Ровшан Аскеров и миллион историй.

Ровшан Аскеров – бывший журналист «Спорт-Экспресса» (работал на двух Олимпиадах и куче разных чемпионатов мира) и «НТВ-Плюс», но больше всего его знают как самого громкого знатока из «Что? Где? Когда?». Он 20 лет играл в клубе, появляясь в эфире Первого канала, выигрывал «Хрустальную сову», скандалил с ведущим, удалялся из зала и посылал Друзя. В 2018-м Аскеров ушел из клуба, а на днях дал огромное интервью Головину. Из него вы узнаете: 

• как Уткин проспал свой эфир и прогулял командировку на чемпионский матч АПЛ;

• зачем в «СЭ» требовали сделать интервью из бани;

• почему Дмитрий Киселев – проститутка и ##### [ушлепок];

• из-за чего Аскеров не дружит с Друзем;

• несколько эпизодов, который доказывают: Аршавин – красавчик;

• что кричал Леонид Парфенов на Олимпиаде в Афинах.

– Ваш инстаграм в одних путешествиях. Сколько стран за жизнь посетили?

– Одно время считал, потом бросил. Просто помню, как с женой заполняли анкеты для британской визы. Там нужен список стран за последние пять лет. Начал ей диктовать. На втором десятке она сказала: «Аскеров, я тебя ненавижу». Но я же ездил и до знакомства с ней. Так что вся Европа, кроме Сан-Марино, Андорры, Лихтенштейна и Польши; [был в] США, Японии, Малайзии, Марокко, Бразилии, Чили, Перу, Аргентине… Из континентов не был только в Антарктиде и Австралии.

– Самая впечатляющая локация?

– Обычно запоминается первое. В 1998-м я впервые поехал за границу – в Германию в Кельн. Очень хотел увидеть Кельнский собор. До сих пор помню ощущения даже через 20 лет: поворачиваю за угол, он на тебя наваливается, и ты стоишь оглушенный. Пламенеющая готика напала из-за угла. Просто вау! Сколько раз туда приезжал потом – он меня поражает. Вроде обычный готический собор, но такой сильный. После него даже Нотр-Дам показался обычным.

Из географических точек очень крутой мыс Горн (южная оконечность Южной Америки – Sports.ru). Вроде скала и скала. Но у нее есть история «Летучего голландца», капитана ван Стратена, который поклялся пройти этот мыс, но никак не мог. Про это написаны легенды, оперы. Когда с женой поехали в Аргентину, я сказал: «Юля, согласен на любые твои места, но у меня есть две важные точки: «Бомбонера» из-за Марадоны и мыс Горн с Магеллановым проливом».

Мы плавали на яхте вокруг мыса, даже дали сертификат, что побывали там. После этого вся группа пошла смотреть маяк, а я полчаса – черную скалу. Понимал: здесь – Атлантический океан, здесь – Тихий, два самый больших аквариума мира. Здесь они соединяются. Но скале пофигу, как они называются. Она была миллионы лет до и будет после. И океану пофигу, как называется эта часть, как другая. Это мы их так называем. И на этом фоне все люди со страстями, идеями, планами – ничто. Какая-то бренность нашего существования в этот момент проявляется. Я переосмыслил там многие вещи.

Вообще, Магелланов пролив – я помню его с детства. У нас дома карта висела на стене, папа рассказывал про Магеллана: что он совершил первое кругосветное путешествие. Я ходил пальцем по карте, а теперь мог сам руку опустить в этот пролив.

– Место, которое разочаровало?

– Было то, про которое читал, видел, ждал. Приехал, а оно один в один. Это Шотландия: зеленые луга, холодный климат, горы, замки, виски. Весь набор ты ждал – и получил. Хаггис – их национальное блюдо. Я ждал, что в нем ничего особенного. И оказалось, что настолько ничего особенного, насколько я и ожидал.

– На какой народ больше всего похожи русские?

– Глобально люди везде одинаковые. Их мотиватор – секс, деньги, страх. Все, что мы делаем, – ради этих трех вещей. Страх смерти, страх лишиться денег, добиться женщины.

Не думаю, что есть более умные или глупые нации. Идея с нациями придумана позже зарождения человечества как способ манипулировать людьми. Человек – существо коллективное, стадное, его надо к кому-то привязать. Человеку не удобно, когда я – это я, он должен принадлежать двору, общности. Мы все ходим в одну церковь, объединяемся. Но я не люблю такие объединения. Даже в плане футбола. У меня нет желания объединиться со своими. И нет одной команды, за которую болею. Смотрел тут «Ливерпуль» – «Бавария» и не знал, за кого болеть. Там нравится Клопп, там – Нойер.

– Как совмещать поездки с работой?

– Это отдельное искусство: выстраивать график так. Хотя я не уголь добываю и не стою у операционного стола.

Я работаю пиар-директором журнала «Баку». И с Борисом Левиным и Алексеем Бодровым создал клуб «Без дураков». Два раза в неделю – по средам и четвергам – проводим игры в формате паб-квизов. Мы сами готовим вопросы, ведем игры. У нас уже две лиги есть. Зарабатываем за счет билетов. В неделю 200 человек приходит.

– Сколько денег это приносит?

– С какой целью интересуетесь?

– Людей интересуют секс, страх и деньги.

– Делиться не буду. Вы же мне ничего не добавите в плане денег. Вот вы сколько зарабатываете?

– 100 тысяч грязными.

– В «СЭ» (Аскеров работал там с 2001 по 2007 год – Sports.ru) я получал тысячу долларов. Сейчас в журнале «Баку» 104 тысячи рублей. В «Без дураков» больше в несколько раз.

– «Баку» издает Лейла Алиева (общественный деятель, дочь президента Азербайджана Ильхама Алиева – Sports.ru)?

– Да, она издает и главный редактор. Когда приезжает в Москву по делам журнала, я вижу ее. Но это чисто деловое общение. Она мой работодатель. Я пиар-директор. Мы проводим выставки в европейских городах – Лондоне, Париже, Берлине, Москве: в Манеже и Музее толерантности. Выставки фото, ковров, художников. Журнал совсем без политики, мы рассказываем про историю и культуру Азербайджана. Это как National Geographic, но только про одну страну. Тираж в России около 15 тысяч. Печатается в Эстонии, а бакинская часть – в Турции.

– Почему Эстония?

– Там полиграфия лучше.

– То есть в России нет нормальной типографии?

– Такого уровня – нет.

***

– Как вы оказались в Москве?

– Я же сказал про деньги, секс и страх. В данном случае был секс. Мне понравилась девушка, хотел на ней жениться. Она бы не переехала в Баку из Москвы, где родилась. Поэтому переехал я. А познакомились на «Брейн-ринге» (ТВ-передача, которую придумал автор «ЧГК» Владимир Ворошилов; транслируется с 1990 года, сейчас – на «НТВ» – Sports.ru). В тот момент, когда наша команда проиграла две игры и пошла под дисквалификацию, нашу команду заменила команда Юли. Стали общаться, перезванивались. Сейчас она моя жена.

– «СЭ» возник сразу?

– Почти да. Устроиться помог Леня Тимофеев (знаток с 1986 года – Sports.ru) в 2001-м. Мы познакомились в «ЧГК». Он математик, закончил мехмат МГУ и работал в мире ставок: сейчас не знаю где именно, столько контор сменил. Я тогда только начал искать работу. Он сказал: «У меня в «СЭ» есть знакомый Саша Зильберт. Ты же умеешь писать?». Зильберт отправил к Владимиру Гескину (зам главного редактора «СЭ» – Sports.ru). Тот говорит: «Напиши какой-нибудь текст. Посмотрим, как ты складываешь слова в предложения». В те дни проходил товарищеский матч Россия – Словакия. Я написал отчет с телевизора, Гескин почитал: «Нормально, писать можешь». Думал, что буду о футболе, а он направил в отдел информации.

Зато в этом отделе работала женщина, которая для меня была легендой. Я и газету-то начал покупать потому, что в ней писали про «Формулу-1», а в «Совспорте», который стоил дешевле, – нет. И главное – писала о гонках женщина. Ольга Линде. Я думал: «Как круто! Она понятный языком пишет о непонятном спорте». А тогда, как направили в этот отдел, думал: «Вау, окажусь с ней в одном зале». Представлял высокой длинноногой блондинкой с третьим размером. Приходишь – и нет.

Ольга Линде

Но я ей обязан, она многому научила. Венец карьеры, когда мы вдвоем брали интервью у президента конькобежной федерации. Оно вышло, под ним две подписи: Линде и Аскеров. Это как Пушкин и ты. Ты рядом с человеком, ради которого начал читать газету.

– Кто еще запомнился из той газеты?

– Вайцеховская (журналист, олимпийская чемпионка-1976 в прыжках с вышки – Sports.ru). Она настояла, чтобы меня отправили в первую заграничную командировку. В Гент на чемпионат мира по спортивной гимнастике. Я никогда в жизни про нее не писал и никого не знал, кроме Хоркиной, Немова и Замолодчиковой. И тут меня посылают – пытался найти свой стиль. Мне очень помогла бывшая гимнастка, которая потом уехала в «Цирк дю Солей». Юля. Я говорил: «Юль, можешь залезть в женскую раздевалку и поговорить?». Она помогала.

А когда я уезжал, Гескин говорил: «Смотри, на тебе большая ответственность. Если ты засрешь командировку, мы еще долго не будем молодых посылать». Я поехал и после каждого материала дрожал. Звонил в Москву Вайцеховской: «Лен, ну как?» – «Нормально-нормально».

Кстати, сказал про Хоркину – с ней у меня связана история. Это первая звезда, с которой я делал интервью. Через два года после этого события получилось так, что я снова поехал на интервью к Хоркиной, а жена – в роддом.

– Самая необычная командировка в «СЭ»?

– Моя любимая история, когда приехали на лыжный чемпионат, только теперь в Италию. С нами в самолете из Москвы летела сборная Армении. Садимся в Италии, выгружаемся, должны везти в отель в Альпы. Багаж уже получили, но стоим. Спрашиваю: «А чего не едем?» – «Какие-то проблемы у сборной Армении». А транспорт общий. Подхожу, спрашиваю сотрудников. Оказалось, что у них потерялась часть багажа. Но проблема еще в том, что армяне не знают итальянского, итальянцы – армянского. Армянская сторона к тому же не понимает по-английски, только по-немецки. И они ждут человека, который с него может перевести. Я думаю: «Зато они знают русский, а я – английский». Договорились быстро через меня, решили вопрос. Им сказали, что все привезут. Я сажусь в автобус к сборной России, тут приходит итальянец: «Вы можете поехать в автобусе с Арменией? Кроме вас никто армянского не знает».

– Как вы это восприняли?

– Нормально. Вы живете стереотипами. Это как сказать, что у моей жены дед воевал. Что ей, теперь в Германию не ездить? Национальные истории – это спекуляции для не очень умных людей.

– Вы работали и на Олимпиаде в Афинах.

– Оттуда добирались с приключениями. Должны были лететь в Москву чартером. А что такое аэропорт города, где только что закончилась Олимпиада? Там спортсмены, судьи, журналисты, болельщики. И все уезжают. Естественно, не было коридора для чартера. Пришли в аэропорт – рейс задерживают на час, два, три. Сидим злые, все-то улетают. Плюс из гостиницы выписались.

Еще три часа прошло, шесть. Наш борт даже не вылетел из Москвы. Дело к вечеру, многие наши уже в баре. Тут я иду и встречаю руководителя делегации Азербайджана: «О, как дела?» – «Не можем в Москву улететь». – «Ничем не могу помочь, но готов увезти в Баку через час». – «Отлично». Понятно, что бесплатно. Иду к своим: «Владимир Моисеич [Гескин], не могу больше сидеть. Я улетаю». – «Как? Куда? Нас сейчас увезут в отель».

Я лечу в Баку, удивляю родителей, и когда сажусь дома завтракать, наши пишут, что они снова собираются в аэропорт: через два часа должны были подать самолет. А я купил билет до Москвы и прилетел все равно быстрее, чем они.

– В Афинах про что писали?

– Делал интервью, писал о фехтовании, гимнастиках, пятиборье. В день открытия попросили разговор с Екимовым (велогонщик, трехкратный олимпийский чемпион – Sports.ru) из олимпийской деревни. А чтобы в деревню попасть, нужно накануне писать заявление, его рассматривают и только тогда дают добро. День в день никак не пускают. Я пишу смс. Екимов выходит, мы садимся на камне перед воротами и разговариваем. Он мог бы послать, сказать, что открытие, но согласился. И вообще никогда не отказывал ни в интервью, ни в комментарии. А человек гонялся с Лэнсом Армстронгом и фактически обеспечивал ему победу на «Тур де Франс».

В Афинах ходил и на гимнастику, когда случилась история с Немовым: четвертое место, низкие оценки. Когда их выставили, зал был в шоке. Начал протестовать. Надо мной стоял Леонид Парфенов (снимал в Афинах фильм по заказу Bosco – Sports.ru) и тоже кричал: «Немов, Немов». Я всегда пытаюсь отойти от толпы, но там понял, что мне тоже хочется стоять и поддерживать, потому что это захватывает. В едином порыве. Это квинтэссенция признания. Тебе все люди признались в любви и сказали, что ты крутой.

После Немова должен был выступать американец, а не дают: весь зал орет. Алексей потом рассказывал, что для американца это очень плохо: он разогрет, готов, а тут никак. И он теряет концентрацию, это сказывается на выступлении. Судья подошел к Немову и попросил успокоить зал. Тот согласился. Кто-то ему потом сказал: «Да пусть орали бы». Немов ответил: «Я же профессионал, я знаю, что ему хуже. Почему я должен его убивать?».

В тот момент в Русском доме с Немовым все хотели поднять тост и поддержать, а я ходил по пятам, чтобы взять интервью. Тогда не получилось, но вообще Алексей в этом плане очень интеллигентный, деликатный, мягкий. Сколько я с ним общался – у него всегда положительные эмоции.

– Победу Кабаевой видели?

– Да, это были последние соревнования на Играх. И это другая планета вообще. Всегда говорил, что художественную гимнастику надо выводить из соревнований, потому что там смысла нет. Есть Россия – и все остальные.

Интервью с Кабаевой мы делали много раз. Никогда в жизни не отказывала. Она живая, хотя там фактор Винер: все интервью оказались выверенными. Но это все до 2005 года, после этого не пересекались.

– Самое необычное интервью?

– С Меньшовым. Он занял третье место на «Туре» и выиграл белую майку молодого гонщика. Начальник отдела говорит: «Сможешь взять?» – «Да». И я остался ночью в редакции – ловил его. Звоню – телефон выключен. Понимаю, что едет в отель, потом на банкет. Через каждые 10 минут набирал. Вдруг телефон включился, но он не берет. Звоню, звоню, звоню – появился уже спортивный азарт. Раз – трубку поднимает жена: «Денис сейчас в ванной, а потом у него банкет. Может, он перезвонит вам?» – «Знаете, мне нужно сейчас. Скажите, что его Ровшан Аскеров ищет». – «Ой, а это какой Аскеров – из «ЧГК»?» – «Да». – «Сейчас». И отнесла ему трубку в ванную только потому, что они смотрят передачу. Меньшов дал интервью, с утра вышел эксклюзив.

Этим я в том числе доказывал, что мне платят меньше, чем заслуживал. Всегда ругался: «Надо платить больше». Левин получал чуть больше тысячи долларов по курсу 28, я – чуть меньше, потому что не в отделе футбола. На семью не хватало, это не те деньги. И вот как-то снова спорил с главой отдела Сережей Родиченко и в обмен на повышение зарплаты сделал интервью с Диком Паундом (основатель и бывший глава ВАДА; считал, что Россия манипулировала пробами на Играх в Сочи – Sports.ru).

– Как вышли на него?

– Это смешно. Сажусь, просто открываю сайт ВАДА и начинаю звонить по указанным телефонам. Меня переадресовывают, переадресовывают и в какой-то момент соединяют с ним. Я представлялся обычно: Москва, «СЭ».

Материал вышел, Родиченко сказал, что повышение зарплаты обсудят, но нет. Обидно, мы же спорили.

Сергей Бабаев на «НТВ-Плюс» делал сюжеты с соревнований бульдозеристов. Вы с таким сталкивались?

– Немного по-другому вышло. Директором газеты тогда работал покойный Иван Рубин. И вот вызывает меня фотограф Леша Иванов: «Мы едем в баню». – «Зачем?» – «Интервью делать». – «Почему в баню?» – «Там какие-то хоккейные ветераны». – «А нельзя с ними в другом месте?» – «Такое дело, что в этой бане моется Иван Георгиевич Рубин. Попросили сделать именно из бани». Поехали в баню. Брали интервью у Рагулина (трехкратный олимпийский чемпион – Sports.ru). Не в самой парилке, даже веников не брали, но в предбаннике. Так и не понял зачем – наверное, надо было упомянуть баню.

Иван Рубин

– Культ Кучмия (создатель и с 1991 по 2009 год – главный редактор «СЭ» – Sports.ru). Вы понимали, откуда он взялся?

– Я пришел в 2001-м, ушел в 2007-м. Кучмий руководил огромной махиной, был очень жесткий. Как любой руководитель, который платит деньги из своего кармана, довольно прижимистый. Держал газету, создал с нуля. Все от этого. Но часто я вообще не понимал, что происходило.

Пишу заметку. Обычную заметку о том, как улетают наши олимпийцы в Солт-Лейк-Сити. Шесть строчек. Она выходит, приходит Кучмий в отдел. Происходит общередакционный разнос, но: «А вот Ровшан написал классную заметку. Так и надо». Я поворачиваюсь к Линде: «Оль, что он похвалил? Там шесть строчек». – «Настроение хорошее было». – «Но заметка же ни о чем». – «Хорошо, что ты это понимаешь».

Кучмий строго следил за временем. Если была возможность штрафовать, то делал это. Как-то мне сказали сдать материал в пятницу, хотя можно и в среду. Если человеку говорят про пятницу, то он сдает в пятницу. Ну я и сдал в пятницу. Потом на планерке он говорит, что Аскеров сдал в пятницу, поэтому надо оштрафовать на две тысячи его и начальника отдела. Я говорю: «Секундочку. Как это? У меня было разрешение на пятницу» – «От кого?». Я же не могу сказать, что от замглавного. Но Россошик говорит: «Да, было. Я сказал Ровшану, что можно в пятницу». Кучмий: «Хорошо. Тогда с Ровшана снимаем, вас штрафуем. И Родиченко». Я поднимаюсь: «А Родиченко за что?» – «Сядь, а то сейчас и тебя». После планерки подходит: «Знаешь, что мне понравилось? Что ты вступился за руководителя. Это хорошо. Но если начальник сказал, то не спорь, не надо подрывать авторитет».

– Каким журналистом был Кучмий?

– Хорошим. Четко понимал, как надо со словом работать. Мне понравился один эпизод, когда умер Капитонов – знаменитый велогонщик. Я тогда дежурил, надо было сделать заметку срочно в номер. А лучшим советским журналистом о велоспорте был Кучмий. И я понимаю, что заметку прочитает он. То есть надо сделать чувственно, при этом не удариться в пафос. Вот колонки Рабинера я всегда называл «женский взгляд Игоря Рабинера». У него ком в горле, все такое. Мне надо было не так.

Написал, сдал. Потом спрашиваю начальника отдела: «Что сказал?» – «Что не шедевр. Но Ровшан хотя бы попробовал, не побоялся».

А однажды Кучмий помог мне ответить на вопрос блица в «ЧГК». Он говорил, что газета живет один день. И все время это повторял. И вот как-то мы играем блиц. Вопрос: «Что Шопенгауэр назвал секундными стрелками истории?». Говорю: «Как говорит наш главный редактор, газета живет один день. Поэтому секундные стрелки истории – газета». Потом рассказал ему.

– Вы были хорошим пишущим журналистом?

– Казалось, что да. Трудно считать, что ты делаешь говно, при этом каждый день приходить и все равно делать его. Если бы думал не так, то не работал бы. И я приходил и говорил, что платят мало, значит не считал себя говном.

– Старшие коллеги сказали, что вы писали довольно посредственно.

– Они назвали того, кто не посредственный?

– Я спрашивал про вас.

– Меня столько лет держали в штате и посылали в командировки. И тут посредственность? Это больше говорит о говоривших, чем обо мне. Плюс в «СЭ» была особенность: там шли ограничения в плане словарного запаса. У газеты есть стиль, ты должен писать в рамках стиля. Тех, у кого другой стиль, – несколько человек. Я даже Левину говорил: «Тебе не кажется, что у нас уменьшается словарный запас?».

Кстати, Левину я помог устроиться в «СЭ», по моей наводке все произошло. 

– Кем он работал до «СЭ»?

– Тренером по шахматам, он же сам шахматист. Жил в Горловке на Украине. Когда переехал в Москву, надо было помочь с работой. 

– В футболе понимал?

– Как выяснилось, в нем понимает даже Вася Уткин. Без иронии, у него потрясающий стиль. Когда он пишет от души, то его тексты могут претендовать на хорошую литературу – в них много аллюзий, реминисценций. Но в футболе он, думаю, разбирается, не больше любого.

– Согласны, что интервью Левина нельзя читать?

– Почему?

«Мой роман со сборной закончен». Футболисты так не говорят. А у него это было всегда.

– Помню, мы брали интервью у Евсеева. Там вышло: «Позволю себе с вами не согласиться». После этого общались с Дудем, он говорит: «Ровшан, Евсеев за миллион долларов эту фразу не произнесет». Но в газете выходил отредактированный материал. Тебя читает редактор, главный редактор. Это не твой текст.

Кто твой главный редактор? Сколько ему лет?

– 30.

– Вот! А в «СЭ» работали люди, у которых возраст – за 40-50. Я говорю: «Владимир Моисеич, а вы знаете, что нельзя говорить липерпульцы? Монакцев и манчестерцев тоже нет. Они называются ливерпудлианцами, монегасками и манкунианцами». – «Ровшан, если ты хоть раз напишешь слово манкунианец, я тебя уволю». – «С хера?» – «Наши читатели не поймут этого слова».

