Командам английской премьер-лиги осталось по два матча до финиша. В отличие от почти всех других топ-чемпионатов, в АПЛ еще жива чемпионская интрига. Кроме того, остаются вопросы по попаданию в Лигу чемпионов, Лигу Европы и чемпионшип.

Сейчас разберем все подробно.

Чемпионство

• Кажется, «Лестер» Брендана Роджерса – главный шанс «Ливерпуля» на первое чемпионство в эпоху АПЛ. «Брайтон» в 2019 году вообще редко у кого отбирает очки (2 очка в 7 последних турах) – надежд на него в последнем туре почти нет. Так что если Гвардиола в понедельник обыграет бывшего тренера «Ливерпуля», чемпионство «Ман Сити» почти гарантировано. Впрочем, к тому моменту другой бывший тренер «Ливерпуля» уже может убить интригу – вечером в субботу сам «Ливерпуль» играет с «Ньюкаслом» Рафы Бенитеса.

• Самый интересный вариант – дополнительный матч за чемпионство между «Сити» и «Ливерпулем». Он случится, если у команд совпадут очки, забитые и пропущенные голы – личные матчи регламент АПЛ вообще не учитывает. Это кажется предельно маловероятным, но если, например, «Ливерпуль» один матч проиграет 1:2 (скажем, «Ньюкаслу») и выиграет 5:0 второй (скажем, у «Вулвз»), а «Сити» дважды сыграет вничью 0:0, то мир увидит уникальное. В истории АПЛ такого еще не было.

Лига чемпионов

• «Манчестер Сити» и «Ливерпуль» давно тут себе все обеспечили. За два оставшихся места сражаются четыре команды. Не пытайтесь что-то прогнозировать – в последних трех матчах «Тоттенхэм» набрал 3 очка из 9 возможных, «Челси» – 2, «МЮ» – 1, а «Арсенал» – 0.

• Если «Ливерпуль» или «Тоттенхэм» выиграют эту Лигу чемпионов, то автоматически попадут в следующую. Если при этом «Тоттенхэм» финиширует вне четверки, от Англии в сезоне-2019/20 в ЛЧ будут играть 5 команд. При этом победа в ЛЧ лишнее место стране автоматом не дает – то есть в случае победы «Ливерпуля» или «Тоттенхэма» и попадания их в четверку 5-му месту в АПЛ все равно играть в Лиге Европы.

• Самый интересный вариант – если «Тоттенхэм» выиграет ЛЧ, а «Арсенал» или «Челси» выиграют ЛЕ, но при этом никто из победителей не попадет в четверку в АПЛ.

Да, провести 6 команд в ЛЧ у Англии пока не получится – в этом случае клуб, занявший 4-е место в АПЛ, свалится в Лигу Европы.

Лига Европы

• По изначальному плану в ЛЕ попадают обладатели Кубка Англии и Кубка лиги + 5-е место в АПЛ. Однако если кубки выигрывают команды, которые уже обеспечили себе участие в еврокубках, их места занимают не финалисты кубков, а клубы, финишировавшие на 6-м и, если понадобится, 7-м месте в АПЛ.

• В этом сезоне, видимо, понадобится: «Ман Сити» уже выиграл Кубок лиги и в конце мая сыграет с «Уотфордом» в финале Кубка Англии. Если «Сити» выиграет, 7-я команда АПЛ отправится в Европу.

• В невероятном варианте из прошлого пункта с победой двух английских команд в еврокубках и их финишем за пределами топ-4 в ЛЕ попадут 4-я команда чемпионата и либо «Уотфорд» как победитель Кубка, либо 7-я команда АПЛ. То есть от Англии в ЛЕ в таком варианте сыграют всего две команды, 8-му месту в АПЛ в любом случае ничего не достанется.

• Борьба за 7-е место массовая и интересная, но точно не самая жесткая. Проблема в том, что команда с этой позиции отправляется во второй квалификационный раунд Лиги Европы – начинать сезон ей придется в конце июля. Это нарушает всю подготовку, обламывает доходные летние предсезонные туры по странам Азии или Северной Америки и обычно негативно влияет на результаты на старте чемпионата. В этом сезоне, например, «Бернли» отошел только к Новому году.

• Если при этом Кубок выиграет «Уотфорд», то радость начинать сезон в июле выпадет 6-й команде АПЛ – то есть гарантированно одному из «большой шестерки».

Вылет

• Две из трех команд, улетающих в чемпионшип, определились давно – это «Хаддерсфилд» и «Фулхэм». Третьим, скорее всего, будет «Кардифф» – с его разницей мячей шансы на спасение дают только две победы. «Брайтон», проваливший вторую половину сезона, вряд ли отберет много очков у «Арсенала» и «Ман Сити», так что великий камбэк в этом сезоне все еще возможен.

