Все пишут о противостоянии Евгении Медведевой и Алины Загитовой, комменты на Sports.ru горят ненавистью фанатов, а девушки, как будто ничего не замечая, дарят идеальный кадр.  

После чемпионата России в Саранске Женя и Алина мирно общались в раздевалке. Медведева фотографировала Загитову с букетом роз и не видела в этом никаких проблем. 

В этот вечер речь не шла ни о какой дуэли – обе девушки провалили турнир и уступили 14-летним. Им явно было о чем поговорить.

Снимала историческую сцену фигуристка Бетина Попова (кстати, близкая подруга Елизаветы Туктамышевой). Она же, разумеется, добавила жест рук, повторяющих форму сердечка. Ранее Загитова говорила, что не общалась с Медведевой в Саранске.

14-летние расправились с Загитовой и Медведевой. Кажется, у нас перебор топ-фигуристок

Фото: instagram.com/bet1nka

развернуть

В спортивном отделе ВВС новая суперзвезда. Бывший игрок сборной Англии Джермейн Дженас идеально разобрал два момента в матче «Тоттенхэма» против «МЮ». Четко ответил тем, кто считает, что сейвы Де Хеа ничего не стоят. Дженас сравнил два эпизода: удары Рэшфорда и Кейна с угла штрафной. Форвард «МЮ» забил, форвард «Тоттенхэма» – нет. 

«Думаю, Льорис провел хорошую игру, сделал несколько важных сейвов, – начал Дженас. – Но посмотрите на эти почти идентичные моменты.  

Когда Льорис бежал назад, он потерял ворота, не знал, где точно находится. 

Он был слишком далеко от ближней штанги, тогда как Де Хеа был как бы внутри ворот. Вратарь «МЮ» прочитал удар Кейна.  

Кто-то скажет: «Да он ударил прямо в него». Но Де Хеа просто находился в лучшем положении.  

Оценивая позиции Рэшфорда и Кейна, можно сказать, что Рэшфорду было сложнее забить. Но поскольку Льорис был далековато, он открыл другую сторону ворот, тогда как Де Хеа не просто находился внутри ворот, он просчитал, куда пойдет мяч.  

Де Хеа знал, что Кейн хотел ударить поперек. Такое ощущение, что целил прямо в Де Хеа, но это потому что вратарь так расположен. На лице Льориса можно видеть разочарование». 

За игру Де Хеа сделал 11 сейвов, Гари Линекер за это назвал его Спайдерменом. У Льориса – 7 отраженных ударов. 

развернуть

Реплика Самбура и Копачева.

В биатлоне давно такого не было: самая обсуждаемая фигура – спортсмен из России.

Фокус – на Александре Логинове, который в 2017-м вернулся из допингового бана, а теперь собирает медали, побеждает и чаще других навязывает борьбу могучему Йоханнесу Бо.

Еще раз: с возвращения пролетело два года, но про дело Логинова не то что не забыли – наоборот, прогресс Александра всех только сильнее раздражает. И сыплются вопросы: можно ли верить его успехам, заслуживает ли биатлон такого парня среди лидеров?

Элитные и авторитетные соперники (Фуркад, Бо, Самуэльссон, Крчмарж, Моравец, Шлезингр, некоторые немцы, уже закончивший Бэйли etc) не верят Логинову. И не поверят, пока не дождутся объяснений и извинений.

Получается такой тупик, в котором нервничают все:

• Логинов – не особо открытый и общительный – уклоняется от неприятной темы и не ищет контакт с иностранцами.

• Фуркад и остальные просто ждут, подчеркнуто не принимая нашего лидера.

И у всех своя правда.

В чем прав Логинов?

Давно ясно: на публичные извинения и пояснения Александр не настроен.

Извиниться (пусть даже сухо и протокольно) – значит, признать умышленную попытку жульничать. Пара фраз на пресс-конференции или запись в инстаграме моментально успокоили бы ситуацию, но Логинов, следуя каким-то собственным убеждениям, пошел на принцип и уже много раз дал понять: ЭПО в пробе – не его вина.

И если в России его или простили, или догадались, что по следам этой мутной истории надо мучить других, то с иностранцами тактика молчания не сработала.

В чем прав Фуркад?

Такие, как Мартен, Йоханнес и Самуэльссон, смотрят на мир иначе: они привыкли к публичности и ждут ее от других. Они не замечают намеков Логинова («я делал много ошибок в жизни, но в спорте ничего плохого не совершил») и закономерно сердятся, имея дело с нелюдимым и подозрительным конкурентом. Который не говорит по-английски, сухо отвечает на пресс-конференциях и вообще для них – непонятный персонаж.

Для Александра молчание – способ не брать на себя чужую вину, для Фуркада – наглость напоказ. Логинов сдал положительную пробу в 2013-м, получил отстранение в 2014-м и дисквалификацию в 2015-м. Идут годы, но ни Мартен, ни кто-либо еще так и не выяснил – кто виноват?

Не было расследований, отстранений, заявлений; Логинов остался единственным фигурантом дела с ЭПО – тяжелым препаратом, который не попадает в организм случайно, в батончике или лекарстве от простатита.

Фуркад, не зная правды, требует ее от Александра – больше просто не от кого, других имен нет.

Логинов не называет виноватых. Но кое-что от него можно понять

Александра, еще юниора, легко обманули в 2013-м. Но вообще он неглупый парень и теперь в сложнейшем положении все равно объясняется как может: молчание и некоторые действия – это тоже сигналы.

До сих пор от Логинова ни одного намека на врачей. Которые, конечно, обладают разными знаниями и навыками (в том числе не очень честными), но на уровне олимпийской сборной вряд ли позволяют себе свободное творчество.

Логинов не расстался с личным тренером. Александр Касперович в тот сезон был рядом с командой, но на вторых-третьих ролях, в основном курируя как раз работу Логинова. Между ними по-прежнему абсолютное доверие.

Остается не так много вариантов. Особенно если помнить, что в диапазоне нескольких недель ноября-декабря-января положительные пробы в биатлонной сборной вслед за Логиновым сдали Екатерина Юрьева и Ирина Старых.

Молчание попавшихся – классическая история для нашего спорта, который в фехтовании с WADA недавно признал выводы из доклада Шмида о существовании допинговой системы. Логинов – далеко не единственный наш спортсмен и даже не единственный биатлонист, который когда-то принял удар на себя; защитил кого-то, пожертвовав минимум временем и репутацией.

Зачем? Так здесь принято, так устроен наш спорт с его централизацией и государственным финансированием. Нельзя сдать людей, которые до сих пор или официально во власти, или в коридорах Министерства/ЦСП, или трудятся советниками.

Систему нельзя сломать в одиночку, тем более если ты как спортсмен от этой системы напрямую зависишь.

Этого не объяснить Фуркаду. Хотя какие-то слова рано или поздно нужно будет найти.

Логинов и Мартен должны встретиться, иначе все взорвется

Война Александра с иностранцами – вообще не вопрос законодательства. Никакие кодексы не обязывают Логинова вести себя по-другому. С другой стороны, Фуркад тоже в полном праве напоминать о неуважении к сопернику хоть каждый день.

Это вопрос отношений: после скандала на ЧМ-2017 Мартен и Александр встречались на награждениях и жали друг другу руки – потому что так положено по регламенту. Вне церемоний Логинова прессуют – в том числе те, кто только что поздравляли на подиуме. И мы точно знаем, что Александр переживает; но, увы, не делает первый шаг.

В таком режиме вечной стычки сложно просуществовать даже сезон, а у Логинова, несмотря на потерю времени из-за бана, впереди много лет в биатлоне. И из вредной, тяжелой ситуации надо выруливать.

Александр готов встретиться с любым соперником, и сейчас самое странное – пассивность СБР. Два года назад, когда Мартен нападал на Логинова при любом удобном случае, даже неповоротливая администрация Кравцова решила проблему: Фуркада успокоили и в родной Ассоциации, и в IBU .

Сейчас, когда СБР рулит опытный политик Драчев, федерация не в силах поработать на лидера команды. Организовать если не пресс-конференцию, то заявление, закрытую встречу. Вместо этого – сотрясание воздуха с начала зимы. 

Можно, конечно, сделать вид, что ничего не происходит, но нам почти каждый день напоминают: такая позиция не пройдет, она для страусов. Иностранцы ждут первый шаг от России – публичных извинений, объяснений, расследований.

Мы молчим.

За все годы лишь раз был назван виновный в допинге – в 2006-м, когда от фенотропила пострадала Ольга Медведцева, в ошибке призналась врач. А кто виноват в море ЭПО – Ахатовой, Ярошенко, Юрьевой, Старых, Логинова – и других случаях, которые выявили комиссии Освальда и Шмида?

Виноваты люди. На самом верху. Принимавшие решения и несшие ответственность за репутацию российского спорта.

Многие до сих пор принимают решения, если что.

***

Пока мы разводим руками и вопим в пустоту, ничего не меняется. Логинов – один в окружении врагов. Ему некомфортно выступать, он чувствует на себе злые взгляды, читает ядовитые комментарии соперников. И еще больше закрывается, загоняется, зажимается...

Его не стоит жалеть – в конце концов, он часть этой системы. Он за нее в ответе. Как и в ответе за то, что в его организме обнаружили запрещенные препараты.

Но так не может продолжаться вечно. Есть только один выход: что-то рассказать. Намекнуть. Извиниться.

Если не Логинову (хотя, почему нет?) – то хотя бы руководству.

Фото: globallookpress.com/opokupix/imago sportfotodienst, Martin Schutt/dpa; РИА Новости/Алексей Филиппов; biathlonrus.com

развернуть

Sports.ru и «Росгосстрах» запускают спецпроект об автомобилях и их страховании. Герой первой серии – Нголо Канте, который за последние годы стал символом надежности на поле и скромности вне его. Если хотите на дороге чувствовать себя настолько же уверенно, как защитники «Челси» и сборной Франции за спиной Нголо, вам понадобится полис ОСАГО. В «Росгосстрахе»* его можно оформить даже онлайн.

В памяти Нголо Канте навсегда застыл не только чемпионат мира в России. В 1998-м ему было 7, но он легко воссоздаст картину того лета – и безжалостный прорыв сборной Франции к кубку, и атмосферу вокруг турнира. Это было счастье для всей страны. И время огромных надежд для Канте.  

Нголо быстро повзрослел. Его родители – мигранты из Мали – за сантимы подметали улицы и кафе. Чтобы помочь прокормить еще 8 братьев и сестер, Канте подбирал пластиковый мусор, сдавал на переработку и получал за это небольшие деньги. Во время чемпионата мира туристы частенько игнорировали урны, и Канте радовался особенно. Нголо рос в пригороде Парижа Рюэй-Мальмезон, где в одной части спрятался его бедный квартал, а в другой – резиденция Наполеона и Жозефины Бонапарт. Парень на электричке преодолевал 12 километров до столицы: там его бизнес давал лучшую прибыль, особенно после прогулок по опустевшим фан-зонам.

Заработанных денег хватало Канте на иллюзию, что бедность обошла его семью, но чемпионат мира был важен не только поэтому: в той сборной прекрасно себя чувствовали футболисты с мигрантскими корнями – Зидан, Тюрам, Виейра, Анри. Их истории начертили парням из таких же семей планы побега от пособий и неопределенности.

Теперь Канте мечтал заниматься футболом серьезно, но из-за стеснения играл только на улицах, пока его увлечением не прониклась школьная учительница. Она поговорила с родителями, и те отвели сына на тренировку полупрофессионального клуба «Сюрен» из соседнего городка. Канте выглядел гномом на фоне сверстников, но настырность закрепила его в команде, а поразительная выносливость и недетский интеллект превратили в монарха центра поля. Повзрослев, Нголо попытался пролезть в более статусные клубы – «Ренн», «Сошо», «Лорьян» и главную футбольную академию страны «Клерфонтен», – но ему везде отказывали: роста не хватает, да и в целом ничего выдающегося.

А в 2010-м боссы «Сюрена» праздновали невозможное: они провернули трансфер, за который получили реальные деньги. «Булонь» из лиги 2 заплатила за Канте 8 тысяч евро.

Скромностью Нголо мир начал восхищаться значительно позже, а партнеры по “Булони” выявили его ангельскую простоту почти сразу.

Все началось со скутера.

Над скутером Канте все смеялись. Его первая машина – подержанный Renault Megane

Днем Канте учился на бухгалтера (у него диплом бакалавра и пройденные двухгодичные курсы), а вечером приезжал на скутере на тренировки «Булони» и не понимал, почему все улыбаются и хохочут. Что здесь вообще веселого?

«В нашем клубе его ни капли не интересовали деньги, – рассказывал бывший тренер «Булони» Жорж Турнай газете Liberation. – Когда я увидел, как он приезжает на тренировку на скутере… я очень смеялся. Тем более мы тренировались на холме – парню явно было нелегко».

Когда спустя три года Канте вырвался в «Кан» из лиги 1 и начал зарабатывать около 30 тысяч евро в месяц, он даже не задумался о машине. Только после уговоров мамы и друзей Нголо согласился на малютку Renault Clio, но его быстро отговорил тренер Патрис Гаранд: «И как ты собираешься ездить к родителям на такой маленькой машине? Возьми лучше Megane». Канте прислушался, но подумал, что переплачивать за автомобиль глупо – поэтому взял подержанный.