Да и потом – это их газета, мне платят деньги. Им это нравилось, почему я должен делать по-своему?

– Это как дешевый портвейн – ужасно ведь.

– Но если в этой забегаловке хотят пить портвейн? У них нет денег на V.S.O.P, X.O – только на портвейн. Или есть «Макдоналдс» и мишленовский ресторан – это же не значит, что надо закрыть «Макдоналдс». Но по этой причине я и не работаю в журналистике. Это не мое. Мне неинтересно. Говорят: «Возьми интервью у Опалева!». Да мне неинтересна гребля. Но надо было.

***

– Лучший журналист России прямо сейчас?

– Скажу, кто мне нравится. Вообще, для меня журналистика – то, чему нельзя научить. В «СЭ» самые слабые журналисты – те, кто учился на журфаке. А еще это умение рассказать историю. Даже если люди не знали – сделать так, чтобы им было интересно. Или рассказать о том, что они знают, но под другим углом. Или найти интересный факт.

В этом плане мне нравился Ваня Калашников. У него были охеренные тексты. Он выкапывал интересные факты про неизвестных людей. Я даже купил его книгу про английский футбол.

Тимур Журавель. У него всегда очень необычный взгляд, мы много где побывали, обоим нравится Лондон. Он может рассказать и подать все как-то особенно. Даже его аватарка в инстаграме необычная, цветовая гамма – он и маяк.

И что бы ни говорили – Вася Уткин.

– Как вам Маргарита Симоньян на должности медиаменеджера и журналиста?

– Вы еще спросите, как мне руководители «Спартака» и «Зенита». Когда у тебя огромный бюджет…

– Год назад в фейсбуке вы написали, что в ее лицее херовато учили, журфак – полное говно, а саму Симоньян тоже обозвали. Что это было?

 

– Англичане придумали, что журналистика – это четвертая власть. Когда четвертая власть становится обслугой первой и второй, то она теряет право ей называться. В данном случае это история о сервильном якобы журналисте. Хотя это точно не журналистика. Это обслуживание человека, который платит деньги. К журналистике это не имеет отношения.

– RT – это пропаганда?

– Формально сейчас любые СМИ – пропаганда. Что, бывает объективная пресса? Вы еще скажите, что вы объективный. Любое объективное мнение складывается из суммы субъективных. Знаете анекдот про Наполеона, который читает газету во время парада?

– Расскажите.

– Наполеон сидит с генералами на Красной площади в советское время. Ней: «Мой император, если бы у нас были такие ракеты, мы бы не проиграли битву под Лейпцигом». Бертье: «Мой император, если бы у нас были такие пушки, мы бы в Египте одержали победу». И так каждый. Он читает-читает, откладывает: «Слушайте, господа. Если бы у меня была такая пресса, никто бы не узнал, что я проиграл все эти битвы». Вот тебе пресса.

– При этом вы обозвали Симоньян. У вас личная неприязнь?

– Личной нет. Как может быть личная, если я с ней ни разу не общался? Я так назвал, потому что это сервильная журналистика. Обслуживание интересов довольно низкого уровня. Можно же делать сервильную журналистику на серьезном уровне. Быть лакеем уровня Колесникова.

– Киселев – это какой уровень?

– Такой же. Низкий. Это же видно. Вы считаете, что высокий?

– По воздействию на массы – да.

– У него просто трибуна выше, помощников больше и бюджета.

– Вы назвали Киселева ###### [ушлепком] и написали, что Дудь сношает и #### [насилует] эту проститутку. Почему Киселев проститутка и ##### [ушлепок]?

– Если ты что-то делаешь за деньги, в данном случае продаешь убеждения… Трудно представить, что это делается за идею. Если взять выступления Киселева до и после, то где-то он врет. За деньги меняет мнение.

– Это работа. Чем она плоха и почему Киселев ##### [ушлепок]?

– Где я написал про ###### [ушлепка]?

– «Только сейчас, видя, как ###### [врет] Дмитрий Киселев у Дудя, я понимаю, что значит слово ##### [ушлепок]».

– Вот! Где написано, что это про него?

– Про Дудя это написано?

– Легко.

– Вам не стыдно врать в лицо?

– Где я вру?

– Окей, проститутка. Почему?

– Потому что человек торгует убеждениями. У кого-то было, что проститутка отличается от журналиста тем, что берет за час, а журналист – за слово. В случае с Киселевым я не вижу разницы.

– Он прославляет президента, а за президента – большинство. Это плохо?

– Это не есть хорошо. Если человек делает все правильно, его не нужно прославлять. За него все говорят дела, положение в стране, жизнь народа. Чего его прославлять – все и так видно. А если он нуждается в прославлении, чтобы нам напоминали, как все хорошо, значит все не так хорошо. Ты же не будешь каждый раз всем говорить, какое сегодня синее небо.

Человек врет про пенсии. Ему говорят про пенсии, а он просит показать пенис. Это не проституция?

– А что в России не так?

– Если так брать, то ничего плохого: нормально живем. Можно в магазине все купить. Никто не ограничивает передвижение, я могу зарабатывать. Трудно сказать, что все плохо. Все хорошо, если судить по себе. Да и как я могу судить по стране, если у меня нет людей, которые живут за чертой бедности?

С другой стороны, мне не нравится многое. Не нравится, когда принимаются законы, которые якобы защищают интересы граждан. Тот же закон Димы Яковлева. Я считаю, что люди, принявшие этот закон, не имеют права называться людьми. Считаю, что история с санкциями – это странно. Мне кажется аморальным хвастаться тем, что твои ракеты долетают до Сирии, когда у тебя в онкологическом центре нет нормальных условий для лечения людей. Пациенты, которые приходят обследоваться, должны с собой приносить чистую простынь. Чтобы делать колоноскопию, у них нет одноразовых простыней! Я маму туда водил. На Каширку.

И когда я говорю, что Киселев – сволочь, то ровно потому, что он ругает все, что есть на западе. И превозносит то, что здесь. Но вряд ли сам ездит на отечественном автомобиле и носит нашу одежду. Плюс его высказывания раньше и сейчас. Или Соловьев в 2013 году и сейчас. Это вылизывание всего, что можно. Хотя у тебя в стране приняли закон Димы Яковлева. Это как? У тебя в стране запрещают хорошие продукты. То есть бьют по своим. Это нормально?

– То есть эти люди обслуживают власть и президента, которые довели страну до скверного состояния?

– Я считаю, что за 18 лет ничего хорошего не сделали. Ничего.

– Сейчас я буду перечислять места в разных международных рейтингах, послушайте внимательно. Индекс безопасности: 132 место – между Ираном и Камеруном. По качеству жизни: 69 из 80 – между Иорданией и Индонезией. По оплате труда: 60 – между Грузией и Египтом. Индекс восприятия коррупции: 125 – между Малави и Джибути. Правда, я сейчас говорю не про Россию, а про Азербайджан. А вы работаете на дочь президента Азербайджана. На дочь президента страны, который создал такую ситуацию.

– Видите, как легко вы подменяете понятия? Вот «он создал»…

– А у него было мало времени исправить ситуацию на маленьком клочке земли с кучей нефти?

– На маленьком клочке, который 30 лет находится в состоянии войны.

– Во всем виновата война?

– Нет. Но эти индексы… Вот что значит по безопасности?

– По количеству преступлений.

– Окей, но я жил в этой стране, я туда приезжаю в год четыре раза. Я спокойно ночью гуляю. Вы называете уровень безопасности, но ко мне ни разу не подошли даже с вопросом «Есть сигарета? А если найду?».

– Я тоже могу ходить ночью по центру Москвы, это не говорит о стране. Есть средняя статистика.

– Какая статистика? Да, в Азербайджане отвратительная медицина. Там убили моего отца. Мама сразу сказала, что лечиться там не будет. Пенсия у мамы небольшая, но она живет одна, и мы ей помогаем, поэтому здесь нет чистоты эксперимента. Коррупция – да, есть. Но бороться с коррупцией – это все равно что с тем, что люди дышат. Это естественное состояние человека.

– Короче, жить в Азербайджане – это как в Испании?

– А не исключено, что да. Или в Испании нет коррупции?

– Не в таких масштабах.

– Вы сейчас манипулируете.

– Я хочу сказать, что Азербайджан хуже России по уровню жизни, президент сидит 16 лет и не может ничего исправить. Но вы работаете на дочь президента. Это ничем не отличается от Киселева.

– Нет, это большая разница. Если бы я не был уверен в том, что делаю, я бы там не работал. Вы видели наш журнал?


Ильхам Алиев с дочерью Лейлой

– Я знаю, о чем он.

– Но продукт моей работы вы в руках не держали. Не читали, что там написано. Как вы делаете выводы? Я работаю в журнале, который пишет об истории, культуре и кухне страны. Где там хоть слово неправды?

– Вы бы стали работать в журнале главного редактора Рамзана Кадырова?

– Весь вопрос в том, о чем писать и говорить.

– О культуре и искусстве Чечни.

– А вы бы не стали? Вы знаете, сколько Алиева проводит благотворительных акций, помогает больницам? Недавно она подарила детской больнице в Екатеринбурге машину скорой помощи. Что плохого делает этот человек?

– Уровень Иордании по качеству жизни – вот что делает семья Алиевых.

– У вас есть доказательства? У меня в Азербайджане огромное количество друзей. Я не могу сказать, что они живут за чертой бедности. Ну, не живут, извините. А вы мне приводите цифры. Я исхожу из того, что вижу. Моя реальность: все клево. И мне в России клево живется, что мне должно здесь не нравиться? Я не могу говорить обо всей стране, потому что за пределы МКАД не выезжаю.

Если есть классный красочный журнал про искусство, литературу, кухню, писателей, географию, там берут интервью у Гусмана, Аршавина – что в этом плохого? Где здесь прославление коррупции? Я делаю ту работу, за которую мне не стыдно.


Комплекс Flame Towers в Баку, 2018 год

***

– Вы вспомнили про колонки Рабинера. Какой он человек?

– Сколько мне заплатят за то, что я буду рекламировать Рабинера?

– А про него надо за деньги рассказывать?

– Я вообще считаю, что журналистика – это за деньги.

– Но до этого вы говорили не за деньги.

– До этого я рассказывал о себе. Сколько он готов заплатить за то, что я буду говорить о нем? Или сколько вы готовы заплатить?

– У вас обида на него?

– Чтобы я обиделся, я не знаю, что он должен сделать. Мы разные люди. Это как говорить, что «Барселона» сохранила обиду на «Эйбар». Она дважды в год мимо него проходит.

– Читали его книгу про «СЭ»?

– Нет.

– Там есть строчка про вас.

– Ну это же он про меня пишет. Если бы я писал книгу, о нем там не было бы ни полстрочки. Это он на мне хочет сделать хайп.

– Он писал, что Беленький вас повозил по столу за то, что вы называли его писклявым евреем. Расскажите об этом.

– Зачем? Они пытаются поднять интерес к себе за счет моей персоны.

– Затем, что Беленький все подтвердил. Теперь люди считают, что вы и правда назвали его писклявым евреем.

– Вы считаете, что я должен оправдываться?

– Это не оправдание, а ваша версия событий.

– Вот! Есть рассказ Акутагавы Рюноскэ «Ворота Расёмон». Читали? Смотрели? Суть в том, что там разные люди рассказывают про одно и то же убийство. И каждый раз все по-разному. Есть разные точки зрения. Но зачем я буду в этом участвовать? Мне это неинтересно. И это знание ненужное. Оно не добавит читателям положительных моментов. Пусть лучше книжки читают, чем выслушивают очередную версию локального внутрередакционного скандала.

– Беленький вас бил?

– Нет. Там не было драки.

– То есть даже не держали друг друга?

– Это было.

– Но вы не ползали и не просили пощадить?

– Нет. Даже близко.

– Вы называли его писклявым евреем?

– Как вы себе это представляете? Я прихожу и говорю: «Ах, ты такой»? В связи с чем? У нас не было никаких отношений.

– Могла возникнуть напряженная ситуация, и вы в порыве про него сказали: «Опять этот еврей…».

– Все не так. Вы сейчас пытаетесь из рядового 20-минутного эпизода сделать сенсацию.

– Вы называли его так?

– Так – нет. И вообще странно меня обвинять в антисемитизме, если у меня жена еврейка. И все друзья Юли тоже.

– Когда последний раз были в Израиле?

– В прошлом году. Приглашала двоюродная сестра, она там живет. Дядя с тетей там живут. Жена папиного брата – еврейка.

Израиль – прикольная страна. Ты идешь, смотришь пейзажи и понимаешь: «Если бы Иисус существовал в том виде, в котором о нем говорят, он бы увидел все то, что я вижу». За две тысячи лет вообще ничего не поменялось.

– Как часто приезжаете в Армению?

– Последний раз – летом 1981-го. Тогда это была единая страна, а сейчас не могу заехать.

– Почему?

– Есть условности. Я вот могу жить в отрыве от наций, но нахожусь в мире, который существует по безумным правилам. Они говорят, что между двумя странами есть конфликт. И меня в Армению просто не пустят.

Нагорный Карабах

– Точно не пустят?

– Скорее, да, чем нет. Были же случаи, когда граждан России с армянскими фамилиями не пускали в Азербайджан.

– У вас есть русский паспорт?

– Не русский, а российский. Только он и есть. Я гражданин России. Но в силу обстоятельств медийная фигура, люди знают, откуда я родом, и у меня не будет никаких гарантий безопасности.

Война между Арменией и Азербайджаном идет с 1988 года. И она идет на территории Азербайджана. Нагорный Карабах – территория Азербайджана. Есть противостояние между двумя странами. Это все равно что гражданину СССР въехать в Германию в 1943 году. В Армению я не еду по той же причине, почему не еду в Сирию. Я в любую страну еду спокойно, если знаю, что без проблем вернусь обратно. В случае с Арменией такой уверенности нет.

– У вас есть ненависть к армянам?

– Да нет. Как может быть ненависть к целому народу? Из-за чего? Для меня враг – это тот, кто сделал лично мне плохо. Моим друзьям, родственникам. По этой формулировке у меня врагов среди азербайджанцев больше. Но я не делю врагов и друзей по национальному признаку. Это как болеть за команду только потому, что мы с ней из одной страны, и против тех, кто из другой. Если человек говно – я с ним не дружу, какой бы паспорт у него ни был. Мне по херу, даже если дедушка Томаса Мюллера стоял под Москвой. А за «Спартак» болеть не буду, потому что это говно и играют как говно.

– Если однажды сын скажет, что Карабах – это Армения, ваша реакция?

– С чего он так скажет? Мы можем объявить любую территорию территорией другого государства. Но де-юре Карабах азербайджанский. И это так, пока не будет принято другое решение ООН. А оно же взялось не просто так.

***

– В инстаграме у вас фото кучи маек разных клубов и сборных. За кого на самом деле болеете?

– Мой любимый тренер – Моуринью. Игроки – Ибрагимович и Рамос. Рамос – один из величайших футболистов. Ставлю его выше Роналду и Месси. Поддерживаю «Ливерпуль», потому что видел финал в Стамбуле.  

– Если Россия играет с Азербайджаном, за кого болеете?

– За Германию.

– Вы радовались, когда Россия обыграла Египет и Испанию на ЧМ?

– Зачем? Мне-то что от этого?

– Ваша страна, вы ее гражданин.

– Клево. Это повод болеть за нее в спорте? И это все, почему я должен за нее болеть? Я не хочу себя обеднять. И не понимаю фразы «Я горжусь своим народом». Как я могу им гордиться, если от меня ничего не зависело? Я родился в этой семье, не выбирал родителей. Мои родители просто приписаны к этому народу. Я азербайджанец, но живу 18 лет в России и мне русская культура ближе. А мои дети могут завтра жить в другой стране и говорить на другом языке. Они тогда кто?

– Но пока вы живете в этой стране, впитываете культуру, говорите на одном языке.

– А тот факт, что четыре года команду тренировал голландец, а еще два – итальянец? Мне неинтересно было болеть еще за сборную СССР. Эти люди не делали на поле то, что мне хотелось видеть. Когда обыгрывали Голландию, просто стало любопытно, что происходит. Но ждать 10 лет, когда такое произойдет… Что касается матча с Испанией – люди классно отбивались, там не было ни одного созидательного момента.

– Как началась любовь к Германии?

– С матча Франция – ФРГ на ЧМ-1982. Они вели 1:0, потом проигрывали 1:3, дальше 3:3. Шумахер отбил пенальти. Пришло осознание, что это те люди, за которых мне хочется болеть. Плюс литература. В детстве мне нравился Барон Мюнхгаузен. Потом я даже ездил в Боденверден на его родину. Есть дом, где он родился, там парк большой, статуя, как он себя вытаскивает из болота за волосы. Это же реальная историческая фигура – он жил и служил в России. Когда будущая императрица Екатерина Вторая въезжала в Россию – он оказался первым, кто встретил ее. Потом ушел в отставку: уехал и не вернулся в Россию. Его посчитали дезертиром и отказались выплачивать пенсию.

Франция – ФРГ, 1982

Вот это стык реальности, литературности и легенды – и ты находишься на стыке этого, стоишь в его доме. Потом я поехал в локации, где снимали фильм «Тот самый Мюнхгаузен».

– Сколько раз в сумме были в Германии?

– Не считал, но в одном Кельне три раза за последний год. В Мюнхене раза четыре, в Берлине – два. В Дармштадт поехал специально, чтобы посмотреть картину Брейгеля «Сорока на виселице». В Нюрнберге был в зале, где проходил процесс. В Ингольштадт поехал в год, когда отмечали 200 лет закону о чистоте пива, а его приняли как раз в этом городе. Я всегда приурочиваю путешествия к каким-то концептам.

Еще специально ездил в Вайнcберг – там произошла знаменитая история, которая обыгрывалась даже в рекламе банке «Империал». Про Конрада Третьего и то, как женщины выносили мужчин на плечах. Суть в том, что Конрад осадил город и сказал, что разрешит женщинам уйти при условии, если они вынесут одно самое дорогое, что могут унести. И женщины унесли мужей. Конрад снял осаду. Там памятник есть этому событию даже.

– Как вы переживали вылет Германии летом?

– Никак. Они получили то, что заслужили. Поймите, я ничего не получаю с этого. И во время побед я не схожу с ума. Если бы они хоть 2% от своих призовых мне отстегивали, я бы за них болел. А так мне все равно. Хотя раньше был моложе и не таким циничным, радовался. Больше всего в 1990-м, когда они стали чемпионами мира. Мама говорит, что разбудил соседей криком, когда Бреме забил победный гол.

– Русский футбол – дно?

– Нет. Потому русского футбола не существует. Они считают, что это футбол, я так не считаю.

– У нас шестой чемпионат в Европе, два Кубка УЕФА.

– Опять вы свою статистику пихаете. Ну я рад за них. Но много у нас сейчас футболистов в ведущих европейских клубах? Я болею за то, что интересно смотреть. При существующей НХЛ смешно говорить, что КХЛ – это хоккей. И я бы на стал смотреть российский футбол. Мне было приятно, если выиграл ЦСКА, потому что там Игнашевич, с Наташей (жена Сергея Игнашевича, работала журналистом на «НТВ-Плюс» – Sports.ru) мы общаемся. Но это личные симпатии.

– Как вы познакомились?

– Еще на «Плюсе». Правда, я пришел, она была в декрете, а потом уволилась. Но дальше мы работали на радио «Маяк». Там были не очень большие зарплаты. Но она сделала так, чтобы мне платили достойно. Сказала: «Я понимаю, что тебе важна эта работа». Она вообще замечательная: красивая и умная женщина. Ей очень нравятся интеллектуальные игры, я проводил по ее просьбе «ЧГК» на ее дне рождении, сына, Сережи. За это они мне подарили карточку с 30-процентной скидкой в ресторан Игнашевича.

– Какой?

– «Суп» на Брестской.

– Как-то вы сказали, что хорошие отношения есть не только с Игнашевичем, но и Березуцкими, Аршавиным и Акинфеевым. Как познакомились?

– Акинфеев и Березуцкие приходили в клуб «Без дураков». Слуцкий, кстати, вообще день рождения отмечал в формате этого клуба. В прошлом году проводили с Левиным игру для его друзей.

– Бесплатно?

– Это наши с ним отношениями. Вот когда он потом приходил в клуб, то платил за билет. Кстати, Дзюба тоже приходил и играл.

– Футболисты глупее обычных людей?

– Почему? Они один раз выиграли, другой – заняли второе место. Нормальные люди, с ними интересно общаться обо всем. Знаю, что у Акинфеева жена классно играет, ей нравится.

– Вы сказали: «Самый умный футболист России – Андрей Аршавин». Почему?

– Потому что играл как умный человек. Человек забил четыре «Ливерпулю» – это не на ровном месте берется. Он грамотно видит свою позицию на поле. Когда забивали второй гол Англии, Аршавин идеально нашел место – он, отдавая пас, вылетел за поле, и у него хватило ума не войти. Он понял, что если войдет, то окажется в офсайде и загубит момент. Не вошел и дал Павлюченко забить гол. Не каждый в этот момент все поймет.

И вообще, игра – это вещь, придуманная человеком. Она предполагает интеллект. Аршавин в этой игре хорош, значит у него он есть.

Одно из лучших интервью, которые выходили в «СЭ», – интервью Левина с Аршавиным. После этого я спросил: «Боря, сколько ты причесывал? Кажется, что он умный человек» – «Нисколько. Он реально так говорит». После этого я встретился с Аршавиным и понял, что это правда так. Он здраво рассуждающий, трезвомыслящий, интересный человек, который умеет четко выразить свою мысль.

– Расскажите про пару эпизодов общения.

– Помню, мы ставили его на обложку журнала «Баку», нужна была фотосессия. Он играл в «Арсенале». Мы должны были делать фото и интервью. Позвонили, сказали, что готовы приехать в Лондон. Он ответил: «Смотрите, в воскресенье у нас игра – тур. В понедельник выходной, вторник – готовимся к Лиге чемпионов, среда – Лига чемпионов. Ну, у вас есть в понедельник 40 минут». – «Нам нужно два часа». – «40 минут. Больше не могу». Мы едем, все бесплатно, конечно. Только попросил черной икры. «Сколько?» – «Чтобы мог поделиться с товарищами по команде».

