макинрой. – Я отказался, потому что не захотел соревноваться с женщинами. Мои дочки со мной не согласились, сказав, что вряд ли я бы победил. Боже, я даже не могу переманить на свою сторону собственных детей!»

Впрочем, Уильямс навряд ли согласились бы повторить матч против мужчины. Они решительно стирали игру с Браашем из памяти и призывали соперника к тому же. В 1998-м, через несколько месяцев после Australian Open, немец встретил Винус на «Ролан Гаррос». Девушка скромно улыбнулась и сказала:

«Ты же понимаешь, что той игры в Австралии никогда не было».

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill/Allsport, Simon Bruty, Rob Tringali; REUTERS/David Gray; en.wikipedia.org/

развернуть

Хоть сейчас на Матч звезд.

Что будет если совместить хоккей и фигурное катание? Ответ на этот сложный вопрос дала Алина Загитова, исполнив некое подобие финта «радуга».

Все, что нужно – упорство, несколько попыток, шайба и клюшка.

Дубль первый:

Четвертый дубль и некое подобие щелчка:

Одиннадцатая попытка! 

И все удалось.

Олимпийская чемпионка весьма прочно связана с хоккеем: ее отец Ильназ Загитов отыграл в высшей лиге чемпионата России двадцать сезонов, из которых тринадцать прошло в «Ижстали», в родном для Алины Ижевске. Сейчас Загитов-старший работает в тренерском штабе «Ирбиса», молодежной команды «Ак Барса».

«Я тогда играл за «Нефтяник» Лениногорск, там мы прожили четыре года. Затем еще два года выступал за «Нефтяник» Альметьевск. Вот там Алина впервые встала на коньки. Жена с дочкой ходили на каждый матч, что в Лениногорске, что в Альметьевске. Алина фактически выросла в ледовом дворце. Другой судьбы у нее не было – только стать фигуристкой. Тем более, в Альметьевске была секция фигурного катания» – вспоминал Загитов детство дочери в интервью «Советскому спорту».

Ну а завтра Загитова проведет символическое вбрасывание в игре главного клуба системы, где трудится ее отец. Произойдет это как раз на «татарском дерби» между «Ак Барсом» и «Нефтехимиком» из Нижнекамска:

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Ходить в гости перед Новым годом – одна из лучших праздничных традиций 🎉 Вот и Алина Загитова, олимпийская чемпионка по фигурному катанию, заглянет на огонёк! @azagitova проведёт символическое вбрасывание и вместе с нами поддержит «Ак Барс» в последнем матче уходящего года! Встречаемся в @tatneftarena – начало игры с «Нефтехимиком» в 15:00 🕒 🎫 Ссылка на билеты в шапке профиля. #айдаЗагитова #айдаАкБарс

Публикация от Хоккейный клуб «Ак Барс» (@hcakbars)

Ну а потом, вполне возможно, Загитова с такими финтами примет участие и в Матче звезд КХЛ – он ведь тоже пройдет в Казани. Вполне возможно представить олимпийскую чемпионку в качестве специального гостя.

развернуть

Сегодня у нас новогодний выпуск, потому немного необычный. Будем смотреть, как выступала сама Этери Георгиевна. К сожалению, в сети очень мало кадров с ее выступлениями, но кое-что удалось отыскать. Если кто-то нашел что-то еще, выкладывайте в комментариях, это однозначно заслуживает внимания и уже тогда у нее была какая-то магия.

развернуть

Бейсбольная команда «WSP Stars»  (Звезды вайомингской государственной тюрьмы) появилась в 1911 году, когда смертные казни в США были делом нескольких месяцев, а не нескольких лет, как сейчас. 

Рассказать про то время нам поможет историк Крис Эннс и его книга «Игравшие со временем».

Надзиратель тюрьмы Феликс Олстон был одержим бейсболом, поэтому собрал команду из смертников, донеся до игроков своей личной сборной простую мысль – победами они продлевали свою жизнь, оттягивая смертную казнь.

В начале 20 века бейсбол захватил США. То был золотой век игры – Кристи Мэттьюсон, Тай Кобб и «Босоногий» Джо Джексон. До провинциального Вайоминга бейсбольная лихорадка не дошла, а в городке Роулинс, где находилась тюрьма, жило примерно 11 тысяч человек. Но когда приезжала команда заключенных, местный стадион забивался полностью. 

Опасных заключенных привозили на игры исключительно в цепях. Так продолжалось 14 месяцев. «WSP Stars» играли в бейсбол с марта 1911 года по май 1912-го, победив в 39 из 45 игр и даже вышли в любительскую лигу Западного дивизиона.

Феликс Олстон считался пионером и реформатором тюремного строя. Вступив в должность в 1911 году, он сразу принялся менять быт заключенных: делал упор на образование, физические упражнения и игры в тюремном дворе.

Как рассказывают жители городка, он не просто хотел  бейсбольную команду, он хотел лучшую из возможных команд. Его сын в итоге выступил в роли маскота, позируя на всех командных фото.

Итак, состав команды:

Лерой Кук – первая база. Забил до смерти парикмахера и украл его деньги.

Джордж Сабан – вторая база. Застрелил жену и двоих детей.

Джек Картер – третья база. Убил одинокого старика, разрезал и сжег внутренности в камине.

Хорас Донован – кэтчер. Убил сводного брата.

Уильям Боуэр – питчер. Заколол отца до смерти ножом для писем.

Джозеф Сэнг – шорт-стоп. Застрелил начальника во время спора прямо на работе.

Остальные аутфилды убили и изнасиловали 8 человек.

Команда выступала на стадионе в центре города, у них была синяя форма с белой окантовкой. Сыграв 39-6, они показали, что знают толк в матчах, но на них и много ставили.

За эти 14 месяцев три местных политика подняли денег на избирательные компании, около 10 бизнесменов заработали на развитие бизнеса  и окружной судья Кеннет Фарчи тоже любил поставить на команду. В итоге заработали около 132 тысяч долларов. 

Судья Фарчи покрывал команду, оттягивая дату смертных казней. Дошло до того, что родственники Уильяма Ллойда – жертвы Джозефа Сэнга, требовали, чтобы приговор привели в исполнение. Пошли жалобы.

Джозеф Сэнг

За Сэнга вступилась семья и еще 350 человек, приславших письма в офис мэра города. Они просили апелляции, рассказывая, что он стал иным человеком в тюрьме. Заключенные ставили его в пример: Сэнг наладил работу тюремной больницы, дослужившись за время заключения до старшего по блоку.

Его срок переносили так много раз, что люди верили в то, что казни не будет.

«Полагаю, я прожил более полноценную жизнь в тюрьме, а не на свободе», – написал Сэнг незадолго до казни.

24 мая приговор привели в исполнение в газовой камере тюрьмы. Сначала казнили Сэнга, а потом и остальных игроков команды. 

Фото: nypost.com; wyomuseum.state.wy.us

развернуть

Она хотела забрать его зал.

На дне свежей могилы лежит мужчина лет 40 в одних трусах. Руки связаны за спиной, вокруг ямы бродят полицейские. Детективы уже знают: убитый – Рамон Соса, один из самых известных тренеров Техаса по боксу. Рамон воспитал десятки трудных подростков – вместо того, чтобы заниматься грабежом и разбоями в подворотнях Хьюстона, парни нашли себя в спорте.

У Рамона был свой зал Woodlands Boxing and fitness gym, он хорошо зарабатывал – около 20 тысяч долларов в месяц. Соса любил роскошь: покупал дизайнерскую обувь и дорогие часы. Основная версия копов о мотивах убийства – ограбление.

Когда фотограф закончил съемку места преступления, полицейский сказал: «Мистер Соса, мы закончили. Можете вставать». Человек на дне могилы открыл глаза и поднялся.

***

За десять лет до этого из техасской тюрьмы вышел человек по прозвищу Мундо. На воле его ждала невеста. Девушка поставила ультиматум: либо он переезжает к ней и завязывает с  бандитизмом, либо возвращается к непутевым дружкам. Мундо выбрал ее.

Когда Мундо искал себе занятие, наткнулся на боксерский зал. Там он встретил Рамона Сосу. «У него была удивительная техника – пуэрториканский бокс. Я сразу понял, что буду учиться у него», – говорит Мундо.

Рамон Соса родился в Пуэрто-Рико и переехал в Техас за лучшей жизнью, когда был совсем молодым. В 17 он дебютировал в профи, но быстро разочаровался: «В профессионалах промоутеры зарабатывают на боксерах, бойцы для них – обычные куски мяса».

Соса начал тренировать профессионалов (один из его учеников Веркуан Кимбро стал чемпионом WBA по Северной Америке) и быстро заслужил авторитет в боксерской тусовке. Рамон лично знал босса «Плэйбоя» Хью Хефнера и не раз жал руку Майку Тайсону. Но потом он переключился на любителей и воспитал несколько чемпионов США среди юниоров.

Мундо пришел в зал Сосы в 2005-м, когда тот уже тренировал около 20 лет. «Мундо был не таким, как все: он хотел боксировать, а не драться», – вспоминал тренер. От совместной работы выиграли оба: Соса получил старательного ученика, Мундо – заботливого учителя. Вскоре они стали друзьями.

***

В тот прохладный вечер Рамон надел свитере от Версаче. На его руках были дорогие часы – все, чтобы попасть в самый модный латиноамериканский клуб Вудлендса (район Хьюстона). Соса купил пиво и собирался весь вечер наблюдать за танцами прекрасной женщины. Ее звали Мария де Лурдес Дорантес, но все называли ее Лулу. Она приехала в Хьюстон с семьей мексиканских эмигрантов и работала массажисткой. Лулу прошла мимо Рамона и случайно наступила ему на ногу 15-сантиметровым каблуком. С трепетом в голосе она извинилась и спросила, чем может загладить вину. Рамон попросил танец, и он стал началом их истории любви. «Она поймала меня в свои сети, пленила в тот вечер», – вспоминает Соса.

В 2009-м Рамон и Лулу поженились. Через полтора года они вместе открыли зал бокса и фитнеса. Давняя мечта Рамона осуществилась. В лучшие годы в зале Рамона тренировались до 200 клиентов. В месяц семья зарабатывала 18-20 тысяч долларов. «Мы не жалели денег на дорогие покупки: двухэтажный дом, машины, мотоциклы. А еще Лулу любила красиво одеваться. Она умела тратить деньги», – говорит Рамон.

***

Первый серьезный конфликт случился во время отпуска в Пуэрто-Рико: Рамон и Лулу жестко поругались в гостинице. «Она знала, за какие ниточки нужно дергать. Мы поругались, и она хотела пожаловаться моей маме – я вырвал телефон у нее из рук». Лулу вызвала службу безопасности отеля. Охранник посоветовал супругам спать в разных комнатах.

Лулу рассказывала общим друзьям, что Рамон постоянно ее оскорбляет и даже бьет. В 2015-м она подала на развод и хотела отсудить бизнес мужа. «Она хотела все! Я предлагал раздел имущества, но она настаивала на своем», – говорит Соса.

Лулу связалась со спонсорами зала и убедила их, что Рамон ворует деньги из их благотворительного фонда. Спонсоры разорвали отношения с Сосой, и он закрыл одну из групп для юных бойцов.

***

Прошло три месяца. Мундо тренировался в зале и невольно подслушал разговор Лулу с ее дочерью. «Они говорили про дядю одного из парней из зала, который жил в Мексике, убивал людей и расчленял тела», – рассказывает Мундо. Он вошел в офис на словах «возможно, этот дядя поможет». Мундо понял, что речь про Рамона и предложил свою помощь. Разговор перенесли на утро.

– Я так устала, – жаловалась Лулу. – Хочу, чтобы он навсегда ушел. Просто исчез.

– Исчез? – Мундо изобразил пальцами пистолетный выстрел.

– Да, – коротко ответила Лулу.

Мундо онемел. Он вышел из офиса, начал тренировку, но не мог даже нормально ударить снаряд. Вскоре он вернулся в кабинет Лулу.

– Кажется, я знаю, кто может помочь.

***

Пако – крутой чувак. Один из самых крутых в Хьюстоне. Он настолько крут, что его лицо рисуют на заборах. Пако – тот еще засранец. На самом деле, никакого Пако не было – Мундо его придумал. Он срисовал его с персонажа Пако Агилара из криминальной драмы «За кровь платят кровью». Но, видимо, Лулу этот фильм не смотрела.

Мундо вышел из спортзала и сразу набрал номер Рамона.

– Эта женщина хочет тебя убить.

– Заткнись! – закричал Рамон. – Что ты несешь?

– Поверь: я не раз видел взгляд человека, когда он хочет кого-то убить. Это был он.

Рамон не хотел верить ученику, но пришлось. Вместе с Мундо они завели новый номер, якобы – Пако, с него они общались с Лулу. Пако запросил за убийство Рамона тысячу долларов и пикап. Лулу согласилась. Авансом она отдала Пако недорогие часы, украшения мужа и 100 долларов на пистолет.


Пако Агилар

Улик против Лулу было предостаточно, поэтому Рамон и Мундо пошли в полицию. Копы не сразу поверили бывшему зэку, но Мундо все-таки убедил детективов – помогли текстовые сообщения от Лулу.