«Я навсегда запомнил две вещи: его Megane и рюкзак, с которым он приезжал на тренировки, – ухмылялся спортивный директор «Кана» Ален Авелья в интервью France Football. – Даже на игры Нголо таскал с собой этот дурацкий рюкзак, а не спортивную сумку».

В Англии Канте зарабатывает тонны денег, но ездит на Mini Cooper. И чинит его при помощи скотча

В 2015-м Канте перебрался в «Лестер» за 8 миллионов евро и получил контракт на 40 тысяч фунтов в неделю. Но даже такие деньги ничего в нем не изменили. The Guardian писал, что первое время Нголо хотел прогуливаться до базы пешком, упорно отказывался от автомобиля и сдался только под серьезным давлением Варди и других парней. Так француз купил у знакомого Mini Cooper S. Такой стоит 20 тысяч фунтов, но поскольку Нголо снова брал машину с рук, заплатил явно меньше.  

Mini – невероятный вариант для человека с зарплатой, которая была у Канте. Cooper S ругают за непритязательные материалы в отделке салона, неудобные кресла и внутренности, которые не соответствуют цене.

Разумеется, Канте на это плевать. Он быстро привык и так и не пересел на роскошный BMW i8S, который владелец клуба Вичай Шриваддханапрабха подарил всем лидерам команды за победу в АПЛ.

Нголо не бросил Mini и после перехода в «Челси», где он получает уже 110 тысяч фунтов в неделю. В январе-2018 Канте ехал на полуфинал Кубка лиги с «Арсеналом» и врезался в грузовик. Итог: разбитое боковое зеркало и вмятина над передним колесом. «Наверняка он был серьезно раздражен, – рассказывал The Sun очевидец аварии, который узнал Канте. – Но мне показалось, что радость от селфи с фанатами поглотила его куда сильнее».

Через неделю машина Нголо снова сияла в медиа – ее вид почти не изменился. Французу настолько безразличен имидж, что он забыл о существовании автосервисов и попробовал справиться своими силами: прикрепил стекло на скотч, а вмятина, видимо, ему не сильно и мешала – оставил все как есть. 

===

В России с такой практичностью и сообразительностью Канте здорово сэкономил бы еще и на страховке – ему было бы достаточно полиса ОСАГО, оформить который можно в «Росгосстрахе»*. Сделать это можно онлайн, а потом просто распечатать полис.

===

«Я никогда особо не любил автомобили и уж точно не мечтал о роскошном, – объяснял он The Sunday Times в 2018-м. – Mini был хорош, чтобы привыкнуть к левостороннему движению. После контракта с «Челси» моя жизнь никак не изменилась, и я все еще на нем езжу. Очень удобно».

Чемпион мира. Два титула АПЛ и Кубок. Футболист года в Англии и во Франции.

Подержанный Mini.

Нголо точно не с нашей планеты.

Фото: twitter.com/LPIFF75; REUTERS/Darren Staples

*ПАО СК «Росгосстрах», лицензии Банка России на осуществление страхования СИ № 0001, СЛ № 0001, ОС № 0001-02, ОС № 0001-03, ОС № 0001-04, ОС № 0001-05 и на осуществление перестрахования ПС № 0001, выданы 06.06.2018, бессрочные.

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

1. Юрген Клопп внес лишь одно изменение в состав, который разгромил «Ньюкасл» в среду – вместо Джордана Хендерсона появился Фабиньо. «Ливерпуль» вышел в схеме 4-2-3-1. Это основная формация команды в последние месяцы, но очень долго Клопп опасался использовать ее в топ-матчах (вероятно, из-за нехватки сыгранности). Сомнения в прошлом – схема удачно сработала против «МЮ» и появилась во втором большом матче подряд.

Состав «Арсенала» определили травмы. В последних играх команда действовала по схеме 4-4-2 ромб, но прямо перед матчем травмировался Месут Озил (упс, кажется, не он виноват во всех оборонительных бедах «Арсенала»). Унаи Эмери перешел на 4-2-3-1, сенсационно выпустив в старте Эйнсли Мэйтленд-Найлза.

2. «Ливерпуль» овладел искусством управления матчем. Команда Клоппа идеальна в разных режимах и умело переключается между ними.

«Ливерпуль» создал себе заслуженное преимущество в режиме «позиционные атаки+прессинг» – в первые 16 минут команда владела мячом 73% и почти не выпускала «Арсенал» в атаку (4:2 по ударам).

С 16-й минуты и до конца тайма хозяева убрали прессинг, но продолжили терпеливо разыгрывать мяч – 52% владения (4:2 по ударам). Во втором тайме «Ливерпуль» отдал мяч и перешел на контратаки – 40% владения (8:4 по ударам).

В любом сценарии команда Клоппа была намного лучше соперника. Такая гибкость помогает удерживать победный счет почти в любом матче. «Ливерпуль» сильно в этом прибавил – в сезоне-2015/16 они потеряли 15 очков, ведя по ходу матча; в сезоне-2016/17 – 18 очков; в прошлом – 14; в этом – только 2 (в гостях против «Арсенала»).

Три самые частые претензии при подобных потерях: а) не умеют защищаться при стандартах; б) их хватает только на 60-70 минут; в) не знают, как обороняться без прессинга. Клопп уничтожил каждую из них, а вчерашний матч совсем уж ярко это подчеркнул. «Арсенал» ни разу не пробил со стандарта, а после 60-й минуты не было ни одного удара из штрафной «Ливерпуля», хотя команда отдала мяч и не прессинговала.

И самое классное: Клопп остался недоволен (какой же он крутой – сорри, не удержался, хотя будет еще отдельный пункт). После матча немец сказал, что «Ливерпуль» не должен был снижать интенсивность прессинга при 2:1. Нет причин подозревать Юргена в лукавстве, но, даже неправильно отреагировав на ситуацию, «Ливерпуль» ничего не дал создать сопернику. Настолько комфортно команда чувствует себя в любом режиме.

3. Правильным по Клоппу режимом был тотальный прессинг даже при счете 2:1. «Мы были хороши и в начале матча сделали именно то, что хотели. А хотели мы прессинговать, не давая «Арсеналу» коротко разыгрывать мяч», – объяснил немец.

Команда Эмери всегда фанатично разыгрывает мяч от вратаря, но пока не очень хороша в этом; вот почему высокий прессинг против «Арсенала» всегда актуален, особенно если качества игроков позволяют так играть.

Привычные фишки прессинга Клоппа – идеальная слаженность и очень синхронное начало давления. Вчера Юрген добавил еще две детали: ассиметричные роли Джердана Шакири и Садьо Мане. Цель – свести розыгрыш «Арсенала» к двум вариантам: либо потеря, либо перевод на Штефана Лихтштайнера, в котором не видели особой угрозы.

Схема прессинга «Ливерпуля»: Мане ориентируется на Мустафи, Шакири – на Колашинаца (параллельно контролируя пас на Джаку). Лихтштайнер относительно свободен (хотя на практике к нему всегда успевал Робертсон или даже Мане).

«Арсенал» не предложил особенных вариантов розыгрыша. Иногда Джака опускался к защитникам. В таком случае прессинг «Ливерпуля» становился более персональным – так накрывать было даже проще.

4. У «Арсенала» тоже было желание прессинговать. Но почти ничего не получалось. Эмери нагрузил команду слишком трудными инструкциями. Вся атакующая четверка получила двойные задания: Рэмзи и Обамеянг опекали опорников и в нужный момент выдвигались на центральных защитников. Нужный момент – это когда есть поддержка партнеров, а пас защитника «Ливерпуля» на опорника перекрыт. Определение этого нужного момента стало проблемой – особенно для Обамеянга.

У Ивоби и Мэйтленда-Найлза была похожая инструкция: перекрывать центральную зону, а в нужный момент выдвигаться для прессинга фланговых защитников «Ливерпуля».

Обамеянг выдвинулся в неправильный момент. Легкий пас на Фабиньо открыт, о чем кричит Рэмзи. Аарон разрывается между Фабиньо и Вейналдумом.

«Ливерпуль» в пару передач проходит прессинг именно через Фабиньо.

Формально гол «Арсенала» родился из прессинга, но есть два важных момента: а) до и после гола «Ливерпуль» легко проходил давление, этот эпизод – явное исключение; б) даже в этом моменте прессинг не был хорошим.

У Деяна Ловрена были и явные варианты, и время – либо через Алиссона на ван Дейка, либо напрямую ван Дейку. Хорват сыграл в единственную зону, где у «Ливерпуля» нет численного преимущества. Это сильнее, чем прессинг (снова неоправданный, так как «Ливерпуль» был в выигрышной позиции), помогло «Арсеналу».

5. «Арсенал» был ужасен не только в прессинге, но и при позиционной обороне.

В таких эпизодах команда Эмери всегда держала оборонительную линию из 4 игроков – то есть Лихтштайнер и Колашинац не реагировали на движение Мане и Шакири. Ивоби и Мэйтленд-Найлз при этом оглядывались на Александера-Арнольда и Робертсона. Результат: центр поля закрывали только опорники, которым иногда помогал Рэмзи. У «Ливерпуля» всегда был перевес – иногда доходило до ситуаций 4-в-2.

Фабиньо полностью свободен, потому что у «Ливерпуля» слишком много футболистов в центре после смещения Мане и Шакири.

По отдельности в решениях футболистов была логика: Колашинац не выдвигался, потому что боялся открываний Салаха за спину (и правильно), Лихтштайнер – потому что не хватит скорости вернуться (тоже верно), а вингеры справедливо уделяли повышенное внимание крутым ТАА и Робертсону. Но в таком сочетании и в рамках этой схемы такие решения приводили к преимуществу «Ливерпуля» в центре – Торрейру и Джаку бросали на растерзание.

6. Странный план Эмери подставлял опорников, но это не отменяет индивидуального провала Лукаса Торрейры.

Его чаще всех обыгрывали на дриблинге (5 раз), он нетипично для себя глупо терял мяч и выдал худшие 20 минут в сезоне (точно свои – возможно, вообще). Дальше было чуть лучше, но лишь относительно этих ужасов.

И да: Торрейра с легкостью входит в топ-3 футболистов «Арсенала» в этом сезоне. С одной стороны, это все, что нужно знать про «Арсенал» в этом матче. С другой, не судите уругвайца строго, если видели его игру только вчера.

7. Главный сюрприз в составе «Арсенала» – Мэйтленд-Найлз – забил и оставил позитивное впечатление.

Он центральный полузащитник, которого в первой команде еще со времен Арсена Венгера ставят на фланги защиты, потому что он быстрый. Вчера он как раз доказал, что быстр и универсален, но этого было достаточно, чтобы выделиться в таком «Арсенале».

8. Единственным, кто создал «Ливерпулю» тактические проблемы, был Рэмзи. Каждый раз, когда Фабиньо и Вейналдум выдвигались для поддержки прессинга, Аарон находил пространство за их спинами и создавал вариант партнерам.

Фабиньо возвращается после прессинга, а Рэмзи уже готов получать мяч.

Еще менее явное выдвижение Вейналдума, но Рэмзи заметил и использует.

Это невероятно затратная и трудная работа. Аарон хорош в ней. Вчера он не получал должной поддержки партнеров (не всегда замечали и не создавали ему варианты после получения мяча). Движение валлийца не трансформировалось в явные моменты, но это заметил Клопп.

9. «Я сделал замену. Выпустил Хендо, чтобы перекрыть полуфланги – Рэмзи постоянно находил там пространство», – объяснил Клопп.

Еще раз: какой же Клопп крутой – реагирует даже не на реальный источник моментов у соперника, а убивает потенциальную проблему в зародыше. После выхода Джордана Хендерсона команда перестроилась на 4-3-3.

Ход сработал – в центре действительно стало плотнее. «Ливерпуль» уверенно доиграл матч.

10. Алиссон – главная причина фантастической оборонительной статистики «Ливерпуля». Вчера не было подвигов в его исполнении, но даже в матче, где он сделал лишь один сейв и пропустил, бразилец был невероятно полезен.

Алисон завершил матч с 90% точности передач – лучший результат в «Ливерпуле». Он сделал больше всех точных дальних пасов, но даже его короткие передачи были полезными. Как правило, он провоцировал игроков «Арсенала» на прессинг, а потом удобно и своевременно передавал мяч партнерам.

Круто, что его игра в пас проявилась и в голевых эпизодах. Атаки на 2-й и 4-й гол начались именно с шикарных вводов вратаря «Ливерпуля».

11. Мо Салах в роли невоспетого героя «Ливерпуля» – оксюморон? Кажется, вчера было именно так. Обычно Салаха хвалят за голы, игнорируя его недостатки. Вчера он забил лишь с пенальти (не лучшим образом его исполнив), но был во всех смыслах полезен.

