Луиш называл «Реал» сливочными плаксами и выносил всех по игре.

Утонченный, культурный Луиш Фигу разбирается в кино и хорошей музыке, говорит на пяти языках (английский, французский, испанский, итальянский и португальский) и мало напоминает обычный футбольный типаж. Двадцать лет назад он был звездой и секс-символом, но всемогущий статус селебрити не сорвал ему голову: португалец был домоседом, не швырял деньгами и не попадал в истории. Папарацци находили его в опере, а не ночных клубах.

Спонсоры и болельщики хорошо велись на игрока с идеальным моральным обликом. За несколько лет Фигу стал капитаном и одним из самых популярных игроков «Барсы». Каталонский фан-клуб Луиша рос почти так же быстро, как эго Флорентино Переса.

Он играл классно даже тогда, когда проваливалась команда, и в сложных матчах болельщики смотрели на него. Португалец не подводил: двумя голами принес Кубок Испании-1997, организовал 3 из 5 мячей в четвертьфинальном камбэке в Лиге чемпионов-1999/00 против «Челси» и сделал две голевых в полуфинале с «Валенсией» – для выхода в финал не хватило, потому что в первом матче без него «Барса» проиграла 1:4. Фигу стал своим парнем; когда «Барселона» выиграла титул, покрасил волосы в красно-синий и кричал в толпу: «Сливочные плаксы, встречайте чемпионов!»

23 июля 2000 года Луиш Фигу объявил, что никогда не перейдет в «Реал», а на следующий день позировал фотокорам на «Сантьяго Бернабеу». 24 июля 2000-го он стал самым ненавидимым человеком в Каталонии. Но не из-за того, как ушел – мало ли кто скрывал трансфер до последнего – а из-за того, каким уходил.

Фигу был лучшим игроком мира, сердцем и лидером «Барсы».

У Фигу были классный дриблинг и кроссы почти как у Бекхэма

В «Барсе» он оказался почти случайно. Португалец мечтал об Италии и в 95-м заключил контракт с «Пармой», а потом подписал непонятную бумагу на переговорах с «Ювентусом». Бумага оказалась предварительным контрактом, и после быстрых разборок местная федерация запретила Фиго переходить в итальянские клубы в течение двух лет – он до сих пор уверен, что отстранение продавил Моджи.

Фигу перешел из «Спортинга» в «Барсу» и попал в атмосферу гражданской войны. Йохан Кройфф и Хосеп Луис Нуньес по-разному видели перестройку после двух лет без трофеев: тренер искал новых игроков, а президент – нового тренера. «Барселона» сменила трех главных за три года и устроила несколько трансферных встрясок. Последняя – ван Гал привел восемь голландцев – расколола команду и разозлила болельщиков.

Фигу не растерялся в тотальном бардаке, избегал конфликтов и молча выполнял тренерские установки. Обычно он играл правого полузащитника и на поле делал то, что требовали: фантазировал в творческой команде Кройффа, уравновешивал разбалансированную атакующую бригаду Робсона и склеивал голландцев и местных у ван Гала. У тренеров были проблемы с Ривалдо, Стоичковым и другими звездами, но Фигу никогда не спорил.

Так португалец стал для «Камп Ноу» гарантом спокойствия в пороховой атмосфере. Какой бы сильной ни была перестройка, на правом фланге стабильно творил яркий и неконфликтный полузащитник. Новые тренеры строили команды вокруг него: Фигу был надежен как швейцарский нож – и так же легко вскрывал чужую оборону.

«Луиш – мечта любого тренера, – рассказывал Бобби Робсон. – Он вкалывает на тренировках, невероятно одарен от природы и всегда работает на команду. Фигу абсолютно неэгоистичен, это редкость среди игроков его уровня».

Фигу получал пас – и начиналось шоу. Он бил любой ногой и с любой дистанции. Разбрасывал соперников изобретательным дриблингом. Довел до совершенства ложный замах. Делал кроссы хоть и не на космическом уровне Бекхэма, но где-то в стратосфере. И всем этим совершенно покорил Кройффа: «Фигу умеет все: катает мяч поперек поля и отдает разрезающие передачи, бьет обеими ногами. И он тащит команду в сложных ситуациях. Луиш – мой последний подарок «Барселоне».

Йохан совсем не преувеличивал техническое всемогущество португальца. Когда Фигу было одиннадцать, тренер из академии «Спортинга» отказывался тренировать его: «Чему его учить, если он уже все умеет?» А сам Луиш играл вполсилы, чтобы не обижать соперников.

Именно Кройфф завершил эволюцию Фигу, научив его качественной игре в короткий пас и постоянному движению без мяча. Полузащитник использовал свободные зоны и своевременно создавал ширину в атаке, выносил защитников разнообразием способностей и за десять лет в Ла Лиге сделал 106 голевых передач – понадобилось еще десять лет и гений по фамилии Месси, чтобы сбросить Луиша с первого места в истории. Рекорд Лиги чемпионов – 9 ассистов в сезоне-1999/00 – не побит до сих пор.

«Организация гола – это искусство, – объяснял Фигу. – Голевые передачи похожи на режиссуру. А работа режиссера намного сложнее и интереснее, чем у актера».

Главным украшением этого великолепия был дриблинг. Помните молодого Криша, который уничтожал соперников смесью скорости, физики и разнообразных финтов? Его сравнивали с Фигу, только Луиш был еще техничнее и тягу к красивой игре сохранил до конца карьеры. Он делал по 10 обводок (я убедился в этом, пересмотрев матчи с «Атлетико» (5:4) в Кубке Испании-1996/97, «Валенсией» в Ла Лиге-1996/97 (3:2) и с «Реалом» в сезоне-1999/00 (2:2) – больше Месси и любого из лучших дриблеров современности. И при этом редко передерживал мяч. Латераль «Валенсии» Хавьер Гарридо просил, чтобы его страховала вся четверка защитников – «иначе остановить Луиша просто невозможно».

«Фигу можно поместить в телефонную будку с одиннадцатью соперниками между ним и дверью. Он обыграет всех», – восторгался Карлуш Кейруш.

За пять лет в «Барселоне» Фигу выиграл семь трофеев (включая Кубок УЕФА и два чемпионства) и дважды становился лучшим легионером Ла Лиги. Но Каталония возненавидела Луиша не только потому, что он был лидером. Когда самый достойный и надежный человек в клубе выбирает вечного врага – это сложно принять. Такие вещи сильно бьют по самооценке.

После перехода мэр Барселоны официально объявил португальца «нежелательным гостем в Каталонии». Фан-клуб закрылся и запретил упоминать имя Луиша. Президент «Барсы» Жоан Гаспар угрожал «Реалу». Болельщики встречали игрока как предателя: бросали ножи, бутылки и монеты, прессовали полицейские кордоны и вели себя так, что их поведение называл позором даже Пуйоль.

Когда Фигу приезжал в Каталонию, футбол превращался в войну. От него держались подальше даже игроки «Реала»: Макманаман отсаживался в автобусе, а Мичел Сальгадо отказывался разыгрывать угловой. Луиш оставался один против вибрирующего от злости «Ноу Камп» – и даже под таким давлением держал уровень.  

На самом деле Фигу совсем не хотел в «Реал». 

Фигу не планировал уходить из «Барсы», но угодил в ловушку Переса

На президентских выборах в 2000-м Переса никто не воспринимал всерьез. Флорентино говорил о долгах «Реала», но коммерция мало кого заботила: действующий президент Лоренцо Санс выиграл две Лиги чемпионов – это волновало намного больше финансовых трудностей. Так что на выборах-2000 Перес был «Осасуной».

Нужен был кейс, и Фло вышел на агентов Фигу с шикарным предварительным контрактом: переход в «Реал» и 6 миллионов евро в год (в шесть раз больше, чем в «Барсе») плюс подписной бонус в 2,5 миллиона евро. А если Перес не станет президентом, трансфер отменяется, но Фигу все равно получает 2,5 млн евро.

Во всем мире только один человек верил в победу Переса – сам Перес. Фигу заключил ни к чему не обязывающий контракт ради халявных 2,5 млн евро – от таких подарков не отказываются.

Договор он использовал для давления на «Барсу» – тогда казалось, что бумага пригодится только для этого. Фигу был одним из лучших игроков мира с зарплатой середняка и хотел зарабатывать хотя бы часть той суммы, которую обещал «Реал». Но президент Нуньес рассмеялся ему в лицо: «Ну подождем, пока кто-то заплатит твою клаусулу».

По контракту Луиш стоил 62 миллиона евро – на 13 млн дороже самого дорогого игрока в мире. Каталонский босс считал, что ни один сумасшедший не заплатит такую сумму, и был прав: Перес еще не пришел в футбол.

Фло разыграл красивую партию и развел всех: «Барселону», Санса, Фигу и его агентов. Флорентино объявил, что подпишет Фигу, а когда его обвинили во лжи – показал договор. И пообещал, что купит годовые абонементы всем 80 тысячам сосьос «Реала», если португалец останется в «Барсе».

«Обещание Переса опьянило фанатов «Реала», – писал журналист El Pais Диего Торрес. – Им больше не было дела до Санса и его трофеев. Всех интересовало, уничтожит ли Перес «Барсу» одним трансфером».

В тот день в испанском футболе взорвалась такая бомба, которую сейчас сделал бы только переход Месси. Каталонцы звонили в газеты, на радио, в клуб, угрожали самому Фигу. Кандидаты в президенты «Барсы» строили предвыборные кампании вокруг лидера. Луиш клялся, что не собирается в «Реал» – и говорил правду.

Но была одна вещь, о которой они узнали только после победы Переса. На обратной стороне ужасно выгодного и ни к чему не обязывающего контракта был небольшой пункт мелким почерком: если Фло становится президентом и Фигу отказывается от перехода, то будет должен 35 млн евро.

«За три дня до выборов Фигу понял, во что он влип, – рассказывал его друг Паулу Футре, который был посредником в сделке. – Ему и его дочерям угрожали смертью. Луиш сказал своему агенту Жозе Вейге, что не собирается в «Реал». Но в последнем пункте контракта было сказано о штрафе в 35 млн евро.

Важно помнить, каковы были шансы Переса на победу. Ни я, ни Вейга не думали, что Флорентино станет президентом. Когда он победил, Вейга заплакал, а я взволновался. Это значило, что Фигу или переходит в «Реал», или мы платим 35 миллионов».

«Барса» могла спасти португальца. 23 июля Жоан Гаспар стал президентом и первым делом позвонил Фигу. Они разговаривали до трех часов ночи, но новый босс клуба не захотел погасить 35-миллионный долг перед «Реалом» – логично, ведь после выкупа своего игрока над «Барсой» смеялся бы весь мир.

Фигу еще мог соскочить и остаться в Каталонии с чистой репутацией. Он был игроком «Барсы» и не мог заключить другой договор, так что переговорами и соглашением с «Реалом» занимался Жозе Вейга. В то время игроки и агенты не подписывали контрактов и решали вопросы между собой рукопожатием, так что по закону Луиш ничего не должен был ни Вейге, ни «Мадриду». В конце концов, именно Жозе пропустил пункт о компенсации – это была его работа.

Агент понимал ситуацию и заплакал перед супругой Луиша, уговаривая ее повлиять на мужа. Фигу не захотел подставлять друга и согласился на переход, который не планировал.

Возможно, Луиш не ушел бы в «Реал» только из дружбы, но были и другие причины. Фигу не доверял скользким обещаниям Гаспара, которому не нравились вопросы о повышении зарплаты. И бесился от неудач в Лиге чемпионов: «В «Барселоне» можно построить великолепную карьеру. Но чтобы достичь вершины, нужно играть за «Реал».

***

Луиш переходил в «Реал» за лигочемпионским престижем, но его наследие сильно пострадало от трансфера. «Барселона» сожгла память о гениальности португальца, оставив только плохое. В галактической сборной Переса он не потерялся, но стал всего лишь одним из бриллиантов.

А ведь Фигу был звездой одной величины с Зиданом и почти ни в чем не уступал ему. По крайней мере, накануне полуфинала Евро-2000 Франк Лебеф не соврал даже ради партнера по сборной Франции: «Зидан невероятен, но лучший игрок в мире сейчас – Фигу. Он намного сильнее всех».

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: REUTERS/Str Old, Vincenzo Pinto, Enrique Shore, Desmond Boylan, Dylan Martinez, Sergio Perez; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Firo Foto, Ben Radford/Allsport, Graham Chadwick/Allsport

развернуть

Звезды символизируют 8 лучших команд ЛЧ.

В 1980-е УЕФА признала: с Кубком европейских чемпионов надо что-то делать.

Проблема №1: буйные фанаты (особенно британские). Вопрос максимально обострился в 1985-м, когда в финале Кубка чемпионов на брюссельском стадионе «Эйзель» погибли люди. Фанаты «Ливерпуля» полезли через ограждения на разборки с болельщиками «Юве» – в результате обрушилась стена одной из трибун, погибло 39 человек. Английские клубы получили 5-летний бан на участие в еврокубках.

Проблема №2: европейские топ-клубы хотели другой формат. Главная претензия была в том, что с первого же раунда начинались матчи на вылет, из-за чего гранды часто слетали на ранних стадиях. Например, в сезоне-1986/87 туринский «Ювентус» в 1/16-й проиграл «Реалу» по пенальти, зато в четвертьфинал вышли «Бешикташ», «Брондбю» и «Андерлехт». А титул взял «Порту».

Особенно люто турнир ругал Сильвио Берлускони, который в то время владел «Миланом» и итальянской медиакомпанией Mediaset. «Кубок чемпионов устарел. Это просто нонсенс, когда клуб вроде «Милана» может вылететь уже в первом раунде», ‒ сказал он.

В итоге руководители сильнейших европейских клубов продавили идею реформ. В 1991 году УЕФА попросил маркетинговую компанию TEAM помочь с ребрендингом Кубка. Через год у главного европейского турнира появилось новое название, тот самый гимн и фирменный логотип.

Кто сделал лого

Звездный лого создал Фил Клементс – дизайнер и основатель престижного агентства Design Bridge. В конкурсе участвовало еще 50 проектов, окончательное решение принимали в штаб-квартире УЕФА. «Они развесили на стене все варианты и выбрали мой», ‒ вспоминает Клементс.

Эскиз логотипа немного отличался от финальной версии. Утвердив правки, Клементс убрал оригинал на чердак.

«Но потом УЕФА втянули в суд, – вспоминает Клементс. – Не совсем понимаю, какое отношение это имело к авторским правам, но им пришлось доказывать, что лого я делал под их эгидой. Мне пришлось долго копаться на чердаке, чтобы найти там оригинал [и принести его в суд]. 

Дизайнер объясняет, что одна из главных причин популярности логотипа Лиги чемпионов ‒ его универсальность. Он не устарел за 28 лет, потому что сделан так, что красиво смотрится на любом фоне. Для телевизионщиков это очень важно, считает Клементс. Доказательство его слов – логотип идеально лег на мяч. Первый такой мяч Adidas выпустила в 2000 году – белая основа, серые звезды. Фил вспоминает, что его боссу мяч не нравился (сильно вычурный), но дизайнер настоял на своем дизайне. УЕФА мяч понравился – с тех пор таким и играют.

Прототипу мяча ЛЧ самое место в каком-нибудь музее, но его потеряли. На встрече в УЕФА кто-то нечаянно выбил этот мяч головой в окно. Его не нашли.

В 1999-м TEAM отчитывалась, что лого ЛЧ узнают уже 94% футбольных болельщиков. «Если показать им звездный мяч без подписи «Лига чемпионов», то почти все его узнают. Это говорит о том, что логотип стал абсолютно независимым символом турнира», ‒ говорил руководитель TEAM Ричард Уорд.

Что означает лого ЛЧ

Создание ЛЧ подразумевало не только новую эстетику, но и новый формат. Групповой этап появился уже в последнем Кубке европейских чемпионов (сезон-1991/92, победитель – «Барселона» Йохана Кройффа). В УЕФА хотели дополнительно подчеркнуть его важность.

Структура первой Лиги чемпионов была такая. Турнир начинался с матчей на выбывание. Из 32 команд оставалось 8, которые делились на две группы по 4 – оставались только лучшие и начиналось главное. УЕФА на конкурсе логотипов просил отразить этот кульминационный момент, лучше всего получилось у Клементса. Восемь звезд на лого ЛЧ символизируют восемь команд стадии, которой в турнире больше нет.

В первой Лиге чемпионов в группу А попали «Марсель», «Рейнджерс», «Брюгге» и московский ЦСКА, который по сумме двух матчей в 1/8 финала переиграл «Барселону» – 4:3. Группа В – «Милан», «Порту», «ПСВ» и шведский «Гетеборг». По регламенту победители групп выходили в финал. Первый в истории финал ЛЧ – «Марсель» против «Милана» на «Олимпиаштадионе» весной 1993 года. Французский клуб выиграл 1:0, победный гол забил Базиль Боли.

***

В недавнем интервью Independent Клементс пожаловался, что его долго не приглашали на матчи ЛЧ. «На них ходили большие шишки, тихий скромный дизайнер ушел в тень», – говорит он.

Фил впервые оказался на большом матче турнира только в 2003-м. Это был итальянский финал «Ювентус» – «Милан» в Манчестере. Клементсу немного не повезло, он попал едва ли не на самый унылый финал в истории (0:0 в основное время, 3:2 в пользу «Милана» по пенальти). Но для него это было не так важно – главное впечатление он получил до стартового свистка. «Когда я был на «Олд Траффорд», в центральном круге парень стриг траву. Он реально вырезал звезды [с логотипа ЛЧ] на газоне. Это было очень приятно», – восторженно вспоминает Клементс.

Лого несколько раз правили, но его основа неизменна почти 30 лет

С момента создания в 1992-м логотип ЛЧ несколько раз менялся. Уже через год к нему прикрутили лого УЕФА, в дальнейшем были небольшие редизайны, которые вряд ли заметили обычные болельщики.

В 2018 году УЕФА обратилась в лондонскую Design Studio (делала ребрендинг АПЛ, работала с Microsoft, Nokia и Airbnb), чтобы освежить эстетику ЛЧ. Как объяснили в студии, идея была в том, чтобы все, что связано с турниром, выглядело так, будто сделано из света. К привычному темно-синему в заставке ЛЧ добавили голубой, пурпурный, белый и еще несколько цветов, которые напоминают о ночном небе в Европе во время матчей ЛЧ. Также перерисовали финальный этап – несуществующие стадион со звездной крышей и мегаполис из заставки, символизирующие место проведения решающего матча ЛЧ.

Было:

Стало:

Как видите, перерисовали все, кроме логотипа. «Я думал, что со временем его будут переделывать, но он стал культовым, – говорит дизайнер. – Мне очень приятно, что он до сих пор кардинально не поменялся».