• Если «Хаддерсфилд» больше не наберет ни одного очка, станет вторым в списке худших клубов в истории АПЛ. Сейчас у команды 14 очков, меньше по итогам сезона набирал только «Дерби Каунти»-2007/08 (11). У «Сандерленда»-2005/06 – 15, у «Астон Виллы»-2016/17 – 17. «Хаддерсфилду» в этом сезоне еще есть кого обгонять.

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill

развернуть

Рассмотрим подробно твои детали.

Попадание Кавая Ленарда – первый победный бросок с сиреной в истории седьмых матчей плей-офф НБА.

На настоящий момент мы не можем осознать его значимость в полной мере:

– да, Ленард провел одну из лучших индивидуальных серий в истории НБА и выиграл ее впечатляющим образом;

– да, Ленард автоматически забрал себе звание лучшего игрока «Рэпторс» всех времен и забрендировал главный момент в истории канадского клуба;

– да, Ленард полностью реабилитировал Масаи Уджири, который перед сезоном пошел ва-банк и отдал за Кавая действующую легенду «Торонто»  Демара Дерозана;

– да, это важный травматический опыт для молодой «Филадельфии», который будет фоном для всего: для работы менеджмента, для карьер Эмбиида и Симмонса, для оценки тренера Бретта Брауна…

Но все это вскроется дальше. Пока ясно одно: это один из самых красивых моментов в истории баскетбола, и его эстетика не соотносится с последствиями – она самоценна сама по себе, как произведение искусства.

Кавай Ленард: «Когда я промазал штрафной перед этим, я ужасно разозлился. Я постарался пойти на подбор, хотя на самом деле, мне нужно было вернуться в защиту и помешать Джимми атаковать из-под кольца. Но после этого, после того, как Ник Нерс нарисовал комбинацию, я был готов к тому, чтобы найти свою точку и бросать, бросать с уверенностью в себе.

Мы разыгрывали такую же комбинацию в матче с «Орландо», тогда оставалось, кажется, три секунды. Так что я вспомнил тот момент и понимал, что у меня есть время на то, чтобы выполнить показ и пройти с ведением. Я понимал, что мне нужно получить больше пространства для броска. За мной побежал Эмбиид. Он гораздо выше меня, но в итоге мне удалось найти отличную позицию для броска. В тот момент я понимал, что мне нужно выбросить мяч высоко. За несколько владений до этого я совершал подобную же попытку из-за дуги, и она не долетела. Я понимал, что нужно выбросить выше».

Сам эпизод сложился из нескольких важных составляющих:

1. Перед получением мяч Ленард резко остановился и только потом пошел на пас. Именно то, что он двигался не прямолинейно, а сбил с толку Бена Симмонса, помогло ему беспрепятственно забрать мяч.

«Филадельфия», естественно, не хотела, чтобы атаку проводил лучший игрок соперников, но никак помешать не смогла.

2. На атаку «Рэпторс» остается 4 секунды. Главное правило баскетбола: в среднем один удар в пол – это одна секунда.

Ленард очень четко чувствует время. Это особенно заметно по эпизоду, когда на него смещается Джоэд Эмбиид – у форварда «Рэпторс» есть немного пространства, чтобы бросить сложный трехочковый под 45 градусов, но он предпочитает идти дальше.

У него еще две секунды.

3. Чувства времени как раз не хватает Эмбииду.

Центровой вроде бы успевает на ногах, но выпрыгивает чуть раньше, за одну секунду до конца. А потом прыгает еще. Именно этот просчет позволяет Ленарду подгадать свой прыжок и выбросить мяч так, чтобы семифутовый Эмбиид не дотянулся.

Мяч летит по очень высокой параболе и практически уходит за пределы экрана.

И дальше происходит самое восхитительное: мяч четыре раза подскакивает на дужке, прежде чем провалиться.

Это дословно «АНКРУАЙАБЛЬ» – согласно Second Spectrum, у Ленарда было 32,1% на то, чтобы реализовать эту попытку.

И именно этот момент – потрясающая немая сцена, где невозможно не любоваться каждой деталью.

Кавай, упрашивающий мяч.

Все еще надеющийся Эмбиид.

Уже все понимающая и вовсе не загадочная Мона Лиза.

Все оттенки свэга – от синьора Скариоло до невозмутимого мужика в очках.

Болельщики с открытыми ртами, а также дама, приготовившая телефон.

Ник Нерс – на кортах.

И застывший мяч.

Дэнни Грин: «Сначала мы все подумали: «Черт, это не выглядит оптимистично». Затем мяч подпрыгнул один раз, и мы такие: «Ок». Затем мяч подпрыгнул второй раз, и мы такие: «Вот дерьмо, у нас есть шанс». Мяч проскакал четыре или пять раз. Казалось, что прошло секунд тридцать, хотя на самом деле меньше секунды».