***

Мундо продолжал созваниваться с Лулу, но теперь их разговоры прослушивала полиция. Во время одной из бесед Лулу захныкала в трубку.

– Мундо, что мне делать? 22 июля он может подписать бумаги на развод, и если суд примет его сторону, я не получу ничего.

– Вы хотите, чтобы его убили до суда?

– Да.

– Никто не заставляет вас этого делать, – Мундо до конца пытался вытащить Лулу.

– Я все решила.

Через несколько дней Мундо организовал Лулу встречу с Пако, которого сыграл местный офицер.

– Ты хочешь, чтобы мы его избили?

– Нет, я хочу, чтобы вы его убили.

– Хочешь оставить ему сообщение перед смертью?

– Нет, я не буду с ним разговорить.

Лулу передала залог.

***

Чтобы правдоподобно подстроить убийство, полицейские смотрели гайды на ютубе. Для бутафорской крови они закупили кукурузный сироп и пищевые красители. «Выглядело по-детски, но полицейские все правильно сделали», – говорит Рамон.

Полицейские выкопали могилу неподалеку от свалки. Соса позировал фотографам несколько минут. «Мне не было холодно. Я просто лежал с закрытыми глазами и думал: что, черт возьми, я здесь делаю? Наверное, она никогда меня не любила», – вспоминает Рамон.

22 июля Лулу снова встретилась с фальшивым Пако.

– Мы убрали его утром.

– Я принесла тысячу долларов, – спокойно ответила Лулу.

– Как вам? – Пако протянул телефон, на экране которого было фото Рамона.

Лулу смотрела молча.

– Он не хотел умирать. До конца боролся за жизнь, – продолжал нагнетать офицер. – Больше он не встанет.

Лулу засмеялась. На следующее утро к ней в офис пришли полицейские и заковали ее в наручники.

***

Через 15 месяцев Лулу призналась, что хотела убить мужа. В октябре 2016 года окружной суд Техаса приговорил женщину к 20 годам лишения свободы в тюрьме Гейтсвилла. Когда Лулу выйдет, ей будет 64.

Во время оглашения приговора она ни разу не взглянула на мужа и родных.

***

Сейчас Рамону 51 год. Он обанкротился и закрыл зал, но продолжает тренировать молодых боксеров. Живет он теперь не в двухэтажном доме, а в маленькой квартирке. В шкафу лежит полиэтиленовый пакет с деньгами и вещами, которые предназначались его убийцам. Он до сих не может поверить, что его собиралась убить жена: «Я был хорошим мужем. Бог знает, что с ней произошло».

Фото: facebook.com/Ramon Sosa (1-4); mirror.co.uk/PA Real Life/Ramon Sosa (5,7,8); imdb.com

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

1. Состав и схема Маурисио Почеттино были предсказуемы. Относительным сюрпризом стал выход Яна Вертонгена в старте. Он только вернулся к тренировкам, за сутки до игры Почеттино сказал, что решение по его готовности примут в день матча.

Состав Оле-Гуннара Сульшера обошелся вообще без неожиданностей, но схема стала большим сюрпризом. Вместо 4-3-3 с Джесси Лингардом и Антони Марсьялем на флангах норвежец выбрал 4-4-2 с ромбом в центре поля – Рэшфорд и Марсьяль играли в атаке, Лингард под ними. Таким образом Сульшер отзеркалил формацию Почеттино.

2. На послематчевых пресс-конференциях тренеры сошлись в одном – таймы получились дико разными.

Сульшер дал такую характеристику: «В первом тайме мы хорошо оборонялись. Во втором мы усложнили себе жизнь. Соперник создал очень много шансов, но в первом тайме все шло по нашему плану». Оценка Почеттино не отличается принципиальным образом. Такую же картину матча рисует и статистика ударов.

Первый тайм: 7:5 по ударам в пользу «Тоттенхэма», но 3:4 по ударам из штрафной и 0:3 по ударам в створ в пользу «МЮ». «Юнайтед» сдерживал соперника и был острее в контратаках.

Второй тайм: 14:8 по ударам в пользу «шпор», 9:5 по ударам из штрафной и 11:5 по ударам в створ тоже в пользу «Тоттенхэма». Команда Почеттино рисковала, это сделало игру открытой в обе стороны, из открытости явно больше моментов извлек именно «Тоттенхэм». Они создали достаточно даже для победы, но попали под волшебного Давида Де Хеа.

3. Стартовый перевес «Юнайтед» – следствие плана Сульшера. Два ключевых аспекта – отказ от владения и переход на ромб при обороне, чтобы «шпоры» не получали численного преимущества.

В начале атак складывалась такая ситуация. Нападающие «МЮ» располагаются между центральными и крайними защитниками соперника – они готовы накрыть любого из них, а из-за ромба в центре тоже не было свободных вариантов:

«Тоттенхэм» реагировал на такую ситуацию более высокой позицией крайних защитников. Они шли высоко, чтобы Марсьяль и Рэшфорд не могли контролировали по 2 игрока. Но кажется, именно этого Сульшер и добивался.

Марсьяль и Рэшфорд оставались впереди, Бен Дэвис и Киран Триппьер получали некоторую свободу в атаке, но у «МЮ» все еще хватало игроков для обороны – либо Эшли Янг с Люком Шоу выдвигались, либо кто-то из ромба смещался для помощи на фланг. А вот контратаки через Марсьяля и Рэшфорда становились убойными.

Из их смелого расположения «МЮ» извлекал явно больше выгоды, чем «Тоттенхэм» из эпизодической свободы своих крайних защитников:

4. Первые 20-25 минут план Сульшера идеально работал. «МЮ» по одинаковому сценарию ловил соперника, «Тоттенхэм» создал лишь один момент с игры – неожиданный рывок Харри Уинкса после аута.

Но постепенно «Тоттенхэм» даже без прямого вмешательства Почеттино раскусил соперника и начал манипулировать ромбом «МЮ». «Юнайтед» использовал персональные ориентировки в центре поля – эта система уничтожается выманиванием игроков в неудобные зоны:

Чаще всего «Тоттенхэм» использовал два приема. Первый – отход Муссы Сиссоко на позицию правого защитника с Триппьером в высокой позиции. Погба не шел за ним так глубоко, Марсьяль отвлекался на француза, Тоби Алдервейрелд получал свободу. Несколько раз бельгиец даже пытался напрямую обострять из такой ситуации:

Второй ход – отход Кейна или Сона в опорную (чаще Кейна). Они создавали преимущество против ромба. Это вынуждало полузащитников «МЮ» больше двигаться, создавало эпизоды с передачей игроков, в которых всегда возможна путаница. В этом эпизоде Эриксен получил пару лишних секунд свободы, потому что Кейн оттянулся, а Алли сделал рывок в штрафную:

Движение «Тоттенхэма» не приводило к супермоментам, но дало им больше контроля и сократило количество рискованных потерь.

5. «Мы не создали много шансов, но контролировали первый тайм. Пожалуй, мы плохо отреагировали на потерю Сиссоко – не сразу организовались после замены. В эти пару минут мы и пропустили», – объяснил Почеттино.

Это не отмазка, а очень точное объяснение. Вместо Сиссоко вышел Ламела. Он занял вместо на вершине ромба, Эриксен ушел на позицию Сиссоко, Алли опустился поглубже на старое место Эриксена. Проблема заключалась в том, что у Сиссоко и Эриксена были разные роли – Сиссоко чаще опускался ближе к защите, Эриксен искал пространство в опорной соперника.

После замены, даже на позиции Сиссоко, Эриксен продолжил играть в стартовой манере. Это проявилось в эпизоде с голом. Мусса в такие моменты страховал Триппьера и располагался ниже. Эриксен этого не делает, а лишь бежит вперед. В комплекте с аналогично высокой позицией Алли это создает дисбаланс при потере:

6. В перерыве Почеттино сменил схему. «Тоттенхэм» перестроился на 4-2-3-1 с крайне разными флангами в атаке:

Слева Дэвис очень умеренно поддерживал атаку и в основном помогал центральным защитникам при контратаках, у «МЮ» больше не было преимущества. Ширину на этом фланге создавал Сон, который играл строго с краю.

Справа Триппьер создавал ширину, а Ламела смещался в центр. Благодаря его движению «Тоттенхэм» не уступал количественно ромбу «Юнайтед». Пожалуй, даже превосходил «МЮ», учитывая пассажирский статус Поля Погба.

4-в-4 в центре поля. Погба заметил Ламелу за спиной и просит партнеров взять Эриксена. Никто не ответит на просьбу, сам Погба лишь делает вид, что контролирует Ламелу и не отреагирует на его движение. «Тоттенхэм» легко вскроет центр – момент завершился выходом Кейна 1 на 1.

Действия Почеттино полностью перевернули игру. «МЮ» лишился диких контратак для создания моментов и получил кучу моментов у ворот Де Хеа, так как в новом сочетании «шпоры» менее предсказуемо двигались в центре поля, эпизодов с передачей игроков (следовательно, и ошибок) стало намного больше.

7. Помимо решения тактических проблем первого тайма перестановка Почеттино сделала Кристиана Эриксена намного более вовлеченным в игру. Во втором тайме он сделал 45 передач – больше всех на поле.

Само по себе такое участие Кристиана почти всегда означает, что у «Тоттенхэма» все идет отлично. Но Эриксен был особенно хорош и свободен из-за того, что его номинальным оппонентом стал Погба. Датчанин – мастер поиска пространства, не самый работоспособный Погба просто не успевал за ним. Почти всегда Эриксен был свободен – он не только диктовал ритм, но и созидал из глубины.

8. На последние 15 минут «Тоттенхэм» перешел на схему 4-2-2-2 с невероятно открытым центром из Эриксена и Алли и очень смелыми крайними защитниками. Ламела и Сон поддерживали пару нападающих из Льоренте и Кейна, Триппьер и Дэвис высоко играли на флангах – в атаке схема скорее выглядела как 2-2-4-2.

Этот ход упрощал игру, но даже в таком стиле «шпоры» переигрывали «Юнайтед». «Тоттенхэм» создал два хороших момента из взаимодействий Льоренте с Кейном.

9. «В истории «Юнайтед» было много великих вратарей. Думаю, Де Хеа создает достойную конкуренцию Шмейхелю и ван дер Сару за звание лучшего кипера в истории клуба», – сказал после матча Сульшер.

Испанец полностью заслужил этот мегакомплимент. Вчера он сделал 11 сейвов – рекорд сезона и второй результат за всю карьеру Де Хеа. Именно чудеса в исполнении Давида обесценили все тактические находки Почеттино и спасли Сульшера от поражения (возможно, даже унижения).

Все признают великолепие вчерашнего перфоманса ДДХ – расходятся лишь в оценке степени похвалы. Критики указывают на то, что некоторые удары пришлись прямо в него (даже Сульшер об этом упомянул). Вряд ли это правильный подход. Во-первых, даже чистых спасений у испанца достаточно. Во-вторых, вратарь «Уотфорда» Бен Фостер легко отбил эту претензию: «Вижу много разговоров о том, что удары летели прямо в Де Хеа. Пожалуйста, учитывайте, насколько потрясающе он чувствует, где нужно находиться в нужный момент. Этому невозможно научить».

10. На фоне суперперфоманса Давида, скорее всего, затеряется отличная игра Уго Льориса. Некоторые даже умудрились обвинить его в поражении. Француз тоже был прекрасен – 7 сейвов.

Льорис – невоспетый герой этого «Тоттенхэма». По качеству игры на дистанции сезона он уступает лишь Алиссону, а его вклад в результаты «шпор» на уровне Кейна. Жаль, что из-за редких, но часто ярких ляпов об этом часто забывают. Вчера даже ляпа не было, но он снова в тени.

11. Киран Триппьер – слабое звено «Тоттенхэма». У него больше невынужденных потерь, чем у всех остальных защитников в матче (3 против 2). Это только эпизоды с плохой обработкой или технической ошибкой – без учета просто ужасных передач. Кажется, если учесть их, картина станет совсем печальной.

Ситуацию усугубляло то, что именно рядом с зоной потерь Триппьера располагался Погба. Передавать мяч прямо лучшему распасовщику соперника в момент, когда твоя команда дезорганизована, – ужасная идея. Киран грешил этим непростительно часто – один из эпизодов привел к голу (формально Погба получил мяч от Лингарда, который перехватил пас Триппьера).

12. О Погба нам нужно поговорить отдельно: он был прекрасен с мячом – как и в любой встрече при Сульшере. После игры норвежец объяснил, как выжимает максимум из Поля: «Мы поощряем его походы вперед, но просим возвращаться в оборону. У него невероятное видение поля, что он продемонстрировал в голе. В атаке Поль один из лучших полузащитников мира, поэтому его нужно освобождать. Андер Эррера и Неманья Матич помогают ему – дают команде энергию в центре поля».

Формула Сульшера: постоянное использование одного и того же трио, Погба имеет почти безграничную свободу, два других игрока подстраиваются под его позицию. Очень просто, но работает: 4 матча подряд француз не уходит с поля без результативного действия.

13. Сульшер выбрал подходящих партнеров для Погба: Эррера – мобильный и энергичный, Матич умен и хорошо подстраивается под позиции партнеров. Но даже такое сбалансированное сочетание проваливается при обороне против топ-соперника.