📸 Подпишитесь на самый красивый инстаграм Sports.ru

Мы пообщались с автором гимна ЛЧ, который восхищает Роналду, Зидана и Месси

Зидан – магнит для спонсоров. Adidas, Danone, Louis Vuitton – все хотят его за великую карьеру и безупречный имидж

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst; facebook.com/Phil Clements; Gettyimages.ru/Andreas Rentz/Bongarts, Martin Rose/Bongarts; REUTERS/Matt Dunham; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths

развернуть

На чемпионате мира по фигурному катанию, который продолжается в Сайтаме, – самое интересное: женщины разыграли долгожданные медали. Вопреки прогнозам, пьедестал остался без хозяек – японок.

Зато приятно удивили наши фигуристки: олимпийская чемпионка Алина Загитова откатала без ошибок короткую и произвольную (впервые в сезоне, если не считать осенний турнир в Оберстдорфе) и выиграла золото ЧМ. Собрала, таким образом, «Большой шлем»: золото Игр, ЧМ, ЧЕ, финала Гран-при.

У Загитовой были проблемы на чемпионатах России (только 5-е место, 12-е по итогам произвольной) и Европы (2-е место, 4-е по произвольной). Но к ЧМ Алина подошла в лучшей форме: физически вытягивала обе программы, не срывала прыжки, а ее шарм очаровал судей.

Серебро у Лизы Турсынбаевой из Казахстана, которая, как и Алина, тренируется в группе Этери Тутберидзе. Именно Лиза удивила в произвольной, чисто исполнив четверной сальхов. Еще никто до нее не делал прыжок в 4 оборота на взрослых соревнованиях.

Бронза – у Евгении Медведевой. И это огромная сенсация! Женя лишь в феврале – тренерским решением – попала в заявку сборной на ЧМ. Во многом помог финал Кубка России в Новгороде, где она опередила Елизавету Туктамышеву. Но мало кто ожидал, что на ЧМ Женя откатает практически безупречно и опередит на 0,31 балла Рику Кихиру с ее тройными акселями.

Этих кадров ждали. Женя и Алина вновь на одном пьедестале. Вместе!

Обнимашки.

Аплодисменты.

Первое знакомство с новыми медалями.

Улыбки.

Поцелуи.

Это был великий сезон!

Фото: REUTERS/Issei Kato; РИА Новости/Александр Вильф (2,4,5,10); instagram.com/teamtutberidze (11)

развернуть

Великие 90-е.

Программа «Лучшие игры НБА» выходила на канале РТР на протяжении 90-х. Она длилась около 45 минут и охватывала лучшие моменты центральных матчей.

В разное время ее постоянными ведущими были Александр и Владимир Гомельские, Владимир Фомичев и Николай Попов.

Александр Гомельский скончался от рака в 2005-м. Владимир Фомичев погиб в автокатастрофе. Николай Попов отказался говорить со Sports.ru, сказав, что собирается зафиксировать свои впечатления от программы самостоятельно.

О «Лучших играх НБА на РТР» рассказывают комментатор и ведущий Youtube-канала «Gomelsky On Air» Владимир Гомельский и тогдашний директор спортивного вещания РТР, олимпийский чемпион по вольной борьбе Александр Иваницкий.

Как американский баскетбол появился на российском телевидении

Владимир Гомельский: «Папе памятник поставлен на Ваганьковском кладбище: НБА на телевидении – это его заслуга.

Когда начались переговоры между Международным олимпийским комитетом и НБА, у отца уже были хорошие отношения с  Самаранчем, а где-то в 87-м году он познакомился с Дэвидом Стерном. Он посредничал в переговорах, которые завершились успехом в 92-м году, когда баскетболисты НБА были допущены к Олимпиаде.

Эта «челночная дипломатия» принесла и еще один результат. НБА пыталась выйти на мировые рынки: это была идея Стерна, которая возникла в разговорах с отцом. Папа не очень хорошо владел языком, обычно переводчиками были мои братья: Саша или Кирилл. Было согласовано, что в первый год еженедельная программа, которую у нас назвали «Лучшие игры НБА», будет доставляться на российское телевидение. С Иваницким договаривался уже я, он тогда был главным редактором спортивной редакции организации, которая теперь называется ВГТРК».   

Александр Иваницкий: «Меня ушли с Гостелерадио в конце 80-х. Пришел Леонид Кравченко, сказал, что я работаю на Горбачева, и захотел на это место поставить Юзина.

И вот я повис в воздухе: не понятно, что делать. И в этот момент образовали российское телевидение. Там работал первым зампредом Анатолий Лысенков, и он позвал меня к себе. Со мной с Гостелерадио перешли комментаторы Сергей Ческидов, Анна Дмитриева, другие ребята – мы организовали редакцию спорта.

Александр Иваницкий

Это было на пятой улице Ямского поля: у нас в здании были табуретка, стол и больше ничего. А что делать? Все контракты остались на Гостелерадио, а у нас ничего. Нам нужно что-то показывать. И Ческидов говорит: «Давайте покажем Кентакки-дерби. Есть такая возможность». Связались с американцами – поехали в Кентукки. Показали трансляцию – впервые американский вид спорта.  Я был поражен: пока у нас были блокада, Ленинградская битва, нас бомбили, а у них каждый год проходило Кентакки-дерби.

Там куча народа: весь самолет забит болельщиками, стадион забит болельщиками, все делают ставки. И когда закончились соревнования, я поразился свинороем – они все упились как свиньи, солнце палящее, все валялись там в грязи. Не ожидал, что пятьдесят тысяч человек могут превратиться в стадо. Когда начинают говорить, что мы – русские – некультурные, я всегда отвечаю: «Ребята, вы просто никогда не видели Кентакки-дерби».

Мы показали дерби Кентукки и потихоньку начали оттяпывать другие виды спорта. А потом поняли: мы-то российское телевидение, мы представляем за рубежом Россию, а «Первый канал» – уже после нас. Олимпийские игры показываем мы: мы первыми подписываем контракт, оказывается, мы – государственный федеральный канал.

В то время разброд и шатания были везде. Например, футбол. Мы с Вячеславом Колосковым (бывший президент РФС – Sports.ru) были в хороших отношениях, он мне говорит: «А платите-ка нам деньги». Я ему говорю: «Ты что сбрендил? Откуда у меня деньги? Давай думать, как вместе можем заработать. Вот есть у тебя реклама на щитах. Мы транслируем тебя бесплатно, но  покажем билборды». Короче, искали варианты. Но и футбол разваливался. Мы показывали Кубок России и тоже называли его свинороем: на трибунах зрителей нет, поля после зимы – месилово, и играют не так, как в Европе. Мне говорят: «Нам такой футбол не нужен». А я все просил потерпеть.

К тому времени я уже был в Америке на Играх доброй воли и сходил на НБА. И тогда я подумал, что мы обязаны познакомить наших болельщиков с НБА. Потому что разница в баскетболе нашем и американском – космическая. Еще «Формула-1»: страна, которая хочет выйти на новый уровень, обязана посмотреть «Формулу-1». Не важно, сколько процентов мы наберем, но нужно найти возможность.

С НБА была любопытная вещь. На Играх доброй воли работала американка Ким Бохуни (сейчас старший вице-президент НБА по международных делам – Sports.ru), а затем она перешла в НБА. Когда я приехал в Америку, она мне предложила познакомиться с НБА и привела меня в их штаб-квартиру. Я тогда понял, что это совершенно другой мир. НБА – это империя в империи. Там все свое, экипировка команд утверждена до мелочей, ты ничего не можешь добавить.  Они собирают игроков со всего мира. Это элитный баскетбол. Натасканный аппарат. И почему так интересно? Самая слабая команда выбирает выше всех на драфте – у всех есть шансы. Закрытая мощная индустрия с огромными вложениями и колоссальной отдачей.

И я договорился, чтобы баскетбол стали показывать у нас на канале. Но за это платили сами американцы. Они должны были платить 90 тысяч долларов в год, мы подписали контракт на четыре года. Хотя, по моим подозрениям, наш коммерческий отдел так ни разу и не получил эти деньги, потому что сами не верили, что такое возможно».

Как все было устроено

Владимир Гомельский: «Было неудобно и смешно. Эта же программа была не только для России, но и для США – NBA TV уже существовало.

Программу сдавали в понедельник вечером. Во вторник бетакомовскую кассету отдавали нашим летчикам. В среду самолет приземлялся в Шереметьеве, и курьер ездил ее получать. Она оказывалась в Останкине, в пятницу уже переформатированную кассету можно было озвучить с тем, чтобы в субботу она выходила в эфир.

Интересно, что это не стоило ни копейки. Вся эта операция была благотворительной – на этом не зарабатывала НБА, но не тратило деньги и отечественное телевидение.

Торговаться папа умел хорошо – американцам это было нужно. Договорились, что, если программа будет иметь какие-то рейтинги, которых у нас еще не мерили, то со следующего сезона мы будем платить, причем меньше всех в мире. Именно поэтому программа шла с рекламными роликами, которые вставляли сами американцы. Они получали деньги с Rebook, потом с Nike.

Самое обидное – что матчи никто не выбирал: что присылали, то присылали. Такая ситуация напоминала мне Олимпиаду.

В России были интуристские гостиницы, где продавались американские газеты с опозданием на сутки. Я ездил и их покупал. Была такая газета US Today – из нее я узнавал, какие матчи состоялись и какие грядут.

Смотрел ли я матч перед комментарием? Мне всегда было лень тратить время: я садился, надевал гарнитуру, доставал сопроводительную бумажку с номерами игроков и комментировал».

Комментаторы: Нина Еремина, Александр Гомельский, дебют Владимира Гомельского

Александр Иваницкий: «Меня все время упрекали в том, что я продвигаю в комментаторы олимпийских чемпионов, заслуженных мастеров спорта. На самом деле, это не так. Ко мне могли прийти с улицы, любой болельщик мог позвонить мне, минуя все барьеры. И к Сергею Лапину (председатель Гостелерадио в 80-х – Sports.ru) мог прийти любой: на Пятницкой стоял один пожилой милиционер.

И вот ко мне приходят два человека: говорят, что хотят работать хоккейным комментатором. Оба знают английский язык, оба окончили факультет журналистики, оба пишущих человека. Но один из них олимпийский чемпион Майоров, а второй – нет. Я себе задаю вопрос: кому будут доверять больше? Из двух равных беру Майорова. Но если приходит Синявский, то беру Синявского, хотя у него не было ни спортивного образования, ничего… Так у меня появились Маслаченко, Майоров, Николай Попов в Молдавии занимался шахматами.

Когда я пришел на телевидение, у меня был шок. Я на телевидение смотрел снизу вверх. Тогда не было понятие звезды, но телевидение – это элита. Сейчас когда приезжаешь в Останкино, там невозможно поставить машину, а тогда все полки были забиты шапками из лисы, из ондатры… По внешнему виду это была элита. Я пришел в Останкино, и был чей-то день рожденья. На газете лежал торт, и кто-то его разделывал на части пальцем. Я борец, крестьянский парень, но я представить не мог, что можно пальцем разрезать торт и потом предлагать его женщинам на газете.  В центре бобина, полная окурков. Я был очень смущен. С одной стороны, Синявский, Озеров, а с другой, вот такое вот.

Я поразился тому, что они не читают спортивную прессу. У нас выпускали 70 документальных спортивных фильмов – и никто их не видел. А я, смотря эти фильмы, заметил Ческидова, увидел тренера, который великолепно говорит, и затащил к себе.

Нина Еремина была замечательным комментатором. Все помнят ее «три секунды», вот этот крик. Это настоящая эмоция, а не то, что сейчас Губерниев выдает. Когда он комментирует, я готов его убить, потому что он из себя корчит псевдопатриота. Еремина не имитировала боление за команду, это был порыв души.

Нина Еремина и Александр Гомельский

Еремина была лихая девчонка. У нее была сестра-близняшка, которая работала врачом. Они пользовались этим и на экзаменах, и на свиданиях. Отличить их было невозможно. У нас были отличные отношения. Не очень счастливая в личной жизни, она была очень красивая женщина, яркая блондинка с голубыми глазами. Но, в конце концов, она со мной поссорилась. У нас каждую неделю была летучка – мы обсуждали работу. И что-то мы обсуждали, а я сказал: «Нашим женщинам-комментаторам, чтобы продлить свою рабочую жизнь, нужно думать о будущем. Вот Нина Еремина работает в эфире, но ей нужно задуматься, как продлить свою жизнь – освоить профессию редактора или режиссера». Так как телевидение  – это много пауков в одной банке, то ей рассказали, что Иваницкий хочет ее убрать из эфира.

В итоге Нина Еремина осталась на Гостелерадио, а я ушел на российское телевидение».

Владимир Гомельский: «Я тогда служил в армии, был начальником спортивного клуба армии Московского военного округа. У меня было огромное хозяйство в Лефортовском парке.

Нина Алексеевна Еремина отказалась комментировать изначально.  Она не владела английским языком, не знала НБА и сказала, что ей это неинтересно.

Иваницкий поручил озвучивать эту программу Владимиру Николаевичу Фомичеву, первым партнером Володи стал отец. Но буквально через три программы он уехал – поехал работать за границу. Вторым  партнером стал Миша Давыдов, но его голос категорически не понравился Иваницкому. И тогда Володя обратился ко мне, это был конец декабря, я приехал ему помочь. Мы были в хороших приятельских отношениях – познакомились еще в 83-м году и с тех пор дружили.

Он был фанатик баскетбола. Но мониторчик маленький, разглядеть номер не всегда возможно, а он игроков не знал и предполагал, что я их могу различать лучше.

У меня был очень неудачный дебют, мой первый репортаж вышел позорищем. За всю программу я сказал слов пятьдесят: «Ага», «угу, «да-да»… Потом второй – чуть лучше. А на третий или четвертый Володя не пришел – заболел, и остался я у микрофона один.

Армия мне пыталась это запретить. А мне так понравилось!

В армии в 89-м служить было уже бессмысленно – люди деньги зарабатывали, а я на майорскую зарплату жил. И мне жена сказала: «Вот ты чем должен заниматься, а не какой-то фигней в Лефортове». Я уволился, но в штат не пошел, хотя Иваницкий мне предлагал. Но деньги там платили смешные. Я приезжал раз в неделю, отбарабанил свое, и так продолжалось года два точно».  

Александр Иваницкий: «С Александром Гомельским у нас были очень хорошие отношения, а потом мы разошлись. Он меня приглашал к себе домой, я знал его жену, она была стюардесса, они познакомились в воздухе. Милая симпатичная женщина. У них квартира была на Водном стадионе. Милые были посиделочки, но во время этих посиделочек он проговаривался, и это запоминалось. Например, он своих баскетболистов называл «большие люди с птичьими мозгами». Ни один тренер в борьбе себе бы такого не позволил. Об этом знали только я и еще несколько людей.

Потом я начал к нему присматриваться. Он поехал за границу и хотел стать там тренером. Но его методы, которыми он пользовался здесь, там не работали.

Он очень хотел пробиться на телевидение. Хорошо знал баскетбол, был хорошим комментатором и мне все время говорил: «Познакомь меня с руководством».

И вот случилась беда и меня увольняли с телевидения… А вышло все своеобразно: спорт стали загонять за полночь, потому что в прайм-тайм лучше было поставить «мыльную оперу», чем спорт – больше рейтинг, больше платят за рекламу. Мы показывали легкую атлетику – чемпионат мира из Испании – в два часа ночи, а Карелина, когда он стал девятикратным чемпионом мира – в три часа.

И когда Путин принимал у себя – он тогда был назначен премьер-министром – наших легкоатлетов, я присутствовал там с нашей камерой. Выступали все, и в какой-то момент спросили: «Кто хочет выступить?» И тут я поднял руку. Наступило молчание. Я понял, что есть регламент, все выступающие оговорены, а тут я вылез. Я вышел на трибуну и сказал: «Владимир Владимирович, помогите вернуть спорт на государственном канале на должное место».

И очень скоро я оказался на улице. На мое место назначили Владимира Гомельского. 

Я звоню Александру Яковлевичу: «Ты знал, что меня увольняют?» «Да, знал». «А почему же не предупредил?» «Тебя бы все равно уволили. Я решил поставить своего сына». Я положил трубку и больше с ним никогда не разговаривал».

Александр и Владимир Гомельские

Владимир Гомельский: «Что бы ни говорили про моего папу, он был человек начитанный и обладал цепкой памятью. Хорошо разбирался в людях. Его точные определения в эфире поэтому и запоминались.

Профессии комментатора до сих пор в нашей стране никто не учит. Кого ни спроси из моих коллег комментаторов: «Как вы туда попали?». Ответ: «Случайно». Я десять лет преподаю на журфаке МГУ «Современные методики спортивной тележурналистики». Первый вопрос после того, как я с ними познакомился: «Зачем вы сюда приперлись?» Ответ (а журфак теперь женский факультет): «Мы хотим стать футбольными телекомментаторами». Почему-то у молодых людей есть неверная информация, что комментаторы хорошо зарабатывают.

Мало знать правила, условия проведения соревнований, фамилии спортсменов и их тренеров, их биографические данные. Надо еще понимать суть спорта и обладать талантом рассказчика. Вот как научить человека талантливо рассказывать, я не знаю. Поэтому научить быть комментатором я не могу.

Я сам сел, испугался микрофона, и это продолжалось достаточно долго. А вот баскетбол я люблю и хорошо знаю.

Отец мне сказал замечательную фразу: «Твоя задача – популяризация баскетбола». И я старался рассказывать о баскетболе интересно, литературно и полно. Надеюсь, что у меня это получается хорошо.

Единственным человеком, который пытался оценить мою работу, была Ким Бохуни. При Стерне она стала главой департаментом специальных проектов НБА, а потом вице-президентом по международным связям. Она учила русский язык и критиковала меня по-дружески за то, что с ее точки зрения я комментирую недостаточно эмоционально. Но я занимался делом».

Что такое НБА и Америка для советских людей

Владимир Гомельский: «Я увлекся НБА в 14-летнем возрасте, в 67-м году. Из ноябрьских турне сборной СССР по США папа – неленивый человек – привозил всю баскетбольную литературу: учебники, журналы. Первый журнал, в котором я увидел фотографии игроков НБА – это Converse Yearbook, а потом их накапливалось все больше и больше.

Были у нас такие замечательные судьи международной категории братья Давтян. В 60-х они из Армении уехали сначала во Францию, а потом в Америку. Как-то Давид приезжал в Москву и подарил мне ежегодник NBA Guide. Вот с того момента и до того, пока их не перестали издавать, у меня все ежедневники собраны.

