Чемпионская галерея: в списке лиги из верхней части таблицы коэффициентов УЕФА, где уже определились победители.

«Барселона». Кажется, они стали чемпионами еще в январе.

«Ман Сити». Возможно, это была самая тяжелая чемпионская гонка в истории АПЛ.

«Ювентус» доминирует в Италии и готовится делать то же самое в Европе.

«Бавария» нервничала до финального тура, но все закончилось как обычно. Она побеждает в бундеслиге уже семь лет.

«ПСЖ» – опять чемпион, но клуб, возможно, ждут непростые времена. Провалы в ЛЧ злят тех, кто платит деньги, надеясь на успехи.

«Зенит»! Россия неслучайно в этом списке шестая, в таблице коэффициентов УЕФА РПЛ все еще следующая после топ-5.

«Бенфика» взяла пятое чемпионство за шесть сезонов. В Португалии – стабильность. 

«Генк» выиграл чемпионат Бельгии четвертый раз, а «Андердехт», кстати, финишировал шестым и впервые за 55 лет не попал в еврокубки.

Матч с «Динамо» только через два дня, но «Шахтер» уже чемпион. 12-й раз в истории, самый титулованный клуб Украины после распада СССР. 

22-й титул «Галатасарая», «Фенербахче» в прошедшем чемпионате Турции только 11-й.

«Аяксу» хватило сил и на домашнее чемпионство – на три очка опередили ПСВ.

«Зальцбург» – чемпион Австрии, его тренер Марк Розе в следующем сезоне поедет в «Боруссию» из Менхенгладбаха. 

Чемпион Чехии – пражская «Славия». Второй титул за три года. 

ПАОК – чемпион Греции. Клуб Ивана Саввиди взял еще и Кубок. 

Власть в Хорватии – у «Динамо Загреб». С 2005-го они не выигрывали чемпионат только однажды. 

Чемпионат Дании еще идет, но победитель уже известен – «Копенгаген».

«Янг Бойз» – лучшая команда Швейцарии второй сезон подряд. 

Седьмое подряд чемпионство АПОЭЛ на Кипре.

«Црвена Звезда» в этом сезоне на 9 очков опередила «Раднички» – второе чемпионство подряд. 

C 2011-го в Шотландии побеждает только «Селтик», «Рейнджерс» в этом сезоне вторые. 

Клуб «Пяст» из города Гливице впервые выиграл чемпионат Польши. Они играют на стадионе вместимостью 10 тысяч человек.

«Карабах» – семикратный чемпион Азербайджана, титул оформили еще в начале мая. 

«ЧФР Клуж» взял румынский титул второй сезон подряд. «Стяуа» – второй с отставанием в 5 очков.

«Марибор» – клуб из культового города для русского футбола – взял 15-е чемпионство. Лучшая команда Словении. 

4 из 14 команд чемпионата Израиля называются «Маккаби». В этом году победил «Маккаби» из Тель-Авива – с жестким отрывом в 22 очка.

«Слован» тоже в этом сезоне далеко от конкурентов. Выиграли чемпионат Словакии, опередив «Жилину» на 14 очков и разгромив ее 6:2 в конце сезона. 

Вечеринка на стадионе «Юве»: провожали Бардзальи и Аллегри, приехал даже Буффон

«Ростов» красиво проводил Калачева. Он классно исполнял стандарты, менял позиции и затыкал Моуринью

Фото: Gettyimages.ru/David Ramos; globallookpress.com/Joel Goodman; Gettyimages.ru/Tullio M. Puglia; globallookpress.com/Sven Hoppe/dpa/picture-alliance, Christophe Saidi/www.imago-images.de; Gettyimages.ru/Epsilon; twitter.com/SLBenfica; globallookpress.com/Yorick Jansens; twitter.com/fcshakhtar; globallookpress.com/Seskimphoto/www.imago-images.de; facebook.com/afcajax/Louis van de Vuurst; twitter.com/RedBullSalzburg; facebook.com/SKSlaviaPrahaFotbal/Martin Maly/fotomaly.cz; globallookpress.com/Agenturfoto/www.imago-images.de; facebook.com/dinamo/Sanjin Strukic/Pixsell, FCKobenhavn/Lars Ronbog/FrontzoneSport; globallookpress.com/Manuel Geisser/www.imago-images.de; twitter.com/apoelfcofficial; facebook.com/crvenazvezdafk/Nikola Mitic; Gettyimages.ru/Ian MacNicol; globallookpress.com/Pawel Jaskolka/www.imago-images.de; facebook.com/FKQarabagh, cfr1907/Nicu Cherciu, nkmaribor, MaccabiTLVFC, SKSlovanBratislava1919/Miro Gasidlo

развернуть

Красота.

За час до начала решающего тура Юрген Клопп был очень добр: «Что бы сегодня ни случилось – мы все делали вместе, каждый был важен. Таков сегодняшний «Ливерпуль» – сильный коллектив, который живет здесь и сейчас и получает удовольствие. Спасибо, «Энфилд». Вы особенные». 

Вот так болельщики встречали автобус. Все в красном. 

И при этом все верили, что чудо еще возможно. У стадиона продавали ситуативный мерч: слоган «Никогда не сдаваться» с черной футболки Мохамеда Салаха (в которой он смотрел безумный полуфинал с «Барселоной») перешел на традиционную красную. Но если вы хотите черную – Sports.ru делает свои

Трофей для Александера-Арнолда – распасовщика с 12 ассистами за сезон. Больше в АПЛ не делал ни один защитник. 

Вера в трофей выражалась и на тканевых баннерах. 

«Ливерпуль» сделал все, что от него зависело (2:0 против «Вулверхэмптона»), но этого оказалось недостаточно. Недостижение титула «Энфилд» воспринял в духе слов Юргена Клоппа: все должны быть вместе. 

Глупо убиваться, когда команда провела такой прекрасный сезон. 

97 очков – это третий результат в истории АПЛ. Больше было только у «Манчестер Сити»: в прошлом сезоне 100 очков, в этом – 98.

С такой суммой «Ливерпуль» выиграл бы чемпионат в 25 сезонах из 27 в эпоху АПЛ. 

97 очков – это рекорд для вторых мест в топ-5 лигах Европы. Команда, которая установила прежнее лучшее достижение, тоже проиграла Гвардиоле: это был мадридский «Реал»-2009/10. 

В конце сезона – 9 побед подряд. 31 победа в чемпионате (2-й результат в истории). Всего 1 поражение. Ноль поражений на «Энфилде». 

21 сухой матч. 

Единственный грустный пункт статистики. Список трех последних команд, которые были на первом месте к Рождеству и не стали чемпионами в итоге:

• «Ливерпуль»-2008/09
• «Ливерпуль»-2013/14
• «Ливерпуль»-2018/19 

«Конечно, мне жаль, – сказал после матча Клопп. – 97 очков, ну серьезно. Это невероятные цифры. Это мой лучший сезон. Если я сейчас сяду и буду рассказывать вам обо всем позитивном в нашей команде, у нас останется всего час до финала Лиги чемпионов. Парни заслужили максимального уважения. Как наши болельщики помогали нам на этом пути – невероятно. «Ливерпуль» переживает лучший момент».  

Болельщики и рады: «Спасибо, что подарили нам мечту». 

После финального свистка наступил самый трогательный момент: игроки вышли на поле с детьми. Вот Салах с дочкой.

А вот как это выглядело со стороны. 

В самое сердце, Юрген.

Фото: Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Catherine Ivill; REUTERS/Carl Recine/Action Images, Phil Noble; EPA/Vostock Photo/Peter Powell/EPA-EFE

развернуть

Его карьеру спасло реалити-шоу.

Знакомьтесь: Василий Павлов, ему 28 и он нападающий одесского «Черноморца». В феврале Вася стал первым русским легионером в украинской премьер-лиге с 2014 года. До этого форвард играл в «Вентспилсе», но попал под лимит на легионеров и уехал из Латвии. Агент нашел вариант с Одессой, Павлов согласился и не пожалел.

Из этого интервью вы узнаете:

• Как попрощаться с футболом и начать успешный бизнес, но вернуться через шоу «Кто хочет стать легионером?».  

• Почему Карпин – классный тренер. И даже в Армавире он был в порядке.

• В молодости Савин тренировался больше всех. Кажется, Жека что-то скрывает.

• Торчать в самом дождливом городе Норвегии, бегать на огородах Кишинева, играть за еду в Македонии. Это супер?

• Исландец из «Черноморца» до конца не верил, что президентом Украины может стать комик.

• Как относятся к русским в Одессе (спойлер: замечательно).

• Мир России и Украины. Возможно?

Гол в стиле ван Нистелроя, фруктовый бизнес, реалити-шоу

– После перехода мы договорились: как только забиваешь, делаем интервью. Я за два месяца почти отчаялся. Ты понимал, что меня и всех нас подводишь?

– Прости, пожалуйста, но о тебе вообще не вспоминал. Конечно, забить хотелось, но я выходил то на три минуты, то на одну, то на пятнадцать, когда уже ничего особо не решалось. 

– Твой первый гол за «Черноморец» – чистый кайф. Сам поверил в случившееся?

– Мы с этим парнем, который отдал пас (Денис Норенков – Sports.ru), часто оставались после тренировок, у него хорошая левая нога, он классно вырезает такие передачи. Я почувствовал, что он даст такой пас и побежал в зону. Дальше – провал в памяти. Даже не помню, как бил: все случилось само и инстинктивно. Давно заметил, что самые крутые вещи в футболе происходят тогда, когда ты не думаешь и делаешь на автомате. А если у тебя два решения и начинаешь выбирать, убирать под правую, под левую, то все – до свидания. 

Когда забил, партнеры удивились. Ну как удивились – порадовались, конечно. Говорили: «Ты что, умеешь забивать?». Тренер сказал, что давно не видел таких красивых голов и что ван Нистелрой в таком стиле забивал. Я посмотрел нарезки: действительно, были такие забросы за спину. Ван Нистелрою, правда, Бекхэм отдавал, так что ему проще было. Теперь если самооценка падает, включаю этот свой гол и сразу мысль: «Опа, все, Васян, расслабься, получай удовольствие».

– На Украину мы еще вернемся, а пока откатимся чуть назад. Два года назад у тебя было все так плохо, что ты участвовал в реалити-шоу «Кто хочет стать легионером?» на «Матч ТВ».

– В 2016-м после Армавира все лето тренировался и ждал звонка: был уверен, что какие-то варианты появятся, агент что-то найдет. Наступает 31 августа, окно закрывается. Ночью поступает единственное предложение – во вторую лигу Румынии. Я в тот момент был готов ехать куда угодно, лишь бы играть. Условия не волновали: в моей карьере уже был период, когда я бесплатно играл за еду в Македонии. Сидел на чемоданах, готовился выезжать, но в последний момент не договорились – остался вообще без команды.

– У тебя же был какой-то бизнес в Самаре, да? 

– Он тогда и появился, надо же как-то зарабатывать. Были какие-то сбережения, но они же заканчиваются.

– Сколько было?

– Ты как Дудь, что ли, будешь эти вопросы задавать? Точно не помню, где-то миллион-полтора. У меня же были неплохие команды, что-то откладывал. Бизнес организовали случайно: жена в инстаграме увидела, что ребята в Москве продают экзотические фрукты из Таиланда. Мы тогда только вернулись из отпуска в Тае, сами очень любим манго, маракуйю – хотели заказать. Оказалось, что в Самаре такого нет. Позвонили, заказали пробную партию на продажу. Так и пошло: сначала друзьям, потом друзьям друзей, в итоге сделали в инстаграме онлайн-магазин с доставкой на дом. 

Я лично ездил в грузовой терминал аэропорта, принимал партии, проверял, оттуда отвозил клиентам домой. Если было что-то некачественное, то со следующей партии мне делали скидку. В общем, нормально пошло, денег хватало на основные нужды, в минусе мы никогда не были. Все отлично работает до сих пор: мой младший брат теперь всем руководит и занимается. Самые популярные фрукты в России – манго и авокадо. Маракуйя и папайя – уже на любителя.

Иногда помогаю брату, что-то подсказываю. Например, поначалу главной ошибкой было то, что мы привозили фрукты без предзаказов, а это же скоропортящийся продукт. Суетился, напрягался, звонил, акции придумывал, скидки делал. Сейчас действуем иначе: собираем заказы, привозим конкретно под людей, никаких проблем. Но к этому пришел после своих ошибок – как и большинство бестолковых бизнесменов.

– Один вопрос: почему ты не закончил, если тебе было 26, перспективы в футболе мутные, а бизнес уже работает?

– Тина Канделаки так и спросила [на съемках реалити]: «Сколько вам лет? 26? Может, пора заканчивать?». 

Смотри, прошло одно трансферное окно, второе – никуда устроиться не получилось. Я тогда почти смирился с тем, что футбол закончился. Сам звонил в клубы, где знакомые игроки и тренеры. Все отвечали, что у меня плохая статистика для нападающего. Сейчас же все грамотные: InStat, Wyscout, можно быстро любого проверить. Я был уверен, что если ты поиграл у Карпина в первой лиге, то как минимум во второй должны быть варианты. Оказалось, это не совсем так.

И тут вечер, жена уже легла спать, я играл в приставку. Звонит друг: «Слушай, будет реалити-шоу на «Матч ТВ», могу все организовать, завтра в 8 утра кастинг в Москве. Ответ нужен сейчас». Я думаю: «Прикол, что ли, какой-то, ну что за реалити-шоу?». Он мне скидывает ссылку – да, действительно. Я бужу жену и говорю ей, что буду участвовать в футбольном реалити-шоу. Она сонная смотрит на меня: «Ты с ума сошел? Или выпил? Какое реалити?». 

– Тебе не кажется, что это была агония?

– Даже когда умом смирился, что футбол закончился, все равно верил и мечтал, что еще поиграю. Я перед сном ложился и представлял, что выхожу на большой стадион, а там болельщики. Все в деталях рисовал себе. И, кстати, самый мой большой стадион в карьере – как раз сейчас в «Черноморце» (вместимость – 34 тысячи, средняя посещаемость сейчас – 5 тысяч, это третье место в УПЛ – Sports.ru). Так что частично те мысли сбылись. 

С женой мы тогда договорились: если получится, то получится, если нет, буду спокоен – использовал все шансы. Она согласилась: «Я не могу отобрать у тебя то, что ты любишь. Потом сама буду себя винить. Езжай».

– Я приходил на кастинг «Кто хочет стать легионером?» в Москве – это был ад. Больше тысячи людей: чтобы успеть всех посмотреть, играли на четверть поля чуть ли не 11 на 11. 

– Мне повезло: прилетел рано, сыграл одним из первых, Равиль Сабитов был среди тех, кто меня отбирал. Там, конечно, такие персонажи бегали – кто в джинсах, кто в чем, кто пытался финтить. Я забил с каких-то отскоков, но даже не знаю, как меня заметили в этом месилове на четвертинке поля. Тоже удача.

– Как ты себе представлял реалити-шоу? Что будет, как «Дом-2» или «За стеклом»?

– Поначалу вроде как реально хотели развесить камеры по всем домам, даже в ванной. Но Юран с Карпиным отговорили, чтобы совсем цирк из этого не делать. Постоянно шла борьба между тренерским штабом и съемочной группой. Нас вечно вывозили на какие-то мероприятия вроде керлинга, привозили назад в два часа ночи – голодных, холодных. Утром уже тренировка – никакого режима, хотя в спорте это главное. Перед финальной игрой мы давали интервью до двенадцати ночи и отвечали на вопросы, что мы чувствуем, волнуемся ли, что будем делать, если ничего не получится. 

При этом с тренировками и дисциплиной все было в порядке – спасибо Юрану. Хотя много ребят были вообще без школы, их никто никогда не учил играть. Но Юран как-то себя переборол и терпел это, старался в шутку переводить. Однажды он пацана выгнал с тренировки, но я не уверен, что это было по-настоящему. Потому что этот чувак, его звали Кирилл, постоянно попадал в какие-то передряги, с кем-то дрался, ругался с тренером по физподготовке.

Мне кажется, люди приехали туда попиариться, а не карьеру построить. Я старался прятаться от камер, а большинство, наоборот, бежали скорее давать интервью и ловили звездный час. Говорили, что они самые умные, самые быстрые, самые сильные. Людей из профессионального футбола такие вещи очень веселят.

Уроки Карпина, пиво со сметаной, молодой Савин 

– После шоу тебя пригласили в «Аланьяспор». Это серьезно или тоже часть прикола?

– Так говорили, да. Карпин открывал конверт, у меня был «Аланьяспор». После шоу сидел, тренировался, ждал конкретику. Наступил конец мая, чемпионат у них заканчивался. Я пытался хоть что-то уточнить, а мне только и говорили: «Сейчас, попозже, через недельку». В итоге мне позвонил Юран и сказал, что возглавляет «Зоркий» и хочет видеть меня в команде. Я объективно оценил ситуацию: понятно, что «Аланьяспор» – топ-шанс, а Вагнер Лав там забивает 30 месяц за сезон. Но где Вагнер Лав и где я. Поэтому пошел в «Зоркий».

– У тебя перспективный бизнес, но ты им не занимаешься, а идешь за 50 тысяч (или сколько там) во вторую лигу. Ну как так?

– Получилось, что шоу не прошло даром, вариант появился – за это очень благодарен организаторам. И в «Зорком» были конкретные задачи: в первый сезон выходит «Арарат», а мы на следующий год. Да, в некоторые месяцы зарабатывал бизнесом больше, чем футболом. Но бизнес уже позволял относиться к футболу чуть проще. Раньше слишком загонялся: в том же Армавире каждый матч рассматривал как шанс всей жизни. Это приводило к тому, что иногда мяч боялся принять. В «Зорком» было комфортно: я понимал, что если ошибусь, не забью, не продлят контракт, то ничего страшного – не пропаду.

– Карпин был в твоей жизни дважды: в Армавире и на реалити-шоу. Как он тебе первый раз сказал «епт»?

– Карпин – один их самых сильных тренеров в моей карьере. Ты всегда понимаешь, зачем делаешь упражнение и что от тебя требуется. Если не понимаешь и нужно за руку водить, он возьмет за руку и поведет. Если ты и после этого не понимаешь, то будет играть другой.

Он очень легко доносил мысль: Америку он мне, конечно, не открывал, но новое узнавал. Например, при подаче с фланга защитники не должны смотреть на мяч, а каждый должен следить за своим нападающим и не дать ему сыграть. Карпин постоянно на этом настаивал, и это работало. Недавно аналитик «Оренбурга» выложил момент, как «Фулхэм» пропустил гол. У них четыре защитника стоят на линии вратарской. Идет подача на 11 метров, а там никого нет: чувак просто набегает и бьет. И видно, что все четверо смотрят на мяч, а не на игроков. Сейчас, когда я это знаю, кажется, что это просто детская ошибка. 

– Главное отличие Карпина от других тренеров? 

– До него и после него никто так не заморачивался по весу игроков. У каждого высчитывали избыточную массу и процент жира. Определялся игровой вес, который ты должен держать – плюс-минус полкило. Карпин постоянно напоминал. Один раз скажет, второй, а на третий: «Даю тебе неделю, чтобы сбросить два килограмма». Потом вроде бы штраф, но не помню, чтобы штрафовали. На самом деле это очень важно, это работает. То же самое, как бегать с 1,5 литрами воды в рюкзаке или без. Я об этом никогда не задумывался и всегда считал, что я худой. Но на самом деле у тебя есть килограммчик, который не нужен. 

– Ты говоришь, что худой, а есть фото на #10yearschallenge – у тебя там такие здоровые щеки.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Vasiliy Pavlov (@vasyavasya63)

– Да худой я. Возможно, юношеское это, еще прическа дурацкая. Из-за недостаточного веса мне вообще в 17 лет сказали, что не смогу в футбол играть. Я весил 75 при росте 191, первый раз попал в команду второй лиги. У меня болела печень, потому что не выдерживал нагрузки. И доктор мне сказал: «Тебе нужно жрать, срочно набирать вес». А я ел как конь, огромные мамины порции, пельмени с майонезом – ничего не помогало. Доктор говорил: «Пей пиво со сметаной – что может быть калорийнее». Я даже не попробовал, потому что не очень представляю себе, что это на вкус и как можно такое выпить. 

– У Карпина были особые требования, кроме веса? 

– Да, из-за стола никто не встает, пока последний не доест. И для меня это было проблемой: я ем медленно, не люблю быстро. Сижу, а на меня все косятся уже, кто ногой стучит, кто причмокивает. 

– В самом начале карьеры ты был в «Крыльях» с Жекой Савиным. Каким он был тогда? 

– Я попал туда из второй лиги. Увидел перед собой Руслана Аджинджала, Ваню Таранова, Женю Савина – и просто ходил с открытым ртом. Как сейчас помню, что Савин и Таранов работали в паре и старались везде быть первыми, всегда пахали на максимум. Как-то играл в команде с Савиным в выходные в теннисбол, а он так злился, если мы проигрывали. Говорил: «Соберись, #####. Ты с ума сошел, я не буду проигрывать этим защитникам!».

– Немного удивительно слышать, потому что сейчас он себя позиционирует так: «Я вот гулял и ничего не добился, а вы не повторяйте моих ошибок». Получается, это образ?

– За пределами базы я с ним особо не общался. Поэтому и не знаю, как там было, наверняка они чудили прилично. Возможно, это не образ. Жека на самом деле искренний и всегда говорит то, что думает. Он уже тогда был ярким, модным, носил самые крутые шмотки – я о таких только мечтать мог. Болельщики его обожали. Да и не только болельщики: когда он попал с Дудем в телек, в программу «Культ Тура», он же сразу сидел на стиле, в костюмах. Все кайфовали: у любого футбика спросите, все скажут, что Жека вообще самый стильный. Он остался тем же самым футбиком, только в телевизоре или на ютубе. Еще, кстати, он всегда много читал и хорошо разговаривал, с ним всегда интересно было общаться. 

– А угол головы тогда уже состоялся?

– Да, но мне авторитет не позволял так шутить. Конечно, на тренировках от старших проскакивало, но не было такого, чтобы после каждого удара Савы головой об этом шутили. Футболисты не такие банальные, чтобы всю карьеру гонять один и тот же прикол. 

В «Крыльях» еще был важный эпизод, который заставил немного пересмотреть отношение к карьере. У меня есть друг Фарход Васиев, мы тогда играли вместе. Он подошел ко мне: «Слушай, главный тренер про тебя спрашивал. Почему ты приезжаешь за 30 минут до тренировки, а потом уезжаешь первым с базы. У тебя дела какие-то важные?». Тогда я понял, что делаю что-то неправильно, но уже было поздно.

Коза на поле в Молдавии, встреча с Сульшером, игра за еду в Македонии

– В твоей карьере мощная география: Молдавия, где больше всего играл и забивал, а потом еще Норвегия и Македония. Впечатления?

– В «Дачии» мы гнались за «Шерифом», но три раза заняли второе место. Я тогда понял, насколько футболисту важно хотя бы один сезон бороться за чемпионство, а не только за десятое место. Это вообще меняет сознание. Вот так было в «Дачии» – после этого стал ненавидеть поражения, аллергия на них появилась. Тренер был обалденный – Игорь Добровольский. Помню, в первом сезоне много забивал, а во втором уже не получалось. Я подошел к нему: «Иваныч, что такое, почему не могу забить?». Это было в паузе между ударами по воротам. Он не успел ответить, мне нужно было бежать еще бить. И вместо того, чтобы ударить щекой, зачем-то пяткой пытался что-то исполнить. Он посмотрел на меня: «Ну вот на тренировке такое исполняешь, поэтому в игре и не можешь. Надо забивать каждый момент, на тренировке и где угодно – хоть в торговом центре в маленькие ворота». Эти слова прямо отложились. Да и человек он замечательный: когда были задержки зарплаты, он мне платил из своих.

Как-то приехали на деревенский стадион, а там коза гуляла по полю перед игрой. Поржали, а что еще делать. Вышли играть, поле ужасное, дождь лил, по колено в грязи. Я тогда даже забил, а мы выиграли. Еще из молдавских воспоминаний – жил в одном номере с чуваком из Того, он на втором месте по числу матчей за сборную после Адебайора. Нормальный вообще, Тупака вместе слушали. Он мусульманин, в Рамадан не делал даже глоток воды. Тренируемся в июле, адская жара. Я приходил в номер, выпивал полтора литра залпом, а он сразу спать ложился. И пил только тогда, когда темнело. Я спрашивал, не слишком ли это жестко, но он даже не рассматривал вариант отказаться или делать какие-то исключения. Хотя вроде для тех, кто занимается тяжелым трудом, есть послабления. 

– И как от коз на полях уехать в Норвегию?

– Приехали смотреть другого нашего футболиста, а я вышел на 10 минут и забил гол. Дальше была пауза на матчи сборных, сижу в аэропорту с тем чуваком, которого смотрели. К нему подходят, а заодно со мной начинают разговаривать: «Ой, это же ты 10 номер, отличный гол!». Дают мне визитку: типа, позвони, если надо помочь с клубом. Я прилетаю в Самару и пишу туда, а мне отвечают: «Я агент, работаю по Норвегии, Дании. У меня есть команда «Бранн», хочешь поехать?». Я ответил, что хочу, конечно, классно.

Прилетел в Берген, подписал контракт. А меня еще в Кишиневе спросили: «Ты хоть знаешь что-нибудь о Норвегии?». Я ответил, что знаю Бьорндалена и Сульшера. Они посмеялись, а первый матч «Бранна» был против «Мольде». Мне спортивный директор говорит: «Пойдем, покажу кое-что». И ведет меня во флэш-зону, где Сульшер интервью давал. Он сразу такой: «Хэллоу, велкам ту Норвэй». Я в итоге сыграл там пару игр всего, но антураж запомнился: стадионы небольшие – 10-15 тысяч, но они постоянно битком. И после поражений мне советовали в город не выбираться.