В тактическом плане – именно его позиция не давала Колашинацу выдвигаться за Шакири, что определило преимущество «Ливерпуля» в центре. В плане работы на команду и прессинга – тоже был безупречен: почти всегда давление начиналось с Салаха, эту роль импульса для прессинга он отлично выполнил. В плане созидания – космический по исполнению и замыслу ассист (в касание после дальнего паса!) и миллион обработок мяча, которыми нужно восхищаться.

Еще был пенальти, который Мо подарил Фирмино. «Салах отдал пенальти Бобби. В этот момент я почти расплакался, потому что знаю, как сильно Мо хочет забивать. Очень красивый жест», – сказал после игры Клопп.

12. Умное движение Роберто Фирмино, как обычно, связывало команду. Он идеально подстраивался под позиции партнеров – если в центре и без него было преимущество, шел ближе к Салаху; если опорникам нужна была поддержка, опускался к ним; и т.д.

Легкое отличие от большинства матчей: к огромному объему малозаметной работы с мячом и без мяча прибавились три гола (включая выдающийся индивидуальный мяч). Еще: Бобби нисколько не зазнался и отпахал на левом фланге полузащиты после перехода на 4-3-3.

13. Обамеянг сделал 13 касаний – 6 из них с центра поле после голов.

Смешно? Очень. Заслуживает критики? Конечно. Только ли в нем проблема? Нет. «Арсенал» так и не придумал, как проходить прессинг «Ливерпуля». Даже когда хозяева сбавили интенсивность, у команды Эмери были гигантские проблемы с продвижением мяча. Замены, в том числе выход Ляказетта вместо Обамеянга (учитывая счет, странно, что один заменил другого), никак на это не повлияли.

14. Умышленно или нет Клопп произнес издевательскую для фанатов «Арсенала» фразу: «5:1 против «Арсенала» не очень часто случаются, поэтому я действительно рад за ребят».

Матч неизбежно будут сравнивать с 5:1 в феврале 2014-го. По многим статьям вчерашнее поражение было более унизительным для «Арсенала».

4 года назад «Арсенал» позорно посыпался, получив два быстрых гола от Мартина Шкртела со стандартов. Да, сами виноваты, но такое случается категорически редко. Из подобного положения на «Энфилде» почти невозможно выбраться – нужны дикие риски. Такое начало хорошо объясняло безбашенный характер матча и последовавший разгром.

Вчера «Арсенал» сам забил быстрый (пожалуй, незаслуженный) гол, но все равно получил 5 в ответ, просто потому что соперник был несоизмеримо лучше – не только в контратакующем режиме, а абсолютно во всем.

В 2014-м команда хотя бы смогла прижать «Ливерпуль» – 33% действий были на трети хозяев (против 21% на трети «Арсенала»). Вчера «Ливерпуль» вел в счете 75 минут, но не уступил территорию, даже когда мяч был у «Арсенала» – 24% действий на трети хозяев (против 28% на трети «Арсенала»).

15. «Арсенал» приехал на «Энфилд» без четкого понимания, как проходить прессинг «Ливерпуля», но с фанатичным желанием разыгрывать мяч от вратаря. Это тренерский провал Эмери. На послематчевой пресс-конференции Унаи выглядел таким же беспомощным и выдал один совсем уж анекдотичный тезис: «Мы забили, а потом они надавили. Когда они давят на этом стадионе, они давят с невероятной решительностью. И у них есть игроки, способные решать такие матчи».

В разгроме 1:5 помешал собственный гол, разозливший соперника – окей. 

16. Официально: теперь «Ливерпуль» тактически гибкий в больших матчах. Схема 4-2-3-1 не просто используется, но и трансформируется при прессинге. Юрген продолжает развивать команду – и кажется, это не предел (интеграция Наби Кейта, возвращение АОЧа и Джо Гомеса добавят опций).

Клопп переиграл Эмери во всех отношениях: стартовый план, общая поставленность игры, замены, пресс-конференции. Самый трудный месяц английского календаря «Ливерпуль» прошел вообще без потерь, забивая больше 3 мячей за игру.

Какой же Юрген крутой!

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: Gettyimages.ru/Clive Brunskill; REUTERS/Phil Noble; globallookpress.com/Andrew Yates/imago sportfotodienst

развернуть

Пробежал уже 2.5 тысячи километров.

Помогает себе

15 декабря «Тоттенхэм» принимал «Бернли» на «Уэмбли». Болельщики гостей преодолели 300 километров, разделяющие Лондон и Бернли, на машинах и электричках. Все, кроме 44-летнего Скотта Канлиффа – мужчина самостоятельно добежал до Лондона, потратив целую неделю. Это уже девятый забег Скотта – в сезоне-2018/19 он бегает на все выездные игры «Бернли».

Cкотт с детства болеет за «Бернли», но так много игр, как в этом сезоне, он не посещал с детства. Все дело в работе: Скотт – профессиональный переводчик, и последние 20 лет он провел в странах Юго-Восточной Азии с благотворительной миссией. Как правило, это были страны с серьезными внутренними проблемами, поэтому жутких моментов было достаточно. Один из самых мощных – оккупация индонезийскими войсками республики Восточной Тимор, которая сопровождалась казнями, пытками и массовыми убийствами.

Увиденное произвело на Канлиффа такое сильное впечатление, что в 2018-м он вернулся домой в Бернли с серьезными ментальными проблемами. «Я работал в зонах конфликтов, часто был свидетелем насилия и страданий в Индонезии и Тиморе-Лешти, что привело к ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство, cиндром, при котором после травмирующего события сохраняются сильные тревожные ощущения – Sports.ru) и депрессии», – рассказал Скотт Sports.ru.

Несколько месяцев Скотт провел дома и работал с психотерапевтом, которому пришла в голову гениальная идея – победить депрессию с помощью бега. В июле 2018-го Скотт запустил The Run Away Challenge: по условиям, он бегает на каждый выездной матч «Бернли» в АПЛ в сезоне-2018/19. Цель – пробежать 4 000 километров. «Я хотел, чтобы задача включала в себя то, что я люблю: футбол, путешествия и бег на выносливость», – рассказал нам Скотт.

Челлендж стартовал 2 августа: от «Терф Мур» (домашний стадион «Бернли») Скотт бежал 245 километров до «Сэнт-Мерис» (арена «Саутгемптона»). Дорога заняла 10 дней. Уже на середине пути он получил небольшую травму, из-за которой нога зверски распухла и не влезала в ботинок. «Это не самое легкое начало, но я готов к испытаниям!» – написал Скотт в твиттере, добравшись до Саутгемптона.

Дальше были марафоны в Лондон (292 км, трижды за 22 дня), Манчестер (37 км), Лестер (183 км), Вулверхмптон (159 км) и Кардифф (339 км). Каждый раз он возвращался в Бернли и начинал от домашней арены. Скотт пробежал 2443 километра (в режиме реального времени считают на сайте челленджа), сделал больше двух миллионов шагов и сжег около 230 000 килокалорий.

Кстати, Скотт ведет твиттер и инстаграм, в которых можно наблюдать за его трипами (точно понравится любителям колоритных фото английской глубинки).

Он старается держать спокойный темп и пробегать в день не больше 20-25 миль, но иногда обстоятельства вынуждают ускорять график. «Самый тяжелый путь был на матч «Вулверхэмптона». Я пробежал почти 100 километров за день – раньше я никогда не бегал так много», – рассказывает Скотт.

Наверное, другой человек не выдержал бы такой темп, но Скотт всегда был фанатом бега и раньше регулярно гонял на марафоны. Чтобы восстановиться после целого дня в движении, Скотт использует углеводные батончики, пиво и калорийную еду (за день бега он сжигает около 8 000 килокалорий). Обязательная процедура – час лежать с поднятыми вверх ногами, чтобы снять напряжение.

Несколько раз с ним ездила машина сопровождения, но в итоге Скотт отказался от нее. «Теперь я знаю маршрут, мне не нужна машина поддержки. По пути есть много мест, где можно купить еду и напитки», – рассказал Скотт. Обычно он ночует в пригородных мотелях (за исключением трех марафонов, когда он спал в фургоне сопровождения), но в последнее время он стал популярнее и иногда люди сами пишут ему и предлагают ночлег.

Помогает другим

Уже несколько месяцев у Скотта сверхтяжелый график. Он признается, что иногда по утрам ему бывает сложно заставить себя бежать дальше. Но Скотт выдерживает ради благородной цели.

Помимо лечения собственной депрессии мужчина помогает другим: на сайте челленджа открыт сбор средств, куда уже задонатили больше 8 тысяч фунтов (скорее всего получится собрать намного больше запланированных 10 тысяч фунтов). Деньги достанутся благотворительной организации Бернли, которая разделит их между локальными организациями, которые занимаются лечением психического здоровья людей, попавших в сложную ситуацию – в Бернли и в городах, где бывает Скотт во время марафона.

Для этого в каждом городе Скотт встречается с благотворительными организациями, выбирает лучшие проекты и рассказывает людям о своем челлендже. И это еще одна его цель – показать, что депрессию можно победить даже с помощью бега. Пока получается.

Скотт стал локальной знаменитостью (и даже появился в эфире SkySports), и его часто узнают на стадионах: «Все больше фанатов начинают узнавать меня. Я часто слышу, что мой пример вдохновил их. Я всегда счастлив, когда фанаты упоминают о своей борьбе с депрессией, потому что говорить о проблемах психического здоровья очень важно. Надеюсь, что я кому-то помог».

Бегайте – и болейте только за свой клуб.

Фото: instagram.com/sekott

развернуть

Виталий Суворов – об испанце, который все успел.

Игроки «Барселоны» частенько рассказывают, как перед финалом Лиги чемпионов в Риме против «Манчестер Юнайтед» – ровно за двадцать минут до игры, если быть точным – Пеп Гвардиола собрал парней в раздевалке, выключил свет и показал семиминутный мотивационный ролик с участием всех футболистов команды (был даже Габи Милито, который вообще не выходил на поле из-за травмы) под музыку из «Гладиатора». Говорят, к концу видео кто-то из игроков плакал. Пеп точно был доволен собой. Уже через десять минут Это’О проскочил Видича и забил 36-й гол в сезоне, а полет Лео, который выдал, возможно, первый по-настоящему великий перформанс в карьере, вошел в историю так же быстро, как и выпученные глаза Эдвина ван дер Сара, мимо которого прошагал шокированный Карлес Пуйоль – оглушенный, руки-на-затылке, все еще не понимающий, что вообще только что произошло.

Сложно сказать, помог ли предматчевый трюк Гвардиолы забить Это’О уже в первом тайме. Кроме того, мы понятия не имеем, что именно видел Месси, пока парил над штрафной площадью ван дер Сара – растерянные лица игроков «Манчестер Юнайтед» или довольную ухмылку Марка Аврелия. За последние двадцать лет футбол совершил настолько гигантский скачок во всем, что касается тактики, медицины, технологий и цифровой обработки, что даже странно, как мало мы знаем о его психологической стороне – и видит бог, есть что-то особенно приятное в том, когда победа почти очевидным образом складывается не из удачной схемы 4-3-3 или ураганного контр-прессинга, а из чего-то настолько простого, что никому даже не нужно ничего объяснять. 

На экваторе лета, когда до премьеры главной футбольной документалки года от Amazon оставалась еще пара недель, официальный аккаунт «Манчестер Сити» опубликовал как раз такой ролик. За окном – декабрь 2017-го. «Сити» вот-вот выйдет на важнейший матч с «Тоттенхэмом», а их лидер – Давид Сильва – находится не то, что не в раздевалке, а в другом часовом поясе. Гвардиола врывается в комнату и начинает: «Сегодня мы должны победить по одной-единственной причине. Мы должны победить для Давида Сильвы и его жены Джессики. Он страдает. Сейчас мы выйдем на поле, и если, черт возьми, нам тоже придется непросто, то мы сделаем это ради него. Слышите меня?»

Само собой, они его слышали – «Сити» вылетел из раздевалки и забил «Тоттенхэму» четыре, но Давиду и Джессике явно не стало от этого проще. За несколько дней до матча на «Этихаде» их сын Матео родился на три месяца раньше срока. Сильва улетел в Испанию. Разгром «Тоттенхэма» он смотрел на iPad, обнимая жену в палате госпиталя «Каса де Салюд» в Валенсии. Когда на 70-й минуте Кевин де Брюйне забил второй – и пожалуй, решающий – гол в игре, бельгиец повернулся к камере и показал пальцами номер 21, под которым играет Сильва.

Еще через несколько дней Давид прилетел в Англию, провел полный матч против «Уотфорда», а затем снова вернулся в больницу –  и впервые рассказал о проблемах сына публично, поблагодарив персонал госпиталя, «Манчестер Сити» и Гвардиолу.

«Это были тяжелейшие шесть месяцев в моей жизни, – рассказывал Сильва позже. – Я почти не спал, почти не ел, постоянно летал из Англии в Испанию и обратно. Перелеты казались безумно долгими, потому что я думал только о Матео и Джессике. Не думаю, что вы можете подготовить себя к чему-то подобному. Просто невозможно представить, насколько это сложно до того момента, пока это не происходит с вами на самом деле. Как только я прилетал в Валенсию, я сразу же бежал в госпиталь и проводил там все время. И даже когда возвращался в Манчестер, умом оставался в Испании».