В итоге фотосессию делали два часа. Аршавин ни разу не пикнул. Честно отработал, как надо. Потом приезжал в отпуск в Баку по приглашению журнала. Мы возили его по разным регионам, показывали страну три дня.

– Самая запомнившаяся вещь оттуда?

– Он сказал: «Я в отпуске, давай не буду давать интервью». – «Без проблем». К нему подошла большая группа туристов, стала фотографироваться. Я стал ее отсекать, а он против. Говорю: «Да их тут человек 15» – «Понимаешь, Ровшан, я должен был или отказать первому, или до конца. 15-й ничем не хуже первого. И не его вина, что он подошел ко мне». Потом к нему пристал наш журналист. Снова говорю: «Да не дает он интервью» – «Ровшан, давай не будем подставлять человека». То есть он всегда входит в ситуацию, адекватный человек. А гибкость ума говорит о наличии интеллекта.

Он же потом нас с Левиным позвал на матч «Арсенала». На обратном пути я опаздывал в аэропорт. Андрей вез туда со стадиона по лондонским пробкам, высчитывал кратчайший маршрут и находил варианты. Говорю: «Андрей, как так?» – «Да я же в АПЛ играю. Там надо просчитывать на пять ходов вперед».

– Сейчас общаетесь?

– Зачем? Какие могут быть общие интересы у меня и футболиста?

– У Левина есть, хотя я никогда не понимал.

– Исключительно деловые. Они не ходят вместе по ресторанам. Это должны быть люди равные по многим вещам, в том числе по доходам. Я никогда не скажу, что дружу с Аршавиным. Просто знакомство.

***

– «НТВ-Плюс». Как вы попали на канал в 2007-м?

– В «СЭ» получилась конфликтная история. Ушел оттуда из-за конфликта. С Рабинером в том числе. И с редакцией. Но я не буду говорить ничего плохого публично о людях, с которыми работал. Пусть Рабинер рассказывает. Меня вполне устроит его трактовка событий.

– Не говорите плохо.

– Тогда придется плохо о себе. Просто случился конфликт, и мы расстались.

– Будет хуже, если мы позвоним Рабинеру и узнаем.

– Честно говоря, мне ##### [без разницы], что скажут люди о том, почему я ушел из «СЭ».

– Кто вас позвал на «Плюс»?

– Вася. Мы тогда с ним общались, играли в одной команде в «ЧГК». У него возник конфликт с «СЭ». И думаю, что он позвал меня, чтобы насолить Рабинеру и газете.

– По моей информации, Уткин сделал это, чтобы подмазаться к вам и играть в «ЧГК».

– У меня нет такой информации, ничего не могу сказать.

– Какая атмосфера была на «Плюсе»?

– Нормальная. Я рад, что познакомился там с Тимуром Журавелем, Катей Кирильчевой, Машей Макаровой. С Кириллом Дементьевым поработал. Очень нравилось с Машей Командной проводить ночные дежурства, потому что у нее была машина, и она ехала домой, проезжая мимо меня, и всегда подвозила. Я тогда жил на Ленинградском проспекте, ее дом – Красногорск.

Мария Командная, Тимур Журавель, Мария Макарова

– Черданцев сейчас постоянно идет против толпы. Каким он был тогда, когда работали вместе?

– Да таким же. Иногда кажется, что это не маска – он серьезно такой. Смешно получилось на Евро-2008. Голландия всех выносила в группе, он такой: «Все, это будущий чемпион. Если есть справедливость, они будут чемпионами Европы. Ну вот, вот!». И к этому еще не любил Хиддинка.  Все время его называл шабашником и халтурщиком. Везде крыл. И тут – фигак: Голландия – Россия – 3:1. Черданцев комментировал. Мы сидим, ждем, что он сейчас скажет. Приходит: «Да кого мы обыграли? Мертвую Голландию».

– Вы комментировали матчи?

– Нет. Один раз только финал Лиги чемпионов в Москве для вип-сотрудников «МТС», потому что все основные люди из «Плюса» находились в «Лужниках». Я хотел попасть на этот матч. Договорился, чтобы достали билеты. Мне сказали, что их завтра принесут. А через пять минут звонят и просят прокомментировать за гонорар в ресторане «Дымов». Волшебные слова прозвучали.

– Сколько?

– Две тысячи долларов.

А комментировал лыжное двоеборье, лыжи, прыжки с трамплина, делал сюжеты в новостях. Один раз случилась смешная история. Последний тур чемпионата России играется в один день, после этого надо быстро сделать сюжет в новости. В одном из матчей с кем-то играли «Химки», забили четыре гола, один из них – Широков. Из-за спешки я приписал ему два, а назвал все это хет-триком. И три раза в новостях это прошло. Сразу после этого Рому пригласили в сборную. На канале потом шутили, что это я Роме такой пиар сделал.

Однажды случай произошел с Васей. Он должен был вести новости и просто не пришел. Проспал. Звоним ему, а он: «Я? А чего же не сказали, что веду новости?» – «Там расписание висит уже неделю». – «Да я веду раз в полгода, мне напоминать надо». И мы выпускали новости без ведущего, просто встык сюжеты давали. Уткин пришел только на последние два выпуска.

Другая история связана с «ЧГК». Мы же играли в одной команде. Перед игрой предложили собраться после, но он ответил, что не сможет, потому что улетает в Лондон. Там предстоял чемпионский матч «Арсенал» – «МЮ». Но по ходу игры мы проигрывали 1:5, а в итоге сделали камбэк – 6:5. И Вася пошел с нами по ресторанам. Мы были в одном месте, втором, потом третьем. Я говорил: «Вась, у тебя самолет». – «Успею». И постоянно повторял: «Я успею, я успею, везде успею».

Я уже пошел спать, а он остался с Блиновым. На утро узнаю, что Вася никуда не улетел. Звоню Журавелю: «Тимур, ты сильно удивился?» – «Нет. Когда я увидел развитие сюжета, то понял, что Вася никуда не полетит». Может, история не совсем профессиональная, но она крутая. Она показывает, насколько «ЧГК» важна для человека. Это даже не финал сезона, обычная игра была.

– Какой Уткин начальник?

– Раздолбай. Все время говорил, что не начальник, потому что на канале нет вертикальных отношений.

– Он мог грубо поддеть ни за что?

– Да, у нас тоже возникали конфликты, но игровые. Мы с ним с разными взглядами на спорные ситуации в игре. Когда мне сказали, что будем играть вместе, думал, что круто и интересно. Через какое-то время Вася задолбал, не хотел с ним уже играть. Как-то мне просто не понравилась его точка зрения, с этого все пошло. Но ушел он из клуба не из-за этого. Он сам решил не играть.

– Почему?

– А почему люди разводятся? Почему общаются, а потом перестают звонить? У нас произошла внутрикомандная история, ее долго рассказывать. И она неинтересная. Бывают ситуации, когда ты больше не хочешь играть с этим человеком.

– Команда тоже не хотела?

– Говорю только за себя.

– Каким игроком считался Уткин?

– То, как он сам себя оценил, больше никто не оценит. Идеальный образ. Я могу только процитировать.

Когда он только попал в команду, мы играли тренировку. Вася обсуждает, дает разумные версии, что-то знает. Заканчиваем: «Нормально, Вась. Вписался. Отрицательных эмоций нет». Пошли в ресторан, посидели. Вася такой довольный. Начинается игра – и Васи как бы нет. Счет 6:4. Встаем, Вася такой: «Блин, ребят, а что сейчас было?» – «А что случилось?» – «Да на тренировке мы нормально общались. А сейчас вы такие скорости включили, что я как игрок «Торпедо», оказавшийся в матче мадридского «Реала». Я понимаю, что мяч будет там, пришел на эту точку, но он уже десять секунд как оттуда ушел. Я опаздывал всюду» – «Мы не специально. Так просто получается». На игре у нас есть счет и прямой эфир. А на тренировке ты понимаешь, что это не игра и все по херу.

Короче, Вася просто не мог поймать темп. С годами это, может, приходит. Но он играл как обычный игрок без опыта. Скорость приходит не так быстро, а он играл в команде с Друзем, мной, Рубиным, Новиковым, Орловой.

– Вы ощущали, что команда с ним играет впятером?

– Да, так и было. Человек не успевает. Вот как идешь в атаку – нет человека, фланг пустой.

– Зачем его держали в команде?

– Интересный эксперимент. Человек любит играть, ему интересно. И теория такая, что любой может стать игроком.  Я не говорю, что он плохой – у него есть знания, фантазия, образное мышление. Просто он попал не в свою команду.

– Однажды он написал вам в комментах на фейсбуке: «Давно хотел тебе сказать, что при следующей личной встрече обязательно макну тебя головой в унитаз и выложу видео в инстаграм. До встречи».

– Я написал свое мнение о его тексте, он ответил.

– После этого он пнул вас в твиттере. Очевидно, что у вас конфликт. Причина?

– У него и спрашивайте. Я не знаю. Я просто написал мнение о его тексте. Он ответил про унитаз. Это уровень диалога Васи. И это больше говорит о нем.

***

– Вас много раз спрашивали об уходе из «ЧГК», вы отвечали образами: «Наступает момент, когда вспоминаешь не секс, а то, как женщина косолапит, не закрывает колпачок от зубной пасты». Давайте без образов.

– У вас девушка есть? Вам клево заниматься с ней сексом? А мне уже не клево. Это как до свадьбы – сексуальные утехи, а потом начинаются супружеские обязанности. Вот обязанности меня угнетают. Садишься за стол, отвечаешь на вопросы: ну ответил – и хрен ли? Раньше штырило: «Я ответил на вопрос, офигеть! Я король мира, это самый счастливый момент». Сейчас: «Ответил – и хер с ним». Раньше проиграл: «Все, жизнь кончилась». Как-то после поражения я заболел и неделю валялся с температурой. Это все последствия поражения. Сейчас проиграл – и похрену, главное, что я жив, дети здоровы, войны нет.

Хуже всего быть в категории, когда тебе 63 года, а твоя единственная цель в жизни – сесть за стол. Мне жалко, когда больше нет смысла жизни. Мне так не хочется. Плюс если ты играешь, то должен жертвовать работой, отношениями. У меня один раз была командировка на Кубу от «СЭ». 2004 год, чемпионат мира по фехтованию. Фидель еще жив, так хотел попасть в этот зоопарк на 10 дней. Все получалось, но выяснилось, что не хватает двух дней, и я не попадаю на игру. Стоял выбор: или играю в серии, или еду на Кубу. Нормальный человек выбрал бы Кубу. Но я выбрал серию. Тут же позвал Лину Холину, она сказала, что не в курсе фехтования. Я за неделю ввел в курс дела. Потом ее долго спрашивали: «Лина, как тебе удалось подсидеть Аскерова?» – «Да он сам мне все отдал». С тех пор так до Кубы и не доехал. А возникла бы сейчас ситуация – я бы сказал, чтобы играли без меня.

– Как давно вас перестало штырить?

– Как перестало, так и ушел. Если снова станет – вернусь. 

– Не хотелось поиграть еще после провала в виде 0:6?

– А это провал? Ребята, ни одна команда в клубе не сыграет 0:6. Они зассут сыграть 0:6. Проигрывая 0:5, любая команда возьмет помощь зала. А я сказал, что не возьму, потому что надо быть последовательным и принципиальным. Я с самого начала говорил, что помощь зала – какое-то идиотское правило. «Я проигрываю, ребята-конкуренты помогите мне». Это как «Сити» играет с «Ливерпулем», и Клопп говорит: «А можно Агуэро выйдет за нас и гол забьет? Спасибо». Ни хера! Это моя команда, мы сели вместе и проиграем вместе. Это наше поражение, мне не стыдно. Я в 2003-м выиграл 6:0 и был в той команде не пассажиром, ответил на два вопроса. Перед кем я должен оправдываться?

– «Чтобы справляться с вопросами «ЧГК», достаточно хороших знаний средней школы». Вы же шутили?

– Нет. На тебя смотрят люди, у которых знания в рамках средней школы. Чтобы они восхитились ответом, они должны примерно знать, о чем ты отвечаешь. Так что знатоки не должны быть умнее зрителей. Если они так говорят, то конченые снобы.

– Ничего не понимаю. Зрители не могут сесть за стол и выиграть.

– Могут.

– Если им подсунуть легкие вопросы, как футболистам перед Евро-2016.

– Вспомните ту ситуацию: футболисты не взяли помощь клуба, а потом Крюк сказал: «Если бы взяли, то в зале ни один человек не знал ответ на вопрос про то, в каком году произошло событие на картине». Это легкий вопрос? Им положили нормальные игровые вопросы. И я не уверен, что любая команда из регулярных игроков выиграла бы ту игру.

Я уверяю: вы сядете и легко сыграете. Не на тех вопросах, на которые отвечает человек с опытом в 10 лет, конечно. Или вот ваша редакция не очень начитанная. Книг читали мало. Фильмов смотрели мало. Но вы сядете и выиграете легко 6:5.

– На вопросах для знатоков?

– Да, а почему нет? Зависит от того, как подать вопрос, принять ответ.

Один пример. Человек чеканит 1000 раз, забивает все штрафные, делает любые фортели с мячом. Есть гарантия, что он станет чемпионом мира? Нет. Так и здесь. «ЧГК» – это игра не про знания. А про характер, яйца. То, что Симеоне показывал. Есть яйца – выиграешь. В любой игре так. Думаете, в 2016-м футболисты поиграли Евро, потому что чего-то не хватало в мастерстве? Нет, просто яиц не было по сравнению с Уэльсом, который вышел и втоптал их.

– Знатоки – известные люди?

– Узнают. В самолетах иногда в бизнес-класс пересаживают, таксисты разные вопросы задают, люди фотографируются. Хотя это как-то странно. Ну, человека показывают по ТВ, но я же ничего особенного не сделал. Бессмысленная вещь, просто факт биографии. Я, конечно, не отказываюсь от тех выгод, которые это дает. Приятно, хотя это имеет и обратную сторону. Хрен ты купишь порнушку. Скажут: «Интеллектуал, а дрочит, как и все».

– О чем чаще всего спрашивают таксисты?

– «А много выигрываете?». И как бы всем не объяснишь, что нет в «ЧГК» никаких денег. Мы даже за «Сову» уже не получаем. Дал правильный ответ – вот тебе кусок хрусталя, поставь на полку, протирай пыль.

– Почему нет денег?

– Вот почему «ЧГК» такая крутая передача? Она всегда опережает время. Когда она появилась в 70-х, играли на книги, потому что найти хорошую книгу было дефицитом. Я всегда ждал день рождения, потому что троюродный дядя работал директором книжного магазина и дарил книги. Что ###### [утащит] – то и дарит, но я был рад.

Съемки «Что? Где Когда?», 1984 год

Потом в 90-х люди стали меньше читать и начали думать, что главное – были бы деньги. Деньги – дефицит. И в «ЧГК» играли на деньги. Сейчас передач на деньги куча. И о-па – «ЧГК» первая передача, где нет денег. Хотите деньги – идите в «Свою игру».

– Среди знатоков много богатых людей?

– Не знаю. И смотря кого к знатокам относить. У Михаила Барщевского игр больше, чем у многих игроков. Он играл и выигрывал. Я дважды играл в командах, капитаном которых был Барщевский. Когда мы выиграли финал серии, и Миша Мун получил «Сову», за нее заплатили. Деньги делили поровну, но Михаил Юрьевич сказал: «Я не возьму. Если бы я выиграл «Сову», я бы все отдал на благотворительность. А так мою долю поделите между собой. Ровшан, я прихожу сюда не ради этого». То есть ему деньги вообще не нужны. Достойно.

***

– Ваша фишка – не брать помощь клуба и не помогать другим командам. Почему?

– Это противоречит здравому смыслу. Вот моя команда, мы хотим попасть в финал. На нашем пути стоит ваша команда. Если выигрываете, мы не попадаем в финал. Вы проигрываете и берете помощь зала. И я должен своими руками вытащить вас и похерить свои шансы на финал? Если я скажу «Умри, сволочь», то это шоу со здравым смыслом. А помощь – противоречие смыслу.

Сам не беру помощь, чтобы быть последовательным: сам же не помогаю. Хотя помогаю иногда. Тут даже спросили: «Почему в финале года помогли команде Сиднева, подсказали ответ с Ван Гогом?». Во-первых, они в финале, никому уже не мешают. Во-вторых, это они просят у меня. Могу себе позволить протянуть помощь в этой ситуации. А когда я играю, то это моя игра, моя команда, и я решаю, что делать.

– Напомните, почему гол Марадоны рукой – лучший в истории?

– Потому что он вывел Аргентину в полуфинал чемпионата мира, и они стали чемпионами мира. Он был ключевым. И это круто, когда ты сделал что-то вопреки правилам и добился своего. Это реально рука бога. Ты реально ##### [обманул] всех на мировом уровне.

– Победа оправдывает средства?

– Конечно. Однозначно.

– Тогда не понимаю, почему для победы не взять помощь.  

– Потому что у меня свои правила. Я скорее забью гол рукой, чем возьму помощь этих людей. Я не считаю, что в этом клубе стоят люди, которые достойны оказать мне помощь. В клубе нет людей, которым я бы был чем-то обязан. Даже ответом. Легче уйти на 0:6, чем просить помощь. Там нет людей, которых я бы поставил с собой на одну моральную доску. Всего два человека, у которых можно было бы [попросить помощь]. Но я же не могу сказать, что Касумов и Козлов могут помогать, а остальные – уйдите.

– Расскажите про Козлова.

– Он может управлять своей командой так, как хочет. В этом его величие и беда. В команде нет ни одного человека, который мог бы сказать: «Андрей, нет, ты не прав». У Андрея сумасшедшая харизма. Он может выиграть, но когда разрушительная энергия сильнее, он взрывает команду изнутри, и она клочьями летит.

Он Марадона нашего времени. Чтобы выйти в Зимнюю серию, он варил змею. Это лучшее, что было в игре за 45 лет. Он в прямом эфире доказал правоту. Или брал минуту в кредит, а потом реструктурировал ее и не возвращал. И ему списывали эту минуту. Вот это величие. Он живет по своим правилам, подминает их как хочет. И Марадона делал также.

– Если подминать правила – круто, зачем вы сдали Козлова, когда он подсказывал? «Была подсказка, и это откровенно. Я не буду молчать».

– Потому что тогда мне так было нужно. Потому что по моим правилам та команда должна проиграть. Наши интересы схлестнулись. Когда была ситуация, что нам обоим нужна победа другой команды, мы с Козловым в два голоса подсказывали. Здесь нет абсолютного зла и добра. Все люди живут по принципам, оправдывает ли это здравый смысл или нет.

– Это не крысятничество?

– Еще раз – мне победа той команды была невыгодна. Я вмешался.

– Если бы не мешала?

– Я бы молчал. Тогда мне просто было выгодно, чтобы они все проиграли, и моя команда села бы за стол.

– Вы живете по принципу выгоды?

– А вы работаете бесплатно? Вот берете интервью с кем-то, вам за него обещали 100 тысяч. А из другого издания обещали 200. Не отдадите?

– Если договорился за 100, то нет.

– А за 300? А за 400? Это вопрос денег. Или есть какой-то другой критерий?

– Друзь как-то сказал: «Ровшан – молодец. Не боится потерять репутацию на глазах миллионов телезрителей». Она у вас вообще есть?

– Мне по хер. Для меня главное – сохранить репутацию в глазах пяти-шести человек. Семьи и близких друзей.

***

– Вы когда-нибудь общались с Друзем за пределами клуба?

– И в гости ходил. И вместе ели и пили. В передачах разных снимались. Но мы не друзья. Дружить с Друзем – отдельное искусство. Это дзен не моего уровня.

– Почему?

– Чтобы дружить с ним, надо признавать, что он великий. С ним дружба какая-то односторонняя. Я не такой.

– Почему он не великий?

– В силу того, что я знаю его лично по некоторым моментам. Но не буду ничего комментировать.

– Ваша цитата после эфира: «Меня не волнует мнение Друзя, потому что у него вообще нет репутации. Он может идти нафиг». Почему у Друзя нет репутации?

– Тогда я был не прав. У любого человека есть репутация. Я имел в виду, что нет хорошей репутации. Он просто доказывал, что настоящие знатоки не меняют ответ и если отвечают неправильно, то признают это. Я сказал: «Саш, а хочешь я назову тебе игру, когда ты менял и выкручивался?». Он требует от других быть выше, что-то признать, хотя сам так не делает.

– Какая у него репутация не как знатока, а как человека?

– Я не знаю. Я не опрашивал людей. И не понимаю, почему должен давать вам комментарий, если послал на хер всех остальных. Я не могу комментировать ситуацию, в которой меня не было.

– «Бавария – контора сволочей», «Монеточка и Гречка – это унылое говно». Ровшан, в фейсбуке вы каждый день даете оценки разным ситуациям, которые вас не касаются. Где ваша смелость, когда надо сказать про Друзя?

– Так это оценочные суждения. И я даю эти оценки, когда хочу. А про Друзя я не писал, потому что не хочу.

– Но вы написали анекдот с таким концом: «Сейчас так красиво выходить из ситуаций не умеют».

– Почему вы считаете, что это про Друзя?

– Вы заметили, что я даже не задал конкретного вопроса, а вы уже испугались? Хотя даже не знаете, что я хочу спросить.

– Вы сказали.

– Какой я вопрос задал?

– Еще раз – я не хочу это комментировать.

***

– Вы верите в бога?

– Нет. Он не убедил меня в своем существовании.

– Как он должен был убедить?