В Норвегии, конечно, совсем все по-другому. Поразился чистоте: в Бергене постоянно идут дожди, но все равно так чисто, что люди дома даже не разуваются. Цены тоже впечатлили, но у меня была хорошая зарплата, спокойно мог себе позволить сходить в ресторан. Особо, правда, никуда не ходил. Просто английский тогда не позволял свободно общаться. Сидел дома, учил язык, обклеил всю мебель и технику в квартире бумажками, чтобы запомнить, как они на английском будут. Еще из смешного: я в первое время ходил дорогущую воду покупать в магазины, а потом выяснилось, что они тупо из крана пьют – такая чистая. Еще в Норвегии не принято есть первое, мы с хорватом ездили в китайский ресторан за супами. 

– Зачем ты играл в Македонии за еду?

– Это клуб «Тетекс», там был русский владелец. В таблице шли плохо, но был шанс через Кубок Македонии попасть в еврокубки. И тогда этот русский владелец готов был вкладывать деньги и собрать хорошую команду. Почти получилось, вышли в финал, но проиграли там «Работничкам». Идея была в том, чтобы поехать и набить себе статистику по голам – чемпионат не очень сильный. У меня не было там зарплаты, но решали любые бытовые вопросы: кормили в кафе два раза в день и выдавали при необходимости по 500 евро на карманные расходы. Но Македония – антоним Норвегии: на всю страну один хороший стадион, а болельщики вообще не ходили.

– Меня всегда удивляло: зачем сидеть во второй лиге, если есть возможность вот так гонять по странам и путешествовать. Тебе нравилось играть за еду, но при этом смотреть мир?

– Я очень люблю путешествия: это одно из лучших, что может быть в жизни. Новые страны, города, языки, культуры. Пока был без семьи, реально кайфовал от такого трэвел-футбола. Да, в Норвегии было немного трудно из-за языка, но там его выучил и могу теперь свободно общаться на английском. Но если сейчас мне предложить поехать куда-нибудь в Македонию за еду, то, пожалуй, уже нет.

Переезд в Одессу, подарок от болельщика, мир русских и украинцев

­– Ты первый русский, кто приехал на Украину после событий 2014 года. Сомневался?

– Я сразу уточнил, есть ли другие варианты. Потому что объективно – ситуация напряженная. У меня мама очень тяжело приняла эту новость: как так, какая Украина, переживала, плакала. Я позвонил друзьям в Одессу, они сказали, что это очень спокойный город в плане отношения к русским. Оказалось, так и есть. С «Дачией» мы приезжали в Одессу играть на Лигу Европы, мне очень понравился город, стадион и болельщики. Да, тогда это был другой чемпионат Украины, другие игроки и другие зарплаты, но пожить в Одессе многие мечтают.

– Знал, что станешь первым русским за пять лет?

– Нет, только когда приехал и потренировался, агент мне написал, что я буду первым. Но даже если бы знал заранее, никак бы не повлияло. Я спокоен ко всему этому и вообще миролюбивый человек. У меня жена наполовину украинка, полно друзей здесь, хорошо отношусь к Украине, люблю Одессу. Через месяц после меня сюда переехали жена с ребенком, никаких проблем тоже не было.

– Нравится в Одессе?

– Погода пока еще не очень наладилась, но когда ты знаешь, что море рядом – это супер. Приятный воздух, всегда можно прогуляться по набережной. Я же до этого поиграл в Латвии, там тоже было море – теперь добрая традиция. В центре Одессы обалденно: опера, старые здания, улочки, легендарная Дерибасовская. Полно ресторанов, кафешек, кофеен – особенно чувствуется на контрасте с Вентспилсом, где три заведения на весь город. Парки, детские развлечения – все есть для ребенка. Цены, кстати, подороже, чем в Самаре. Там можно за 1,5-2 тысячи втроем посидеть, а тут тысяча гривен нужна – это около 3000 рублей. 

Стадион «Черноморца» – очень крутой. Уютный, закрытый, основательный. Правда, болельщиков сейчас меньше, чем тогда на Лиге Европы, но и результаты не способствуют. А те, кто стабильно ходит и на выезды гоняет, шумно поддерживают и классно поют. Еще мне болельщик подарил приятный плакат «Добро пожаловать в Одессу, Вася», когда только перешел.

– Есть бытовые проблемы?

– Нельзя в кино сходить – все только на украинском. Еще почти все книги на украинском, в том числе и детские, но при желании можно найти. Я бы не назвал это проблемами, так – мелочи. А говорят в основном на русском, изредка только слышу украинский. 

– Когда объявили о переходе, ты словил какой-то негатив? 

– Вообще нет. Очень много людей меня поздравили, в инстаграм все писали: «Добро пожаловать».

– Я посмотрел твой инст, там вообще ни одного негативного коммента. Ты их удаляешь?

– Ничего не удаляю. Просто мне кажется, что спорт все равно вне политики. За все время, что нахожусь на Украине, никакого негатива не встретил. Был даже такой момент, когда ко мне подошел пацан из команды и на ухо сказал: «Слушай, у меня много в семье завязано с этим конфликтом, но к тебе отлично отношусь – никаких проблем». Так приятно сразу стало: будто не один человек это сказал, а вся Украина. И отпустило сразу. 

– А со стороны России тебе не поступало сообщений, чтобы ты плохой, раз туда поехал.

– Была только шутка на Sports.ru и мемы, что поставил крест на карьере в сборной – отсылка к ситуации Ракицкого. Конечно: так-то до «Черноморца» я в двух шагах от сборной был, но теперь потерял все шансы.

– Что в команде и вообще в Одессе думают о Зеленском? 

– Насколько я понял, позиция большинства здесь такая: лишь бы не Порошенко. И когда в финал они вышли вдвоем, все симпатии были на стороне Зеленского. У него образ очень положительный на Украине, люди в него верят. А у нас есть исландец, который до последнего не верил, что комик может стать президентом. Удивлялся и спрашивал: «Как это, серьезно, что ли?».

– Ты переходил после того, как мужчинам закрыли въезд в страну. Легко пустили?

– Меня встретил человек из клуба с необходимыми документами и бумагами, что я спортсмен и у меня договор. Но видел, что людей разворачивали, просто так приехать нельзя.

– Находясь на Украине, как ты считаешь, отношения между двумя странами в ближайшем будущем будут улучшаться?

– Очень надеюсь. Мне кажется, люди здесь просто устали от всего этого. Даже таможенник мне сказал: «Я никогда не думал, что такое может быть. И мне стыдно, что иногда приходится разворачивать людей».

Этот твиттер так иронично издевается над «Спартаком», что смеются даже болельщики

История хорошего Мукунку: трансфер из-за алмазов, разборки с милицией и безумное назначение Гаврилова в сборную ДР Конго

Фото: chernomorets.odessa.ua (1,2); РИА Новости/Игорь Руссак; kc-camapa.ru; из личного архива Василия Павлова (5-9)

развернуть

Вадим Лукомский – о команде, которая решит судьбу чемпионства.

В конце февраля «Лестер» уволил Клода Пюэля и пригласил Брендана Роджерса. С тех пор команда преобразилась и уже играет на уровне претендента на Лигу чемпионов. В этом сезоне, конечно, туда не забраться, но «Лестер» радует и результатами, и качеством футбола.

Пожалуй, такого классного «Лестера» мы не видели с чемпионского сезона. Сегодня у команды выезд на «Этихад» – матч точно повлияет на борьбу за чемпионство. Отличный момент, чтобы разобраться в успехах Роджерса.

Стиль – главная проблема «Лестера» после чемпионства

«Лестер» Клаудио Раньери оборонялся компактным блоком в схеме 4-4-2 и ловил соперников на контратаках. Ко второй половине чемпионского сезона они действительно стали элитной контратакующей командой и по делу разносили почти всех соперников. Именно такой тип команды наиболее уязвим к проблемам во второй год. Против такой команды есть слишком очевидный тактический рецепт – отдать им территорию и мяч.

Этим рецептом пользовались не только аутсайдеры, но и некоторые топ-клубы. «Мы начали с двумя линиями по 4 игрока, чтобы обеспечивать оборонительную стабильность. Наши вингеры располагались глубже и ближе к центральным полузащитникам. Мы не хотели оставить «Лестеру» пространство, особенно когда увидели Варди, Мусу, Мареза и Окадзаки в составе», – объяснял после успешного матча «МЮ» с «Лестером» Жозе Моуринью.

«Надеюсь, соперники по ЛЧ не потратят так много времени на просмотр наших матчей, как команды премьер-лиги. В таком случае мы сможем преподнести сюрприз-другой», – говорил тогда Джейми Варди. Без пространства команда становилась в разы менее опасной.

Это множилось на вторую проблему. Даже в любимых матчах, где можно контратаковать, «Лестеру» не хватало стабильности. Фирменные быстрые атаки остались, а вот позиционной обороны топ-уровня больше не было – без Нголо Канте она невозможна.

«Челси» купил Канте, потому что он играл за двух игроков в прошлом сезоне. Судья мог насчитать только 11 игроков, но на деле нас было 12», – говорил Раньери. «На самом деле мы играем с тройкой, а не двойкой полузащитников. Дэнни Дринкуотер в центре и Канте по каждую сторону от него», – объяснял открывший француза Стивен Уолш.

«Взаимодействие всех атакующих игроков без мяча очень важно. Если нападающие не помогают Дринкуотеру и Амарти или если вингеры не помогают поддерживать компактность, возникают трудности», – еще одна жалоба Клаудио. Такие эпизоды стали бросаться в глаза, раньше все недоработки маскировал Канте.

Результат: каждый соперник знает, как сделать «Лестеру» неудобно, а сам «Лестер» даже в удобном сценарии просто хорошая команда, а не топовая. Такого фундамента недостаточно даже для борьбы за еврокубки. Руководство это понимало. Почти каждое кадровое решение принималось под смену стиля, но звездных ветеранов, разумеется, никто не выгонял.

Именно под эту задачу пригласили Клода Пюэля, который подхватил «Ниццу» 14-й командой Франции по владению, а оставил 3-й, дополняя это отличными результатами. В «Лестере» такой гладкой революции не получилось. Политика клуба привела к ситуации: тренер и половина состава под игру первым номером с одной стороны; костяк, которому этот футбол категорически неудобен – с другой.

Пюэль не нашел нужный баланс. Ему не хватало решительности и авторитета в глазах чемпионов. «Лестер» стал командой диких перекосов. Часть матчей играли в старом стиле, часть – в новом атакующем. Какого-то промежуточного варианта почти не существовало. Матчи с большим владением оставались неэффективными. С низким не каждый соперник позволял играть, да и Пюэлю не нравился этот стиль.

Клод – хороший тренер, способный построить атакующую команду. Но без сопротивления со стороны игроков и с возможностью доносить идеи на родном языке. В «Лестере» таких условий не было. Розыгрышам не хватало продуманности (детальных инструкций) – часто команда действительно выглядела стерильной. Эти проблемы множились на отрезки очень плохой реализации, которые в итоге и стоили Пюэлю работы.

Теория об умышленной смене стиля, разладе между ветеранами и тренером была очевидной. Она появилась сразу после отставки француза. Чуть позже Клод лично все разложил по полочкам:

«Чемпионский титул «Лестера» – выдающееся достижение. Они добыли его в особенном стиле – низкий оборонительный блок, очень прямолинейные контратаки и борьба за подборы. Но скоро эта команда оказалась в беде, потому что соперники адаптировались.

«Лестер» испытывал проблемы против низких оборон. У них не было ответов. Нужна была работа по поиску баланса и замене некоторых исполнителей. Необходимо было интегрировать больше технических элементов в позиционные атаки, улучшить игру низом. Именно над этим работал мой штаб. Команда в этом нуждалась.

Я часто умышленно выбираю такие команды – «Саутгемптон», «Лестер», «Ницца», «Лилль». Эти клубы нуждались в стилистической эволюции. Я горд работой в этих командах. Но когда проводишь изменения, страдают футболисты, которые давно находятся в клубе. Но иначе нельзя – у меня нет сожалений».

После ухода Пюэля описанная проблема оставалась. От следующего решения зависело будущее клуба: первый вариант – прогнуться перед ветеранами; второй – снова позвать тренера под эволюцию. Роджерс – однозначно второй вариант.

«Неожиданное чемпионство было добыто в оборонительном контратакующем стиле Клаудио Раньери. Сейчас много разговоров о том, что клуб не может повторить успехи и выжимать максимум из сильных сторон Варди. При Роджерсе они точно не вернутся к футболу Раньери.

Его назначение показывает, что руководство не стремится угодить ветеранам, а смотрит в будущее. Команда будет строиться вокруг Магуайра, Чилуэлла, Грэя и Мэддисона. Они будут блистать у Роджерса. Команда будет удерживать мяч, играть в короткий пас от защитников, терпеливо развивать атаки», – объяснил в колонке для The Telegraph работавший с Бренданом в «Ливерпуле» Джейми Каррагер.

Роджерс улучшил прессинг

У Роджерса есть важные преимущества перед Пюэлем. Во-первых, огромный опыт работы в Англии – он напрямую доносит установки. Во-вторых, он более гибок в тактическом плане (работа в «Ливерпуле» – хороший пример). В-третьих, суровые изменения начались до него – теперь Варди и другие понимают, что даже потенциальная смена тренера не обратит процесс.

Брендан уже внес три системообразующих изменения, которые вывели команду на новый уровень.  

«Моя идея заключается в том, чтобы хорошо атаковать и играть в агрессивном стиле. Но чтобы это стало возможным, нужно хорошо обороняться. Я уже смотрел матчи команды – важно прибавить в координации, структурированности и организованности прессинга. Мои команды всегда стремятся к доминированию через владение мячом, но это владение должно приносить моменты», – объяснил тренер на первой пресс-конференции.

Да-да, первым делом команда при Брендане сильно прибавила «в координации, структурированности и организованности прессинга». До прихода Роджерса «Лестер» был 10-м в лиге по интенсивности высокого прессинга. После – на 5-м месте.

Роджерс любит агрессивное давление. В его командах оно строится достаточно простым образом. Есть нападающий, который служит ориентиром для остальной команды – он должен почувствовать, когда пойти в прессинг. Остальные интенсивно поддерживают. Для достижения должной интенсивности Роджерс предпочитает использовать много молодых игроков (он значительно омолаживал каждую свою команду).

Это не самый трудный для исполнения прессинг, если есть все составляющие. У «Лестера» – идеальный набор. Мобильные молодые игроки в полузащите и быстрый Варди впереди. «Когда я работал в «Ливерпуле», использовал Луиса Суареса в роли человека, который начинает прессинг. Джейми это тоже дается естественным образом», – восхищался Роджерс.

Новая схема помогла прибавить в позиционных атаках

Второй аспект – это позиционные атаки. Тут трудно многое поменять по ходу сезона, но Брендан действует максимально решительно. В центре защиты основной стала пара Джонни Эванс-Харри Магуайр – оба с отличным первым пасом.

Брендан также поменял схему. 4-2-3-1, в которой креативность сводилась к игре через десятку, Джеймса Мэддисона, ушла.

Пришла 4-3-3 с центром Ндиди-Мэддисон-Тилеманс. Ндиди – разрушитель, Мэддисон и Тилеманс располагаются на одной линии. В такой схеме проще контролировать мяч. Схема создает «Лестеру» на одного игрока больше в опорной соперника. Когда никто не играет против Ндиди, у него достаточно техники, чтобы продвинуть мяч Мэддисону и Тилемансу:

Если против него есть соперник, то поглубже опускается мастер продвижения мяча Тилеманс. Схема становится гибридной. Это упрощенная структура, которая отталкивается от сильных качеств игроков, но Роджерс быстро внедрил ее по ходу сезона. Постепенно команда прибавляет и в деталях – расстояния между игроками с каждой игрой все лучше и лучше.

Роджерс показывает тактическую гибкость

Роджерс сочетает описанный позиционный стиль с открываниями Варди. «Меня сразу впечатлило его понимание игры. Он не просто парень, который много бегает и забивает. Он осмысляет игру. Надеюсь, нам удастся выжать максимум из него», – рассказывал Брендан.

Вообще сочетать высокий процент владения и контратаки через Варди трудно. Пюэль метался от одного стиля к другому. У Роджерса есть баланс. Команда использует максимально простой алгоритм – после возвращения мяча любой игрок первым делом ищет потенциальное открывание Варди. Если нет возможности отдать, начинается продуманный терпеливый контроль.

«Из-за чемпионства-2016, которое строилось вокруг игры через Варди, соперники лишают его пространства, особенно в домашних матчах. Нужно найти другой способ использовать его лучшие качества. Мы с Джейми много говорили о том, как доставлять мяч в его любимые зоны, даже если соперники сидят глубоко», – говорил Роджерс.

Теперь Варди почти всегда располагается между крайним и центральным защитником соперника, а «Лестер» регулярно проверяет возможность открывания. Просто, но придает баланса и непредсказуемости. Тепловая карта Варди при Роджерсе хорошо отражает изменение его стартовой позиции и эти открывания из фланговых зон. Его эффективность во всех отношениях тоже значительно выросла.

Выглядит примерно так. Ндиди только что отобрал мяч. У Марка Олбрайтона есть варианты в центре, но он выбирает открывание Варди, потому что крайний защитник «Арсенала» Сеад Колашинац слишком высоко (обычно именно это служит ориентиром):

Пас следует именно в зону, около фланга Колашинаца. Теперь туда удобно открываться:

При этом команда доминировала по владению в том матче (68%) и, разумеется, не играла примитивным образом слишком часто.

Это важнейшее отличие от футбола Пюэля. Француз метался между неэффективным владением и старым стилем: грубо говоря, пара матчей так, пара – иначе. Роджерс последователен в стиле – ставит на владение, но с элементами удобных для Варди быстрых атак.

Хотя Роджерса как тренера определили стажировки в «Барселоне» и «Аяксе» (он не скрывает любовь к этому стилю), он не в первый раз показывает подобную гибкость. «Ливерпуль»-2013/14 забил больше 100 голов в АПЛ, сочетая быстрые атаки и владение.

По ходу той кампании Роджерс регулярно менял схемы, делая команду непредсказуемой. В «Лестере» у него пока нет такого набора вариантов, но он принимает отличные решения под конкретных соперников.

«Мы сыграли действительно здорово. Игра без мяча и прессинг были на отличном уровне. Мы выпустили Хамзу Чоудури в центр, потому что он хорош в этом. А Джеймс Мэддисон сыграл на фланге», – рассказал Брендан после разгрома «Арсенала». Эти простые изменения Роджерс проводит очень своевременно: «Лестер» был прекрасен в прессинге, но не потерял в атаке – Мэддисон смещался с левого фланга в центр, нанес 4 удара и отдал 3 паса под удар (1 голевой).

Он действительно шикарно изучает собственных игроков (Ориги рассказывал, что на первой встрече с ним Роджерс по видео разбирал с ним всю его карьеру, начиная с команды до 15 лет). Это позволяет Брендану принимать максимально точные решения под конкретный матч.

Прямо сейчас «Лестер» играет на уровне команды ЛЧ

Роджерс улучшил команду во всех отношениях:

Это достигается не только за счет описанных тактических приемов, но и благодаря качеству тренировок. «Роджерс вселил в игроков уверенность, он помогает молодым пробиваться, проделывает грандиозную работу на тренировках и уже показал себя прекрасным психологом. Он уже добился больших успехов», – стандартно восторженное мнение о Роджерсе от Магуайра.

Мэддисон напрямую сравнил тренеров: «Сильно уважаю Пюэля, так как он дал мне шанс в АПЛ. Но при Роджерсе весь клуб преобразился – интенсивность и качество тренировок выросли». Джеймс также рассказал о затяжных беседах о тактике после каждой тренировки (почти все футболисты упоминали их). Мэддисону они помогли лучше понять новую роль и не проваливаться при прессинге.

«Думаю, Брендан показал себя потрясающим тренером. За два месяца он перестроил стиль команды. Каждый знает свою позицию, движения очень здорово скоординированы. Я посмотрел три матча – и был очень впечатлен качеством их игры», – вердикт Гвардиолы.

Без сомнений, «Лестер» сейчас прекрасен. По ключевым показателям «Лестер» выигрывает даже у чемпионской команды Раньери. Но такое сравнение было бы несправедливым – поддерживать суперформу на коротком отрезке проще, чем весь сезон. Поэтому сравним отрезок при Роджерсе с лучшим отрезком чемпионского сезона (весна). Узнаем, играла ли команда так качественно вообще когда-нибудь.

«Лестер» Роджерса слегка уступает чемпионским показателям по созданным моментам и общему качеству игры, но превосходит их в плане обороны. Не забываем, что такой футбол команда показывает сразу после назначения Брендана. Но самое важное – теперь «Лестер» играет в стиле, который не развалится при первой же адаптации соперников.

Отдельной строкой – про мегаматч с «Арсеналом». Это точно лучшая игра в современной истории «Лестера». Я видел все матчи клуба после возвращения – так мощно они еще не играли. И видел все матчи «Арсенала» за более чем 15 лет – так сильно «Арсенал» еще не возили.

Одна деталь отлично олицетворяет эти впечатления – «Лестер» создал 7 явных голевых моментов. Рекорд в матчах против «Арсенала». Это не унижение из категории 2:8 от «МЮ» (слабая игра, но и у соперника все залетает) – это полномасштабный разнос во всех смыслах. 68% владения, 3:0 и Бернд Лено с 9 сейвами в роли лучшего игрока «Арсенала». В матче было удаление, но даже до него «Лестер» доминировал по моментам, а владение было даже большим (74%).

Обыграют «Сити»?

Верится с трудом. Небольшой шанс есть, но этот матч в наименьшей степени будет отображать прогресс при Роджерсе. «Лестер» и в привычной манере здорово играл против «Ман Сити» Гвардиолы (2 победы, 2 ничьих, 3 поражения), а забирать мяч, пожалуй, пока не готов. Команда просто вернется к тому, что так здорово получалось вне зависимости от тренера – возможно, получится еще раз.

Намного сильнее интригует долгосрочное будущее клуба. Здесь уже собран отличный молодой состав – Мэддисону, Барнсу, Ндиди, Тилемансу (правда, его еще нужно выкупить у «Монако»), Грэю, Чилуэллу по 22 года. Они уже играют в старте. В обойме есть Чаглар Сеюнджю (22), Келечи Ихеаначо (22), Хамза Чоудури (21). Рикарду Перейра и Харри Магуайр в пиковом возрасте.

Мэддисон лидирует по передачам под удар в Европе (не только АПЛ) – это супердостижение для игрока не из топ-клуба. Ндиди в топ-3 самых отбирающих по премьер-лиге. Тилеманс адаптировался со скоростью света и уже один из самых разносторонних полузащитников чемпионата. Чилуэлл претендовал бы на сборную сезона (если бы не суперсезоны от Энди Робертсона и Люки Диня). Остальные впечатляли эпизодически, но могут выйти на новый уровень.

Роджерс – прекрасный тренер для молодых. Он сильно снижал средний возраст любой команды и объяснял, что это часть его методов: «Молодые футболисты ради команды побегут прорываться через забор с колючей проволокой. Опытные пойдут искать дырку в заборе, постараются обойти проблемы, а молодые будут биться за тебя».

Отчасти дело в том, что молодые игроки лучше подходят стилю Роджерса (его прессингу). Отчасти – в продолжительной работе Брендана в молодежном футболе, но он действительно хорошо развивает таланты. А ребята из «Лестера» уже доказали, что почти идеально сочетаются с футболом Роджерса.

Кажется, это самый интересный проект в АПЛ.

Три года назад топ-клубы отреагировали на чемпионство «Лестера» как на оскорбление – еще больше трат, еще больше приглашений топ-тренеров. С тех пор топ-6 ни разу не разбивалась и всегда финишировала с большим отрывом от простых команд (минимум 8 очков). Пожалуй, «Лестер» Роджерса – главный фаворит на то, чтобы это изменить в ближайшие годы.

Использованы данные InStat и Opta

С ним «Лестер» забыл о Марезе. История Джеймса Мэддисона

Брендан Роджерс вернулся в АПЛ. В «Лестере» опять интересно

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram 

Фото: globallookpress.com/James Wilson, via www.imago-imag/www.imago-images.de, Andrew Yates/imago sportfotodienst, imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Harry Hubbard / Stringer, Michael Regan, Julian Finney, Ross Kinnaird, Catherine Ivill, Marc Atkins / Stringer

развернуть

Остальные закончили почти сразу.

Несколько дней назад ВГИК раскопал удивительную историю: в 2006 году на турнир U15 в Новосибирск приезжали «Аякс», «Сельта», «Марсель», ЦСКА. Все жестко отлетели от хозяев.

«Сибирь» заняла первое место, но карьеры почти всех игроков той команды не сложились. Сегодня только двое играют на профессиональном уровне – это Евгений Гапон из «Анжи» (17 игр в этом сезоне) и Виталий Запрудских из «Зоркого» (ПФЛ). Некоторые заканчивали уже в 21-22, а один из них погиб в 2015 году в автокатастрофе.

В «Аяксе» (это был микс из ребят 1991-го и 1992-го годов рождения) – ровно противоположная ситуация, многие из той команды попали в профессиональный футбол, а некоторые – в топ-клубы. 

– Возможно, Куинси Промес (приезжал в Новосибирск на два турнира из трех. Но документальных подтверждений, что он был именно в 2006-м, не нашлось).