Из-за болезни сына Давид толком не успевал даже тренироваться (по его словам, на поле он поначалу выбирался примерно раз в неделю) – но это не мешало ему снова и снова запрыгивать в самолет до Манчестера и играть так, будто в его жизни не происходит вообще ничего, кроме футбола. В первой половине 2018-го испанец забил по голу в двух разгромах «Арсенала» подряд, сделал ассист в матче с «Челси», который закончился минимальной победой «Сити», сочинил две передачи в мощной победе над «Эвертоном» и выдал дубль в ворота «Стока», отметив голы фирменным жестом – поцелуем любимой двоюродной сестры Синтии, чье имя уже семнадцать лет выбито на левом запястье испанца. Синтия скончалась от рака в пять лет. С того момента каждый забитый мяч дарит Давиду еще один крошечный поцелуй.

Все это время ни в Англии, ни в Испании понятия не имели, чем закончится лечение его сына – и, конечно, никто бы даже не удивился, если бы в какой-то момент Сильва плюнул на все и улетел в Валенсию на несколько месяцев. Дошло даже до того, что Гвардиола публично разрешил Давиду поступить именно так. Перед январской игрой с «Бернли» в Кубке Англии, когда испанцу снова пришлось мчаться к семье, Пеп придвинулся к микрофону и заявил, что ему «совершенно плевать, если «Сити» проиграет из-за того, что Давид не сможет быть с нами».

Следующим вечером Сильва вышел в основе и отдал голевую на Лероя Сане. «Сити» забил четыре и выпрыгнул в следующий раунд.

В феврале испанец побил 130-летний английский рекорд, выиграв 26 матчей с «Сити» во всех турнирах подряд, а к концу сезона-2017/18 забил 10 голов и провел 17 полных матчей за клуб с того момента, как Маттео и Джессика впервые оказались в больничной палате. Кроме того, Давид ворвался в топ-3 лучших ассистентов АПЛ (11 передач) и в топ-4 по количеству передач под удар с игры в среднем за 90 минут (2,4). Чаще него создавали моменты только Виллиан, Озил и Азар – и, к счастью, никому из них не приходилось бежать в госпиталь после каждого матча.

Все это не сильно расходится с цифрами, которые Сильва выбивал задолго до того, как в Англию прикатил Гвардиола – но получил ли испанец истинное признание за пределами «Этихада»?

За восемь лет в лиге Давид взял три титула АПЛ и стал полноценным капитаном «Сити» в отсутствие Компани, но, пожалуй, все еще остается одним из самых недооцененных футболистов в Европе – в том числе из-за чересчур ярких партнеров и тренеров, которыми в разное время были ребята вроде Тевеса, Агуэро, Туре, Балотелли (вот уж у кого точно непросто оттяпать немного внимания), де Брюйне и Гвардиолы. При этом с того момента, как Сильва дебютировал в АПЛ, именно он чаще всего выводил партнеров на удар среди всех игроков лиги – на старте сезона за плечами Давида было 676 таких передач, на 175 больше, чем у ближайшего преследователя Эдена Азара. Кроме того, испанец – в десятке лучших ассистентов в истории АПЛ (77 ассистов). Из действующих игроков премьер-лиги выше него – только Милнер и Фабрегас; чтобы ворваться в пятерку и подвинуть Дениса Бергкампа испанцу осталось придумать меньше 20 передач. 

При Гвардиоле Сильва стал еще и героем одного из самых впечатляющих тактических перевоплощений лиги: отыграв почти всю карьеру на позиции десятки в 4-2-3-1 или на фланге в 4-3-3/4-4-2, Давид стал одним из центральных полузащитников в тройке с Кевином де Брюйне и Фернандиньо. Вместе с более глубокой позицией испанец получил и кучу новой, не всегда творческой, но предельно требовательной работы – и не только справился с ней отлично, но и вообще не сдал в том, что касается общего влияния на игру и вклада в атаку: 9 голов, 11 ассистов, 73 передачи в среднем за матч с точностью 88.9% (лучшие показатели в его карьере) и 0.33 ожидаемых ассиста в среднем за 90 минут – пятый результат в АПЛ среди всех, кто провел на поле больше 2000 минут.

«Гвардиола использует Сильву в качестве центрального полузащитника в 4-3-3. Готовясь к матчу, мы были потрясены его физической готовностью к этой роли, – рассказывал летом аналитик из штаба Антонио Конте в «Челси». – Играя центрального полузащитника, он должен покрывать намного большую зону, чем когда он исполнял атакующего полузащитника. И он просто шикарно справляется. Он доказал, что обладает выносливостью, необходимой для забегов на большие дистанции. И даже после 90 минут беготни он сохраняет концентрацию и принимает верные решения с мячом».

Наконец, за игрой Сильвы просто безумно приятно смотреть – и, пожалуй, всего несколько футболистов в Европе могли бы навязать ему конкуренцию в том, что касается легкости, плавности, умопомрачительной способности создавать пространство бесконечным движением, прятаться от соперников, а затем резко врываться в свободную зону и продвигать мяч вперед через пас. Через пару недель Давиду исполнится 33, но, кажется, ему об этом еще не сказали: испанец положил уже 8 голов во всех турнирах в этом сезоне и уверенно идет в топ-4 АПЛ по ожидаемым ассистам. 

«Сильва – один из лучших игроков, которых я когда-либо тренировал, – сказал Гвардиола этой осенью. – Он выдающимся образом находит пространство между линиями. Давид – мастер в этом, а на такое в принципе способны немногие. Я люблю игроков, которые в трудные моменты выходят вперед и говорят: «Окей, парни, я здесь».

Когда Матео выписали из госпиталя за несколько недель до конца сезона-2017/18, Сильва сразу же взялся планировать первое появление сына на «Этихаде». Дебют Сильвы-младшего состоялся в августе: за пару минут до домашнего матча с «Хаддерсфилдом» Давид укутал Матео в лазурную форму «Сити», взял на руки и вышел на поле под аплодисменты болельщиков. «Матео был главной звездой дня, – радовался Давид. – Когда он подрастет, именно об этом моменте я расскажу ему в первую очередь. Не о кубках, не о победах. Все это отошло на второй план».

Аплодисменты в тот день прогремели на «Этихаде» еще несколько раз. «Сити» как обычно не остановился ни после первого, ни после второго, ни после третьего гола – а потом Андре Марринер поставил штрафной и к мячу подошел Сильва. Через несколько кадров – сразу же после еще одного крошечного поцелуя – на экране появился Матео. В синей форме, на руках Джессики. А заодно и на руке Сильвы рядом с новой татуировкой Never Surrender – «Никогда не сдавайся» – выбитой прямо над именем Синтии.

«Иногда я спрашиваю себя: как мне вообще удалось со всем этим справиться?» – сказал Сильва куда-то в воздух в интервью FourFourTwo через несколько месяцев после игры.

Кажется, у него до сих пор нет ответа.

Фото: Gettyimages.ru/ Laurence Griffiths, Jasper Juinen, Shaun Botterill, Michael Regan

развернуть

Перу хорошо сыграла Африку.

Новое издание самого сурового рейда в истории человечества еще до старта получило уникальный статус: впервые за 41 год ралли запланировали по территории лишь одной страны, пообещав при этом 70 процентов дистанции провести через пустыни и пески. Участники и телевизионщики сходу забеспокоились по поводу однотипности спецучастков и пейзажей: никому не хотелось бы десять дней подряд сражаться и наблюдать за гонкой в схожих декорациях. Тем не менее, Перу доказала разнообразность своей территории: в этой стране в самом деле есть все. Вот лишь немногие примеры божественной природы и ландшафтов этой южноамериканской страны.

Тем не менее, центром программы «Дакара» традиционно стала пустыня. И ее не зря называют сухопутным морем.

Ехать по нему очень трудно.

Каждый участник выбирал собственный путь.

И очень часто пейзаж оказывался обманчивым и коварным.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

. If it were easy it wouldn’t be called Dakar... right @martinprokopofficial ? . Si fuese sencillo no le llamarían @Dakar . #Dakar2019

Публикация от Dakar (@dakarrally)

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Dakar (@dakarrally)

Просторы Перу сокрушали даже настоящих гигантов.

Вот насколько эти грузовики большие на самом деле.

Рейд вообще вышел очень выматывающим.

Участники демонстрировали чудеса мастерства.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Dakar (@dakarrally)

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Dakar (@dakarrally)

Но получалось далеко не всегда.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

. ... and suddenly. 🙈 ... y de repente. . #Dakar2019

Публикация от Dakar (@dakarrally)

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Dakar (@dakarrally)

Когда что-то шло не по плану, приходилось ремонтироваться прямо в походных условиях.

Причем не только технику.

Какая-то помощь ждала только на бивуаках.

Но смазка надолго въелась в руки участников.

Потому что вымывали в первую очередь технику, а не себя.

Но каждый все равно наслаждался как мог.

В конце концов, для них даже десяток дней суровой гонки — мечта всей жизни. Как бы «Дакар» ни менялся и куда бы ни переносился, в нем все равно останется первозданная авантюристская романтика испытания человека на прочность — а значит, подобные снимки не закончатся никогда.

Фото: facebook.com/dakar; REUTERS/Carlos Jasso, Franck Fife/Pool; globallookpress.com/Red Bull Content/ZUMAPRESS.com, Xinhua; Gettyimages.ru/Dean Mouhtaropoulos

развернуть

Парни, которые смогли.

В детстве они подавали мячи за бровкой, выводили кумиров на матчи, просили футболки и совместные фото (селфи тогда еще не было). Теперь они в порядке на поле.

Фото: REUTERS/Juan Medina; globallookpress.com/Christian Charisius/dpa, Craig Mercer/imago sportfotodienst, Marcelo Machado De Melo/ZUMAPRESS.com, D.Nakashima/AFLO, Urbanandsport/ZUMAPRESS.com, Mutsu Kawamori/AFLO, Giuseppe Maffia/ZUMAPRESS.com, Panoramic/ZUMAPRESS.com; instagram.com/sneijder10official; instagram.com/ardaturan; gazzetta.it; lavozdegalicia.es/M. MORALEJO; instagram.com/patrickkluivert9; MahouTV; hns-cff.hr; Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Clive Rose, Mike Hewitt, Alex Broadway, J. Quinton; liverpoolecho.co.uk; twitter.com/youridjorkaeff; РИА Новости/Евгений Одиноков

развернуть

Фонетическая битва 90-х.

После прощания с Моуринью руководству «Манчестер Юнайтед» нужно было развеять гнетущую атмосферу и вернуть оптимизм. Устроить так, чтобы следующие полгода игроки и болельщики провели в компании хорошо знакомого и максимально приятного человека. Мог ли кто-то справиться с этой ролью лучше Оле-Гуннара Сульшера?

Его лояльность «МЮ» бесконечна. Норвежский Питер Пэн прихватил с собой в Каррингтон плитку молочного шоколада для местной легенды. Вместе с ним в клуб вернулся помощник Фергюсона Майк Фелан. Когда-то при Оле-Гуннаре за резерв «Юнайтед» дебютировали юные Поль Погба и Джесси Лингард.

Сульшер забил за «МЮ» 126 голов. Один из них – вы прекрасно знаете какой – сначала отправил игроков «Баварии» в транс, а спустя 19 лет вынудил Мюнхен забанить твиттер Лиги чемпионов из-за «болезненных воспоминаний».    

Единственное доставленное Оле-Гуннаром неудобство – его фамилия. В 1996-м журналисты и фанаты не сразу разобрались в произношении: Сульшер или Солскьяер? «Комментаторы в конце концов научатся, если я продолжу забивать», – как будто пожал плечами нападающий в интервью клубному журналу.

Недавно «Манчестер Юнайтед» выложил получасовую подборку всех голов норвежца. Первые десять – это не только коллекция выходов один на один, добиваний и объятий Дэвида Бекхэма, но и полный комплект интерпретаций норвежской фамилии Solskjær (правда, «Сульшер» все же преобладает).

В дебютном сезоне Оле-Гуннар стал чемпионом и лучшим бомбардиром «МЮ», так что работы у комментаторов хватало.

«Если это возможно, я предпочитаю переговорить с игроком лично и получить ответ из первых уст, – писал в колонке «Как произносить имена иностранных футболистов» Джон Мотсон, на протяжение 30 лет главный голос спортивного отдела BBC. – Например, когда Оле-Гуннар Сульшер перешел в «Манчестер Юнайтед», я встретился с ним, чтобы понять, как произносить его имя. Он посоветовал мне говорить Solsk-jar (что-то близкое к «Солск-джар»), как вы и слышите у большинства комментаторов сегодня, потому что так легче – традиционную норвежскую манеру очень трудно передать».   

В книге Motty: Forty Years in the Commentary Box Мотсон возвращается к этой теме: «Когда поток зарубежных футболистов в английском футболе превратился в наводнение, самые добросовестные комментаторы осознали, что единственный способ узнать верное произношение – спросить у самого игрока. Скандинавские и голландские игроки встречали эту просьбу с улыбкой. «Вы ни за что не скажете так, как говорят в нашей стране», – обычно отвечали они. И давали нам упрощенную английскую версию». 