Вчера это проявилось особенно четко. Вот карта передач «Тоттенхэма» под удар и пасов вразрез – одна зона особенно выделяется:

Номинально Матич, Погба, Эррера располагаются как трио, в котором Матич глубже остальных полузащитников. В идеале он подстраивается под позиции обоих партнеров, страхует их. На практике свобода Погба так оголяет зону за его спиной, что Матич располагается не по центру, а намного ближе к стороне Погба – ему не хватает мобильности, чтобы страховать и Эрреру. Он тратит всю энергию на помощь Полю – правый край поля остается полностью на Андере. Это слишком большая зона – соперники его разрывают.  

В этой проблеме нет прямого виновника, но она следует именно из структуры, которая создана, чтобы предоставить свободу Погба.

14. Как проявил себя Сульшер в конкретном матче? Неоднозначно.

С одной стороны, он придумал оригинальный и качественный стартовый план. Точно доказал, что готовится тактически, а не просто расслабил игроков и дал им право больше атаковать. «МЮ» играл от обороны, но делал это грамотно и слаженно.

С другой стороны, «Тоттенхэм» даже в первом тайме показал себя более зрелой командой и адаптировался к замыслу Сульшера. Норвежец ничего не изменил, а после ответа Почеттино в перерыве матч и вовсе превратился в доминирование «шпор». Сульшер снова не повлиял на игру в ответ – постепенно перевел команду на 4-3-3 с Лингардом на правом фланге, Рэшфордом в центре, но это совсем не помогло.

15. Как трактовать старт Сульшера, когда отмазка «это лишь «Кардиффы» и «Хаддерсфилды» больше не работает?

Начнем с того, что эта отмазка никогда не была справедливой. Если команда побеждает «Хаддерсфилды» с полным контролем и доминированием, это хороший индикатор будущих успехов. Но у «МЮ» этого не было.

Как правило, быстрый гол (не всегда очень логичный) ставил команду в комфортную позицию. Эта позиция вместе со свободой играть в более атакующий футбол создавала платформу для уничтожения соперника. С «Ньюкаслом» быстрого гола не случилось – «МЮ» испытал большие проблемы. При этом в каждом матче оборона выглядела посредственно.

Очень похожий «Юнайтед» мы видели на старте прошлого сезона – быстрые голы, создающие платформу, слабая оборона, великий ДДХ и отличные результаты. К этому добавилась добытая с большой долей везения победа над топ-соперником. Кажется, качественного рывка пока не случилось, такой отрезок вполне мог случиться и при Жозе Моуринью, но никогда не случился бы при Жозе образца последних месяцев в клубе.

Отсутствие рывка в качестве игры не упрек в адрес Сульшера. Достигнуть его в середине сезона трудно. Улучшение результатов, атмосферы и стиля – уже круто. Просто для реальной борьбы за четверку этот рывок необходим.

16. Здесь оставлю финальный респект Почеттино. Он не только переиграл соперника тактически, но и очень трезво описал матч на пресс-конференции: «Я рад, потому что мы сыграли просто потрясающе. Второй тайм – лучший перфоманс команды за всю мою карьеру в «Тоттенхэме». Мы проиграли, но я счастлив. Мы выиграли на «Олд Траффорд» 3:0, но тогда я не был доволен качеством игры. Таков футбол».

Такие слова после поражения требуют особенной смелости и умения смотреть дальше результата. Вердикт Почеттино полностью справедлив: «Тоттенхэм» сыграл лучше, а за «МЮ» играл Де Хеа.

Все опять шутят про факс, сорвавший переход Де Хеа в «Реал». Скорее всего, его не существовало

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: REUTERS/Eddie Keogh; Gettyimages.ru/Catherine Ivill

развернуть

Это слезы.

Когда Михаэль познакомился с Коринной, она была занята: встречалась с его напарником по Merсedes Junior Хайнцем-Харальдом Френтценом. 1990-й, вечеринка. Весь вечер Шумахер и Коринна мило общались, но Михаэль был максимально осторожен – вторгаться в чужие отношения не планировал.

Хватало и своих. Он часто влюблялся, но все это быстро заканчивалось. Тогда Михаэль еще не был звездой: ему исполнился 21, до дебюта в «Формуле» оставался год, и он только разминался: выиграл несколько кубков по картингу, взял этап чемпионата мира в гонках на выносливость в Мексике и «Формулу-3».  

В 1991-м Шумахер дебютировал на Гран-при Бельгии: блестящая квалификация, знаменитый Jordan 191, сломавшееся сцепление – так началась великая карьера. Но легендарный немец мог и не справиться с известностью.

Если бы не та девушка с вечеринки.

Они сдружились, Коринна часто жаловалась ему на проблемы с Френцентом. Михаэль понимал, что влюбился и хочет настоящих отношений, поэтому от бессилия нудил отцу, что не может ворваться в чужую жизнь. Но и не пришлось. Вскоре Коринна и Френтцен расстались: ее возмутило, что он даже думать не хочет про детей. Девушка нашла поддержку у Шумахера, они виделись все чаще и вскоре все-таки начали встречаться.

Михаэль особенно ценил в Коринне доброту и восхищался ее увлечениями: она занималась верховой ездой, безгранично любила животных и мечтала работать ветеринаром. Шумахер хвастался друзьям, что еще никто так о нем не заботился, и в 1995-м сделал Коринне предложение. Все развивалось стремительно: в 1997-м у них родилась дочь Джина-Мария, а еще через два года – сын Мик.

До рождения первого ребенка Коринна была рядом с Шумахером на всех гонках, а в 1998-м сказала L’Equipe, что никогда не встанет между Михаэлем и работой: «Его страсть к гонкам колоссальна. Да, это отнимает кучу времени и сил, но его жизнь немыслима без них. Я встретила его, когда он уже был пилотом, поэтому всегда принимала таким, какой он есть. Я сама на это пошла и не имею права что-то менять».

На гонках Коринна выглядела счастливой и гордой. Будто побеждала сама.  

Поселились в Швейцарии, потому что хотели спокойствия для детей

В 1996-м Шумахер перевез семью из шумного Монте-Карло в тихую Швейцарию, где купил роскошный дом на берегу Женевского озера.

BBC писал, что его соблазнил небольшой подоходный налог (не больше 11,5% от годового дохода), но Михаэль убеждал: дело совсем в другом. Он просто устал от внимания и хочет спокойной жизни для детей.

Немец часто вспоминал, как в 2001-м Мика Хаккинен привел сына Хьюго в паддок: их молниеносно окружили фотографы и журналисты, ребенок чувствовал себя неуютно. «Маленький мальчик просто не может понять, из-за чего все это бурление, вспышки, – объяснял Шумахер. – Если бы мы остались [в Монте-Карло], моим детям было бы тяжело вести нормальную жизнь. Джина-Мария и Мик должны расти безо всякого давления из-за того, что они дети Михаэля Шумахера. Мы ведем обычную жизнь, как и любая другая семья. Детям и так известно о моей работе, они смотрят телевизор и все понимают. Уже в двухлетнем возрасте они знали, что алый болид – папина машина».

Шумахер не притворялся хорошим парнем, а стал таким. После рождения Джины-Марии он резко сократил количество спонсорских вечеринок, чтобы почаще бывать дома и помогать жене. «Другие отцы целыми днями работают, а когда возвращаются домой, дети уже спят, – приводит его слова в книге «Шумахер. Номер один» Джеймс Аллен. – Они видят семью гораздо реже, чем я. Я очень серьезно отношусь к работе, но сразу сказал менеджеру, что не буду жертвовать семьей».

Трепетную любовь он старался разбавлять серьезными лекциями: дети часто слышали от папы, что известность не должна убивать скромность, а любой труд нужно уважать. «Им придется понять, что богатство нельзя воспринимать как должное, – настаивал Шумахер в интервью Stern в 2005-м. – Им дают столько же денег на карманные расходы, сколько и остальным детям – 2 евро в неделю. Они могут копить их или что-то купить. Что касается подарков на день рождения или Рождество, то мы пытаемся не переборщить».

Впрочем, сердиться на детей Шумахер так и не научился: «Я не стану за что-то хвалить Мика и Джину, а назавтра наказывать их за это же. И если они, к примеру, поранятся, хотя я их предупреждал, я не буду кричать. Обниму их, утешу, а затем спокойно все объясню. У них я научился тысяче потрясающих вещей: свободе, любопытству, смелости».


Коринна Шумахер с дочкой Джиной, 1999 год

Жизнь Шумахеров в Швейцарии выглядела как идеальная социальная реклама брака: соседи рассказывали, что Михаэль и Коринна никогда не ругались, всегда были приветливы и готовы помочь. Михаэль играл за любительскую футбольную команду «Обонн», содержал местный парк, а зимой вся семья летала отдыхать в Норвегию – там ждал еще один дом. В 2003-м Коринна восторгалась мужем в интервью The Telegraph: «В нем все гармонично. Между нами существует надежная связь, мы чувствуем друг друга автоматически. Нам просто это нужно. И нашим детям. За столом мы сидим очень близко друг к другу. Иногда мы даже смеемся, потому что сидим так плотно, что мешаем друг другу есть. И это совсем не потому, что у нас нет большого стола».

«Коринна воплотила в себе не только физические черты женщины моей мечты, – признавался Михаэль. – Она прекрасно приспосабливается к ритму моей жизни и моему настроению. Я часто размышляю о том, что такое любовь и что это слово значит для меня. И понимаю: я бесконечно счастливый человек».

В Швейцарии Коринне было изумительно, там воплощались ее мечты: на ферме она выхаживала лошадей, птиц и кроликов, в доме было много собак. Любимого пса Фло Шумахеры подобрали на улице в Бразилии, он путешествовал за хозяевами даже на гонки. «Иногда он нас здорово достает, – смеялся Михаэль. – Мы с Коринной любим поспать подольше, но у нас это никогда не получается, потому что с нами в спальне спит Фло. Он начинает лаять между 7 и 8 часами утра. Мы просыпаемся, и, пока я выгуливаю собаку, Коринна готовит завтрак».

В Швейцарии Коринна продолжила заниматься верховой ездой и в 2010-м даже выиграла чемпионат Европы в западном стиле (там особый стиль и расположение седла – как у ковбоев). В 2012-м Михаэль купил ей ранчо в Техасе, где можно было содержать до 36 лошадей.


Коринна на скачках в Швейцарии, 2016 год

Коринна не только занималась семьей, но еще и помогала мужу по работе – с организацией встреч, с рекламными контрактами. Только жена одергивала Шумахера, когда он спешил сесть за руль после аварий. И только ей врачи доверяли проводить восстановительные процедуры. После того как с 2000-го по 2004-й Михаэль пять раз выиграл чемпионат мира и стал единственным в истории семикратным чемпионом «Формулы-1», он сказал The Guardian:

«Я искал жизнь, которую начал вместе с Коринной, она заслужила все победы. Это было мое желание, моя мечта, потому что я не люблю быть один. Мне нравится делиться своей жизнью и проводить время с кем-то, кого я люблю. Это сработало на 100 процентов с моей женой».

В начале 2006-го, за несколько месяцев до первого объявления об уходе из гонок, он снова говорил о Коринне: «Мне нужно время, чтобы решить, хочу я продолжать или нет. Очень обидно, когда старания ничего не приносят. Принимать такие решения мне очень часто помогает Коринна. Ее советы важнее всего».

Коринна не отходила от Шумахера после травмы и даже продала самолет

Незадолго до рокового падения во французских Альпах Михаэль с Коринной чуть ли не впервые серьезно поругались. Из-за детей: раньше Шумахер остерегал Мика от карьеры в гонках, называл жизнь «Формулы» искусственной, но вдруг отступил. Он сказал жене, что не против увлечения сына и готов ему помогать. Коринна вспыхнула, они долго пререкались, но вдруг вспомнили, что когда-то решили не повышать друг на друга голос.

А потом их жизнь вмиг перевернула кошмарная травма. Вместо сказочного мира – мрак. Шесть месяцев Шумахер провел в искусственной коме и перенес несколько операций.

А еще недавно горы были любимым местом Шумахеров. Там они чувствовали абсолютную свободу.

Коринна не сдается все эти 5 лет: она не отходила от мужа в больнице, а к возвращению переоборудовала дом. Сейчас она тратит больше 100 тысяч долларов в месяц только на медицинское обслуживание – с Михаэлем работают 15 врачей.

Чтобы потянуть расходы, Коринна продала дом в Норвегии и частный самолет – девятиместный Falcon – за 25 миллионов фунтов. К тому же ей пришлось выставить на аукцион болид Ferrari, который в 2000-м принес Шумахеру первый чемпионский титул со Cкудерией. Его купили на аукционе «Сотбис» в Нью-Йорке за 7,5 миллионов долларов.

Коринна борется за честь мужа и в судах. В 2017-м немецкий таблоид Bunte выплатил ей 50 тысяч евро компенсации за материал о том, что Михаэль снова может ходить – конечно, это была ложь. Но Коринна побеждает не всегда: в 2016-м суд отклонил ее иск к немецкому журналу Die Aktuelle за убийственный заголовок на обложке: «Коринна Шумахер – новая любовь делает ее счастливой». Коринна злилась и утверждала: журналисты намеренно создали иллюзию, что она бросила мужа. Текст же вообще касался новых отношений Джины-Марии.