– Джоэл Велтман (играл за «Аякс» в полуфинале ЛЧ)

– Лоренцо Эбесилио (заезжал в «Анжи»)

– Джеффри Кастильон (поиграл во всем мире)

– Джоди Лукоки (был в «Аяксе», сейчас в «Лудогорце»)

– Лоренцо Бурнет (играет в Эредивизи за «Эксельсиор»)

– Родни Снейдер (брат Уэсли, играл за средние клубы Эредивизи).

* * *

Сразу оговоримся: это была не совсем юношеская команда «Сибири», а сборная от Константина Сарсании 1991-го года рождения. Она называлась «Академика», жила в Чехове и играла на первенство Москвы вместо «Трудовых резервов». Партнерское соглашение больше напоминало рэкет: парням из «Трудовых резервов» предложили: хотите остаться, победите «Академику», не хотите, тогда «Академика» сразу будет вместо вас. По сумме трех матчей «Трудовые резервы» проиграли (1:2), а команду расформировали – в новую взяли только несколько ребят.

Вместе с Сарсанией в проекте участвовали люди из Новосибирска, поэтому «Академика» поехала на турнир под брендом «Сибири». Парни говорят, что новое название не сильно беспокоило: главное, что была возможность сыграть против сильных европейских команд. Спустя пару лет почти все победители «Аякса» оказались во второй лиге в «Сибири-2» – многим это и сломало карьеры.

Александр Шумов, лучший бомбардир турнира, автор гола «Аяксу» – закончил в 22

 – Блин, так давно было, уже почти ничего не помню, – говорит Шумов. – Сколько там лет прошло? Больше десяти лет ведь.

 – Ну гол «Аяксу»-то помнишь?

 – Да ногу просто подставил. Шла подача со штрафного, что ли, чирканул и переправил в ворота.

 – «Аякс», «Сельта», «Марсель» – кто запомнился больше?

 – С «Аяксом» против нас играл такой черненький паренек – головы на три выше нас всех…

– … Кастильон!

– Да, точно. Не знаю, насколько там приехала основная команда, но с «Аяксом» было тяжелее всего. Не скажу, что они как-то отличались: кроме парочки лидеров, такие же обычные ребята, как и мы. 

– Считается, что в России заставляют побеждать и думают только о результате, а в Европе разрешают возиться с мячом, финтить, рисковать.

– Это было, да. Мы больше в пас играли, а у них несколько ребят постоянно передерживали мяч и возились с ним. «Аяксу» это и мешало: атаки тормозились, мы легко забирали мяч.  

– После турнира всю команду перевезли в Новосибирск во вторую лигу. 

– На базу в Кольцово – нам уже по 17 лет было. Единицы не поехали, остались Гапон и Логашов. Сеня на турнире в Новосибирске не играл, но потом подключился. Он сейчас, по-моему, тоже где-то играет.

– В смысле «где-то»? Он в «Ростове».

– Да я сейчас не особо слежу за футболом.

– Это поразительно: двое не поехали, но именно они до сих пор в премьер-лиге. У других была возможность остаться с Сарсанией? 

– Не хочу врать, но вроде как всем предлагали не ехать в Новосибирск и оставаться в Москве. Просто решали не мы, а родители. Нам обещали и школу, и что в институт поступим в Новосибирске, и все такое.

Сначала там играли на КФК, потом во второй лиге, а потом «Сибирь» в премьер-лигу вышла. Я провел там сезон при тренере Криушенко (работал в клубе с 2009-го по 2011-й) – точнее, на замене просидел. Один раз вышел с «Зенитом» на «Петровском» (2:0) на пятнадцать минут. Тогда, конечно, сумасшедшие эмоции были. Только вышел, сразу желтую получил – срубил Хусти. В подкате летел, но не успел.

– В тот момент ты думал, что карьера футболиста сложилась?

– Типа того. Я тогда сильно растерял форму, потому что мне не давали играть ни за основу, ни за дубль. Хотя за дубль отыграл пять матчей в начале сезона и был на пике. После этого меня в основу и взяли, но весь сезон в итоге просидел на скамейке. В итоге стал никакующий, а команда вылетела из премьерки. Снова «Сибирь-2», снова вторая лига.

– На тренировках невозможно поддерживать форму, надо обязательно играть?

– Да там тренировки были такие, что надо было 10 раз оставаться и самому тренироваться. Как любители выходят мяч в удовольствие попинать, так и у Криушенко было.

– Окей, «Сибирь» вылетела, но тебе всего 22 года, есть опыт в премьер-лиге – зачем завершать карьеру? 

– Меня еще тревожили то связки на голеностопе, то колено – три раза его выворачивал. Когда сильно с подъема бью, сразу боковые связки колена болят. Ну и все вместе: контракт с «Сибирью» закончился, колено это. Вот и не поехал ни на какие просмотры – у родителей бизнес есть небольшой, остался вместе с ними работать. 

– Не было желания или травма такая серьезная? 

– При большом желании травму можно было полностью вылечить. У меня просто желания не было ездить по всем этим просмотрам, искать клубы. Наверное, надоело просто.

– На твоем месте мечтают оказаться столько людей, а ты так легко расстался с футболом. Нечасто такое встретишь.

– Я немного другой человек, хотя футбол мне и нравился. Возможно, меня психологически сломал тот сезон в премьер-лиге, когда был шанс заиграть. Не получилось, спад пошел, приехал домой и закончил. У меня были предложения поехать куда-то в Якутию во вторую лигу – они упрашивали, звонили. Понятно, что это не уровень, но в футболе в каком-то виде мог оставаться. Только ездить за 50 тысяч по вторым лигам? Мне это не надо и не интересно, те же деньги дома заработаю с родными и близкими. В премьер-лиге тысяч 200 выходило, но это длилось один сезон. Во второй такого нет, поэтому в финансовом плане точно ничего не потерял.

– А что за семейный бизнес?

– У нас продуктовые магазины, родителям помогаю. Вообще не жалею, что ушел из футбола. Мне хорошо живется, точно не бедствую, с работой все супер. Я женат, но дети пока только планируются. 

– Ты сказал, что особо не следишь за футболом. А на каком уровне тогда?

– Я имею в виду российский чемпионат – за ним не слежу. Лигу чемпионов смотрел, конечно. И «Ливерпуль», и «Тоттенхэм». Так круто давно не было в полуфиналах.

Евгений Гапон, единственный игрок РПЛ из той команды

«Из того «Аякса» помню Эбесилио, с которым мы встретились потом в «Мордовии». Ну как помню – прочитал потом, что он играл против нас. А так не сказал бы, что в «Аяксе» кто-то запомнился. Там же еще ЦСКА был с Щенниковым и Заболотным – их команда неплохо выглядела, вот Заболотный выделялся.

Почти вся наша команда уехала в Новосибирск, а я остался в Москве с Сарсанией. Наверное, человек что-то увидел во мне и посоветовал не подписывать контракт с  «Сибирью». Сказал, что для меня так будет лучше. Со мной еще остался Арсений Логашов – в нем Константин Сергеевич, видимо, тоже что-то видел. 

Насколько помню, Сарсания и другим предлагал остаться, но они не послушали и поехали в Новосибирск – там же сразу предлагали контракт. Кстати, Константину Сергеевичу надо сказать спасибо: в 16 лет мне нужна была операция на колено, он все расходы взял на себя. Почему выбрал Сарсанию? Почитал, что это за человек, спросил у людей. Было убедительно, поверил в него. Сарсания при этом не говорил, что Новосибирск – плохой вариант, просто у него было мнение, что лучше там точно не будет.

В итоге восстановился, он меня взял в «Спортакадемклуб», а потом ушел в «Химки» и нас с Логашовым забрал. Там уже на меня обратил внимание Побегалов, пригласил в «Шинник» – Сарсания одобрил. Так в итоге добрался до премьер-лиги и до сих пор мучаю футбол. То что «Анжи» доигрывает сезон – заслуга Адиева. Если бы он ушел, то все бы сразу ушли.

Михаил Лучинкин, защитник той команды, закончил в 21 

– Я был одним из немногих, кто играл в «Трудовых резервах», но остался в новой команде и поехал на турнир в Новосибирск.

– Что больше всего запомнилось?

– Самая яркая игра, конечно, с «Аяксом». Решающая, за первое место. Мне как центральному защитнику больше всего запомнился их черный нападающий Кастильон. Один раз он нас простил: то ли в штангу, то ли в перекладину попал. Что касается остальных, то «Марсель» был не очень – мы их крупно обыграли. С «Сельтой» было 0:0, но за них играл бешеный кипер невысокого роста – он все потащил. Ему еще потом лучшего вратаря турнира дали (парня зовут Эду Соуза, сейчас он в Сегунде Б – Sports.ru). За ЦСКА играли Щенников, Заболотный, Артур Нигматуллин.

– И как Заболотный, выделялся?

– Не особо. Я был ростом ниже, но легко съедал Заболотного, он мало что мог сделать.

– Почему ты не пошел к Сарсании, а поехал в Новосибирск? 

– Меня еще раньше взял агент Алексей Сафонов, который потом, грубо говоря, не стал мной заниматься. Он набрал ребят просто так – стрельнут или не стрельнут. В итоге с Сарсанией не подписался, а после Нового года поехал со всей командой в Новосибирск – мы там жили в интернате и учились в школе. Оттуда нас с Зуевым и Генераловым забрали в «Сибирь-2» на сборы в Турцию, 30 тысяч зарплату сделали. Так начали существование в Новосибирске, а потом главная команда невероятным образом вышла в премьер-лигу. Дальше играл уже за дубль у тренера Арефина, иногда меня брали на сборы с основой. Зарплата не выросла, но были премиальные: 1 очко – 100 долларов. 

– Интересная система.

– Правда, этих денег не почувствовал. Меня команда выбрала капитаном дубля, но в первом матче с «Тереком» удалили. После этого Арефин надел на меня чехол: практически не играл, на выезды вообще не брали. Потом второй тренер говорит: «Готовься, поедешь в Нальчик». Я обрадовался, думал, что вот он – шансик. Затем снова вызывает: «Тебя отсекают, берут из основы защитника». Тогда и понял, что тут вообще что-то не так, тренер меня не видит в команде. Единственное, за что ему благодарен: со «Спартаком» в Москве выпустил меня на 15 минут – показаться перед родными хотя бы.

– А его так удаление расстроило? Или что?

– Я такой человек, что всегда за правду. Не мог промолчать, когда мне не по делу пихали. Например, катятся мне на тренировке два мяча одновременно, надо отдать два паса. А как я сразу два паса отдам? У меня нет третьей ноги опорной. В итоге один мяч я пропустил, а второй отдал. Но Арефин говорит, что надо было два отдать. Еще он меня с тренировок мог выгнать, отправить бегать – типа не готов. То удаление было как повод: у него был любимчик Леня Зуев, который очень расстроился, что не его выбрали капитаном команды, а меня. В общем, этот Арефин мне все и поломал. 

– Ну прям уж.

– «Сибирь» вылетела, Арефина убрали. Снова играли за «Сибирь-2» во второй лиге, поставили нового тренера – Андрея Викентича Зыгмантовича. Вот при нем играл стабильно, больше 30 игр. Но Зыгмантовичу предложили место в сборной Белоруссии, он ушел, опять вернули Арефина. Он мне говорит: «Будешь играть, сто процентов». Я ответил: «Давайте правда в глаза посмотрим: вы мне уже поломали все что можно, не верю вам». Так и закончил карьеру.

– Вообще?

– Полгода искал команду, но ничего не подвернулось. К кому ни обратишься, один ответ: «Мест нет». Подумал, что судьба: раз никому не нужен, надо заканчивать.

– Я делал интервью с человеком, который до 23 лет искал клуб, хотя у него намного меньше матчей в профессиональном футболе, чем у тебя. Почему ты сдался? У тебя же не было травм, молодой совсем был.

– Не знаю, как-то руки опустились от того, что нет никаких вариантов. Даже не хотелось из-за этого играть, а когда очухался, было уже поздно. Пошел работать в службу безопасности в строительной компании. Сидел на объекте, контролировал, чтобы беспорядков не было. Кстати, еще не рассказал: когда только поехал в Новосибирск, было предложение из «Локомотива» – Ринат Билялетдинов интересовался, даже звонил в клуб. В аренду не хотели отдавать, только продавать. У меня была прописана трансферная стоимость два миллиона рублей, а поскольку предложение из премьер-лиги – сразу умножается на 2 или 3. Ну кто за меня 18-летнего заплатит 4-6 миллионов?

– Не жалел ни разу, что бросил футбол?

– Конечно, жалел. Сильно накатывало особенно в первые полгода после того, как совсем закончил. Было очень плохо от ощущения, что закончил и не попытался. Срывался потом, за «Приалит» из Реутова бегал, был вариант с «Локомотивом Казанкой». Мне говорит человек: если из минуты 7 по 50 выбежишь, то пойдешь на просмотр. Я спросил: «Центральному защитнику 7 по 50 вообще нужно, ты уточнил там?» В общем, не сложилось тоже.

– Чем сейчас занимаешься?

– Работаю футбольным тренером в Люберцах. У нас с друзьями своя школа, называется «Спарта», в ней 18 детей – одного мальчика уже забрали в «Приалит». Есть знакомые в «Спартаке», «Локомотиве» – туда можно ребят советовать. Это намного лучше, чем в службе безопасности. И прибыльнее, и любимым делом занимаюсь. С улыбкой иду на работу.

– Планируешь развиваться как тренер, тренировать взрослых?

– У меня нет образования, чтобы лезть выше. С сентября хочу пойти учиться, потому что «Сибирь» меня и в учебе подубила. Я учился на класс младше, все были в 11-м, а я в 10-м. Ездил на сборы с «Сибирью-2», уезжали на две недели на восток играть с «Сахалинами». Я общался с руководством, объяснял им, что надо как-то со школой договориться, чтобы мне хотя бы тройки поставили. Руководство говорило, что все решит. Приезжаю в школу, а мне говорят: «Ты чего сюда пришел? У тебя 80% прогулов». В итоге директор пошла на встречу, закрыли 10-й класс, но аттестат у меня есть только за 9 классов. Это надо исправлять.

Виталий Запрудских, много играл в ФНЛ, почти перешел в «Амкар» – сейчас бегает в ПФЛ

«Турнир в Новосибирске проходил в мае, а на одной из тренировок перед играми пошел снег – было диковато. Еще запомнилось, что на стадионе был биток. Он вмещает где-то 12 тысяч, на финале 8 точно присутствовало. Когда выносили кубок, люди нас просто окружили, а в гостиницу приходили девчонки – типа поклонницы. 

«Аякс», конечно, самый мощный – особенно технически хорошо готовы были. Мне кажется, им искусственное поле еще мешало. Игроки «Аякса» казались выше, но физика у нас была лучше. Могли перебегать всех, что в первенстве Москвы, что тут. Соперники просто не справлялись с ритмом, который мы держали. Это тренер Евгений Лапков нас так готовил. Был у нас еще другой турнир в Италии, но там мы выступили хуже. Особенно впечатлил «Милан» – они нам за 30 минут забили 5. Еще играли с «Ювентусом», «Баварией», «Арсеналом» – там уже Джек Уилшер бегал.

Почему все пошли в «Сибирь», а не к Константину Сарсании? Мне кажется, просто Гапон и Логашов были сильнее. И Сарсания видел, что они могут играть в РПЛ. Наш тренер мне тогда сказал, что на моем месте он поехал бы в Новосибирск. После вылета основной команды из премьер-лиги мы доигрывали чемпионат за «Сибирь-2», а нам сказали: «Все, больше второй команды не будет, весь бюджет пойдет на первую». И руководство дало понять: если на вас рассчитывают, то возьмут в первую команду, если нет, то завершаете карьеру или ищите себе что-то сами. Все разъехались по домам (после этого многие из победителей «Аякса» не нашли команды и сразу закончили карьеры – Sports.ru).

И пока все было неясно, мне поступило предложение из Благовещенска – команда называлась «Амур», предлагали даже зарплату 80 тысяч. Я передал в «Сибирь», что есть такой интерес. Спустя какое-то время мне сообщили, что еду с первой командой на сбор. В итоге подписал контракт. Возможно, если бы не этот звонок из Благовещенска, все могло закончиться грустно. Но могу сказать, что просто так с футболом бы не закончил и бился бы до последнего.

Я доволен своей карьерой: в 2014-м году мог уехать в «Амкар», но порвал кресты и все сорвалось. Да и не считаю, что все закончилось: мне всего 28, уверен, что на уровне ФНЛ могу еще успешно играть.

Юрий Онанко погиб в автокатастрофе. Как это случилось? 

«Я с Юриком всегда вместе жил в Новосибе, – говорит Максим Лучинкин. – Он играл опорного полузащитника, вторую лигу не тянул, поэтому еще раньше меня закончил. Потом работал менеджером в строительной компании. В январе 2015-го он поехал машину покупать – в город Ачинск, это километров 300-400 от Красноярска. «Тойоту» вроде, праворульную. Юрик погнал туда с отцом, купил и поехал обратно. Он впереди, отец сзади. Пошел на обгон на двухполосной дороге: в том месте, где обгон запрещен. Навстречу летела фура, он стал вправо уходить, но не успел. Зацепил морду фуры, его откинуло в отбойник. Юрик вылетел через пассажирское стекло, ударился головой о бетонную плиту и упал под машину. Его отец вытащил, Юрик посмотрел на него последние секунды, закрыл глаза и все».

Единственный русский в чемпионате Украины: начинал с Савиным, играл у Карпина, топит за мир 

Фото: fc-sibir.ru; ajax.nl; vitaliyzaprudskikh; vk.com/Mikhail Luchinkin; РИА Новости/Владимир Федоренко; Gettyimages.ru/Epsilon

развернуть

В Европе есть несколько клубов, которые исторически ассоциировали с еврейской диаспорой – «Тоттенхэм», «Аякс», «Рома», пражская «Славия», «Краковия», «Видзев». Самые известные из них сегодня сыграют в полуфинале Лиги чемпионов.

Разбираемся в еврейском бекграунде «Аякса» и «Тоттенхэма» и оцениваем, насколько эти связи сильны сейчас.

«Аякс»: Амстердам – второй Иерусалим

Амстердам до Второй мировой был одним из главных еврейских городов Европы – с XVII века за ним закрепилось прозвище «Второй Иерусалим» или «Иерусалим Запада». Началось все еще на сто лет раньше: испанские и португальские евреи бежали в протестантскую страну от ужасов инквизиции.

Уже потом — восточноевропейские: в основном из разных районов Российской империи, в том числе Польши и Остзейских губерний (современные страны Балтии).

К началу XX века здесь собрались более 100 тысяч евреев. Они жили преимущественно в восточной части Амстердама, и именно там до девяностых располагался старый стадион «Аякса» – «Де Мер». Бывший архивист «Аякса» Вим Схуварт, объяснял эту связь так: «Аякс» играл хорошо. А евреи за свои деньги любят получать качественные вещи».

Почти все евреи болели за «Аякс» и после войны (стадион снесли в 1994-м, команда переехала в другой район на «Амстердам-Арену»). Но местная община после Второй мировой сократилась на 75%: Голландии не повезло граничить с нацистской Германией.

Нацистам потребовалось четыре дня, чтобы взять под контроль всю страну. К началу оккупации здесь проживали 140 тысяч евреев. После войны осталось всего лишь 27 тысяч. Вы наверняка слышали про дневник Анны Франк, который 13-летняя девочка вела два года, до того, как ее семью нашли и отправили в концлагерь. Ее имя попадало в скандал с участием болельщиков «Лацио».

«90% фанатов «Аякса» не знают, где находится Израиль»

Какой-то серьезной связи с евреями на спортивном уровне у «Аякса» нет: Яп ван Праг и его сын Майкл в разное время были президентами клуба (ван Праг-младший сейчас руководит Королевским футбольным союзом Нидерландов), как и Ури Коронель – все это евреи по происхождению. Из известных игроков и тренеров – Бенни Мюллер, Сьяк Сварт, Джонни Рог, Даниэль де Риддер. На этом, пожалуй, все.

«90 процентов болельщиков «Аякса» даже не знают, где находится Израиль, – рассказывал в интервью Der Spiegel журналист еврейского происхождения Ханс Кноп. – Когда фанаты заводят кричалки «Евреи, евреи» или «Суперевреи», они просто заводят команду, и ничего больше».

В 2013-м режиссер Нирит Пелед даже сняла фильм про болельщиков «Аякса» под названием «Суперевреи». Многие амстердамские евреи и сейчас болеют за «Аякс»: по их мнению, уровень антисемитизма в обществе высок, а в Амстердаме наоборот – и в фан-базе «Аякса» на звезды Давида не обращают внимания и даже распевают «Хава Нагила».

Но доля евреев в общем числе болельщиков крайне мала. Правда, это не мешает болельщикам команд соперника скандировать антисемитские кричалки во время матчей с «Аяксом».

«Пусти евреям газ», нацистские приветствия и баннеры

В XX веке это было распространено гораздо сильнее, чем сейчас – аяксидов ассоциировали с евреями на каждом голландском стадионе. В семидесятые появилась фанатская группировка «Аякса» F Side, члены которой в знак протеста против антисемитизма стали проносить на стадион израильские флаги. Она существует и в наше время.

Но и сейчас одна из любимых кричалок болельщиков «Фейеноорда», главного соперника «Аякса», – «ХАМАС, ХАМАС, пусти евреям газ». ХАМАС – это палестинское исламистское движение, которое управляет сектором Газа, граничащим с Израилем с юга. В некоторых странах движение признано террористическим и запрещено, но не в России – лидеры этой партии (а в Газе у нее такой статус) даже приезжали с визитами в Россию.

Новости о происшествиях, связанных с еврейским имиджем «Аякса», появляются почти каждый год.

В 2004-м из-за скандирования «ХАМАС, ХАМАС, пусти Темминку газ» арбитр Рене Темминк остановил игру «Ден Хаага» с ПСВ. Он дал трибунам остыть – и потом ее возобновил.

В 2008-м в день памяти Холокоста на экране стадиона «Витесса» прямо перед матчем с «Аяксом» появилась надпись: «Ура, ура, да здравствует Циклон-Б». Циклон-Б – это газ, которым нацисты убивали евреев в концлагерях. В клубе потом извинились и сказали, что это чистая случайность – наказания удалось избежать.

В 2011-м игрок «Ден Хаага» Лекс Иммерс после победы над амстердамцами зарядил с фанатами кричалку «Мы собираемся на охоту на евреев». Его за это забанили на пять матчей.

В этом же году президент «Аякса» Ури Коронель даже отговаривал фанатов использовать прозвище «евреи», но безуспешно.

В 2015-м фанаты «Утрехта» во время матча скандировали: «Евреи горят лучше всего». В 2019-м, во время еще одного матча в день памяти Холокоста, этот трюк повторили болельщики «Фейеноорда». Везде это провоцирует скандал, но не в голландском футболе, там к этому привыкли. Роттердамских фанатов вычислили и выписали по 500 евро штрафа.

Это не полная версия кричалки, полная звучит так: «Отец служил в десанте, мать была в СС. Вместе жгли евреев – евреи горят лучше всего». Верховный суд Голландии запретил ее использование, но ее все еще можно услышать на стадионах и улицах городов в дни матчей с «Аяксом». На стадионах можно увидеть нацистские приветствия, баннеры вроде «Адольф, тут еще 11 штук для тебя».

«Когда мы кричим, что ненавидим евреев, мы имеем в виду только болельщиков «Аякса». У нас с ними многолетняя вражда», – объясняет свое поведение болельщик «Фейеноорда» Мохти Ахмед в фильме Пелед.

Этой же версии придерживается и активный фанат «Аякса» Рональд Пиелдор. «Полиция стала лучше нас контролировать, больше нельзя подраться, пошвыряться бутылками. Теперь у нас осталась только вербальная агрессия, – объясняет он в фильме. – Может, прозвучит глупо, но это даже нас объединяет. Болельщики носят еврейские символы, поют про это. Возможно, это часть идентичности некоторых фанатов «Аякса».

«Знаете, это работает в обе стороны, – добавляет Ахмед. – Болельщики «Аякса» называют нас тараканами, потому что во время бомбежки Роттердама в 1940-м многие выжили. Иногда они поют про эту бомбежку. Но на трагедию войны почему-то никто не обращает внимания. Так что они просто приглашают нас к обмену кричалками».

«Тоттенхэм»: первые еврейские болельщики – из Российской империи

В Лондон еврейские мигранты начали приезжать позже: в конце XIX – начале XX века. В основном – из Российской империи (в частности, Латвии), где в тот период начались антиеврейские погромы. Существует популярный миф, что клуб был основан евреями (про это писала даже Marca). Но это не так. Евреи действительно селились на севере города, и «Тоттенхэм» действительно был самым популярным клубом среди них – тот район даже какое-то время назывался Маленькой Россией. Но причина любви к «Тоттенхэму» не в его происхождении, а в местоположении. Жизнь мигрантов, как рабочих, так и мелких бизнесменов, строилась вокруг района Тоттенхэм-Хэйл, где и базировался клуб. Местные работяги тоже были совершенно не рады массовой миграции евреев – а среди них «Тоттенхэм» был непопулярен, рабочий класс предпочитал «Арсенал» и «Вест Хэм».

Пожалуй, ключевым событием в ассоциации евреев с «Тоттенхэмом» стал так называемый «Тоттенхэмский погром». В 1909 году латышские иммигранты-анархисты Павел Хефельд и Яков Лапидус при попытке вооруженного ограбления ввязались в двухчасовую перестрелку с полицией. Лапидус погиб на месте, как и два местных жителя, в том числе ребенок, Хефельд позже умер в больнице. А местные газеты поддержали антимигрантские настроения, в открытую обвинив в произошедшем всю местную диаспору. Евреи восприняли это как прямую угрозу: в такой атмосфере ненависти стадион «Тоттенхэма» стал для них местом, где можно объединиться.