Там же Мотсон отметил, что никто из них (даже Оле-Гуннар Сульшер и Пьер ван Хойдонк) не приносил людям у микрофона столько головной боли, как датчанин Йеспер Гронкьер. 

***

Трансфер Сульшера в «МЮ» практически совпал с приходом английского футбола на российские экраны. И здесь фамилия норвежца стала причиной затяжного фонетического противостояния.

Интуитивно удачным казался вариант Солскьяер – прямая транслитерация Solskjær. Улавливаются стереотипные скандинавские звучания. «Коллина успокаивает лежащих в полуобморочном состоянии игроков «Баварии». Великие пижоны. А пижонов наказывают. Шерингем и Сольскьяер, вышедшие на поле, забили по голу», – фиксировал развязку барселонского финала ЛЧ-1999 Владимир Маслаченко.

Виктор Гусев в книге «Нефартовый», а позже и в интервью вспоминал, что даже прямой вопрос Оле-Гуннару не прояснил ситуацию: «Я у него спросил, как вообще вас называть, Сульшер, Солскьяер или еще что. Он говорит, называйте как вам угодно, у меня уже столько всяких имен, что даже родители не знают правильного произношения».

Вероятно, первым нападающего «МЮ» назвал Сульшером Александр Елагин. Когда речь идет о названиях клубов и именах игроков, комментатор-символ АПЛ 90-х ссылается на произношение носителей языка и предлагает сверяться с сайтом ru.forvo.com и фрагментами матчей на ютубе.

Но когда не было интернета?

«Никогда не делал из этого секрета. Было радио «Свобода», BBC, Сева Новгородцев. Все оттуда. Мы слушали музыку, там рассказывали об английском футболе. Мне всегда было важно, как разговаривает игрок, как его представляли», – ответил Александр Елагин на звонок Sports.ru.

Год назад пресс-служба ЦСКА записала интервью с Сульшером, тогда еще тренером «Мольде». Легко угадать, каким был первый вопрос:

Как фамилию Solskjær прочтет человек, знающий норвежский?

Объясняет Екатерина Веретенникова, преподаватель норвежского языка в минском центре шведских исследований:

– Уле Гуннар Сульшер (можно даже Гюннар, но первый вариант, пожалуй, лучше). О – чаще всего читается как наше «у», skj – «ш», æ – что-то среднее между «э»/«а», но можно написать «е».

Как и в любом языке, в норвежском есть определенные правила чтения. И есть буквы и звуки, которых нет в русском. Например, ‘æ’. Или ‘ø’ – такой буквы тоже нет.

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: globallookpress.com/imago/PRiME Media Images; Gettyimages.ru/Michael Steele/Allsport; globallookpress.com/imago/Colorsport

развернуть

Сделка за 140 миллионов фунтов изменила футбол.

Перед Новым годом вышла книга журналистов The Wall Street Journal Джонатана Клегга и Джошуа Робинсона про тайны английского футбола The Club (полное название на русском: «Клуб: как английская премьер-лига стала самой дикой, богатой и разрушительной силой в спорте»). В ней есть несколько фактурных историй про продажу «Челси» Роману Абрамовичу в 2003-м.

Мы изучили главы, где упоминается российский бизнесмен, и теперь знаем чуть больше про главную сделку начала нулевых.

Бывший владелец купил «Челси» за 1 фунт. И едва не привел клуб к банкротству

До Абрамовича клубом управлял Кен Бейтс – он занимался строительством, пошло шутил и вообще-то болел за «Куинз Парк Рейнджерс». Бейтс купил «Челси» в 1982-м, команда досталась ему ровно за 1 фунт, потому что тонула в неприятностях: провалилась во второй дивизион, а долги за реконструкцию «Стэмфорд Бридж», который передали сторонней фирме, грозили банкротством. Тогда улыбчивый Бейтс подобрал «Челси» со всеми его проблемами и стал обладателем приятного прозвища – Спаситель.

Сначала именно так он и выглядел: «Челси» вернул стадион и снова поднялся в главную лигу Англии. Но затем начались странности, которые и определили эпоху Бейтса. Это при нем поле «Стэмфорд Бридж» ограждала от трибун колючая проволока (из-за боязни хулиганов, которые лютовали в 1980-е), клуб 13 лет подряд выкидывали из Кубка Англии команды низших лиг, и снова появились они – долги-долги-долги.

Бейтсу мешал скверный характер: он маниакально искал заговоры и часто обвинял сотрудников в высокомерии. Из-за этого в 1998-м «Челси» расстался с тренером Рудом Гуллитом, который выиграл с клубом Кубок Англии – первый трофей за 26 лет.

«Это увольнение больше всего повлияло на мою жизнь, – рассказывал Гуллит The Times. – Я находился в шоке 3 месяца. Не мог даже представить, что люди, с которыми я работал каждый день, могли так поступить. Никто, в том числе и я сам, не понимал причину. Бейтс ничего мне не объяснил. Мы шли вторыми в премьер-лиге и впервые претендовали на место в Лиге чемпионов, вышли в четвертьфиналы обоих Кубков. У нас даже не было прощального разговора, и больше мы никогда не виделись».

В начале нулевых, когда «Челси» совсем поплохело, Бейтс начал догадываться, что платит футболистам неоправданно много. С момента основания АПЛ в 1992-м клуб подписал 63 игрока: они получали огромные деньги, но многие даже толком не играли. Так было с голландским защитником Уинстоном Богардом, у которого в 2000-м закончился контракт с «Барселоной», и он перешел в «Челси» свободным агентом. Клуб дал ему контракт на 40 тысяч фунтов в неделю, продержал четыре года и суммарно заплатил почти 10 миллионов фунтов. За это время довольный Богард вышел на поле всего 12 раз – а значит, получил по 800 тысяч за матч.

Странно, что Бейтс так нескоро опомнился, ведь даже для миллионера был слишком жадным. Он упрямо не понимал, зачем строить команде новый тренировочный центр, если его нельзя монетизировать, поэтому 37 лет, с 1970-го, «Челси» ездил в Харлингтон (недалеко от аэропорта Хитроу) – на базу, которая принадлежала Имперскому колледжу (исследовательский университет, до 2007-го был частью Лондонского). Ее бедные условия и древнее оборудование даже смущали новичков. «Я был шокирован, когда увидел, где проходят тренировки», – откровенничал Марсель Десайи после перехода из «Милана» в 1998-м.

Однажды Бейтс все-таки задумался о строительстве новой базы, но хотел соединить ее с мегамаркетом: пока футболисты тренируются, болельщики выбирают футболки и сувениры. Другая его идея: встроить в «Стэмфорд Бридж» комплекс с отелем, ресторанами и оздоровительным клубом для привилегированных гостей. Футболисты и сотрудники «Челси» к ним не относились – добро пожаловать в милый Харлингтон.

Неудивительно, что команда с боссом не ладила, Бейтс пугал ее непомерной расчетливостью и вечными нравоучениями. В 1999-м «Челси» пробился в Лигу чемпионов, и игроки послали к Бейтсу трех переговорщиков –  Грэма Ле Со, Джанфранко Дзолу и Денниса Уайза. Их миссия не выглядела страшно: всего-то поговорить о повышении бонусов за выход в турнир. Общение продвигалось медленно, но со скрежетом они договорились.

По крайней мере, им так казалось.

Вскоре команда обнаружила, что никаких бонусов нет. Ле Со пришлось звонить Бейтсу, в книге есть их примерный диалог.  

– Почему не пришли бонусы?

– У вас есть наше соглашение в письменном виде?

– Нет, но мы ведь сели вместе и обсудили это.

– Ну, если у вас нет документа, как вы рассчитывали получить деньги?

– Ну, Кен… Мы втроем были у тебя, и ты согласился.

– Пусть это будет для вас уроком. Все должно быть зафиксировано.

Ле Со уже прокручивал в голове, как объяснить весь этот абсурд партнерам, но позже команда все-таки получила деньги.

В 2002-м, на пике трудностей, Бейтс пригласил в «Челси» специалиста по реструктуризации из компании Ernst & Young Тревора Берча. Он получил должность исполнительного директора и должен был спасти клуб. Берч сам играл в футбол, до 23 лет находился в системе «Ливерпуля», но затем ушел, чтобы обучиться бухгалтерскому делу.


Слева направо: Роберто Ди Маттео, Кен Бейтс, Тревор Берч

Действовал он нестандартно. В мае 2003-го «Челси» играл финальный матч сезона с «Ливерпулем»: команды претендовали на четвертое место, которое позволяло неплохо заработать на попадании в Лигу чемпионов – около 20 миллионов фунтов. А деньги «Челси» были просто необходимы: не хватало на зарплаты ни футболистам, ни сотрудникам.

Ночью перед матчем клуб неожиданно вызвал игроков в отель Royal Lancaster возле Гайд-парка, хотя в Англии было принято ночевать перед матчами дома. Команда ждала, что к ней обратится тренер Клаудио Раньери, но с мотивационной речью сначала выступил Берч, а затем ему на подмогу пришел человек в военной форме, которого раньше никто не видел. Это был американский генерал Чарльз Чандлер «Чак» Крулак – морской пехотинец, ветеран войны во Вьетнаме, участник конфликта в Персидском заливе и обладатель десятка высоких наград армии США. Он долго рассуждал о чести и доблести и рассказал про подвиги своего подразделения под жутким огнем Вьетконга.

Подействовало.

Когда генерал закончил, игроки «Челси» воспламенились и были готовы порвать «Ливерпуль» прямо в отеле. «Я будто выпил 32 эспрессо, – цитирует книга Ле Со. – Я хотел выйти из своей комнаты и провести военную операцию в Гайд-парке».

Но пришлось всего-навсего заснуть.

На следующий день «Челси» обыграл «Ливерпуль» 2:1.

До «Челси» Абрамович хотел купить «Торпедо», «Тоттенхэм» и «Арсенал»

И все-таки тот матч был не за 20 миллионов фунтов. А за все 140.

Бейтс активно искал покупателя и весной общался с Абрамовичем, который сразу обозначил: ему важно, чтобы команда начала сезон в Лиге чемпионов. Впрочем, он не рассматривал «Челси» приоритетной покупкой. Были и другие планы.

Абрамовичу приглянулся английский футбол весной 2003-го. Тогда он был губернатором Чукотки и владел «Сибнефтью», которую в 1995-м купил вместе с Борисом Березовским за 200 млн долларов, хотя рыночная цена компании превышала 2,5 миллиарда. С начала нулевых бизнесмен много времени проводил в Англии (там о нем еще практически не слышали), но сохранял крепкие отношения с Владимиром Путиным, который отговаривал его уходить с поста губернатора Чукотки.

Абрамовичу повезло. Он попал на «Олд Траффорд» и увидел один из самых изысканных матчей нулевых: знаменитые 4:3 «Юнайтед» и «Реала» в четвертьфинале Лиги чемпионов. До этого бизнесмен присматривался к российским клубам, «Коммерсантъ» писал о переговорах с Евгением Гинером по поводу 50% акций ЦСКА, а «Советский Спорт» был уверен, что Абрамович заберет власть в «Торпедо».

«У Владимира Алешина (председателя совета директоров – Sports.ru) было два шанса продать «Торпедо», – рассказывал агент и друг бизнесмена Герман Ткаченко «Спорт-Экспрессу» в 2006-м. – Один раз приобрести команду хотел Абрамович, еще до «Челси». Планировал 100-миллионный бюджет. Я сам участвовал в переговорах. В качестве одного из кандидатов на должность главного тренера рассматривался Свен-Еран Эрикссон, с которым у Абрамовича была встреча в Москве. Мы с Романом, встретившись в Бирме, подробно общались на тему российского футбола, и планы у него были очень серьезными. Но Алешин не позволил им воплотиться в реальность. Роман хотел создать свой клуб в России, но столкнулся с неразрешимыми проблемами».

Летом 2003-го факт переговоров с Абрамовичем подтверждал сам Алешин: «Я действительно встречался с Абрамовичем. Могу сказать, что условия, которые им были предложены, значительно отличались от тех, на которых позднее был куплен «Челси».

Но с российскими клубами у Абрамовича не сложилось, зато его настолько впечатлили стадион и атмосфера «Олд Траффорда», что он нанял швейцарский банк UBS для оценки клубов АПЛ. Изначально варианты были такими.  

Первый – «Тоттенхэм».

По данным авторов книги, Абрамович успел встретиться с председателем клуба Дэниэлем Леви, но затем проехался по Тоттенхэм-хай-роуд (главная магистраль района Тоттенхэм, там находится «Уайт Харт Лейн»), выглянул в окно и небрежно произнес на русском: «Здесь хуже, чем в Омске».

Второй – «Арсенал».

Это выяснилось, когда Абрамович уже пришел в «Челси» и поражал лигу готовностью тратить деньги в нереальном количестве. В книге описывается, как представители бизнесмена хотели перетащить из «Арсенала» в «Челси» Тьерри Анри. Вице-президент «Арсенала» Дэвид Дейн говорил, что француз не продается, но его не слушали. Люди из «Челси» жонглировали десятками миллионов, называя цифры в таком порядке: 30 – 35 – 45 (всего на миллион больше заплатил «Реал» за Зидана в 2001-м) – 49 999...