Джей Джей Редик: «Казалось, что мяч не долетел. Казалось, что не долетел. Когда он начал скакать по дужке, ты переживаешь все эмоции разом».

Фред Ванвлит: «С нашей точки обзора казалось, что мяч не зайдет. Казалось, что он пошел немного левее. Но когда он зацепился за дужку, то мы стали ждать, что он упадает. Он ударился один, потом два раза, и мы подумали: «Это же Кавай, мяч должен провалиться». И он провалился. Это было похоже на момент из фильма. Особенный момент для Кавая и всей нашей команды».

Серж Ибака: «Ох, это было невероятно. Не знаю, что сказать, Я играл вместе с такими парнями, как Расселл Уэстбрук и Кевин Дюрэнт, так что я видел множество самых разных бросков. Но таких, как этот? Уф. Под сирену? Ни фига себе. Это было невероятно. Я старался выиграть подбор на чужом щите – каждый раз, когда мяч подпрыгивал, я прыгал вместе с ним. Это было потрясающе».

Кавай Ленард: «Я такой человек, что веду себя всегда так, как будто я уже все это видел и ощутил. Так что, наверное, последний раз я кричал, когда мы выиграли титул со «Сперс». Когда случаются невообразимые моменты, у меня вырываются эмоции. Немного эмоций можно допустить. Сегодня был один из подобных вечеров. Я никогда не был в таких ситуациях раньше – как вы и сказали, впервые в истории седьмой матч серии был решен броском под сирену, так что я показал эмоции. Это было прекрасно, отличное ощущение».

Ник Нерс: «Мне показалось, что мяч заходит. Понятно, что мяч удачно отскочил, но я все думал о том, что нам так не везло на протяжении всей игры, что должно повезти сейчас.

Ленард вроде бы промазал несколько таких бросков в этом году. Из таких же ситуаций. Так что сегодня все уравнялось».

Джоэл Эмбиид: «Седьмая игра… и вот так вот проиграть. Последним броском. После того, как мы так старались, так боролись. Я чувствовал, что у нас был шанс. В такие моменты ты думаешь о многом. Это ужасно. Я даже не могу это объяснить. Это ужасно».

Дальше общая картина распалась на диаметрально разные эмоции.

Кавай Ленард попал в объятия партнеров и закричал. Таких эмоций от него мы не видели никогда в жизни.

Кайл Лаури вел себя неприлично – не мог сдержать улыбку.

Джоэл Эмбиид – который еще улыбался, когда мяч висел в воздухе – полностью размяк и расплакался. К нему с утешениями бросился центровой «Торонто» Марк Газоль, а потом девушка Энн де Паула.

Болельщики «Рэпторс» в этот момент думали уже о другом.

Восемнадцать лет назад «Торонто» играл в седьмом матче против «Филадельфии» Аллена Айверсона и уступил одно очко. В той встрече Винс Картер – накануне того матча он ездил на вручение диплома – попал в дужку, но тогда мяч вывалился.

«Бросок Ленарда – это акт изгнания демонов для целого клуба, который привык к образу симпатичных всем неудачников, – написали в канадском Yahoo. – Сказать просто, «Рэпторс» в плей-офф всегда играли в соответствие с законом Мерфи и не видели ничего подобного. Все, что могло пойти наперекосяк, всегда шло наперекосяк. Винс Картер получал диплом перед седьмым матчем, Йонас Валанчюнас промахивался, Демар Дерозан проигрывал дуэль Джей Ару Смиту, 36-летний Пол Пирс показывался непонятно откуда с решающим блоком, а Леброн Джеймс делал все сразу – клал сумасшедшие победные броски и пил пиво у боковой….

Это бросок запомнится как переломный момент, когда закончилось циничное отношение к «Рэпторс». Одним невероятным броском Ленард изменил нарратив вокруг целого клуба».

Фото: Gettyimages.ru/Mark Blinch/NBAE; REUTERS/Dan Hamilton/USA TODAY Sports, John E. Sokolowski/USA TODAY Sports

развернуть

Вадим Лукомский – об изменениях в «Юве».

«Нельзя поужинать в ресторане, где блюдо стоит 100 евро, если у тебя в кармане только 10», – объяснил Антонио Конте, покидая «Ювентус» в 2014-м. Многие были с ним согласны.

Макса Аллегри встретили протестами. На следующий после его назначения день почти 300 фанатов собрались у базы клуба. Ситуация была настолько необычной, что 5 представителей группы пустили внутрь. Генеральный директор Беппе Маротта несколько часов лично разъяснял им ситуацию.

11 трофеев и 2 финала Лиги чемпионов спустя Аллегри покидает «Юве». Масштаб проделанной работы трудно переоценить. Макс вывел клуб на новый уровень и заложил фундамент для приглашения Криштиану Роналду.