«Армия жидов»

Евреи поддерживали «Тоттенхэм» в течение всего XX века, до войны на матчах «шпор» их было по 10 тысяч, судя по отчетам газет (да, тогда их считали), но ситуация в целом очень похожа на аяксовскую – у клуба сложился еврейский имидж из-за того, что среди болельщиков было больше всего евреев. «Тоттенхэм» был клубом для евреев-мигрантов, в 20-30-е годы местные евреи чаще выбирали «Арсенал», который уже в 60-е даже организовывал празднования Йом Кипур (дня искупления, одного из самых важных праздников иудаизма). «Тоттенхэм» начал устраивать подобное намного позже.

На «Уайт Харт Лэйн» однажды повесили флаг Третьего рейха – в 1935-м FA решила именно здесь провести матч Англии с нацистской Германией. Третий рейх получил 0:3 – по порядковому номеру, а флаг со свастикой сорвали через несколько минут после начала матча.

Расцвет бытового антисемитизма, как и в Голландии, пришелся на 60-80-е. Популярные кричалки того времени: «А ваш раввин знает, что вы здесь?, «Мне еще никогда так не хотелось отравить жида газом», «Сперс» на пути в Аушвиц, Гитлер вновь отравит их газом», «Один парень собрался травить, травить жида» и в таком духе. Популярным был и простой шум – так имитировали звук пуска газа.

Болельщики «Тоттенхэма» решили: зачем считать слова соперников оскорблением, давайте перевернем игру. Так и появилось самое громкое название фанатской группировки: «Армия жидов». Это устроило далеко не всех.

«Я услышал этот чант в середине девяностых, когда пришел на футбол с двумя маленькими детьми. Мне показалось, что они кричат «дрожжи». Когда я спросил у соседа, я был шокирован. Я по-прежнему в шоке, когда это слышу, – рассказал в интервью The Jewish Community Марк Дамацер, болельщик «шпор» с 1961 года. – Благонамеренные нееврейские фанаты «Тоттенхэма» могут посчитать это защитной реакцией на антисемитизм. Но это слово веками использовалось не просто для выражения невежества, подозрительности и предрассудков. Это также был способ идентификации людей, которые впоследствии были убиты или взяты в рабство».

Нужно понимать, что сейчас, как и у «Аякса», евреи вовсе не составляют большей части фан-базы «Тоттенхэма» (не больше 5%, по оценке The Jewish Chronicle) и, возможно, еврейская община в большинстве даже не болеет за «шпор» – английские клубы в последние годы стали максимально космополитичными, даже у «Арсенала» больше еврейских болельщиков.

Но фаны «Тоттенхэма» все так же продолжают ассоциировать себя с еврейской культурой: на трибунах появляются соответствующие баннеры (Army of Yids и подобное), звучат соответствующие кричалки. Неприятный бонус – оскорбления от болельщиков других команд. В Англии они не такие жесткие – без отсылок к нацистам и Холокосту, но зато очень часто обыгрывается слово «жиды» с самыми разными эпитетами. Особенно в этом усердствуют болельщики «Челси», команды, которая принадлежит Роману Абрамовичу.

Несмотря на то, что фанаты «Тоттенхэма» активно его используют в положительном смысле и даже с какой-то гордостью, ругательством оно быть не перестает. В СМИ его называют Y-word по аналогии со словом негр (N-word).

В этом главное отличие «Тоттенхэма» от «Аякса» – даже Всемирный еврейский конгресс (WJC) просил «шпор» повлиять на болельщиков и убедить их отказаться от «жидов». «Нет никакой серой зоны для этого слова, – сказал исполнительный директор WJC Роберт Зингер. – Слово в течение многих лет меняло смысл после перехода из идиша, чтобы нести уничижительный и антисемитский посыл. Его безобидный смысл, который оно несло при первоначальном переводе, давно исчез».

Три последних владельца клуба – евреи. Ирвинг Шолар и Пол Боброфф приобрели «Тоттенхэм» в 1982 году. Клуб принадлежал им недолго – уже в 1990-м бизнесмены приблизились к банкротству, что вынудило выставить «Тоттенхэм» на продажу. Его приобрел Алан Шугар – еще один бизнесмен с еврейскими корнями. Его бабушка и дедушка родились в России, отец был из Польши. В девяностых, несмотря на приличный состав, команда болталась в середине таблицы, и Шугар тоже продал «Тоттенхэм».

Клуб купила ENIC Group – британская инвестиционная компания, принадлежащая Джо Льюису и Дэниэлу Леви.

Именно Леви и стал главным в «Тоттенхэме». У него сложилась максимально стереотипная репутация: жесткий в переговорах, рассудительно тратящий деньги, если не сказать скупой. При этом у него самая высокая зарплата среди всех руководителей клубов АПЛ – более 6 млн фунтов в год.

Но факт остается фактом: «Тоттенхэм» целый год никого не покупает. Правда, клуб построил новый стадион, Почеттино хочет трансферов – и, кажется, летом их все-таки получит. А пока – полуфинал Лиги чемпионов. Первый за 58 лет.

Великая академия «Аякса»: 90 скаутов-внештатников, детей учат психологии и экономике, плата – 12 евро в год

«Аякс» заработал в ЛЧ почти 100 млн евро – это больше бюджета на год

Фото: Gettyimages.ru/Hulton Archive / Stringer, Christof Koepsel, Dean Mouhtaropoulos, Topical Press Agency / Stringer, Fox Photos / Stringer, Toby Canham / Stringer; globallookpress.com/imago sportfotodienst

развернуть

Александр Анюков – самый титулованный игрок нынешнего состава «Зенита». Защитник брал титул вместе с клубом еще в 2007-м с командой Дика Адвоката, в которой играли Александр Горшков, Владислав Радимов, Анатолий Тимощук, молодой Аршавин и другие. Тогда Анюкову было 25 лет, сейчас – 36.

Но с тех пор он не особо поменялся. 

• При этом Анюков не был пассажиром. В нынешней РПЛ он провел 13 матчей (в том числе игру с «Ахматом», где Александр заменил травмированного Смольникова на 36-й) – 4 раза вышел в старте. И в 36 лет научился играть центрального в схеме с тремя защитниками. Александр четыре раза выходил справа, дважды слева и дважды – в центре.

• Анюков даже забил гол – в кубковом матче против «Волгаря» (гостевая победа 4:0). 

• Анюков выходил, когда было нужно. Почти никогда Семак не был разочарован и оценивал действия защитника примерно так: «Саша – надежный игрок, знает, как занимать позицию. Он помог убрать давление с флангов». 

• Анюков осенью стал четвертым игроком, который провел за «Зенит» 400 матчей.

Романцев, Бесков, Лобановский: Семак уже в списке с легендами. Стал чемпионом как тренер и игрок 

Семак с файером, команда на сцене и бесконечное «Оп! Давай-давай»: Питер гуляет

Использовано фото: fc-zenit.ru; РИА Новости/Алексей Даничев; fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; globallookpress.com/Aleksandr Kulebyakin

развернуть

ДИСКЛЕЙМЕР: на территории этой записи строго запрещается упоминание крепежных элементов любого рода, как то: гвозди, шурупы, саморезы, винты, анкеры, дюбели, заклепки, шайбы, штифты, шпильки и болты.

У людей, даже очень умных, – в массе своей мышление косное, инертное, оно с готовностью подчиняется готовым конструктам, ассоциациям, комбинациям. Если скажут «Тютчев» – обязательно где-то рядом всплывает Фет. Если скажут Ахматова – то обязательно рядом Цветаева (хотя Ахматова и Цветаева соотносятся друг с другом примерно как Тим Данкан и Кобе Брайант). У любого уважающего себя интеллигентного человека любимый писатель – всегда Довлатов, а любимый роман русской литературы – обязательно «Мастер и Маргарита». Вы не подумайте, я сам очень люблю и Довлатова и тем более Булгакова, но в целом это вызывает иногда безотчетное глухое бешенство – хоть бы одна паскуда призналась в любви к Салтыкову-Щедрину!.. И эти же люди с бычьим упрямством доказывают на основании цифр, рекордов и статистических выкладок, что Майкл Джордан, Леброн Джеймс или там Уилт Чемберлен – величайший баскетболист в истории, не понимая, что сами себя загоняют в ловушку своей мутной бухгалтерией: ведь через пять лет в лигу придет Гудрон Швепс, Гуан Эйпс или еще какой Дмидон Лепс – и с легкостью перепишет все рекорды Леброна, Майкла или Уилта (ну окей, не Уилта).

Если скажут «Оден» – обязательно где-то рядом всплывет, скажем так, Усейн Болт.

Генеральные менеджеры команд НБА – тоже люди с косным, неповоротливым мышлением, что я не раз показывал в предыдущих повестях цикла. Они густопсовые консерваторы в худшем смысле слова, они считают, что нельзя научить семи футам роста, а папка-нагибатор студенческой песочницы обязательно перенесет свое доминирование на уровень выше, когда придется бодаться с матерыми мужиками в НБА. Когда же пацанам из песка не удаются первые шаги (а такое случается сплошь и рядом) – возиться с ними никто не хочет, даже притом что позже можно было бы получить немало толку. Проще спихнуть парня в «Хуанчо Флаинг Драгонс» или что-то в этом роде.

См. Томас Робинсон.

См. Джиммер Фредетт.

См. Зайон Уильямсон Деррик Уильямс и иже с ними.

 Поэтому нет ничего странного, что первым пиком драфта в 2007-м году стал...

- Первый пик драфта: Грег Оден

Верните мне мой 2007-й.

Тогда люди, ответственные за построение команд НБА, и впрямь верили, что будущее за могучими центровыми.

Вот время-то было!..

Давайте сразу оговоримся: никаким «бастом» Грег Оден, конечно же, не был. (Точно так же неправомерно называть бастом идейного предшественника Одена – Сэма Боуи). Выбор Одена под первым пиком абсолютно закономерен, если исключить апостериорную оценку его карьеры и представить себе контекст тогдашней лиги: когда Шакил, пусть и на сходе, еще был Шакилом, а кольца уже крушил его преемник – расцветающий на глазах Дуайт Ховард.

Вот и кого вы выберете? Первого школьника страны по всем рейтингам Грега Одена (тогда словосочетание «первый школьник страны» еще не звучало как замысловатое оскорбление) – или тощего паучка Дюрэнта, похожего антропометрией на Тэйшоуна Принса, который сломается от первого же серьезного контакта и, давясь кексом, побежит с рюкзачком в Окленд плакаться мамке (в этом абзаце я постарался собрать все пришедшие на ум стереотипы про Дюрэнта; если вспомните еще – дайте знать в комментариях).

Отчасти можно считать выбор Одена ошибкой, если учитывать, что история травм у него стартовала задолго до дебюта в НБА, и на это ответственные лица закрыли глаза. Но это тоже бывает: в конце концов, сколько мы знаем случаев, когда игрок, которому по всем канонам написано стать хроническим травматом и разочарованием, добивался сверхвысот? (Тот же Карри, из последнего). 

 Объективной ошибкой выбор Одена можно считать только в одном случае – если вы перед драфтом смотались бы в будущее и оценили... нет, не будущую травматичность Одена, а вектор развития лиги в последующие 10+ лет.

Оден – это ведь история не про скилл. Оден – это мощь, это брутальный прорыв, это когда защитник соперников, пытаясь остановить Одена в «краске», влетает вместе с мячом в корзину и бессильно болтает там ногами. И тут возникает вопрос: насколько актуальны сейчас такие игроки? Насколько далеко оторвалась от них нынешняя лига?

Вот начистоту: Оден при всем своем потенциале – ни разу не Шакил. Кто видел молодого Шака – еще времен «Орландо», – никогда не забудет потрясающего зрелища, когда бульдозер весом в полтора центнера порхает по площадке с легкостью бабочки. У Одена никогда не было легкости праймового Шака; работы ног праймового Шака; навыков игры в посте праймового Шака; и что самое важное – он играл бы в совершенно другое время, нежели праймовый Шак. Билл Симмонс отмечал, что уже в первом же сезоне Оден поразил его тем, что вне игры двигался как глубокий старик. Представим, что ничего не случилось и Оден играет и сейчас.

Всевозрастающая скорость игры.

Легкие пятерки.

Неминуемый для игрока конституции Одена набор веса, грузность, растущая нагрузка на хрустальные колени.

Повсеместный уход от центровых с архаичной оденовской манерой игры в пользу подвижных бревен, могущих залепить трешку из угла.

 И при всем этом Одену сейчас 31. То есть пик его карьеры пришелся бы на эпоху не просто перемен в НБА, а тектонических сдвигов.

(Примерно представить себе очень вероятное развитие карьеры Одена помогает взгляд на карьеру другого первого пика – Эндрю Богута, несомненно, более одаренного с точки зрения чистого таланта: большие перспективы, постепенно снижающаяся роль, груз непрерывных микротравм и – может быть – долгожданная гайка в качестве полезного ролевика в «Майами» году этак в 2014-м). 

По итогу: даже в случае спасения карьеры Грега мудрыми эльфами-врачами «Финикса» (врачи «Финикса» – это такая трансцендентная сущность, которая всегда всплывает при разговоре о травматах) – увы, Оден все равно бы оказался ошибкой в сравнении с выбором Дюрэнта. Только в этом случае он был бы невинной жертвой жестокого исторического процесса в НБА.

Выглядит очень вероятным, что сейчас, в текущих реалиях, Одена выбрали бы не только после Дюрэнта, но и после Жоакима Ноа; с другой стороны – чертов Зайон Уильямсон путает все карты.

- Лидеры драфта: Кевин Дюрэнт (2), Эл Хорфорд (3), Майк Конли (4), Кори Брюэр (7)

Да, я уже предвижу вопросы про Брюэра, и наверняка в комментариях уже кто-то рвется от нетерпения первым запостить хохму «Какого шайтана здесь делает Дмитрий Харатьян?». Между тем, столь высокая оценка нами Брюэра взялась не с потолка, а зиждется на авторитете: несколько лет назад Жоаким Ноа, находившийся тогда на пике, включил Брюэра в пятерку величайших игроков всех времен – наряду с Каримом, Дирком, Майклом и Мэджиком. Спорить с этим бессмысленно: вы, может, еще и про кандидатуру Дирка хотите поговорить?

Дальше два небольших исторических анекдота:

– Кевин Дюрэнт признавался, что до того, как стали известны итоги драфт-лотереи, он искренне надеялся, что высокий пик достанется «Бостону». «Я считал, что «Селтикс» – в перспективе лучший вариант для меня», – сказал Дюрэнт позже;

– Сэм Прести, в то время юный Вася-пионер из Системы Поповичя™, назначенный руководить «Сиэтлом» незадолго до церемонии драфта, позже сболтнул другое: дескать, был бы у него на тот момент первый пик – он выбрал бы Одена.

К несчастью для всех поклонников НБА, «Соникам» достался только второй пик. А представьте себе цепочку событий альтернативной истории: «Портленд» за неимением лучшего вынужден взять Кей-Ди. Дюрэнт... нет, я не веду к тому, что он получает травму и через три года завершает карьеру. Вы очень черствые люди, если у вас возникла такая мысль. Мыслите ширше: Дюрэнт не попадает в затянувшую его воронку психологического диктата Уэстбрука, зато объединяется в сверхопасное бросающее «дайнемик-дуо» с тогда еще худеньким Олдриджем, выводит «Портленд» в финал конференции, там встречается...

Нет. Черт. Он при любых раскладах сбегает в «Голден Стейт». Это безнадежно. 

Существовал еще, впрочем, интересный вариант, при котором Дюрэнт расцветает под началом тогда еще пикового Рэя Аллена, и вдвоем эта парочка дает жару уже в «Сиэтле». Увы, этому помешали события,  о которых подробней поговорим ниже. Пока же мы видим перед собой очевидно лучшего на данный момент игрока лиги – в гораздо больше степени воплощение современного баскетбола, чем тот же Карри, потому что универсальней, – успевшего за 12 лет карьеры примерить на себя амплуа Труса, Балбеса и Бывалого, чье наследие в разы неоднозначней, чем наследие Леброна. Возможно, самого спорного игрока поколения за последние ...дцать лет. Далеко не сказавшего своего последнего слова.

Ладно, что у нас дальше по списку? Скучнейшая история: Хорфорд и Конли. Хорфорд – это вообще одна из самых скучных звезд НБА со времен, я не знаю там, Дэнни Грэйнджера, что ли: эталон звезды-ролевика, мистер «Я никого никуда не затащу, но вы без меня никуда далеко не пройдете», скромный труженик, озаряемый вспышками гениальности, Сэмуайз Гэмджи от НБА. Спуститесь на несколько пиков ниже, возьмите выбранного в конце лотереи Таддеуса Янга и отсыпьте ему в три раза больше таланта – вот вам и получился Эл Хорфорд. Дальше выходит ситуация почти как с Гарнеттом – с поправкой на масштаб: полкарьеры монстрил в одной команде, потом перешел в «Бостон», где и стал фундаментом, надеждой и опорой. Другой вопрос – не поздновато ли.

С Конли – непохожий случай: общепризнанный хороший парень, этакий аналог Джо Дюмарса в свирепом гриндильном «Мемфисе», Майк всю свою карьеру до НБА был младшим братиком Грега Одена (почти в буквальном смысле – дружили со школы, и отец Майка даже стал агентом Одена перед выходом на драфт), и уж понятно, кому в этой паре доставалось больше внимания! При этом не сказать, что Конли недооценивали – сезон в «Огайо» у него получился вполне удачным, и, в конце концов, его выбрали в топ-4 очень глубокого драфта! Но это, понимаете ли, как с братьями Кеннеди: Роберту прочили блестящее будущее, но Джона-то готовили в президенты!

Тем не менее, удивительный человек Крис Уоллес, у которого на три абсурдных решения всегда приходилось одно пророческое, взял Конли на драфте, хотя у «Мемфиса» на тот момент уже были в наличии некогда звездный ветеран-травокур Деймон Стаудемайер и будущая легенда «Лебронто» Кайл Лоури. Не сразу, но со временем Конли доверие Уоллеса и Холлинса оправдал полностью – и наконец, вышел из тени Одена (чтобы оказаться в тени Газоля, лол; но это уже совсем другая история).

- Лотерейные ошибки драфта: Джефф Грин (5), И Цзяньлянь (6), Брэндан Райт (8), Спенсер Хоуз (10), Эйси Лоу (11), Джулиан Райт (13)

На самом деле, именно что ошибок в лотерее было немного – к половине игроков применима моя любимая Поправка Маркуса Кэмби: напомню, что она действует в отношении баскетболистов, взятых под лотерейными пиками, чья карьера не столь удачна, как у людей, выбранных ниже, но в то же время и не позволяет считать их бастами. В частности, это полезный, но уж очень травматичный Брэндан Райт и весьма талантливый «Газоль на минималках» Спенсер Хоуз – который сильно напоминал манерой игры Диваца или Брэда Миллера, но на свою беду попал в болтанку безумного сакраментовского шапито (почти уверен, что останься на тот момент в команде Адельман – Хоуз раскрылся бы куда ярче, но что уж теперь).

Тем более подпадает под действие Поправки Джефф Грин: талантливый и атлетичный скорер, который в свое время виделся потенциальным франчайзом. Здесь как раз есть повод вспомнить про ту самую историю с «Сиэтлом»: Прести, уже, вероятно, владевший информацией о том, что «Соникс» доживают последние годы, получил карт-бланш на перестройку команды – и отправил Рэя Аллена в «Бостон» в обмен на пятый пик, то есть, по факту, на того самого Грина. Дальше случилась цепочка всяких роковых событий: Грина, засидевшегося в компании явно более звездного Дюрэнта, махнули обратно в «Бостон», который экстренно нуждался в омоложении. Махнули на Кендрика Перкинса, который увез за собой в Оклахому убунту, чемпионское ДНК и легендарную Кровать, и вроде обмен для «Бостона» казался в перспективе выгодным – но вскоре после этого Грину пришлось перенести операцию на сердце (на фото послеоперационного шрама трудно смотреть без содрогания). Операция ли тому виной или еще что, но после этого Грин полностью остановился в развитии и за последние пять лет сменил шесть команд, уже неспособный стать франчайзом ни «Бостона», ни даже «Болтона».   

Фактических ошибок было, по сути, три: И Цзяньлянь по прозвищу «...И животноводство!», доказавший справедливость моей теоремы, по которой все китайские игроки когда-нибудь должны сыграть в команде из Техаса; Джулиан Райт – рубрика «Красные Крылья» драфта»; и наконец Эйси Лоу, про которого в контексте НБА и вовсе нечего сказать (но зато его поставил выше себя в рейтинге лучших защитников Европы сам Милош Теодосич).

- Стилы драфта: задолбешься перечислять (18, 22, 23, 26, 27, 28, 31, 37, 56), Марк Газоль (48)

Подвальная часть драфта оказалась исключительно богата на таланты: она принесла нам дары Беллинелли, Уилсона Чендлера, Тьяго Сплиттера и почти достигшего звездного статуса Аррона Аффлало. Наконец, нельзя обойти вниманием одно из самых абсурдных событий в современной истории НБА. Выбранный под 56-м номером ничем не примечательный поинтгард «Милуоки» Рамон Сешнс в своей 16-й по счету игре в НБА набрал – ладно бы – 20 очков. Бог с ним. Но Сешнс. 

Сешнс, иблис его раздери.

Рамон Сешнс отдал 24 передачи.

(Знаете, сколько был пиковый показатель у Стива Нэша? 23). 

Тем самым Сэшнс не только вписал свое имя в историю баскетбола, но и дал повод Артему Панченко поставить себя в списке находок десятилетия рядом с...

Конечно же, Марком Газолем. Которого наверняка подсидит Хашим Табит.

Ладно, мы теперь уже точно знаем, что не подсидел. Но иронизировать здесь глупо – Табит был вторым пиком драфта, а Газоль, как известно, – ходячим мешком картошки, участником легендарного трейда, над которым издевался даже прозорливый обычно Грегг Попович. Вообще, если окинуть драфт-2007 пристальным взглядом – в глазах зарябит от обилия пасующих «больших»: тут тебе и Газоль, и Ноа, и Хорфорд, и Хоуз, и Сплиттер, и Джош Макробертс. Но суперзвездой (даже при наличии фактора Ноа, о котором ниже) было уготовано стать только Хорфорду – и трогательному тюфяку из каталонской «Жироны».

Когда-то мы наслаждались игрой Сабониса.

Сейчас мы наслаждаемся игрой Йокича.

Но с начала и до конца этого десятилетия главным сабонисообразным центром был Газоль – нынче сдающий позиции, погрузневший, не такой откровенно великий, как старший брат, но зато лучше защищающийся и не выносящий мозг этими ужасными воплями (слышали когда-нибудь, чтобы Марка называли бородатой женщиной? Я тоже нет). Не достигший пока таких командных высот, как Пау – но зато ставший лицом одной из самых оригинальных и запоминающихся команд в новейшей истории НБА.

- SWAG драфта: Ник Янг (16)

Человек-мем. Гроза дельфинов. Любовник Игги Азалии. Ник Янг дал мужику по яйцам и отобрал телефон. Ник Янг запретил сыну пасовать и велел бросать по кольцу. Ник Янг станцевал в трусах. Ник Янг пришел на чемпионский парад в халате. Ник Янг предложил легализовать кокаин. Нику Янгу во сне явился Деннис Родман... слушайте, это новости только за последний год! Есть смысл дальше разводить болтологию, или вы уже побежали читать материалы по тегу «Ник Янг»?

- THUG драфта: Джаварис Криттентон (19)

В НБА сейчас с настоящими отморозками туго: лига становится все глаже, цивилизованней, прилизанней. Ну вот Янг вроде как отобрал у кого-то телефон; Оден поколотил свою подружку; Баркли пукнул в лифте в окружении трех монашек и слепого мальчика-пианиста... мелко, Хоботов! С другой стороны, если посмотреть на то, что было раньше – может, оно и к лучшему?

(Примерно три года назад, в солнечный апрельский день 2015-го, Гилберт Аринас, скорее всего, истово молился и благодарил Бога за то, что его глупость не привела к роковым последствиям. В этот день объявили, что Джаварис Криттентон приговорен в общей сложности к 23 годам тюрьмы за убийство во время гангстерских разборок. Любой, кто слушал песни Тупака и играл в «Сан-Андреас», знает, что такое drive-by: это когда едешь в машине и шарашишь из автомата по другим черным парням. Во время такого эпизода Криттентон и застрелил 22-летнюю девушку. Как раз незадолго до этого Криттентон объявлял о желании вернуться в НБА. То есть Аринасу, вероятно, сильно повезло: если и можно было выбрать менее подходящего субъекта для демонстрации понтов, то мне такой на ум не приходит).  

- KFC драфта: Глен Дэвис (35) 

Уж это вы точно должны помнить:

- BEAST драфта: Жоаким Ноа (9)

Даже в нынешней НБА, совсем уж поехавшей на почве индивидуального таланта и атакующих скиллов, все равно высоко ценятся игроки-бульдоги, игроки-пираньи, игроки-боуэны, прямые и деревянные, как арбалетные болты, почти ничего не могущие в нападении и даже, скорее всего, не умеющие членораздельно говорить – но зато уж если вцепились кому-то в ногу, так живьем не выпустят. Они до сих пор актуальны – ну, все эти Дадли, Такеры, Смарты, далее по списку. Точь-в-точь такой игрок – Жоаким Ноа, но с двумя важными дополнениями:

а) его прическа заставит любых смартов позеленеть от зависти (это был скрытый каламбур, если что);

б) у него в отличие от такеров и смартов скилл есть, да еще какой.