Я тогда понимал, что это лучшие игроки в мире, самый красивый баскетбол, но видел это исключительно на восьмимиллиметровой пленке. Еще был такой Толя Блик, он играл за «Динамо», за сборную – никогда, хотя он чемпион среди юниоров 47-го года рождения. У него папа был капитаном дальнего плавания, приписанным к ленинградскому порту. Вот у него была самая большая коллекция, а мне родители купили проектор, когда я еще учился в восьмом классе. Я смотрел НБА: это было зрелищно.

Папа стал старшим тренером сборной СССР в 63-м году. С 63-го по 68-й год сборная СССР пять раз, каждый год, отправлялась в США. Папа играл с университетскими командами и с командами Индустриальной лиги: университетские оказались сильнее. В этих университетских командах  были игроки, которых потом на драфте выбирали в НБА. 

В 68-м году на Олимпиаде в Мехико папа ехал за золотыми медали, а вернулся с бронзой. И вот тогда-то он посмотрел на таких игроков, как Джо Джо Уайт, Чарльз Скотт и, естественно, Спенсер Хэйвуд.

Не уважать такое мастерство человеку, который понимает в баскетболе, было невозможно. Он относился к НБА с уважением. И на мои дурацкие вопросы «А мы могли бы их обыграть?» он мне сказал: «Не сейчас». И долго-долго он отвечал: «Не сейчас». Первая победа случилась в 1988 году летом над «Атлантой Хоукс».

Александр Иваницкий: «У НБА великолепный показ. Но после московской Олимпиады я к американской технике относился спокойно. У них на одной игре стояло камер 30, наверное. А Венгрия показывала четырьмя камерами – и не хуже. Тут зависит не только от количества камер. Хотя, конечно, верхняя камера, движущаяся камера, микрокамера на щите – все это давало эффект. Они показывают блестяще и хоккей, и баскетбол. Но это вполне достижимый для нас уровень.

Вообще больше всего в телевизионной карьере я горжусь проведением Олимпиады-80: наша редакция отвечала за производство так называемой международной картинки.

Вот вам пример: Сочинская Олимпиада – это одна треть московской Олимпиады. И если у нас международную картинку делали специалисты нашей страны, то в Сочи ни одного нашего специалиста не подпустили к изготовлению, производству международной картинки. Почувствуйте разницу.

Мы четыре года готовили наших режиссеров.

Во-первых, мы их искали по всей стране, во всех республиканских, областных комитетах. В Узбекистане нашли режиссера, который любил конный вид спорта, в Калмыкии – режиссера, который был сам борцом, в Прибалтике – гандоболисты, баскетболисты, футбол – в Украине и Грузии… Мы им сказали: «Ребята, четыре года вы занимаетесь только своим видом спорта. Вы должны знать всех игроков, жен, любовниц, родителей. Они будут на трибунах, и мы будем показывать, как они реагируют».

Во-вторых, в Останкине устроили семинар режиссеров со всего мира. И наши режиссеры выступали, докладывали концепцию по своему виду спорта, а ведущие спортивные режиссеры со всего мира драконили их, а ты должен был защищаться и учесть все замечания. Посылали режиссеров на стажировку в Венгрию, в Чехию, в Финляндию.  

Нужно отметить, что мы впервые выработали единую концепцию спортивного показа. Такого в мире до этого не было: каждый показывал в меру того, какая у них была техника, какие были знания, возможности. Как правило, спортивные режиссеры были многостаночниками.

Когда я пришел на телевидение, мне не очень нравилось, как показывали спорт. Например, футбол показывали с высокой камеры – с высоты птичьего полета. И вот там внизу человечки какие-то бегали, забивали голы. Я их спрашиваю: «А почему вы так показываете?» «Это главная камера – нужно, чтобы видна была комбинация, чтобы не пропустить гол». Я про себя думал: «Вот я игрок, я-то себя с высоты птичьего полета не вижу, значит, я самый несчастный человек в этой ситуации»… И я понял, что это нужно менять, что нужен обязательно крупный план. Радость забившего, огорчение пропустившего, ликование трибун. Учитесь менять планы.

Наши режиссеры были жутко против. Пришлось хребет ломать и им, и спортивным комментаторам. Комментаторы привыкли быть главными: вот сидит Озеров, говорит: «Вот на трибуне появился Брежнев» – камера на него, «Вот появился Бесков» – камера на него. А на Олимпиаде камера не может следовать за комментатором, она должна быть нейтральной. Режиссеры испугались – у них не было поводыря.

Очень долго приходилось ломать психологию кадра и психологию того, что теперь вы главные, не нужно следовать за комментатором.

И отсюда родился единый почерк.

Кроме того, мы впервые дали не общую международную картинку, а предложили выбор. Например, если идет борьба, то с каждого ковра мы даем разные сигналы, а конкретный режиссер выбирает нужных ему бойцов. Международная картинка приобрела разнообразие.

Мы внесли даже специализацию групп – я им говорил: «Если ты гандболист, ну поиграй ты в гандбол! Не нужно, чтобы ты был олимпийским чемпионом, но почувствуй». 

Все эти перемены были считаны мировым телевидением. Не то что я изобрел крупный план, но спортивное телевидение после московской Олимпиады стало другим. Считаю работу на Олимпиаде своей второй негласной олимпийской медалью. Понятно, что я был не один: мне удалось собрать кулак помощников, Олимпиада – это такое время, когда вся редакция поднимается над своими амбициями.

Еще мне запомнилось, как мне тогда не дали орден Ленина. На все Гостелерадио был положен один орден Ленина, а у меня были терки с нашим кадровиком, почему-то он меня недолюбливал. И вот закончилась Олимпиада, он приглашает меня к себе в кабинет и говорит: «Извините, один орден Ленина, и мы решили вручить его слесарю-водопроводчику, рабочий класс»... И смотрит на меня: истерика будет со мной или не будет. «Ну, орден трудового Красного знамени мы вам дадим». Он был очень удивлен, что я не бросился к Лапину, не начал рвать на себе рубашку.

На Олимпиаде я впервые понял разницу между нами и американцами. Они такие нагловатые – у них лучшие позиции в Лужниках. Говорят: «Мы хотим сто квадратных метров в этом углу». А у нас комментатор сидел – стул, стол и монитор, какие там сто метров? Ну хотят – платят.

Договорились, построили мы им комментаторскую площадку. Они появляются: «Мы передумали, нам нужно в другом месте». Собираю техников, инженеров, спрашиваю: «Можем перенести?» А уже поздновато. Ведущий инженер, кажется, Попов Анатолий Петрович говорит: «Не можем, мы кабель положили, забетонировали». Объясняю американцам. Они говорят: «Триста тысяч долларов». «Анатолий Петрович, триста тысяч долларов, давайте перенесем». «Да нельзя, забетонировано». Я американцам: «Нельзя». «Пятьсот тысяч долларов». Короче, мы подписались под этим, перенесли. Но в итоге они отменили трансляции, объявили бойкот. Их техника стояла замороженной, мы ей не пользовались. 

У них, конечно, другие возможности, они показывали легкую атлетику 24 камерами – на всем телевидении не было такого количества. Но если ты понимаешь, то можно и одной камерой снять фильм и отправить его на Оскар».

Заметен ли был взрыв интереса к НБА

Владимир Гомельский: «Отцу не нравилось, что я делаю. Папа – перфекционист. И вообще у меня такая семья: если ты взялся за что-то, ты должен делать это лучше всех на свете. После первого репортажа мама мне сказала: «Не надо тебе, Володя, этим заниматься, это не твое». Потом она долго молчала. А папа приехал, послушал, у него были отзывы о моей работе, он делал мне замечания.

Когда я понял, что это мое? Еще шел первый сезон, комментировать невозможно – монитор крошечный, ничего не видно, сейчас бы комментаторы не стали так работать. Но стали приходить письма, я их читал – и тогда понял, что людям это интересно, что я добиваюсь своей цели. Но до 95-го года я отказывался в штат идти.         

Самые запоминающиеся моменты связаны не с той программой, а с командировками. Я ездил вживую комментировать финал 95-го года «Орландо» – «Хьюстон»: до слез было обидно, что он закончился в четыре матча. Помню свой восторг, когда приехал комментировать Матч всех звезд. Тогда я понял, что сам Матч всех звезд – это самое скучное событие уикенда, там происходят гораздо более интересные вещи, которых мы, к сожалению, не показываем. Но это надо было пощупать самому.

У Шакила я брал интервью дважды. Я познакомился с ним, когда он еще был студентом Луизианы Стэйт. Ему было 18 лет, он учился на втором курсе. Мы думали, что они выиграют NCAA, но они вылетели. Шак был такой огромный, но такой скромный, застенчивый. А после этого я брал у него интервью в Торонто в 94-м и на Олимпиаде в Атланте 96-м. Благодаря знакомству со Стерном мне вывели в коридор двоих, они были в хорошем настроении, и интервью получилось довольно веселым.

Одна из лучших моих работ – в 92-м году я взял интервью сначала у Дэвида Стерна, а потом был на закрытой пресс-конференции, когда мы допрашивали Сережу Бубку и Майкла Джордана. Ее нам организовал Nike – это был класс.

Лучшее мое интервью с игроками НБА – это с Алонзо Моурнингом. Вот я нашел тему, на которую он говорил. Причем Зо – зверь, он такой суровый. А тут я его разговорил. Мы нашли общий язык, мы редко встречаемся, но когда встречаемся, понимаем, что мы друзья.

Мой коллега Ванька Ургант много позже мне рассказывал, что они подростками бросали все во дворах и бежали смотреть НБА. Приблизительно ту же историю мне рассказывали еще человека три-четыре. Вот сейчас я познакомился с одним прогрессивным болельщиком НБА, который мне рассказал то же самое. Он родился в Баку. Баку – не баскетбольный город, но они бежали смотреть. Так что понимание большого интереса пришло только сейчас.

А объяснение такому интересу – самое простое. Начало 90-х, «железный занавес» сломан, Россия находится в очень интересных отношениях с остальным миром. И нам интересно, чем живет остальной мир. НХЛ не показали, НФЛ не показали. Этот несчастный бейсбол не показали, а баскетбол – вот он. И это тоже часть образа американской жизни. Это было интересно. Я могу ошибаться, но мне кажется, что людей, далеких от баскетбола, от спорта вообще, привлекло. И они сидели у телевизора и смотрели.

Нас поразило письмо от экипажа подводной лодки. Наши друзья рассказывали, что даже домохозяйки следят за баскетболом. Наш новый знакомый рассказывал, что когда я говорил про «разножку» Реджи Миллера, то дети сразу же бежали и начинали тренировать ее. То есть я еще, получается, и вредитель.

Мне запомнилась такая ситуация. Был такой Тишинский рынок. Мы туда как-то приехали за продуктами, и стоит лицо кавказской национальности. Я подхожу у него мясо покупать, а он мне спел  «I love this game». Это было приятно».

Почему НБА пропала с телевидения

Владимир Гомельский: «Я считаю, что с того момента как начали мерить рейтинги, это была целенаправленная акция против спортивного телевидения.

Если разбивать телевидение на составные части, то самое дорогое – это новости, потом идет спорт. Но при этом НБА никогда не задирала цены. Даже сейчас полный сезон НБА, то есть матч в день, плюс бонусный матч, восьмой, в неделю, плюс уикенд всех звезд, плюс все плей-офф, если поторговаться, можно купить за 2-2,5 млн долларов. Правда, это не все расходы. Придется оплачивать доставку сигнала. И если эту сумму поделить на часы вещания, получится вполне приемлемый результат.

Однако рейтинги меряют там, где установлены счетчики. Вот вы позволите установить счетчик у себя в квартире? Вот и я нет. Они установлены у бабушек-пенсионерок, для которых эти 200 рублей – деньги. Но они-то спорт, кроме фигурного катания, не смотрят. Поэтому сейчас невозможно доказать ни одному руководителю федерального канала, даже Тине Канделаки, что мы не верблюды и НБА надо показывать.

Я сам плачу 200 долларов и смотрю то, что мне интересно. Считаю, что в принципе, если принять нормальные законы, то все любители НБА смогут смотреть игры в интернете, в хорошем качестве. Жалко, что у нас не все владеют английским языком. У них есть опции «английский», «испанский», «французский», «китайский», а опции «русский» – нет. Была бы опция «русский», возможно, больше людей покупали бы NBA TV».

Александр Иваницкий: «Громадный интерес к баскетболу НБА мне был понятен. Я понимаю, какого качества продукцию я поставил в эфир.

Возможно, сейчас время уже прошло. Мы показали – люди посмотрели. Возможно, у них появились другие интересы. Если бы я вернулся на телевидение, не уверен, что вновь бы поставил НБА. Сейчас есть бешеный интерес к художественной гимнастике, к фигурному катанию, появляется новый вид спорта – гольф. Пятнадцать новых видов спорта на Олимпиаде.

НБА – это кастовый вид спорта.  И самое смешное, что у нас никогда не будет такого баскетбола. По одной простой причине. Вот большинство нобелевских лауреатов – это американцы, но это купленные ученые – китайцы, русские, все кто угодно. Покупной вид спорта мне не интересен.

У них великолепные игроки, но все же афроамериканцы. А я видел, как живет гетто. Когда я приехал на Олимпийские игры в Атланту, поразился. Во-первых, в центре, когда деловая активность заканчивается и все закрывается, появляются бомжи-негры. Чтобы чернокожие не бузили, им выдают талоны на питание. В пяти поколениях они ничего не делают. Единственный выход – баскетбол. С утра до вечера стучат мячом. Для них это единственная возможность вырваться из ада. У нас невозможно нечто подобное представить, разве что послевоенный дворовый спорт. 

Когда я сейчас смотрю баскетбол, то прихожу в ужас – играют одни негры и югославы. Я никак не могу соотнести себя с этим: почему я должен за них болеть? Я бы хотел с кем-нибудь даже поговорить: «А почему ты за него болеешь? Там нет твоих. Сегодня он играет, завтра бросил клуб и уехал». Это деградация.

Помню, на чемпионате мира по футболу кто-то из комментаторов сказал: «Вот этот игрок поменял 15 клубов». В наше время, если ты перебежал из ЦСКА в «Динамо», это считалось позором. Нас приучают к тому, что можно поменять родину. Без дураков – Медведева может тренироваться здесь, а может уехать в Америку.

Наше телевидение сегодня направлено на тотальное оболванивание людей. Уровень потрясающе низкий. Есть программы, которые можно смотреть – рыбалка, например… Есть люди, за которыми я слежу – на «Спасе» есть священник отец Андрей, который беседует с молодежью на любые темы.

Вот, например, программа «Голос». Интересно мне ее смотреть? Интересно. Хочу я познакомиться с новыми исполнителями? Хочу. Но все эти ребята заточены на то, чтобы петь американские песни, вести себя как американская попса. Русскую мелодию, русскую песню исключили. Насаживаются американские стандарты. Плюс Нагиев, похожий на кота Базилио, позволяет себе скабрезные шутки. Очень искусственно себя ведет жюри. Получается абсолютная калька американской программы.

Я поговорил с Губерниевым десять минут, и мне все стало понятно. Он «буробит»: включили – и его понесло. Комментарий же должен идти плавно – с подъемами и спусками. А он как начал орать со старта, так и будет до конца. Это знаете, как когда попса поет песни военных лет. Ну как Басков с Киркоровым и их «Ибицей» будут мне петь песни военных лет?! И я им поверю?! Да никогда  в жизни.

То же самое с Тарасовой. Она все время играет – такая драматическая актриса.

Думаю, что «Лучшие игры НБА» просто сошли на нет. Поднялся наш спорт – футбол, фигурное катание. И у нас появилась возможность это ставить в эфир. Мы вспомнили, что мы федеральный канал, что мы можем показывать Олимпиаду и чемпионаты мира.

А потом странно болеть за иностранные команды. Американцам же все равно, как выступают российские спортсмены, они их даже не знают. Думаю, что в чем-то они и правы. Пусть они там играют, а у нас – что-то свое».

Иван Ургант (безмерно) обожает НБА, знаком с владельцем «Голден Стэйт», смотрит матчи везде и в любое время

Владимир Гомельский: «ЛеБрон – лучший баскетболист планеты. И законченный дурак»

Фото: РИА Новости/Николай Болотин, Дмитрий Донской, Владимир Федоренко; globallookpress.com/ Alexander Chernykh; 720pier.ru; Instagram/guberniev_dmitry

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

1. Сантьяго Солари выпустил максимально предсказуемый состав. Два изменения относительно класико: Начо заменил дисквалифицированного Серхио Рамоса в центре защиты, а основной правый вингер Лукас Васкес занял место Гарета Бэйла.

Эрик тен Хаг полностью продублировал состав и схему первого матча.

2. «Аякс» также сохранил структуру прессинга из первого матча. Фишка в отказе от давления на одного из защитников соперника (в данном случае Серхио Регилона): вингер Хаким Зиеш помогает прессинговать центр – зона, которую нужно накрыть, уменьшается, ее команда накрывает с большей интенсивностью.

«Аякс» держит «Мадрид» персонально в центре поля, защитников прессингует трио Нерес-Тадич-Зиеш; Регилон остается свободным, но до него трудно доставить мяч:

Очевидный минус: свободный игрок в защите соперника может наказать – либо через качественный вывод мяча в атаку, либо через острые подключения. Это произошло в единственном голе «Реала» – Регилон получил кучу времени на обработку мяча, Зиеш накрывал его с огромным опозданием, именно потому что в начале эпизода прессинговал Начо.

Несмотря на этот момент, «Аякс» извлек больше пользы, чем вреда из подобного прессинга. На дистанции всего матча Регилон плохо использовал настолько явную свободу. Он снова оказался чемпионом по передачам назад (28 штук), что вопиюще для свободного игрока. За счет качественного прессинга «Аякс» контролировал матч.

3. «Аякс» выглядел свежее и интереснее «Мадрида» благодаря интенсивному прессингу, но ключевое преимущество захватил другим методом. Помимо помутнения Тони Крооса, которое принесло первый мяч, в первые 25 минут было три важнейших для всего противостояние эпизода. Все три случились после угловых «Реала».

4-я минута – атака вторым темпом после корнера приводит к отличному моменту у Рафаэля Варана. Француз пробил в перекладину.

18-я минута –  атака вторым темпом после корнера приводит к еще одному моменту у Варана. Сейв Андре Онаны и голевая контратака «Аякса».

22-я минута – неудачный розыгрыш «Мадрида» (даже вторым темпом) и острейшая контратака «Аякса» (Нерес почти забил третий мяч).

Это три первых угловых в матче. Они безумно сильно повлияли на ход игры – и здесь точно есть постоянная палитра. После первой волны футболисты «Аякса» максимально быстро выходили из штрафной для прессинга соперника, который еще не принял оборонительную схему.