Сначала Макс сделал команду более гибкой. «Ювентус» Конте доминировал в Италии и проваливался в Европе по схеме 3-5-2. Особенность схемы – фланги полностью закрываются крайними защитниками. В Италии мало классных вингеров, и многие команды сами играют с лишь одним игроком на фланге, поэтому просто работоспособных и быстрых игроков в этих ролях хватало для побед. В Европе команды умно перегружали фланги и наказывали «Ювентус».

«Аллегри уже научил нас не зацикливаться на одной схеме – он объяснил нам, как мы можем подстраиваться под конкретные ситуации в матчах. Поможет ли нам изобретательность Аллегри в Европе? Определенно», – рассказывал Клаудио Маркизио по ходу первого сезона. Макс обучил команду схеме 4-4-2 ромб и вывел ее в финал Лиги чемпионов.

Тренд тактической гибкости будет лишь развиваться в будущем. «Ювентус» терял Андреа Пирло, Артуро Видаля, Поля Погба, Карлоса Тевеса, Альваро Морату, Леонардо Бонуччи (временно) – Аллегри просто отвечал оригинальными решениями. Постепенно команда освоила схемы 4-2-3-1, 4-3-3 и гибридную между 4-4-2 и 4-3-3, которую часто использовали в этом сезоне.

Как правило, первая часть сезона уходила на поиски, а потом Аллегри находил идеальный баланс между игроками и новой тактической идеей. Несмотря на репутацию прагматика, у него в автобиографии есть правило: «Если хочешь развить талант, позволь ему свободно себя проявлять». Именно в этом была ключевая идея поисков – схема всегда была лишь удобным для игроков расположением. Это давало результат даже в тяжелых случаях: Поль Погба называл работу под руководством Аллегри «Университетом Футбола».

Постепенно «Юве» Аллегри стал узнаваемым брендом, вне зависимости от смены игроков и формаций. «Схема – относительна. Мы обороняемся всей командой, в 11 человек, поэтому формация почти ни на что не влияет. Самое важное – готовность жертвовать собой. В этом наш секрет», – объяснял Джорджо Кьеллини. «Теперь мы научились включаться и выключаться в нужные моменты. Мы можем экономить энергию для важных матчей», – добавлял Аллегри.

В этом и есть ключ к пониманию этого «Юве» – элитная оборона (в позиционной в Европе лучше был только «Атлетико» – и то не всегда), волшебный гейм-менеджмент и космического уровня тактическая гибкость. «Ювентус» был подготовлен во всех стадиях игры – высокий прессинг и терпеливые розыгрыши применялись реже, но и они были отлично подготовленными.

Именно «Юве» Аллегри был самой гибкой командой Европы. Запредельная гибкость проявлялась даже в рамках одного матча. Тут мне запомнилась игра с «Миланом» в октябре 2017-го. «Юве» владел мячом всего 46%, 31% действий был на их трети поля (против 19% на трети соперника) – это цифры команды, которая играет явно вторым номером. Так и было, но оба гола команда Аллегри забила после терпеливых коротких розыгрышей от вратаря. Это уже характеристика команды, которая мастерски владеет мячом. Они не просто на прекрасном уровне умели все – они делали это в самый неудобный для соперника момент.

«Должен признать, «Наполи» Сарри лучше играет футбол, за ними приятнее наблюдать, но когда ты обязан выигрывать, нельзя всегда играть хорошо», – резюмировал в 2017-м Макс. Он никогда не стремился к хорошему футболу, зато всегда был готов сыграть в неудобный для соперника.

Эти качества Макс сочетал с неземной скромностью. Однажды в эфире Sky Italia усердно нахваливали его замены в матче против «Кьево», Аллегри просто напомнил журналистам, что победный гол со штрафного забил Миралем Пьянич: «Я тут ни при чем. Такому не учат. Ведь это как учить птицу летать».

Игра принадлежит футболистам – вечная мантра скромного Макса. «Никогда не позволяй себе подумать, что ты решающий фактор в победах. Игроки выигрывают матчи», – объяснил Аллегри.

В колонке для The Players’ Tribune тренер развил эту мысль: «Пресса всегда обсуждает игровые схемы. Цифры. 3-5-2. 4-5-1. 4-2-3-1. «Мистер Аллегри, какую формацию вы выберете? Нам нужно знать». На поле все намного сложнее. 3-5-2 может быть 3-5-2, когда команда с мячом, и превращаться в 5-4-1 без мяча. Или в бла-бла-бла. Важны форма, дисциплина и инстинкты. Инстинкты – важнее всего, мне кажется. Когда я не доверяю своим инстинктам, когда я сомневаюсь в себе, тогда допускаю ошибки».