В августе 2018-го The Mirror процитировал друга семьи Шумахеров, бывшего президента «Феррари» Луку ди Монтедземоло, который подарил всем надежду: «Когда мы сажаем Михаэля в инвалидное кресло и показываем ему прекрасные виды, он иногда плачет».

Дети, которых Шумахеры так хотели уберечь от опасностей, их точно не боятся: Джина уже стала чемпионкой Европы и мира по скачкам, а сын Мик в 19 взял «Формулу-3» и теперь намерен повторить путь отца.

В 2015-м немецкий певец Саша Хершенбах посвятил Шумахеру песню Born To Fight («Рожденный сражаться»), а Коринна поблагодарила его специальным письмом.

Что в нем было – выяснилось только в ноябре 2018-го. «Конечно, она открыто не писала о здоровье Шумахера, но там было одно предложение, – сказал певец Postimees. – Надежда не исчезла: «Шумахер продолжает восстанавливаться, он не думает сдаваться».

Мы почти ничего не знаем о нынешнем состоянии легенды, но если у него есть хотя бы малейший шанс выкарабкаться, он им обязательно воспользуется.

А Коринна будет рядом.

Очень много роскошных текстов о Шумахере

Все знают, что Шумахер – великий, но не все знают почему. Объясняем по пунктам

Пять лет назад Шумахер чуть не погиб. Что известно о его здоровье сейчас

Фото: REUTERS/Reuters, Herbert Spies; Gettyimages.ru/Harold Cunningham; globallookpress.com/Wolfgang Groth, Kay Nietfeld/picture-alliance/dpa; Gettyimages.ru/Harold Cunningham; globallookpress.com/Andreas Beil/imago, Herbert Bucco/imago

развернуть

Черный пояс России.

У хоккейного 2018-го много героев и основных вы назовете хором: Овечкин и Кузнецов с Кубком Стэнли, тройка Гусев – Дацюк – Капризов с олимпийским золотом или Зинэтула Билялетдинов с Кубком Гагарина.

Но если в комментариях провести открытые выборы, то туда кандидатом быстро влетит Роман Ротенберг – и даже если это произойдет сверхъестественным образом, все равно оговоримся: по-прежнему не очень понятно, чем конкретно вице-президент СКА, ФХР и КХЛ занимается на двух из трех своих должностей, но прошлый год оформил его в качестве ключевой персоны хоккея России.

Он главный хоккейный спикер, который подает себя еще и как центр принятия решений: когда в окружение сборной мгновенно вернули Олега Знарка, объяснять журналистам хоть какую-то логику этого хода вышел Ротенберг. Он фиксирует наши достижения, празднует победы и формулирует задачи. «Программа «Красная машина» будет внедрена в семи межрегиональных координационных центрах, объединяющих под собой более 600 детских хоккейных школ», – сказал Роман Ротенберг на ее презентации в Хабаровске.

Так, конечно, делают главы ведомств; в конце 2018-го все остальные важные фамилии индустрии, в том числе Третьяк, – на втором и третьем плане.

Я вижу в этом выдвижении всего одну серьезную проблему. Оно не регулируется ничем, кроме неформальных процессов внутри закрытой тусовки хоккейных руководителей. Роман Ротенберг не проводил предвыборную кампанию, не выигрывал никаких выборов и его не назначали главным. Формально даже его должности остались прежними – расширение компетенции произошло в рамках уже существующей формулировки «вице-президент». Он не двигается по карьерной лестнице, потому что выше остались только номинальные посты кураторов и председателей советов директоров – такой подъем означал бы отход от реальных дел (да и там пока есть кому сидеть). Формально он там же, что и три года назад, только теперь он как бы главный.

Почему это проблема? Потому что если работа менеджера не регулируется открыто, по конкретной эффективности, он перестает быть менеджером. Он сам определяет степень вовлеченности в текущие дела, сам ставит себе задачи и сам же оценивает свои успехи.

Вот как измеряют работу главного редактора в медиа? Много крутых материалов – класс, мало крутых материалов – беда, нет крутых материалов – привет. В какой системе координат находится Роман Ротенберг? В 2018-м сборные России всех возрастов синхронно слетели с четвертьфиналов чемпионатов мира. Что это для главного менеджера ФХР? Провал? Успех? «Что должно произойти, чтобы вы подали в отставку?» – спрашивали у Мутко в 2016-м. В 2018-м на этот вопрос не ответит и Ротенберг.

Главный признак токсичности этой ситуации – прогрессирующая токсичность самого менеджера. Периодически происходит какая-то дичь, которую не связывают с ним напрямую, но вы можете себе представить, что отношения СКА с Дацюком регулирует Илья Воробьев или кто-то четвертый? Что капитанскую повязку у капитана олимпийской сборной кто-то забрал без хотя бы консультации с Романом Ротенбергом? Могли развод и воссоединение со Знарком пройти, не зацепив менеджера СКА и сборной? 

Самое дно, как и всегда в таких случаях, связано с наградами и рекордами. Такой синдром руководителя банановой республики, когда награждаешь как бы сам себя. Вот хроника декабря: Роману Ротенбергу вручили приз «Лидер» премии «Герои хоккея-2018» – конечно же, за него проголосовала вся сборная. Роман Ротенберг надел черный пояс для фото с Хабибом – ну конечно, это было не всерьез. Роман Ротенберг объявил о рекордах стадиона в Санкт-Петербурге – на трибунах сидели 71 381, но конечно, надо считать 81 000, ведь «люди пришли на концерт «Мумий Тролля», а потом ушли, был постоянный трафик»; и конечно, за два дня тоже считается. Что такое полная «Газпром-Арена» для Ротенберга? Это его ледовый комплекс.

Эта линия поведения доказывает, что отсутствие реальных побед в хоккее нервирует не только нас, боевиков со Sports.ru – и что не только мы понимаем: Минск-2014 и Пхенчхан-2018 – это несерьезно. Но она же не обещает ничего хорошего и в 2019-м.

Смотри, про тебя опять написали в канале «Шайба!»

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко, Антон Денисов, Александр Вильф

развернуть

Дорский разобрал красно-белое возвращение. 

«Спартак» меняется: отпустил Самедова, Еременко, Попова, Петковича, Жано и Тимофеева, зато вернул Гулиева, которого продал «Ростову» всего полгода назад за 500 тысяч евро.

Гулиев – воспитанник «Спартака», но за 3,5 года он не провел ни одного матча в основе. «Все игроки молодежной сборной привлекались в основные составы своих клубов, единственным, кто не привлекался, был я. Поэтому было немного обидно осознавать, что игроки, которые были там на замене, были в первых командах клубов, а я даже к тренировкам с основой не допускался», – рассказывал Аяз перед сентябрьским матчем с родным клубом.

С одной стороны, трансфер Гулиева кажется логичным: все-таки Аяз один из двух ярчайших воспитанников «Спартака» в этом сезоне (вместе с Бакаевым из Тулы). С другой, возвращение Гулиева – предельно неоднозначное решение для всех трех сторон.

В этом сезоне Карпин построил в Ростове самую надежную оборону лиги: 1-е место по NPxGA (качество допущенных ударов без учета пенальти), 1-е место по числу допущенных ударов с игры (для сравнения: по воротам «Рубина» с игры нанесли на 30 ударов больше), 1-е место по количеству пропущенных с игры (всего 3).

Такой результат сложился благодаря не только качественным защитникам (в первую очередь хороши Ингасон и Сигурдссон), но и всей ростовской системе. Пятиугольник вверху – два нападающих и три центральных полузащитника – заставлял соперников «Ростова» загонять атаки во фланги, а это почти всегда сильно снижало эффективность (реально хорош был только «Зенит», перешедший под «Ростов» на трех центральных защитников и выставивший правого полузащитника Мака в качестве левого латераля). Важным элементом этого пятиугольника был Гулиев, располагавшийся в одном из полуфлангов (в правом, если в старте выходил Салетрос – кроме матча с «Арсеналом», в остальных случаях – в левом).

Без мяча Гулиев очень агрессивен: 2,9 попыток отбора за 90 минут (81,2% успешных), у Гацкана – всего на 0,3 попытки больше. Перехватов значительно меньше – только 1,1 (7-е место в «Ростове»), но это больше говорит о стиле Аяза в обороне, чем о качестве. О качестве говорят позиционные ошибки и потеря концентрации на несколько секунд, которые приводят к тому, что соперник продвигает мяч через игроков, за которых отвечает Гулиев.

Аяз и сам понимает, над чем нужно работать: «У меня часто бывает, что я на пару секунд могу немного остановиться, засмотреться. Из-за этого не успеваю на полметра, метр. Карпин очень часто обращал на это внимание. Потихоньку я стал прибавлять в этом компоненте, теперь успеваю там, где раньше опаздывал. На моей позиции нельзя выключаться из игры».

Возможно, по сравнению со временами «Спартака-2» и «Анжи» Гулиев и стал сконцентрированнее, но в этом сезоне было достаточно эпизодов, когда двухсекундные зависания Аяза вредили «Ростову».

Как раз это и должно смущать «Спартак». При Кононове он выстраивается в обороне по 4-4-2 с Ханни или Луисом Адриано на левом фланге полузащиты. Кононов признавался, что пока его не до конца устраивают действия Ханни при атаках соперника – и тут существенного прогресса от алжирца ждать, скорее всего, бессмысленно. Гулиев в двойке (а не в тройке) центральных хавбеков и страхующий фланг Ханни – очень сомнительный вариант для обороны. Вероятность увидеть Аяза ближе к правому краю мала: здоровый Фернандо точно пригодится Кононову для позиционного футбола.

В игре с мячом Гулиев намного полезнее. Например, в этом сезоне он делает 2,23 progressive runs за 90 минут (это когда игрок бежит с мячом и продвигает его на 30 метров на своей половине поля, на 15 – при переходе центра, на 10 – на чужой. Это второй результат в «Ростове» (после Скопинцева) и далеко не топовый по меркам лиги – всего лишь место в топ-50. Но при Карпине Аяз стал намного смелее.

Умение Гулиева продвигать мяч может помочь «Спартаку» – там давно не было такого центрального полузащитника. В этом сезоне лидеры команды по progressive runs – фланговые Мельгарехо (2,69) и Комбаров (2,33).

Для игрока середины поля Аяз довольно часто идет в обыгрыш – 1,5 попытки дриблинга за 90 минут (из центральных хавбеков немного чаще в обводку лезут только Соу из «Динамо» и Кадири из «Арсенала»).

За счет дриблинга Гулиев тоже может протащить мяч в финальную треть – обе голевые передачи в сезоне (в матчах с «Енисеем» и «Уралом») он отдал как раз после рывков из середины поля и обыгрыша двоих соперников в правом полуфланге. Правда, очень часто после дриблинга у Аяза возникают проблемы с выбором лучшего решения.

Новичок «Спартака» очень любит бить с дистанции.

Карта ударов Гулиева в сезоне-2018/19. Зеленый круг – гол, синие – удары в створ, желтые – удары в штангу или перекладину, фиолетовые – заблокированные удары, красные – удары мимо. 

Гулиев вообще один из лидеров лиги по количеству ударов из-за штрафной.

У Гулиева довольно поставленный удар, поэтому он и правда может бить с дистанции чаще партнеров. Но зачастую удары Аяза не очень оправданны. Гулиев – третий игрок РПЛ по числу заблокированных ударов (12) после Классона и Бикфалви. Ударов, принятых на себя соперниками, в теории могло быть еще больше, но Аяза спасает левая нога (10 ударов) – полузащитник иногда уходит от нескольких соперников под удар с нее.

Не самый эффективный выбор в пользу удара сказывается не только вдалеке от ворот. Около штрафной Гулиев тоже иногда бьет в ситуациях, когда передача кажется лучшим продолжением атаки.

Гулиев – самый резвый полузащитник «Ростова» в первой части сезона, он органично вписался в оборонительную систему Карпина и ярко провел осень. «Ростову» очень тяжело давались позиционные атаки, и индивидуальной активностью проблемы иногда решали только Гулиев и Скопинцев.

В «Анжи»-2016/17 Аяз тоже был самым заметным атакующим игроком, но общий уровень той команды был явно ниже, чем сейчас у Карпина. Остаться в таком «Ростове» и побороться за выход в Лигу Европы (клуб продолжает играть и в Кубке России: 2:2 в Краснодаре в первом четвертьфинале) было бы очень интересно.

Уход Гулиева точно смутит и «Ростов»: Карпин остается с двумя железными игроками старта в центре поля (Гацкан и Юсупов), а вот на позицию Гулиева равнозначной замены нет. Калачеву в мае будет 38, у него совсем другие сильные стороны, а в ноябре белорус перенес операцию на колене (сейчас он не тренируется в общей группе). Салетрос в первом круге ничего не показал и в середине октября плотно присел на скамейку. Зуеву не хватает тактической дисциплинированности в центре поля – он скорее конкурент Ионову на позицию легкого нападающего. Возможный переход Попова тоже может не помочь: последние матчи «Спартака» показали, что как центральный полузащитник Ивелин очень плох при обороне, а в мощном «Рубине» весной 2018-го он при атаках соперника вообще поднимался к Азмуну.