В один момент Дейн взял паузу, не выдержал и воскликнул: «Почему тогда Абрамович просто не купил весь клуб?».

По данным авторов книги, он действительно засматривался на «Арсенал», который тогда показывал самый зрелищный футбол в Англии, дважды подряд выиграл Кубок, а в сезоне-2001/02 взял АПЛ. Но в отчете, который для бизнесмена подготовил банк UBS, было четко написано – «Арсенал» не продается. Абрамович поверил.

Однако Дейн уверен, что банк ошибся, и «Арсенал» рассмотрел бы предложение бизнесмена. Во время того разговора он почувствовал, насколько влиятельным и мощным стал клуб, который только что спасался от банкротства, а теперь предлагал колоссальные деньги за их лидера.

Когда люди из «Челси» рассказали Дейну про отчет UBS, он рассвирепел и так сильно ударил по столу, что его суп выплеснулся из тарелки. Дейн представил, что мог прийти в любой клуб мира и предлагать невероятные суммы за фантастических игроков. Но Абрамович, которого в Англии прозвали сахарным папой, владел другой командой. А ведь мог работать с ним.

По словам представителей «Челси» (их имена в книге не называются), напоследок Дейн проклял Абрамовича и злосчастный банк.

Абрамович купил «Челси» меньше чем за полчаса. Он взял переводчика, хотя понимал английский

«Челси» не воспринимал русского олигарха в немодных джинсах слишком серьезно: Берч, которому предстояло вести переговоры, даже гуглил имя бизнесмена, но заскучал и оживился, только когда увидел ссылку на список Forbes.

«Челси» и Абрамовича свел израильский агент и бывший спортивный журналист Пини Захави. Это он помогал продавать Неймара в «ПСЖ», попал в расследование Football Leaks (перевод есть на Трибуне), построил империю из мутных трансферов и ссорил «Баварию» с Левандовским, когда стал его агентом в феврале 2018-го. Харри Реднапп описывал Захави как «человека, который может добиться любой цели», а бывшая жена назвала «грязной крысой». Авторы книги убеждены, что он самый влиятельный агент в Англии, с которым еще в 1980-е считались топ-клубы Европы.

Абрамович с помощниками встретился с Берчем в первую неделю июля. Бизнесмен пришел в компании консультанта, юриста из нью-йоркской фирмы Skadden Arps и переводчика. В книге сказано, что Абрамович прекрасно понимал английский, но пока переводчик занимался своей работой, бизнесмен выигрывал время: эта тактика десятилетиями использовалась советскими дипломатами.

Сделка на 140 млн фунтов прошла молниеносно: Берч и Абрамович пожали руки менее чем через полчаса. «Он купил клуб за 10 минут и вообще не говорил по-английски, – вспоминал Берч для London Evening Standard в 2013-м. – Я вообще не был до конца уверен, что он реален. Погуглил, но ничего не нашел. Никто не знал о Романе, поэтому я боялся, что это ток-шоу с розыгрышем и сейчас выскочит ведущий Джереми Бидл».

«Нет, дело не в зарабатывании денег, – скажет Абрамович BBC в единственном интервью через 3 года после покупки «Челси». – У меня есть много менее рискованных способов заработать, чем этот. Я не хочу просто выбрасывать фунты. Управлять клубом действительно весело – это подразумевает еще успех и трофеи».

В 2018-м, пятью титулами чемпиона Англии и одной победой в ЛЧ спустя, бизнесмену было не до веселья. На него давили британские власти, а медиа писали, что у «Челси» появится новый владелец.

Сейчас очевидно: паника была преждевременной.

Так просто Абрамович никогда не уйдет.

Фото: Gettyimages.ru/Clive Rose, Ian Walton , Graham Chadwick, Elisenda Roig, Ben Radford, Ross Kinnaird, Laurence Griffiths; РИА Новости/Владимир Федоренко

развернуть

Республиканцы тоже покупают кроссовки.

Джордан – это революция

Кто-то может считать Майкла Джордана величайшим из всех, кто когда-либо выходил на паркет, но с точки зрения зарплаты это точно не так. За всю карьеру шестикратный чемпион НБА, пятикратный MVP сезона и 14-кратный участник Матчей всех звезд заработал лишь 94 миллиона, то есть ровно столько же, сколько Чендлер Парсонс получает по действующему четырехлетнему контракту. И это даже несмотря на рекордные 30 и 33-миллионные соглашения последних лет в «Чикаго».

Главный источник заработка для него – не влияние, которое он оказывал на игру, а его игровая привлекательность и харизма.

Джордан на целое десятилетие стал живым символом баскетбола и воплощением побед.

Да, он, конечно, произвел революцию в НБА. Он стал первым маленьким игроком, который доминировал в лиге великанов и то ли за счет умений, то ли за счет взрыва популярности направил лигу туда, где центровые были поставлены на грань вымирания.

Но только главную революцию он произвел за пределами площадки – он изменил и рекламный рынок, и вообще взаимоотношения суперзвезд НБА с производителями чего бы то ни было.

Рекламный рынок перед появлением Джордана в лиге приносил даже суперзвездам совсем маленькие доходы. Мешали два основных фактора: во-первых, командный характер игры, где только-только начали появляться по-настоящему раскрученные имена, во-вторых, расовые барьеры – существовал стереотип, что темнокожим игрокам симпатизирует лишь темнокожее население, которое никогда не отличалось высокой платежеспособностью.

Агент Джордана Дэвид Фальк прежде всего стремился выйти за существующие рамки и создать образ спортсмена, интересного всем и при этом позиционируемого в стороне от команды, фактически как теннисист. Так что одно из первых предложений о рекламном сотрудничестве – Джордану предлагалось стать лицом продукта Beanie Weanie (фасоль с сосисками), популярного у черной бедноты – было мгновенно отвергнуто.

Сами способы достижения цели уже не так важны: карьеру Джордана сопровождали гениальные рекламные компании, едва ли не еще более успешные скандальные истории и незабываемые трогательные моменты… Уже не отличишь, в каком соотношении здесь замешаны хитроумие маркетологов и естественная привлекательность самого героя.

Очень скоро Джордан превратился в баскетбольного Иисуса – идеального спортсмена, пленяющего грацией, атлетизмом, победами и поглощающей страстью, и идеального человека, очаровательного искренней улыбкой, шармом, харизматичностью. Все те небаскетбольные черты, которые разглядел в нем агент, помогали создать образ, одинаково привлекательный для всех: белых и черных, богатых и бедных, американцев и всех остальных. Практически официально это было закреплено в серии рекламных роликов Gatorade «Хочу быть как Майкл» и в «Космическом джеме» (первом фильме, в котором профессиональный спортсмен играл бы главную роль), где Джордан из звезды баскетбола превратился в супергероя, а его бренд даже отделился от игры, став вполне самостоятельным.

«Джордан не черный, – утверждал владелец «Буллс» Джерри Рейнсдорф. – У него нет никакого цвета».

Джордан связывал свои имя, лицо, бренд с самыми разными вещами – в разное время он рекламировал едва ли не все, от машин и одеколона до трусов и хлопьев – и опроверг один из главных стереотипов делового мира. Проведенное исследование показало, что слишком частое использование в рекламе нисколько не уменьшает доверия к его образу и к продвигаемым им товарам.

С годами ничего не менялось. За последние 12 месяцев Джордан пополнил состояние еще на 350 миллионов долларов и довел его до 1,7 миллиарда.

Джордан – самый богатый спортсмен в современной истории (стоящий на второй строке Тайгер Вудс уступает ему почти в два раза).

Джордан входит в тройку самых богатых черных людей Америки (перед ним Роберт Смит и Опра Уинфри).

Джордан – четвертый среди знаменитостей Америки (после Лукаса, Спилберга и Уинфри).

Прибавившиеся за прошедший год 350 миллионов идут из разнообразных источников:

Прежде всего, увеличение связано с резким скачком стоимости клубов НБА. По оценкам Forbes, любая команда лиги стоит как минимум 1 миллиард долларов. Джордану принадлежит около 90 процентов акций «Шарлотт», которые он в 2010-м приобрел за 175 миллионов.

Небольшой доход приносит продолжающееся сотрудничество с Gatorade, Upper Deck и Hanes в качестве рекламного лица. А также автосалон Nissan в Дарэме, фитнесс-центр, основанная в 97-м сеть ресторанов Michael Jordan’s Steakhouse и мотоциклетная команда AMA Pro Road Racing.

Но основа благосостояния Джордана – это доля в дочке Nike Jordan Brand. Названная в честь него компания по-прежнему доминирует среди баскетбольной обуви в Штатах, занимая 65% процентов рынка (у самого Nike – 23%) и сгенерировала прибыль на 3,1 миллиарда  (часть Джордана превышает 100 миллионов). Именно благодаря стабильным 60-100-миллионным вливаниям каждый год после завершения карьеры Майкл Джордан и стал первым баскетболистом-миллиардером. И в этом еще одно революционное влияние: современные суперзвезды отказываются от рекламных контрактов в пользу доли в бизнесе. Именно так поступил Леброн Джеймс, когда перестал рекламировать McDonald’s и подписался с выстрелившей сетью пиццерий.

Джордан – это миф

Билл Уолтон всегда любит вспоминать о встрече с боссом Nike Филом Найтом в середине 80-х. Тот рассказал ему, что хочет создать кроссовки, названные в честь спортсмена, который бы и продвигал их. Великий центровой ему быстро объяснил, что ничего более уморительного в жизни не слышал – никто и никогда не будет покупать кроссовки исключительно из-за имени спортсмена.

Тогда контракты с игроками НБА обходились производителям обуви в среднем в 10 тысяч. Выделялся лишь один – Карим Абдул-Джаббар подписался на 100 тысяч.

Nike – в то время уже занимавший 50% рынка спортивной обуви – только пытался пробиться в НБА. На индивидуальные контракты компания выделила 2,5 миллиона долларов и хотела распределить эту сумму между несколькими игроками драфта-84 – одного из лучших драфтов в истории баскетбола. Они присматривались к Чарльзу Баркли и Сэму Боуи. Но Сонни Ваккаро, один из самых влиятельных топ-менеджеров сферы, который тогда работал в Nike, сказал однозначно: «Даже не думайте. Отдайте все деньги этому мальчику. Отдайте все Джордану».

На ключевой встрече с Джорданом он же произнес вслух: «Майкл, если ты провалишься, то мы обанкротимся».

Известно, что сам Фил Найт так и не дал официального одобрения – он не благословил действия своих сотрудников, но и не останавливал их.

Подписание контракта произошло в августе, уже после драфта и Олимпиады, но даже тогда потенциал Джордана как игрока и как тарана для подрыва рынка и близко не чувствовался. Просто у Nike не было выбора.

Сам Джордан никогда даже не слышал о существовании Nike. В колледже он играл в обуви Converse, компании, с которой было соглашение у университета Северной Каролины, а вообще предпочитал все от Adidas.

На все уговоры тоже поддавался с большим трудом. Изначально он отказался ехать на встречу в Портленде – ему приказала мать. И во время видеопрезентации и после подписания контракта откровенно скучал – пока его родители и представители Nike ликовали, Джордан сидел со скептическим видом и возбуждался лишь тогда, когда речь заходила о будущем приобретении машины. Ему не понравилась расцветка модели первых Air Jordan: Nike подготовили их еще до драфта и ориентировались на цвета «Чикаго» и «Портленда» – красный и черный – религиозный Джордан назвал эту гамму «цветами дьявола».

Достигнув договоренности с Nike, Фальк тут же отправился к Converse и Adidas и четко дал понять, что готов им сдаться, если их предложение будет хотя бы приблизительно в том же диапазоне. Те, естественно, отказались.

Потому что Nike пошел ва-банк: пятилетний контракт на 2,5 миллиона и 25% от продажи кроссовок (такого до этого не было). Более того, Фальк уговорил компанию потратить еще по крайней мере 1 миллион (что было неслыханной цифрой тогда) на продвижение образа Джордана, образа, который к тому момент даже не особенно разговаривал на экране.

Дальше уже началась сплошная мифология.

Все знают о «запретных кроссовках» – первой модели Air Jordan (название выбрали из нескольких, предложенных Фальком). Их «дьявольская гамма» совпадала с цветами «Буллс», но не с кроссовками игроков (а они должны были быть белыми). Тогда такие расхождения в экипировке исключались, а потому НБА якобы штрафовала Джордана на пятерку каждый раз, когда он появлялся на паркете, но поборы его не остановили. Nike предпочли покрыть эту сумму и лишь порадовались дополнительной шумихе: запрет послужил основой для знаменитой рекламы и вывел продажи на немыслимый до того уровень.