– Ровно наоборот от того, что сейчас происходит. Вот если сейчас перерезать провода на улице, свет погаснет. А если бы был бог, он бы не погас. Все что происходит в мире, подчиняется законам физики, биологии, химии, экономики. Ничего, #####, сверхъестественного не происходит. А случайность – частный случай закономерности. Ты не можешь вылечиться, если не лечишься. Вот есть рак – ты хер вылечишься молитвами. Ты должен будешь пройти химеотерапию. Сходи в онкоцентр – и ты поймешь, что бога нет. Узнай про детские концлагеря – и поймешь, что бога никогда не было. Голодающие дети в Эфиопии – бога нет.

– Мне рассказывали, что чудес на земле и не должно быть. В этом мире надо просто молиться, чтобы жизнь после смерти была лучше.

– Жизни после смерти нет. Нет ни одного доказательства. Есть здесь и сейчас. Потом – нет.

– За время интервью вы сказали, что не называли Киселева ######, а анекдот писали не про Друзя. Расскажите, про кого вы писали эту фразу: «Истинная суть всех рождественских праздников: бизнес на рождении, жизни и смерти одного президента рыболовного кружка»?

– А есть ассоциации?

– Иисус?

– Садись, пять.

Еще больше историй про журналистов – в телеграме Головина

Фото: instagram.com/roa72 (1,24,28); globallookpress.com/Oscar Gonzalez/ZUMA Press; facebook.com/rovshan.askerov.5 (3,6,18,20); commons.wikimedia.org/Jonathunder; facebook.com/bezdurakovclub (5), Ольга Линде; Gettyimages.ru/Getty Images, Alexander Hassenstein/Bongarts, Stuart Franklin; РИА Новости/Валерий Левитин; facebook.com/mosGOw/sport-express.ru; globallookpress.com/Anatoly Lomokhov (13,27); Максим Поляков; globallookpress.com/Kremlin Pool, Aziz Karimov/Pacific Press; Gettyimages.ru/Brendan Hoffman; globallookpress.com/picture-alliance/dpa; facebook.com/bezdurakovclub/Ян Фадеев; instagram.com/816room (22,23); РИА Новости/М. Юрченко; globallookpress.com/Sven Simon/photopool.de

развернуть

Вы все неправильно поняли.

Над «Лейкерс» приятно глумиться.

Во-первых, это действительно смешно. Впервые кто-то захотел вынести всех в Shaqtin a fool’е и без проблем добился этого.

Во-вторых, они все это организовали сами. Сами набрали клоунов, сами пытались обменять полкоманды, сами раскачали лодку разными встречами, взаимным прессованием, едкими цитатами и красочной невербальностью. Все – сами.

В-третьих, унижение Леброна, «Лейкерс» и вообще всех, кто думает, что он самый умный – это большая радость.

И так далее.

Приятно. Но проблема в том, что это переводит все случившееся в низкий стиль. Что-то вроде: «Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу: один как в ухо в парус дул – сумел попасть в Шактин э фул, другой моргал и жил в мечте – Мускала ходит по воде, а третий грозный был король восточного болота – и думал море покорить легко, с пол-оборота»…

Несомненный провал заставляет постфактум подстроить базис с объяснениями, из которых вытекает, что виноваты все.

Виноват менеджмент. Критерии для команды Леброна хорошо известны (побольше качественных снайперов и непритязательных работящих защитников), но Пелинка в своем тазу поспешил на открытие Америки. Джеймс – дабы поберечься – собирался играть в центрящего и передать мяч не бросающим разыгрывающим, а команду ему набирали как будто от обратного: без снайперов, без центровых, зато куча людей с гиперактивными тараканами в голове.

Виноват тренер. Как минимум, по тому, что его никто не уважает: за полгода на бедного Уолтона успели накричать, кажется, вообще все – от старшего Болла и Майкла Бизли до Мэджика и Джеймса.

Виноваты ветераны, которые постепенно самоустранились.

Виноваты молодые, которые не вышли на ожидаемый уровень.

Виноват Джек Николсон, потому что плохо болел.

И, само собой, виноват Леброн. Потому что неожиданно постарел. Потому что презирает игру в защите. Потому что не может перестроить режим экономии, заточенный под плей-офф. Потому что разрушил атмосферу в команде. Потому что не научился попадать штрафные, но ловко перекладывает ответственность на остальных.

А что, если я вам скажу, что никто не виноват? И все это не анализ, а попытки рационализировать вот эти 31-37.

Менеджмент «Лейкерс» действительно накосячил, но вовсе не в том, что собрал не подходящую для Леброна команду. Все очевидные сейчас проблемы – отсутствие снайперов, проблемная скамейка, мутные типажи – совсем не так бедственно смотрелись, когда калифорнийцы шли в трех победах от первого места в конце декабря и легко вынесли «Голден Стэйт» и без лидера. При том, что в первые два месяца сам Джеймс не только не напрягался, но и выглядел исключительно минималистично даже по меркам своего легендарного автопилота. Ошибки Пелинки видны больше на продвинутом уровне: он упустил Брука Лопеса, который хотел остаться в «Лейкерс» (а это один из главных героев этого сезона), выбросил Джулиуса Рэндла и Томаса Брайанта, по ходу сезона отдал Зубаца ради Мускалы, взял Буллока, но реально не усилил состав и редеющий резерв.  Это все заметные просчеты, но они никак не мешали «Лейкерс» чувствовать себя топовой командой лиги до травмы Леброна.

Люк Уолтон так и не добился уважения Леброна, который приходил в клуб с мыслью о необходимости смены тренера. И сразу же после небольшого завала на старте сел на электрический стул с обязательным шутовским колпаком – так исторически сложилось, что в общественном сознании Джеймса всегда тренируют какие-то клинические идиоты. Статус «хромой утки» нисколько не помешал бедолаге Уолтону построить одну из топовых защит первых двух месяцев сезона, несмотря на активное противодействие лидера. Вполне удачно он избегал и проблем с дальними бросками – даже на тех суперэкономных мощностях от Джеймса хорошего движения мяча, забросов в «заднюю дверь», суперинтенсивного темпа хватало для уже тогда цельной атаки. Особенно если учесть, что все команды Леброна тяжело переживают первый год с ним и ломают себя, чтобы приспособиться под доминирующего на мяче, брезгующего обороной, требовательного к остальным и экономящего силы даже в «клатче» господина.

Ну и Леброн.

За последние месяцы отверженного героя дружно оплевали, но и защищали его тоже с прежней страстью (и с прежней же неуклюжестью).

В моем рейтинге леброносексуальности лидируют три захода:

3. Леброн дожил до 34 лет, но пока не научился восстанавливаться после травм. (Блог «Его игра»)

2. Леброн круче Джордана. Потому что Джордан побрился наголо при первых проблемах, а вот Джеймс не скрывает, что храбро противостоит облысению. (Это не шутка. Большой материал Business Insider)

1. Леброн уже обошел бы Джордана. Если бы Дюрэнт подписался с «Кливлендом» в 2016-м. (ESPN, Зак Лоу)

С такими защитниками Леброну вдвойне тяжелее.

На самом деле, виноватость Джеймса тоже весьма сомнительна. Странно вообще искать для него оправдания.

Халтурит в защите? Уже очень давно.

Не принимает тренера? Так было всегда.

Не выкладывается в регулярном чемпионате? Более того, декларативно не выкладывается.

Не делает партнеров лучше? И никогда не делал. Команды Джеймса всегда жили по принципу: не думай о том, что Леброн может сделать для тебя, думай о том, что ты можешь сделать для Леброна.

Считает всех вокруг способом для достижения своей цели? Поднимите руку, для кого это стало откровением.

Перекладывает ответственность на других? А что вы делали последние пять лет?

Не показал «инстинкта убийцы», хотя на словах выступил Львом Толстым? Какой-то мелочный упрек в адрес оратора, который заявляет, что он то ли сам величайший, то ли преследует единственного перед ним величайшего.

Не может вывезти атаку в одного в 34 года и после пропущенных полутора месяцев? Ну да, такое бывает.

Мы не узнали о Джеймсе за это время ничего нового. Его методы могут не нравиться, эстетичность его баскетбола отвергает даже «Вашингтон» нулевых, режим вечной экономии помог ему подсобрать конфузов на протяжении карьеры, его исключительность в том числе внутри команды – центральный тренд его карьеры, а в 34 с половиной люди выглядят не так шустро, как в 28. Вот только все это ни разу не мешало Леброну пробиваться в финал, пусть и на Востоке, пусть и не обыграв ни одной исторически значимой команды. И да, отдельно нужно сказать, мы даже не узнали вроде бы не нуждающуюся в подтверждении вещь: что на Западе Леброн бы имел больше проблем – ведь до его травмы «Лейкерс» маячили где-то рядом с вершиной, при этом лидируя в лиге по числу напряженных (и заваленных) концовок.

В провале «Лейкерс» виноваты все, потому что не виноват никто.

Ошибок никто не отменял, но этот коллапс – следствие не столько ошибок и дефектов, сколько неблагоприятных обстоятельств. У «Лейкерс» не получилось команды, не получилось главным образом из-за травм. Рондо (34 из 68) должен был стать вторым лидером, но умудрился два раза сломать руку и расклеился. Дико важный для защиты Лонзо Болл (47 из 68) вылетал на ключевых стадиях сезона. Ингрэму (52 из 68) не хватило времени, чтобы адаптироваться к Джеймсу. Остальные пропустили ощутимые куски, не говоря уже о Бизли, который потерял мать и теперь собрался с ней встречаться. Без Джеймса (50 из 68) его команды играть в принципе не умеют, сколько бы звезд там ни было. Более того, все травмы и дисквалификации пришлись на самое неудачное время – на первую половину сезона, когда строятся связи в команде, собранной с нуля в межсезонье. Более того, неудачно совпали по срокам вылеты Рондо, Болла и Леброна. В итоге там, где все остальные постепенно вкатывались в сезон и сплачивались («Сперс», «Портленд», «Рокетс», «Юта»), «Лейкерс» исключительно деградировали.

Короче, ничего смешного в этом вообще нет.

Так как речь идет об одном из лучших игроков в истории НБА, то вроде бы ничего смешного нет вдвойне. И стиль здесь – опять же вроде бы – уместен исключительно высокий.

Ладно, я соврал. По ходу сезона мы все же узнали одну вещь о Леброне. Он приехал в Лос-Анджелес совсем не потому, что потерял интерес к баскетбольной карьере, переключился на бизнес и кино, сделал это в интересах семьи. Именно так можно было все это изначально интерпретировать: перейдя в «Лейкерс», Джеймс признал готовность потерять один из последних праймовых сезонов собственной карьеры, отдать его не на борьбу за титул с «Филадельфией», «Хьюстоном» или там «Новым Орлеаном», а на твиттерошутки с Кузмой и Хартом. Пол Джордж остался в «Оклахоме», остальные свободные агенты освобождаются лишь следующим летом – это был очень странный поступок для человека, который всегда твердил, что его время уходит и всем надо напрячься.

Но нет. Джеймс посчитал на несколько шагов вперед и приехал в «Лейкерс», чтобы совершить главное деяние своей карьеры – поставить лигу раком.

Главная часть исторического наследия Леброна состоит вовсе не преследовании Джордана, которого никогда не было, не в завоевании не одного, не двух, как у источающих величие Расселла, Карима, Мэджика, Данкана и Кобе, и даже не в обновлении почти всех рекордов, кроме тех, что установил Чемберлен.

Главная часть исторического наследия Леброна – в том, что он самый влиятельный игрок всех времен. Джеймс приучил к тому, что диктует условия владельцам – заставляет выменивать звезд (история с Кевином Лавом), выбивает контракты для представителей своего агентства, назначает комфортного для него тренера и требует самой большой платежной ведомости в истории НБА. Джеймс перевернул взаимоотношения игроков с владельцами на 180 градусов – он ушел от модели «клуб выбирает игрока» к модели «игрок не только выбирает клуб, но и навязывает все мыслимые  требования и оказывается в странном положении по отношению к работодателю». Джеймс сломал все стереотипы, связанные с мифологией НБА – приучил к тому, что совершенно нестыдно уходить из родного клуба и объединяться с другими суперзвездами, совершенно нестыдно разделять важные и неважные матчи и расходовать  энергию  на собственные цели, а не на сиюминутное развлечение зрителей,  совершенно нестыдно выпрашивать дисквалификацию соперника в финале.

Все, что было немыслимо до него – теперь будничные реалии лиги. И именно в этом его величие.

И вот, переходя в Лос-Анджелес, он собирался показать, что для него и вовсе нет ничего невозможного. Он всего-то захотел похитить прямо по ходу сезона одну из лучших восходящих суперзвезд НБА.

Это была бы красивая история. Черные пацаны, которые встретились в школьные времена, у пикапа с майками, пришли к тому, что могут взорвать все устройство многомиллиардного бизнеса уважаемых белых джентльменов. Энтони Дэвиса не просто хотели утащить украдкой из «Нового Орлеана». Дерзкие манипуляторы сначала провернули этот же трюк в миниатюре – не очень понятно, с какой стати, но «Финикс» решил помочь своему злейшему сопернику и конкуренту по дивизиону, передав ему безвозмездно Тайсона Чендлера, просто потому, что генменеджер «Санс» – старинный дружбан Джеймса. Затем они рассказали о своих намерениях касательно Дэвиса в прессе. Потом потребовали публично обмена от имени самого форварда – впервые это случилось настолько топорно, что Дэвису пришлось даже платить штраф. И, наконец, поставили на уши всех, когда пытались запихнуть в качестве компенсации почти всех игроков «Лейкерс». Нагло, демонстративно, любуясь собственным статусом, своим влиянием, почти сказочной трансформацией from rags to riches. Не особенно заботясь ни о чувствах одноклубников Джеймса, ни о чувствах самого Дэвиса, внезапно ставшего прокаженным.

Сюжет стал еще более киношным от того, что на пути у нечистой пары оказался темнокожий джентльмен с самоубийственными наклонностями. В НБА очень трепетно относятся к темнокожим тренерам и генеральным менеджерам (эти позиции как-то чаще занимают белые, и всех эта несправедливость волнует – каждый здесь на счету), и вот отважный Делл Демпс в итоге потерял пост из-за стратегических задумок братьев. Правда, Дэвиса им, конечно, не отдал и еще напоследок поглумился над Мэджиком/Пелинкой перед дедлайном, чисто из принципа.

План провалился.

И теперь вся миссия Джеймса – показать, что для великих в этой лиге не может быть вообще никаких границ – под угрозой.

Все может закончиться очень плохо.

Не очень-то похоже, чтобы звезды нового поколения рвались на помощь 35-летнему форварду, теперь официально потерявшему статус лучшего игрока лиги.

Джордж увидел, что может стать первой звездой рядом с Уэстбруком.

Дюрэнт считает атмосферу вокруг Леброна токсичной.

Ленард не для того строил из себя Дерона Уильямса, чтобы потом уйти в тень рядом с Джеймсом. Тем более что рядом есть более работоспособный вариант с «Клипперс».

Кайри Ирвинг уже один раз убежал от Леброна. И каким бы чудаковатым он ни казался, вряд ли стоит ожидать продолжения сотрудничества.

Клэй Томпсон хочет остаться в «Голден Стэйт», Крис Миддлтон – в «Милуоки», Кемба Уокер – в «Шарлотт».

«Филадельфия» вроде бы намерена сохранить Харриса и Батлера.

«Новый Орлеан» не желает отдавать «Лейкерс» Дэвиса. Как минимум, потому, что не очень понятно, зачем им это – пакет молодых калифорнийцев выглядит как минимум не очень здоровым.    

Здесь начинается паника.

Контракт Леброна с «Лейкерс» рассчитан еще на три сезона. И если какой-то вывод можно сделать из увиденного в этом году, так только тот, что Джеймс уже не способен в одиночку превратить команду в претендента. Ему нужна уже не просто помощь, ему нужна равновеликая звезда и идеально обслуживающая его последние годы команда. Какой бы ни была притягательность Лос-Анджелеса и какими бы связями ни обладал сам Леброн, решение этой проблемы как минимум нетривиально. В чем преимущество клуба перед конкурентами на данном этапе не совсем понятно: «Лейкерс» Леброна – это крайне неприятная атмосфера гипервнимания ко всему, группа молодежи, которая ничем не лучше, чем у остальных, стареющая звезда, готовая переложить ответственность на другого ради собственного наследия, мягко говоря, не блещущий менеджмент и – в качестве главной надежды на выход из тупика – потенциально высокий пик.

В общем, мы в трех месяцах от осознания того, что Леброн – это худшее, что произошло с «Лейкерс». Еще одна осень патриарха с жалобами на качество одноклубников, эпитетами с туалетной бумагой, Ником Янгом в качестве шоумена и раздраем в руководстве – это уже перебор.

Джеймс со всеми своими замашками давно превратился в баскетбольную версию капитана Ахава. Не самый привлекательный персонаж одержим преследованием призрака/белого кита и готов пожертвовать ради этой цели своими товарищами. Вы можете считать эту одержимость нелепой, негодовать из-за его методов, не принимать всей этой одноногой эстетики, но в какой-то момент осознаете, что этим невозможно не любоваться. Не из-за сопереживания, а потому что здесь происходит нечто важное и героическое. Опасная близость к истории, готовность перешагивать через людей и любые границы, понимание, что время убегает с каждой игрой…

Здесь вообще не место для смеха. Героический эпос, героический пафос.

И тут возникает главная проблема Джеймса. С «Лейкерс» вместо капитана Ахава он предстал одним из готэмских мудрецов.

Годы Джордана в «Вашингтоне» – это наша общая трагедия.

Годы Кобе после порванного ахилла отзывались в наших ахиллах. Его ненавидели на протяжении всей карьеры, но в момент падения он неожиданно возвысился и превратился в признаваемого всеми гуру.

Лэрри Берд уходил и возвращался в серии с «Индианой», когда трибуны рыдали.

Дирк может вообще перестать попадать по кольцу. Ему будут аплодировать даже в Лос-Анджелесе.

Даже Дуэйна Уэйда с его подленькими приемами и патетикой не хуже леброновской провожают с любовью.

Леброновские же злоключения – вот это очередное героическое крушение в стиле Ахава – воспринимаются со злым смехом и вовсе не в том высоком диапазоне, как должны бы.

Возможно, из-за того, что он – всего третья суперзвезда в истории НБА, у которой нет дома.

Возможно, из-за того, что нельзя прогибать систему и после этого ждать от всех благодарности.

Возможно, из-за того, что еще не пришло время для снисхождения. Пока нужно насладиться крушением колосса.

В любом случае это лучший индикатор для всей его карьеры. Джеймс комбинировал, выбирал обходные пути, подминал под себя клубы, выдумывал неожиданные решения, добивался своих целей, ставил рекорды. Но уважать себя так и не заставил. Впервые катастрофу великого игрока – причем катастрофу, в которой его вины нет вовсе – встречают зубоскальством. И именно такая реакция делает его падение с «Лейкерс» по-настоящему болезненным.

У Джеймса остался последний ход. Мало кто сомневается, что несмотря на всю кажущуюся тупиковость ситуации, решение у него есть и это решение за пределами площадки.  

Леброн боялся возвращаться в Кливленд, когда ушел оттуда впервые

Матчи «Лейкерс» Леброна нельзя пропускать. Это наибодрейшее шоу в спорте

Лос-Анджелес не принимает Леброна. Потому что он антиКобе

Леброн не делает партнеров хуже, но разрушает свои клубы

Леброн правит НБА дольше, чем любая другая суперзвезда. И это не случайно

«Тренер, иди в жопу!» Неизвестные факты из книги о главном спортсмене современности

Леброн Джеймс – воплощение всего, за что критикуют современный спорт

Фото: Gettyimages.ru/Harry How, Kevork Djansezian; globallookpress.com/Javier Rojas; REUTERS/Gary A. Vasquez/USA TODAY Sports; Gettyimages.ru/Harry How (5,7,9); globallookpress.com/Burt Harris/Pi; Gettyimages.ru/Patrick Smith

развернуть

7 спален, бассейн, солярий и хорошие соседи.

На пресс-конференции перед матчем против «Уотфорда» у Юргена Клоппа спросили, что он думает о возвращении бывшего тренера «Ливерпуля» Брендана Роджерса в АПЛ (он возглавил «Лестер»).

«Если он пришел не в «Эвертон», то все классно, – посмеялся Юрген. – Просто тогда бы он захотел назад свой дом. А Лестер довольно далеко от Ливерпуля, так что все хорошо».

Клопп арендует особняк у Брендана Роджерса с момента прихода в клуб в 2015 году: сразу после отставки ирландец отправился перезагружаться в отпуск, а к нему домой въехал новый менеджер «Ливерпуля». К сожалению, нет точной информации, сколько Клопп платит Роджерсу за аренду.

Сейчас история станет еще красивее: Роджерс купил этот дом у Стивена Джеррарда. Тренеру «Рейнджерс» его построили в 2005 году, когда он подписал долгосрочный контракт с «Ливерпулем». В особняке 7 спален, бассейн, сауна, солярий (комната с большими окнами, в которой много солнца), спортзал, джакузи, минигольф, домашний кинотеатр и площадка для детей.

Схема участка от Daily Mail

А где этот дом?

Жилище Джеррарда-Роджерса-Клоппа – в городке Формби неподалеку от Ливерпуля, район Виктория-роуд. До базы в Мелвуде примерно 23-28 км, это полчаса езды на машине.

«В Формби есть все, что нужно для жизни, – рассказывает застройщик. – Отличный пляж, прекрасные школы, приятные соседи и некоторая удаленность от больших городов». 

Дом Клоппа – в престижном районе. В 2000-х Виктория-роуд начали застраивать дорогими особняками. Сейчас недвижимость в районе – самая дорогая во всем Мерсисайде. Средняя цена особняка – 780 тысяч фунтов. Арендная плата доходит до 12 тысяч фунтов в месяц. В 2005 году особняк Джеррарда был самым большим домом, построенным на Виктория-роуд за 90 лет.

За год до Стивена недвижимость на Виктория-роуд купил 18-летний Уэйн Руни – заплатил 900 тысяч фунтов. Примерно тогда же в Формби поселился легенда «Эвертона» Данкан Фергюсон. Сейчас Руни уже съехал – у него достраивается огромный особняк в графстве Чешир.