Можно называть это тактикой, можно – инстинктами, но каждый год Макс дарил нам тактический шедевр в матчах ЛЧ. С «Дортмундом» в 2015-м он удивил схемой. Юрген Клопп готовился запрессинговать трех центральных защитников «Юве», но вместо этого получил 4-4-2 ромб. «Юве» разбивал лучший на тот момент прессинг Европы дальними передачами на освобожденных от обороны Карлоса Тевеса и Альваро Морату. В роли сверхподвижной десятки их поддерживал Артуро Видаль. Результат – 5:1 по сумме двух матчей.

Настолько же прекрасным был вынос «Барселоны» с МСН в 1/4 финала 2017-го. «На установке не будет никаких вдохновляющих речей из фильма «Каждое воскресенье». Я просто объясню игрокам, что делать с мячом и без него», – сказал Макс на пресс-конференции. Тут он, наоборот, вовремя вернулся к тройке защитников. За 180 минут трио Месси-Суарес-Неймар ни разу не забило Джиджи Буффону. «У меня было ощущение, что мы могли играть еще день и все равно не пропустили бы», – подытожил Аллегри.

В прошлом году было уничтожение «Тоттенхэма» за 4 минуты. «Юве» играл хуже большую часть ответного матча, но Макс перешел на 4-2-3-1, в которой здорово освободил Дибалу. После этого у соперника не было шансов.

Шедевр этого сезона – камбэк с «Атлетико». Аллегри придумал оригинальную роль Эмре Джану – когда команда была с мячом, он опускался в линию к защитникам. Это дало преимущество в первой стадии и территорию. Редкий камбэк, который в большей степени основан на тактике, а не на эмоциях и удачной реализации.

Норма была выполнена, но в клубе родилась более глубокая проблема. Самая гибкая команда Европы умерла. Родился «Юве» Криштиану Роналду. Первый аспект – это худшая за всю эпоху Аллегри оборона. В этом сезоне «Ювентус» допустил 32,68 xG (за 2 тура до финиша) – все еще лучший результат в Италии, но хуже, чем в любой другой сезон Макса (28,58 – прошлый худший результат). Это рождается из гибридной схемы 4-3-3, где Роналду остается в атаке, а Матюиди страхует фланг – получается 4-4-2, где у Блеза двойная роль. Соперники охотно наказывают.

Второй аспект – это предсказуемость и заточенность на навесы. В прошлом сезоне «Юве» был 16-й командой лиги по количество навесов за игру – сейчас они вторые после «Интера». Опять же подстроение под Роналду, которое лишает команду тактической гибкости. От команды Аллегри остался только сам Аллегри – со своевременными решениями по ходу матчей, которые замаскировали спад и помогли уверенно выиграть титул.

Этот сезон показал несочетаемость команды Аллегри с Роналду-тимом. Очевидно, что сейчас нужно строить второе. Тут, кажется, и родились ключевые разногласия между Аллегри и Аньелли. Макс считает, что без существенных изменений не получится построить сбалансированную команду под Роналду. Аньелли мыслит более узко – нынешние игроки достаточно хороши, а сочетаемость и несочетаемость его, похоже, не волнует.

Оценить качества игроков и придумать для них идеальный баланс – сильнейшее качество Аллегри. Странно, что «Юве» не поверил его инстинктам в самый важный момент.

Фото: Gettyimages.ru/Emilio Andreoli, Paolo Bruno, Jan Kruger, Francesco Pecoraro

Аллегри провел в «Ювентусе» классные 5 лет, хотя дважды проиграл финал ЛЧ. Он ушел из-за разногласий с Аньелли

развернуть

Каталонец никогда не был так опасен, как в 2009-м.

В мае 2009-го «Барса» выиграла требл, в следующие полгода добавила к нему еще три кубка и в декабре забрала главную индивидуальную награду: Лео Месси впервые поднял «Золотой мяч». Хави стал третьим.

Победа Месси не вызвала споров. 22-летний Лео еще не забивал как целая команда и не утвердился на неоспоримой и запредельной для других высоте, но уже заводил трибуны одним движением и сжигал соперников коронным взрывным дриблингом. Он был ярким, заметным и запоминающимся – и все смотрели только на него.

Но за всем этим великолепием – кубками, треблом, ударами Это’О и проходами Месси – стоял Хави.

В сезоне-2008/09 он был разностороннее, чем когда-либо в карьере. Хави управлял игрой и темпом атак, партнерами и соперниками. До зависти легко уходил из-под прессинга и создавал пространство так запросто, словно был демиургом. Пасовал математически точно и при этом был гораздо острее, чем в другие годы. Сделал 10+30 в 54 матчах, стал лучшим ассистентом Ла Лиги и Лиги чемпионов и главной звездой финала против «МЮ».