Такой расклад рождал эпизоды максимальной раскрытости. Если момент оставался за «Мадридом», то получалась убойная ситуация в штрафной – например, 4-в-4 с преимуществом «Реала» в габаритах:

Если момент оставался за «Аяксом», то получалась не менее убойная контратака – например, 4-в-4 с отчаянной попыткой Луки Модрича отработать справа в защите (никаких претензий к хорвату, просто показывает, как разбалансирован был «Мадрид» в такие моменты):

4. У «Мадрида» был один перспективный маневр в позиционных атаках. При игре через правый фланг Лука Модрич пользовался персональной игрой «Аякса» в центре поле и уводил Френки де Йонга максимально глубоко, что открывало опорную зону гостей – например, для продвижения Васкеса с мячом:

Иногда Модрич поступал еще умнее – делал ложный рывок, а когда Френки начинал движение, сам открывался в опорной:

Этот сценарий действительно был неудобен «Аяксу». Партнер де Йонга по центру Лассе Шене вынужден был реагировать на возникновение такого пространства – и тогда свободу получал Кроос.

Но этот редчайший для Солари продуманный позиционный маневр благополучно забыли после травмы Васкеса.

5. Травмы Васкеса и Винисиуса Жуниора не могут служить оправданием провала для «Реала» в домашнем матче, к которому команда подходила с уверенным преимуществом, но они действительно повлияли на ход встречи.

Все просто: «Реал» Солари добротно делает (делал?) две вещи – прессингует и проводит быстрые атаки. Ключевым звеном прессинга был Васкес, потому что он не только прекрасно пашет, но и отлично читает эпизоды, подстраивается под позиции партнеров, иногда даже исправляет их ошибки. Ключевым для контратак был Винисиус – располагался выше, взаимодействовал с Бензема, пользовался скоростью и техникой.

Потерять именно этих футболистов в момент, когда преимущества уже нет, – действительно серьезный удар. Но это и близко не снимает вину с Солари – его ограниченность как тренера сделала команду настолько зависимой от этих ребят в прессинге и контратаках.

6. Прессинг «Мадрида» был просто ужасным и становился хуже и хуже по ходу матча. Во-первых, им не хватало четкой структуры. В случае «Аякса» структура была такой: умышленно не прессингуют левый фланг Регилона, атакующая тройка знает свои зоны, тройка полузащитников играет персонально. У «Мадрида» не было этих простых ответов. Иногда в помощь Бензема для прессинга центральных защитников выдвигался полузащитник, иногда – вингер.

Во-вторых, уступая по счету двух матчей, «Реал» все чаще и чаще организовывал неподготовленный прессинг в заведомо проигрышных ситуациях.

Бензема попросил поддержки у партнеров в прессинге, хотя сначала у Де Лихта, а потом у Онаны достаточно времени на принятие решения:

Дальний пас, подбор выигрывает Николас Тальяфико, которого Асенсио оставил для помощи Бензема. Кроос и Модрич слишком высоко из-за поддержки прессинга. У «Аякса» приятное соотношение сил в атаке:

7. Наблюдать за принятием решений футболистами «Аякса» в первой стадии атаки – кайф. Все достаточно техничны для короткого розыгрыша, у команды есть структура владения, но некоторые решения все равно приятно удивляли. Они требовали не только слаженности, но и высокого тактического IQ игроков.

Например, в этом эпизоде у «Мадрида» в прессинге застрял Винисиус, следовательно, Регилон выдвигается на правого защитника Нуссаира Мазрауи. Правый полузащитник Зиеш сразу же пользуется своей свободой и создает де Йонгу вариант для продвижения в центральной зоне:

Тут Кроос слишком высоко, следовательно, ближний к нему Бэйл вынужден следить за Шене. Оппонент Бэйла (Мазрауи) чувствует это и смещается в опорную:

Эти мелочи нельзя воспринимать как должное. Они не оказали ключевого влияния на вчерашнюю игру, но сделали «Аякс» красивой и разнообразной командой.

8. «Мадрид» ужасно отреагировал на счет 0:2. Следующий гол «Аякса» делал их задачу практически невыполнимой. При этом у них было достаточно времени на собственный мяч. Вместо того, чтобы проявить терпение и прибавлять в степени рисков постепенно, они вышли на второй тайм в суицидальном режиме.

Кроос и Модрич играют слишком персонально против Шене и де Йонга. Причем Кроос на определенном этапе собьется на беготню за мячом, чем разрушит и без того рискованный вариант прессинга:

«Аякс» легко проходит такое бессистемное и смелое давление. Получается ситуация 5-в-5 (или даже 6-в-5, если посчитать Тальяфико на фланге). И это даже не контратака – это родилось из позиционного розыгрыша:

9. «Барса» два раза за неделю обыграла «Реал», но лучшая десятка, сыгравшая за гостей «Сантьяго Бернабеу», не Лео Месси. Настолько прекрасен Душан Тадич! И дело не в том, что Лео внезапно спустился с привычного космического уровня (он был хорош – особенно во втором матче), просто Тадич поднялся к нему.

Неплохо для футболиста, которого год назад первым поменяли в матче «Саутгемптона» с «Ньюкаслом» – в игре, где лучшим созидателем с огромным отрывом был Джонджо Шелви.

Вчера Тадич уничтожил «Мадрид» и оформил заставку ЛЧ на следующий сезон. Гол плюс два паса впечатляют, а статус лидера по передачам вразрез и передачам под удар подтверждают неслучайность достижений Душана.

Как обычно, серб творил с позиции ложной девятки. Для этого требуется не только техника, но и высокий уровень понимания игры. Тадич в этом прекрасен. Вот его тепловая карта:

Тадич особенно усердно бил в две зоны – пространство в опорной (за спиной у Крооса) и левый фланг. Если изучить его карты по таймам, сразу видно, что в опорную он опускался в первом тайме, а фланг перегружал во втором (когда там уже не было Васкеса). Он блестяще чувствует уязвимые места соперника.

Важные соучастники успеха Тадича – Зиеш, Нерес и ван де Бек. Они всегда создавали ему достаточно вариантов для обострения и делали своевременные рывки. Особенно хорош был ван де Бек, который сначала манипулировал позицией Каземиро, чтобы создавать Тадичу больше свободы, а потом открывался в штрафную.

10. Еще один выдающийся перфоманс у Дэйли Блинда. Он здорово оборонялся (больше всех выигранных верховых дуэлей и выносов, в лидерах по отборам), но по-настоящему блистал в продвижении мяча. Нет ничего удивительно в том, что у него больше всех пасов вперед – это нормально для центрального защитника; с этой позиции проще отдавать вперед. Но слишком часто «Мадрид» давал Дэйли свободу. Иногда Блинд наказывал даже прямыми обострениями.

Центральные полузащитники «Реала» играют персонально. Бензема ближе к де Лихту, Васкес – с Тальяфико. Блинд полностью свободен:

11. Жаль Луку Модрича. Почти все позитивные эпизоды «Мадрида» в атаке организованы им. Он связывал команду (ладно – пытался связывать) и создавал партнерам пространство своевременными умными передачами. Отобрать мяч у хорвата тоже было труднее, чем у кого-либо другого (что проявилось в голе «Мадрида» – он зародился именно из того, что Лука не потерял мяч в труднейшей ситуации).

Это отразилось и в цифрах – из атакующих игроков «Реала» Лука чаще и точнее всех отдавал продвигающие передачи.

12. Обратная ситуация с Тони Кроосом. Дело не в ошибке в первом мяче. Обычно немец отвечает на такую потерю миллионом качественных передач, поэтому сильной критики именно за этот эпизод не заслуживает.

Кроос выдал один из худших перфомансов сезона в плане игры без мяча. На определенном этапе он тупо запаниковал и включил режим «безголовой курицы» (грубовато, но, пожалуй, лучшее описание). Тони не оглядывался на позиции партнеров, соперников и оборонительную схему команды – просто бежал прессинговать в зону мяча. Учитывая не самую высокую скорость Крооса, это приводило к провалам.

Это косвенно отразилось в статистике отборов – 9 попыток, 3 успешных, 6 раз обыгран на дриблинге. Это в три раза больше, чем любой игрок «Мадрида». Именно Тони олицетворяет описанную выше суицидальность «Реала» после того, как счет стал 0:2.

У немца также набралось много эпизодов прессинга в отрыве от команды и внезапных выключений из эпизода, когда команда прессингует. Кроос никогда не был сверхнадежным без мяча, но это тотальный провал.

13. Френки де Йонг снова прекрасен. Перед матчем он рассказывал, как руководители «Барсы», подписывая с ним контракт, попросили выбить «Реал». Такие истории до игры подчеркивают бешеную уверенность полузащитника. Она проявлялась весь вечер.

Френки чаще всех касался мяча, сделал больше всех передач (с лучшей точностью), объемом оборонительной работы легко затмил партнера по опорной, Шене. Даже его яркая ошибка в конце матча вытекала из невероятной уверенности (потеря с диким выходом Модрича, Бензема и Бэйла на ворота). Количество аналогичных эпизодов, где он не терял мяч, а продвигал мяч или стягивал на себя соперников, легко компенсирует этот фэйл.

14. Минутка Рамоса. Во-первых, он во второй сезон подряд оказывается в похожей ситуации – карточка, которой он изначально радуется, а потом случается катастрофа (или почти катастрофа). Серхио – возможно, самый технически одаренный центральный защитник планеты и лидер «Мадрида». Жаль, что эти нелепые истории отвлекают от его чисто футбольной мощи.

Во-вторых, Рамоса точно вчера не хватило. Это прямо признал Солари: «Конечно. Не хочу обидеть других игроков, но, конечно, нам не хватало нашего капитана». Три главных «если бы…»: «Мадрид» мог бы быть еще опаснее при угловых, чуть лучше под давлением «Аякса» и спокойнее при счете 0:2.

15. Кажется, Солари – все. Этот матч здорово резюмировал его недостатки.

Если Хулен Лопетеги слишком верил в одну систему при позиционных атаках и в своих лучших игроков, то Солари отказался от построения позиционной атаки и усадил в глубокий запас многих игроков, которые могли бы это маскировать (Марсело, Иско и отчасти Бэйл). И то и другое – крайности.

«Мадрид» – лишь четвертый в Ла Лиге по разнице острых моментов с игры (но первый по стандартам). Это вопиюще для команды с таким составом. В главном матче сезона от «Реала» потребовалось захватить мяч и взломать соперника – они не сделали ни того ни другого. Это не случайность, а олицетворение постоянных проблем при Солари.

При Сантьяго команда прибавила в игре без мяча (частично из-за его работы, частично из-за доверия работоспособным футболистам). Но этого явно недостаточно. В положительных результатах аргентинца на старте было много везения. Это не могло продолжаться вечно.

16. В этом матче было несколько эпизодов, которые могли направить игру в благоприятную для «Реала» сторону: еще недавно «Мадрид» мастерски владел искусством побед через отдельные эпизоды – без игрового преимущества. В этот раз не прошло. По совокупности двух матчей «Аякс» действительно был лучше и заслужил пройти дальше.

Манера, в которой они сотворили мегасенсацию, заслуживает отдельного восхищения. «Аякс» – самый бедный из клубов плей-офф ЛЧ. «Вест Бромвич» в прошлом году от одних только телетрансляций АПЛ заработал больше, чем «Аякс» от всех видов деятельности. «Реал» – самый дорогой и доходный клуб мира.

«Аякс» не просто победил, обезвредив соперника умной оборонительной тактикой (это все равно было бы очень круто), а лучше сыграл в футбол (это просто уникально).

Фото: REUTERS/Susana Vera, Sergio Perez; globallookpress.com/Daisuke Nakashima/AFLO, Henk Jan Dijks/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/David Ramos

«Аякс», спасибо за красоту и безумие. Владислав Воронин восхищен

Пора знакомиться с тренером, который вынес «Реал». Если вы еще не знакомы

И отдельно почитать про Тадича, который разорвал «Реал». В 2013-м серб мог перейти в «Динамо»

развернуть

Интервью с легендой, которую вы узнаете за километр.

Помните лысого вратаря сборной Венгрии в серых мешковатых штанах, ставшего одним из героев Евро-2016? Габору Кираю почти 43, после рекордных 108 матчей он ушел из сборной, но все еще играет за венгерский «Халадаш». Антон Ванденко отправился в Сомбатхей, чтобы узнать, как Кирай стоял на воротах и одновременно служил в армии, боролся с депрессией в Германии, открывал собственную академию на родине и почему не торопится завершать карьеру на пятом десятке.

Легендой Кирая сделали не яркие спасения и даже не спортивное долголетие, а те самые тренировочные штаны, которые создали ему образ добродушного дядьки из соседнего подъезда, вышедшего во двор погонять в футбол с пацанами. В этих безразмерных трениках 26 лет назад он начинал карьеру в «Халадаше» («Прогресс» по-венгерски), с ними перебрался в Берлин, пробовал себя в АПЛ, возвращался в Германию, в них же – в сорок лет – дождался лучшего момента в карьере и прославился, устроив со сборной Венгрии одну из главных сенсаций Евро-2016 (выход в плей-офф с 1-го места из группы с Португалией, Исландией и Австрией). Сейчас Кирай то ли еще играет, то ли уже доигрывает в родном «Халадаше» из Сомбатхея, городе на западе Венгрии примерно в двух с половиной часах на поезде от Будапешта.

Приезжающих в Сомбатхей встречает цепочка Икарусов – былая гордость венгерского автопрома по-прежнему служит в городах поменьше, сдав позиции разве что только в Будапеште. Классический вариант автобуса с гармошкой и двумя секциями за 15 минут довозит меня до окраины 80-тысячного города, где среди сельскохозяйственных полей, виноградников и коттеджных поселков расположился внушительных размеров спортивный центр Габора Кирая, объединяющий детско-юношескую академию, несколько футбольных полей, теннисные корты, различные спортивные площадки, магазин, кафе, офис и пару административных построек. Здесь же готовится к матчам «Халадаш».

Я застаю разгар тренировки: Габор в неизменных серых штанах летает за мячами из угла в угол, а два других вратаря, каждый сильно младше Кирая, наблюдают за ним, ожидая своей очереди. 

Спустя час команда в прямом смысле слова расходится по домам, а мы с Габором садимся в кафе.

Контракт на один матч растянулся на 4 сезона. Служил пограничником и одновременно тренировался

– Когда я ехал сюда на интервью, то был уверен, что застану почтенного ветерана, имеющего особые права и статус в команде. Увидев, как усердно вы тренируетесь и прыгаете за мячами, хочу теперь понять, почему так отчаянно бьетесь за место в воротах команды-аутсайдера («Халадаш» занимает последнее, 12-е место в таблице, отставание от ближайшего конкурента – 11 очков, от спасительного 10-го места – 13)?

– Я не представляю себя вне игры, все еще не устал и испытываю сильные эмоции от подготовки к матчам и всех сопутствующих процессов. Мне нравится быть частью большой игры, и я пока не готов уступить свое место. Просыпаюсь каждое утро, еду на тренировку и показываю свой максимум – для себя, партнеров, тренера и тех, кто в меня верит. Однажды я закончу, да, но пока мне доверяют и есть силы, я буду работать на все сто.

– Тем не менее ваш контракт с «Халадашем» истекает в июне. Неужели продлите?

– Еще не решил. Четыре года назад я заключал соглашение с клубом на эксклюзивных правах, договорившись вернуться лишь на одну игру. Я хотел закончить карьеру там, где она началась – в «Халадаше». Но потом пошло…. И вот я уже 4-й сезон здесь. В системе этого клуба я с 5 лет. Здесь я вырос, дебютировал в большом футболе, привлек внимание скаутов берлинской «Герты» и уехал, чтобы спустя 17 лет вернуться в родные стены и красиво завершить свою историю. Я – часть «Халадаша», а команда – часть меня. О своем возрасте я помню и держу в голове тот факт, что контракт изначально заключен лишь на одну игру. Поэтому у меня по-прежнему есть право в любой момент все это закончить, если клуб будет мной недоволен или я сам больше не смогу играть.

– Судя по результатам и перспективам клуба, отмечающего в этом году столетний юбилей, сейчас явно не самый красивый момент, чтобы уйти.

– Это сложный период для команды, не только для меня. У нас нет выбора, кроме как побеждать в оставшихся играх. С другой стороны, я не отрекусь от «Халадаша», даже если он упадет в 4-й дивизион. Этот клуб – моя жизнь.

– Давайте отмотаем историю. В 17 лет вы дебютировали за «Халадаш», а год спустя вас призвали в армию. Как удалось совместить армейскую службу и футбольную карьеру?

– О, мой ежедневный маршрут был довольно забавным: из казармы я ехал на стадион, а потом возвращался, стараясь не попасться на глаза полиции. Тогда служба в венгерской армии была обязательной для всех мужчин, и спортсмены не были исключением. Первый месяц я безвылазно провел на армейских сборах здесь же, в Сомбатхее. Мы учились основам службы, а о футболе пришлось забыть. Позже я смог договориться с начальством и продолжил тренировки в «Халадаше». Должен сказать, что ко многим спортсменам тогда относились проще и не препятствовали их карьерному развитию.

– Кем служили?

– Пограничником. Даже стрелял из АК-47, сдавал нормативы по сборке и разборке этого автомата. Как сейчас помню – на эти процедуры отводилось 20 секунд. Мне хватало этого времени с запасом. Примерно так я и провел год – то на службе, то в воротах.

– Когда вас пригласили в берлинскую «Герту», вам едва исполнился 21 год. Каково было после скромного Сомбатхея оказаться в Берлине? В 90-е это был тусовочный рай: ночные клубы, рестораны и так далее.

– Моя голова была забита другими заботами: я должен был хорошо питаться, соблюдать режим и тренироваться. Все эти развлечения меня мало интересовали.

– Что, никакой ночной жизни? Не верю.

– Послушайте, моей мечтой было стать профессиональным футболистом. Я не имел права рисковать всем этим ради соблазнов. Во время каникул я приезжал сюда домой и мог чуть расслабиться, но не по ходу сезона. Две или три недели отдыха мне хватало, чтобы освежиться.

– Вы сказали, что в первое время в «Герте» присматривались к немецкому формату питания. Что с ним не так по сравнению с венгерской кухней, например?

– В Германии иная культура подачи еды. Венгры могут наготовить салат в таком количестве, что он становится главным блюдом, а в Германии сначала тебе подадут салат, потом суп, потом основное блюдо и десерт. Для них важен порядок даже в еде. Да, и немцы, и венгры любят жареное мясо, сосиски, сытные гарниры, но футбольное меню сильно отличается от обычного, поэтому основным блюдом была и остается паста. 

– Наверняка за годы карьеры она вам приелась. Что больше всего любите?