Кстати, Фергюсон хотел построить дорогие многоэтажные апартаменты рядом со своим участком, но встретил жесткое сопротивление соседей – городской совет отказал ему, сказав, что это «измененит характера района». Здесь стоят не квартиры, а дорогие викторианские особняки для самых-самых. Но, когда сам Стивен Джеррард решил поставить на заднем дворе ультрасовременный (и, по мнению местных, безвкусный) тренажерный зал, соседи повозмущались, но отступили.

Еще на одной улице с Джеррардом жили Нил Раддок, Алан Ширер, а сейчас подтянулось «новое поколение игроков «Ливерпуля» (так пишет The Liverpool Echo, не называя имен).

Роджерс заплатил Джерраду за дом 3 млн фунтов

Когда в 2014-м году капитан «Ливерпуля» анонсировал переход в «Лос-Анджелес Гэлакси», он выставил дом на продажу. Роджерс купил его за 3 млн фунтов. Правда, долго он на новом месте не прожил и ровно через год сдал его Юргену.

Джеррард после возвращения из США и до отъезда в Шотландию тоже появлялся на Виктория-роуд, но, скорее всего, снимал другой дом. Говорят, что сейчас в Формби строятся два дома за 10 млн фунтов – может, Стив приценивался?

Фотографий дома не так много – на Google Street View все особняки замазаны блюром (но их можно рассмотреть на картах).

Фанатов «Ливерпуля» больше всего интересует, висит ли в особняке портрет Роджерса. В 2012 году «Ливерпуль» и Fox Sports сняли документальный сериал про жизнь внутри команды – Being: Liverpool. Всех очень удивило, что в доме Брендана висит его портрет.

Потом оказалось, что это подарок от благотворительного фонда, которому бывший тренер «Ливерпуля» помог еще во времена работы в «Суонси». Но для фанатов портрет уже стал мемом.

А еще в Being: Liverpool показывают интерьеры дома тогда еще Джеррарда.

Рубрика «Какой же Клопп крутой»

Клопп – прекрасный сосед. Он регулярно приходит на детские футбольные матчи в Формби, болтает с детишками, раздает автографы. Пару раз его засекали в местных пабах.

А вот видео от официального канала «Ливерпуля»: Юрген гоняет шары с местными пенсионерами.

***

В сентябре 2018-го Джеймс Милнер и Стилян Петров организовали в Глазго товарищеский матч, посвященный борьбе с раком. Команды тренировали Клопп и Роджерс. Это была первая их сколько-то официальная встреча с момента назначения Клоппа. «Будет весело, это точно, – говорил про ту игру Клопп. – Встречусь со своим арендодателем. По-моему, впервые с момента приезда в Ливерпуль. Нам надо будет обсудить кое-что по водопроводу, электричеству и бассейну».

В декабре уже Роджерса спросили, не завидует ли он успехам Клоппа в «Ливерпуле»:

«Он арендует у меня дом. Так что я хочу, чтобы он задержался в клубе как можно дольше».

Фото: REUTERS/Carl Recine; Gettyimages.ru/Clive Brunskill, Ian MacNicol

развернуть

В 18 выиграл ЛЧ, в 28 оказался в чемпионшипе.

Форвард, которого называли неимоверно талантливым, к 28 годам сменил пять чемпионатов и поиграл за «Рому», «Милан», «Алавес», «Аякс», «Сток» и «Майнц». Сейчас Боян в чемпионшипе, но результаты не очень – в этом сезоне у него один гол и 4 попадания в основу.

Если вбить в гугл «Боян Кркич», то одним из первых выпавших запросов будет «боян кркич что случилось». Мы привыкли к молодым звездам, разрушающим наши надежды, но кейс Бояна выделяется – долгие годы было непонятно, почему он так и не стал звездой. Форвард не нарушал режим, не ссорился с тренерами и партнерами – просто тихо стагнировал.

В последние полгода Кркич дал несколько откровенных интервью, благодаря которым можно восстановить хронологию его затмения.

С первых матчей за «Барсу» его мучили панические атаки

Впервые слава обрушилась на Бояна в июле 2007-го.

17-летний парень уже был мегазвездой молодежки «Барсы» и наколотил 900 голов за команды всех возрастов, но после триумфа на Евро U21 (Испания победила, а Боян сделал дубль в финале) о нем узнала вся страна. «Еще несколько недель назад меня почти никто не знал, а теперь я не мог спокойно пройти по улице», – вспоминал Боян.

В августе «Барса» подписала с талантливым форвардом профессиональный контракт с отступными в 60 млн евро, а Райкард подтянул парня в первую команду. Боян перешел от занятий с юными Педро и Бускетсом к тренировкам с Роналдиньо, Это’о, Деку и Иньестой. Неудивительно, что в такой компании он стеснялся и боялся сделать что-то неправильно. Такое случается со всеми, но у Бояна масштабы страха приобрели болезненный размер: «Однажды на тренировке мне дико хотелось пить. Бутылка лежала всего в пяти метрах от меня, но я боялся при всех взять ее».

16 сентября 2007-го «Барса» играла с «Осасуной», и Райкард впервые включил Бояна в стартовый состав. Радостную новость игрок узнал в отеле перед игрой, но вместо ликования ощутил мощнейшее головокружение. В автобусе недомогание продолжилось, и Боян попросил помощи у врача – тот дал ему таблетку кофеина.

Вместо появления в старте Боян вышел на замену: на 78-й минуте он заменил Джованни дос Сантоса и побил рекорд Месси, став самым молодым игроком «Барсы» в Ла Лиге. Отметить дебют не получилось: приехав домой, он сразу закрылся в комнате, упал на кровать и с ужасом ощущал, как его тело бьют судороги. «Это был жуткий момент для меня и моих родителей. Меня отвезли в больницу, провел там всю ночь. Врачи сказали, что это был сильный приступ панической атаки», – вспоминает Боян.

Паническая атака – мучительный приступ беспричинного страха и тревоги, человек ощущает головокружение, учащенное сердцебиение, удушье и озноб. Обычно больной испытывает серию приступов, поэтому в его голове закрепляется страх перед ситуациями, в которых возникает атака.

Причинами приступов часто становятся психологические проблемы: стресс и боязнь не оправдать ожидания. Возможно, у Бояна была социофобия – психологическое расстройство, при котором человек ощущает страх перед совершением публичных действий. Обычно панические атаки лечат медикаментами и курсом психотерапии, но бывают случаи, которые не поддаются лечению.

С похожей проблемой сталкивался Пер Мертесакер: «Давление меня просто пожирало. Я постоянно боялся, что совершу ошибку, и она приведет к голу». Из-за этого на протяжении всей карьеры в дни матчей Пер мучился с диареей, а перед игрой ощущал сильную тошноту.

Врачи прописали Бояну таблетки, и на несколько месяцев панические атаки прекратились. Но только затем, чтобы потом стать еще сильнее.

Не смог дебютировать за сборную из-за панических атак; всем сказали, что виноват гастроэнтерит

Несмотря на приступы, Боян проводил неплохой дебютный сезон – за полгода он настрелял 6 голов в Ла Лиге, – и в январе впервые получил вызов в сборную Испании.

6 февраля 2008-го испанцы в Малаге играли товарняк с Францией. Как и в день дебюта за «Барсу», Боян ощутил сильное головокружение – на этот раз на предыгровой разминке уже на стадионе. Он ушел в раздевалку, но и там не почувствовал себя лучше: «Рядом со мной сидел Иньеста, и я сказал ему: «Андреас, приятель, у меня кружится голова, она чертовски сильно кружится». Я хотел пойти к аптечке, но она была на другом конце раздевалки и я постеснялся привлечь внимание».

Иньеста сразу позвал врачей, которые привели главного тренера сборной Луиса Арагонеса и спортивного директора федерации Фернандо Йерро. Пока доктора колдовали над Бояном, функционеры подбадривали парня и рассказывали истории об игроках, которые мучились с похожими приступами.

Врачи помогли Кркичу, но играть в тот день парень не смог. О панических атаках не знали за пределами клуба и сборной – репортерам соврали, что Боян пропускает игру из-за приступа гастроэнтерита.

Этот эпизод стал поворотным для Бояна – теперь приступы мучили его почти ежедневно. «Я постоянно испытывал головокружение. Голова раскалывалась от давления, и это чувство ни на секунду меня не отпускало», – вспоминал Кркич.

Головокружение возникало перед каждым матчем, когда Боян представлял, что сейчас сыграет перед многотысячной толпой. Но иногда приступы случались и вне футбола. В конце февраля он пришел на открытие спортзала друга, но не учел, что встретит там болельщиков «Барсы». Перед толпой парень поплыл: «Помещение стало выглядеть очень тесным, и мне стало жарко. Я пришел в свитере и водолазке, и убежал в туалет, чтобы снять их».

Из-за панических атак пропустил Евро-2008

До конца сезона-2007/08 Боян принимал таблетки перед каждым матчем и тренировками. Терзаемый паническими атаками форвард регулярно появлялся на поле и к концу сезона настрелял 10 мячей в Ла Лиге (до сих пор его рекорд). Поэтому Луис Арагонес всерьез задумался: надо взять его на Евро.

В конце мая 2008-го Боян ехал на тренировку, когда ему позвонил Арагонес.

– Боян, мальчик мой, я собираюсь включить тебя в заявку на Евро.

– Мне больно говорить это, но я не могу согласиться. Я мечтаю сыграть за Испанию, но мое тело подводит меня.

Позже на тренировке к нему подошел Пуйоль и сказал, что поддержит, но парень балансировал на грани нервного срыва: «Я ответил ему, что просто не могу. Мое тело говорило – нет!».

До сих пор неизвестно, что произошло дальше, но испанская федерация футбола сначала включила Бояна в ростер на Евро, а затем убрала. Из-за этого болельщики решили, что форвард отказался играть за Испанию. Ситуацию обострили журналисты: мадридская газета AS вышла с заголовком «Боян не хочет играть за сборную». Федерация футбола никак не прокомментировала недоразумение, поэтому отдуваться пришлось игроку: в интервью для Barca TV он соврал, что неимоверно устал после напряженного сезона, поэтому нуждается в отпуске.

Правда открылась всего полгода назад, после интервью Бояна The Guardian. Там же он рассказал, что тот эпизод усугубил его ментальное состояние:

«Этот заголовок убил меня. Помню, что в тот день я был в Мурсии, и люди оскорбляли меня: они не знали правду и думали, что я не хочу играть. Больнее всего было сознавать, что информация скорее всего исходила из федерации. Как они могли, зная о моем здоровье, сделать это? Я ощутил себя очень одиноким».

Ушел из «Барсы» и менял клуб почти каждый год

Несмотря на приступы, Боян неплохо провел первые сезоны в «Барсе». Он был игроком ротации в команде Гвардиолы и забивал по 5-10 мячей за сезон, подменяя Анри и Вилью. Но болельщики хотели намного большего.

На волне появления Пепа и диаспоры мегаталантливых воспитанников (Пике, Бускетс, Педро) фанаты искали нового Месси в каждом выпускнике академии. Боян идеально подходил на роль наследника: игровые аналогии (миниатюрный и техничный крайний нападающий) дополняло внешнее сходство (можно забыть, но в 2008-м Месси носил длинные волосы). Даже Пеп не желая этого давил на парня. «Я не успокоюсь, пока не сделаю Бояна лучшим в мире!» – заявил он в 2011-м.

Для Бояна это сравнение было мощным грузом, с которым он не справлялся. «В первый сезон я забил в Ла Лиге 10 голов. Люди говорили: «О, да это же новый Месси!» Я ничего не мог с этим поделать. Я знал о своих качествах и понимал, что я не Месси. Я Боян», – жаловался парень.

Это еще не все – Бояна нервировало количество завоеванных титулов. К 21 году он выиграл три чемпионата Испании и две Лиги чемпионов. Ради них он не забивал решающих голов и не менял ход матчей, просто оказался в удачное время в нужном месте. Другой бы радовался, но на Бояна давила совесть. «После победного финала ЛЧ в 2009-м я разговаривал с Анри, и он сказал: «Я пришел сюда, чтобы впервые выиграть Лигу чемпионов». Я подумал: «Вау, легенда выигрывает свой первый кубок ЛЧ в 30 лет. А я всего в 18».

Очень похоже, что Боян страдал от синдрома самозванца – психологического эффекта, при котором человек ощущает, что не заслужил свои успехи и не соответствует ожиданиям людей.

Фаны мечтали видеть Месси и Кркича в паре в нападении, но вскоре стало очевидно, что с Бояном на поле «Барса» становится слабее. К сезону-2010/11 форвард потерял место среди основных игроков. Это его не устроило, и в 2011-м он ушел из «Барсы». «Как вы знаете, в последние годы мне не очень доверяли, у меня было недостаточно возможностей, чтобы показать, на что я способен», – заявил он.

Бояну было 20 лет и казалось, что он вот-вот заиграет в другом приличном клубе. Но за следующие семь лет он сменил шесть команд («Рому», «Милан», «Алавес», «Аякс», «Майнц» и «Сток») и нигде не закрепился. Многие изначально не были готовы делать на него долгую ставку и вместо полноценного трансфера оформляли аренду («Аякс», «Милан», «Майнц», «Алавес»). Он не всегда играл центрфорварда, но статистика голов все равно ужасная: ни в одной из команд Боян не забивал больше семи голов; за последние 2,5 сезона на его счету всего два. Самое яркое достижение – победа в чемпионате Голландии с «Аяксом» в 2014-м.

Cтатус клубов таял вместе с трансферной ценой: если в 2011-м «Рома» заплатила за Бояна $12 млн, то в «Сток» в 2014-м он перешел за $2 млн.

В «Стоке», за который Боян с перерывами на аренды играет уже пять лет, тоже получается так себе. В прошлом сезоне клуб был одним из унылейших в АПЛ и предсказуемо вылетел: для Бояна мечты о красивом футболе сменились рубками в чемпионшипе и олдскульными тренерами. Из-за недопонимания с Гари Роуэттом он с ноября потерял место в старте. В январе «Сток» сменил коуча, но клуб все равно плетется на 17-м месте, а Боян редко поднимается со скамейки. В январе им интересовались «Хаддерсфилд», «Вест Бром» и «Фенер», но новый коуч Натан Джонс говорил, что Кркич ему нужен – и, кажется, обманул.

О мощном прошлом Бояна почти ничего не напоминает. Только на тренировках в «Алавесе», когда в одном квадрате оказывались Боян и Мунир (еще один наследник Месси из кантеры «Барсы»), тренер Ману Гарсия шутил: «Острожнее, здесь четыре Лиги чемпионов!».

***

Боян редко дает интервью, и не ощутить в них грусти довольно сложно – он постоянно твердит о неоправданных ожиданиях, сравнениях с Месси, и о том, что несмотря ни на что доволен карьерой. Возможно, все сложилось бы иначе, обратись он к психотерапевту с самого начала.

От всех воспитанников «Барсы», попавших в первую команду в 2008-2012 ожидали, что они превратятся в супервезд. Вспомните Мунира, Делофеу или Бартру: никто из них не выстрелил, но это нормально – уникальные игроки рождаются раз в десятилетие.

С момента дебюта Бояна за каталонцев прошло почти 10 лет и, кажется, пора заканчивать со сравнениями. Боян проводит нормальную карьеру и все еще может найти свою команду в одной из топ-лиг Европы. Нереальное давление, которое он ощущал с первой минуты во взрослом футболе, осталось в прошлом.

«Те из нас, кто более чувствителен, нуждаются в эмоциональном щите и поддержке. Футболисты очень молоды и выставлены напоказ. Даже в возрасте до 15 лет у игроков есть твиттер, и я уверен, они уже получают оскорбления... это ужасно, и об этом все молчат», – поделился Боян.

Символично, что после завершения карьеры он мечтает тренировать детей. Наверняка научит их внимательнее относиться к ментальному здоровью и расскажет, как не повторить его путь.

Фото: Gettyimages.ru/Denis Doyle / Stringer, Manuel Queimadelos Alonso / Stringer, Jasper Juinen, Jed Jacobsohn, Alex Grimm, Nathan Stirk / Stringer; REUTERS/Sergio Perez; twitter.com/bokrkic

развернуть

Альбина Ахатова – олимпийская чемпионка, 4-кратная чемпионка мира – закончила с биатлоном почти 10 лет назад.

Вы наверняка потеряли ее из виду, но почти все это время Ахатова при деле. Она – мощный спец по стрельбе: не просто тренер, но и мастер по изготовлению стрелковых лож. К ней обращались Шипулин, Гараничев, Вилухина, Старых, Слепцова, Черезов, биатлонисты из Канады и Казахстана.

За приглашение Альбины в сборную выступал Виктор Майгуров – в гонке за место президента СБР. Ахатову и сейчас зовет Владимир Драчев – новый босс СБР; зовет, разумеется, через комментарии в инстаграме.

Мы связались с Альбиной и поняли: такого специалиста команде действительно не хватает. Ниже – много подробностей от Ахатовой: про изготовление лож, декор и тонкости стрельбы.

***

• Если бы мне кто-то сказал, что после спортивной карьеры я буду разрабатывать и изготавливать ложевые конструкции – не поверила бы. Дизайн одежды или интерьера – да, это реально, но не изготовление и дизайн лож.

Хотя предпосылки были: еще спортсменкой я изготовила себе пять лож у разных мастеров – и всегда их под себя дорабатывала, стараясь найти идеальную изготовку. Несколько раз была на ижевском заводе, видела, как работает финский мастер. То есть сам процесс мне был понятен давно. Тогда же я впервые услышала любимую фразу ложейников: стреляет ствол, а попадает ложа.

• В 2012-м Леонид Гурьев (сейчас – тренер женской сборной России по стрельбе – Sports.ru) предложил мне поработать с командой Тюменской области. И по ходу работы я поняла, что не могу требовать от девчонок правильного исполнения выстрела, потому что вижу: сама конструкция ложи не позволяет его сделать. Редко бывает, что серийная ложа винтовки идеально подходит спортсмену – почти все заказывают под индивидуальную антропометрию.

Поэтому сначала надо изготовить правильное ложе, конструкция которого обеспечит удобство обращения с оружием при стрельбе. Затем подогнать изготовку: идеально подогнанное ложе – залог точного попадания. Винтовка в изготовке должна быть удобна спортсмену, сбалансирована, устойчива и легко управляема.

Идеально подогнанное оружие дает чувство единого целого: винтовка становится твоим продолжением. Когда это ощущение есть, можно ставить технику и нарабатывать навыки производства точного выстрела.

За 6 лет я изготовила около 40 лож. Первые – в 2013-м – для Вани Черезова и Макса (Максим Максимов – трехкратный призер ЧМ, муж Ахатовой – Sports.ru). Они выступали с моими ложами последние годы карьеры, за что я им очень благодарна.

И еще – для ведущих девочек в тюменской команде: Булыгина-Фролина, Куклина, Ильченко, Баданина, Коровина, Аликина, Шестерикова. Кроме них, для Шипулина, Панфиловой, Слепцовой, Гараничева, Анны Кистановой из Казахстана, сейчас с ним работает Людмила Ахатова.

Ко мне обращаются не только с просьбой изготовить ложе, но и просто подогнать изготовку, переделать/доработать пистолетную рукоятку или шампиньон (деталь, с помощью которой спортсмен держит винтовку левой рукой при стрельбе стоя – Sports.ru).

В олимпийский сезон-2013/14 немного поработали с Ольгой Вилухиной – у нее антабочный ремень при изготовке лежа касался шампиньона (подставки для руки при стрельбе стоя – Sports.ru) и от рубежа к рубежу изменял положение и натяжение, что влияло на стабильность изготовки. Исправили этот момент, увеличив высоту и угол цевья.

И на том же сборе работали с Ириной Старых. У Иры были неровные концентрические окружности – и чтобы их выровнять, необходимо было отодвинуть щеку от себя, а регулировочный механизм щеки не позволял это сделать. В итоге полностью заменили регулировочный механизм.

До тренировки я не успела его поставить – и щека у Иры немного люфтила. Соответственно, были проблемы с прицеливанием, много промахов. Я получила нагоняй от тренеров со словами: что вообще баба может толкового сделать? Было, конечно, обидно. В этой ситуации можно было пострелять просто вхолостую, тогда проблемы бы не возникло. Но к следующей тренировке я все доработала – и Ирина до сих пор выступает с этим механизмом регулировки щеки.

• У меня небольшая мастерская дома. Когда-то планировали, что в этом помещении будет сауна, но сауны нет до сих пор – променяла ее на мастерскую.

Вообще, изготовление лож не самоцель – у меня нет производства. Я занимаюсь не ради заработка, но это определенно моя страсть... Поймала себя на мысли, что, засыпая, думаю не о нарядах или других женских штучках, а о ложах: как усовершенствовать конструкцию, как помочь спортсмену найти идеальную изготовку или решить проблемы в стрельбе.

Зная, насколько ложа и изготовка влияют на результат, я ощущаю определенную ответственность. Когда смотришь гонки, всегда переполняет волнение. И порой думаешь: блин, а вдруг в этом промахе виновата я?

Антон Шипулин обратился ко мне с желанием изготовить новое ложе после Игр в Сочи. Олимпийский сезон он тренировался с Чудовым, Черезовым и Максом – была такая небольшая группировка. Видимо, ребята ему посоветовали.

Антон тогда работал с ложей, которую изготовил немецкий мастер (в те времена с его ложами выступало, наверное, большинство в мировом биатлоне). Причинами, почему Антон обратился, стали большой вес винтовки – 4,3 кг (при допустимых 3,5 кг), и ее сильный завал вправо при стрельбе лежа.

Чтобы все исправить, разработали новую конструкцию с регулировками. Ложа была готова в сентябре, и после летнего чемпионата России отработали изготовку. Вес винтовки существенно уменьшили, но не максимально. Антон провел хороший сезон-2014/15, стал вторым в Кубке мира – ложа конструктивно ему подошла.