За месяц до старта сезона Хави выиграл Евро-2008, а потом чуть не ушел в «Баварию». Карьера неброского дирижера, который видел футбол пятимерным зрением, увязла в атмосфере критики и непонимания: маэстро творил без внешних эффектов и казался лишним звеном в звездной каталонской команде. Рядом бегали-ходили Ронни, Деку и Яя Туре, каждый исполнял понятную и заметную роль: одни улыбались, блистали, другие вкатывали оппонентов в газон. А Хави только пасовал: влево-вправо, влево-вправо. Естественно, два бестрофейных года сваливали на того единственного, кто не делал ничего сверхъестественного – просто пасовал.

Комментатор Movistar Маркос Лопес называл каталонца «большим обманом». Daily Mail объявила претендентов на «Золотой мяч» заголовком: «Лучшие игроки мира и Хави». Болельщики недолюбливали скучный горизонтальный стиль. А редкие восхищенные комментарии тонули в нападках на вполне осязаемые недостатки: медленный, слабый, бесполезный в защите и атаке.

Понадобилось две вещи, чтобы перевернуть мир. Сначала Арагонес переделал сборную под Хави, его видение и стиль – и выиграл Евро, не подпуская соперников к мячу. Потом то же сделал Гвардиола.

«Хави – самый влиятельный игрок на моей памяти, – рассказал король басконского футбола Хосеба Эчеберрия. – Я никогда не видел другого футболиста, который заставляет всех 22 игроков на поле бежать туда, куда ему хочется, в нужном ему ритме. Нужно двое, чтобы сдержать его. То, что у Хави нет «Золотого мяча» – оскорбление футбола».

Гвардиола построил самую безотказную и безжалостную машину современности и разделил историю футбола на до и после, но вряд ли так быстро и точно перенес бы свои идеи на поле, не будь у него Хави. Недооцененный полузащитник раскрылся в интеллектуальной игровой среде, созданной новым тренером. «Барса» отказалась от всего лишнего, перешла на игру в касание и гиперскорости – оказалось, что футбол на высокой сложности идеально подходит Эрнандесу.

Хави управлял игроками так уверенно и легко, словно ставил сценку в кукольном театре. Позиция правого центрального полузащитника не связывала его так сильно, как игра перед обороной (из опорной зоны его убрал Райкард) – здесь он был в сердце атакующей игры, пульсировал в самом центре каталонской вязи. Хави постоянным движением создавал пространство для Месси и других игроков, открывался под пас в нужной точке и выходил на удар, если один из форвардов освобождал зону.

«В команде играли 20 равных, классных футболистов и двое великих: Месси и Хави, – рассказывал «Чемпионату» Алекс Глеб. – Иньеста очень сильный, конечно, но Хави круче. Ему давали пас выше головы, но он все равно обрабатывал и вторым касанием для тебя момент создавал. Человек видел футбол иначе — это какой-то космический уровень».

Так родился чудовищно эгоистичный рисунок игры, в котором «Барса» пугающе легко доминировала даже над командами равного класса. Проиграв первый матч в Ла Лиге, каталонцы прошли полгода без поражений (с 31 августа до 21 февраля). Соперники не понимали, что делать: приемы против долгого позиционного перепаса и моментального высокого прессинга еще не появились.

Хави раздавал голевые в каждом большом матче сезона: с «Лионом», «Атлетико», «Баварией», выполнил легендарный кросс на голову Месси в матче с «МЮ» и забил «Атлетику» в финале Кубка Испании. Легендарные 6:2 на «Сантьяго Бернабеу», которые сейчас вспоминают чаще римского финала, тоже создал Хави: «Реал» вышел вперед и долго упирался, но каталонский дирижер сломал защиту соперника разнообразием подходов.

Полузащитник сделал идеальный ассистентский покер: в первом тайме классно навесил на Пуйоля, потом накрыл Диарра (Лео подхватил подбор), разрезал оборону шикарным пасом со своей половины и на бис стянул и развернул всю защиту перед тем, как вывести Месси один на один.

В сезоне-2008/09 Хави еще не был максимально неприметен на поле. Он чаще попадал в камеры и протоколы матчей, каждые 108 минут набирал результативные баллы. Но в главные герои не годился: мало говорил, никогда не финтил и редко светился на первых полосах. Хави просто пасовал – на таком уровне, на котором никто до него.

Он научил мир понимать игру, показал, что в футболе тоже есть подтекст – и те, кто пришли после него, получают «Золотые мячи». У самого Хави не было шансов: в 2009-м Месси еще не стал неоспоримым, но ценителей тотального закулисного контроля тогда не нашлось. Влиятельнейший полузащитник нового века уходит без «Золотого мяча» – зато с ним всегда будут ассоциироваться и словосочетание «короткий пас», и самая доминирующая команда современности.

«Хави развенчал миф о превосходстве физики, показал достоинства невысоких игроков и улучшил всех, кто играл с ним, – говорил Лопетеги. –  Он доказал, что с помощью мяча и паса можно атаковать и защищаться. Трофеи выигрывают многие, но мало кто формирует концепцию, которая меняет взгляды людей. Хави сделал это».