У «Спартака» и Гулиева есть еще один крупный повод для сомнений – схема Кононова.

Осенью из игроков середины поля новый тренер постоянно мог использовать только Глушакова: Фернандо сломался во втором матче, а Зобнин – вообще в первом. Эксперименты с Поповым и Самедов в центре, Тимофеев в паре с Глушаковым – все это в прошлом. Скорее всего, основными полузащитниками «Спартака» весной будут Фернандо и Зобнин, а Глушаков и Гулиев будут появляться со скамейки.

Такая неопределенность (тем более она уже случалась с ним в «Спартаке») и новая структура с двумя центральными должны Гулиева смущать.

Бодрую весну 2017-го в «Анжи» Григоряна Аяз провел именно в двойке полузащитников, но не очень понятно, насколько эта система подойдет Гулиеву в «Спартаке», причем это касается и позиционных атак. В центре поля у «Ростова» мяч чаще ходил через Юсупова, Калачева и Гацкана. На правый край, где Гулиев играл в юношеских сборных Хомухи, в «Спартаке» вряд ли рассматривают: во-первых, на взрослом уровне он провел на этой позиции только пару матчей в ФНЛ (и это было почти три года назад), во-вторых, на флангах Кононову нужны инвертированные вингеры (левши играют на правом фланге и смещаются в центр, правши двигаются в середину с левого края; в этом сезоне до травмы Менди так часто играл  даже Гвардиола).

Возможно, во второй половине сезона Кононов изменит базовую схему «Спартака» на 4-3-3, но тогда потеряется полноценная связка Зе Луиш-Луис Адриано в центре нападения, которая была очень полезна осенью 2017-го при Каррере и в конце 2018-го при Кононове (3+2 – у Адриано, 3 гола – у Зе Луиша). Покупка Гулиева точно не стоит разрушения такой пары нападающих.

Возвращение классного воспитанника – это красиво. Но чисто футбольных сомнений очень много.

Использованы данные Wyscout, InStat и Opta. 

Мой телеграм-канал/твиттер

Фото: vk.com/fcrostov; РИА Новости/Алексей Филиппов, Александр Вильф

развернуть

Завязывать с футболом пока не собирается.

После 17 лет выступлений за «Ювентус» Буффон перешел в «ПСЖ» и переехал в Париж. Через несколько недель ему исполнится 41 год, а пока он на обложке январского выпуска итальянской версии статусного журнала Vanity Fair. Обычно там пишут о политике, моде и культуре, но иногда обращаются и к спорту. В июле кавер украсил Криштиану, сейчас – Джиджи. 

«Я странный 40-летний мужчина, который все еще играет и думает, что ему 20, а мечтаний и амбиций у него больше, чем у мальчишки», – характеризует себя Буффон. Мы выделили важнейшие моменты из интервью великого кипера. И приложили лучшие фото из стильной фотосессии.

Не отрицает, что пробовал наркотики, но родители убедили его не увлекаться

Может быть, в юности я разок затянулся. Но я из семьи спортсменов (родители Буффона занимались атлетикой, толканием ядра – Sports.ru). Они передали мне свои принципы: не принимай наркотики, не ищи этого кайфа, сосредоточься на себе. В 17 лет я знал, как и почему отказать, когда на дискотеке в ночном клубе предлагают колесо.

Никого не осуждаю. Но спортсмен не может сказать «я только попробую». Ты либо на одной стороне, либо на другой.

Нахамил Невио Скале, не жалеет, что потратил юность на тренировки

[В 16 лет] чувствовал себя всемогущим, непобедимым и неуязвимым. Думал, что могу выходить за рамки, делать то, что нравится. И так следующие десять лет. Помню, как мы поехали с «Пармой» в американское турне. Во втором тайме одного из матчей Невио Скала послал меня разминаться, чтобы я отыграл последние полчаса. Я сказал: «Пока я разомнусь, уже игра закончится». Никто и никогда на меня так не смотрел, как посмотрел в тот момент Скала. Он просто взбесился – и по делу.

У меня не было такой юности, как у обычных ребят, но у меня был другая, я не променяю свой опыт ни на какой другой. Все жертвы окупились: все что я не мог делать в 16, сделал в 25.

15 лет назад бился с депрессией. Однажды из-за нее чуть не отказался играть

Это началось в конце 2003 года, на несколько месяцев все потеряло смысл. Мне казалось, что людей интересовал лишь мой образ, а не я. Все нуждались в Буффоне, а в Джиджи – никто. Это было очень сложное время. Мне было 25, я на волне успеха и славы.

Однажды перед матчем серии А я подошел к Ивано Бордону, тренеру вратарей «Юве», и сказал: «Ивано, скажи Кименти (резервный кипер «Юве» – Sports.ru), чтобы он разминался, я не хочу играть». У меня случилась паническая атака. Я просто не мог играть. Бордон сказал не торопиться с решением. Кименти начал разминку и через три минуты мне стало дико неудобно. Меня взбесила мысль о том, что я не могу справиться с эмоциями. Это помогло. «Ивано, я хочу играть».

Я преодолел депрессию, общаясь с людьми. Читал, что Мэрилин Монро справилась с ней, наблюдая за миром из окна лимузина. Что-то не верится. Если бы я не поделился своим опытом, мраком и растерянностью с другими, то не справился бы

Я понимал, что передо мной трудный выбор: сдаться или бросить вызов, столкнуться со слабостями, которые есть у всех нас. Я никогда не боялся показывать [слабость] или плакать. Со мной бывает, мне не стыдно. Это дорогого стоит – понять, как разобраться с такой ситуацией. Это знание приходит со свободой.

Был страстным болельщиком родного клуба «Каррарезе»

Я был частью Commando Ultra Indian Tips – группы фанатов, которая ездила на выезды «Каррарезе» (клуб из Каррары, родного города Буффона – Sports.ru). Акроним [CUIT] все еще выбит у меня на перчатках. [На курве] я встретил много людей. Это нормальные парни. Мечтатели. Идеалисты. Некоторые интересные, некоторые идиоты.

[Самое яркое воспоминание тех времен] – облако дыма, зависшее над тифози «Казертаны». Дым не от файеров, просто одновременно зажгли 200 косяков.

Я бы не отказался поиграть за «Каррарезе», но это невозможно. Возможно, в «Дженоа» или «Лацио» – это многих был порадовало. Я провел больше 20 лет в серии А, в Риме меня всегда принимали как друга – с уважением и теплотой. Хочу еще раз поблагодарить за это римлян, они в моем сердце.

Защищает Вентуру, провал в квалификации ЧМ – в первую очередь вина игроков

Когда провалилось общее дело, не бывает одного виноватого. Так или иначе ответственность на всех, начиная с футболистов. Это полное дерьмо [говорить, что Вентура потерял раздевалку]. Мы слушались Вентуру и всегда его защищали. Да, в какой-то момент он решил, что остался один. Возможно, его стоило поддержать сильнее.

Да, многое не сложилось так, как должно было. Но мне очень понравилось, как Вентура учил футболу. 

Осуждает людей, оскорблявших Кулибали

В конце декабря защитника «Наполи» Калиду Кулибали оскорбляли в матче серии А против «Интера» В адрес сенегальца с трибун доносились обезьяньи уханья и расистские кричалки. «Наполи» даже просил остановить матч. Перед этим же матчем (проходил в Милане) в потасовке погиб болельщик «Интера». 

– На стадионах в Италии мы слышим явно расистские кричалки. За пределами стадиона, например, в Милане, продолжают погибать люди.  

– Если в Лампедузе переворачивается корабль и 300 человек погибает (такое случилось в октябре 2013-го, перевернулся корабль с иммигрантами из Эритреи, Сомали и других стран – Sports.ru), мы все переживаем и даже подумываем об усыновлении детей, ставших сиротами. Но если корабль не опрокидывается, мы жалуемся на въезд 300 иммигрантов и спрашиваем, что они тут делают.

Нелегко разобраться в контексте случившегося в Милане. Ненависть – это абсолютно неприемлемая вещь, откуда бы она ни исходила. Не только на стадионе.

Хочет играть еще как минимум год, тепло вспоминает Турин

Если «ПСЖ» согласится, собираюсь играть минимум год. Вообразить какой-то предел – значит запереть свободу в клетку.

Было бы абсурдно [жалеть о чем-то из времени в «Юве»]. Я провел там 17 прекрасных лет. Я благодарен «Ювентусу», думаю, в Турине за меня рады. Я чувствовал, что еще не сказал последнего слова. У меня есть мечты, которые надо воплотить. Думаю, у меня еще есть время.

Фото: vanityfair.it

развернуть

Самбур дозвонился до Касперовича.

Наш биатлон приходит в чувство после комы прошлого сезона – как оказалось, жизнь возможна даже без Антона Шипулина. Новый лидер сборной – Александр Логинов, у которого:

• уже 4 медали (2 серебра, 2 бронзы) – вся остальная команда завоевала еще пару;

• второе место в общем зачете (выше Фуркада) и реальные шансы если не конкурировать с Йоханнесом Бо за желтую майку, то по крайней мере быть его главным раздражителем;

первый полноценный сезон на Кубке мира после дисквалификации за допинг. Теперь можно только жалеть о том, сколько лет упущено из-за большой подставы, которую в 2013-м организовали одному из наших главных талантов.

Мы связались с личным тренером Логинова и бывшим главным тренером сборной Александром Касперовичем – и он рассказал главное: про возвращение, стычки с Фуркадом, стрельбу и вечную угрюмость.

– Мы познакомились в 2010-м на юниорском ЧМ в Торсби – Сашка приехал из Саратова. Там ему дали очень сильную школу, сегодня мало кто работает с детьми на таком уровне. Я благодарен Кате Халиулиной (первый тренер Логинова – Sports.ru), которая развила в нем много-много качеств: техника, сила, координация... Уже позднее мы с Катей объединились и повели его вдвоем.

Сашка легко поддается обучению; но сначала его нужно убедить, что то или иное упражнение даст эффект. У него спортивная семья, родители привили любовь к спорту: занимался каратэ, играл в футбол, потом попал в секцию к Халиулиной.

Нынешние результаты Логинова – точно не неожиданность; Сашка постепенно подходил к ним, еще с юниорского возраста отличался. Неординарный спортсмен, и мне не стыдно сказать: такие таланты у нас появляются раз в 50 лет.

***

– Про него говорят: хмурый, замкнутый… Он не хмурый абсолютно – очень открытый парень, улыбаться тоже умеет. Очень начитанный, грамотный, с поставленной речью. Излишне скромен – это да, его черта. Не любит публичность, не любит внимание. Попадает в микст-зону – старается ответить быстрее, говорит кратко, четко и моментально уходит. Скромник. Но мне кажется, ни в жизни, ни в спорте это не мешает. С ребятами в команде он хорошо контачит.

Если аккуратно разговорить, то он способен общаться долго и красиво – на любые темы. Любит рыбалку, потому что вырос на Волге – сам бог велел рыбачить и знать, что это такое. Он закончил Сельхоз, любит эту сферу; саратовская земля – очень плодородная, и Сашка в детстве-юности много на ней работал. Его мечта – свое дело в сфере сельского хозяйства. Думаю, после спорта все будет.

Если не брать биатлон, то очень любит футбол – и играть, и смотреть. У них в свое время подобрался хороший коллектив: Тимофей Лапшин (сейчас выступает за Корею – Sports.ru) тоже обожает футбол, болеет за «Спартак». Сашка больше симпатизирует конкретным игрокам: ему нравятся и Месси, и Роналду – да и вообще техничные агрессивные футболисты. Хотя я до сих пор противник футбола: Саша играет хорошо, но когда рядом кто-то не умеет – это всегда риск.

Но главное для него – все равно биатлон. В этом Санька трудоголик – не помню дня, чтобы он отдыхал и вообще не думал о спорте. Постоянно читает про тренировки, разбирается в физиологии, биохимии, методической части, силовой работе. Понимает в метаболизме, в восстановлении – однозначно он копается в этом.

Его еще с юниоров учили: не надо быть роботом в тренировках – надо делать и понимать, что и для чего. Он в это очень серьезно погружен. С Сашкой очень-очень легко работать.

***

– Раньше у Сани была боязнь стрельбы – он подходил и сам не знал, что там случится. Проскакивали такие мысли: мне сейчас попасть хотя бы четыре – и уже нормально, остальное компенсирую ногами. Но это слабая позиция – в таком случае надо менять отношение к рубежу, избавляться от страха.

Я ему постоянно говорю: Саня, играй с мишенью. Не подходи к рубежу как охотник к берлоге: сейчас оттуда выскочит медведь – и начнется наша борьба. Нужно аккуратно и легко делать то, что умеешь, что наработано – неважно, ветер или штиль. Сейчас у Саши такой уровень и опыт, что он спокойно работает и с выносом, и с поправками.

Страха перед стрельбой уже точно нет. Ошибки остаются, но серьезных срывов все равно меньше, чем раньше. И главное – мы понимаем, откуда они берутся. Видите, с какой скоростью он стреляет? Мы считаем, что сейчас это оправданно. Наша задача на данном этапе – не выигрывать все подряд, а выходить на высочайший уровень во всех компонентах.