– Шоколад, – вмешивается сидящая рядом Нора Хорват, пресс-секретарь и личный помощник Кирая, – больше всего на свете он любит шоколад. Но во время сезона Габор не позволяет себе ни грамма сладкого.

Услышав это, я достаю из рюкзака плитку «Аленки». Кирай благодарит и просит Нору приберечь до ближайших каникул. Режим, поясняет он. По этой же причине в течение сезона не употребляет спиртное, хотя неплохо относится к вину.

Сам построил академию и говорит о проблемах венгерского футбола так, что мы точно подумаем о российском

В 2006 году к спорткомплексу Кирая в Халадаше добавилась одноименная детско-юношеская академия Királysport. Империя растет практически ежегодно, сегодня в нее входят и взрослый футбольный клуб Király FC, выступающий в чемпионате региона (четвертая венгерская лига), и детские команды под названием Király SZE – от U-6 до U-19 плюс юношеская. Суммарно больше 200 игроков разных возрастов.

Все команды Кирай курирует лично и постоянно участвует в тренировках. Также Габор Кирай организовал International Goalkeeper School (школу голкиперов) – там он раз в два месяца собирает вратарей в возрасте от 10 до 21 года и в течение 3 дней проводит с ними интенсивные занятия. Дети приезжают со всей Венгрии и из близлежащих стран. Для них предусмотрена программа, включающая проживание в гостинице (2 ночи) и трехразовое питание. Стоимость даже по венгерским меркам символическая – 45 тысяч форинтов, что чуть больше 10 тысяч рублей. Кстати, занятия в детско-юношеских командах и даже тренировки в составе Kiraly FC тоже недорогие – 4 тысячи форинтов в месяц (930 рублей).

– Вы собираетесь заниматься чем-то еще, кроме академии и спорткомплекса?

– Я получил тренерскую лицензию УЕФА категории «А», у меня есть вратарские лицензии, так что могу оставаться поближе к полю. Но я хочу помогать ребятам из моей академии Királysport. Для них я и построил этот центр, а не остался в той же Англии или Германии – лицензии позволяют мне трудоустроиться там без проблем.

– А если в сборную позовут тренером?

– Так ведь зовут – каждые полгода уточняют, когда закончу. Они понимают, что я не смогу отказать и постараюсь передать свой опыт, если, конечно, футболистам и тренерскому штабу национальной команды действительно будет нужна моя помощь.

– Кстати, этот спорткомплекс приносит прибыль?

– Разумеется. Он существует с 2003 года, я на тот момент еще в «Герте» играл. За это время комплекс разросся, обзавелся новым полем с искусственным газоном последнего поколения и спортивными площадками, отвечающими всем необходимым параметрам.

– А строили все это на свои или помогали спонсоры?

Никаких спонсоров изначально не было, комплекс целиком строился на мои средства. Потом, конечно, они появились, когда основные работы были закончены. И сейчас спонсоры закрывают ряд вопросов (например, логистика, питание, бытовые и инфраструктурные нужды), но основная нагрузка была и остается на мне. Учтите, что помимо спорткомплекса у меня есть еще академия, где тренируются сразу несколько разновозрастных детских групп, и магазин K1raly Shop, где продаются сувенирная и игровая продукции под моим именем.

– «Халадаш», который здесь тренируется, платит вашему центру за аренду?

– Да. Сумму точную не скажу, она варьируется в зависимости от обстоятельств. Клуб тренируется здесь практически с самого открытия комплекса. Для наших ребят двери всегда открыты.

– А что насчет государственной помощи, ведь выступление сборной Венгрии на Евро было признано национальным успехом?

– К сожалению, все вышло не так, как хотелось бы. Да, мы получили признание и славу, все жаждали сделать селфи с игроками, пожать руку, просто пообщаться, но конкретной помощи и существенных инвестиций было не так много. Речь не только о моем спорткомплексе и академии – речь о развитии футбола в стране в целом. Его, увы, не последовало, а весь эффект медленно, но верно испарился.

– Ну, в контексте успеха сборной России на домашнем чемпионате мира это звучит не очень обнадеживающе. Есть идеи, как конвертировать достижения сборной в новые таланты и развитие спорта?

– Я ничего не могу сказать о России, я не знаю ваш менталитет. Но могу объяснить, почему не получилось закрепить успех в венгерских футбольных структурах. В отличие от немцев, которые работают системно и на долгосрочную перспективу, венгры больше ориентированы на быстрый результат. Мы готовы ждать год-два, и если ничего не происходит, нам становится скучно, о проекте просто забывают и начинают новый. В таких условиях трудно добиться поставленных целей. 

Наивно было ждать появления свежих футболистов, готовых к следующему большому турниру, сразу после Евро-2016. Все, что тогда требовалось, – просто работать на перспективу и концентрировать основные усилия не на главной сборной, а на детско-юношеских командах. Собственно, как это и делается в Германии. Поэтому в своей академии я занимаюсь подготовкой молодых ребят на долгую перспективу, а не тренирую ради выгодного трудоустройства в первый же серьезный клуб.

– Читал, что ваш 14-летний сын Матьяш, как и вы, играет на позиции вратаря и уже дебютировал за сборную Венгрии своего возраста. Он ведь тоже в вашей академии занимается?

– Да. Но говорить о его успехах еще рано, юношеские сборные – не главная команда. Хотя как отец я очень рад за Матьяша. Представлять страну – большая честь в любом возрасте.

– По такому случаю храните его футболку?

– Я мотивирую его другим способом: перед первой игрой за сборную подарил ему перчатки с номером 108 – по количеству моих игр за Венгрию. Буду только рад, если сын превзойдет это достижение. У него хорошая база, ведь Матьяш вслед за мной играл в детских командах в Англии и Германии. Пока ему недостает скорости, но игровое мышление в полном порядке.

– Вы пытаетесь как-то на него повлиять?

– Только если он сам просит. Я никогда не давил на Матьяша и, наверное, не расстроюсь, даже если он вовсе решит не идти в большой футбол. Да, прервется династия, но это будет его осознанный выбор. А пока он играет и делает это с удовольствием.

Почему Кирай выбрал штаны и как Nike разрешил продавать их в магазине «Герты»

– Даже не представляю, по чьему примеру Матьяш Кирай выходит на поле в серых штанах.

– У него не было выбора (смеется). Поверьте, для вратаря штаны действительно самая удобная экипировка. Я ему предлагал попробовать черные или даже шорты, но он упорно надевает серые и чувствует себя в них вполне комфортно.

– Это штаны вашего бренда K1raly?

– Да, юношеский размер. Товарная линейка рассчитана на подростков и взрослых самых разных комплекций. Стоимость одинаковая – примерно 30 евро. Практически все, что продается в магазине, производится здесь же, в Венгрии.

– Конфликт интересов с экипировочными спонсорами клубов и сборной не возникает?

– Мы давно уже обо всем договорились. Более того, я играю в перчатках и штанах своей марки. Они продаются даже в клубном магазине «Герты», несмотря на спонсорский контракт с Nike. Дело было так: пару лет назад мы встретились с их представителем, людьми из маркетинга «Герты» и решили, что моя 7-летняя карьера в берлинском клубе и носящий мое имя бренд K1raly не являются коммерческим препятствием для Nike. В итоге сам босс американского гиганта разрешил фан-шопу «Герты» продавать мои тренировочные штаны, но только в сером варианте – ровно те, в которых я выходил на поле за «Герту».

– Хорошо, тогда вопрос, который мучает меня всю дорогу: вам самому-то не обидно, что в историю вы войдете не как рекордсмен сборной и не как самый возрастной участник чемпионатов Европы, а как тот самый чудной вратарь в мешковатых серых штанах?

– Да мне все равно, если честно. Гораздо важнее то, что я показываю на поле. Сами по себе штаны не сделали меня сильнее и успешнее, не привели в сборную, не установили национальный рекорд и не позволяют играть в почти 43. Всегда подчеркивал, что штаны – не дань моде, а вопрос комфорта. Мне действительно приятнее в них играть, они защищают от частых падений и сохраняют тепло.

– Знаю, что помимо вас и вашего сына есть еще и кувейтский голкипер Салех Махди, который тоже играет в штанах K1raly. Это вообще как? И зачем в чемпионате Кувейта теплые штаны?

– Хороший вопрос. Лет 10 назад этот парень на протяжении сезона выступал за будапештский «Гонвед» и, видимо, сильно впечатлился моими штанами. Он купил себе комплект и уехал на родину, мы периодически с ним общаемся. Кажется, Салех собирался закончить этим летом... В любом случае я с трудом представляю, как он в них играет в Кувейте.

– И все же, как правильно их называть: тренировочные штаны, спортивки, треники или, может, брюки?

– Grey bottoms – так их называли в «Кристал Пэлас». Не знаю, как переводится это даже не венгерский, поэтому как нравится, так и называйте. Я совершенно не парюсь по этому поводу.

– Именно в Англии вы им изменили, выйдя на несколько игр в шортах. Почему?

– Давайте лучше расскажу, как я начал носить штаны. На старте моей карьеры в Венгрии газоны были не очень качественные, поэтому я старался беречь себя при падениях. Плюс, когда я был в них, «Халадаш» показывал хорошие результаты. А потом это вошло в привычку. В Германии и Англии газоны не в пример лучше, там я пробовал играть в шортах, но быстро понял, что уже не могу без штанов.

– Они – одна из главных причин вашей популярности на Евро 2016. Многим было любопытно смотреть на чудаковатого сорокалетнего вратаря в серых штанах.

– После Евро меня действительно о них спрашивали чаще, чем когда-либо. Но я и до чемпионата играл в штанах более 20 лет. Я просто делал и делаю свою работу, вот уже на протяжении 26 сезонов и 885 матчей.

– Ничего себе статистика!

– Это только официальные игры за сборную и клубы. Товарищеские встречи я даже не считаю.

О победе над депрессией и трагедии Роберта Энке 

– Какой стиль футбола вам подходил больше – английский или немецкий?

– Венгерский (смеется). А вообще – немецкий. Он техничнее, в нем четче прослеживаются тактические задумки. С другой стороны, мне нравились негласные порядки в английской премьер-лиге, там вполне уместно в рамках правил влететь в игрока, а какой вратарь не любит показать свою силу и припугнуть соперника (в рамках игрового эпизода, конечно же)? Я в каждом клубе своей карьеры получал удовольствие.

– Но ведь известно, что под конец в «Герте» у вас была настоящая депрессия.

– Ну, если вам так хочется, можете называть это депрессией. В первой части сезона-2003/04 команда показывала отвратительные результаты и на зимний перерыв в бундеслиге уходила в подавленном настроении. Я хотел большей отдачи, требовал ее от себя и партнеров и, можно сказать, перегорел. Еще помешала травма. Новый тренер Ханс Майер объявил, что вторая часть чемпионата начнется без меня в воротах – сидеть в запасе впервые за карьеру без возможности помочь команде для меня было невыносимо.

Эта ситуация отразилась на моем настроении, появилась апатия. Я обратился за советом к легенде венгерского футбола Дьюле Грошичу, тоже вратарю в прошлом. Он подсказал, что я неправильно расставлял приоритеты, и помощь в той ситуации была нужнее не команде, а мне самому. Зачем помогать другим людям, если они не просили об этом? Это был путь в никуда, расходование собственных ресурсов. Еще чуть-чуть, и мне был бы kaput (конец)! С этого момента я плотно занялся своим психологическим состоянием. Спустя полгода все наладилось, я научился справляться с давлением.

– Что тогда, по-вашему, произошло с Робертом Энке (вратарь клуба «Ганновер 96» и сборной Германии, погиб 10 ноября 2009 года, бросившись под поезд – Sports.ru)? Почему у него не получилось преодолеть схожие проблемы?

– Когда я узнал о трагедии с Робертом, я находился в расположении сборной. Это был тяжелый момент не только для знавших его лично коллег-вратарей вроде меня, но и для всего футбола. Должен вам кое-что объяснить: голкиперы живут в своем мире, в плане психологии они резко отличаются от полевых игроков. Мы всегда берем на себя ответственность за каждый пропущенный мяч и поэтому особенно чувствительны ко внешнему прессингу. Можно сказать, мне повезло, что я вовремя научился противостоять этому давлению, а результаты команды со временем пошли в гору.

С Робертом было несколько иначе: падения и взлеты в его карьере были чаще, а давление не прекращалось из-за высоких требований к вратарям уровня бундеслиги и сборной Германии. Я помню, как после неудачного для «Ганновера» матча одна из немецких газет вышла с заголовком чуть ли не на полстраницы: «Ошибка вратаря» – подразумевалась вина Энке в поражении. Представляете, каково было человеку, который и так принимает на свой счет каждый пропущенный гол? Добавьте сюда еще семейную трагедию (за три года до самоубийства в семье Энке умерла двухлетняя дочь – Sports.ru), которую он тоже постоянно держал в голове.

После случая с Робертом пресса изменила свой тон. Так открыто, как до его гибели, вратарей уже не прессовали. По крайней мере, я больше не встречал настолько критических и однозначных заявлений.

– Как ни цинично это звучит, но выходит, что медиа нужна была настоящая жертва, чтобы понять недопустимость такого прессинга?

– Именно. Голкипер – первый и последний игрок в команде. Гол пропустили? Значит, виноват вратарь. А это не всегда так. Но никто, кроме аналитиков, не будет разбирать эпизод целиком, хотя помимо голкипера в команде еще 10 человек, каждый из них в той или иной степени отвечает за пропущенный мяч. Ситуация с Робертом показала, насколько важно уметь делать выводы о своей игре, но при этом не брать на себя дополнительную ответственность и – тем более – не обращать внимание на давление извне.

О разнице поколений и достижениях 

– Как вы относитесь к молодому поколению футболистов? Ощущаете себя с ними наравне или чувствуете, словно прилетели с другой планеты?

– С уважением ко всем отношусь. У каждого свои ценности, но я убежден, что в любой ситуации ты должен твердо стоять на ногах. Можно быть медиа-звездой и забивать по 5 голов за матч, но главное – оставаться тем же человеком, каким и был до этого. В конце концов, карьера рано или поздно закончится, шум вокруг тоже стихнет, а потом-то что, если сам по себе ты ничего не представляешь?

– Что считаете своим самым большим футбольным достижением?

– В отношении сборной – чемпионат Европы-2016. На клубном уровне однозначно ответить не могу. Помимо Венгрии я играл в Англии и Германии, выходил на поле в матчах Лиги чемпионов и Кубка УЕФА. У меня не было конкретной карьерной мечты – скажем, играть за «Манчестер Юнайтед» или «Барселону», я не грезил трофеями, а просто хотел стать высококлассным голкипером. Надеюсь, мне это удалось. Помню свои ощущения, когда впервые в составе «Герты» вышел из подтрибунного помещения под звуки гимна Лиги чемпионов. В перерыве я сказал одноклубникам, что теперь смело могу завершать карьеру: мечта исполнилась. Это было 20 лет назад, в мои 22. 

– И все-таки: что дальше, Габор?

– Тренироваться и побеждать, чтобы сохранить «Халадаш» в элите. Кроме того, у меня академия и спорткомплекс. Заметили рядом с полем стройку? В ближайшие месяцы ее надо закончить, есть еще ряд объектов на очереди. Впрочем, давайте уже заканчивать с интервью, я хочу показать вам магазин и тренажерный зал.

 

У офиса припаркована бордовая Citroen Picasso – это и есть машина Кирая. Помимо нее Габор владеет стареньким Mini, первой моделью. Говорит, что любит эту машину, хотя представить его массивную фигуру в крохотном Mini получается с трудом.

Спустя пару минут мы осматриваем зал и второе офисное здание, объединенное с магазином. Его стены украшает коллекция футболок самого Габора Кирая и тех, с кем он менялся после матчей – много исторических раритетов, но особо выдялеются джерси Нойера, Роналду и других героев нашего времени. В помещении магазина идет ремонт, поэтому товар с логотипом K1raly не рассортирован, а стопками лежит вдоль стен и на столах. Кирая останавливают рабочие, они долго обсуждают строительные нюансы. Попрощавшись с ними, Габор вызывается подвезти меня до города. По дороге мы успеваем обменяться мнением о Bon Jovi – любимой группе Кирая. Он улыбается и рассказывает, как почти двадцать лет назад в Германии ему посчастливилось взять автографы у всей группы. 

В каком-то смысле Габор Кирай может показаться слишком правильным и потому немного скучным, каким кажется тихий и маленький Сомбатхей после бурлящего и помпезного Будапешта. Кирая трудно сравнивать с современными топ-игроками: он обрел известность в возрасте, до которого обычно не доигрывают даже самые крепкие футболисты, он не утомляет бесчисленными селфи в соцсетях и не считается селебрити даже по венгерским меркам. Простая одежда, самая обычная машина, крепкая семья с 26-летним стажем, полезная работа в родном городе и никаких скандалов за десятилетия карьеры.

Таких, как Габор Кирай, в футболе все меньше.

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst, Panoramic/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Friedemann Vogel/Bongarts; twitter.com/MurphyPeterN; instagram.com/kiralygabor1; Антон Ванденко

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

1. Состав Оле-Гуннара Сульшера оказался максимально предсказуемым за исключением одной позиции – Неманья Матич получил травму на тренировке, его напрямую заменил Скотт Мактомини.

Легкие вопросы вызывала схема. Ранее в больших выездных матчах Сульшер использовал 4-4-2 с ромбом в центре, но в единственном домашнем (против «ПСЖ») сыграл по более смелым 4-3-3. Против «Ливерпуля» норвежец выбрал 4-4-2 с ромбом – она лучше подходила этому составу, так как Антони Марсьяль все еще травмирован, а Джесси Лингард оказался лишь на скамейке (тоже из-за не полной готовности).

2. Главный сюрприз в составе «Ливерпуля» – появление Джеймса Милнера на правом фланге защиты, несмотря на готовность Трента Александера-Арнолда. Клопп объяснил решение: «Трент только оправился от одной травмы, отыграл важный матч с «Баварией», а у нас сразу после этой игры еще две в плотном графике».

В состав также вернулся Виргил ван Дейк, пропустивший игру с «Баварией» из-за дисквалификации. Это позволило переместить Фабиньо в опорную зону.

3. Это определенно не тот случай, когда зрелищный содержательный матч вопреки логике завершается 0:0. Наоборот, чтобы избежать нулей необходимо было что-то потрясающе классное или глупое со стороны одной из команд.

За матч было всего 6 ударов с игры, всего 2 из штрафной. На две команды, хотя показатели ужасные даже для одной. Настолько слабой игру сделали в первую очередь травмы. В первом тайме «МЮ» сделал 3 вынужденные замены, «Ливерпуль» – одну.