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Хави завершает карьеру. Это было легендарно 😢

Он учит нас лучше понимать футбол. Каждое его слово – золото

Фото: Gettyimages.ru/Denis Doyle; REUTERS/Tony O’Brien/Action Images; a href=»http://gettyimages.ru»>Gettyimages.ru/Jasper Juinen, Kevork Djansezian, Alex Livesey

развернуть

В очередном выпуске «КраСавы» Евгений Савин съездил во Владикавказ. Поговорил со всеми, кто участвовал в успехах и падении клуба, попытался взять интервью у Валерия Газзаева и вселил надежду в то, что у «Алании» все будет хорошо.

 

Главные действующие лица выпуска

Сергей Такоев, председатель правительства Северной Осетии (2012-2015).

Джордж Рижинашвили, Член Правления, первый заместитель Генерального директора «Русгидро».

Александр Зотов, генеральный директор Общероссийского профсоюза футболистов.

Алексей Тильман, футбольный агент. 

Дмитрий Хомич, вратарь «Алании» (2010-2013).

Владимир Габулов, министр спорта Северной Осетии.

Спартак Гогниев, главный тренер «Алании».

В эпизоде Валерий Газзаев.

***

Часть первая. Расследование Жеки плюс попытка ответить на вопрос: Кто и как убил «Аланию»?

***

Сергей Такоев

«В первую годовщину Беслана президент России принял главу республики с представителями матерей Беслана. И представители бесланских пострадавших все высказали ему. Что генеральная прокуратура не проводит того расследования. Много фактов привели.

Колесникову (заместитель генерального прокурора) Владимиру Ильичу поручили после нагоняя от президента приехать в республику, он не скрывал, открыто говорил: «Если вы жалуетесь на нас, мы сделаем так, что вам будет не до Беслана».

Начал чиновников сажать. Но все это такого резонанса не имело. Ему надо было найти то, что затрагивало бы что-то резонансное в республике. Ну и вот «Алания» стала, футбольный клуб. Они продавили, просто ликвидировали клуб. В этот момент Виталий Леонтьевич Мутко своим решением помог сохранить статус профессионального клуба.

Когда на второй срок в 2010 году Мамсуров был главой республики, он поставил задачу принять программу развития футбола. Вот это было обсуждение. Он встретился с Газзаевым: «Ты начинал это все в Осетии. Благодаря тебе это все развилось. Предлагаю вернуться и опять сделать «Аланию» великой и на этом красиво завершить карьеру».

Газзаев тоже сказал, что решить такую задачу непросто, в том числе нужны большие деньги. Свою программу он предоставил. Это должны быть школы, академия футбола, команды во второй лиге, в первой должна быть главная команда. Нужен современный стадион.

Мамсуров тогда устроил встречу в Сочи. Путин принял их вместе с Газзаевым. Путин дал поручение, поддержал. За счет республики мы заказали проект нового стадиона. Было предложение Путина включить в непрограммную часть федеральной целевой программы.

Потом возник вопрос генерального спонсора, поддержки. Потому что республика из бюджета этого не могла, естественно. И тогда с помощью опять же президента спонсором был назначен «Русгидро», выделивший 40 миллионов долларов на сезон.

У всех болельщиков ровно один вопрос: кто принимал решение о трате 40 миллионов долларов?

Валерий Газзаев, естественно, оперативное руководство клубом осуществлял. Эти решения о затратах утверждались попечительским советом и я знал куда идут деньги.

40 миллионов потратили, еще на 2 миллиарда загнали клуб в долги. Естественно, мы знали, кого берут, какие контракты заключаются. Но у президента клуба был карт-бланш, и в его компетенциях никто не сомневался.

Мы спрашивали, естественно: а где вот этот играл? Он аргументировал: вот в таких-то клубах играл. Мы со всех сторон его посмотрели. Когда аргументирует профессионал и говорит, что чтобы задачи, поставленные перед командой, решить мне нужны вот эти игроки, кто бы стал возражать? Ну нужны и нужны».

Джордж Рижинашвили

«Насколько я помню, по крайней мере, с позиции Правления, не то чтобы ответственно выбрали, а было принято решение о заключении годового спонсорского контракта с командой. Это не была ответственность с точки зрения развития клуба или некой долгосрочной стратегии. Мы заключили тогда спонсорский контракт, который реализовали.

Мы такой некий подход реализовали, сделали и предложили коллегам посмотреть на эту конструкцию. В том числе с точки зрения потенциального стадиона, развития среды болельщиков и так далее.

К огромному сожалению, мы тогда пришли к выводу, что все накопленные проблемы клуба за исторический период времени не позволяли нам реализовать эту долгосрочную стратегию. Поэтому мы не перешли к долгосрочным контрактам и в том числе не стали акционерами клуба.