Сначала Ноа, конечно, выделялся уж точно не благодаря скиллу: прическа – да, диковатое поведение на площадке – да, и вообще Ноа – это стопроцентный Зверюга из «Цельнометаллической оболочки», свирепый сукин кот, который на смерть боевого товарища реагирует пренебрежительным «Лучше он, чем мы». Даже в те полумифические годы, когда в «Чикаго» внезапно начал образовываться симпатичный контендер с Роузом во главе, Ноа все равно был в тени – летала над паркетом диковинная шевелюра, да слышались бесячие вопли при каждом контакте. По-настоящему звериная сущность Ноа проявилась уже в годы трагические, когда Роуз стремительно терял колени, Бузер – волосы, Тибодо – остатки здравого смысла, а лучшим атакующим игроком «Буллз» был Ди Джей Огастин (sapienti sat). Тогда Ноа пасовал как Йокич, защищался как Биг Бен, убивал эстетические чувства болельщиков своим корявым броском как Майкл Кидд-Гилкрист... и в итоге заполучил DPOY, места в первой пятерке и первой защитной пятерке, с умилительной статистикой котировался в первой четверке претендентов на MVP – в общем провел настолько великий сезон, что через два года руководство «Нью-Йорка» не приходя в сознание выписало на старых дрожжах развалившемуся от травм центровому 72 на 4. К тому времени Ноа, конечно, попадал не столько в кольцо, сколько в новости: был укушен Гарнеттом, получил плевок от болельщика, усомнился в мужестве Леброна, выдал ряд антивоенных демаршей – короче, не заскучаешь. Ирония судьбы: в конце концов никому не нужный Ноа нашел пристанище в команде, которая еще лет пять назад стала бы идеальным местом применения его грит-н-грайндовых талантов.

- УНИКС драфта: Стефан Ласме (46)

Заслуженный ветеран, пришедший в УНИКС полтора года назад в весьма солидном возрасте и до последнего претендовавший на звание MVP сезона в Лиге ВТБ. Уважаемый мужик, без шуток.

- Факты драфта: 

 Место проведения: Нью-Йорк, США

Дата: 28 июня 2007-го года

Играли в НБА: 49 игроков из 60 выбранных

Участники Матчей Всех Звезд: 4 игрока (Кевин Дюрэнт, Марк Газоль, Эл Хорфорд, Жоаким Ноа)

 

Предыдущие части цикла можно найти в рубрикатореhttps://www.sports.ru/tribuna/blogs/spursmania/about/

Мой телеграм: https://t.me/rajonr

Фото: REUTERS/Mike Segar, Brendan Mcdermid; Gettyimages.ru/Ronald Martinez, Chris McGrath, Stephen Dunn, Kevork Djansezian, Chris McGrath

развернуть

В Париже занервничали.

Кажется, «ПСЖ» ждут большие перемены. Газета Le Parisien утверждает, что катарские владельцы больше не хотят тратить огромные деньги на содержание клуба. По данным медиа, финансирование парижан резко сократится после ЧМ-2022 в Катаре. Или же шейхи вообще оставят команду.

В чем дело?

Когда в 2011-м эмир Катара Тамим бин Хамад Аль-Тани и его фонд Qatar Sports Investments выкупили «ПСЖ», его долг превышал 20 миллионов евро, а американские владельцы не знали, кому сплавить команду. Вдруг ее забрали богачи из Катара – и спасли.

Одним из важнейших мотивов был репутационный: покупка большого футбольного клуба – шанс изменить мутный имидж восточных бизнесменов и наладить связи в Европе. Но, видимо, не срослось.

• Аль-Тани недоволен результатами. С лета 2011-го «ПСЖ» потратил на трансферы свыше 1,2 миллиарда евро (примерно столько же ушло на налоги), но так и не выиграл Лигу чемпионов. Особенно шейхов расстроил этот сезон: из 1/8 команду выгнал невыразительный «МЮ», а Кубок Франции забрал «Ренн», чей годовой бюджет (68 млн евро против 500 млн) – в 7 раз ниже.  

• Другая важная причина: Аль-Тани обиделся на футбольных чиновников. Он считает, что они не оценили вклад «ПСЖ» в развитие французского футбола, хотя мир потянулся к лиге 1 только из-за Неймара, Мбаппе, Кавани, Ди Марии, Бекхэма и других суперзвезд из Парижа. Аль-Тани уверен, что продажа телеправ чемпионата за 1,15 млрд евро (с 2020-го по 2024-й, дороже, чем Ла Лиги и серии А) – только заслуга «ПСЖ».

• Шейхов достал УЕФА: в ноябре 2018-го организация заявила, что продолжит расследовать и внимательно следить за маневрами клуба по обходу финансового фэйр-плей. Если вину удастся доказать, «ПСЖ» грозит исключение из Лиги чемпионов, начиная с сезона-2019/20.

Клуб отчитался, что за последние пять лет заработал от спонсоров чуть более миллиарда евро, однако реальный приток денег оказался гораздо ниже, и образовался долг в 250 млн. Как утверждал проект Football Leaks, «ПСЖ» не исключили из еврокубков только благодаря дружбе катарских владельцев с Платини и Инфантино.

Пока шейхов наказали штрафом на 20 миллионов, неудивительно, что их нервы скоро окончательно сдадут. 

Спасет только победа «ПСЖ» в ЛЧ. До чемпионата мира осталось меньше трех лет. 

«ПСЖ» вел 2:0, но проиграл финал Кубка Франции. А Неймар толкнул фаната

Масштабный слив Football Leaks: коррупция в УЕФА и лига для суперклубов

Катар реально развивает футбол: создал самую богатую академию мира, купил для выпускников клубы в Европе и выиграл Кубок Азии

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com

развернуть

Конкурентов у них нет.

В 7-й раз за время существования премьер-лиги все решается в последнем туре. Статистика не за «Ливерпуль»: каждый раз титул уходил к команде, начинавшей день на первом месте. 


Остальные клубы позаботились, чтобы нас ничто не отвлекало от чемпионской развязки: если не верить всерьез, что «Арсенал» вытолкнет «Тоттенхэм» из четверки, в таблице нет значимых интриг. «Манчестер Сити» и «Ливерпуль» возвышаются над заботами и локальными разборками – и так было целый сезон.

Гвардиола и Клопп превзошли конкурентов во всем – в том числе и по умению играть с большими соперниками.


В последний раз в паре «Ман Сити» – «Ливерпуль» кто-то терял очки 3 марта (0:0 в ливерпульском дерби). Заряженность и внушительные победные серии (13 побед подряд у «Сити», 8 у «Ливерпуля») оставляют немного шансов «Брайтону» и «Вулверхэмптону». Какими будут расклады, если обойдется без сенсаций: 

• «Манчестер Сити» может стать первым за 10 лет чемпионом премьер-лиги, отстоявшим титул. Последним, кому это удалось, был «Манчестер Юнайтед»-2009 с Алексом Фергюсоном и Криштиану Роналду.

• В 4 случаях из 5, если команда финишировала с отставанием в очко или уступала чемпиону по разнице мячей, на следующий сезон она брала титул премьер-лиги. 

• В европейских топ-лигах 90+ очков тоже не всегда гарантируют чемпионство. В сезоне-2009/10 «Реал» с 96 очками был вторым. В прошлом году «Наполи» закончил на втором месте с 91.

• 0:0 и 2:1 – так «Манчестер Сити» и «Ливерпуль» сыграли друг с другом. Второй матч прошел 3 января, и победа позволила «Сити» удержаться в гонке: «Ливерпуль» закрыл 2018 год с отрывом в 7 очков.

• 1:2 на «Этихаде» остается единственным поражением «Ливерпуля» в чемпионате.

• В 2019-м «Сити» сыграл 17 матчей в премьер-лиге и победил в 16. Исключение – выездное поражение 1:2 от «Ньюкасла» Бенитеса.  

• «Ливерпуль» превзошел клубный рекорд по очкам в премьер-лиге (88 в сезоне-2008/09) и по количеству побед (26 в сезоне-2013/14).

• 50 очков на «Энфилде» – для «Ливерпуля» это домашний рекорд в эпоху АПЛ (прежний максимум – 49 очков в сезоне-2013/14). В последнем туре «Ливерпуль» может приподнять планку. 

• Но «Сити» дома еще успешнее: 54 очка из 57 возможных. Добиться идеала помешало поражение от «Кристал Пэлас» 2:3.

• У «Сити» 19 голов, забитых в первые 15 минут. 

• «Ливерпуль» 5 раз забивал победный гол после 80-й минуты. Еще один мяч – после невообразимого удара Дэниэла Старриджа – спас для «Ливерпуля» ничью на «Стэмфорд Бридж». 

***

Важная особенность этой чемпионской гонки – взаимное уважение. Раньше претенденты регулярно обменивались колкими замечаниями в попытке вывести конкурента из равновесия (особенно хорошо это получалось у Алекса Фергюсона). Теперь все иначе: Клопп и Гвардиола каждую неделю закидывают друг друга комплиментами. Юрген и Пеп перевезли соперничество из Германии, но за годы знакомства их отношения не испортились, а только заиграли оттенками почтения. 

Плюс ко всему между «Манчестер Сити» и «Ливерпулем» нет исторических причин для ненависти. 

Жаль, что здесь будет не только победитель, но и проигравший.

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Вечером Ноэль Галлахер будет самым счастливым или самым несчастным человеком планеты. Он с детства за «Сити» и не любит «Ливерпуль»

Какой Клопп твой? Игра Sports.ru 

развернуть

Он ездит по миру и видит все.

Тимур Журавель – самый деятельный человек на русском спортивном ТВ. Он единственный из комментаторов, кто ведет авторский канал на ютубе – запустил его до Савина и публикует сочные репортажи из поездок и с матчей; дружит с владельцем клуба АПЛ и Леонидом Слуцким; скоро прокомментирует финал Лиги Европы на «Матч ТВ», а кроме этого выполняет на канале кучу обязанностей; дико любит путешествия – пересек США на машине, участвовал в чемпионате Европы по автостопу и каждый месяц летает в Лондон.

С Тимуром мы встречаемся напротив МХТ – днем здесь обедают депутаты, вечером после спектаклей заходят актеры театра: Игорь Верник каждый раз влетает как домой, в трениках. За 10 минут до назначенного времени Журавель уже сидит на веранде. «Я таймфрик, всегда прихожу раньше, – приветствует он. – Обычно среди комментаторов все наоборот. А я ведь не на работе, да? Не против, если возьму апероль?».

Вопросы о несоответствии возрасту – если вы не в курсе, Тимуру 41, но выглядит на десятилетия моложе – ему задавали много раз, поэтому возвращаться к этой теме в интервью я не планировал. Повод дала официантка: «Документы можно показать?». Журавель улыбнулся: «Да, периодически такое происходит. Хотя видел, как в аэропорту Нью-Йорка у мужика лет 60 просили документы. Там всегда так делают. Это американская повернутость на исполнении законов».

Тимуру приносят слабоалкогольный коктейль. Мы начинаем тоже с легкого – путешествий.

– Ты постоянно в поездках. Сколько стран объездил?

– Не занимался подсчетами, как Саша Шмурнов. Он за 50 уже перевалил. Я знаю, что от него отстаю. Значит, 50 еще нет.

– Самое живописное место, которое видел на земле?

– В Австралии необычно все – от запахов до бликов солнца и ландшафта, как будто тебя высаживают на другой планете. Там воздух пахнет так, как здесь ароматизаторы для ванны. Ощущение, что их кто-то специально распылял с утра.

Мы жили у теннисных кортов Australian Open. Дорога от отеля к ним шла через парк, где вечером бегали опоссумы. Когда люди узнавали, что мы прилетели из России, смотрели на нас как на лунатиков. Надо понимать, что там ты далек от мира. Если здесь можешь прилететь в Париж на выходные, то они на выходные могут улететь только в другой австралийский город. Их курорт – это Бали, до которого пять часов. Поэтому когда они смотрят на человека, прилетевшего с другого полушария за 24 часа, они видят в нем инопланетянина.

Но недавно я побывал в Воркуте и съездил в тундру. Все кругом абсолютно белое – это впечатлило сильнее, чем всякая заграница. Красиво, при этом суровый край. И люди там другие. Я-то понимал, что проведу в городе два дня и вернусь в комфортные условия. А они живут с ощущением, что им каждый день надо выходить на минус 50. Они реально закаленные, не обращают внимания на мелочи, которые нам кажутся проблемами. Они так и говорят: «Мы северные люди. Для нас минус 25 – не холод».

Я был там в минус 15-17, но такая погода в Воркуте и на майские. Снег растает в конце весны, а выпадет в августе. Я депрессую из-за московской зимы, а там бы сошел с ума. Хотя это не так далеко от Москвы – два часа лета до Ухты, потом немного на поезде. Но совершенно другая реальность.

– Почему ты не назвал Штаты?

– Ой, да. Мы с Мишей Поленовым в 2017-м проехали из Нью-Йорка до Сан-Диего на машине через 16 штатов (то есть пересекли Америку с восточного побережья до западного – Sports.ru). И если говорить про самое удивительное место, то в середине путешествия у нас была остановка в парке Йеллоустон. Он крут тем, что вулканического происхождения. Если вспомнить фильм «Марсианин» – там такие же пейзажи. Только Йеллоустон на Земле. Мы были реально в шоке.

– Сколько вы потратили на поездку?

– По пять тысяч долларов на человека за 20 дней пути с билетами и визой. Мы знали, что это будет не очень бюджетно, но мы к этому готовились. Чтобы сэкономить, где-то снимали Airbnb, где-то жили в придорожных мотелях.

Как все получилось. Миша – давний фанат Америки. А я по работе оказывался на US Open, и мне все говорили: «Чего ты в Нью-Йорке сидишь? Нью-Йорк – это еще не Америка». Мы как-то встретились и подумали: так почему бы нам не поехать по настоящей Америке? Логистику разрабатывали месяц: выдумывали города, сверяли карты. В итоге отправились через север, теперь хотим через юг.

– Так какая настоящая Америка?

– Невероятно комфортная для человека, который путешествует. Чем не может похвастаться Россия, к сожалению. Когда я еду из Москвы в сторону Нижнего Новгорода, я не понимаю, как дорога может выглядеть так, как она выглядит у нас. Или как ты можешь шесть часов простоять в пробке. В Америке за 20 дней мы не столкнулись даже с хорошей дорогой. Все дороги были очень хорошими. Даже в самых занюханных местах ты получаешь невероятный сервис. Все для того, чтобы турист тратил деньги. И ты тратишь их с удовольствием и не жалеешь ни об одном потраченном долларе.

Страна настолько повернута на сервисе и на твоих удобствах, что ездишь и думаешь: блин, почему я даже до Балашихи не могу нормально доехать? Зато заезжаю в центр какой-то Миннесоты, и там у меня все хорошо. Когда осознаешь это, то хочешь, чтобы так же было у тебя.

Почему привел пример с Миннесотой – там мы ехали по middle of nowhere (фразеологизм, означающий «неизвестно где» – Sports.ru). Как в «Фарго». Ничего нет ни слева, ни справа. Заехали на заправку, а там супермаркет – как «Азбука Вкуса» в центре Москвы. И рядом бар, где 12 сортов пива. Бар, который я здесь на Тверской легко представлю.

Многие, кстати, живут стереотипами, считая, что это новая страна и в ней нет ничего интересного. Но посмотрите, к примеру, трэвел-сериал Стивена Фрая (6-серийный фильм «Стивен Фрай в Америке», впервые показан на ВВС в 2008 году – Sports.ru). Он ездил по Штатам и как раз показывал, насколько удивительна история той части мира, которую мы высокомерно зовем Новым Светом.

– Однажды ты ужаснулся Египту. Почему?

– Каир – самый страшный город, где я был. Это просто кромешный ад. 20 миллионов тесно живущих, грязь, шум, полная неразбериха на дорогах, отсутствие привычных для нас магазинов, ресторанов. Ты не знаешь, где можешь зайти и купить бутылку воды. Заход в отель – как проход через секьюрити в аэропорту. Кругом люди с оружием, полицейские. Не знаю, как страдают люди, которые хотят взглянуть на пирамиды. Я не видел хуже города в мире. Только деревня Нагрик, где вырос Салах.

Нагрик – нищета. Маленькие двухэтажные дома: на первом этаже – солома и скот, на втором – люди. То есть сарай и жилье для людей – одно и то же. Находится в километрах 170 от Каира. Удивительно, что Салах преодолевал эти километры каждый день на тренировку. И это еще больше убеждает меня в том, что он экстраординарная личность.

– Как на тебя, белого, смотрели в этой деревне?

– Нашу съемочную группу встречали мэр и полиция. Все знали, что мы приедем – по-другому в Египте нельзя. Местные были озабочены нашей безопасностью. И кажется, что какое-то подразделение египетской армии было выделено, чтобы мы посетили Нагрик. В школах, я уверен, отменили занятия. Может быть, даже назначили выходной жителям, потому что за нами ходил весь город. Фотографировались с нами, как с иноземными существами. От детей мы не могли отбиться. Они не знали, кто мы такие, кроме того, что люди из другой страны и которых они в жизни не видели. Поэтому они нас фотографировали и еще брали автографы.

Удивительно, что не просили деньги. Думаю, до нашего приезда их хорошенько накачали, сказали: делайте что угодно, только не попрошайничайте. Поэтому автографы. Но зачем египетскому ребенку, который видит нас первый и последний раз, нужен мой автограф? Я был в шоке. Плюс мы шли в сопровождении вооруженных людей. Некоторые из них с автоматами даже отгоняли детей. Мы просили не делать этого, говорили, чтобы успокоились, все нормально.

– За организацию поездки надо платить?

– Да. И каждый спикер стоил денег. Комментатор, который работал на матче, в котором Египет вышел на чемпионат мира, еще кто-то. Я не занимался продюсированием, но знал, что на это заложен бюджет, платит любое медиа, которое туда едет. Не помню точные суммы, но это не копейки. Смешно, что даже в Англии случилась аналогичная история с требованием денег за спикера. Агент Харри Реднаппа потребовал за интервью с ним восемь тысяч фунтов. Так я понял, что подобное происходит не только в Египте.

– А там действительно культ Салаха? У нас выходил пост об этом, но мне казалось, что какое-то преувеличение.

– Это и правда так. Салах в Египте – пароль дружелюбия. Идешь по улице, говоришь «Мо Салах» – и люди тебе улыбаются, начинают что-то кричать в ответ, они к тебе сразу расположены. Хотя и без этого на каждом углу курят кальян, не отрываются от своих занюханных телефонов и смотрят матчи недельной, месячной давности, где Салах забивает. И что-то бубнят на своем. Это в Каире. Телефонов в Нагрике я не видел. Может, они туда еще не дошли.

– Видел в других странах такой же культ одного спортсмена?

– Нет. Египет – особенный. Это показатель, что людям там так плохо живется, что Салах для них – вдохновляющий пример, как прийти к лучшей жизни. И они просто гордятся, что страна имеет цивилизованную международную витрину.

В Бразилии во время чемпионата мира был культ, но сборной в целом. Там в Сан-Паулу мой день начинался с того, что я шел на завтрак в отеле. Там висел телевизор, где шла прямая трансляция тренировки сборной. Вы же знаете, как показывают большой футбол? Перед ним есть предматчевая студия, где стоят люди, говорят в микрофоны, – это называется продакшн. Вот такой продакшен бразильцы делали с тренировок! Все тренировки с 10-12 камер показывались по ТВ и обсуждались в студии у поля. Такого я нигде не видел.

***

– Ты участник чемпионата Европы по автостопу. Со мной это знание живет с 2009 года, но наконец-то спрашиваю. Как все получилось?

– Все просто: юношеские дела. Был такой руководитель школы автостопа Валерий Шанин. Он объездил весь мир: сделал даже кругосветку автостопом, выпускал книжки об этом, собирал единомышленников, рассказывал технику, истории из поездок. Я только закончил школу и посетил пару таких семинаров в главном здании МГУ. Понял, что хочу поучаствовать в историях, о которых он говорил.

И в 1996-м он объявил тот чемпионат. Правда, участвовали только русские, а чемпионатом Европы событие называлось потому, что ехали по Европе – финиш на Сицилии. Ехали на скорость. Но поскольку процесс важнее итога, по ходу маршрута были точки, где все пересекались. Это столицы: Будапешт, Варшава. Назначалось время и место – центральная площадь города. Встречались, травили байки и гнали дальше.

– А как все технически происходило – ты просто голосуешь на дороге?

– Да. Или ставишь табличку с названием города, который является большой точкой впереди. Человек понимает, что этот город у него через 300 километров, он едет один, ему скучно. Думает: «Ну, провезу часть пути какого-то чувака». Или просто с вытянутой рукой и поднятым пальцем вверх стоишь. Когда открывается дверь, говоришь, куда надо. В Польше я говорил: «Prosto». Это значит прямо. И меня везли прямо.

Автостоп – вещь, при которой ты не знаешь, куда попадешь в следующий момент. Тебе просто надо попасть куда-то вперед. Если везут прямо, но не туда, куда планировал, то все равно едешь. При этом смысл в том, чтобы не тратить деньги, перемещаться и избегать привычного комфорта – не селиться в отелях, спать где попало. Берешь спальник, едешь. Ночь застает в каком-то месте, ты вытаскиваешь его (спальник), бросаешь и спишь. Я думал, что никогда не смогу так сделать, но когда они объявили чемпионат Европы, то взял и поехал. Сейчас, конечно, не могу представить, как бросаю спальник в лесу под Кошице и ложусь спать. Один. А тогда так прожил все дни, в отеле ни разу не ночевал.

– Что делать, если поблизости нет леса?

– На поляне ложиться. Просто сходишь с дороги, отходишь, чтобы не было видно, и бросаешь мешок. Однажды меня после такого разбудил трактор, который косил поле. Думаю, если бы я не проснулся вовремя, он бы меня тоже покосил в кусочки. Когда ложился спать, не понимал, на какие риски иду.

– Не было страшно?

– Мне скорее сейчас страшно думать об этом. Тогда – нет. Видимо, 17 лет, все по барабану.

– Призовые за победу хотя бы давали?

– Призовые – твои сэкономленные деньги. Но я даже до финиша не добрался. Доехал до Венеции – на большее не хватило. Понял, что достаточно. Потратил всего девять долларов: пару раз на заправке покупал хлеб и воду. В остальное время кто-то чем-то угощал. В Словакии нарвался на очень гостеприимного чувака, который подвозил с утра и позвал на завтрак. Сразу налил 100 грамм какого-то самогона. Я отрубился. Проснулся, а у него уже идет кипеж на кухне. Он с друзьями бухает. Тут я понял, что он просто очень хотел с кем-то выпить после рабочей смены, а я должен был стать пересменком между работой и основной тусовкой. Когда уже уезжал, он надавал каких-то консервов – от баклажанной икры до варенья. Мне так было стыдно: я понимал, что не унесу все в рюкзаке. И через какое-то время все подарки положил под дерево и поехал дальше.

Но из-за отсутствия денег однажды произошла феерическая история. Тогда еще были границы и необычные правила – я проехал до Италии, не имея визы других стран. Все пропускали, потому что едешь в Италию. Я проехал через Польшу, Словакию, Венгрию и Словению. И вот из Словении въезжаю в Италию. Итальянцы на таможне спросили, сколько у меня с собой денег. Было 100 долларов, лежали отдельно на всякий случай. Они ответили: «Чувак, 100 долларов – это мало. Ты будешь бомжевать, мы тебя не впустим».

Я отошел от границы. Подошел к парням, которые торговали апельсинами. И рассказал им свою историю. Они, словенцы, обалдели и сказали: «Если ты такой крутой, то сейчас мы тебе дадим денег. Ты пройди с ними, наш человек с тобой тоже пройдет – потом ему после границы отдашь». Я, само собой, согласился. Тогда в Словении была валюта толары – я это очень хорошо запомнил. Они дали мне огромную пачку этих толаров. Говорю: «А если спросят, откуда они у меня взялись?» – «Скажи, что продал плеер». Все равно не пустили. Объяснили: «Ты нас, наверное, хочешь обмануть. Ничего ты не продавал и вообще подозрительно выглядишь. Иди на фиг отсюда».

Я отдал обратно эти толары. Парни говорят: «Сейчас еще попробуем. Через три километра другой КПП». Отвезли туда. Я пошел, все сначала. И когда почти прошел границу, приехал полицейский с первого пункта. Увидел меня и сказал: «Гоните этого чудака. Он что-то замыслил». Тогда один из моих новых знакомых сказал: «Все нормально. Сейчас поедешь ко мне домой. Утром я развожу почту, в 4 утра высажу в поле. Ты пойдешь по нему. Там точно нет никаких кордонов, хотя граница в середине поля. Тихо иди, не привлекай внимания – и будешь в Италии».

Он привел домой, там родители: «Кто это такой?» – «Какой-то русский». Я лег на матрас, проснулись в полчетвертого. Он отвез, я прошел по полю, еще только светало. Вокруг росла свекла, которую выращивал местный колхозник. Прыгнул в лес, уснул и подумал: теперь никто не докажет, что я прошел нелегально. Отоспался, вышел в Италии. А обратно, чтобы не бросалось в глаза отсутствие штампа, проехал через другой город. Пограничник был таким пофигистом, что даже не заметил отсутствие въездного штампа.

– Почему для тебя все закончилось в Венеции, а не на Сицилии?