Поэтому Саша ищет. Со стороны, может, кажется, что он стреляет бесшабашно – но нет. Если бы он работал наобум, то был бы неправ. Но это его осознанный риск, потому что на тренировках он способен стрелять очень быстро. Надо подождать, скоро этот навык перейдет на соревнования.

***

– Его большой козырь – сила воли. Понятно, что последний круг – это во многом подготовка, но и сила воли в том числе. За счет нее он может творить чудеса. На «Ижевской винтовке» еще юниором Санька выиграл спринт – на последнем круге отыграл более 50 секунд. Никто не поверил; судьи даже сверяли контрольные отсечки – все ли прошел, вдруг где-то нарушил?

С юниорского возраста он наработал раскладку: даже не первый круг, а первый километр врабатывается – там у Саши никогда нет лучшего времени; потом добавляет. На последнем всегда силен, даже когда не очень хорошо готов – все равно терпит и выдает.

Слабое место?.. Скажу так: не слабое, но есть большой резерв – подготовка к первому выстрелу и уход с рубежа. Здесь идет поиск, но время – особенно до первого выстрела – однозначно надо сокращать: на гонке с четырьмя рубежами только за счет подхода и ухода Сашка может выиграть сам у себя до 20 секунд.

***

– У Сашки никогда не было мысли бросить биатлон из-за дисквалификации. Бросить – значит, признать: мы пытались побеждать нечестно. Но мы здесь не при делах. Сашка вообще, он таблетку-то не сожрет… Все пишут: Логинов уже во время сезона-2013/14 знал, что с пробой дело плохо. Ерунда – он абсолютно ничего не знал.

Помню, как Сашка возвращался два года назад. Это был ужас, он не спал ночами, сильно переживал; я как-то успокаивал. Мы до этого много общались с лыжником Женей Дементьевым, и он сразу предупредил: вам придется терпеть, другого варианта нет.

На Кубке IBU (даже помню этап – в Арбере) Сашку провоцировали чехи, французы – козни строили. В гонках били по палкам, много чего творили. Из него такие вещи очень сложно вытащить – он не ноет, не жалуется никогда. Я узнавал это от тренеров, которые стояли по дистанции. Потом шел к нему: Санька, что у тебя там случилось? Да ничего, ударили специально.

Я постоянно ему напоминал: никаких ответов, молчи, доказывай результатом. Кто-то стартует в минуте перед тобой – догоняй, нужно его со второго-третьего круга хлопнуть. Только результат, по-другому ты никак не ответишь.

***

Инцидент с Фуркадом в смешанной эстафете на ЧМ-2017 – я до сих пор считаю, что Мартен сделал это не специально. Просто нехорошее совпадение. Я не могу не верить словам великого спортсмена, но, конечно, закрадываются сомнения. В целом, это манера Фуркада – он ведет гонки агрессивно, не очень аккуратно, есть несколько инцидентов.

Никто не обратил внимания – или просто не показали – но то же самое было в прошлом сезоне в Анси: у Саши и Мартена было столкновение. Фуркад выдавливал его с трассы наглым методом, но с Сашкой на трассе такие варианты не проходят. Мартен считал, что все должны перед ним поднять палки, сделать коридор – но Сашка просто захлопнул калитку, и они столкнулись. Саня очень силен физически, может жестко ответить на трассе.

***

– Спасибо многим ребятам и тренерам в России и из бывшего СНГ – они Сашку поддерживали, когда он возвращался. Его всегда знали чистым спортсменом. Я тогда просил тренеров: не оставляйте его одного, почаще говорите, говорите, говорите. Сашка прошел через страшные вещи – я не могу рассказывать. Но его характер – сильнейший. Я отдельно благодарен Кравцову, он очень помог нам.

Саня все пропускает через себя – иногда это становится проблемой. Старается вычеркнуть все, что было, но как вычеркнешь, если тебе постоянно напоминают? Он в любом случае что-то читает, что-то слышит, отвечает на вопросы – иногда жестко.

Но сейчас он доказывает; мы уверены, что отношение сообщества к нему изменилось. Ему будут улыбаться, и он тоже начнет. Надо подождать.

Логинов, да улыбнись ты уже! Все этого ждут

Фото: globallookpress.com/FrankHoermann/SVEN SIMON; biathlonrus.com/Андрей Аносов, Кристиан Манцони, СБР

развернуть

После матча «Вулверхэмптон» – «Ливерпуль» (2:1) в Кубке Англии произошло что-то магическое: Джердан Шакири растворился в куртке Юргена Клоппа!

Клопп (рост – 193 см) обнял Шакири (169 см), отпустил и пошагал назад – а швейцарец куда-то пропал.

Видео разошлось по разным аккаунтам и собрало в твиттере больше миллиона просмотров за пять часов. Что это было? Мы тоже не поняли.

В Daily Mail предположили, что это телевизионная иллюзия, в The Sun – фокус с углами обзора. Что думаете? Шакири присел? Ушел вбок? 

Мы посмотрели полную запись трансляции и нашли отгадку: просто Клопп на секунду целиком закрыл Шакири в кадре – через секунду швейцарец вышел из-за спины главного тренера, а вирусная гифка прерывается за мгновение до этого. «Оскар» оператору, который поймал гениальный момент! 

Фото: скриншот трансляции «Матч ТВ» на Sportbox.

развернуть

Одна из самых скандальных историй ЛЧ.

Partita Della Lattina – красивая итальянская фраза, которая напоминает название какого-нибудь фестиваля, вина или средневекового замка. Немецкий аналог – Büchsenwurfspiel – больше похож на ругательство. Буквальный перевод этого выражения – матч банки. Оно появилось после того, как «Интер» (действующий чемпион Италии, уже 11-е скудетто в истории) был уничтожен менхенгладбахской «Боруссией» (1:7) в сезоне-1971/72.

В те годы Кубок чемпионов проходил без группового этапа: команды сразу играли плей-офф – начиная с 1/16 финала. «Интер» стартовал нескучно – 6:4 по сумме двух матчей с греческим АЕК. Второй раунд оказался значительно страшнее: в соперники выпала «Боруссия» из Менхенгладбаха, которая выиграла бундеслигу дважды подряд – первой в истории немецкого футбола. За нее играли такие великолепные футболисты, как нападающий Юпп Хайнкес (позже взял с «Баварией» 4 чемпионства как тренер) и полузащитник Гюнтер Нетцер (вам должно быть стыдно, если вы не слышали это имя, ведь оно упоминается даже в комедии «День выборов»; на самом деле Нетцер был лучшим молодым игроком Европы-1972 и три года играл за «Реал»).

20 октября 1971 года собрался полный «Бекельберг Штадион» – 27 тысяч человек стояли под дождем и мерзли. Вообще-то немецкий футбол еще не стал одним из сильнейших в Европе – «Интер» был уверен, что легко шагнет в четвертьфинал. Планы рухнули тут же: на 7-й минуте итальянцы пропустили первый мяч (выстрелил Юпп Хайнкес), а когда отыгрались, то не продержались и пары минут: «Менхенгладбах» тут же сделал счет 2:1. Матч получался очень динамичным и острым, но на 29-й минуте неожиданно был остановлен. С трибуны прилетела банка «Кока-Колы» – прямо в голову форварду «Интера» Бонимбе. Вообще-то он Роберто Бонинсенья, но из-за маленького роста его чаще называли как карлика, выступавшего в итальянском цирке.

Из-за несчастной банки игра прервалась на семь минут. Голландский арбитр Джеф Дорпманс тщетно пытался успокоить разбушевавшихся футболистов «Интера», которые столпились вокруг форварда и отказывались продолжать матч.

Судья мог тут же увести команды, но решил, что матч продолжится – в те годы это было нормой. Вспомнить хотя бы дикий Межконтинентальный кубок в 1967-м, когда матч доиграли даже после того, как в голову вратаря «Селтика» попали камнем. В интервью газете Spiegel через 40 лет после той встречи голландец объяснил свое решение.

«Естественно, я никогда не забуду тот матч. Главный комиссар полиции Менхенгладбаха попросил меня не останавливать игру, поскольку на стадионе находились около семи тысяч итальянцев, которые могли спровоцировать серьезные беспорядки. Я по-прежнему убежден, что Бонинсенья выступил как отличный актер. Банка была открыта, она не была полной и пролетела 20-30 метров, так что удар не мог быть действительно сильным. Конечно, поведение болельщика, который бросил банку, правильным не назовешь, но и реакция футболиста могла бы быть другой».


Полиция и болельщик, который мог бросить банку

«Интер» утверждал, что банка была полной, хотя на кадрах с матча видно обратное. Сандро Маццола даже поднял эту банку и показал ее судье – к тому моменту она оказалась немного сдавленной и пустой.

Футболисты «Боруссии» до сих пор уверены, что банка не повлияла на матч – и с ними сложно спорить. Когда Бонисенья внезапно упал и покатился по мокрому газону, громко крича, немцы уже вели 2:1. Гюнтер Нетцер, разговаривая с репортером из Corriere della Sera, был категоричен:

«В тот день мы играли матч нашей жизни, и никто бы не смог остановить нас. Мы бы обыграли «Интер», даже если бы не было никакой банки и Бонинсенья остался бы на поле. После игры наш тренер попросил врача команды навестить Роберто, но ему не позволили. Двери в раздевалку «Интера» были заперты».

Некоторые утверждали, что пока Бонимбу клали на носилки и уносили с поля, Нетцер отбросил полную банку за линию поля, где ее подобрал немецкий полицейский. По этой версии, Сандро Маццола принес арбитру уже вторую банку, подброшенную фанатами. Установить, так ли это, уже невозможно. Матч не показывали в прямом эфире: президент «Боруссии» не договорился с обладателем прав на телетрансляцию ARD. Момент броска не снят, зато его последствия видны во всех подробностях.

Бонимба по-прежнему утверждает, что удар алюминиевой банки «Кока-Колы» в голову был очень сильным и не позволял ему продолжить игру. На вопрос, была ли это та самая банка, за которой сбегал капитан «Интера», он не ответил, а посоветовал обратиться к самому Маццоле.

«Я был в замешательстве несколько минут. [Это была] внезапная боль, голова раскалывалась, а еще я был вне себя от гнева. Немцы настаивали, что я просто хотел, чтобы им присудили техническое поражение, но я не преувеличил свою реакцию. Меня просто выбили из игры этой банкой. У меня не было пореза, но удар был очень сильный».

Через семь минут взаимных упреков, оскорблений, взываний к арбитру и размахиваний руками матч продолжился. В оставшееся время «Боруссия» забила еще 5 мячей – «Интер» был раздавлен.

Окончательный счет матча шокировал всю Европу. «Интер», считавшийся одним из претендентов на попадание в финал Кубка европейских чемпионов, так опозорился в Менхенгладбахе! Но уже на следующий день УЕФА начала изучать инцидент с банкой. Защитник «Интера» Габриэле Ориали утверждал, что матч был ненастоящим: как только поле покинул Бонинсенья, «Интер» якобы потерял настрой на игру и правильную ментальность. Высказался и легендарный капитан команды Джачинто Факкетти.

«Инцидент произошел при счете 1:2, мы легко могли бы отыграться. Но с того момента никакой игры уже не было. Мы играли просто на автомате. Кто-то думал о переигровке, кто-то ждал, что нам присудят победу, а некоторые и вовсе не хотели играть дальше».

Правила УЕФА тогда не позволяли присудить победу команде, которая пострадала от действий противника, болельщиков или судей. Со стороны «Интера» в УЕФА общался вице-президент Пеппино Приско, профессиональный адвокат. Наконец, во время одной из встреч, затянувшейся далеко за полночь, договорились о переигровке. «Это лучшее, чего мы могли добиться», – признавался потом Приско.

Считалось, что банку бросил голландский болельщик «Боруссии» – информации о нем толком не появилось. Известно лишь, что он больше никогда не ходил на футбольные стадионы. Но 25 лет спустя болельщик сообщил немецкому изданию Bild, что ничего в игроков «Интера» не бросал.

Игра в Милане, которая должна была стать ответной, официально оказалась первой. «Баночный человек» Роберто Бонинсенья отомстил немцам голом – он стал лишь одним из четырех, которые «Интер» забил в ворота «Боруссии» (итог – 4:2). Ответная игра по решению УЕФА проходила не в Менхенгладбахе, а на Олимпийском стадионе Берлина, где собралось 84 тысячи зрителей. Переигровка, по воспоминаниям Джачинто Факкетти, проходила в условиях невероятной враждебности.

«Они были в ярости, что их победу со счетом 7:1 не засчитали, но мы чувствовали, что должны доказать, насколько этот результат не отражал разницу между нами. Мы очень нервничали, но поклялись не сдаваться».

Несмотря на тотальное доминирование, «Гладбах» так и не забил. 0:0 – и итальянцы вышли в четвертьфинал, где обыграли льежский «Стандард». Затем «Интер» в полуфинале прошел «Селтик», но финале проиграл. Дубль Кройффа вручил кубок «Аяксу».