Это не просто сбило стартовые планы, но и сильно ударило по ритму игры. Любые рассуждения о матче (и во флэш-интервью, и на пресс-конференции) Юрген Клопп справедливо начинал именно с этого замечания: «Мы неплохо начали матч, но потом посыпались травмы в обе стороны. Остановки лишили нас стартового ритма. Не говорю, что это оправдание и так должно быть, но это определенно повлияло на игру. Из-за этого матч получился странным. Без скорости и обострений».

4. «Ливерпуль», как и в матче первого круга, намного больше владел мячом (65%) и территорией (37% действий на трети «МЮ»), но детали сильно отличались. В плане перестраховок и осторожности Клопп проявил намного больше тактического уважения к «Юнайтед».

Два главных фактора: выездной статус матча и – еще более вероятная причина – возвращение острейших контратак при Сульшере. В первом круге Клопп использовал схему 4-2-3-1, которая была очень открытой и смелой из-за большого количества атакующих игроков (так «Ливерпуль» обычно играет против андердогов), закономерно придавил соперника и вскрыл «Юнайтед» во втором тайме. В этот раз и схема, и расположение игроков при атаках были намного более осторожными.

5. «Ливерпуль» играл по более надежным 4-3-3, но самым важным аспектом были подключения фланговых защитников. Тройка Мане-Фирмино-Салах постоянно действует достаточно узко, поэтому именно крайние защитники отвечают за создание ширины атаки. Практически всегда они одновременно подключаются в атаку.

Вчера было иначе. Милнер поддерживает атаку, трио нападающих располагается узко, но Энди Робертсон вместо смелости на другом фланге явно нацелен на контроль потенциальной контратаки. Шотландец ориентируется на позицию Маркуса Рэшфорда – располагается строго перед ним:

Без ширины с двух флангов у «Ливерпуля» и близко не было привычной остроты в позиционных атаках.

6. Сульшер придумал интересную оборонительную фишку. «МЮ» по-разному строил оборону на флангах. Справа Янг и Рэшфорд действовали классически, но слева Лукаку оставался в очень высокой позиции, а на Милнера выдвигался Поль Погба. Француза страховал Мактомини. Лукаку так и не включался в активную оборону, за исключением совсем уж затяжных эпизодов.

На правом фланге все выглядело совсем иначе. Когда мяч оказывался на этом краю, Рэшфорд отрабатывал очень глубоко:

Это точно было замыслом норвежца, а не ленью Ромелу. На определенных отрезках первого тайма Лукаку и Рэшфорд менялись флангами, но структура с высоким расположением игрока на левом фланге сохранялась.

7. Эффективность этого хода напрямую зависела от работоспособности Погба. В этот раз у него был приличный по любым меркам объем оборонительной работы, хотя обычно француз получают свободу, а за него пашут партнеры по центру.

Вера Сульшера в умение Поля при необходимости отпахать в обороне оправдалась. Причем Погба не просто больше отрабатывал и бегал – он оборонялся очень качественно.

Из-за концентрации Шоу на Салахе зона ответственности Поля становилась особенно большой:

Раньше в схожих ситуациях Поль слишком часто либо терял концентрацию, либо неверно читал эпизод, но не вчера:

8. В идеале из такого расположения игроков Сульшер хотел извлекать выгоду при контратаках. В желании проводить быстрые атаки именно через правый фланг «Ливерпуля» есть логика – там располагается непрофильный Милнер, а страхует его Матип, а не ван Дейк.

Из-за хаотичного рисунка первого тайма атак нужного типа было не очень много, но самый опасный момент в матче родился именно через продуманное Сульшером расположение игроков.

Классика матча – Погба отрабатывает по флангу. Скоро «Ливерпуль» ошибется и потеряет мяч:

Сразу после перехвата у «МЮ» есть вариант с Лукаку в более высокой позиции, который выигрывает борьбу у Матипа. На фланге Погба располагается выше Милнера. Контратака завершится опаснейшим выходом Лингарда:

9. Совсем выгодным для «Юнайтед» этот прием сделал выход справа Милнера. Более продуктивный в атаке фланговый защитник, вероятно, создал бы больше проблем.

Милнер получал определенную свободу – как минимум в момент между получением мяча и выдвижением Погба в его сторону. Неудивительно, что Джеймса задействовали больше любого другого игрока (95 передач). Но он совсем не трансформировал эту активность в остроту.

Формально у Милнера удар и 4 передачи под удар, но цифры очень обманчивые – удар и 3 паса со стандартов. Единственная передача под удар с игры нетипичная для крайнего защитника – головой в центре поля. В ситуациях, когда действительно требовались острые подключения, он проваливался. У Милнера нет даже ни одной попытки обводки (странная картина при такой вовлеченности – у Роббо 3, хотя через него реже атаковали) и ни одного точного навеса с игры с 10 попыток (для контекста: весь «МЮ» сделал всего 7 навесов с игры и стандартов).

10. Второй тайм получился совсем ужасным. Из-за травм Сульшер отказался от стартового замысла с интересной фланговой позицией Лукаку и перешел на стандартные 4-3-3, на деле даже 4-1-4-1 из-за оборонительного стиля хозяев:

Это лишило «Юнайтед» перспективного направления для контратак. «Ливерпулю» стало еще труднее в позиционных атаках – теперь у «Юнайтед» было на игрока больше. Такой расклад сил привел к шедевральной карте ударов с игры во втором тайм:

11. На самом деле у «Юнайтед» вылетело не 3, а 4 игрока в первом тайме. После матча Сульшер рассказал, что Рэшфорд тоже получил повреждение в начале матча и усугубил его ближе к концу тайма. На него замен не хватило – пришлось «доигрывать в 10 с половиной игроков» (слова Сульшера).

Плохое состояние Рэшфорда не просто усложнило жизнь «Юнайтед», но и сковывало Сульшера тактически: «Маркус хорошо работал на команду, но мы не могли рисковать при обороне, поэтому на второй тайм просто оставили его в центре атаки».

В первом тайме «МЮ» был острее. Сульшеру было выгодно сохранить острую при контратаках схему с ромбом с акцентом на контратаки через зону Милнера/Матипа. Теоретически это было вполне реально – Алексис Санчес играет десятку (у него есть такой опыт), Рэшфорд и Лукаку располагаются выше. Но это требовало бы обороны фланга от Маркуса при затяжных атаках «Ливерпуля».

12. В таком сценарии редкая острота приходила лишь из явных позиционных ошибок игроков. Алексис Санчес не очень дисциплинирован и пару раз был близок к провалу.

Тут он провернул любимый трюк – прессинг, даже в ситуации, когда в нем нет необходимости, а партнеры не готовы поддержать:

Погба и другие игроки по цепочке в экстренном порядке выдвинулись в давление, но провалились, потому что изначально не были готовы прессинговать:

Когда же чилиец располагался на фланге и отрабатывал в обороне, структура «Юнайтед» без мяча выглядела очень надежной. Несмотря на владение мячом и территорией, «Ливерпуль» ничего не создавал.

13. До того, как матч окончательно испортился, проявилось еще одно отличие «МЮ» Сульшера от Моуринью. Пожалуй, негативное.

Жозе запрещал игрокам разыгрывать мяч через центр в больших матчах, чтобы не совершать глупых потерь. Сульшер дает футболистам свободу, которая предполагает рискованные передачи через центр в первой стадии. В обычных матчах это большой плюс, но против прессинга «Ливерпуля» могло обернуться провалом.

«Ливерпуль» классическим образом перекрывает центральную зону и ждет возможности начать давление:

«МЮ» несколько раз рискованно пасовал в эту зону, несмотря на отсутствие у команды продуманных вариантов в первой стадии атаки. «Ливерпуль» не распорядился потенциально выгодными ситуациями в начале встречи, а затем футболисты «Юнайтед» перестали играть таким образом.

14. Благодаря хорошей работе Погба на фланге Люк Шоу сосредоточился на игре против Мохамеда Салаха. При необходимости он шел за ним в штрафную, оказываясь чуть ли не дополнительным центральным защитником. Карта его активности в сравнении с аналогичной у правого защитника Эшли Янга показательна:

Шоу исполнял очень ограниченную роль, но все равно трудную, учитывая уровень оппонента. Справился блестяще. 3 отбора, 2 блока, 5 выносов, 2 фола – хорошие показатели, но даже они не полностью передают уровень игры Люка. Возможно, лучше взглянуть на цифры Салаха – там нетипичные 0 ударов с игры и ни одного паса под удар. Все остальные футболисты «Ливерпуля», кроме травмировавшегося Фирмино, сделали более 40 передач – у Салаха всего 24, хотя больше атаковали через его фланг. Огромная заслуга в этом именно у Шоу.

15. Матч был важным испытанием для Скотта Мактомини. Отлично справился и с ролью в стартовом плане, где он выдвигался на Джордана Хендерсона, когда Погба играл по флангу, и с ролью во втором тайме, где он держал опорную зону.

Три важных тезиса от Сульшера: 1) тренер в восторге от Скотта; 2) в долгосрочной перспективе он видит Мактомини в более атакующей роли, Скотт отлично врывается в штрафную соперника; 3) сравнение с Дарреном Флетчером – точное и очень комплиментарное, учитывая, как мощно Флетч проводил большие матчи.

16. «Какой дерьмовый матч!» – случайно сказал в камеру Юрген Клопп. Это первая в истории АПЛ безголевая ничья между клубами на «Олд Траффорд».

Пожалуй, оценка Юргена справедлива с позиции нейтрального зрителя или болельщика «Ливерпуля». С позиции Сульшера все выглядело иначе: «Мы потрясающе сыграли в обороне. Возможно, Юргену не понравилось, потому что они вообще не били в створ ворот. Или один раз все-таки пробили. Де Хеа вообще всерьез не вступал в игру. Думаю, нашим болельщикам понравилась игра».

Учитывая обстоятельства, норвежец проявил себя просто блестяще. «Ливерпуль» нанес лишь два удара в сторону ворот с игры. Оба дальние. Это уникально для любой игры, не говоря уже о той, где команда теряет футболистов с такой частотой. Для контекста: против «Баварии», где игра «Ливерпуля» в атаке многим показалась недостаточно яркой, было 11 ударов с игры. Даже в Неаполе (Анчелотти тогда справедливо хвалили за оригинальную схему, а «Ливерпуль» казался жалким подобием себя настоящего) набралось 3 удара с игры.

Давняя привычка английских журналистов – клеить клеймо «оборонительного мастер-класса» на каждый оборонительный матч Моуринью, даже если для результата необходимы были многочисленные сейвы де Хеа. Вот игра «МЮ» вчера – действительно эталон оборонительного мастер-класса. Называя этими словами нечто иное, просто обесцениваешь такие перфомансы. Уникальные перфомансы.

Следующий шаг – игра первым номером дома против «Ливерпуля». Без миллиона травм и с текущими темпами прогресса Сульшера-тренера это больше не фантастика. Кажется, «МЮ» действительно возвращается.

«МЮ» и «Ливерпуль»: 4 замены из-за травм в первом тайме. Сульшер сказал, что у «Юнайтед» было 10,5 игрока

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: REUTERS/Phil Noble

развернуть

Что дальше?

К этому моменту вы, должно быть, уже как следует насладились фотографией Неймара через несколько секунд после безумной развязки матча «ПСЖ» и «Манчестер Юнайтед» в Париже. Прежде всего: это, безусловно, один из самых впечатляющих экземпляров Зала Славы Футбольных Лиц за последние лет тридцать – где-то на уровне бешеного Дидье Дрогба, пожирающего взглядом Тома Эвребе, руки-на-голове шокированного Зинедина Зидана после гола Криштиану Роналду в Турине и, конечно же, неподражаемого Алексиса Санчеса, выглядывающего из-за спины Лео Месси после победного финала Кубка Америки. 

Британский сайт Planet Football пошел еще дальше и назвал фотографии Нея и Серхио Рамоса (после аналогичного облома во вторник) одними из самых удовлетворяющих моментов в истории спорта – но если с Рамосом и так все понятно, то Неймар явно заслуживает чуть больше внимания. За последние девятнадцать месяцев мы стали свидетелями того, как бразилец а) дважды вылетел из Лиги чемпионов, пропустив решающие матчи; б) провалил, возможно, финальный чемпионат мира, который пришелся на его пик; в) окончательно разрушил собственную репутацию и д) судя по всему, потратил свои лучшие годы на проект, который не только не обогатил его карьерное наследие, но и отбросил беднягу еще на пару веков назад.

В последние полтора года споры о наследии Нея и правда стали вспыхивать чаще, чем раньше. Скажем, в феврале южноамериканский филиал ESPN поставил Неймара на одиннадцатое место в списке лучших футболистов Бразилии с того момента, как Пеле завершил карьеру. И если вдруг вы уже приготовились швыряться в офис ESPN коктейлями Молотова, то знайте, что ребята тут ни при чем – в опросе участвовали около 160 тысяч бразильских фанатов, и именно их голоса сформировали финальный список. Действительно ли игрок, который забил 60 голов за сборную в 96 матчах и вот-вот обгонит Пеле, заслуживает места ниже строчки Другие? Что ж, видимо, да, если речь идет о Неймаре.

За несколько месяцев до этого президент «Баварии» Ули Хеннес назвал нападающего «переоцененным», а бывший капитан сборной Бразилии Нету сказал, что «Неймар – не футболист, а селебрити, и кроме того, по-настоящему испорченный парень, который только и делает, что прячется за спиной своего папаши». Само собой, все это – просто мнения (и мнения весьма эпатажных ребят), но если бы образ игрока складывался только из его достижений на поле, мы бы давно вырезали в скале лица Максвелла, Дани Алвеса и Александра Шовковского и прикрыли все разговоры.

Игра, в которой подавляющее количество решений принимают на основе интуиции и ощущений (идет ли речь о замене Клозе на Гетце на 89-й минуте, голе Роналдиньо в ворота «Челси» или потенциальном строительстве Суперлиги), не оставляет нам никакого другого выбора – чтобы хоть как-то оценить карьеры игроков, нам тоже приходится отвечать почти на метафизические вопросы. Ну, например, что вообще такое величие?

За последние пять-шесть лет Лео Месси, Криштиану Роналду, ЛеБрон Джеймс и еще пара-тройка доминирующих спортсменов настолько исказили привычную нам реальность, что сегодня на этот вопрос просто невозможно ответить – все равно что выбирать лучшую версию Nokia, когда миром управляют айфоны с андроидами. С 2013 года в тройке номинантов на Золотой мяч оказывались Франк Рибери, Мануэль Нойер, Неймар, Антуан Гризманн и Лука Модрич – но можете ли вы с абсолютной уверенностью внести всех этих ребят в клуб по-настоящему, исторически великих игроков? Что-то подсказывает мне, что это слово здесь явно будет не слишком уместным.

А теперь отмотайте время назад и взгляните на бесконечный список охотников за ЗМ из 1998-го.

В худшем случае вы поставите под сомнение легендарный статус пяти-шести футболистов из тридцати двух – хотя речь идет в том числе об игроках, которые не попали даже в десятку лучших в Европе, в отличие от того же Рибери и Гризманна, которые уступали исключительно полубогам из «Реала» и «Барселоны». И да, эра Роналду и Месси постепенно подходит к концу, но это не отменяет общего ощущения: когда два человека так отчаянно и долго возвышаются над другими, волшебные футболисты неизбежно превращаются просто в отличных, отличные – в средних, а все, кто ниже, будто вообще не имеют никакого значения.

Из-за эффекта Роналду и Месси – а также из-за подпорченной репутации – Нея, безусловно, тотально недооценивают, и речь тут даже не об опросе консервативных бразильских фанатов. Только на ЧМ-2018 на нем сфолили больше двадцати раз – ни один другой футболист не оказывался на газоне так часто. Само собой, это не оправдывает симуляции, но все же не стоит ли нам относиться к этому хотя бы чуточку мягче, учитывая весь контекст? То же самое можно сказать и о странноватом имидже эгоиста: прямо сейчас Неймар уверенно лидирует во Франции по ожидаемым ассистам в среднем за 90 минут, а в абсолютных показателях уступает только Депаю, который провел на четырнадцать матчей больше.

Прибавьте к этому умопомрачительные карьерные показатели (100 голов на профессиональном уровне в 20 лет!), семнадцать клубных трофеев (первый Кубок Либертадорес «Сантоса» со времен Пеле!), блистательную игру в своем последнем сезоне в Испании (камбэк с «ПСЖ»!), а так же участие в одном из самых великолепных трио всех времен и пугающий, неудержимый, лопающийся от размеров талант. При этом Неймар держит запредельную планку уже пять-шесть лет и в этом плане идеально отражает эпоху: в отличие от Роналдиньо, который в какой-то момент утопил карьеру в коктейлях, Ней без проблем совмещает роскошную жизнь с бесконечным самосовершенствованием и амбициями.

Проблема лишь в том, что по-настоящему больших игроков оценивают не так, как всех остальных – и все это время масштаб таланта Неймара подталкивал нас к тому, чтобы требовать с него по полной программе. Нею не повезло с поколением в сборной, потом не повезло, когда Месси решил не сбавлять, а потом он еще и очутился в команде, неспособной удержать, кажется, вообще никакой счет. Но все это – слабые оправдания для игрока, которого двадцать лет готовили к статусу лучшего футболиста планеты; особенно, когда чистый футбольный талант – единственный твой актив, который не вызывает у публики тотального отторжения.

Разумеется, оценивать карьеры игроков лучше тогда, когда они уже завершились – и, возможно, в 2042-м Неймар будет казаться нам таким же важным героем, как Дель Пьеро, Рауль и Роналдо.

Но это подводит нас к другому расплывчатому вопросу. Если мы посмотрим на любого заметного футболиста, то без проблем найдем у него хотя бы парочку минусов. Иногда это напрямую связано с его игровыми особенностями – скажем, эгоизм Руда Ван Нистелрой частенько лишал «Юнайтед» по-настоящему качественной командной игры, что даже заставило Фергюсона как-то назвать Руда «великолепном бомбардиром, но не великолепным игроком».

Иногда речь идет о менее осязаемых вещах – ну, знаете, вроде харизмы, которой мы так задолбали одного аргентинского парня, что он даже на всякий случай отрастил бороду. Наконец, время от времени футболист – каким бы классным он ни был – просто кажется нам не самым приятным персонажем. И хотя ровно так же еще недавно относились к Роналду, вся штука в том, способны ли вы переломить мнение публики и затмить свои недостатки. Криштиану понадобилось почти десять лет, чтобы пройти путь от сомнительной поп-звезды до неприкасаемого лидера в костюме супергероя; он прикатил к нам домой, выломил дверь и силой заставить поменять о нем мнение. 