– Устал. Плюс Венеция – крутой город. В нем можно потусить. Я жил на острове Лидо прямо на пляже. Побродил три дня по городу и поехал назад в Словению. Там у меня были знакомые – пожилая пара, у которых сын увлекался автостопом. Они меня до этого подвозили и сказали: «Будешь ехать обратно – приезжай в гости». Я заехал, жил у них три дня. Они катали меня по стране, в конце подарили альбом с фотографиями Словении. Написали: «Не забывай нашу маленькую страну». И я понял, что мир прекрасен.

***

– Как часто ты летаешь в Британию?

– В среднем раз в полтора месяца. Часто вырываюсь на несколько дней сам по себе. Но всегда готов и что-то сделать для «Матча» или соцсетей «Матча».

В Лондоне у нас есть квартира в районе Хаммерсмит. Это вторая зона, как Динамо или Сокол в Москве. Когда-то мы снимали ее для корпункта «НТВ-Плюс». По закону она должна быть оформлена на британское юридическое лицо. И с организационными вопросами нам помогал Роман Дубов, некогда владевший клубом «Портсмут». Позже на помощь пришел Максим Демин, нынешний владелец «Борнмута». Он тоже помогал с квартирой.  

Вообще, российские бизнесмены в Англии продолжают смотреть русское телевидение. А значит, слушать нас, комментаторов Англии на российском канале. Именно на этой почве у многих комментаторов сложились приятельские отношения с русской футбольной тусовкой в Лондоне. Забавно, что наша лондонская квартира оказывалась пристанищем, например, для Жеки Савина. Он останавливался там пару раз. Как-то даже вписался глубокой ночью. Мы оставили ключ – он переночевал. Последний раз это было, когда он снимал свое хитовое видео про Зинченко.

– Недавно ты сказал, что Лондон – лучший город для жизни. Почему?

– Там комфортно, позитивно. И культурный досуг – выставки, театры. И просто досуг – пабы, рестораны. Фишка британских пабов в том, что они – как второй дом. Там нет суперсервиса, но отличная атмосфера. И когда совершаю тур по многим лондонским пабам, у меня всегда ощущение, что я зашел в гости к старым друзьям. Это один из факторов, который делает жизнь в Лондоне очень душевной.

Другая вещь: Лондон – деревня. Это на самом деле маленькие поселки, которые срослись в конгломерацию. Из-за этого город может подарить ощущение, что ты на даче, даже если ты в самом центре. Мне это жутко нравится. Граница между кипучим центром и чем-то сельским отсутствует. Только что ты был на Трафальгарской площади, два шага – ты в Сент-Джеймском парке, смотришь на пеликанов. Лондон – домашний и, как говорят англичане, очень фрэндли город. И, конечно, невероятно вкусный. Лучшие кухни народов мира – все здесь. Пожалуй, только Лондон и Нью-Йорк могут этим похвастаться.

Кстати, насчет культуры – крутой лайфхак. В больших лондонских галереях есть бесплатные туры. В фиксированное время вы приходите на митинг-поинт, и гид устраивает вам экскурсию на заданную тему: пейзажи Тернера или просто по своим любимым картинам. Рассказывает массу интересных историй. Это полезно со всех точек зрения – узнаете новое, подтягиваете английский. Ну и экономите.      

– Как началась Англия для тебя?

– Я никогда не был фанатом АПЛ, никогда не следил. Но когда с сезона-2013/14 «НТВ-Плюс» купил права после «России-2», наш тогдашний начальник Митя Чуковский сказал, что надо сделать в освещении чемпионата что-то, чего не было на «России-2»: «Я думаю, что надо сделать корпункт». Мы загорелись идеей. Я занялся организацией. Через несколько недель нашли квартиру, расписали смены. И начали выезжать туда на два-три месяца: корреспондент и оператор, которые два-три раза в неделю присылали сюжеты. Сначала квартиру оплачивал канал.

– Как ты переоткрыл для себя Лондон за месяцы в городе?

– Есть книжка «Необычный Лондон». По этой книге я прошел все маршруты. Плюс англоязычные экскурсии с гидом. Сейчас я уже гуляю по тем же местам повторно или хожу на спектакли, выставки.  

Держи самый удивительный маршрут! В районе Уимблдон Коммон есть лесная чаща, густая и даже зловещая. Я бы туда сам никогда не пришел, но в путеводителе написано, что там находится самый необычный памятник Лондона. Когда я пробирался в чащу, не понимал, что там может быть. Но ты проходишь сквозь деревья, и появляется опушка. На опушке стоит стела. Оказывается, что стела стоит в честь человека, который придумал офигенную штуку. Суть в том, что чувак позвал в гости королевскую чету в 1600 каком-то году. И поджег дом, в котором они стали пить чай. При этом не сел в тюрьму и не был казнен, а был награжден. Причем сумма вознаграждения космическая. В чем, думаешь, разгадка?

– Даже не представляю.

– Он испытывал огнеупорный пол. И пол сработал.

Так что в этой чаще стоит точно самый незаметный, самый непосещаемый памятник ever.

Второе место, которое очень люблю, – рядом с мясным рынком Смитфилд. Там висит мемориальная табличка в память об Уильяме Уоллесе, которого казнили в 1302 году. Если что, это герой фильма «Храброе сердце», которого играл Мэл Гибсон. Он герой Шотландии, бился за шотландцев против англичан. Был пойман и казнен на площади у рынка. И на этом месте все время лежат живые цветы!

Все проходят и не замечают табличку, потому что она и вправду не слишком приметная. Но когда я прихожу и вижу, что спустя 700 лет люди приносят живые цветы, я понимаю, что Англия – это страна традиций и истории. 700 лет! У нас еще Куликовской битвы не было.

Третье любимое место – недалеко от того же Смитфилда есть бар Castle. Там во всю стену висит картина, как король Англии берет взаймы у владельца бара. Тоже 1600 какой-то год. Тогда не было фотографий, никто не знал, как выглядит король. Он мог спокойно ходить по улице, и в какой-то момент ему не хватило денег. Он зашел в паб и взял взаймы у бармена. Бармен оказался ушлым: выторговал у короля преференции – тот сразу подписал указ, что этот бар может не только торговать спиртным, а еще выполнять финансовые операции. С того времени и до сих пор у них на лого паба висит значок ростовщика, который был дарован королем прямо на барной стойке.

– Правда, что твоя вторая страсть, кроме Лондона, – кино, и ты каждый год ходишь на Московский кинофестиваль?

– Уже несколько лет не хожу. Выпал из графика, из-за онлайн-платформ прелесть пропала. До этого ходил на несколько фестивалей подряд. Рекорд, по-моему, 14 фильмов за фестиваль. У меня есть альбом, где храню все билеты. Иногда, когда что-то новое кладу, делаю несколько пролистываний назад. Как-то пролистнул на фестиваль 2011 года и офигел. Ни одного фильма уже не вспомню, но прикольно вспоминать сам факт увлеченности. Вообще, на московском фестивале фильмы чаще всего так себе.  

– Ни разу не ушел?

– У меня жесткое правило: если будет говно, я все равно не уйду. Дурной тон уходить с фильма. У них была программа «Национальные хиты». Показывали самые кассовые фильмы определенной страны. Мне было интересно увидеть, что в этой стране смотрят.

– Как ты к этому пришел?

– Да как-то никогда не смотрел кино массовое. Искал что-то артхаусное, поэтому прослыл киноманом. Но если мне устроить тест, я уже не пройду его. Немного отстал.

– Три лучших фильма, которые вспомнишь сейчас?

– Мой любимый – «Амели». Когда-то он просто снес голову.

– Он такой сладкий.

– Да, но в 2001 году, когда он вышел, я так смотрел на мир. Романтика, креатив.

Помню, как меня сшиб с ног фильм «Джорджино» с Милен Фармер. Абсолютно артхаусный, его режиссер – бывший муж Фармер. Я случайно включил канал «Культура» на пятой минуте фильма и просидел как вкопанный до конца. Он идет три часа. Сейчас я бы, наверное, не рискнул его пересмотреть, но тогда он произвел магическое впечатление. Забавно, что «Джорджино» провалился в прокате, стал лидером антирейтингов. Но мне он запомнился.  

Третий фильм я тоже посмотрел давно – еще в студенчестве. «Полное затмение». Сняла польский режиссер Агнешка Холланд. Фильм – про Артюра Рембо и его связь с Полем Верленом. Рембо играет молодой Ди Каприо. Одна из его первых ролей – еще до «Титаника». И я узнал его по этому фильму. Для меня был шок – конец 90-х, кино про геев, но показано так, что не выглядит пошлостью. И Ди Каприо, который играет невероятно, гениально. А сейчас я больше люблю документальное кино.

– Правда, что ты пересмотрел все фильмы с Одри Хепберн?

– Да. Может, только последний, «Всегда», с ее эпизодической ролью не видел. Но мне кажется, все, кто в юности смотрел «Римские каникулы», влюбляются в образ Одри. Как-то я проникся к ней, заинтересовался биографией, прочитал много книг.

– Самый крутой факт из книг?

– У нее была аллергия на сахарную пудру, поэтому никак не могли нормально снять сцену, с которой начинается «Завтрак у Тиффани». И очень за нее стало обидно, что она пропела все песни для «Моей прекрасной леди», ее исполнение приняли, но потом другая женщина все перепела. Если бы на ее месте был кто-то из наших комментаторов, он бы устроил жуткий скандал.

Я был и у ее дома на Женевском озере, даже на могилу ходил. Когда снимали там, попросил оператора сделать круг к местечку Толошеназ. Так мило – кладбище могил на 20. У нее скромненькая, много живых цветов.

Смотрел много фильмов и другой девушки. Но она заинтересовала через папу. Есть такой шансонье Серж Генсбур. Его дочь Шарлотту я увидел в фильме «Наука сна», и понял, что она крутая. Пересмотрел все ее фильмы, заинтересовался творчеством – она же поет. И когда снимал подготовку сборной России к Евро-2012 под Женевой, то записал интервью с Игнашевичем и Зыряновым на озере в первой половине дня. Заставил, чтобы они уделили время именно с утра, хотя они не хотели. Потом мы сели с оператором на машину и уехали во французский город Гренобль, где в местном занюханном ДК давала концерт Шарлотта Генсбур. Я впервые увидел ее живьем, послушал. Там были только французы, неполный зал – она звезда во Франции, но не топ-топ. У нее простые песни, но очень милые.

***

– Ты сказал про Максима Демина. Я слышал, что вы с Казанским корешите с ним.

– Сказал бы, что приятельствуем. Мы для него люди из телевизора, а я же говорил, что русский человек в Англии смотрит русское ТВ. В общем, Максиму Демину было интересно с нами познакомиться. Но изначально, конечно, мы сами искали это знакомство. Максим Демин не публичный человек, он никогда не давал интервью. И вот Денис Казанский ценой невероятных продюсерских усилий смог выйти на Демина и договориться о разговоре на камеру. Интервью записали, когда «Борнмут» играл еще в чемпионшипе. Мы с гордостью выдали материал в эфире, и после этого Казанскому буквально оборвали телефон английские телекомпании, которые спрашивали: как вы это сделали? Все просили помочь выйти на мистера Демина и организовать интервью. Но в итоге это так и осталось нашим эксклюзивом.   

 

С тех пор у нас и завязались приятельские отношения. Демин для нас человек из другого мира. Мира, где существуют всего 40-50 человек – владельцев клубов АПЛ. И человек из их числа проявил к нам такое внимание, общался с нами очень по-свойски, много интересного рассказывал. Это невероятно любопытное знакомство. Мы им очень гордимся.

– Самая невероятная история про него?

– Ну… Рискну рассказать то, что едва ли уложится у вас в голове. Бывает, что Максим так переживает за свою команду, что не может досмотреть матч до конца. В эти моменты он едет в соседний «Макдоналдс», берет «Биг Мак» и выключает телефон…  Включает уже после матча и, как правило, обнаруживает, что его команда победила. Просто представьте, что с людьми делает футбол. Ну и другой вывод: владельцы клубов премьер-лиги – обычные люди, которые иногда оказываются рядом с вами в «Макдоналдсе». По-моему, это тянет на рекламу фастфуда.   

Возможно, это прозвучит пафосно, но Максим Демин очень любит футбол. Он готов говорить о футболе часами. Не знаю, какой у нас рекорд телефонного разговора, но пару раз переваливало за три часа. Просто из-за того, что мы обсуждали прошедший матч «Борнмута» или прошедший отрезок в чемпионате. Он рассказывал про каждого игрока, что он думает, как он обсуждал что-то с тренером, спрашивал, какой взгляд со стороны.  

– В жизни он тебе помогал?

– Мне кажется, ценность общения с такими людьми как раз в том, что ты не просишь их о чем-то, о чем просят другие. Мы общаемся хорошо, потому что не видим в нем миллионера. В первую очередь мы видим в нем человека, с которым очень интересно потрещать о футболе.

– Как часто ты лично встречался с Романом Абрамовичем?

– Дважды. Первый раз нас познакомил Герман Ткаченко. Это случилось перед матчем Португалия – Россия, который закончился 1:7. Я был мелким, подошел к гостинице, где жила сборная, перед ней стоял Герман. Подъехала машина, из нее вышел Абрамович. Герман сказал: «Это Тимур». Абрамович пожал руку, и все.

Тогда, переживая гипервлюбленность в футбол, Абрамович знал всех, кто о футболе рассказывает. Я вроде бы не вел эфиры, поэтому меня он вряд ли мог знать. Но, наверное, репортажи смотрел. Потому что показалось, что он так улыбнулся еще с пониманием: где-то, чувак, я тебя видел.

Второй раз – когда Слуцкий позвал меня на гастроли «Современника» в Лондоне. Ровно год назад. Мы пришли, сели. Оказалось, что этот ряд полностью выкуплен Абрамовичем. Хороший ряд, центр, партер. Сидит Грановская, кто-то еще из соратников по бизнесу, и через четыре человека от меня – Абрамович.

Мы со Слуцким болтаем. Параллельно со спектаклем идет матч Лиги чемпионов. Вдруг Абрамович нагнулся в проход – чтобы сказать мне, но в то же время он сказал это в воздух: «Очень странно, что футбольные комментаторы предпочитают поход в театр просмотру матча Лиги чемпионов». На это я ответил: «Так же странно, как и владельцы футбольных клубов». Он улыбнулся. Ну и я тоже.  

– Как он себя вел?

– Если бы в театр заходили люди и я не знал, кто из них Абрамович, я бы никогда не сказал, что вот человек с состоянием 7 миллиардов долларов. Он выглядит настолько одним из всех – по одежде, манерам, – что кажется, будто все время стесняется.

– Вокруг него не было охраны?

– Может, была, но я не заметил. В Англии это в принципе не принято. Однажды я видел, как на светофоре остановился кортеж Дэвида Кэмерона, тогда премьер-министра. Хотя кортежем это нельзя было назвать: два мотоциклиста и две машины с прозрачными стеклами. Они остановились на светофоре между Грин-парком и Букингемским дворцом. Пока стояли, Кэмерон сидел на заднем сидении и смотрел на людей. Кто-то фоткал его. Я ускорился, чтобы перейти дорогу и потом сказать себе: «Мне уступил дорогу премьер-министр Великобритании». Это было мило и смешно.  

Все это к чему – в Англии такие люди не стараются оградить себя от реальности. И Абрамович, так долго прожив там, тоже понял это. Однажды я видел, как он выходил из машины у «Стэмфорд Бридж». С ним была пара охранников, но, может, это связано с тем, что болельщиков много. Это было за час до игры, мало ли кому что в голову придет. В театре охрану я не видел.

– Что тогда был за спектакль?

– «Три товарища».

– Билет на него тебе подогнал Слуцкий. Вы друзья?

– У нас хорошие отношения.

– С чего все началось?

– Всем известно, что Слуцкий всегда был расположен к журналистам. Я просто работал как репортер, часто брал у него интервью, мелькал перед глазами. Наверное, в какой-то момент он понял, что я свой человек.  

Сказал про Слуцкого и вспомнил, как снимал репортаж о первом домашнем матче «Терека» в премьер-лиге. Там играли «Крылья». Не тот матч, где 3:2, а 3:0 на стадионе Билимханова в 2008-м. Искусственное поле, в составе «Крыльев» были Ярошик, Жека Савин и Андрей Тихонов. А я летал, чтобы показать, что такое Грозный: люди с автоматами, костры на улицах – солдаты у них грелись. В этом антураже в непонятном отеле жили «Крылья», а я сделал интервью с Кадыровым, которое, возможно, меня спасло.

Я бегал с камерой, и за час до матча Кадыров вышел к полю. Вокруг никого, я подбежал к нему и задал вопрос про настроение и что-то такое. Удивился еще, что никто не схватил за руку, не остановил. Короче, записал три реплики Кадырова. После этого снял кортеж, где были номера 001, 002, 003. Думаю: «Круто. Номера идут по порядку». Когда снимал, по руке ударил один из сотрудников службы безопасности: «Ты не то делаешь. Это снимать нельзя». Он тут же вызвал начальника. Подошел очень воинственный товарищ. Сказал: «Ты сделал ошибку. Мы сейчас сотрем всю твою съемку». Они были любезны, но настойчивы.

Тогда еще пользовались не флешками, а пленочными кассетами. Если ее отберут, то весь сюжет пропал. Они взяли камеру, открыли. И тут я понял, что меня спасет Кадыров. Говорю: «Если вы сейчас сотрете, то не будет интервью Кадырова». Они взяли паузу: «У тебя есть интервью с Кадыровым?» – «Да, он говорит, как круто, что первый матч в Грозном» – «Тогда подожди». Вызвали оператора какого-то местного телеканала. Он пришел, смотрел в мою камеру и контролировал, чтобы я стер только машины. И чтобы не стирал Кадырова. Так сюжет был спасен.

Вася Уткин потом сказал, что это сюжет года. Приводил в пример. Он и правда получился живой: Савин рассказывает, как в следующем туре они обыграют ЦСКА. Тихонов замазывает раны от искусственного поля и показывает смску от Титова с поздравлениями. Слуцкий очень смешной и кричащий: «Сава! Сава!».

– Сейчас Грозный другой?

– Да. Уже выглядит как хороший российский город. Выстроенный, с новыми зданиями, кафешками. А в 2008-м была разруха. И когда я ехал в автобусе на тренировку «Крыльев», на первом ряду сидел врач-чеченец из Самары и вел как бы автобусную экскурсию: «Вот здесь было минное поле, здесь дворец Дудаева…» Он рассказывал о том, что происходило еще несколько лет назад. Там оставалась куча неразорвавшихся снарядов.

– Вернемся к Слуцкому. Как часто вы общаетесь?

– Сейчас у него были, снимали документалку о его жизни в Голландии. Интересно, что до этого наш последний длинный разговор состоялся после того, как он влип в историю со словом «сак» (3 ноября 2018 года– Sports.ru). Я написал: «Леонид Викторыч, вы просто взорвали интернет, но главное, что в том интервью на втором вопросе в России послали бы меня на хер. А там так долго и терпеливо отвечали на шесть одинаковых вопросов». Он сразу перезвонил: «Нет! Нет, тебя бы я тоже не послал». Но я послушал: корреспондент реально задал шесть вопросов на одну тему. Я представил, как если бы здесь Карпину задал шесть вопросов об уходе из клуба. Он меня просто бы обложил. Уже после первого вопроса.

Но моя ремарка в адрес Слуцкого – не претензия, а посыл: «Вы же понимаете, насколько там стали позитивнее? Насколько там другая реальность? И в этой реальности вы готовы терпеть то, чего не терпели бы здесь». Он с этим не согласился: «Ты не понимаешь. Я этого журналиста давно знаю. Он берет все интервью перед играми. Я с пониманием к нему отнесся и к тебе бы тоже отнесся с пониманием». Мы поспорили и начали говорить про сак – сэк. Он спросил, действительно ли это бросалось в глаза. В конце говорит: «Что же мне завтра команда устроит. Страшно на базу приезжать». А потом из «Красавы» я узнал, что команда и не заметила. Это у нас скорее раздули. В Голландии история не имела резонанса, тем более для голландцев английский язык тоже не родной. И кстати, английский у Слуцкого сейчас просто превосходный.    

Слуцкий вообще очень общительный. Вот сейчас в Голландии в течение трех дней мы с ним ужинали, ходили на ланч и постоянно болтали. Мне показалось, что ему наше общество – приятная отдушина в иностранной жизни. Он настолько открыт и приветлив, что, думаю, иногда даже об этом жалеет. А мы, в свою очередь, можем злоупотребить этим, упомянув что-то лишнее в репортаже. Он потом при встрече скажет: «Все-таки вы остаетесь журналистом. Вы, конечно, мне приятели и друзья, но в первую очередь – журналисты». Это один из его любимых подколов для нас. Но его открытость сильнее, чем прагматизм.

– Слуцкий безумно артистичный. В жизни это заметно?

– Помню историю из Лондона. Там он очень тосковал по родине, когда не был при работе. Видно было, что ему мало чем заняться. Мы с Мишей Моссаковским были в Лондоне и говорим: «Викторыч, чего хотите? Давайте в МариVanna пойдем, съедим борща». – «Блин, давайте найдем караоке».

Я позвонил лондонским друзьям в поисках русского караоке. Они предложили «Борщ и слезы». Это очень древний гаштет возле Harrods, он существует там с 90-х – и реально как кусочек Липецка в Лондоне. Мы пришли, заказали минус первый этаж. Пели четыре часа. Ну, я вообще не пел, Леонид Викторыч пел три с половиной часа, еще полчаса вместе с Моссаковским. Это был улет, бомба. Главный его хит – «Августин» Леонтьева. Он круто поет. Так в это вкладывается, у него точно есть слух. Если отстраниться, что поет главный тренер футбольной команды, то круто.

Я потом сказал, что из всех лондонских вечеров это был самый счастливый вечер Слуцкого.

– Ты с ним на вы?

– Да. Не могу по-другому. Я и с Германом Ткаченко на вы, хотя мы сто лет друг друга знаем. Но вот с Деминым на ты. Он буквально заставил перейти на ты.

– Где вы со Слуцким обедали?

– Пару раз были в ресторане, а «Тоттенхэм» – «Сити» смотрели у него дома в Арнеме. Нас было пятеро, а он заказал очень вкусной еды человек на десять.

– Он, кстати, живет недалеко от Березуцких?

– Не особо. Братья за городом. Викторыч не в центре, но и не далеко. До центра ему минут 15 ходьбы. Он как раз пешком ходит или на велике. Машина тоже есть, но там парковок не так много. Когда мы были, он один раз приехал на машине, другой – на велосипеде. Говорит, что некоторые футболисты даже на тренировку на нем приезжают. А на стадион ходят пешком. Или по крайней мере идут от далекой парковки через болельщиков, которые с ними фотографируются.

– Пара примеров, которые открывают его как отличного человека.

– Ну, очевидно, что он широкой души человек. Никогда не дает себя угостить и всегда сам закрывает любой счет. Вот сейчас в Голландии в ресторанах мы с Мишей Моссаковским все пытались вписаться в оплату, но бесполезно.

Крутая история, которая осталась за кадром, когда Слуцкий обрушился на судью после ПСВ. Мы были на этом матче, я пришел на прессуху. Прессуха – это царство скуки. В Голландии журналисты уминают халявную еду, в компьютерах отчеты строчат, а тренера уже не особо слушают. Слуцкий пришел – ну чего он может сказать? А тут он как начал отжигать: может, судья не любит толстых, лысых. Думаю: «Ничего себе Викторыч».

Понял, что его надо ловить и уже по-русски спрашивать, что это было. Смотрю на пресс-атташе Вибе – он отличный парень, но сидит багровый. Наверное, думает: «## твою мать! Мне же все это разруливать потом». Слуцкий встает после прессухи, Вибе за ним. Я с камерой: «Что это такое?». Он продолжает на русском прессовать судью. Мы идем от зала пресс-конференций к раздевалке. Он все это время отвечает на мои вопросы. Потом выключаю камеру, продолжаю разговаривать с ним, Вибе стоит рядом, ничего не понимает. Говорю: «Викторыч, давайте сейчас на независимом человеке проверим. Вибе, ты видел когда-нибудь то, что сейчас выдал тренер?» – «Нет, у нас не было такого никогда, это скандал». Викторыч: «Нет, Вибе, от 1 до 10 – это сколько было?» – «Коуч, 25». – «Ха-ха-ха».

На следующий день я спросил, жалеет ли он о своих высказываниях. Он ответил, что не жалеет: «Мне хотелось такого скандала здесь, потому что я понял, что скандал – моя защита от судьи. Здесь так не любят скандалов. И я не хотел скандалить. Но дошел до предела. И, возможно, это единственный способ взбаламутить пространство, где все боятся лишнего шума. А я нашумел и уверен, что этот судья больше не будет нас судить». И он пошел до конца. На следующий день был в телеэфире, где включили судью по скайпу. У них не получилось диалога: судья и вправду очень надменный товарищ, и Слуцкий не хотел идти на попятную.

– Он расстроен результатами «Витесса»?

– Говорит, что результаты там не самое главное. Важно быть под зоной топ-клубов, оказаться в квалификации Лиги Европы, собирать стадион, продавать игроков. Так, чтобы в глазах больших команд у твоего клуба был позитивный имидж и они отдавали тебе в аренду футболистов. Я смотрел их матч живьем, мне очень понравилось. У нас Слуцкого часто обвиняли в осторожности, закрытости игры. Блин, да сейчас они бегут и играют в атаку с ПСВ. Они ничего не боятся. Игроки его любят, болельщики любят. Он там реально круто работает.

– Кстати, ты же тусил в Европе не только со Слуцким, но и нашими легионерами после Евро-2008.