И на следующий сезон я предложила ему, оставив тот же конструктив, создать какой-нибудь интересный образ. Например, сделать в начале цевья голову Медузы Горгоны. Но от нее Антон отказался и выбрал Дракона. На фрезерном станке я не работаю, поэтому заказала заготовку на ложейном предприятии. Голову дракона, скульптор вылепил из пластилина по фотографии.

Затем сканировали и сделали 3D-модель, по которой ложу изготовили на высокоточном оборудовании. Дальше уже работала с Антоном сама над созданием индивидуальной пистолетной рукоятки и шампиньона. Заготовка ложи весила 1,5 кг – я обработкой довела до 700 грамм. Поставила все регулировочные узлы, затем сделала беддинг (укладку) под затворную группу. Далее подогнали и отработали изготовку.

• После того, как изготовка отработана, ложе шлифуется и пускается в окончательную обработку – дерево ожидают косметические процедуры, благодаря которым оно будет прочным и красивым.

Ложе с головой дракона изготовили в двух экземплярах из грецкого ореха. На рабочее нанесли аэрографию – ее все видели в гонках. А запасное пропитали маслом, потому что оно имело очень красивую, насыщенную текстуру, играло пятью цветами – грех такую красоту прятать под краской.

Аэрографию делал мастер из Екатеринбурга, знакомый Антона. Я благодарна Антону за доверие – он отработал с драконом до конца карьеры.

Потом сделала два варианта для Светланы Слепцовой по той же схеме, что и с Антоном: пантеру с оскалом и такого добренького тигра. Света родилась в год тигра – и ей близки такие образы. Обе ложи были совершенно одинаковые по конструкции, Света выбрала черную пантеру.

В 2016-м она выиграла с этой ложей на летнем ЧР, а в ноябре на сборе в Тюмени упала и сломала приклад. Реставрировать я не успевала чисто физически, потому что они уезжали на этапы Кубка мира. Доработала и передала тигра – то ли с кем-то из девчонок, то ли с Женькой Гараничевым.

Но Света потом сказала, что тренеры были против смены ложа – и она вернулась к старой. В итоге ложе с пантерой, конечно, реставрировали, но к тому моменту Света закончила карьеру.

• С Гараничевым работали два сезона. В сезоне-2016/17 он попросил меня переделать шампиньон. До этого делал несколько раз у других мастеров, но, видимо, не получал той устойчивости, которая требовалась. Шампиньон – достаточно сложная в изготовлении деталь: нужна придать форму именно под антропометрию руки и одновременно вывести линию прицеливания в изготовке стоя на уровень «десятки». Но с Женей мы справились, его все устроило и перед олимпийским сезоном (2017/18) он заказал у меня новую ложу.

Ее изготовила за месяц, потому что не было наворотов наподобие головы дракона. Единственное – сделали инкрустацию имени.

Этот декор был популярен в плеяде СССР: Тихонов, Медведцев, Печерская выступали с такими ложами.

Потом на какое-то время прием вышел из моды. Хотя мне он нравится, и я всегда предлагаю спортсмену написать на ложе его имя. Не так давно делала ложи канадскому биатлонному клубу – инкрустировала кленовые листья.

С Марией Панфиловой я реализовала новую ложевую конструкцию – как раз из-за сложности изготовления шампиньона: теперь он стал съемным и изготавливается отдельно от ложа.

Раньше было так: изготавливаешь все вместе, промахиваешься с шампиньоном (например, вырежешь больше, чем нужно) – и все. Или выкидывать ложу целиком, или отрезать шампиньон и делать новый кусок дерева. Мне это надоело. А съемная конструкция позволяет полностью сохранить ложу и за счет регулировки найти оптимальную изготовку для стрельбы стоя. И еще теперь есть возможность делать шампиньон по слепку руки, даже купила сканер.

Марии понравилась идея ложа с головой Медузы Горгоны: лицо выполнено в 3D с фотографии Марии, голову рисовали очень долго – пока не получилось то, что нравится. Аэрографию в Минске сделал чемпион мира по аэрографии.

• Время изготовления зависит от технической и художественной сложности модели. Случай Антона – особый: сложный заказ, поэтому работали 4-5 месяцев. А вообще, процесс сейчас налажен – я не завишу от больших ложейных предприятий, где всегда большая очередь и приходится ждать. Нашла партнеров в Тюмени, которые все делают быстро: как правило, ложа будет готова за полмесяца-месяц.

Моя последняя работа – ложа-трансформер: она может быть сделана для немецкого ствола «Аншутц» и для ижевского «Би-7». Оно универсально. Благодаря полному набору необходимых регулировок, его можно подогнать под изготовку любого спортсмена. Можно подобрать длину, высоту и угол цевья; длину, отведение и разворот приклада; высоту, длину и форму шампиньона под стойку, размер пистолетной рукоятки.

Трансформер состоит из основной части, на которую крепятся все регулировочные узлы ложа; сделан пилар-беддинг (укладка) под ствольную коробку. Может быть изготовлена из грецкого ореха или оружейного ламината.

В этой модели съемная пистолетная рукоятка, что позволяет подобрать ее нужного размера и комфортную в обхвате для спортсмена; или сделать индивидуальную рукоятку по слепку руки. А также узел крепления и регулировки шампиньона, для стрельбы стоя. Шампиньон можно подобрать под руку и изготовку спортсмена из имеющихся моделей или изготовить индивидуальный, тоже по слепку руки.

• Стоимость изготовления ложевой конструкции зависит от многих параметров. В первую очередь – от запроса спортсмена, от материала, из которого будет изготовлена ложа, от технической и художественной сложности модели, от покрытия. Все рассчитывается индивидуально. Ну и, конечно, зависит от мастера.

Разбег в ценах большой, у иностранных мастеров – от 400 евро и выше. Стандартное ореховое ложе у немецкого мастера в 2011 году покупали за 1500 евро, сейчас стоимость возросла до 2500 евро. Итальянские карбоновые ложа стоят около 1700-2000 евро. У российских мастеров цены, конечно поменьше: можно купить от 25 000 руб.

Я стараюсь максимально удешевить себестоимость изготовления ложа, но чтобы качество изготовления, всех его составляющих было на высшем уровне. Поэтому все регулировочные узлы и направляющие изготовлены из нержавеющей стали и авиационного алюминия, обработаны кварцевым песком на пескоструйном станке, нанесено гальваническое покрытие.

Шампиньон, антабка, кассета под магазины, щека, затыльник, рукоятка могут быть изготовлены из дерева, оружейного ламината или вылиты из пластика методом вакуумного литья. Обязательно рекомендую беддинг под затворную группу из эпоксидного состава с наполнителем (алюминий или сталь). Финишную обработку дерева я делаю с закрытием пор – это очень трудоемкий процесс. Все это, конечно, влияет на цену. Трансформер будет стоить от 60 тысяч рублей. Но если заказывать подобное ложе на крупном ложейном предприятии, то цены значительно выше.

Мне важно сделать его доступным не только для элитных спортсменов, но и для начинающих. Очень важно на начальном этапе обучения иметь ложу со всеми необходимыми регулировками, для поиска идеальной изготовки. Потому что с годами, когда спортсмен привык подстраиваться под не подходящее для него ложе и привык к своей изготовке с этим ложем, да еще и наработал ошибочные навыки производства выстрела, переучивать сложно. А если спортсмен уже в сборной, то тренер занимается не повышением мастерства, а возвращается к азам.

Хочется повысить точность стрельбы биатлонистов за счет надежного, удобного и легкого в обращении ложа, изготовленного с учетом лучших стрелковых традиций и технических инноваций. Чтобы спортсмены были довольны своим оружием, ценили его и гордились им.

Фото: Gettyimages.ru/Christof Koepsel/Bongarts; Личный архив Альбины Ахатовой; globallookpress.com/Global Look Press via ZUMA Press; РИА Новости/Александр Вильф, Яков Берлинер; Instagram/akhatova.albina

развернуть

Таких чемпионов больше не будет.

В 1996 году «Бавария» уволила Отто Рехагеля в самый разгар чемпионской гонки с «Дортмундом» и за неделю до финала Кубка УЕФА. Тренер так расстроился, что уже через два часа после разговора с Беккенбауэром покинул Мюнхен и позже в интервью Die Zeit рассказал, что все время чувствовал себя лишним в клубе: «В «Баварии» абсолютно все разбираются в футболе, кроме главного тренера. Начальство требовало, чтобы мы побеждали красиво, унижая противника и не давая ему заходить на нашу половину. Мне не хотелось превращать игру в шоу. Футбол, как я его понимаю, устроен немного по-другому».

Рехагель полгода пытался привить «Баварии» семейные ценности, но в команде, про игроков которой Bild в то время выкатывал по несколько скандальных историй в день («Жена Томаса Штрунца встречается со Штефаном Эффенбергом!», «За Марио Баслером следят детективы, приставленные к нему руководством клуба!» и прочее веселье), это было сделать нереально. Тренеру захотелось вернуться к провинциалам с амбициями, но в «Бремене», где Рехагель проработал 14 лет (1981-1995) и выиграл все внутренние трофеи, место было занято.

Отто принял приглашение «Кайзерслаутерна». Во-первых, потому что его позвал друг (будущий президент клуба Юрген Фридрих). Во-вторых, потому что когда-то он 6 сезонов провел здесь в качестве защитника и этот клуб был для него родным. В-третьих, из-за культового статуса этого места.

Кайзерслаутерн – общепризнанное место силы немецкого футбола. 5 человек стартового состава сборной Германии в финале ЧМ-1954 представляли «Кайзерслаутерн». Четверо из них – братья Вальтеры, Кольмайер и Либрих – были уроженцами этого города. «Первая победа на Кубке мира была не просто спортивным событием, – вспоминал бывший руководитель Немецкого футбольного союза Герхард Майер-Форфельдер. – Она вернула Германии ее роль в международном сообществе. Мы перестали быть изгоями и почувствовали гордость за свою страну». Многие немцы до сих пор считают датой создания бундесреспублики 4 июля 1954 года (день финала чемпионата мира в Берне, в котором Германия обыграла Венгрию Пушкаша).

В сезоне-1995/96 «Кайзерслаутерн», один из основателей бундеслиги, который сезоном ранее стал вице-чемпионом, впервые в истории вылетел во второй дивизион. Рыдающий на плече Руди Феллера в послематчевой студии чемпион мира Анди Бреме – самое тоскливое футбольное видео тех лет.

Правда, уже через неделю «Кайзерслаутерн» выиграл Кубок Германии, и это единственный случай в истории немецкого футбола, когда вылетевший клуб так шикарно обставлял свои похороны.

 ***

«Отто дал нам свободу, – объяснял нападающий «Лаутерна» Олаф Маршалл. – Нам не устраивали трехчасовых разборов соперника – мы просто знали, что мы сильнее всех во второй лиге и нужно поскорее выбираться отсюда. Иногда тренер просто называл состав на игру и говорил: «За работу, парни!», и мы делали все остальное».

Рехагель показывал футболистам самые простые упражнения, которые делали подростки в футбольных школах, и заботился о том, чтобы никто не перегружался на занятиях. «После очередного дня без нагрузок я подумал: «Так, это все, конечно, здорово, но когда начнется настоящая тренировка?», – удивлялся полузащитник Андреас Бук. – Тогда мне казалось, что с таким специалистом и с таким щадящим режимом мы застрянем тут навечно».

На «Лаутерн» ходило в среднем 35 600 человек – это треть населения города и лучший на тот момент показатель посещаемости среди всех вторых лиг в Европе.

В 1991-м «Кайзерслаутерн» впервые выиграл бундеслигу, и из того состава в деле по-прежнему были Роджер Лутц (31), Аксель Роос (31) и Мирослав Кадлец (32). «Миро Кадлец был одним из лучших либеро в Европе. Он мог достичь куда более серьезных успехов, если бы не был интровертом и меньше зависел от тренерской поддержки», – такую характеристику чеху пару лет назад дал самый известный фанат 1.FCK Андре Вагнер. 

Бразилец Ратиньо – неожиданная трансферная удача «Лаутерна» – согласился переехать в Рейнланд-Пфальц, когда увидел то самое видео с плачущим Бреме. «У меня сжалось сердце. Андреас и фанаты были так расстроены, будто потеряли члена семьи. Меня покорила их любовь к клубу», – вспоминал бразилец. Когда Ратиньо в 2003-м уехал в Китай, 30 немецких фанатов пробили выезд в Гуанчжоу, специально чтобы поддержать бывшего игрока и поблагодарить его за лучший сезон в их жизни.      

«Я понимал, что в «Кайзерслаутерне», учитывая понижение в классе, мне не позволят так же, как в Бремене, 14 лет выстраивать династию, – рассуждал Отто . – Первый сезон во второй лиге был определяющим для меня. Я внедрил максимально простую и понятную схему. План на игру у нас был всегда один и тот же: Мартин Вагнер проходит по флангу и навешивает, Олаф Маршалл бьет головой. Мяч в сетке. Люди счастливы. Вот и все».

«Кайзерслаутерн» за весь сезон ни разу не проиграл дома (14 побед) и в среднем забивал на «Фритц-Вальтер-Штадионе» 2,5 гола за игру. 

Опытные игроки помогли «Лаутерну» за год проскочить вторую лигу без потерь и разочарований: первое место и 10 очков отрыва от конкурентов («Герты», «Майнца» и «Вольфсбурга», между прочим).

***

«Кайзерслаутерна» всего год не было в элите, но за это время бундеслига превратилась в, пожалуй, самый сильный чемпионат в Европе. Здесь играли действующие победитель Лиги чемпионов («Дортмунд») и обладатель Кубка УЕФА («Шальке»), а еще – чемпион последних двух сезонов «Бавария», которая с приходом Элбера и Лизаразю стала еще сильнее.

С 1994-го по 2003-й «Бавария» и «Боруссия» Д забрали 9 чемпионских титулов из 10. Единственный раз салатницу с маршрута Мюнхен-Дортмунд перехватил «Кайзерслаутерн» Рехагеля, команда без единой звезды в составе. К такому гранды оказались не готовы.

Даже после уверенного возвращения в первую бундеслигу Рехагель не был для болельщиков и руководства героем. Его постоянно атаковал спортивный директор Ханс-Петер Бригель, который говорил про отсталые методы работы Отто. «Честно говоря, меня смешат разговоры о современном футболе, о том, что нельзя быть слишком закрытым и играть от обороны, – говорил Отто. – В современный футбол играет тот, кто выигрывает, поэтому я играю в современный футбол. Бригель может для начала взять пару чемпионств, а потом уже критиковать меня».

Стиль работы Рехагеля называли оттократией (автократия с демократическим лицом), и не всем он нравился. Отто практиковал двухнедельные ссылки в запас игроков, чьи имена начинали восторженно выкривать фанаты. Так он купировал зарождающуюся гордыню у Ратиньо. 

«Мы приехали на первый матч сезона в Мюнхен с одной мыслью: как плохо будет начинать год с поражения, – Штефан Росскопф, многолетний фан «Кайзерслаутерна», готовился к худшему. – До матча мы развлекали себя пивом и прогулками по городу, стараясь не думать о предстоящем матче. Отто выиграл 1:0 и побежал через все поле к нашей трибуне праздновать. Это было незабываемо». Тогда же Рехагель сказал: «Тот, кто обыгрывает «Баварию» в Мюнхене, имеет право называть себя чемпионом Германии».

C начала 70-х в Германии существовало выражение Bayern-Dusel («баварская пруха»). Так немцы описывали ситуацию, когда мюнхенцы в провальном для себя матче вдруг на последних минутах вырывают победу. «Кайзерслаутерн» забрал у «Баварии» это прозвище уже в первом туре.

Боссы поставили цель на сезон – не вылететь, и для этого Отто попросил руководство вернуть Чири Сфорцу (швейцарец уже играл за «Лаутерн» в первой половине 90-х). Рехагель работал с ним в «Баварии» и знал, что так в атаке будет гораздо больше вариантов.

«Кайзерслаутерну» пришлось обновить трансферный рекорд (6 млн марок), чтобы забрать швейцарца у «Интера». Кроме того, из региональной лиги пришел молодой Баллак, отлично исполнивший роль джокера в дебютный год. 

Анди Бреме на тот момент было уже 38. Но это не тот случай, когда команде просто понадобился суровый опытный дядя для благоприятного климата в раздевалке. Чемпион мира-90 выходил на поле и делал вещи.

3-5-2 – любимая схема Рехагеля, ей он пользовался в большинстве матчей чемпионата. 

Классика   

Особая роль здесь отводилась крайним полузащитникам. Бук и Вагнер должны были обеспечивать центральных нападающих передачами с фланга и агрессивно отбирать мячи на своей половине. Из-за того, что тройка центральных защитников при атаке располагалась достаточно высоко, Шенберг и Кох тоже подключались к атакам. В этом случае в защите их страховали Райх и Роос.

Глубинный плеймейкер

Схема под неуступчивых соперников, играющих на контратаках. Сразу после командного отбора Сфорца либо запускал мяч на фланг, либо к линии штрафной, где его уже ждали нападающие. 

Рише, Кука, Маршалл – все центрфорварды Рехагеля обязаны были вступать в отбор и преследовать соперника до тех, пока тот не потеряет мяч.

Чистильщик 

В конце 90-х формация с либеро постепенно отмирала, но в команде, где играли суперзвезды этого амплуа Кадлец и Бреме, нельзя было ей пренебрегать, Эту расстановку Рехагель использовал всего пару раз в начале сезона (например, так «Лаутерн» разгромил «Саарбрюкен» в Кубке Германии – 4:0).

Кадлец, Сфорца и Маршалл – центральная ось, на которую опирался Рехагель, формируя состав на игру – провели лучший сезон своей жизни.

На зимний перерыв «Кайзерслаутерн» ушел лидером, но «Бавария» была всего в 4 очках. «Отто боялся, что мы расслабимся, поэтому не давал нам отдохнуть даже в новогодний миниотпуск, – вспоминал Сфорца. – Он звонил мне каждый день и делился новыми идеями. Если Отто чего-то от вас хочет, он не оставит вас в покое». 

«Я хорошо помню день, когда мы осознали, что способны совершить чудо, – вспоминал Бреме. – Это было за три тура до финиша. До этого мы, как бешеные псы, бежали от зоны вылета и не заглядывали в таблицу, но в матче против «Гладбаха» поняли, что если творить историю, то именно сейчас. Мы победили 3:2, проигрывая 0:2 к перерыву. Маршалл сделал хет-трик».

Олаф Маршалл  забил в чемпионский сезон 21 мяч и стал вторым бомбардиром чемпионата (летом он поехал со сборной Германии на ЧМ-98, но сыграл на турнире всего 11 минут – в четвертьфинале против хорватов).  

Через неделю после Менхенгладбаха «Кайзерслаутерн» официально стал чемпионом, разгромив дома «Вольфсбург». За всю историю немецкого футбола ни одному клубу не удавалось выиграть первую бундеслигу сразу после выхода из второй. «Я был на чемпионском матче, – вспоминает Кристиан, руководитель главного фан-сайта клуба der-betze-brennt.de. – Помню, мы все выбежали на поле и я вырезал кусок газона, чтобы потом посадить его у себя в саду. Не знаю, зачем мы это делали. Видимо, счастье просто распирало нас изнутри».

Франц Беккенбауэр, составляя в мае символическую сборную, выбрал Рехагеля тренером года.

***

После триумфального сезона карьеру закончили Бреме, Кадлец и Кука. Рехагелю не удалось найти им замену, к тому же он не очень держался за Баллака и отпустил его в «Байер», чем рассердил болельщиков. Отто объяснил это так: «В моей команде  каждый игрок может высказывать мнение. Но оно должно совпадать с моим».

Пока был результат, тренерскую диктатуру терпели, но после неудач первым не выдержал Сфорца. Новый капитан публично раскритиковал Рехагеля и за неуместный повелительный тон, и за слабую трансферную кампанию (нехватка квалифицированного либеро и избыток атакующих полузащитников). Через какое-то время они вообще перестали общаться. Сфорцу поддержал Маршалл и еще несколько игроков, которых Рехагель стал воспринимать как личных врагов.

После завоевания салатницы «Кайзерслаутерн» вел себя на трансферном рынке как топ-клуб, хотя на самом деле им не был. Миллионы от участия в Лиги чемпионов клуб инвестировал в покупку звезд, чья карьера затухала. Зарплата Юрия Джоркаеффа превышала 6 млн марок в год, Марио Баслер выбил для себя 5 млн. Вечно травмированный нападающий Кристиан Тимм получал за сыгранные минуты больше, чем Роналдо.

Отто ополчился на прессу. Он читал все статьи про себя и помнил всех журналистов, которые его хейтили. Свое раздражение тренер скрывал за ироничными ответами.

– Ходят слухи о вашей отставке. Вы думали о своем будущем, герр Рехагель?

– Да, конечно. Завтра утром я проснусь в своей постели и пойду готовить завтрак.

Тренер стал ограждать команду от внешнего мира и запретил игрокам давать интервью.

Неудачная серия в середине сезоне-99/00 (8 очков в 7 матчах) усилила недовольный фанатский гул. Чемпионство и четвертьфинал Лиги чемпионов были забыты, будто этих успехов никогда не было. На одной из встреч с журналистами Рехагель достал бумажку и вслух зачитал ободряющее сообщение от легенды клуба Фритца Вальтера: «Если этот человек верит в меня, значит я все делаю правильно».

На фанатской трибуне  появились баннеры «Вердер», пожалуйста, заберите своего тренера обратно» и «Фритцу Вальтеру стыдно за тебя, Отто» и с каждым матчем их становилось все больше.

Рехагеля уволили 1 октября 2000 года. На его место пришел тандем Бреме-Штумпф. «Мы не воспринимали их всерьез, – честно признавался Аксель Роос. – В наших глазах они по-прежнему были игроками, которые мало что понимали в тренерском деле».

За следующие 7 лет в команде сменилось 9 тренеров.

Практически все игроки, которых Рехагель набрал себе в золотую команду, были хороши только в то время, пока играли под его руководством. После того, как «Кайзерслаутерн» сотворил главную сенсацию в истории немецкого футбола, ни один из тех героев (исключение – Баллак) не воспользовался успехом, чтобы выйти на новый уровень.