На самом деле, Air Jordan были выпущены только в декабре 84-го, а в первом сезоне Джордан в основном играл в совсем другой модели, в Air Ship, тогдашнем баскетбольном флагмане Nike, причем по большей части в кроссовках белой расцветки. Специально для него компания сделала версию «Чикаго» красно-черных цветов, и именно ее, а не первую модель не одобрил Дэвид Стерн, увидев во время выставочных матчей. Даже после появления Air Jordan Джордан немало матчей отбегал в Air Ship, и до сих пор непонятно, действительно ли кто-либо выплачивал штрафы или все ограничивалось предупреждениями, которые Nike активно продвигали в массы как «запреты».

Род Торн, тогдашний вице-президент НБА рассказывал об этом так: «Мне звонит наш вице-президент Скотт Стерлинг и говорит: «Этот парень не может играть в таких кроссовках». «Я говорю Майклу: «Ты не можешь играть в таких кроссовках». Не успел я глазом моргнуть, как мне уже звонит Фальк: «Что значит «не может», что ты вообще несешь?». Тут же начинают крутить рекламу: «Кроссовки, которые запретила НБА». Кошмарно выглядящая обувь, тогда это было просто ужасно».

Уже в первый год сотрудничество с юной звездой баскетбола принесло Nike прибыль в 153 миллиона долларов.

И дальше Джордан вроде бы прыгнул сразу на Марс. С рекламами, фильмами и все новыми и новыми моделями. До такой степени, что ему завидовали все в лиге. В первоначальной версии байки про то, что другие игроки якобы не давали ему мяч на Матче всех звезд (а после он им мстил всю карьеру), имелся особый «кроссовочный» подтекст: ни у кого из них не было таких привилегий, как у новичка, со стороны Converse, что их прямо-таки до глубины души озлобляло.

Но, на самом деле, все висело на волоске, когда он сломал ногу и пропустил большую часть второго сезона. «Мы тогда хорошо понимали, – пояснял Ваккаро, – что все может завершиться в один момент».

Но, на самом деле, когда Nike попытался упрочить успех и в 86-м выпустил вторую модель Air Jordan, более продвинутую, ничего не получилось. Джордан провел в них отличный сезон, окончательно превратился в звезду и победил на конкурсе по броскам сверху в 87-м. Но кроссовки продавались гораздо хуже и быстро забылись.

Но, на самом деле, сам баскетболист думал о том, чтобы уйти, и хотел лишь дождаться истечения контракта. А Фил Найта тоже смущало, с какой скоростью растет популярность и влияние молодого игрока, и он склонялся к тому, чтобы от него отказаться.

В тот момент Ваккаро убедил обоих в том, что они нужны друг другу: «Майкл получил еще больше денег, а затем и возможность создать Jordan Brand. Он дал себя уговорить. Это было судьбоносное решение. Нужно отдать им должное, они создали империю».

Передумать Джордана заставил и дизайнер Тинкер Хэтфилд.

Он прибег к беспрецедентному по тем временам ходу – первым делом познакомился с самим игроком, привлек его к созданию новой модели и обсудил с ним все детали до мелочей: добавились воздушная подушка и отделка-принт. Игрок остался очень доволен, всегда подчеркивал, насколько комфортно он чувствует себя именно в этой модели, и как-то негласно установилось мнение, что как раз Air Jordan III – любимая обувь Майкла. Джордан изначально держал себя очень требовательно и пытался вникать в особенности дизайна, но полностью удовлетворился лишь тогда, когда для него было сделано все.

Уже на второй модели с кроссовок Джордана исчезла клякса Nike, но именно с третьей на самом деле и начинается новый бренд – Хэтфилд отказался от прежнего логотипа с крыльями и предложил новый: «прыгающего человечка». Дизайнер использовал рекламную фотосессию, которая состоялась еще для первых «джорданов» в 84-м, и быстро сделал так, что Джордан и «прыгающий человечек», глобальная империя Nike и доминирование на площадке соединились навсегда. Визитная карточка бренда – один из самых известных символов в маркетологической истории человечества.

В 87-м Джордан представлял уже совсем «свои кроссовки» (о чем тогда не могли и мечтать другие). И представлял их вновь запоминающимся образом – в компании с другом Спайком Ли, режиссером и звездой тогда шумевшего «Ей это нужно позарез».

Здесь уже мифология высмеивалась самими создателями:

– Все дело в кроссовках!

– Нет, Марс.

– Майк, но должно же быть дело в кроссовках!

Джордан почти не говорил в роликах и общался с аудиторией мимикой и жестами, но ровно в тот момент стало окончательно понятно: вот он тот спортсмен, из-за которого люди готовы покупать кроссовки. В бесконечных роликах Джордан выглядел настоящим, искренним и заставлял людей самых разных взглядов, цвета кожи и социального положения попадать под свое обаяние. Он был убедителен, ему верили, в нем видели близкого человека, образец для подражания и даже бога.

Джордан – это боль

Помимо огромного состояния, сотрудничество с Nike принесло Джордану и проблемы.

В какой-то момент он открыл сеть розничных магазинов Flight 23, которые частично принадлежали его семье.

Так получилось, что управление всем этим хозяйством усугубляло и без того сложные отношения между его родителями. Его сестра вспоминала, как они вдрызг разругались внутри магазина в Шарлотт, в то время когда на улице уже собралась толпа, пришедшая на открытие. «Мы все до какой-то степени были вовлечены в эти разборки, но именно Майклу доставалось больше всего. Именно ему приходилось переживать эти сражения, а потом выходить на сцену и улыбаться, когда его сердце разрывалось. Однажды он мне сказал, что худшая часть его успеха – это то, что он сделал с родителями».

Джеймс Джордан быстро показал себя катастрофическим управляющим. Он злоупотреблял алкоголем, игнорировал советы представителей Nike, не платил поставщикам.

Ситуация тянулась три года: сам Майкл, Ваккаро и другие пытались повлиять на родителей, увещевали Джеймса Джордана, искали какие-то выходы...

В итоге Nike выкупил магазины. На эти деньги Джеймс Джордан организовал собственную компанию одежды и продолжал мучить родственников еще какое-то время.  

Джордан – это космос

Истерия вокруг Джордана сопровождала «Буллс» эпохи первого три-пита. Согласно проведенному тогда опросу среди детей чернокожего населения Штатов, он сравнялся с Господом в качестве самой уважаемой фигуры после родителей; на вопрос чикагской радиостанции, нужно ли называть его повелителем мира, 41% респондентов ответили «да»; люди приходили молиться перед статуей у United Center. На его имя приходили тысячи посылок с различными вещами, которые нужно было подписать – к большинству прикладывали долларовые бумажки разной ценности.

Но трагедия, уход и последующее возвращение довели поклонение до абсурда.

Джордан занял в американском обществе положение, которое не занимал ни один чернокожий спортсмен до него. Легендами прошлого могли восхищаться, но они никогда не выходили из ограниченного ареала спорта. Мухаммед Али в свои лучшие годы отталкивал часть белой Америки своими политическими взглядами. Мэджик Джонсон разделял подиум с Бердом. А в случае с Джорданом все сошлось одно к одному: его игра, оригинальное продвижение Nike, изменения в культуре и в межрасовых отношениях в 90-х привели к тому, что Джордан оказался одним из главных выразителей этих изменений вместе с Майклом Джексоном, Опрой и в конечном счете Бараком Обамой.    

Возвращение – это не только второй три-пит.

Возвращение – это еще более агрессивная реклама Nike, которая теперь уже доросла до полномасштабного фильма.

Идея «космического джема» родилась еще до ухода.

В 92-м вышел первый ролик, в котором объединились «Его Воздушество» и «Его Зайчатина». Две минуты мультяшной вакханалии обошлись компании в миллион долларов (без учета гонорара Джордана). Два супергероя разбили хулиганов на баскетбольной площадке: один – умением, другой – подлыми, но уморительными приемами.

Уже изначально было понятно, что Багз-Банни гармонично дополнял Джордана. Дело не в их бруклинском происхождении. Сдержанному ироничному супергерою необходим именно такой напарник – легкомысленный, дерзкий и болтливый. Суматошный заяц оказался Скотти Пиппеном от мультяшного мира: он делал едва ли не больше для создания общего комического эффекта, но оставался лишь помощником.

Необходимость дальнейшего сотрудничества быстро стала очевидна. Во время Супербоула-92 Nike выпустил еще один ролик  с участием огненной пары. На этот раз Джордан и заяц перенесли свои подвиги на Марс, где дали отпор пришельцам на баскетбольной площадке – Джордан говорил со скоростью Багз-Банни, а Багз-Банни превзошел себя в хулиганствах в пересчете на полный метр.

Но из-за убийства отца Джордана и завершения карьеры все заморозилось. Если бы ничего этого не было, это была бы банальная история с мультяшками. Именно сложные жизненные обстоятельства превратили примитивную идею во что-то действительно космическое.

Ни сомнительное качество, ни язвительные реплики критиков, ни упреки в «циничной попыткой заработать денег» не помешали «Джему» мгновенно стать классикой, разойтись по всему миру и собрать больше 400 миллионов долларов, больше, чем любой фильм о баскетболе.

На фоне доминирования «Чикаго» и обожествления Джордана эта двухчасовая реклама от Nike неожиданно зашла как слегка прикрашенная документалка. По сути, в 93-м Джордан сломался – постоянное давление популярности, огромная нагрузка трех чемпионских сезонов, уход ориентира в виде Мэджика, потеря отца при нелепых и трагичных обстоятельствах лишили его сил продолжать жизнь в баскетболе. Его бейсбольный период так и оставался непонятным и загадочным. И вот «Космический джем» словно заполнил эту двухлетнюю паузу чем-то событийным: обещание отцу, много иронии относительно пребывания в бейсболе (где Джордан был совсем не так уж плох), изображение Джордана в кругу семьи и друзей (пусть половина из них и нарисованы) удивительным образом примирили всех с его отсутствием. Историческому, невероятному сезону-96 нужны были лишь предыстория, немного человечности и такое чудесное обрамление.

Часть сезона Джордан отыграл в кроссовках специальной версии Space Jam, которая стал доступна в продаже только через четыре года.

1997-й – это уже новый этап в популярности Джордана и это уже новый этап в его сотрудничестве с Nike. Именно тогда произошло полноценное отделение от Nike и собственно образование Jordan Brand. Майкл сам выбирал тех, кто будет продвигать его бренд после него, и приезжал на переговоры с ними. Изначально его управляющие были настроены на то, чтобы подыскать тех, кто в чем-то напоминал самого Джордана и мог бы соответствовать чести. Первым игроком Jordan Brand был Рэй Аллен, вслед за ним подписались Эдди Джонс, Майкл Финли, Дерек Андерсон и Вин Бейкер.

Джордан первым смог испытать сюрреалистичное ощущение: он выходил на площадку против парней, которые играли в его именных кроссовках. И первым сформулировал бессмертное правило: «Если ты играешь в обуви с моим именем, то тебе не дано права открывать рот» (было сказано Кендаллу Гиллу).

Сегодня главным лицом Jordan Brand в НБА является Расселл Уэстбрук. Сам Джордан не раз говорил, что именно в нем среди всех игроков лиги он видит себя молодого.

Джордан – это золото

В 98-м американская пресса попыталась подсчитать, сколько же денег сгенерировал вокруг себя Джордан. Уже тогда с учетом влияния на бизнес Чикаго, посещаемость и популяризацию НБА, фильмов, книг и прочего выходило точно больше 10 миллиардов (заработки самого игрока составляли около 300 миллионов).

В XXI веке эта тенденция была приумножена.

В 97-м Джордан мечтал, что продажи его Jordan Brand когда-нибудь вырастут до 1 миллиарда (а на тот год ставился ориентир в 300 миллионов).

В 2017-м – Jordan Brand уже достиг 3,1 миллиарда, что составило 13% от всех продаж Nike, и оказался самой быстрорастущей линией компании. Он даже вышел за пределы баскетбола: с прошлого года Jordan Brand экипирует команды четырех университетов по американскому футболу и поставляет форму «ПСЖ» для Лиги чемпионов. Когда в 2018-м продажи просели на 8 процентов (до 2,86 млн) из-за перенасыщенности рынка, это уже было воспринято как кризис и привело к смене руководства.

«Я никогда и подумать не мог, что смогу иметь хоть какое-то влияние на людей, – говорил Джордан после завершения карьеры. – Никогда не думал, что смогу убедить их заниматься тем, во что я вовлечен, или покупать вещи, о которых я рассказываю. Даже сейчас, когда я вижу ребятишек, играющих в моих кроссовках, мне становится не по себе. Иногда я все еще удивляюсь. Это приятно, но это и ответственность».

REUTERS/Sue Ogrocki, Jeff Christensen, Jeremy Brevard-USA TODAY Sports

Материалы по теме:

«Когда мой партнер получает шишку – я получаю шишку». Самый недооцененный сезон Майкла Джордана

Какой Майкл Джордан был самым крутым?

Когда Майкл Джордан стал величайшим спортсменом мира

Лучшие команды НБА. «Чикаго»-91

«Чикаго»-96. Лучший сезон нашей жизни

20 лет назад Майкл Джордан совершил величайший бросок в истории

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

Почему «Челси» выпал из чемпионской гонки

После 8 туров «Челси» лидировал вместе с «Ман Сити» и «Ливерпулем». После 12 туров команда Маурицио Сарри все еще шла без поражений и отставала от 1-го места всего на 4 очка. Мощнейший по результатам старт взвинтил ожидания.