– Да, был у каждого в гостях. Тогда не нашел контакт только с Аршавиным. Он был в обиде на «НТВ-Плюс». Какая-то давняя история: то ли Маслаченко, то ли Вася сказали про него что-то не очень хорошее в эфире. Перед Евро-2008 я узнал, что мне работать со сборной. Пришел к нему мириться на сборах. Постучал в номер, а Андрей Сергеич открыл дверь после душа и был в неглиже. По-моему, этим он сразу дал понять, насколько клал на все. Очень театрально получилось. И в таком виде он объяснил, что наш канал не очень достоин, чтобы с ним общаться. По-моему, сложно было быть более аргументированным, чем Аршавин в той сцене.   

Вот у Павлюченко был в гостях. У Жиркова тоже. И у Билялетдинова.

– Про Жиркова и магаз D&G, в котором он проводил все время, – правда?

– Скорее да. У него был ограниченный треугольник по перемещениям. Единственное отклонение от маршрута – музей. Тут он превзошел себя, и я только в Лондоне узнал, насколько он повернут на своей коллекции артефактов войны. Он был постоянным посетителем Imperial War Museum, который находится далеко, но Юра был там регулярным посетителем. Как-то я с ним пошел. Если вам кажется, что вы знаете Жиркова, то забудьте об этом. Там он другой человек. Он сыпал фактами о наградах, он знает все о них.

– Факт про Павлюченко.

– Он сильно изменился именно по ходу жизни в Англии. Сначала говорил, что Англия – отстойная страна, в которой невозможно жить. А через восемь месяцев – что хотел бы остаться там навсегда. Это все есть в репортажах, которые я тогда снимал. Еще ему повезло играть на самом атмосферном стадионе Англии – «Уайт Харт Лейн». Он компактный, там меньше туристов, чем на топах, а больше своих парней, которые видели все и болеют как принято. А вот на «Олд Траффорд» сплошная Азия. Парней с района почти не осталось. Сейчас сильнее всего болеют за своих на выезде. Когда я вижу сектор «МЮ» на выезде – это вау. Дома – нет.

– Ты еще вспоминал про еду на «Челси». Что там особенного?

– Когда Абрамович пришел в клуб, он стал заказывать еду из лучших ресторанов. В частности, из ресторана Hakkasan – это очень крутое место в Лондоне. Эта еда идет в скайбоксы (вип-места не на общей трибуне, а в виде комнат на несколько человек с видом на поле – Sports.ru), ее же дают журналистам. Мне даже иногда казалось, что некоторые журналисты приходят туда тупо пожрать. Больше скажу: когда на матче не нужны были услуги оператора, с которым я работал на корпункте, он приходил на стадион, ел и уходил до начала матча. На любой другой стадион он не приходил. На остальных стадионах еда обычная.

– Самое крутое блюдо?

– Салат с креветками, космические десерты с ванильным кремом. Всегда крутая рыба. От матча к матчу что-то добавляют, изменяют. Просто представь себе респектабельный ресторан в Лондоне. Только алкоголя нет. И все это происходит до сих пор.

***

– Включи Тимура Дагуева и расскажи, с кем еще из игроков и тренеров ты общаешься.

– Так, как он, я не смогу, конечно.

В какой-то момент у меня была иллюзия, что мы, журналисты, можем дружить с футболистами. Я вспоминал древний опыт Васи Уткина и Димы Федорова, которые дружили с Владом Радимовым, Димой Хохловым, между ними не было дистанции. Но ее не было, потому что они были не так социально разнесены. Вот когда я начал уже практиковать репортерство, когда стал много снимать и подружился с футболистами, я все равно чувствовал дистанцию. До сих пор убежден, что ни с кем из футболистов у журналистов не может быть настоящих дружеских отношений. Это все равно отношения людей из разных миров. Они гораздо богаче, ведут другой образ жизни, у них другие жизненные ценности.

Сейчас наше дружеское общение ограничивается тем, что, к примеру, когда Дзюба за два часа до матча выходит к полю, он очень приветлив и разговорчив. Но это совсем не значит, что в течение ближайшего месяца мы с ним встретимся в городе и посидим. Нет, этого не будет. Все-таки дистанция есть. Так что у меня ни с кем нет дружеских отношений. Приятельские есть. В частности, с тем же Дзюбой.

– Я думал, что вы друзья. Видел видео, как ты из машины звонишь ему и берешь интервью. Очень расслабленно, как у другана.

– Когда очень надо и понимаешь, что человек очень позитивно настроен, получается общение. Но оно не может быть в каждодневном режиме. Хотя помню момент: он был вне сборной и минут на 20 выдал монолог в телефоне. Я сам позвонил ему что-то уточнить, а он разговорился. Рассказывал, почему не складывается. Так искренне говорил. Я понимал, что все это не для печати. Но это было по-дружески. 20 минут я был его ушами.

И потом, когда мне надо было сделать интервью, он пообещал, что даст для эфира. И выполнил обещание: получилось как раз то интервью по громкой связи в машине.

– Но даже приятельские отношения мешают. Ты не спросишь у него про Орзул или кошелек.

– Наверное, да. Но я не беру интервью как Александр Головин – на два часа обо всем. Я буду делать эти интервью локально и по темам. И, пожалуй, да – я не спрошу об этом. Мне для контекста это не будет нужно. Но если бы я работал в формате глобальных интервью и в этом состояла необходимость, я бы это сделал. Но в 10-минутном интервью, когда человек рвется в сборную, а его – в глазах общественного мнения – не хочет там видеть тренер, зачем спрашивать про Орзул?

Кстати, я записал то интервью и оперативно передал 20 секунд из него на программу Черданцева «После футбола». Как только эти 20 секунд про сборную прошли в эфире, тут же позвонил Черчесов. Я же там выводил Дзюбу на разговор об их конфликте. Поэтому Саламыч без здрасьте сразу сказал: «Ну какой конфликт? Ну зачем это мусолить?». Минут 40 я слушал недовольство, что мы разворачиваем тему Дзюбы через конфликт. Эти 40 минут он объяснял, что никакого конфликта нет.

– А Дзюба в разговоре не под запись говорил, что есть?

– Скорее я бы назвал это нытьем футболиста. Футболисты – как дети. Они всегда чем-то недовольны. Каждый из них требует к себе внимания. Возможно, Дзюба от Черчесова этого внимания не получал. Мне тогда показалось, что они как два медведя в одной берлоге. Но круть этой истории в том, что они вместе решили, что ради общего дела каждый переступит через свое самолюбие.  

– С Игнашевичем ты общаешься?

– Недавно виделись на дне рождения у Наташи (жены Сергея – Sports.ru). Но это всего второй раз года за два. Я с ним не постоянно общаюсь, но если общаюсь, то с удовольствием. Кстати, должен признаться, я использовал день рождения Наташи в служебных целях. Там позвал Сергея на эфир «Английского акцента», в антураже праздника он не смог отказаться.  

– Правда, что Наташа была твоей девушкой?

– Не была. Я к ней что-то испытывал, но девушкой она не была.

– Уткин говорил, что ты испытывал любовь.

– Я не разделяю стремление Васи говорить о личной жизни в интервью. Тем более в этих рассказах он затрагивает не только свою жизнь. По-моему, это нечестно и непорядочно.

– Тогда несколько вопросов, чтобы закрыть тему. Вы не встречались, значит, Вася не уводил Наташу у тебя?

– Нет.

– Ты ее добивался?

– В какое-то время – да.

– Почему не получилось?

– Наташа выбрала другого человека.

– Любовь была мучительной?

– Как любая безответная. В какой-то момент – да.

– Вася до сих пор не знает, любит ее или нет. Ты тоже?

– Я слишком уважаю Сергея и Наташу, чтобы развивать эту тему. Могу только сказать, что на дне рождения Наташи совсем недавно было просто супер. Она очень креативно ко всему подошла. От Ровшана [Аскерова] там были Игры разума. Мы были уверены, что выиграем, потому что у нас в команде играли Паша Занозин и Дима Федоров. Но проиграли. Было очень весело.  

– Расскажи немного, какой человек Наташа. Пока я слышал только восхищенные отзывы.

– Она занимается благотворительностью, это все о ней говорит. Она очень добрая, жизнелюбивая, активная. Человек, который занимался художественной гимнастикой, что само по себе адское занятие, и который лишил себя детства ради этого, точно не боится трудностей. Она стальной человек. С закаленным характером.

Еще работая на «НТВ-Плюс», она поехала снимать сюжет в Петербург с двумя операторами. Телекомпания поселила их в какой-то отстойный отель, и она за свои деньги переселила операторов в другие номера. Она это делала, потому что была увлечена делом.  

– Она была крутым журналистом?

– Да, крутым. Если что-то писала, то это было очень узнаваемо. Единственное: она была в профессии не так долго, как могла бы. Возможно, сейчас ее нефутбольные истории кажутся каменным веком. Но если их сейчас достать и чуть-чуть по-другому снять, то содержательно они будут выглядеть очень свежо. Как будто их сделали сегодня.

***

– Октябрь-2016, «Урал» – «Терек». Спустя 2,5 года опиши, что там происходило.

– Боевая игра в первом тайме. Счет 1:1. Я был вдохновлен, потому что, когда ехал на матч, ходили разные разговоры. Во втором тайме – просто все в одни ворота. На эмоциях я сказал, что, по-моему, в этом матче не хватало спортивной борьбы. Я не обладал никакой фактурой и не мог никого ни в чем обвинить. И не должен был, потому что это неправильно. Это даже противозаконно. Но как комментатор я имею право высказать свое мнение. И я его высказал.

– Жалеешь об этом?

– Нет. Журналистская работа и состоит в том, чтобы делиться наблюдениями. Если мне показалось так, я об этом сказал. Но у меня нет на руках доказательств. Мне показалось, что во втором тайме не было спортивной борьбы. Но я не могу сказать, что это договорняк.

– Все помнят письмо из «Терека» и как Канделаки тебя защищала. Что происходило на самом деле? Тебе лично звонили из Чечни?

– Из Грозного никто не звонил. Мы просто сидели в кабинете у Канделаки и Билан, они сказали, что ко мне есть претензии: «Мы попытаемся их погасить. Может, нам придется сделать спецэфир по этому матчу. Будут представители «Терека» и «Урала», и тебе тоже придется там быть». Я сказал: «Конечно». Потом мы проводили с Билан летучку на тему того, как построить этот эфир. Расписали примерные темы. Но гости отказались приехать. И за несколько дней все сошло на нет.

– Уткин сказал, что написал пост в фейсбуке о договорняке, чтобы вывести из-под удара тебя.

– Я не слышал об этом, но Вася относится ко мне с особым трепетом. Допускаю, что это так. При этом надо понимать, что Вася – как человек очень медийный – всегда угадывает с хайпом. Думаю, что кроме цели защитить меня он решал и собственные задачи. У Васи отличное журналистское чутье.

– «В первую очередь я писал это ради Тимура».

– Серьезно? Я просто этого не читал, честно. Мне не хочется быть очень циничным. Если это так, то я Васе благодарен. Но мне кажется, что канал, мой работодатель, сделал тоже немало.

Письмо от «Терека» было. Недовольное, но корректное. Когда приходят такие письма, на канале начинается движуха. Что-то надо ответить. Но наши руководители – когда-то Митя Чуковский и Вася, теперь Наталья Билан и Гавриил Гордеев – умели быть надежным заслоном между нами и клубами. Я представляю, сколько конфликтов Митя и Вася гасили. Сейчас их гасят Наталья и Гавриил. А писем, где клубы недовольны словами комментаторов, достаточно. Наши клубы бывают активны в этом плане. Но до нас чаще всего ничего не долетает. Руководство круто делает свою работу.

– Какие руководители Тина и Наталья?

– Как я понимаю, сейчас всю оперативную работу канала ведет Наталья Билан. Не секрет, что Тина так плотно не занимается каналом, как это было на первых порах. Наталья – жесткий руководитель. Она скажет в глаза все, что думает. Плюс она не стесняется спрашивать, если что-то не понимает в спорте. На старте канала она задавала вопросы, которые нам казались забавными: «Что престижнее: Лига Европы или Лига чемпионов?». Для новых начальников мы были теми, кто любит спорт, но не умеет делать современное телевидение. А мы в свою очередь думали, что нами пришли руководить чужаки. Но потом это недопонимание постепенно ушло.  

Когда в 2016-м я делал документальный цикл про наших соперников на Евро, то впервые столкнулся с правками Натальи Билан. Скажу честно: я фыркнул, увидев ее замечания – типа «Что за бред». Но потом понял, что это предубеждение надо побороть. В советах Билан было много того, что помогло по-новому взглянуть на работу.  

Вообще, я трудоголик, люблю работу, готов посвящать ей очень много времени. Билан – тоже. На любое письмо, которое ей пишешь по делу, она отвечает в течение пяти минут. Меня это поражает – насколько человек вовлечен в процесс.

– А какой человек Вася?

– Он должен быть центром любого стола. Если он не в эпицентре внимания, то он не в своей тарелке. Мы сидим как-то у него на даче – и Вася как-то оказался на обочине разговора. Все разбились на кучки, болтают, а он вне. Раз пытался встрять, два – какой-то шуткой. Все мимо. И тут вдруг Вася громко запел. Просто очень громко. У всех отвалились челюсти – так Вася вернул к себе внимание.

***

– Ты поставил интервью на вечер пятницы, потому что неделя очень насыщенная. Как ты ее провел?

– На вторник «Английский акцент» – наш студийный обзор тура АПЛ. Ведущий «Акцента» сам пишет верстку – это занимает примерно пять-шесть часов. Я смотрю выпуск программы Match of the Day на BBC, читаю кучу англоязычных источников, выделяю темы и пишу пункт за пунктом, что будет в программе. Такой подробный план эфира, вплоть до последнего титра. Весь понедельник потратил на это, а вечером прокомментировал «Бернли» – «Челси».

Утром вторника мы записали «Акцент» с Елагиным и Быстровым. Это занимает часа два. Программа идет вечером. Потом пообедали с Васей Уткиным и Мишей Поленовым – поржали, вспоминали «Трех репортеров». Вечером во вторник сходил на спектакль в Центре Мейерхольда – «Топливо», про жизнь физика от студенчества до успеха – любопытно. Моноспектакль. И с него приехал на «Брайтон» – «Тоттенхэм». Еле выжил – игра была скучнейшая.

В среду надо было написать верстку «Афиши» – это часа четыре. Программа выходит по пятницам, но верстку надо написать до утра четверга. Дальше приехал на работу и стал готовиться к дерби. Параллельно монтировали голландский выпуск про Слуцкого с Мишей Моссаковским. В 10 вечера работали манкунианское дерби с Черданцевым.

В четверг дописал верстку «Афиши» и приехал к четырем на матч «Енисей» – «Оренбург».

В пятницу в 12 мы записали «Афишу». Потом было собрание. После собрания я озвучил превью английского тура. Это получасовая журнальная программа. Для этого надо было почитать что-то по Англии. И вот – озвучив, приехал сюда.

– В чем кайф в 41 год делать то же самое, что ты делал в 25? Разве не хочется нового вызова, выхода из этого круга? 15 лет подряд комментировать одно и то же, делать интервью с футболистами, все из которых уже моложе тебя, – от этого не устаешь?

– Спорт – это вообще бесконечный сериал. От этого нельзя устать. В спорте постоянно возникают новые истории. Кайф в том, что жизнь меняется, медиапространство меняется. Когда тебе кажется, что уже все, появляется ютуб, инстаграм, новые зрители. Потом новая коллизия в футболе, которая тебя вдохновляет: «Ливерпуль» идет к чемпионству. И тебе нравится об этом рассказывать. Ну и потом – честно говоря, я не знаю, чем еще можно заняться.

Плюс сейчас в быстроменяющемся пространстве ты можешь делать много вещей: я веду эфиры, комментирую, снимаю. Когда делаю одно, то отдыхаю от другого.

– Почему я еще спросил – конкурс комментаторов. В нем ты никогда не поднимался сильно высоко: 15-е место, 17-е место. Что мотивирует продолжать, когда ты понимаешь, что на канале 20 комментаторов – и 15 из них лучше тебя?

– Комментаторство – это один вид деятельности. Заниматься только этим – скучно. Комментатор работает четыре матча в неделю. Этот восемь часов. Плюс подготовка. В сумме 12 часов в неделю. У тебя куча свободного времени.  

По поводу мотивации: намекаешь, что если браться всерьез, то надо подняться в этом рейтинге выше?

– Да. Если бы я все время был на 17-м месте, сказал бы себе: «Ну, значит, мне не дано. Значит, не буду больше комментировать». Как Дудь. Он был в кадре, комментировал матчи, но ушел на Sports.ru, где нет эфиров в телеке, потому что почувствовал, что лучше получается в другом.

– Значит, его не зацепило, хотя он делал отличные репортажи, которые в итоге довел до своей аудитории.

На место в рейтинге я не особо обращаю внимание. И мне кажется, что, распыляясь на разные виды деятельности, я для себя нахожу мотивацию. Когда все это выстраивается в круг, ты ни от чего из этого не устаешь.

То, что я себя не нашел в чем-то более масштабном, – наверное, да. В чем? Снимать большие документальные фильмы? Мы делали документалки в рамках спецпроектов. И я делаю это с удовольствием, порой это даже нормально выглядит.

Когда ты мне задаешь такой вопрос, в нем звучит следующий посыл: «Ты бы, наверное, тоже мог стать Дудем, но ты не стал им». Каждый себе задает этот вопрос. Я тебя уверяю: его задает любой занимающийся этим делом, тем более в спортивной журналистике. Пример Дудя показывает, что из спорта можно совершить прорыв в космос. Но мне кажется – и сам Юра говорил об этом несколько раз – у этого прорыва нет алгоритма. Он попробовал – он попал. Это круто. Со мной этого не случилось. Но жизнь-то из-за этого не заканчивается.

– Смотри, какая моя логика. Всегда нужно идти вперед и прогрессировать. Уже сейчас я понимаю, что Дудем мне не стать и потолок в спортжурналистике низкий. Новые интервью о политике? Повтор пройденного. Репортажи с матчей? Я делал это в 18 лет. Уверен, что через два или пять лет будет точка, когда пойму, что я совсем застыл. В этот момент я уйду из журналистики. У тебя такой точки никогда не было?

– Мне кажется, профессиональное счастье человека – чувствовать себя на своем месте. Давай так: у меня нет таланта Васи, и у многих его нет, но мне в кайф делать то, что я делаю. Задумываюсь ли я о кризисе застоя? Да. Хотелось ли бы мне совершить какой-то прорыв? Тоже да. Но я не знаю его рецепта. Более того – когда я общался с одним промоутером видеоблогеров, он честно сказал: «Если бы до запуска ко мне пришел Дудь и сказал, что хочет делать полуторачасовые интервью, я бы сказал: «Иди на хер отсюда. Просто на хер. Это провал».

Но это же случилось. И мне кажется, хуже стараться стать Дудем. Попыток была масса. Мы видели разные интервью. И люди сходили с дистанции. Мне кажется, те, у кого не вышло стать еще одним Дудем, более несчастны, чем я. Я комментирую, снимаю – меня вдохновляет оказываться в центре события, веду эфиры. Я на своем месте.

И потом, у нас на глазах происходит эволюция репортерского жанра. Когда нас учили Дима Федоров и Вася Уткин, мы снимали с операторами на большие камеры и проводные микрофоны. Когда пришел «Матч ТВ», он сказал, что давайте снимать красиво и художественно. А потом я понял, что мне нравится снимать самому, ни от кого не зависеть. Когда я смотрю на Саву, который способен затронуть самые сложные темы просто с палкой и гоупро на ней, – это же что-то абсолютно новое и очень вдохновляющее.

– Тебе не обидно, что ты снимал влоги за полтора года до Савы, но они не взлетели?

– Обычная жизненная история. Значит, делал что-то не так. Почему-то не достучался до зрителя. Хотя ты удивишься, но вот я читаю много комментов: «А! Вы поедете к Слуцкому после Савы, хер ли вы там снимаете, он уже все снял». Нифига. Не потому, что Сава снял плохо – он снял зашибись, очень круто. Но пространство жизни настолько велико, что Сава может снять офигенно, а я приеду и тоже сниму офигенно, но о другом. Поэтому когда люди говорят, что вы после Савы ничего не снимете – это их мера понимания. Но Сава задал бомбический эталон. При этом брюзжать, что он все перекусил и смотрят только его, просто глупо. Надо идти и снимать свое. 

Телеграм Головина 

«Уимблдон» купили за 10к долларов, а «Ролан Гаррос» показывали после речей Собчака. Так теннис появился на ТВ

Говорил с Кабаевой, возил икру Аршавину, ругался с Уткиным, послал Друзя. Самый дерзкий игрок «Что? Где? Когда?»

Фото: instagram.com/zhurawell; facebook.com/timur.zhurawell; instagram.com/816room; instagram.com/natashevich; imdb.com; Gettyimages.ru/Mike Hewitt, Michael Regan; instagram.com/polesha; REUTERS/Amr Abdallah Dalsh; youtube.com/Тимур Журавель

развернуть

Начало прекрасных отношений.  

В 2006-м «Барса» отправилась в тур по Штатам, в Лос-Анджелесе клуб встречался с местными идолами – баскетболистами «Лейкерс». Роналдиньо и Брайант, которые дружили пару лет, разговорились:

– Кобе, гляди, я познакомлю тебя с одним парнем. Он станет величайшим футболистом всех времен.

– Чего? Ты и есть лучший.

– Нет-нет. Вот этот парень станет лучшим.

Роналдиньо указал на Месси, которому два месяца назад исполнилось 17.

Бразилец восхищался не впервые. В 2003-м, после дебютной тренировки Лео с основой, Роналдиньо позвонил знакомой журналистке Кристине Куберо из Mundo Deportivo:

– Я только что занимался с парнем, который превзойдет меня.

– Не преувеличивай.

«Отлично помню, как Ронни набрал мне только для того, чтобы сказать это, – рассказывала Куберо Гильему Балаге. – Он много раз говорил: ты не представляешь, что этот парень творит на тренировках, он невероятно хорош».

Когда Месси начинал в «Барселоне», Роналдиньо был человеком с другой планеты: его купили из «ПСЖ» за 32 миллиона евро, в 2004-м назвали игроком года ФИФА, а в 2005-м дали «Золотой мяч». Бразилец уже запустил империю R10 и улыбался с плакатов в спальне каждого ребенка, любящего футбол: ведь он не играл в мяч, а делал c ним то, что так обожают дети, – показывал фокусы.

Лео же только подтягивался к основе из второй команды, носил дурацкую длинную прическу, постоянно молчал и всего стеснялся – даже краснел после голов на тренировках.

Но Роналдиньо и так был не заносчивым, а когда увидел, что парень еще и очень талантлив, начал его опекать – вместе с Деку, Сильвиньо, Моттой и Эдмилсоном. Хен тен Кейт, ассистент Райкарда, вспоминал, как Деку обратился к Месси за первым ужином: «Эй ты! Иди сюда. Ты единственный аргентинец, который будет сидеть за нашим столом».

«Лео раньше проводил время с каталонцами в Ла-Масии, но он аргентинец, и он чувствовал себя как дома, с нами, латиноамериканцами, – объяснял Сильвиньо. – За столом ему не нужно было ничего говорить. Он просто сидел, смотрел и застенчиво смеялся. Очень быстро все схватывал и наслаждался».

Компания подыграла Месси и в раздевалке. Лео смущался менять шкафчик, который полагался новичкам, на место рядом со звездами. Его уговаривали Деку и Мотта, но он упрямо отказывался, пока не подключился Роналдиньо: бразилец осторожно настоял, что пора двигаться вперед – и Месси не смог отказать.

Роналдиньо называл Лео Irmao (с португальского – «братишка»), рассказывал, когда лучше врываться с фланга в свободные зоны, делился секретами воздушных движений и заставлял смотреть NBA, чтобы перенимать оттуда приемы – например, перемещения и парную работу при заслонах. Это сейчас Месси безупречен в 10 матчах из 10, но в стартовых сезонах (2004/05 и 2005/06, 14 голов за 46 матчей) он мог играть неудачно. В таких случаях Роналдиньо подсказывал ему, как правильно разговаривать или скрываться от журналистов, а иногда сам подолгу общался с медиа, отвлекая внимание.  

Диктофоны и вспышки – стресс для Лео даже сейчас. Сильвиньо, самый жуткий болтун на свете, вспоминал его частую просьбу: «Ладно, Сильви, иди к прессе и скажи им все, что нужно, а затем туда пойду я, и мне уже не нужно будет ничего говорить».

За три года друзья Месси стали ему семьей. Перед финалом ЛЧ-2006 в Париже Лео получил травму и заплакал, узнав, что пропустит игру. «Барса» победила «Арсенал» 2:1, и пока команда отрывалась на поле, Месси грустил в раздевалке. Тоску раздавили Ронни и Деку: они растормошили парня и вручили ему первый кубок ЛЧ в жизни – возможно, через 3 недели он выиграет пятый. 

Важно, что от бразильца Лео перенял только лучшее, хотя видел, что он кайфует в мире глянца и лоска. Когда Роналдиньо подсел на вечеринки и подзабил на диету, Месси лишь надеялся, что это временно и смущенно выслушал его истории про красоток в бикини.  