На официальном сайте «Боруссии» текст о втором раунде Кубка европейских чемпионов-1971/72 заканчивается словами: «7:1 на «Бекельберге», которые официально объявлены недействительными, навсегда останутся в нашей памяти».

И это правда. Банка «Кока-Колы» 40 лет хранилась в музее голландского «Витесса», куда ее пожертвовал арбитр Дорпманс. В 2012-м президент «Боруссии» Стефан Шиперс попросил, чтобы голландцы отдали эту реликвию на родину.

Теперь она выставлена в музее «Боруссии».

Все тексты Егора Мичурина, аккуратно разложенные по темам, можно найти на его сайте

Фото: ullsteinbild.de/Vostock Photo/Horstmuller; Gettyimages.ru/Werner OTTO/ullstein bild; vitesse.nl

развернуть

Постмодернизм добрался до спорта.

Баскетбол никогда не был круче.

Рекордные телевизионные рейтинги. Рекордные цены на билеты. Рекордные контракты и продажи клубов.

Лучшая команда в истории. Лучший снайпер в истории. Лучший среди тех, кто может бесконечно гоняться за призраком лучшего баскетболиста.  

Самый высокий процент эффективности атаки. Парень, претендующий на открытие совершенно нового уровня баскетбольной эффективности. Парень, вышедший на новый уровень в обыгрыше один на один. Лучший пасующий центровой в истории. И все тот же охотник за привидениями, который грозится побить все имеющиеся рекорды.

Вовлеченность 24/7 на протяжении двенадцати месяцев в году. Внутряковый и бесперебойный камеди-клаб в твиттерах игроков «Лейкерс», полный загадочности инстаграм Леброна и задвигающий по ироничности «Тоже книгу» твиттер Джоэла Эмбиида. Беспрепятственное проникновение на тренировку «Миннесоты», на переговоры между генеральными менеджерами, перепутавшими собственных игроков, и в машину, где Мэджик Джонсон ждет время встречи с Леброном и боится описаться.

В 2018-м было все это.

И даже больше: теперь уже современная НБА обошла предшествующие эпохи не только по околобаскетболу, освещению, медицине, тренерской мысли, качеству игры и глубине таланта в лиге. Она поставила и последнюю необходимую галочку: НБА никогда не была лучше и по топовому уровню таланта.

Гонка за MVP в 2019-м выглядит как-то так: Яннис Адетокумбо, Джеймс Харден, Леброн Джеймс, Энтони Дэвис, Никола Йокич, Стеф Карри, Джоэл  Эмбиид, Кавай Ленард, Кевин Дюрэнт, Кемба Уокер, Пол Джордж, Дэмиан Лиллард, Кайри Ирвинг, …

Здесь есть претендент на топ-1 (Леброн) на пике и два игрока из топ-15, тоже на пике (Дюрэнт, Карри). Выходящие на пик 24-летние-25-летние звезды, которые легко могут претендовать на топ-20 и выше (Дэвис, Эмбиид, Адетокумбо). И еще два постоянных претендента на MVP (Харден, Ленард), тоже на пике, которые двигаются по какой-то такой траектории.

Вы просто не хотели бы оказаться где-то еще. За последние тридцать лет совершенно точно не было подобной концентрации суперзвезд. И чтобы подобрать более-менее дискуссионное сопоставление, приходится отматывать аж в 1988.

Гонка за MVP в 1988: Майкл Джордан, Лэрри Берд, Мэджик Джонсон, Чарльз Баркли, Клайд Дрекслер, Доминик Уилкинс, Хаким Оладжувон, Карл Мэлоун, Фэт Левер, Джон Стоктон, Алекс Инглиш, Айзейя Томас

Здесь топ-1 в истории, но еще далекий от своих лучших сезонов. Три игрока из топ-10 (Берд уже с травмой спины, Мэджик на пике, Хаким в процессе становления). Два из топ-20 (Мэлоун и Баркли), в еще дозревающем виде. И четыре из топ-50 (Дрекслер, Уилкинс, Стоктон, Томас).

Их символическую разборку можно было бы представить так, благо темп игры примерно сопоставим:

Стартовая пятерка

Карри-2018 vs Мэджик-1988

28,6 очка, 5,2 передачи, 5,0 подбора, 49% с игры, 46% из-за дуги

19,6 очка, 11,9 передачи, 6,2 подбора, 49% с игры, 20% из-за дуги

Харден-2018 vs Джордан-1988

32,3 очка, 8,4 передачи, 5,7 подбора, 46% с игры, 38% из-за дуги

35,0 очка, 5,9 передачи, 5,5 подбора, 54% с игры, 13% из-за дуги

Леброн-2018 vs Берд-1988

27,3 очка, 7,1 передачи, 8,3 подбора, 51% с игры, 36% из-за дуги

29,9 очка, 6,1 передачи, 9,3 подбора, 53% с игры, 41% из-за дуги

Адетокумбо-2018 vs Баркли-1988

26,4 очка, 5,9 передачи, 12,8 подбора, 58% с игры, 13% из-за дуги

28,3 очка, 3,2 передачи, 11,9 подбора, 59% с игры, 28% из-за дуги

Эмбиид-2018 vs Оладжувон-1988

26,6 очка, 3,5 передачи, 13,2 подбора, 48% с игры, 28% из-за дуги

22,8 очка, 2,1 передачи, 12,1 подбора, 51% с игры, 0% из-за дуги

Вторая пятерка

Ирвинг-2018 vs Стоктон-1988

23,3 очка, 6,3 передачи, 5,1 подбора, 49% с игры, 41% из-за дуги

14,7 очка, 13,8 передачи, 2,9 подбора, 57% с игры, 36% из-за дуги

Джордж-2018 vs Фэт Левер-1988

26,3 очка, 4,3 передачи, 8,4 подбора, 45% с игры, 39% из-за дуги

18,9 очка, 7,8 передачи, 8,1 подбора, 47% с игры, 21% из-за дуги

Ленард-2018 vs Дрекслер-1988

26,9 очка, 3,1 передачи, 8,4 подбора, 50% с игры, 38% из-за дуги

27,0 очка, 5,8 передачи, 6,6 подбора, 51% с игры, 21% из-за дуги

Дюрэнт-2018 vs Уилкинс-1988

28,8 очка, 6,1 передачи, 7,8 подбора, 50% с игры, 37% из-за дуги

30,7 очка, 2,9 передачи, 6,4 подбора, 46% с игры, 30% из-за дуги

Дэвис-2018 vs Мэлоун-1988

28,1 очка, 4,6 передачи, 12,9 подбора, 50% с игры, 32% из-за дуги

27,7 очка, 2,4 передачи, 12,0 подбора, 52% с игры, 0% из-за дуги

В чем смысл этого нелепого сравнения? В том, что в списке нет Расселла Уэстбрука, а вопрос «Почему бы нет?» витает в воздухе.

Можно не спорить о вкусах, ведь все относительно. Просто нужно сойтись на мнении, что лига не только в количественном отношении превзошла сама себя. По числу лучших из лучших, тех, кто приковывает к себе большую часть интереса, кто двигает баскетбол вперед, кто становится ключевым фактором в игре чемпионских команд НБА прямо сейчас (и на ближайшие годы) если не в наилучшей форме, то в форме, у которой есть все, чтобы субъективно считаться таковой. Суперзвезды не только красочно одеваются и снимаются в кино, сама гонка за MVP превращается в битву монстров с претензией на место в истории.

Теперь начинается то, зачем вы сюда пришли: нытье.

2018-й показал, что НБА вернулась в золотой век, что институт суперзвезд достиг своего максимального расцвета. А еще 2018-й дико разочаровал. Буквально во всем, но главным образом этими самыми суперзвездами.

Разочаровал чемпион.

«Голден Стэйт», самая успешная команда в истории на четырехлетнем отрезке, беспрецедентное сборище звезд, лучшие из лучших, весь год тащился в энергосберегающем режиме, страдал чем-то неопределенным в серии с «Рокетс» и в итоге всех опять вынес. Удручает не предсказуемость, а не слишком значительная эмоциональная вовлеченность болельщиков. «Уорриорс» не растоптали всех, как это было за год до того. Не показали какое-то преодоление себя и красивую драму. Не нашли внутри что-то еще невиданное. Они просто включились в нужный момент и просто дождались 27 промахов из-за дуги.

Все заслуженно, все достойно, все качественно. Но когда команда, еще пару лет назад являющаяся самым привлекательным явлением в сфере развлечений, оставляет от целого сезона воспоминания о 27 промахах и затупке Джей Ар Смита, руки разводятся сами собой. «Уорриорс» не хватало лишь немного мифологичности, чтобы оттеснить «Чикаго», но о какой легендарности может идти речь, когда лучший игрок лучшей команды палится с фэйковыми аккаунтами в сетях при защите собственного наследия.

«Голден Стэйт» – первая легендарная команда, которая страдает от токсичного медиапространства. Там, где Джордан то ли бухал, то ли отравился, где Керр и остальные получали от него по балде на тренировке, где Джордан и Пиппен истязали друг друга за закрытыми дверьми (и все это под соусом благородного самопреодоления), у «Уорриорс» – Грин, обзывающий Дюрэнта на скамейке «сучарой», опасность заразиться менингитом всей командой и бульдог Клэя Томпсона.

Их победа в 2018-м не хуже прочих. Но какой-то проникновенности, диких переживаний и вау-эффектов она не предлагает. Просто очередной титул у исторической династии – веха, которая на расстоянии будет смотреться гораздо мощнее, чем в реальности.

Разочаровал Дюрэнт.

Приз MVP финальной серии кажется формальностью, но, на самом деле, это очень важный титул. Как пошутил Грегг Попович после финала-2014: «Кавай теперь, конечно, думает, что он все это сделал один».

Самый полезный игрок лучшей команды в баскетболе – это и есть лучший игрок лиги, ее лицо, ее символ, ее логотип.

Достигнув такого уровня, казалось бы, можно как минимум расслабиться. Но чем больше Дюрэнт расслабляется, тем сильнее становится поток вырывающейся из него закомплексованности. Впервые в истории НБА ее лучший баскетболист больше напоминает с трудом принимающего окружающий мир подростка. Только за эту осень он умудрился – лайкнуть твит об обмене Грина; поругаться с болельщиками на площадке; не один раз посраться в соцсетях по поводу решения перейти в «Уорриорс»; прямо напасть на Леброна, обвинив его в создании токсичной атмосферы вокруг себя; косвенно напасть на Леброна, объявив Кобе и Джордана лучшими; и создать токсичную атмосферу в своем же клубе, почему-то вдруг решив, что нужно досконально и популярно развивать свои мысли о будущем: о мечтах о большом контракте, намерении уйти из «Голден Стэйт» и собственном заоблачном статусе в связи с уговорами, статуями и прочими выведенными из обращения номерами.

Фигуристка Медведева все время жалуется на несправедливость. Но даже на фоне маленькой девочки Дюрэнт все равно выглядит странноватым нюней (и это не критическое мнение, а просто констатация факта).

Разочаровало то, что MVP – Джеймс Харден.

Отвратительный баскетбол Бороды так всех напрягает, что журналисты в прошлом году даже отдали приз Расселлу Уэстбруку. Теперь уже выкрутиться не было никакой возможности: матерясь и отплевываясь, Хардена произвели в MVP с надеждой, что он после этого подутратит мотивацию и будет налегать на булочки, виски, хоть на что-нибудь. Так и представляешь, как Сильвер вручает ему приз с перекошенной физиономией и говорит: «Хрен с тобой, забирай, только свали в туман».

Харден безусловно тащит «Хьюстон». Но впервые у лиги MVP, который вызывает чувство брезгливости.  

Вряд ли это позитивный прецедент.

Разочаровал Ленард.

Уровень его перевоплощения можно сопоставить лишь с тем, что произошло с Дуайтом Ховардом: того всегда представляли как чрезвычайно религиозного человека, который даже выступает против татуировок, а потом выяснилось, что его артистичная натура пытается бросить вызов Шону Кемпу по количеству детей от разных женщин.

Да, мы придумали образ Ленарда сами. Но предпосылки были слишком односторонни, чтобы не сделать из них напрашивающиеся выводы. Трогательная история с погибшим отцом, необъяснимая любовь к старенькой «Тойоте», абсолютное презрение к какой-либо медийности, потрясающая работа над собой, после которой ролевик под 15-м пиком превратился в кандидата на MVP, идеальный клуб для слегка забитого безэмоционального парня – Ленард казался более сперским человеком, чем остальные легенды. Даже более того, воплощением всего лучшего, что есть в системе Поповича: Данкан был первым пиком, Паркер и Джинобили – европейскими звездами, а вот Ленард представлялся выращенным в пробирке идеальным баскетболистом «Сан-Антонио». Идеальный баскетболист «Сан-Антонио» выжигает в защите, постоянно прокачивает атакующие навыки, учится бросать все лучше с каждым годом, готов выполнять любые функции – от забытого ролевика до лидера, гоняющего «изоляции», и молча слушает команды тренера.

И что же?

Ленард начал слушать не лучшего тренера НБА, а своего дядюшку, сбежал в Нью-Йорк под предлогом травмы, упорно скрывался от врачей «Сперс», не вернулся в расположение клуба даже во время плей-офф, тогда, когда Попович потерял жену, потребовал обмен на большой рынок и параллельно разругался еще и с Jordan Brand, чтобы подписаться с New Balance.