Затмевают ли плюсы Неймара его недостатки? Думаю, здесь вряд ли могут быть разные мнения: кривляния на чемпионате мира в России, скандалы во Франции и все остальное явно будет преследовать его еще не один год – а трансфер в Париж в сочетании с недобором трофеев и взлетом Мбаппе, кажется, сделали все еще чуточку хуже. В лучшем случае бразилец провернет трюк Криштиану ближе к концу карьеры. В худшем – и, пожалуй, наиболее вероятном – этого не произойдет никогда, просто потому что самому Нею, судя по всему, абсолютно комфортно и в сегодняшней роли: гениального игрока, которого никто так и не полюбит по-настоящему. «Я вернусь и докажу, что вы были неправы», – говорил нам Роналду. «Все ОК, – говорит нам Неймар. – Хейтеры все равно будут хейтить».

В конечном счете игнорировать критику – вполне в духе времени. Вот только при таком раскладе замахиваться на истинное величие уже точно будет бессмысленно.

Фото: Gettyimages.ru/Justin Setterfield, Kevin C. Cox, Michael Regan, Allsport UK /Allsport, Matthias Hangst, Buda Mendes; globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com

развернуть

И это прекрасно. 

Мы ждали появления VAR в Лиге чемпионов, но не думали, что УЕФА будет еще и дополнительно разъяснять судейские решения. 

Впервые главный арбитр (Дамир Скомина) посмотрел видеоповтор в амстердамском матче «Аякса» и «Реала». Он отменил гол хозяев, и фанаты переругались.  Чтобы растворить необоснованные претензии, УЕФА провел ликбез в твиттере, и эффект был поразителен. Все порадовались, что структура не молчит, убедились в правильности действий Скомины и успокоились.

На этой неделе VAR снова был одним главных героев Лиги чемпионов, и УЕФА выступил на официальном сайте. Поскольку вы вряд ли туда заходите, ниже – фрагменты разбора (теперь такие – обычное дело).

«Реал» – «Аякс»  

На 62-й минуте возник спорный эпизод, в котором мяч, как казалось, пересек боковую линию. Нуссаир Мазрауи катился за мячом, за него боролся и Серхио Регилон. Через несколько секунд Душан Тадич забил третий гол гостей. 

Комментарий УЕФА: «Бригада VAR тщательно изучила все доступные изображения и повторы, снятые с разных углов. Ни один не дал неоспоримого доказательства, что мяч полностью вышел за пределы поля.

Ассистент рефери, который занимал оптимальную позицию, также подтвердил, что мяч полностью не пересек боковую линию. Поэтому просмотр у бровки не потребовался. Следовательно, рефери принял верное решение, когда не стал вмешиваться и засчитал гол».

«Порту» – «Рома»

Судьи убили римлян? УЕФА не согласен.

Начнем с пенальти.

• На 116 минуте Флоренци в штрафной «Ромы» схватил за футболку собиравшегося замыкать прострел Фернандо. Чакир посмотрел видеоповтор и указал на точку, а левый защитник Теллес переиграл шведа Ольсена.

Комментарий УЕФА: «После проверки положения «вне игры», подтвердившей, что атакующий футболист не находился в офсайде, VAR спросил рефери, видел ли тот задержку соперника со стороны защитника «Ромы».

Судья подтвердил, что не заметил задержки в динамике игры и попросил подготовить повтор момента для просмотра на бровке (серьезный пропущенный инцидент). В результате просмотра судья убедился, что за нарушение в виде задержки соперника должен быть назначен пенальти».

• Итальянцы побежали отыгрываться и тоже претендовали на пенальти (на 121-й минуте Патрик Шик упал на границе штрафной после легкого контакта с игроком «Порту»), но на этот раз VAR подсказал, что ничего не было.

Комментарий УЕФА: «Судья находился близко к событиям, лично видел в динамике игры потенциальный инцидент и определил, что фола не было.

Тем не менее рефери решил остановить игру, чтобы дать VAR больше времени на просмотр момента с доступных ракурсов. Была проведена проверка VAR, в ходе которой были тщательно изучены повторы, но явных свидетельств нарушения обнаружено не было.

VAR проинформировал судью, что проверка не выявила явной и очевидной ошибки и потому нет оснований для вмешательства и VAR-просмотра у края поля».

«ПСЖ» – «Манчестер Юнайтед»

Эпизод, подаривший нам чудо имени Сульшера.

Мы уже разбирали этот спорный момент, теперь очередь УЕФА:

Комментарий УЕФА: «Видеоассистент рефери изучил доступные повторы, снятые с разных углов, и рекомендовал главному арбитру просмотреть у бровки инцидент в штрафной. Поскольку главный арбитр не смог четко оценить эпизод в динамике игры, он пересмотрел его на повторе у бровки согласно протоколу VAR, в котором подобные случаи описываются как серьезный пропущенный инцидент.

После просмотра главный арбитр подтвердил, что дистанция полета мяча не была короткой и удар не был неожиданным. Рука защитника не была прижата к корпусу и позволила защитнику увеличить площадь тела, благодаря чему полет мяча в направлении ворот был прерван. Поэтому арбитр назначил пенальти.

Все вышеупомянутые решения были приняты в полном соответствии с протоколом VAR».

Очевидно, что УЕФА смягчает процесс внедрения системы, хочет, чтобы мы ближе познакомились и лучше понимали работу ее работу. Когда Неймар психует из-за VAR в инстаграме, а президент «Ромы» говорит, что его команду ограбили, несмотря на видеоповторы, политика УЕФА выглядит очень разумно.

Будущее, которое, к счастью, уже наступило. 

Фото: REUTERS/Christian Hartmann

развернуть

Почитайте, это действительно важно.

Московское «Динамо» уверенно ведет в серии с «Йокеритом» – 2-0, но выяснилось, что главное спасение в Хельсинки совершили не вратари бело-голубых, а их клубные врачи.

В среду в твиттере команды появилось сообщение, что Валерий Конов и Игорь Шмелев спасли жизнь работнице отеля, в котором остановилось «Динамо».

Конов – в центре, Шмелев – второй справа.

Мы дозвонились до доктора команды Валерия Конова, и он рассказал нам подробности:

– Это произошло после первого матча с «Йокеритом», команда уже поужинала, остались мы – я и Игорь Шмелев. К нам за стол подбежал встревоженный защитник Андрей Миронов и сказал, что нужна медицинская помощь: он пошел за ключами для номера, и девушка на ресепшене на его глазах потеряла сознание. Сначала я думал, что это розыгрыш: Андрей – большой шутник, но, глядя на него, понял, что все серьезно. Мы бросились туда.

От места, где мы ужинали, до ресепшена метров 30 – когда мы подбежали, работники отеля пытались привести девушку в чувство. Глаза у нее были закрыты, на вопросы не отвечала, сохранялось учащенное дыхание. Мы стали действовать в такой ситуации как обычно: человек лежит на спине – поднимаешь ему ноги для того, чтобы усилить приток крови к голове.

Главным было понять причины потери сознания, чтобы знать, чем именно помочь девушке. Сразу же отмели вариант с эпилепсией – не было никаких ее признаков. В итоге девушку удалось привести в полусознательное состояние, стали задавать вопросы – слава богу, английским она владеет хорошо. Выяснилось, что ее зовут Сара, она сама немка, приехала сюда учиться в университете и в гостинице просто подрабатывает.

Девушка при падении сильно ударилась затылком о пол, мы осмотрели ее шейный отдел и голову – убедились, что видимых повреждений нет. Начали говорить о ее здоровье: надо было исключить сахарный диабет, который обычно может привести к таким последствиям, но она сказала, что цифр своего сахара в крови не знает. Стал спрашивать ее о давлении – Сара ответила, что обычно давление у нее пониженное. Пульс измерили – на запястье плохо прослушивался, зато хорошо определялся на сосудах шеи – он колебался в районе 120-130 ударов в минуту и был аритмичным. Спросил, часто ли у нее бывают подобные приступы – ответила, что последний был три месяца назад.

Когда Саре стало лучше, ее коллеги попытались ее посадить – и она повторно потеряла сознание. Хотя я просил не сажать ее без нас, пока мы с Игорем разбирали медицинский чемодан: «Давайте или мы занимаемся, или вы!». Тут уже главное было не навредить девушке – могли быть другие последствия. Мы настаивали, чтоб работники отеля вызывали скорую.

Я все допытывался до девушки, какой у нее диагноз – она отвечала, что в течение 10 лет беспокоят подобные приступы, но диагноз не называла. Пришлось идти другим путем: «Пожалуйста, назови хотя бы препарат, который ты принимаешь». Она написала на бумаге название препарата, по названию которого мы определили, что у нее гипофункция (пониженная деятельность органа, системы или ткани – Sports.ru), а именно надпочечниковая недостаточность. Мы знали, что этот препарат применяют как заместительную терапию при недостаточной функции коры надпочечников и он является глюкокортикоидным гармоном – Игорь достал из сумки укладку с экстренной помощью, где находился аналогичный препарат, который мы готовы были ввести ей в критической ситуации до приезда скорой помощи.

С таким заболеванием в спортивной медицине сталкиваться не приходилось, но я проходил эту тему в институте – в 1978 году мне на госэкзаменах попался билет с таким вопросом, сдал на отлично.

С собой у нее препарата не было – мы не отругали ее, конечно, но намекнули, что при ее ситуации лучше бы носить его. Измерили давление, и нас это насторожило: обычно, по словам Сары, у нее низкое давление, но в тот момент оказалось повышенное – 135 на 120 – это очень неприятные цифры.

Мы не знали, имеем ли мы право с нашей лицензией оказывать помощь в Финляндии или нет, но в любом случае если б она стала «уходить», мы начали бы вводить медикаменты. У нас все было готово: препараты, которыми она пользовалась, и препараты, корректирующие сердечнососудистую систему, чтобы привести давление в норму. К счастью, приехала местная скорая (я, правда, недоумевал, почему она у них едет 35-40 минут). Так что ничего героического не произошло. Единственное, мы внимательно следили за показателями гемодинамики. Самое главное было – поддержать ее жизнедеятельность, просто корректировать и следить.

– Где был врач гостиницы? Наверняка какой-то свой доктор должен был быть?

– Ой, я их порядков не знаю – подошел ли он и был ли вообще... С нами присутствовал какой-то молодой человек, который пытался курировать происходящее и что-то советовал, но, честно говоря, мы на него даже не обращали внимание. Да и говорил он только по-фински.

Ключевыми, конечно, были ответы самой Сары – после второго обморочного состояния, когда спросили про сахар, про давление, нет ли каких-то кардиологических заболеваний. Она хорошо говорит по-английски, это помогло.

– А как давно вы так хорошо знаете английский, что готовы даже иностранцев лечить?

– Да там вопросы-то несложные: например, «What about sugar on your blood?» – она все это прекрасно понимала. А английский знаем давно. В 1976 году Игорь занимался на кафедре факультетской терапии у профессора Владимира Маколкина – и он нам организовал направление на ведущие городские курсы №1, где учили иностранным языкам даже будущих дипломатов. И вот мы два года факультативно после учебы в институте ходили, занимались английским дополнительно к программе, которую дают в школе и институте.

В то время ведущая медицинская литература выходила только на английском языке – его знание нам было профессионально необходимо. К тому же мы всерьез увлекались музыкой – хотели понимать, о чем поют The Beatles и The Rolling Stones. Мы еще не знали, что границы будут открыты – в школе учился-то я еще с внуком Брежнева в одном классе, а классной руководительницей у меня была Татьяна Колоскова – жена Вячеслава Ивановича.

– Вас потом в отеле поблагодарили по-русски.

– Нет, по-русски благодарят не так (смеется). Я прихожу в номер, а там письмо от руководства отеля с благодарностью за оказанную помощь и целый килограмм финского черного 90%-ного шоколада – его как раз можно есть перед играми спортсменам (молочный, к примеру, не рекомендуется). Я и принес его в раздевалку парням.

А с Сарой все в порядке, пришла поблагодарила нас, когда мы уезжали на второй матч – тогда же и фото совместное сделали.

– А что делать в похожих ситуациях людям, которые далеки от врачебной практики? Кроме того, что звонить в скорую.

– Конечно, сначала нужно проверить пульс и дыхание, в идеале еще и выяснить причину. Если эпилептический приступ – положить на бок, чтобы язык не запал и рвотные массы не попали в дыхательные пути, и следить, чтобы язык не был прикушен. Если причина – сахарный диабет, то вы должны узнать, какой сахар: повышенный – нужно вводить инсулин, пониженный – наоборот надо дать человеку кусок сахара или хотя бы конфетку. Причина такого состояния – это очень важно.

В этот момент к разговору присоединяется и Игорь Шмелев, который до прихода в спортивную медицину проработал 23 года кардиологом-реаниматологом – и с таким опытом понятно, что с Сарой в любом случае все было бы хорошо. По словам Валерия Конова, его напарник по одному пульсу может многое рассказать о здоровье человека.

– Если человек рядом с вами потерял сознание, а вы даже не знаете, как определить у него пульс, в первую очередь нужно оценить кожные покровы: как правило, они могут быть в такой ситуации бледными и влажными. Потеря сознания чаще всего связана с падением артериального давления или причинами, вызвавшими это падение, – поэтому надо человек положить на спину и приподнять ноги чуть выше головы, для того чтобы усилить приток крови к головному мозгу. Это должен знать каждый человек. Это и есть первая помощь – дальше нужно смотреть по ситуации и, если есть возможность, конечно, вызвать скорую.

Если человек не дышит – нужно сделать удар кулаком в центр грудной клетки, в область сердца – и начать прямой массаж сердца именно выпрямленными в локтях руками и с периодическими вдыханиями рот в рот или рот в нос. Желательно использовать какую-нибудь ткань, чтобы не было контакта с кожей – но при его отсутствии можно и так. В выдыхаемом воздухе человека содержится до 14% кислорода – этого достаточно, чтобы поддержать жизненно важные функции организма.

– Это первый случай нехоккейной помощи во время хоккейного сезона или уже происходили подобные ситуации?

– На нашей памяти есть несколько подобных случаев, просто мы их никогда не афишировали.

Хотя о некоторых ситуациях все же известно. В 1991 году, во время серии «Динамо» с клубами НХЛ в Северной Америке, шайба попала в лицо женщине, которая сидела на трибуне прямо за советской командой. Дожидаться бригады врачей Валерий Конов не стал и полез через ряды – у болельщицы было сотрясение и рваная рана кожи головы. Женщину отвели в медпункт, и Конов – как говорит, по привычке – наложил самостоятельно несколько швов. Она его поблагодарила, а подоспевшие американские врачи опешили от такой самостоятельности приезжего доктора.

Валерий вспомнил и еще об одном случае много лет назад, он летел со сборной Союза с Кубы – и одна из пассажирок потеряла сознание. «На борту был хороший медицинский набор и быстро удалось установить, что у женщины повышенный сахар в крови – на рейсе был с собой инсулин. Ввел его – все, женщина пришла в порядок».

Фото: twitter.com/Дмитрий Федоров; instagram.com/shmelev9547; dynamo.ru

развернуть

Реплика Алексея Авдохина.

Последние три дня мы жадно ловили инсайды из Федерации фигурного катания России (ФФККР) – о составе сборной на мартовский ЧМ в Сайтаме.

Обычно их даже больше, чем нужно, но вчера до нас дошел только один – никаких инсайдов не ждите. В федерации реально не понимают, какую траекторию подобрать к картинке с лабиринтом «Помогите Жене Медведевой и Лизе Туктамышевой найти путь в Сайтаму».

Решения нет.

И ведь проблема читалась. Адекватного механизма в реальности, где Софья Самодурова по-любому едет на ЧМ, а кто-то из пары Туктамышева/Медведева – не едет, федерация не изобрела.

Сегодняшнее псевдообъявление состава на ЧМ – иллюстрация того тупика, в который загнала себя федерация. Конечно, это никакое не решение. Трусость, боязнь ответственности, затяжка времени в надежде, что все рассосется само собой – что угодно, только не решение.

Женщины – Станислава Константинова, Алина Загитова, Софья Самодурова. Запасные – Елизавета Туктамышева, Евгения Медведева.

Объяснения, доносящиеся весь день от чиновников, все эти «списки в алфавитном порядке» и намеки в духе «люди могут травмироваться» отдают безумием, гениальным леоновским «потерпи, может обойдется» из «Обыкновенного чуда».

В их словах нет главного – внятного рассказа, от чего будет зависеть окончательный состав.

Новые закрытые прокаты?

Еще один отбор – самый последний?

Смс-голосование?

Где тот прибор, которым за оставшиеся до ЧМ три недели измерят, кто достойнее – Туктамышева, Медведева или вдруг Константинова, которой скоро стартовать на Универсиаде.

И если этого не выяснили за 4 месяца, что могут изменить три недели, кроме физического и психологического состояния фигуристок, запутавшихся в своем будущем? Неужели надежда только на чью-то травму – тогда не придется ломать голову и портить с кем-то отношения?

Ну представим – собрался тренерский совет, всем «списком 27». Что им делать дальше – голосовать, нажимать на кнопки, поворачивающие кресла, поднимать таблички, тянуть жребий?

Если вы спросите под запись у Тарасовой, Кудрявцева, Чайковской, Москвиной, Мозер или любого другого члена тренерского совета – Туктамышева или Медведева – то, столкнетесь с, возможно, лучшим в истории мастер-классом по уходу от ответа. Даже круче пирожков футболиста Рязанцева.

Но ответственность именно на них, заслуженных людях, чья работа – учить и ставить программы, а не заседать в тренерском совете имени Жана Буридана.

Финалом Кубка России федерация окончательно подставила и их, и себя. Кто забыл, президент ФФККР Александр Горшков обещал, что состав на ЧМ определит тренерский совет с учетом результатов Евро и турнира в Новгороде.

Там Медведева выиграла у Туктамышевой 1,71 балла с программами, реальная техническая база в которых на 6 баллов дешевле (потенциальный разрыв еще больше) и по оценкам не скажешь, что федерация была сильно против.

И теперь любое решение по составу оставит слишком много недовольных – намного больше, чем согласных. Речь даже не болельщиках – всем угодить нереально, а о той тусовке, с мнением которой еще считается федерация – тренеры, фигуристы, судьи, заслуженные люди.

Смотрите сами.

Вот Медведева – обложка русского фигурного катания, посол нейтральных российских спортсменов в МОК, лучшая фигуристка мира двух предолимпийских сезонов и любимая спортсменка Татьяны Тарасовой.

А вот Туктамышева – фигуристка с тройным акселем, самой сложной технической базой в стране (и второй в мире после Кихиры), символ взрослого женского катания (того самого) и доказательство, что жизнь в русской фигурке существует и после 20 лет.

Результаты? Да, пожалуйста.