Руководство «Барсы» обсуждало поведение Ронни на всех заседаниях, но боссы не рисковали продавать фанатскую икону. Тверже всех оказался Гвардиола, который пришел в клуб в июне 2008-го и, поговорив с бразильцем, понял, что их пути расходятся. Через месяц полузащитник ушел в «Милан», но перед трансфером сделал последний красивый жест: приехал к Месси в гости и предупредил, что отдаст ему 10-й номер. Разумеется, все знали, что бразилец никогда об этом не жалел, но в декабре 2018-го он пошел еще дальше: «Когда Месси завершит карьеру, а я надеюсь, это будет очень нескоро, «Барселона» должна изъять десятку, чтобы больше никто не мог ее касаться. Месси – лучший в истории клуба. Он делал вещи, которые больше не делал никто».

«Я всегда говорил, что с того момента, как я вошел в раздевалку, Рональдиньо и все другие ребята – Деку, Сильвиньо, Мотта – приняли меня, благодаря им я легче адаптировался, – говорил Месси на Barca TV в 2013-м. – Но особенно помог Рональдиньо, потому что он был суперзвездой. Я многому научился у него и благодарен за то, как он отнесся ко мне в самом начале пути».

Год назад, когда Роналдиньо завершил карьеру, Месси первым обратился к нему в инстаграме: «Мне повезло разделить с тобой столько разного. Ты не только феноменален с мячом, но и, что самое важное, ты замечательный человек. Даже если ты решил уйти, футбол никогда не забудет твоей улыбки. Всего наилучшего, Ронни».

«У Лео в «Барсе» было преимущество – он мог расти рядом с Рональдиньо, – объяснял бывший директор клуба Жоан Лакуэва. – Месси был похож на гриб в тени дерева, которым был бразилец. Он набирался сил. Пока люди восторгались великим Рональдиньо, Месси постепенно превращался в достойного игрока первой команды».

Первый гол за «Барселону» Месси забил в мае 2005-го. Клуб принимал «Альбасете», за 7 минут до конца Лео позвали разминаться, а Это’О, заметив, что его собираются менять, показал Райкарду: уходить я не намерен. Но на 87-й минуте сердитый камерунец все-таки покинул поле, не глядя пробил Лео пятерку и прошмыгнул мимо Райкаарда в раздевалку, где начал беситься и пинать вещи.

Лео еще на бровке почувствовал напряжение, но нервничать было некогда – к нему подошел Роналдиньо: «Я дам тебе пас, и ты забьешь. Завтра твое имя появится на первых полосах газет».

На 91-й минуте Месси зацепился за мяч у чужой штрафной, покатил его Ронни, а бразилец вернул Лео, закинув на ход. Месси подготовил корпус и левой ногой элегантно перекинул вратаря. Размахивая руками он побежал к угловому флажку, а когда развернулся к партнерам, заметил, что Роналдиньо чуть присел спиной к нему. Через секунду бразилец гордо нес счастливого Лео на спине, слегка раскачивая.

В тот момент Месси оказался выше него на целую голову. Под яростные овации Роналдиньо протащил аргентинца несколько метров, сделав два молчаливых обращения.   

К стадиону: у вас новый герой.

К Месси: добро пожаловать в большой футбол.

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Luis Bagu / Stringer, Denis Doyle / Stringer, Gonzalo Arroyo Moreno / Stringer

развернуть

Следим и переживаем.

Тревожные новости из Португалии: у Икера Касильяса случился инфаркт миокарда – голкиперу стало плохо прямо во время тренировки «Порту».

• Касильяса госпитализировали в частную больницу CUF, ему потребовалось небольшое хирургическое вмешательство – катетеризация (чтобы восстановить кровоток). Сейчас Икер находится под пристальным наблюдением врачей.

• «Порту» рассказал, что жизни Касильяса ничего не угрожает. Оставшуюся часть сезона он пропустит. A Bola процитировала спортивного врач Домингоса Гомеса:

«Главный положительный момент заключается в том, что ему была вовремя оказана помощь. Иногда в таких случаях пять минут решают многое. Что касается продолжения футбольной карьеры, то все возможно. Однако многое будет зависеть от того, как будет протекать восстановление. Безусловно, физические упражнения могут помочь ему вернуться к нормальной жизни».

• Миокард – самый толстый, мышечный слой сердца. Инфаркт миокарда – это острое состояние, при котором нарушается кровоснабжение тканей сердца из-за закупорки просвета коронарного сосуда, что приводит к отмиранию (некрозу) участков тканей сердца. Блокируется доставка к миокарду кислорода и других питательных веществ.

Обычно при инфаркте человек внезапно чувствует сильную боль в грудной клетке. 

• Основные причины инфаркта миокарда:

1. Высокое артериальное давление.

2. Плохая наследственность, возраст, высокий уровень холестерина.

3. Инфаркты и инсульты, которые человек перенес в последние несколько лет.  

4. Курение, лишний вес, неправильное питание, сахарный диабет, недостаток физических упражнений.

5. Депрессия, стресс.

• В соцсетях Касильяса поддерживают клубы и футболисты. 

«Реал», главный клуб в жизни голкипера, опубликовал трогательное заявление: «Икер научил нас преодолевать самые невероятные трудности, чтобы прославлять команду. Он научил нас тому, что понятие «сдаться» – не вписывается в нашу жизненную философию.

Мы хотим, чтобы наш вечный капитан поправился как можно скорее и посылаем ему всю храбрость мира».

• В марте 37-летний Касильяс продлил контракт с «Порту» до 2020 года. Президент клуба Пинту да Кошта радовался: «Я уверен, что это не последнее соглашение. Он сказал, что ему нравится клуб и город, и он приехал сюда не за деньгами».

Хочется верить, что мы еще увидим Касильяса в деле.

Поправляйся скорее. 

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Michael Regan

развернуть

Главное о победе команды Итудиса.

ЦСКА выиграл главный турнир европейского клубного баскетбола в восьмой раз.

Четыре раза это случилось во время Советского Союза, еще четыре – в XXI веке.

ЦСКА уступает по победам лишь мадридскому «Реалу» – у испанцев 10 титулов. А в XXI веке и вовсе никому: этот четвертый титул помог армейцам сравняться с «Маккаби» и «Панатинаикосом».

Все успехи команды в XXI веке связаны с «Норильским Никелем»

Компания ежегодно заливает в баскетбольный проект порядка 35-45 миллионов евро.

Бюджет ЦСКА традиционно один из самых больших в Европе, но не всегда: например, в этом году армейцы – третьи, вслед за «Реалом» и «Барселоной».

Все европейские гранды – «Реал», «Барселона», «Фенербахче» – обладают примерно такими же возможностями в плане финансов. И поэтому руководство ЦСКА в Европе – в отличие от России – уважают. Российский клуб умудряется обходиться без спадов и почти каждый год пробивается в «Финал четырех». Такое не удается ни «Реалу», ни великому Желько Обрадовичу, ни европейским звездам.

В России же ЦСКА считают денежным мешком, который собирает всех лучших российских игроков, доминирует в национальном чемпионате и полагается исключительно на судей и административный ресурс.

Этот титул особенно важен для президента ЦСКА Андрея Ватутина

Ватутин заменил на этом посту Сергея Кущенко еще до победы в 2008-м. Но внутри баскетбольной тусовки считается, что ту победу одержали на багаже предыдущего руководителя.

С Ватутиным ЦСКА долго преследовали неудачи: провал в 2012-м, когда команда упустила 21 очко преимущества, многочисленные поражения от бедного «Олимпиакоса», провал с Душко Вуйошевичем.

Но последние годы все изменилось: у ЦСКА второй титул за четыре года. Своего бывшего начальника Ватутин точно обошел.

Этой команды больше не будет

Цикл этого ЦСКА завершается: летом истекают контракты у главного тренера и всех легионеров.

За пять лет работы в клубе Димитрис Итудис каждый раз выходил в «Финал четырех» и завоевал два трофея. Теперь он одновременно самый критикуемый тренер в истории ЦСКА и самый эффективный – ни у Мессины, ни у Ивковича, ни у кого не получалось выдавать такие результаты.

Последний цикл ЦСКА построен вокруг французского защитник Нандо ДеКоло, американцев Клайберна и Хиггинса, которые в Москве неожиданно превратились в звезд, маленьких центровых Хайнса и Хантера, вернувшегося в клуб заматеревшим Никиты Курбанова.

Даже если Итудис останется в клубе (у него наверняка будут предложения стать ассистентом в НБА), то ЦСКА придется все создавать заново: ДеКоло почти наверняка уходит в мадридский «Реал», ветеранам Родригесу и Хайнсу, возможно, не станут предлагать новые контракты, Клайберн и Хиггинс могут попробовать силы в НБА, уйдут те, кто не проявил себя…

Итудис построил одну из самых запоминающихся команд в истории Евролиги

Грек иногда допускает явные ошибки, излишне увлекается экспериментами, составляет пятерки по собственному пониманию. Ну и Итудис не пускает никого в свой баскетбол. А еще его команды перманентно лихорадит – то армейцы проигрывают огромные отрывы, то мучаются со середняками, то слишком долго ищут работающее сочетание.

Но в истории он уже самый успешный босс в новейшей истории ЦСКА.

  • Он построил команду с лучшим нападением Евролиги в последние пять лет.

  • Он построил одну из самых зрелищных атакующих систем в Европе – армейцы традиционно лидируют и по передачам, и по касаниям в атаке, ориентируются на феерящих защитников, набирают больше всех очков.

  • Он трансформировал ЦСКА от команды запредельно талантливой, но чересчур изнеженной и теряющейся под давлением, в коллектив, который отыграл «-14» в полуфинале у «Реала» и даже не подумал, что произошло что-то необычное.

  • Пожалуй, главная заслуга Итудиса – в том, что он создал команду и атакующее разностороннюю на дистанции регулярного сезона, и при этом защитную, злую, умеющую подавить на подборе, пользующуюся энергией Хэккетта, Клайберна и Хантера.

  • У него нет авторитета легенд Евролиги. Но с двумя титулами он уже легенда.

Этот цикл команды построен вокруг французского защитника Нандо ДеКоло

ДеКоло не смог заиграть в НБА, не смог заиграть за «Сан-Антонио» и вернулся в Европу списанным талантом.

У Итудиса он превратился в самое совершенное атакующее оружие европейского баскетбола – европейского Джеймса Хардена. ДеКоло удивительно однообразен, пугающе безэмоционален, постоянно фехтует свободной рукой и зарабатывает фолы, но сдержать его невозможно – на протяжении последних четырех лет он лучший игрок в Европе и умудряется достигать невероятной эффективности.

В этом году у ДеКоло был очень тяжелый сезон.

Он играл с травмой бедра и страдал из-за отсутствия семьи – его жена родила за неделю до «Финала четырех» и провела последние месяцы на родине.

ДеКоло временами взрывался, но в целом был не похож на самого себя.

Он собрался в самые нужные моменты – в одиночку вырвал для армейцев два гостевых матча плей-офф против «Басконии» и положил решающий бросок в полуфинале с мадридским «Реалом».

Именно в «Реал» ДеКоло, скорее всего, перейдет этим летом. В Москве ему явно стало тяжело эмоционально.  

Этот ЦСКА привлекает больше всех болельщиков и одновременно критикуется как ни один другой

Евролига заставляет клубы работать с болельщиками, и ЦСКА показывает стабильную динамику роста в Мегаспорте – армейцы в среднем за сезон собирают больше 7 тысяч зрителей.

Вроде не самая впечатляющая цифра, но ничего подобного в истории российского баскетбола не было. Даже легендарный ЦСКА Ивковича с родными Холденом, Лэнгдоном и Папалукасом выступал в УСК, на маленькой арене.

При этом этот ЦСКА критикуется больше, чем любая другая команда в истории клуба.

Российский баскетбол закончился в 2012-м году, когда золотое поколение Кириленко, Хряпы и Мони завершило выступления. Новых баскетболистов просто не выросло, и потому россияне в победе армейцев играют не самую заметную роль: Никита Курбанов – важный игрок ротации, но в атаке выполняет вспомогательные функции, Антонов, Воронцевич, Ухов, Кулагин и Боломбой получают минуты лишь эпизодами.

Опять же, если посмотреть на статистику, российские игроки ЦСКА выходят на площадку больше всех в российском баскетболе. Но именно ЦСКА – на виду, а потому именно ЦСКА – символ упадка российского баскетбола в целом.   

Этот ЦСКА – команда слишком правильных людей

На самом деле, если у ЦСКА и есть проблема, то она в том, что это команда слишком правильных людей. Этот ЦСКА самая семейная команда в истории клуба – за исключением молодых игроков, у всех есть семьи, и у большинства в этом году появилось пополнение в семействе. Они все слишком взрослые, слишком профессиональные, слишком закрытые и слишком скучные.

Этой команде не хватает пофигистичной эстетики Теодосича, дерзости Аарона Джексона и харизмы Папалукаса.

Этой команде не удается снять все паспортно-расовые вопросы ни за счет бодрого баскетбола, ни за счет личного обаяния.

Но странно требовать у нее еще и этого.

Эта команда – один из чемпионских составов ЦСКА. В XXI веке таких было всего четыре, так что история сама отдаст им должное.

Фото: REUTERS/Sergio Perez; РИА Новости/Михаил Сербин

развернуть

Скудетто у «Интера» отобрал чех, которого обидели собственные фанаты.

Помните, как прошлым летом Сарри распробовал английский футбол и разочарованно протянул: «В Италии воюют перед матчем, зато через 20 минут и счета 2:0 игру можно заканчивать»?

В начале нулевых в Италии воевали до последней минуты последнего тура и побеждали вопреки прогнозам, статусу и собственным фанатам. Серия А еще не оскудела из-за финансовых катастроф и была главной лигой Европы: середняки покупали звезд вроде Гвардиолы и Баджо, а топ-клубы регулярно переписывали трансферные рекорды.

«Рома» была фаворитом

«Рома» выиграла скудетто-2000/01, в новом сезоне все ждали повторения. Римляне сохранили чемпионский состав, удачно продали игроков ротации Хидетоси Накату и Кристиано Дзанетти и на эти деньги подписали потрясающего 18-летнего Кассано и преждевременно списанного Пануччи.

Хребет команды остался прежним: команда стального Капелло держалась на мощной обороне с Самуэлем, Кафу и Кандела и кусачем центре поля с Эмерсоном, Лимой (тем самым, что позднее засветился в «Локомотиве») и вечным Дамиано Томмази – говорили, что после матча у него остаются силы на марафон. В атаке римляне полагались на креатив Монтеллы, Кассано и Тотти и чутье прямолинейных и пробивных Батистуты и Дельвеккио.

*Указаны стартовые составы в последнем туре. 

Чемпион стартовал с поражения и двух ничьих, но осенью разогнался, перебил почти всех конкурентов (в 10 матчах с командами топ-6 «Рома» проиграла всего раз) и к последнему туру пришел третьим в двух очках позади лидера. Во втором круге команду тащил Монтелла: великолепный левша пропустил полсезона, но вовремя вернулся и забил 12 голов в 9 весенних матчах («Лацио» получил от него покер в дерби).

«Интер» обновил состав ради титула

«Интер» каждый сезон начинал с чемпионскими амбициями и каждый сезон пролетал мимо скудетто. Команда не выигрывала с 89-го и застыла в одном сезоне от собственного антирекорда по серии без титула. Чтобы не допустить этого, Моратти потратил сумасшедшие 108 миллионов евро.

За титулом пришли Матерацци, Кристиано Дзанетти, Консейсау, Гульельминпьетро и герой Евро-2000 Тольдо, а на будущее купили Эмре, Адриано, Каллона и Сорондо. Тренером позвали сенсационного Эктора Купера: аргентинец три года подряд выводил «Мальорку» и «Валенсию» в финалы еврокубков и наконец взялся за топ-клуб.

Новичкам нужны были шкафчики в раздевалке, так что «Интер» ловко продал бесперспективных Пирло (да-да, Пирло) и Робби Кина и расстался с постаревшими Юговичем и Бланом. Моратти собрал мощную, но несбалансированную команду: в основе вместе с убойным атакующим кулаком из Роналдо и Вьери (Феномен в итоге пропустил почти весь сезон из-за травм, но Кристиан забивал почти в каждом матче) выходили персонажи вроде Вратислава Грешко.

«Интер» мощно стартовал, весь сезон шел в лидерах, но в 30-м туре (чемпионат заканчивался в 34-м) неожиданно проиграл дома «Аталанте» и подпустил конкурентов. Итальянские газеты вышли с заголовками об очередном самоубийстве «нерадзурри» и на этот раз поспешили – в следующем туре вернулся Роналдо и забил 4 гола в 4 матчах. К последней игре «Интер» пришел первым.

«Юве» продал Зидана и ван дер Сара, купил Буффона и Недведа

«Юве» тоже соскучился по скудетто и обновился перед новым сезоном. Во-первых, вернулся Липпи: Анчелотти ссорился с Дель Пьеро и тифози (называл их лузерами, а они его – свиньей), жаловался на серость города и механизированную атмосферу повернутого на победах клуба, ничего не выиграл и логично закончил отставкой. Во-вторых, «Юве» повелся на сумасшедшее предложение «Реала» и после долгих переговоров продал Зидана. В-третьих, избавился от Индзаги (ходили слухи о конфликте Пиппо и Дель Пьеро), Ковачевича и ван дер Сара.

Закупился «Юве» в финансово просевших «Лацио» и «Парме». Из «Пармы» пришли Буффон и Тюрам, превратившие туринскую оборону в бетон. Из «Лацио» выписали разностороннего Саласа, который должен был побороться с Трезеге за место рядом с Дель Пьеро, и Павела Недведа – чех должен был заменить Зидана.

Без Зизу «Ювентус» испытывал недостаток креатива и к зиме подошел с четырьмя победами в одиннадцати матчах: команду штормило, Буффон не всегда был надежен, а Недвед вспахивал левый фланг – там они сталкивались с Дель Пьеро, пока другие игроки «Юве» по привычке искали треквартисту.

Туринцы удержались рядом с лидерами благодаря химии Дель Пьеро и Трезеге, создавших идеальную атакующую связку, а потом включился Недвед: Липпи перешел на 4-4-2 ромбом (ходили слухи, что под давлением Аньелли) и поставил чеха под нападающими – там Павел стал одним из лучших игроков мира.

За пять туров до финиша «Юве» отставал от «Интера» на 6 очков, и Липпи пообещал: выиграете все пять матчей – станете чемпионами. Туринцы выиграли четыре из четырех и к последнему туру пришли вторыми. Между ними, «Интером» и «Ромой» было по одному баллу разницы.

5 мая 2002 все перевернулось

В финальных разборках незаинтересованных не было. «Удинезе» боролся за выживание и настраивался на драку в домашней игре с «Юве». Фанаты «Торино» боялись, что соседи по Турину станут чемпионами, и призывали слить игру «Роме». Миланцы приехали в сюрреалистичный Рим, который боялся второго подряд чемпионства «Ромы» и болел против своих.

Болельщики «Лацио» приветствовали гостей как чемпионов. Праздновали голы «Интера» и молчали, когда забивал «Лацио». Больше всех пострадал Карел Поборски – фанаты встретили его гулом и свистом еще на объявлении составов.

Техничный чех не был создан для топ-чемпионатов. После великолепного Евро-96 он перешел в «МЮ», но угодил в тень молодого Бекхэма и потерял полтора сезона. В январе 98-го уехал в «Бенфику» и несколько лет жег в Португалии, но потом снова провалился в «Лацио». Поборски провел в Риме полтора года и сыграл всего один выдающийся матч – тот, в котором воевал против своих болельщиков.

К моменту, когда Карел стал орудием судьбы (или что там обычно отнимает скудетто у «Интера»), таблица уже изменилась. «Ювентусу» хватило одиннадцати минут, чтобы разобрать «Удинезе» – по голу забили Трезеге и Дель Пьеро. В оставшееся время туринцы катали мяч, изображая «Барсу», и смотрели не на ворота, а на техническую зону – оттуда сообщали результаты параллельных игр.

«Интер» подвинул «Юве» на второе место через минуту после гола Дель Пьеро: Вьери дождался косяка Перуцци и затолкал мяч в ворота. Через несколько минут «Лацио» приглушил трибуны шикарной атакой: Станкович зачерпнул в штрафную, Фиоре в касание сбросил в центр – вбежавший Поборски расстрелял Тольдо.

«Интер» придавил, создал несколько моментов и почти сразу вернулся на первое – Ди Бьяджо забил головой, – но к концу тайма сел у ворот и пропустил несколько опасных атак. На 45-й минуте навес в очередной раз выиграли миланцы, Грешко в простой ситуации сбросил мяч вратарю, но почему-то забыл о кивке головой – просто ткнулся в мяч лбом, как в начальных классах, а выскочивший из-за спины Поборски отобрал скудетто у «Интера».

Луиджи Ди Бьяджо, забивший так и не ставший чемпионским гол, до сих пор избегает разговоров об этой игре. Луиджи посвятил скудетто и гол умершему родственнику, а по итогу футболка с надписью «Роби, это для тебя» казалась насмешкой. Вратислав Грешко совершил решающую ошибку, но винит не себя:

«Мне показалось, что Тольдо вышел из ворот, но это неважно: суть в том, что в футболе все можно потерять в один миг. Считаю, что в поражении виноваты все. Я ошибся, но проиграли мы точно не из-за меня».

«Рома» бомбардировала ворота «Торино»: один Батистута упустил моментов на несколько матчей, несколько раз не повезло Монтелле. Гол был вопросом времени. «Юве» хладнокровно катал мяч поперек поля в Удине – стадион взрывался, только когда диктор объявлял о голах «Лацио». Голы Поборского встречали сдержанно, но во втором тайме туринцы уже не скрывали эмоций.

«Интер» вышел с перерыва разобранным и злым, полетел вперед и создал несколько опасных моментов, но игра с двумя защитниками (остальные тусовались у ворот) подарила «Лацио» максимально много пространства. На 55-й минуте Симеоне (он раньше играл за «Интер» и потому хорошо знал, что значит разочарование) замкнул навес со штрафного. На 73-й Симоне Индзаги забил четвертый.

«Интер» был убежден, что уже стал чемпионом, но «Ювентус» никогда не сдается, – рассказывал Игор Тудор. – Это самое яркое скудетто из всех. Я помню речь Липпи в автобусе. Он сказал: «Парни, это чистый кайф».

Скамейка «Ювентуса» начала праздновать: у них все было под контролем, а в три гола «Интера» за 17 минут никто уже не верил. Примерно в это же время «Рома» вскрыла «Торино»: Кассано перебросил вратаря после шикарного паса Монтеллы. Через несколько минут Винченцо сделал одну из тех неэффективных красивостей, которые убивал в нем Капелло: одним движением пяткой убрал всю защиту соперника, но запорол выход один на один. В одном изящном, эффектном и невезучем моменте отразилась сразу вся карьера Аэроплана.

«Интер» упал на третье и даже не боролся. Роналдо плакал на скамейке. Матерацци просил соперников поддаться. А «Лацио» игнорировал все это и добивал отчаявшихся гостей – «Интер» был ближе к разгрому, чем к ничьей.

«Если бы мы переиграли тот матч миллион раз, «Интер» одержал бы миллион побед, – уверен тогдашний тренер «Лацио» Альберто Дзаккерони. – Слишком многое совпало тогда. Все началось с гнева Поборского, которого освистали фанаты «Лацио». Карел спросил у меня: «Что плохого я сделал этим людям?», а потом вышел и бился насмерть. Даже отрабатывал в защите, хотя никогда раньше не делал этого.

На самом деле все стало ясно, когда игроки «Интера» выходили из автобуса. Они были слишком расслаблены. В таком состоянии победы добываются легко, если все получается в начале – но если случается что-то неожиданное, то уже не исправить. Я много думал об этом: если бы в тот день я бросил команду без тренера, игроки «Интера» все равно не смогли бы затолкать мяч в ворота.

Такое никогда больше не повторится».

Вечером прилетели персональные поздравления от Антонио Конте. Два года назад «Юве» проиграл «Перудже» в последнем туре и упустил скудетто – Антонио мстительно передал привет Матерацци, который тогда играл за «грифонов». Марко ответил, и в следующие дни завязалась одна из самых известных перепалок итальянского футбола:

– У Конте плохая память. Если бы я просил лациале поддаться, то сделал бы это раньше, а не когда счет стал 4:2. И вообще, я выпрашивал при 4:2, а он два года назад ныл уже при 0:0. Неудивительно, что Тюрам заткнул ему рот прямо перед камерами, чтобы Антонио не ляпнул еще какую-нибудь глупость. И неслучайно капитан «Юве» – Дель Пьеро, чемпион по духу и интеллекту (Конте тяжело переживал переход повязки к Алексу, так что это был жестокий троллинг от Матерацци – Sports.ru). Впрочем, я рад за Конте: на призовые он купит себе новый парик.

– Сейчас есть пересадка волос, никто не покупает парики, – нашелся Конте. – К несчастью для Матерацци, пересадку мозга еще не делают.

Летом разочарованный Роналдо сказал боссам, что хочет уйти, и в августе улетел в «Реал». Сенсационный и еще молодой Купер сломался и больше никогда не работал в топ-клубах, за шестнадцать лет не выиграл ни одного трофея и докатился до Средней Азии. Грешко тем же летом продали в «Парму» – потом он поиграл в бундеслиге, но топ-клубы им больше не интересовались.

Через несколько недель Массимо Моратти отошел от поражения, извинился перед фанатами и пообещал вернуть «Интер» на вершину мирового футбола. Восемь лет спустя «нерадзурри» выиграли требл, путь к которому начался с величайшего разочарования в клубной истории – проигрыша на «Стадио Олимпико» 5 мая 2002-го.

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: REUTERS/Dylan Martinez, Action Images/Michael Regan, Paolo Cocco, Stefano Rellandini; Gettyimages.ru/StuForster/Allsport, Grazia Neri/Allsport

развернуть