Внезапное помешательство на деньгах и привилегиях суперзвезд нехило так контрастировала с любовью к старенькой «Королле». Если бы воинственный трансгендер обвинил в измене не Ховарда, а Ленарда, то это было бы менее удивительно, чем то, что случилось на самом деле.

Разочаровал Демаркус Казинс.

Главный плохиш НБА весь прошлый сезон разрывал «Голден Стэйт» на словах и в подтрибунном помещении. Только затем, чтобы затем «отомстить всей остальной лиге», перейдя в «Уорриорс» и доведя число звезд до пяти.

Хуже него выступил лишь Рондо. Парень, одобривший зеленую майку с надписью «Леброн – сучара», перешел в «Лейкерс» к Леброну.

Разочаровал Джимми Батлер.

Его история прекрасно известна: мать выставила его на улицу, и часть детства он провел в другой семье. Равно известно и то, что все это породило то, что сам Батлер называет своей «темной стороной» – гиперэмоциональность, помешанность на победах, негативное отношение к тем, кто не соответствует его стандартам, уже не раз выливались во внутренние конфликты.

Само по себе это не что-то новое. В «Чикаго» Батлер и Уэйд ставили себя по отношению к молодым и тренеру Хойбергу так, что даже вечно мятежный Рондо солидаризировался с коллективом против вожаков-волюнтаристов.

Само по себе это даже можно оправдать и принять. Батлер пришел в лигу никем и сделал себя на наших глазах – сначала выходя лишь в качестве ограниченного защитника, потом в качестве защитного помощника Луола Денга, а затем уже одного из лучших двусторонних игроков НБА. Может ли человек с подобными заслугами вести себя настолько требовательно и уничтожать одноклубников, это вопрос. Но до этой осени он все же скорее вызывал симпатию: он действительно стал основным фактором, благодаря которому «Миннесота» оказался в плей-офф после стольких лет, и его критика по отношению к молодым партнерам, талантливым, но ленивым, получившим огромные деньги, но не отрабатывающим их, при всей ее неуместности казалась весьма обоснованной.

Скандальное расставание с «волками» удивило тем, что мотивация Батлера здесь не объясняется его традиционными скидками на болезненное неумение проигрывать, гипертребовательность к партнерам и тибодовское неумение экономить силы.

В интервью Рэйчел Николз, где открылись подробности тренировки «Миннесоты», его спросили напрямую:

– Дело в деньгах?

Послышалось какое-то невнятное блеяние:

– Это не так. Дело совсем не в деньгах. Совсем. Важно услышать: «Мы нуждаемся в тебе. Мы хотим тебя видеть здесь. Мы не можем без тебя». В этом причина разрыва. Вы говорите одну вещь, и говорите, и говорите. Много раз в жизни я понимал, что слова полностью расходятся с делом.

Батлер начал требовать обмена сразу после окончания сезона, лайкал всех подряд на протяжении лета, а потом выкручивал «волкам» руки всю осень – устраивал демарши, уничтожал молодых в прессе, симулировал травмы и не играл, играл и говорил, что заколебался бегать по 40 минут. И даже при всем это давлении «волки» тянули с обменом до последнего: вряд ли может быть что-то убедительнее этого, чтобы показать, насколько «Миннесоте» действительно нужен был Батлер.

У «Миннесоты» перегружена платежка, и выбросить соглашение Уиггинса нет никакой возможности. Батлер хочет максимальный контракт и отказался от нищебродских 110 миллионов на четыре года этим летом.

Вряд ли можно кого-то осуждать за желание хорошо зарабатывать. Но подобная расчетливость и настойчивое желание взорвать ситуацию изнутри как-то сильно не вяжется с маниакальным рвением к победам и осуждением корыстолюбивых и избалованных одноклубников. Батлеру всегда прощалось все, но с таким показательным лицемерием тяжело смириться.

Разочаровал Пол Джордж.

Он собирался в «Лейкерс» и спровоцировал обмен прошлым летом, но после появления в Лос-Анджелесе Джеймса резко передумал – остался в Оклахоме и при этом согласился на выгодные именно для клуба условия.

Не то чтобы это было плохо для лиги, для маленьких рынков и даже для самого Джорджа, который бы в «Лейкерс» превратился в очередного оверквалифицированного ролевика, принимающего на себя всю критику вместо неподсудного лидера.

Просто тоже выглядело как очередная слабость со стороны форварда, приучившего к поражениям и последующей критике собственных же недостойных партнеров.

Джордж мог ускорить создание суперкоманды в родном городе и побороться за титул. Но он предпочел более скромные задачи и остался в команде, не сумевшей преодолеть первый раунд, под девизом «У нас еще остались не закрытые долги».

Никаких претензий к Джорджу, но выбор в пользу меньшего давления всегда смущает.

Разочаровал Энтони Дэвис.

Контракт с агентством Леброна и уже произнесенные слова о приоритете наследия перед деньгами напрямую предвосхищают дальнейшее развитие событий – вирус дружбы, объединения и стремления в суперкоманды охватил уже почти всех. Очередной лучший игрок поколения мечтает о легком пути.

И вот это «уже всех» подводит к парадоксу. Все это – по факту разочарования, но их не нужно считать таковыми. Все это – совсем не разочарования, все это – признаки того, что лига стала совсем иной и потребляется совершенно иначе, чем потреблялся спорт раньше.

Баскетбол прошлого предполагал эмоциональную связь с объектом боления. Игроки любимой команды воспринимались как родственники, потеря с ними была болезненной, а связь не разрушалась даже после перехода в другой клуб.

Каждый эксцесс становился бомбой.

Джордан попался на том, что проиграл кучу денег на пари – этот сугубо индивидуальный недостаток всерьез обсуждали как колоссальное пятно на репутации.

Брайант обвинялся в изнасиловании – больше всех не повезло даме, которая выступила с обвинениями, так как болельщики «Лейкерс» все это восприняли как выпад в свой адрес и устроили ей ад.

Чарльз Баркли хотел плюнуть в чужого болельщика, но попал в девочку. Плевок вырос до размеров снежного кома, превратился в скандал национального масштаба и привел к тому, что звезда долго ассоциировалась с фразой «Я – не пример для подражания». Сам Баркли при этом понимал, что это только эпатаж – он не может одной фразой уничтожить существующую модель.

Проблемы игроков становились личными проблемами болельщиков. Несовершенства игроков напоминали болезнь близкого. Их слабости ложились позором на всех причастных. Уход воспринимался как непростительное предательство.

Более того, такая высокая эмоциональная вовлеченность вносила в спорт категории добра и зла. Еще совсем недавно, «Майами»-2011 чуть ли не официально значился как «Империя зла», а Леброн был самым ненавидимым человеком в спорте, тогда как Дирк Новицки, белокурый рыцарь-неудачник с безграничной лояльностью к родному клубу, выезжал на единороге, чтобы пригвоздить эту гниду к позорному столбу.

Категории положительного и отрицательного были четки и понятны. И поэтому честь всячески берегли: один проступок – это скандал, две ошибки – и ты уже в баскетбольном чистилище, где на тебе косо смотрят, три косяка – и ты попадаешь в компанию Лэймбира, Боуэна, Марбэри, Артеста и Оукли. В НБА тогда были джентльмены и «злодеи», и лишь единицы могли не замечать эту установку. Родман и Баркли могли вести себя угодно, потому что их харизма оказывалась сильнее любых искусственных правил, но для остальных эта примитивная схема работала безотказно.

Более того, эмоциональная привязанность к игрокам накладывала отпечаток на восприятие их карьерного пути. Карим Абдул-Джаббар доминировал двадцать лет, но всегда отпугивал болельщиков высокомерием, образованностью и мусульманством – и его до сих пор постоянно забывают при составлении исторических топов. Билл Уолтон блистал на протяжении трех сезонов, но его помешанность на контркультуре и протесте хиппи всех умиляла как чисто возрастной штрих любимого сына – в конце концов, белый центровой должен был спасти НБА в те годы, когда она была черна как никогда.

Отношения Джордана с партнерами становились минусом при рассмотрении его достижений. Отношения Баркли с едой становилась минусом при рассмотрении короткого пика его карьеры. Отношения Шака с массовой культурой становились минусом при рассмотрении всего одного MVP за карьеру.

Субъективная оценка личных качеств и поступков почему-то влияла на оценку баскетбольного вклада.

Так вот.

Всего этого больше нет: парадигма главного героя в НБА совершенно изменилась.

И не только потому, что звезды переросли клубы. Не только потому, что именно они стали объектом зрительского интереса, внимания и самоотождествления.

Все это был лишь первый этап.

В 2018-м был сделан новый шаг: в НБА почти не осталось положительных и отрицательных героев.

Положительных можно пересчитать по пальцам. В этом году все они – Лиллард, Карри, Яннис, Кемба, Уэстбрук – либо проигрывали, либо оставались недооцененными. Хорошие парни приходят последними, и это скучно.

Институт «злодеев» себя изжил. Возможно, следует благодарить больную задницу Ховарда, но без нее нет никаких безобразий, которые бы вызывали стойкое отвращение. Ненависть к «Рокетс» поутихла с их поражениями на старте и молчанием телеграма «Команда здоровье». Ненависть к «Голден Стэйт» поутихнет, когда они перестанут всех разрывать. Ненависть к Леброну не может стабильно генерировать даже Лечок: Джеймс уже сам признался, что чокернул в финале-2011, что всегда привлекал звезд, что своими достижениями обязан Уэйду, а Джордан – бог. Ненависть к Дрэймонду Грину колеблется с процентом его трехочковых.

Леброн, Кавай, Джордж, Дюрэнт, Харден, Батлер, Казинс не подходят ни под одну из категорий. И не потому, что среди них кто-то похож на Родмана или Баркли.

Все они подпадают под архетип суперзвезды нового формата – это те, с кем невозможно ассоциироваться, те, в ком геройства и безобразия сосуществуют, те, кто абсолютно непредсказуем в своих решениях. Именно они способствуют росту интереса к лиге, потому что они противоречивы и за ними интереснее наблюдать.

Герой нашего времени – это капитан Джек Воробей. И НБА – не исключение.

В интервью Дмитрию Быкову Джонни Депп когда-то сказал:

«Сейчас время героев, про которых нельзя сказать, хороши они или плохи. С этим я соглашусь, но ведь что такое герой и красавица? Это персонажи с лицензией на добродетель. А капитан Джек Воробей – персонаж с лицензией на абсурд, и в этом смысле он, безусловно, герой нашего времени, когда только то и выживает, что по-настоящему абсурдно. И это то единственное, в чем я на него похож… наверное.

Не то чтобы отрицательный, но точно не положительный – непонятный, непредсказуемый».

Так что все, что казалось в этом году разочарованием – это просто новый шаг к зрелищности другого порядка. К зрелищности порядка «Игры престолов», где главного героя казнят в первом раунде плей-офф.

Супергерои больше не заставляют сопереживать, они просто увлекают за собой в непредсказуемое плавание.

Дальше все это будет лишь усиливаться.

Раньше герои хранили лояльность своим родным болельщикам – теперь все ждут от них удивительных решений и всячески подталкивают Дюрэнта в «Никс».

Раньше они были примерами для подражания и фильтровали слова – теперь всех возбуждают вопросы касательно формы Земли, белых плантаторов и убогого президента.

Раньше Симмонс оценивал их по пониманию «секрета баскетбола» – теперь оказалось, что весь секрет баскетбола состоит в том, чтобы грамотно агитировать других звезд и не сойти при этом за криминального авторитета.

Раньше суперкоманды считались чем-то неприличным – теперь Энтони Дэвиса уже за два года до окончания контракта лично Кевин Гарнетт подталкивает к тому, на что он сам решился лишь под конец карьеры.

Раньше герой должен быть молчаливым и брутальным – теперь он дает подробное интервью с подробностями избиения партнеров на тренировках и при этом мило (или злодейски?) улыбается. Или воюет с троллями в интернете под левыми аккаунтами.

Нас ждет отличный год, когда НБА окончательно перестанет быть спортом и превратится в захватывающую эпопею, где нет какой-либо общепринятой этики, законов и парадигмы.

Главное – не применять больше на нее собственные устаревшие установки. Когда-нибудь и я перестану вздрагивать при виде Рондо в фиолетовой майке и присоединюсь к вам.

Родман – не просто фрик. Он гораздо круче, чем вы думаете

Лос-Анджелес не принимает Леброна. Потому что он антиКобе

В НБА существуют неписаные правила. Тех, кто их нарушает – ненавидят

Фото: Gettyimages.ru/Ezra Shaw, Jason Miller, Mike Powell/Allsport, Maddie Meyer, Sean Gardner, Omar Rawlings, Andy Lyons, Kevin C. Cox, Lachlan Cunningham; REUTERS/Kyle Terada-USA TODAY Sports, Andy Marlin-USA TODAY Sports, Ronald Martinez; globallookpress.com/Brian Rothmuller/Icon Sportswire, Jerry Holt/ZUMAPRESS.com; imdb.com

развернуть