Сам Сарри взвешенно оценивал потенциал команды. «Думаю, «Ливерпуль» и «Ман Сити» – фавориты. «Челси»? Нам нужно сделать большой шаг прежде, чем мы окажемся на их уровне, – объяснял итальянец. – Мы работаем с командой меньше двух месяцев. И еще меньше, если вычесть перерывы на сборные. Нам нужно работать, прибавлять и, возможно, через год мы окажемся на этом уровне».

Маурицио прав: объективно «Челси» никогда и не был в чемпионской гонке. Шикарный старт не был следствием запредельного везения, но «Сити» и «Ливерпуль» увереннее достигали своих побед. На дистанции это должно было сказаться.

Ухудшения результатов «Челси» ждали все, включая Сарри. Неожиданность в другом – вместо того, чтобы прибавлять по мере знакомства с философией Маурицио, «Челси» сильно сдал в плане качества игры после ноябрьского перерыва на сборные.

Деление сезона на до и после этого момента выявляет много интересных тенденций в игре «Челси». Ранний «Челси» – это элитная игра в атаке и достойная оборона. Команда уверенно входила в топ-3 по качеству игры. Поздний «Челси» – одна из самых беспомощных в атаке команд АПЛ.

Невероятный контраст. На дистанции последних 10 матчей «Челси» атакует хуже, чем «Уотфорд», «Эвертон» и даже «Бернли».

Почему «Челси» так сдал

«Челси» Сарри – все еще единственная команда АПЛ, которая близка к «Ман Сити» по владению (61,8% против 63,9%). Результат Сарри даже лучше, чем в первый год Гвардиолы (61,8% против 60,9%). Отличия в том, что команды Пепа и Маурицио делают с мячом, хорошо объясняют текущие проблемы «Челси».

Ключевая разница между футболом Сарри и Гвардиолы – в игре против прессинг-ловушек соперников. Система Гвардиолы нацелена на то, чтобы избегать прессинг-ловушек соперника, при переходе на чужую половину поля; система Сарри, наоборот, провоцирует соперников прессинговать: делается пас в прессинг-ловушку, соперник начинает давление, благодаря слаженности и эффективному расположению игроков «Челси» не только проходит прессинг, но и атакует против раскрывшегося соперника.

Провокацией может служить либо трудный вертикальный пас в зону, где у соперника явное преимущество, либо пас на фланг, который ставит соперника в иллюзорно выгодную позицию для прессинга. Команда не отошла от этих принципов, а сами принципы не утратили актуальность, но из-за приспособлений соперников и изменений в составе (отчасти вынужденных) игра «Челси» сильно пострадала.

Соперники больше не ведутся на провокации и лучше перекрывают Жоржиньо. Это связанные вещи. Без прессинга с движением Жоржиньо проще справиться – нет человека, который должен всегда оставаться с ним, выключаясь из командного давления. Это привело к снижению эффективности позиционных атак «Челси».

Раньше «Челси» выжимал 10,4 удара за игру из позиционных атак, 14% затяжных владений завершались ударами. В последних играх снизилось и количество таких ударов, и эффективность атак. Побочный эффект неэффективной позиционки – «Челси» сильнее зависит от быстрых атак. Их количество увеличилось, но ударов не стало больше, эффективность – снизилась. Команда Сарри цепляется за малейшую возможность убежать, а соперники, обороняясь без давления, лучше готовы.

Все усугубилось изменениями в составе «Челси». Сарри неслучайно ненавидит ротацию. Если для системы Гвардиолы достаточно, чтобы каждый из игроков понимал структуру, то футболу Сарри нужен еще и космический уровень взаимопонимания между конкретными игроками. В противном случае практически невозможно постоянно выбираться из трудных ситуаций, которые команды Сарри умышленно провоцируют.

Необходимость ротировать в праздничный период (категорически меньше, чем другие клубы, но все-таки) совпала с ужасной формой нападающих. Два глобальных следствия: Эден Азар в роли «ложной девятки» и более частые появления Росса Баркли в старте.

Разбился треугольник Алонсо-Азар-Ковачич, который был невероятно важен для раннего «Челси». Все трое отлично комбинировали, неожиданно здорово друг друга понимали, а Азар и Ковачич к тому же были в числе лучших дриблеров команды. Иногда их великолепное взаимодействие маскировало проблемы в атаке.

Преобразования лишили «Челси» и важных индивидуальных качеств. Азар в роли ложной девятки – круто лишь в теории. «Я полностью выкладываюсь, когда тренер ставит меня в центр атаки. Но у нас и меня лично мало что получалось. Трудно провести хороший матч, когда касаешься мяча только три раза за игру», – жаловался бельгиец после экспериментов Антонио Конте в прошлом сезоне.

«Челси» Сарри больше владеет мячом, поэтому проблема не бросается в глаза так сильно, но суть не изменилась: в атаке Азар реже касается мяча, чем на фланге. В отличие от Дриса Мертенса, который эволюционировал в отличную ложную девятку, Азар достаточно однообразно двигается. Его главный маневр – получить мяч на фланге и диагонально двигаться к центру, он держит мяч, стягивает на себя соперников, освобождает партнеров, а потом делает нечто волшебное и неожиданное. Это редчайший навык, который невероятно важен для Эдена. В центре он должен открываться по-другому, в том числе иногда делать рывки за спину соперникам, что пока совсем не получается.

Баркли на позиции Ковачича вредит первой стадии атаки. На фоне хорвата его движение выглядит ужасным и несвоевременным. После матча с «Кристал Пэлас» Сарри публично сказал, что Россу нужно прибавить: «Баркли неплохо сыграл, но слишком стягивался к мячу. По этой причине он 2-3 раза терял мяч в опасных ситуациях. Он также мог бы быстрее играть в пас». Маурицио также похвалил движение Нголо Канте, который играет постоянно и лучше понимает систему.

Простой пример вредительства Баркли. Росс стягивается к мячу в ситуации, когда в этом нет необходимости. У «Челси» 4-в-1 (или даже 4-в-0) в первой стадии, следовательно, не хватает игроков впереди. Даже после отыгрыша с Жоржиньо Баркли не сделал рывок в опорную зону соперника:

Что делать?

Описанные проблемы означают, что теперь против «Челси» есть пугающе эффективный план. Да, из-за хладнокровной реализации или стандартов команда Сарри все еще может обыграть любого середняка, но они гарантированно создают «Челси» проблемы.

Но у этого плана есть обратная сторона. Важнейший элемент игры против «Челси» – почти полный отказ от атаки. При таком расположении и отказе даже от ситуативного прессинга соперники не могут полноценно контратаковать.

Оборонительные показатели «Челси» улучшились. Они допускают меньше острых моментов и уступают в этом только «Ливерпулю» (совсем незначительно – 0,02 xG на дистанции 10 матчей). Из-за того, что у соперников меньше вариантов продолжения атаки, «Челси» стало заметно проще контрпрессинговать и возвращать себе мяч на чужой половине поля:  

Почти полная нейтрализация атаки «Челси» в обмен на небольшое ухудшение собственных шансов впереди – все еще очень выгодный размен для соперников. Но результатом стала дико постоянная картина в матчах «Челси» с середняками. Соперник не прессингует, перекрывает центр. «Челси» владеет территорией и мячом, но не может вынудить противника хотя бы немного раскрыться.

В таком сценарии ключевыми игроками становятся центральные защитники «Челси». Из-за концентрации на Жоржиньо они почти всегда свободны, из-за тотального нежелания прессинговать на них почти никогда не выдвигаются соперники – они могут продвигаться с мячом и даже напрямую обострять.

Джейми Варди играет по Жоржиньо. Полузащитники опасаются выдвигаться на Давида Луиза – он легко дойдет до опорной зоны, откуда попробует обострить:

Картина настолько устоявшаяся, что привела к уникальным цифрам у Луиза. На дистанции последних 9 матчей (из упомянутых 10 игр «Челси» он сыграл 9) бразилец забрал титул чемпиона мира по разрезающим пасам у Лео Месси:

Огромное количество и эффективность таких передач – одна из вещей, которые делают Лео великим. Он проводит сильнейший в этом отношении год. На дистанции всего сезона он превосходит Луиза. Но само по себе сравнение аномально – центральные защитники никогда не лидируют в этом аспекте. Обычно такие пасы отдает самый креативный игрок команды. Пожалуй, это правда и по отношению к Луизу – в последних матчах Давид самый креативный у «Челси». Это важная часть проблемы.

Главная причина, почему соперники все еще дают Давиду делать такие передачи – понимание, что у него недостаточно вариантов, что такие пасы не будут эффективными и удобными. Гол Педро в ворота «Ньюкасла» – эталон того, как «Челси» должен атаковать в таком сценарии. Давид Луиз свободен из-за концентрации Рондона на Жоржиньо и идеально реагирует на открывание Педро:

Проблема в том, что таких открываний категорически не хватает. Даже в этом эпизоде у Луиза был лишь вариант с Педро. Для успешности в таком сценарии «Челси» нужны открывания за спину защитникам, но это не очень свойственно игрокам, которые сейчас выходят на флангах. Педро раньше был мастером таких рывков, но в последние сезоны эволюционировал в футболиста, который заточен на игру в опорной зоне соперника (возможно, из-за возраста). Виллиан вообще не склонен открываться таким образом и всегда делал упор на игру в опорной.

По игре с «Ньюкаслом» видно, что Сарри видит проблему: он просит максимально часто открываться Виллиана и Педро, даже если это не совсем их стиль. Виллиан на удивление здорово адаптировался и имел минимум два шикарных момента после таких открываний. Редкий случай, когда Рондон дал свободу Жоржиньо, Виллиан делает нужный рывок – завершится выходом 1 на 1:

В первый день трансферного окна Сарри обозначил, что приоритет «Челси» – покупка вингера. Хосе Кальехон идеально исполнял эту роль в «Наполи». Его открывания были настолько классными, что соперники даже не думали играть так, как андердоги АПЛ действуют против «Челси». Совсем неприятной ситуацию делало то, что при необходимости Инсинье, Мертенс и даже Аллан тоже могли сделать нужный рывок, пускай не специализировались в этом.

Это подчеркивает важность рывков за спину защитникам. По цепочке они решат массу проблем «Челси». Соперник больше не сможет давать свободу Давиду Луизу и Антонио Рюдигеру – либо больше возможностей станет у Жоржиньо, либо больше пространства в опорной соперника, либо и то, и другое.

Соперникам просто-напросто потребуется принципиально новый план. Вряд ли он будет настолько же единым и очевидным для всех. «Челси» вернется в привычный режим постепенного развития в рамках футбола Сарри.

Использованы данные InStat, Understat.com и Opta

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: globallookpress.com/Martyn Haworth/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Clive Rose, Marc Atkins / Stringer

развернуть

Ты будешь показывать это внукам

В матче 18 тура Ла Лиги «Барселона» приехала в гости к «Хетафе», обыграв хозяев 2:1. Месси и Суарес по разу забили, причем уругваец сотворил что-то невероятное.

На 22 минуте матча Лео показал запредельное видение поля, разрезав всю оборону противника и выкатив мяч на ход Луису Суаресу. В этот раз Луис не забил, но каков пас! Про такие передачи ты будешь рассказывать своим внукам, детям, друзьям и домашним.

Источник: СИЛА ТВ

развернуть

Чемпионат России по футболу в 1996-м стартовал 2 марта. На стадионе Стрельцова «Торпедо» зарубилось с «Уралмашем» (нынешний «Урал»).

Вместо пластиковых кресел в те времена были лавки, а вместо фанатов – сугробы. 

СКРИН

Но на центральной трибуне все же были люди. 

СКРИН

У чемпионата России тогда был титульный спонсор – Stimorol. 

Щиты производителя жвачки чередовались с рекламой «Сбербанка» и загадочной марки «Хазаров». 

СКРИН

Футболиств за 90 минут мучений  не впечатлили, но все же смогли обменяться забитыми голами, хоть немного порадовав немногочисленных болельщиков в меховых шапках.

«Торпедо» тогда тренировал легендарный Валентин Иванов, он тоже носил меховую шапку и дубленку. 

СКРИН

Кто точно остался доволен таким стартом футбольного сезона в абсолютно нефутбольной атмосфере, так это новичок «Уралмаша» Олег Мочуляк. Как автору первого гола пятого чемпионата России в Москве ему вручили ценный приз (соответствующий духу времени) – здоровенную бутылка вина. 

СКРИН

У журналистов не было статистики, поэтому флэш-интервью были такими: 

- «Футбольное обозрение» поздравляет вас с первым забитым голом в чемпионате России. Это для вас первый чемпионат России? 

– Да. Это моя первая игра в чемпионате России. 

- И первый гол в Москве? 

– И первый гол в Москве. 

- Расскажите о себе. 

– Я приехал с Украины, команда «Черноморец» Одесса. 

Еще больше олдскула в ВК, Ютубе и Телеграме!

развернуть