А вот сам Рехагель на этом не остановился и через 6 лет примерно теми же методами привел Грецию к победе на чемпионате Европы.

***

«Кайзерслаутерн» Рехагеля оказался отличным поп-ап рестораном, где всех фанатов вкусно кормили ровно два дня, а потом на этом месте стало тихо и безлюдно.

В прошлом году клуб впервые в истории опустился в третий дивизион (ниже только непрофессиональные региональные лиги) и увяз там в середине таблицы. Тем не менее на открытие сезона на «Фритц-Вальтер-Штадион» пришла 41 тысяча человек, в том числе – последний из ныне живущих чемпионов мира-54 Хорст Экель, который в 87 лет ходит на все домашние матчи родного клуба. Сегодня Немецкая футбольная лига требует от «Лаутерна» до 15 марта перечислить 12 млн евро за участие в чемпионате на будущий сезон. Клуб пока не нашел инвесторов, которые помогут ему это сделать, и по окончании этого сезона рискует потерять профессиональный статус.

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst, dpa; REUTERS/Ralf Stockhoff, Fabrizio Bensch; Gettyimages.ru/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts, Gunnar Berning/Bongarts, Mark Sandten/Bongarts

развернуть

Тонкий намек от Келли Пике.

2016 год для русского пилота «Формулы-1» сложился не слишком здорово: его перевели из «Ред Булл» в «Торо Россо», и результаты на трассах заметно ухудшились. в 2017-м все пошло еще хуже, и в результате Даниила исключили из команды и системы поддержки «быков».

Однако тем летом все-таки произошло достаточно примечательное событие в его жизни: на одной одной из вечеринок в Монако (где живет гонщик) его заметили в компании Келли Пике, дочери легендарного автогонщика Нельсона Пике. 

Позже Келли посетила Гран-при США и Бразилии в качестве гостя команды «Торо Россо» и показала в инстаграме Квята, который в качестве подписи к фотографии использовал сердце. 

Полное имя 30-летней девушки – Келли Тамсма Пике Соуто Майор. Ее отец – трехкратный чемпион мира «Формулы-1», человек, про чью жизнь можно снять настоящий сериал: бразилец добился успехов на трассах, в трэш-токе и у противоположного пола (был трижды женат, стал отцом семерых детей от четырех женщин). Мать – голландская фотомодель Сильвия Тамсма, которая ради мужа ушла с подиумов. 

С Ники Лаудой, трехкратным чемпионом «Формулы-1» и старым другом отца.

В такой семье детям было трудно избрать какой-то особый жизненный путь: Нельсон-младший и его сводный брат Педро стали автогонщиками, а Келли с 14 лет работает в модельном бизнесе, писала колонки для Marie Claire и сотрудничала с гоночной серией «Формула-Е» и вела на ее сайте собственный блог. 

Келли свободно владеет английским, французским и португальским языками, так что общение с Даниилом (который говорит на пяти языках) наверняка складывается легко. Хотя в 2018-м она вплотную принялась за изучение русского.

В 2019-м Даниил снова вернулся в «Формулу-1» в состав «Торо Россо», а уже после первой же гонки чемпионата его девушка пространно намекнула на беременность.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

I hope your eyes are as beautiful as the colour of the sea 💖🙏🏻🎀 #LightOfMyLife @danydk1

Публикация от Kelly Piquet (@kellypiquet)

«Надеюсь, твои глаза прекрасны, как цвет моря», – написала Келли.

Предположения о том, что пара ждет ребенка, начали появляться после другого поста в инстаграме в конце декабря.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

🍯🌙♥️ #Noronha

Публикация от Kelly Piquet (@kellypiquet)

Там Пике употребила эмодзи луны, меда и сердца (английское Honeymoon – аналог русского понятия медового месяца). Именно тогда болельщики Даниила впервые задались вопросом, не беременна ли его девушка.

Тем временем новость, похоже, окрылила Квята: он прекрасно провел первую гонку после возвращения в «Ф-1», обогнал «Ред Булл», удержал его позади и набрал очки.

Самые красивые девушки (и жены) пилотов «Формулы-1»

«Даниил сочетает в себе качества Феттеля и Райкконена». Помните, как Квята хвалили перед дебютом в «Ф-1»?

Фото: instagram.com/kellypiquet; instagram.com/danydk1

развернуть
В Крайсчёрче, что в Новой Зеландии 2 мечети подверглись нападению. Убито вродебы 17 человек. Напавший, белый, австралийского происхождения.

Стрельбу открыли в двух мечетях и больнице в Новой Зеландии, погибли 27 человек
развернуть
Полицейский, обнародовавший скандальную фотографию, на которой работники прокуратуры за праздничным столом обнимаются с преступниками, выслушал приговор суда. На этой фотографии два помощника прокурора Семеновского района - Константин Румянцев и Олей Казаноков - в обнимку с криминальным авторитетом Айдын Гусейновым - руководителем нелегального игорного бизнеса Семенова.

Сам игровой клуб находился в этом же ресторане, где развлекаются семеновские прокуроры, буквально через стенку. Областная прокуратура провела проверку после обнародования фотографии в нашем эфире и пришла к выводу о том, что сотрудники нарушили кодекс этики прокурорского работника. Андрей Румянцев был уволен, а в отношении Олея Казанокова, который перевёлся на Северный Каваказ, было направлено представление на новое место службы.

Что касается полицейского, Андрея Груздева, то его судят по статье превышение должностных полномочий.



Он говорит, что хотел закрыть это казино, но операция была сорвана, а дело закрыто и его же при этом сделали крайним. Как он говорит, даже его рукописный рапорт в этом деле был заменен на печатный, с другой подписью. Начальник следствия Семеновского РУВД, которую вызвали в суд на допрос, вела себя довольно странно - выхватила свой телефон и стала снимать нашу съемочную группу. Перед оглашением приговора Андрей Груздев рассчитывал на оправдание - хотя обвинение требовало для него реального лишения свободы, он пришел без вещей.

via
развернуть

Прошедшие выходные Моуринью провел в Испании: разбирал финал Кубка английской лиги для DAZN: два часа смотрел игру, вносил заметки в блокнот, объяснял, как смонтировать послематчевые хайлайты. Рядом с ним сидел Сэм Уоллес из The Telegraph. В отличие от выступлений Моуринью на belINSport (глобальная сеть спортивных каналов, те же владельцы, что и у «ПСЖ») его интервью британскому медиа – не контрактная обязанность. В разговоре с Уоллесом Моуринью меньше играл на публику, больше говорил о себе. Ниже – ключевые тезисы. 

Идеальная структура была только в «Интере»

Моуринью впервые в карьере не выиграл ни одного трофея за 18 месяцев. Сейчас он размышляет над причинам, но предполагает, что рано или поздно это должно было случиться и шутит: «Некоторые не выигрывают трофеи 18 лет». 

Ему нельзя говорить о «Юнайтед» – скорее всего, это прописано в контракте. Сам Жозе говорит, что никогда не обсуждает бывшие клубы: «В этом нет смысла». 

Моуринью недавно предлагали гигантские деньги, но он ждет идеального предложения: «Мне даже стыдно говорить, от чего я отказался (имеет в виду деньги). Когда придет очередь новой работы, я хочу быть полон радости, энергии и знаний».

Идеальный клуб для нынешнего Моуринью – тот, который не готов немедленно стать охотником за трофеями, но у которого есть амбиции стать таким охотником. Он отклонил денежное предложение, потому что увидел недостаток амбиций.

Жозе формулирует два требования: «Не пойду в клуб без амбиций – это мой второй пункт. А первый – структурная эмпатия (Моуринью вводит новое понятие и чуть позже объясняет его). Я не хочу быть в постоянном противоречии с другими». 

Такие клубы существуют: «Так у меня было в «Интере». Очень важная составляющая успешности».

Окружение игроков, «фитнес-парни» и 500 скаутов

Дальше Моуринью косвенно объясняет, почему у него совсем не получилось в «Ман Юнайтед» и не особо получилось в «Челси» (второй заход): «Я не хочу внутренних конфликтов, я хочу внутреннее сопереживание. Конфликт [должен быть] в воскресенье, когда вы играете с тем, кто хочет украсть ваши три очка». 

Чтобы разжевать мысль, Моуринью вводит новое понятие – «структурная эмпатия»: «Не знаю, верно ли я перевел с португальского на английский. Клуб – это сложная структура, тренер важная часть этой структуры, но он сам не является этой структурой. Я хочу работать в клубе, который понимает, что эта структура должна быть. Я не хочу работать в условиях расхождения в мышлении. Наиболее успешные ситуации [возникают] не из-за самой структуры, а из-за эмпатии в структуре. Люди, которые хорошо работают вместе и разделяют одни и те же идеи – фундаментальная вещь». 

Моуринью имеет в виду не только клубное руководство, его главная претензия – к новому устройству мирового футбола: «Сейчас у вас целое поколение игроков, которые не просто футболисты, а целый пакет. В него входят сам футболист, семья, агент, окружения, директор по коммуникациям. Иногда вы сталкиваетесь с его личными медицинскими работниками и – в особо экстремальных ситуациях – с персональными «фитнес-парнями». Когда у вас есть игрок, у вас есть все эти отвлекающие факторы. И если в структуре клуба нет эмпатии, вы сталкиваетесь с таким количество противоречий, что это очень затрудняет работу». 

Но претензии к руководству тоже есть. Из слов Моуринью читается, что его раздражала система поиска игроков в бывших клубах: «Идеальная структура – пять очень близких тренеру скаутов, а не 500, которых я никогда не встречал». 

Негативные лидеры

Моуринью начал профессиональную тренерскую карьеру в «Сетубале» в 1987-м – с тех пор он конспектирует каждую тренировку, каждую игру, каждое полученное важное знание. Сейчас Жозе планирует сформулировать новый труд, особенно его интересует психология и понятие лидерства.

«Когда вы говорите о лидерах в истории человечества, то видите невероятное количество негативных лидеров. Когда вы говорите о лидерах в футболе, то имеете в виду положительных людей. Но негативный лидер – тоже лидер. Это не значит, что каждый лидер на вашем пути будет позитивным, будет помогать вам в достижении целей. Вы встретите столько же негативных лидеров, сколько и позитивных. Я должен подготовить себя к таким ситуациям». 

Фото: globallookpress.com/Alberto Gandolfo/imago sportfotodienst, Matt West/imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Clive Brunskill, Catherine Ivill

развернуть

16 тезисов Лукомского.

1. Ключевым решением Зизу на старте была гарантия постоянного места в основе для Каземиро. При Зидане бразильский опорник вырос в лучшего разрушителя мира.

Как объяснял Хави, именно Каземиро делал «Мадрид» сбалансированной командой: «Каземиро покрывает большую зону в ситуациях, если игра становится хаотичной. «Мадрид» распадается в центре поля – 7 футболистов атакуют, а Каземиро в одиночку покрывает всю опорную зону. Это я подразумеваю под хаотичной игрой. Например, Бускетс не способен играть в такой футбол, потому что даже я бегаю быстрее. Каземиро, наоборот, очень быстрый».

2. С точки зрения результатов самым успешным для Зинедина получился второй сезон – 2016/17. В этот год он проявил себя королем ротации. Альваро Мората забил 15 голов в Ла Лиге, не имея постоянного места в составе. Аналогично ярко себя показывали Лукас Васкес и Хамес Родригес. Остальные игроки обоймы тоже держали высочайший уровень. Все благодаря своевременным решениям Зидана.

«Мадрид» стал чемпионом, а в испанских медиа даже шутили, что команда резервистов «Реала» так хороша, что запросто заняла бы 3-е или даже 2-е место в чемпионате.

3. Команда вышла на пик формы после травмы Гарета Бэйла в сезоне-2016/17. Это дало Зидану шанс максимально часто использовать схему 4-4-2 ромб с Иско под парой Роналду – Бензема. Такое сочетание добавило стабильности и даже вывело команду на новый уровень. Результат: два подряд выигранных финала Лиги чемпионов с абсолютно идентичным стартовым составом.

4. Последний сезон Зинедина Зидана сильно недооценивают. Да, команда не боролась за чемпионство с «Барсой», но причина была не в плохой игре, а лишь в плохой реализации. В первой половине сезона она была аномально ужасной, особенно у Криштиану Роналду. По ходу сезона «Мадрид» вернулся к привычному уровню реализации (уровень игры он и не терял), но «Барса» была уже слишком далеко.

Косвенное отражение непрухи «Реала» в последний год Зидана есть в xG-таблице – там «Мадрид» даже чуточку выше «Барсы» (разница незначительная – из нее не следует, что «Реал» должен был выигрывать, но точно должен был бороться).

5. Пожалуй, лучшее качество Зидана – оценка сильных и слабых сторон команд, тактическая адаптация под них. Француз – один из самых гибких топ-тренеров мира.

Например, в «Мадриде» его часто ругали за ужасы при построении атак. Футболисты не держали оптимальное расстояние между друг другом, продвигать мяч было трудно. Практически в любой другой команде такие розыгрыши были бы суицидальными. Но в «Реале» у Зизу было два уникума продвижения мяча – Лука Модрич и Тони Кроос. На деле Зидан таким образом просто выжимал максимум из их способности делать космически трудные для простых полузащитников пасы.

6. Но Зидан не просто ставил на индивидуальные таланты игроков – он им сильно помогал. Одной из оригинальных фишек в создании условий для Крооса с Модричем была высокая позиция Каземиро в первой стадии атаки – он шел максимально высоко, почти на позицию десятки, но не для того, чтобы открываться, а чтобы увести за собой игрока, сделав Крооса и Модрича свободнее.

Такие мелкие подстроения создали классный баланс между игрой на индивидуальных качествах игроков и тактических деталях.

7. Пожалуй, Зизу создавал максимально комфортные условия игрокам, но некоторые тактические проблемы из-за этого оставались нерешенными.

Например, при розыгрышах команда слишком часто образовывала латинскую букву U. Продвигать мяч в таком сценарии очень трудно – как правило команда просто перекатывает его без проникновения в опорную зону соперника.

Как мы выяснили, проблема продвижения маскировалась уникальностью Модрича и Крооса, но проблема уязвимости к контратакам оставалась. При таком разбалансированном расположении игроков тяжело организовать прессинг сразу после потери.

В больших матчах команда играла осторожнее, поэтому ее почти не наказывали, но в матчах чемпионата она частенько получала наказание за плохую структуру владения. Именно в этом одна из главных причин нестабильности в чемпионате при мощнейшей игре в Лиге чемпионов.

8. Когда идеи Зидана и даже уникальность Крооса с Модричем не приводили к моментам, на помощь приходили стандарты. Каждый сезон при французе «Мадрид» завершал в статус лидера чемпионата по голам со стандартов – в чемпионский год он еще и меньше всех пропустил.

Конечно, тут многое зависит от уровня подающего (Кроос – гений навесов со стандартов) и габаритов команды, но при Зидане велась действительно мощная работа над розыгрышами. Почти все сопровождались отвлекающими рывками для создания свободы бьющему или скидками перед ударом – подробный разбор можно почитать тут.

9. Форму своей жизни при Зидане набрал Марсело.

Как выяснилось, это нельзя принимать за должное (при Сантьяго Солари он сидел под Серхио Регилоном). В чемпионский год он сделал невероятные для крайнего защитника 10 голевых передач, а в прошлом сезоне отдавал или забивал на каждой стадии плей-офф Лиги чемпионов (часто больше одного раза).

Пространство за спиной у Марсело, который слишком увлекается атакой, стало таким же мифом, как пространство за спиной Дани Алвеса в «Барселоне» Пепа Гвардиолы. Вроде оно и есть, потому что невозможно столько атаковать и не проваливаться сзади, но на практике все так боялись остроты Марсело в атаке, что забывали это пространство использовать. Без Зидана этот баланс сразу же пропал.

10. Тактические решения Зидана недооценивали. У него набралось достаточно нестандартных и эффективных ходов. Пожалуй, самый красивый – персональная игра Матео Ковачича против Лео Месси в суперкубковом класико.

Смелая двойная замена со сменой схемы перевернула ход противостояния с «ПСЖ» в прошлом сезоне. Это случилось в первой игре – Тони Кроос потом отмечал, что многие тренеры, даже осознавая необходимость такой замены, банально не решились бы. И вы наверняка видели речь Зидана в перерыве финала ЛЧ-2016/17 с «Юве» – тактики там не меньше, чем вдохновляющих слов.

Миф «Зидан – просто мотиватор» почему-то еще живет, но умные люди очень стараются его прикончить. Лучше всех перед финалом ЛЧ (боже мой, сколько раз я уже написал «финал ЛЧ») сказал Юрген Клопп: «Обо мне люди тоже говорили, что мне не хватает тактических знаний. Если это правда, то в главном финале года встречаются тренеры, которые ничего не понимают в тактике. Забавно, правда?»

11. Нереализованная тактическая мечта Зидана – высокий прессинг.

Он регулярно заигрывал с этой идеей, но практически всегда отказывался от нее в действительно важные моменты – кажется, из-за трудностей совмещения постоянного давления со свободной ролью Криштиану Роналду. В 2014-м году Зинедин стажировался в «Марселе» Бьелсы – Марсело рассказывал, что они очень много общались именно о принципах прессинга.

12. Это далеко не единственный компромисс, на который француз шел ради Криштиану. И это отлично работало.

«Мадрид» стабильно входил в топ-3 команд Испании по количеству навесов. Роль Тони Крооса и Луки Модрича почти не предполагала комбинаций в опорной зоне соперника – они просто гениально продвигали мяч. Каземиро был необходим для баланса при игре с двумя подключающимися крайними защитниками. Карим Бензема умным движением максимизировал угрозу от Криштиану в штрафной.

Все это ходы под Криштиану. В последний сезон Зидан сделал из него чистого игрока штрафной, а Роналду ответил лучшими в истории футбола цифрами ударов из пределов штрафной – 5,2 за игру. Никто другой даже не подбирался к 4,5 на дистанции сезона, а нынешний результат португальца – 3,7 (тоже супер, но при Зизу был вообще космический уровень).

13. Зидан показал себя хорошим стратегом. Он постепенно развивал команду в сторону более атакующего стиля.

Несмотря на нестабильные результаты в Ла Лиге, последний сезон получился в стилистическом плане для команды самым смелым в современной истории. «Мадрид» владел мячом 58% времени, а 32% действий происходили на трети поля соперника. По последнему показателю «Реал» даже обставил «Барсу».

14. По информации экс-президента «Реала» Рамона Кальдерона, Зидан ушел вовсе не из-за усталости или отсутствия веры в этот состав, а из-за тактических разногласий с Флорентино Пересом по поводу Гарета Бэйла и Криштиану Роналду. После прошлогоднего финала ЛЧ оба намекнули на уход из клуба. Зидан хотел удерживать Роналду и продавать Бэйла, Флорентино – наоборот.

15. Очень точную характеристику Зидану дал Унаи Эмери:

«Зидан лучший тренер для конкретной команды, потому что он прекрасно ее понимает. Он знает, что эти ребята не подведут его в решающий момент. Можно ли играть качественнее и стабильнее с этим составом? Да. Но Зидан выбирает другой путь – он знает, чего хотят его игроки и делает все, чтобы они чувствовали себя комфортно во всех отношениях. Это означает игнорирование некоторых проблем, за которые команда иногда платит в чемпионате, но сохранение нужной интенсивности для Лиги чемпионов».

Напрашиваются две смелые мысли: во-первых, Зизу проделал выдающуюся работу во всем – от психологии до тактики в «Реале»; во-вторых, Зидан не провел тактической революции (которую ждешь от тренера с тремя ЛЧ подряд) и вряд ли преуспел бы с этими методами в другом клубе. Если вдуматься, здесь вообще нет противоречия.

16. И все равно Зидан чертовски сложный. Он отработал почти три полных сезона в топ-клубе. Каждое его решение миллион раз разобрано, но простого ответа о его стиле, уровне и даже вкладе в успехи «Мадрида» пока нет. Даже сложные мнения о нем постоянно менялись (часто справедливо). Поэтому лучшее саммари карьеры Зидана вот этот тактический мем (осторожно, он реально трудный – как и Зидан).

Сегодня Перес заменил Солари на Зидана. 18 лет назад Дель Боске сделал то же самое

9 месяцев Зидана без работы: играл в футбол, снимался в рекламе, отдыхал с семьей

Фото: globallookpress.com/Maurizio Borsari/AFLO, Foto Olimpik/ZUMAPRESS.com, Coolmedia/ZUMAPRESS.com, Panoramic/ZUMAPRESS.com, Jack Abuin/ZUMAPRESS.com, Bernd Feil/M.i.S.,Mutsu Kawamori/AFLO, Panoramic/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Matthias Hangst, Gonzalo Arroyo Moreno, Denis Doyle

развернуть

Разбор Вадима Лукомского.

1. Нико Ковач готовился к матчу без дисквалифицированных Йозуа Киммиха и Томаса Мюллера и с большими сомнениями относительно доступности Давида Алабы и Кингсли Комана. В таких условиях его состав был читаемым.

Больше всего вопросов было по обороне. Прямой замены Алабе нет, поэтому существовала вероятность выхода четверки с Рафиньей на левом фланге и Джеромом Боатенгом справа. Но Давид успел восстановиться и в старте вышел намного более традиционный вариант.

2. Юрген Клопп тоже обошелся без сюрпризов. Легкой неожиданностью стало использование прошлогоднего варианта полузащиты – с Фабиньо на скамейке. Юргена можно понять – эти ребята все еще лучше остальных понимают его систему прессинга. Но Фабиньо все равно быстро появился на поле из-за травмы Джордана Хендерсона.

Слегка неожиданным было расположение атакующей тройки в первые минуты матча. Мохамед Салах играл на левом фланге, а Садио Мане – справа. Но это не переросло в какой-то глобальный замысел – после 10 минут вернулся классический вариант.

3. Добытые на фоне плохой реализации «Ливерпуля» и дичайшего отхода «Баварии» от привычного стиля 0:0 на выезде казались вымученным, но положительным результатом для команды Ковача. Но только при условии, что дома «Бавария» сыграет иначе – с рисками.