Лиза? Выиграла этап Гран-при, взяла подиум в финале, 4-я сумма сезона по взрослым…

Женя? Если прошлые заслуги не в счет, то только что обыграла Лизу в очной встрече – той, которую Горшков обещал сделать решающей.

Какой аргумент важнее? Сложность программ? Благосклонность судей? Авторитет тренера?

Миллион вопросов, но на самом деле – проблема только в одном.

Решать, кому и куда ехать должны не люди, а бумаги. Простые слова, написанные перед сезоном средним шрифтом.

Это должны быть такие слова, чтобы и фигуристы, и болельщики уже через минуту после отбора знали без ФФКР, кто и на какой турнир едет.

Это самый честный и очевидный вариант – прописать доскональные критерии отбора, которых сейчас вообще нет на официальном сайте федерации. Обсудить и выбрать любые – место на ЧР, результат на Гран-при, лучший результат сезона, но честно и неотступно им следовать.

Только так федерация обезопасит себя от будущих претензий тренеров и обид фигуристов. Понятно, что и в этой конструкции можно манипулировать оценками, судьями и всем остальным, но правило, что на главный старт едут только люди с конкретными результатами должно быть незыблемым.

Определять состав тренерским советом при современной конкуренции в женском катании – бесполезный атавизм. Если запутались в пяти фигуристках сейчас, то через год федерация просто зависнет и потребует перезагрузки – когда в основу постучат суперюниорки.

Наверное, скоро из-за дикого количества топ-фигуристок у России вообще будут разные составы на Евро и ЧМ – почему нет, если достойных еще больше?

Но за то, что происходит сейчас – стыдно.

И с каждым следующим днем все сильнее.

Фото: РИА Новости/Нина Зотина, Владимир Трефилов

развернуть

«Барселона» разгромила «Лион» (5:1) и в 12-й раз подряд вышла в четвертьфинал Лиги чемпионов – конечно, такого еще никто не достигал. Счет создает ощущение, что матч дался каталонцам слишком просто, но это не совсем так: во втором тайме «Лион» приблизился (было 2:1) и активно пытался давить. «Барселона» вовремя поймала раскрывшегося соперника – как и всегда, в такие моменты особенно сверкал Месси. 

«Если бы Месси играл за нас, может быть, результат был бы другим», – подытожил президент «Лиона» Жан-Мишель Олас. 

Месси и правда провел выдающийся матч. 

2 гола + 2 голевые передачи – такое у Лионеля впервые в составе «Барселоны» во всех турнирах. Первый мяч Месси забил идеальной паненкой, второй – издевательски обыграв двух защитников на входе в штрафную (первый вообще упал). 

Теперь у Лео 62 гола в 61 матче Лиги чемпионов на «Камп Ноу». Изумительно.

А еще Месси лидер Лиги чемпионов по голам в 1/8 финала – 26. Криштиану – второй с 23 мячами. 

В рейтинге самых полезных игроков Европы по системе «гол+пас» во всех турнирах этого сезона Месси растоптал всю конкуренцию:

1. Месси – 56 голов и передач
...
...
2. Мбаппе – 45
3. Криштиану Роналду – 36. 

Месси забил 35+ голов за «Барселону» уже в 11-м сезоне подряд. 

В Лиге чемпионов-2018/19 он единственной игрок, поучаствовавший в 10+ голах: 8 голов и 3 ассиста. 2+2 в этом сезоне тоже никто не делал. 

Но кое-где Криштиану все-таки лучше. Например, по сумме голов в плей-офф ЛЧ Месси отстает сильно: 42 против 63. 

И после матча Лео похвалил вечного конкурента за мировое господство: «Криштиану и «Ювентус» провели выдающийся матч. Я думал, «Атлетико» будет сильнее. Роналду провел волшебный матч». 

О себе Лео почти не говорил и спокойно разобрал матч: «При счете 2:1 нам пришлось какое-то время помучиться, мы сами создали себе проблемы, когда мяч был в штрафной, до этого соперник ничего не создавал. К счастью, мы забили третий гол и успокоились.

С самого начала мы показали свой настрой. Мы двигали мяч и показывали лучший футбол. При счете 3:1 мы стали находить больше пространства, могли быстрее убегать в контратаки». 

Месси говорит слишком буднично, но мы все равно зафиксируем: 2+2 в плей-офф Лиги чемпионов – это невероятно. Просто на фоне драмы последней недели, когда возможны 1:4 на «Сантьяго Бернабеу», пенальти после ВАР в добавленное время и даже 3:0 против «Атлетико», это и правда кажется чем-то стандартным.

Стандартным для гения. 

Фото: globallookpress.com/imago images/Fotoarena; Gettyimages.ru/David Ramos (2)

развернуть

Криштиану Роналду сломил «Атлетико» двумя ударами головой: на 27-й минуте он выпрыгнул на подачу Бернардески выше Хуанфрана, а в начале второго тайма опередил Диего Година (только третий гол пришел не сверху – пенальти). 

Оба раза Криштиану оказывался сантиметр в сантиметр там, где и требовалось. Португальский форвард-убийца давно царит внутри штрафной и уже 97 мячей в карьере забил головой (в этом сезоне – 6). 

Правда, так было не всегда. В первые два сезона в «Манчестер Юнайтед» Криштиану неизменно проигрывал спор Алексу Фергюсону: в дебютный год они забивались на 10 голов – Роналду забил 6, во второй сезон поставили планку на отметке 15 – получилось лишь 9. В первые три сезона Роналду забил всего 3 мяча головой. По словам тогдашнего защитника «МЮ» Гари Невилла, многое изменилось летом 2006-го, после чемпионата мира в Германии: «В физическом плане он превратился из парня в мужчину. Прежде у него не было такой мощи, тело стало сильнее – и он стал энергичнее в игре». 

С годами Криштиану прибавил в игре головой. Например, в полуфинале Евро-2016 против Уэльса Криштиану забил победный гол, выпрыгнув на 76,2 сантиметра выше травы. Он коснулся мяча на высоте 2,61 метра, то есть его голова находилась на 17 сантиметров выше перекладины

В 2013 году Криштиану забил головой в ворота «МЮ», и Алекс Фергюсон то ли разочарованно, то ли восхищенно констатировал: «Его коленная чашечка была на уровне головы Эвра. Даже Месси не может так». 

В 2014 году Роналду на тренировке сборной Португалии дотянулся головой до мяча, привязанного к нижней планке ворот НФЛ. 

У Роналду действительно нестандартные умения. В 2011-м его мощнейший толчок и высоченный прыжок в деталях изучили при съемках документального фильма Ronaldo: Tested To The Limit. 

Как зафиксировал специалист по биомеханике из университета Чичестера Нил Смит, при небольшом разгоне Криштиану может взлететь на 78 сантиметров, тогда как средний баскетболист НБА выпрыгивает на 7 сантиметров ниже. Здесь важно не заиграться в статистику: Роналду не мог бы поджигать еще и в НБА, это именно средний показатель. Большие баскетболисты прыгают выше, средний показатель сбивается в том числе маленькими игроками. Например, по данным Topend Sports, чуть выше Роналду прыгали Ламар Одом и Шакил О’Нил. Но цифры сравнимы. 

«Выпрыгивая высоко, Роналду сгибает колени и поджимает ноги под ягодицы. Это временно поднимает центр тяжести, а еще позволяет создать впечатление, что он зависает в воздухе», – отмечал Нил Смит при съемке документального фильма. 

Другой ученый – Чарльз Бабб – вдохновился голом Роналду в ворота Марокко на ЧМ-2018 и отметил, что португалец очень грамотно распределяет вес тела. По его словам, главный элемент идеального удара головой – оставить как можно большую часть веса как бы за мячом, чтобы в момент удара придать мощнейшее ускорение – и Роналду часто выбирает позицию наилучшим образом. 

Как это получается, Криштиану не рассказывает. Просто в ночь со вторника на среду он вновь показал нам поразительные прыжки и сказал: «Этот вечер должен был быть особенным – он таким и стал. Не только из-за голов, но и благодаря команде, ее невероятному отношению к делу. Именно такой характер необходим в Лиге чемпионов, мы на правильном пути».

Роналду обещал семье и друзьям, что забьет «Атлетико» три мяча. Никто не верил, а он сделал

У «Юве» разрывал не только Криштиану. Давайте хлопать Бернардески и крайним защитникам

Урок Симеоне: никогда не хвастайтесь яйцами рядом с Роналду

Фото: Фото: REUTERS/Massimo Pinca; Gettyimages.ruStu Forster; dailymail.co.uk/Portugal Football Federation

развернуть

Интересно, сколько в сумме комментариев собрало обсуждение состава сборной на Чемпионат мира? Наверное, тысяч под десять. Если исключить из них точные формулировки вроде «это капец» и гневные простыни, то в топе, в том числе, будет один вопрос: почему именно Евгения Медведева удостоилась третьей квоты? Нет, ответ «потому что выиграла Кубок» не устраивает. Потому что это ответ не на тот вопрос.

Будем честны друг с другом: достоверной инсайдерской информацией мы не обладаем, а потому можем лишь строить догадки большей или меньшей степени реалистичности. Так что попробуем дать волю фантазии и представим, что мы смотрим кино. Что двигает любой сюжет? Мотивация. Она определяет поступки.

Начинаем сеанс.  

«Служи!» (драма)

История о том, как борьба за справедливость превращается в борьбу со справедливостью.

Олимпийские Игры-2018 ясно дали понять: отсутствие приза за былые заслуги вполне соответствует спортивным принципам, но противоречит представлениям большинства о принципах жизни. В разговорах около фигурного катания появилось слово «заслужить». Если кто-то думает, что заслужить в спорте – это превзойти соперника, то он жестоко ошибается. Заслужить, по мнению ФК-специалистов – это… Это… Ну, короче, это когда все говорили, что ты победишь, потому что ты побеждал раньше, и потому что ты нам нравишься, и потому что нам кажется, что так должно быть.

Подтверждение такого образа мыслей – интервью Татьяны Тарасовой после Чемпионата России: она была удивлена тому, что никто не обратился к Брайану Орсеру с просьбой подготовить Женю к мировому первенству. Ведь девочка творила историю, а ее «подстреливают». И разве важно, какое место заняла девочка на турнире и сколько элементов сорвала? Разве есть другие способы поддержать спортсмена, проводящего неудачный сезон? И разве не всех так поддерживают?

В общем-то, здесь каждый из болеющих или голосующих за Женю, сражается за себя и отождествляет себя с ней. «Я – Спартак»: каждый защищает свое место от дерзких юнцов, отмщает свои старые обиды, ведет себя так, как вели себя когда-то с ним. Их справедливость находится там, где в танцах на льду соблюдается очередь на пьедестал, где дебютанта легко зарыть под титулованного и маститого, где медаль – это депозитный вклад, который гарантированно выдается по истечении времени, даже если банк лопнет.

Закончится драма, конечно, убийством - убийством, прежде всего, спорта, конкуренции и смысла жизни других участников. Зато формально будет соблюдена корпоративная этика: Иван Иваныч, вы посвятили -надцать лет жизни нашей организации, вот вам кофемолка. Ну, или путевка на престижный турнир. 

Большой куш (бизнес, криминал)

История о том, что всегда нужно искать, кому выгодно.Тут никакой Америки не открывается: концепций и теорий насчет того, что все решают деньги, было построено множество. Больше того, появились версии, как именно деньги решают.

Иными словами, нужно сразу заменить термины и рассматривать историю в принципиально другом ракурсе. Спортсмен – это проект, федерация – посредник, слова экспертов – назойливая реклама, поездка на турнир международного уровня – маркетинговый ход. Ну, а спонсоры – это спонсоры, которые в проект финансово вливаются.

Проект может быть не оригинальным и не слишком добротно сделанным, но его нужно впарить – деньги-то потрачены. Даже если в проекте по-настоящему никто не заинтересован, то всегда спасет агрессивное навязывание. Даже если сайты заспамят негативными отзывами, всегда можно будет сказать, что это - происки конкурентов и проплаченные боты. Даже если...эээ...эффективность и польза продукта ставится под сомнение, всегда есть возможность заручиться поддержкой авторитетных источников, которые охотно прочтут по бумажке, а другие бумажки положат в карман. И никакой это не обман, а нормальная пиар-кампания.  

Можно, конечно, воскликнуть: «такой хоккей нам не нужен!». Но кто там будет спрашивать, it’s not your business. 

«Иллюзия обмана» (фэнтези)

История о том, как легко стать заложником собственного воображения.

Психологически нынешняя ситуация напоминает расхожий сюжет о, например, разорившейся богачке, которая по привычке заходит в бутик Прада, а «на карте недостаточно средств».

У Жени действительно сегодня не хватает ресурсов для громких побед, но мысленно она осталась непобедимой и непобежденной, той самой единственной золотой девочкой с мировыми рекордами. Жить в мире собственных фантазий неопасно ровно до той поры, пока расхождение с реальностью не станет слишком явным.

Реальность, меж тем, здорово изменилась (и не только в российском фигурном катании), но функционеры, эксперты и тренеры, похоже, задержались в прекрасном вчера и по сей день считают Медведеву спасительницей квот, расхитительницей золота. Может быть, это такая сила инерции? Женя всегда настолько «оправдывала высокое доверие», что и сейчас члены федерации поголовно пребывают в дурмане иллюзий? Повторяют, как мантру: она всегда побеждала, всегда побеждала, всегда побеждала… А не победила только тогда, когда не поехала… А сейчас поедет…

Кто знает, возможно, начиная с сентября, федерация вообще не следила за новыми соревнованиями, а пересматривала чемпионаты прошлых лет.

Представьте себе кадры: зима. Где-то там, в далеком Ванкувере идет ожесточенная борьба за золото финала Гран-при. А в это время глава федерации запирает свой кабинет на ключ, приглушает свет и включает запись Чемпионата мира-2016. И смотрит, смотрит, смотрит… Там хорошо, там – гимн, флаг и вечное лето. И не нужно ничего решать.

«Игра» (психологический триллер)

История одной интриги.

А вы знаете, как действуют манипуляторы? Это очень полезная информация, правда: например, если ваш знакомый смещает акцент в споре на конкретную деталь, а чего-то глобального замечать упорно не желает (прокат в Новгороде VS целый сезон); если любит не к месту обобщать (попытки притянуть Женю за уши к Алине, Лизе, Юдзуру, кому угодно); если старательно отвлекает от главного («девочка творила историю»), если критерий оценки весьма размыт («посмотрите, как она изменилась»), то возможны два варианта. Либо перед вами – манипулятор, и тогда бегите, либо у человека когнитивное расстройство, и тогда бегите с ним к врачу.

Какова цель людей, сознательно вводящих других в заблуждение? Вариаций масса, от банального самоутверждения и демонстрации власти до вполне корыстных и практичных задач. Ну, например, тебе нужно сделать нечто чужими руками: можно ведь насолить другому через учеников или указать место зарвавшимся наглецам, которые смеют показывать успехи без преклонения перед непререкаемыми авторитетами.

В такой истории, в игре, главная роль отводится вовсе не Жене – она просто инструмент для достижения цели, киянка. Ее, кстати, можно вообще считать жертвой такой же манипуляции: соблазнили красивыми речами, наградили эпитетами «великая» и «судьбоносная», действовали якобы ей во благо, защищали ото всех на свете. Кроме, разве что, самих себя.

«Karma is a bitch» (фильм-притча)

История о том, что «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется».

А вообще-то, можно поменять главное действующее лицо и сделать центральной фигурой Лизу Туктамышеву.

К Лизе нельзя относиться без симпатии – хотя бы за такой-то лутц:

И потому вдвойне странно, что такая техничная, с мощными и одновременно легкими прыжками девушка, выступила за «зрелое женское» и не оценила «лутц-риттбергеры в конце программы». В принципе, Лиза всего лишь последовала за модой: тренд сезона – выдавать в интервью двусмысленности, ловить хайп и как можно чаще пускаться в философские рассуждения о том, как быть должно.

Если представить, что какой-то своеобразный, но все-таки существует закон бумеранга, то происходящее – честно по отношению к Лизе. Лиза так или иначе подтверждала верность идее о возможности «заслужить победу» и не питала симпатий к девочкам, которые только сложностью и берут.

Вот и получается: ее сногсшибательный аксель, который крутят – сколько? Две взрослых фигуристки в мире? И он ничего не стоит, как и этот лутц-риттбергер, когда есть «зрелое женское», статусность и вытекающие из нее компоненты. А вот ее прекрасный до некстати схваченного воспаления легких сезон, уничтоженный аргументом о кем-то заслуженной путевке.

Короче, да воздастся каждому по спортивному принципу его.

Но почему-то кажется, что этой героине всё равно бы все сочувствовали – и тоже заслуженно.

«Федерация» (ситком)

Просто. Очень. Смешная. История.

Серьезно, ребята! Мы сможем составить конкуренцию легендарным «Клинике» и «Офису»! И потом, если относиться к происходящему как к изрядно затянувшейся шутке, то кажется, что все не так плохо. Представители ФК-мира – просто персонажи, созданные остроумными сценаристами, ситуации – великолепные гэги.

…И Наталья Бестемьянова превращается из человека, несущего околесицу, в сумасбродную рыжую дамочку, которая веселит своим абсурдным поведением. «Але, это спортс.ру? Записывайте инсайдерскую информацию: Загитова бросила Тутберидзе, стала в пару с Глейхенгаузом и уехала тренироваться к Зуевой в Америку. Конечно, точно! Мне сегодня это приснилось, а сны с четверга на пятницу – самые верные!».

А сколько скетчей можно написать о борьбе прославленных чемпионов и именитых специалистов с сорокалетними менеджерами в интернете! На роль менеджера предлагаю Виктора Вержбицкого – уж если эксплуатировать образ злодея всея Руси, то по полной.

Александр Жулин никого больше не смутит своими высказываниями о недостаточно развитых формах фигуристок. Это будет просто фишкой, как у дядюшки Бриджит Джонс, который постоянно хватал ее за задницу. Ну, наш хватать никого не будет – все-таки тут в основном несовершеннолетние, но быть эдаким плейбоем-сексистом – почему нет?

И отбор на мир через Кубок России – это всего лишь сюрреалистический юмор, несуразица, которая призвана рассмешить зрителя

А недавние слова пресс-атташе про травмы? А упоминания Татьяной Тарасовой Букиных к месту и не к месту? А фразочки Журанкова? Да это же клондайк!

Такой сериал купят даже иностранцы. Японцы, американцы, канадцы одновременно повеселятся, ознакомятся с нашим бытом и отметят, какие же странные эти русские, но чувство юмора у них отменное.

Мы же не скажем им, что сериал основан на реальных событиях.

Мы же не скажем, что лучше всего мы умеем смеяться над собой.

развернуть