Ничего подобного не случилось – те же осторожные 4-2-3-1, боязнь передач через центральную зону, никаких новых интересных решений в розыгрыше мяча и даже более уязвимая к прессингу четверка защитников. То, что казалось прагматичным выездным планом, на деле оказалось обычной боязнью «Ливерпуля».

Вчерашняя игра разделилась на две стадии, которые совпали с таймами. В первом у «Ливерпуля» был контроль территории и соперника за счет умного давления. Во втором к этому прибавилась собственная атакующая игра. Результаты таймов (1:1 в первом и 0:2 во втором) кажутся полностью логичными – как и итоговая победа «Ливерпуля».

4. Идеальное олицетворение преимущества «Ливерпуля» – территориальный рисунок матча. «Бавария» больше владела мячом, но 34% действий матча совершались на ее трети поля. Команда Клоппа уверенно держала соперника на солидном расстоянии от своих ворот.

После игры немец признался, что в этом и заключался план: «Мы держали их настолько далеко от своих ворот, насколько возможно. Не знаю статистики, но по моим ощущениям в матче было минимальное количество тревожных моментов в нашей штрафной. И это огромное достижение. Это всегда первый шаг к победе в таком матче».

Ощущения Клоппа полностью совпадают с цифрами. 34% действий на своей трети поля – это антирекорд сезона для домашних матчей «Баварии» (общий антирекорд был на «Энфилде» – 39%). Абсолютно всегда «Бавария» проводит больше времени в атаке, но вчера «Ливерпуль» их тотально ограничил.

За весь матч «Бавария» нанесла лишь 3 удара из пределов штрафной – один в голевой атаке, еще два в самом конце матча (и они были заблокированными и совершенно не опасными). Это действительно идеальный оборонительный перфоманс команды Клоппа (хотя из-за пропущенного гола и общей беспомощности «Баварии» об этом незаслуженно забывают).

5. Фундаментом оборонительной надежности «Ливерпуля» снова был идеальный по слаженности прессинг. Схема прессинга не изменилась. Более подробно мы разбирали ее после первой встречи.

Тройка Салах-Фирмино-Мане располагается достаточно узко, провоцируя передачу на фланг или дальний пас. Пас на фланг и пас на опорников читают Джини Вейналдум и Джеймс Милнер – они выжидают, чтобы понять, кого прессинговать. Пас в центр будет пасом в ловушку, так как и Тиаго, и Мартинес находятся в окружении трех соперников каждый:

Изменились лишь детали под конкретный матч. Например, иногда Рафинье, который не так опасен, как Киммих, давали побольше свободы, что влияло на схему прессинга – Мане активнее прессингует по центру (либо помогает против Мартинеса), а Салах располагается глубже.

Ставка полностью оправдывалась. Во-первых, «Бавария» неохотно развивала атаки через фланг Рафиньи, понимая его ограниченность. Во-вторых, бразилец не наказывал интересными решениями.

6. При этом у «Баварии» в защите осталось и слабое (по игре в пас) звено из первого матча – Никлас Зюле. «Ливерпуль» снова использовал его в качестве ориентира для построения прессинга. Никласу давалась свобода с мячом, но, как правило, он не находил смелого продолжения. «Ливерпуль» получал время на подготовку активного давления, которое начинал после паса Зюле.

Мартинес отдал пас назад на Зюле – Фирмино мог начинать прессинг, но дает Зюле время на принятие решения, а своей команде на подготовку давления. Никлас ждет, не находит вариантов и отдает простой пас на Рафинью. «Ливерпуль» успешно начинает активную стадию.

Ситуация повторялась очень часто. Вот карта передач Зюле – чудовищно много коротких передач на Нойера, Рафинью и Хуммельса. Каждый такой пас – подстава для партнера и помощь «Ливерпулю» в организации давления.

Для сравнения – вот так игру в пас строил Хуммельс, хотя ему не давали времени (так как понимали, что он способен находить интересные решения).

Обратной стороной свободы Зюле стал его пас в голевой атаке. Именно он нашел Сержа Гнабри, традиционно получив время на принятие решения. Карта передач показывает, насколько нетипичным и редким был для него такой пас. Пожалуй, даже эта отличная передача не обесценивает замысел «Ливерпуля». Да, они пропустили гол из-за свободы Зюле, но взамен получили полный контроль территории на протяжении 180 минут.

7. После игры у Ковача спросили, каким был план «Баварии» в атаке. Хорват слился и увел ответ в сторону поздравлений «Ливерпулю».

«Мы не хотели допустить ошибок, которые нужны сопернику, чтобы показать лучший футбол. Поэтому мы не хотели играть через центр, потому что «Ливерпуль» только этого и ждет», – из Ковача выжали лишь это. Такой вердикт совпадает с объяснениями Клоппа: «Мы очень хороши в быстрых атаках, все об этом знают. Поэтому никто не будет атаковать нас в привычном режиме».

Косвенным образом оба тренера подтвердили, что отсутствие у «Баварии» атакующей игры связано с боязнью контратак и прессинга «Ливерпуля». Но один постоянный и продуманный прием все-таки был. Это прямые обострения от центральных защитников на Гнабри и Рибери.

«Ливерпуль» перекрывал центр прессингом, поэтому на флангах часто оказывались только Робертсон и Александер-Арнолд. Они должны были одновременно следить и за Гнабри/Рибери, и при необходимости поддерживать давление. Поэтому часто они оказывались в полупозиции. Вернее, в оборонительной позиции, но с готовностью выдвигаться вперед для прессинга. В такие моменты Гнабри/Рибери было проще оторваться от них и забежать за спину.

«Бавария» старалась ловить такие эпизоды. Открывания были постоянными, но нужен был классный дальний пас. Он редко получался, так как «Ливерпуль» редко оставлял Хуммельса без давления.

Попытки выглядели примерно так. Хуммельс без давления. Салах в узкой позиции, Вейналдум явно против Тиаго – Алабу никто не контролирует. ТАА держит в уме необходимость прессинговать Давида в случае, если команда начнет давление. Поэтому слегка запускает Рибери за спину. Матс замечает и вырезает пас внешней стороной стопы.

Проблема была в том, как редко Матсу давали такое исполнять. У Зюле было больше свободны – и именно по такому сценарию он обострил в голевой атаке. Но больше у него не было даже попыток таких передач.

8. Заложником такой игры «Баварии» в атаке в первую очередь оказывался Хамес. Его задача становилась максимально неясной.

«Бавария» показательно избегала игры через центр, поэтому играла вообще без опорной зоны соперника, где формально располагался Хамес. Из-за схемы (4-2-3-1, а не 4-3-3) Хамес не мог постоянно находиться глубже и полноценно участвовать в розыгрыше. Результат – вот такая тепловая карта (чужая половина поля – справа):

Хамесу вообще не доставляли мяч, он опускался на свою половину. Но даже в таких эпизодах с ним почти всегда был Фабиньо. За матч «Бавария» сделала всего 7 передач из зоны 14 (самая опасная зона в опорной):

9. Окей, «Бавария» категорически не хочет играть через центр и не имеет особых идей в атаке. Как еще можно упростить оборонительную задачу «Ливерпулю»? Играть только через один фланг.

Именно так и получилось. Алаба стал главным вариантом хозяев в атаке – он отдал 21 пас на чужую треть (больше всех у «Баварии»). 54% атак хозяев шли через левый фланг. Если брать только второй тайм, то 60%. Даже со всеми скидками на отсутствие Киммиха – это ужас и большой подарок «Ливерпулю».

Такой перекос можно объяснить – Алаба (против Рафиньи на другом краю); наличие у «Ливерпуля» тут Салаха (против более работоспособного Мане на другой стороне); выход свежего Комана во втором тайме; Хуммельс и Тиаго, которые лучше продвигают мяч, играли ближе к этому краю.

Конечно же, в таком сценарии «Бавария» становилась чудовищно предсказуемой. Но это не отменяет шикарную работу ТАА, Матипа, Вейналдума, Фабиньо, которые активнее остальных защищали эту зону. Так выглядит их совокупная оборонительная карта:

10. Окончательно прибила «Баварию» неспособность фланговых футболистов обыгрывать соперников 1-в-1. Это был явно не день Рибери, Комана и Гнабри:

3 успешных обводки на троих – у одного Садио Мане набралось 5. В матче, где вся атакующая игра команды неизбежно сваливается на фланги, этот аспект приобретает особенную важность. Как и навесы, с которыми было не менее печально – 11 штук, 0 точных.

Первопричина проблем «Баварии» совсем не в вингерах, а в неспособности продвигать мяч. Но некоторые ситуации под обводки им были созданы – при лучшем исполнении могли замаскировать убожество команды в атаке.

11. Кажется, замена Хамеса на Ренату Саншеша – это олицетворение Ковача-тренера.

Чуть ранее он выпустил Леона Горетцку вместо Хави Мартинеса, перевел команду на 4-3-3 с Тиаго в роли разыгрывающего опорника. Это долгожданная попытка играть через центр – риск, но кое-что начало получаться. Тиаго-Горетцка-Хамес вполне сыгранный вариант центра поля – в таком сочетании они играли даже целые матчи.

И именно в этот момент Ковач решает заменить Хамеса на более осторожного в плане решений с мячом Саншеша. Ренату не провалился индивидуально, но само решение показательное. Использовать Хамеса в непонятной роли 70 минут, а потом заменить на менее креативного полузащитника, когда команда наконец начала лучше доставлять мяч в зону Хамеса.

12. Садио Мане оказался самым ярким из атакующей тройки «Ливерпуля».

Лучше всех отрабатывал без мяча, больше всех обводил и забил два мяча. Голы подчеркнули его вариативность – с левой ноги после грандиозной обработки сложного паса и головой за счет выбора позиции в штрафной. На разных этапах матча Мане поиграл на всех трех атакующих позициях. Везде был прекрасен.  

13. Еще один супергерой – Виргил ван Дейк.

Он стал первым с 2007-го игроком «Ливерпуля», который сделал гол+пас в гостевом матче плей-офф ЛЧ. Лишь третий гол формально обошелся без его участия, но лишь формально – на деле именно Виргил быстро разыграл штрафной и продвинул атаку на чужую половину поля.

«Почти всегда при стандартах меня опекает лучший в плане игры головой футболист соперника. Но я все равно должен прибавить в этом компоненте. Я работаю над этим, пытаюсь стать еще лучше», – объяснял недавно голландец.

«Бавария» использовала смешанную систему опеки, в которой Зюле и Хуммельс играли по подаче, а не по игроку. Против ван Дейка оставался Мартинес. С помощью умного заслона партнеров Виргил оторвался от него и наказал в решающем голе.

И да: ван Дейк – защитник. То, что мы обсуждаем его участие в голах, еще раз подчеркивает характер матча («Ливерпуль» минимизировал давление на свою оборону) и класс ван Дейка (поучаствовал во всех мячах).

14. Партнером ван Дейка вчера был Жоэль Матип. Несмотря на обидный автогол, он провел отличный матч и во многих вещал даже затмил звездного партнера.

Например, во втором тайме «Ливерпуль» стал проводить больше собственных атак – почти любое продвижение строилось через Матипа. И он действительно хорош в этом. Жоэль здорово продвигал мяч как на дриблинге, так и через передачи.

При обороне функции центрдефов «Ливерпуля» достаточно четко разделились. Ван Дейк доминировал в штрафной (в том числе индивидуально против Роберта Левандовского), что давало Матипу возможность чаще выдвигаться на фланг и в опорную зону, что у него отлично получалось.

15. По итогу двух матчей «Бавария» просто ужасна. «Ливерпуль» вынудил их отказаться от привычной атакующей игры – Ковач вообще не предложил никаких альтернатив. Аллергия Нико даже на минимальные риски окончательно убила команду.

Во многих смыслах это самый безвольный вылет этого поколения футболистов «Баварии». Они предали свой стиль, но не заменили его на что-то прагматичное и эффективное. Это в разы позорнее вылетов, где соперники наказывали их хладнокровной реализацией или ловили на контратаках. Тогда у «Баварии» хотя бы были мяч и территория – то есть реальное желание атаковать.

За два матча «Бавария» нанесла всего 10 ударов из штрафной. Даже у «Баварии», которая влетела 0:5 «Мадриду», набралось 19.

Если разбираться в остроте этих 10 ударов, станет еще печальнее. Ни один из них не пришелся в створ. Лишь 6 были незаблокированными. Половина из них – в сторону углового флажка (так как на игрока перед ударом оказывалось серьезное давление). Оставшиеся три – не из центра штрафной, а из боковых зон. «Бавария» просто не создала по-настоящему хороших моментов.

16. «Ливерпуль» абсолютно заслуженно идет дальше. Клопп – крутой (очень), а Ковач – трусливый (очень).

Клопп сказал, что хотел бы пересмотреть гол Мане тысячу раз. Вы можете сделать это здесь

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Фото: globallookpress.com/Tobias Hase/dpa, FrankHoermann/SVEN SIMON, Werner Eifried/GES-Sportfoto, nordphoto / Straubmeier; Gettyimages.ru/Alex Grimm, Lars Baron

развернуть

Авдохин – с идеями, как все изменить.

Россия пять дней разрывает всех на домашней Универсиаде – уже 17 золотых медалей и 55 всего (когда вы дочитаете текст, их наверняка станет больше). Почти столько же в Красноярске завоевали все студенты других стран вместе.

Это не новый сюжет – Россия давно доминирует в медальном зачете зимних Универсиад. Последнее исключение – 2009 год, когда Китай собрал суперкоманду на домашний турнир и поделил с Россией первое место.

Новости о грандиозных победах наших спортсменов на Универсиаде повсюду – в топе поисковиков, вечерних новостях, бесконечных студиях на «Матч ТВ». Для далеких от спорта зрителей – повод для эйфории и ощущения силы русского спорта. У тех, кто минимально следит за зимними дисциплинами – недопонимание и даже легкое возмущение.

Выигрываем в биатлоне? Ого, а где же немцы с норвежцами?

Рвем всех в лыжах? Стоп, а почему ни разу не победили на чемпионате мира?

Выкашиваем медальный зачет? Круто, но почему так же тотально не получается на Олимпиадах?

Ответ один – уровень соперников. Против профессионалов из России выходят реальные студенты, для которых спорт – хобби, развлечение или возможность меньше платить за учебу.

Но это не их проблема и даже не вина России – дело в конструкции самой Универсиады. Ведь она сейчас самый странный турнир на планете.

Два важных знания о происходящем:

1. Россия, побеждая элитными спортсменами, не нарушает ни одного пункта правил. Да, они профессионалы, выступают за сборную и зарабатывают на жизнь спортом, но еще и студенты. А это главный критерий для выступления на Универсиаде. Не придерешься, даже если их студенческий – формальность, а в университете не встретить во время сессий. 

2. В Красноярске Россия собрала не всех звезд – как, например, 6 лет назад на летней Универсиаде в Казани. Тогда в команду согнали полсотни олимпийских призеров – кто-то выступал в ущерб подготовке к чемпионату мира и другим важным стартам.

Даже странно, что в этот раз спортивные чиновники удержались от соблазна привезти студентов Большунова, Непряеву, Капризова ограничившись несколькими топами (сноубордистом Логиновым, фристайлистами Буровым и Никитиной, фигуристами Ковтуном и Самариным etc). Но все равно – кто-то мчит в Красноярск за золотом сразу после лыжного ЧМ (Алиса Жамбалова – 21-я в разделке Зеефельда, 2 золота на Универсиаде), кто прямо отсюда уедет с медалями на биатлонный (Никита Поршнев и Эдуард Латыпов) и фигурный (те же Ковтун и Самарин). 

Да, в Красноярске откровенной основой наши выступают только в сноуборде, фристайле и женском шорт-треке – в остальных видах для побед достаточно сильных людей из ближайшего резерва. Лишний аргумент об уровне сопротивления.

И все равно отдельные результаты в Красноярске смотрятся совсем дико:

• 6 первых мест русских лыжников в двух гонках подряд – разделке и преследовании;

• 6 первых мест русских биатлонисток в индивидуальной гонке и спринте с мешком промахов;

• 2 подряд русских подиума в женских лыжах;

• 32-балльное преимущество чемпиона мира Максима Бурова над всеми в финале фристайла;

• 5-минутные отставания норвежских лыжников и биатлонистов от лидеров;

• 3 русские пары против четвертой, едва держащейся на коньках, из Казахстана в фигурном катании.

Еще раз: слабая конкуренция – точно не проблема русских спортсменов. Они не виноваты, что их выпустили против физкультурников – не проигрывать же специально.

Беда Универсиады в ее бездумном формате и ментально разных подходах к ней в России и в других странах.

Для России это очередной турнир, который важно выиграть, выполнить медальный план, всех порвать и доложить об этом президенту и телезрителям на вроде как специально созданном к Универсиаде (на самом деле просто перименованном) канале «Матч Страна». Пафос, завышенный статус турнира, акцент на медальном зачете, безудержная радость от легких побед, телеграммы из Кремля – традиционная русская забава превращать спорт в патриотический угар. Особенно там, где выигрывается часто и легко.

Универсиада уже изменила Красноярск: там не только суперарены, но и новые больницы, дороги и аэропорт

В других зимних странах – Норвегии, Франции, Канаде, Германии, США – Универсиаду воспринимают иначе.

Например:

в Германии заявки на участие в Универсиаде принимают по электронной почте от всех желающих – нужно лишь указать результаты и достижения.

Требования к кандидатам кроме студенческого статуса самые минимальные. В фигурном катании сумма баллов от 140 в танцах до 200 для мужчин, 35-75 FIS-пунктов в горных лыжах, дополнительный контрольный старт в лыжных гонках – только в случае излишнего количества заявок (не потребовался).

И, пожалуй, главный критерий – готовность оплатить собственную поездку в Красноярск. Возможно, поэтому Германия не привезла на Универсиаду ни одного биатлониста.

в Норвегии тоже выбирали из тех, кто a) сам захотел в Красноярск и б) в состоянии поехать за свой счет. На сайте Норвежской федерации студенческого спорта даже обрисовали смету – около 6 тысяч крон на поездку (около 45-50 тысяч рублей – Sports.ru), проживание 50 евро/сутки и еще 20 – аккредитационный сбор.

Для подтверждения результатов в лыжах и биатлоне норвежским кандидатам рекомендовали выступить на паре национальных стартов в ноябре, но участие в них не было обязательным требованием.

Ни Федерации лыжных гонок Норвегии, ни биатлонной до отбора на Универсиаду не было никакого дела – только личная инициатива спортсменов и минимальная помощь студенческой федерации: оргподдержка, командировка в Красноярск небольшой административной группы (5-6 человек) сопровождения, врача и физиотерапевта.

Знакомьтесь – лучший норвежский лыжник в Красноярске Маартен Соленг Скинстад (44-й в разделке, 48-й в преследовании). Скоро ему 22 года, но он никогда в жизни не бегал в Кубке мира, зато в чемпионате Норвегии занимал 309-е место (в 2016-м) и 201-е (в 2018-м).

Или лучшиe биатлонисты Торстейг Вигер Опсаль в индивидуалке (19-й в индивидуалке, 4-минутное отставание ходом от чемпиона Никиты Поршнева) и Эспен Улдал (4-й в спринте, 50 секунд от Латыпова по скорости) тоже максимально далеки от сборной Норвегии. Остальные норвежцы еще медленнее.

в Канаде на поездку студенческой команды в Красноярск собирали деньги с помощью краудфандинговой платформы Rallyme.com – акция провалилась, собрав всего 720 канадских долларов (527 на поддержку лыжной команды). Остальные расходы несли сами спортсмены.

Среди них, кстати, уже 2 чемпиона в сноуборде – оба любители. Вилл Малич ни разу не выступал на этапах Кубка мира, а последний официальный FIS-старт провел в апреле 2017-го, у Одри Макманиман 6 появлений в Кубке мира (ни одного в текущем сезоне) и 15-е бест-место .

И на контрасте Россия – все же помнят доклад министра спорта Колобкова президенту Путину:

«Оцениваем подготовку наших спортсменов положительно. Думаю, что выступление наших команд понравится зрителям. Во всех видах спорта мы будем претендовать на золотые медали и на медали любого достоинства».

Министр не обманул – все так и есть.

Возможно, это даже нравится зрителям – по крайней мере в Красноярске невозможно достать билеты, а телетрансляции прерываются только на студийные паузы.

Но зрелище выглядит откровенно сомнительно – и по уровню участников (составы не только из ноунеймов, кроме России, разве что у Кореи и Беларуси), и по конкуренции. Как бы ни старались на «Матч ТВ» придать трансляциям значимости – даже спортсмены, приходящие на эфир, все понимают и сбивают пафос ведущих.

Очевидно, что нынешний формат Универсиады безнадежен и не несет никакого спортивного смысла. Когда чемпион мира выходит против студента-любителя – это уже не спорт, а истребление. Помните, как у Спилберга в «Войне миров» – не зовут же войной битву людей и мух.

Кажется, выхода только два.

1. Тотальный запрет на участие профессиональных спортсменов (например – для всех участников Кубка мира). Да, турнир окончательно потеряет в статусе, но станет реальным соревнованием для студентов-любителей – с реальной конкуренцией, адекватным медальным зачетом и пониманием для студентов других стран, что они едут не на казнь к звездам и чемпионам мира.

2. Создание стимулов для приезда на Универсиаду всех звездных студентов – из сборных США, Норвегии, Германии и других зимних гигантов. Это потребует больших денег, новых механизмов и сложных решений, но выведет соревнования на другой уровень.

Но, похоже, президента Международной федерации студенческого спорта Олега Матыцина (да-да, наш человек) все устраивает.

Так что будем побеждать и дальше.

Универсиада-2019 в Красноярске: расписание соревнований

Фото:krsk2019.com/Hendrik Schmidt; РИА Новости/Александр Кряжев; instagram/miniskinstaden

развернуть
Я понимаю, что воскресенье, только веселое должно быть. Но не удержался.

развернуть