Дальше дело не пошло. Дальше не было продления сотрудничества. У нас никаких удивлений или неудивлений не было, что клуб попросил денег через неколько месяцев (к тому моменту потрачено 800 миллионов рублей). Мы исполняли полностью контракт, который был заключен на тот момент времени. Насколько я могу вспомнить, там не существовало каких-либо выходящих за рамки договоренностей и обращений. Ну и соответственно удивлений.

Я помню, что представители компании выезжали и один раз смотрели за процессом реконструкции одного из полей. Но это было опять-таки в процессе, а не по итогам завершения, завершение уже было по итогам реализации контракта».

Александр Зотов

«В 2012 году в «Аланию» пришел большой спонсор, «Русгидро». Были выделены огромные деньги и, наверное, неправильное расходование этих денег и привело к этой ситуации. В первый же год были выделены 40 миллионов долларов, а буквально в 2014 году у клуба зафиксировали свыше 2,5 миллиарда рублей долгов. По тому курсу. Это фантастические деньги.

40 миллионов было потрачено и плюс еще долгов осталось 2 миллиарда. В 2012-2013, если посмотреть отчетность, то в одном году раз в пять выросла трансферная активность клуба. Было свыше 20 футболистов приобретено, свыше 20 футболистов расторгли договора. Причем, многие из тех, с кем заключили, тут же уходили, сыграв 3-4 игры.

Выплачивались огромные агентские. Суммарно агентские превышают сумму трансферов и зарплаты тех футболистов, за которые эти агентские были выплачены.

Меру, румынский игрок. На нем в общей сложности агенты заработали 3-4 миллиона долларов.

Большую часть была агентская комиссия. Я точную цифру сейчас не воспроизведу, но большая часть из этих денег – агентская комиссия. А дальше вопрос – что с этой агентской комиссией происходит.

Другой вопрос, что три игры человек сыграл, дальше был объявлен профнепригодным, и с ним расстались. И по такой схеме было 5-6 игроков в «Алании» как минимум.

Был ряд футболистов из Бразилии – Соуза, Кардозо, бразильский белорус Брессан. У всех примерно была похожая история. Они как правило приходили свободными агентами, с ними заключались договора на миллион или меньше миллиона долларов в год заработной платы. Остальное составляли агентские комиссии, это обычно два, три или четыре миллиона евро.

Звонили, писали, многократно говорили об этом в РФС. К сожалению, ничего не происходило. Единственное, что произошло: клуб через год прекратил существование, и ребята, которые играли за него, не получили зарплаты.

Если я правильно помню, что-то порядка 400-500 миллионов рублей долга осталось после банкротства. И это только перед игроками. Но, мне кажется, на самом деле сумма была больше. Это только из того, что мы смогли установить.

Ребята пытались тоже как-то действовать. Когда обратились в Палату или гражданский суд, в клубе в не было никаких активов. Если умудрились разорить футбольную школу, понятно, что у самого клуба тоже ничего нет. Таких история немало, когда клуб закрывается, активов нет – игроки остаются просто ни с чем.

В «Аланию» брали футболистов за огромные деньги, а в их контрактах не были прописаны штрафы и санкции. Их потом через пару месяцев выгоняли за плохую дисциплину. Чаще прогул ставили. Говорили, что его не было один день или два.

В футболе это часто встречается. Я имею в виду не увольнение за один день прогула, а отсутствие футболиста. Характер работы такой. Футболист часто предупреждает, что задерживается, тем более, если иностранец. В этом ничего нет плохого.

В итоге «Алания» все эти дела проигрывала. Была выстроенная работа на убийство клуба. Ничем другим вся эта деятельность закончиться не могла.

Часто спонсоры вообще не разбираются в механизмах футбола. И разобраться в трансферах, сколько нужно агентам заплатить, сколько футболисту – для них это неведомые цифры. Понятно, что обдурить таких людей желающим не сложно».

Алексей Тильман

«Мой друг, бывший игрок «Алании», легенда «Алании», попросил, чтобы я устроил переход Плиева. Он разговаривал с отцом Плиева, и отец попросил его помочь вернуть Заура сюда.

Я поговорил с Зауром, он был на контракте в «Астане». Он попросил тоже, сказал, что у него есть интерес вернуться. Потому что многие ребята, с кем он начинал играть в футбол, там. Дружный коллектив и так далее.

Мне буквально через 5 минут позвонил Георгич (Газзаев – прим.). Так и так, к Плиеву есть интерес, какие детали? Я особо деталей не знал, кроме его зарплаты, потому что не занимался его трансфером в Казахстан. Он переговорил с парнем, парень дал ему добро. Газзаев понимает, что игрок согласен, надо только решить вопрос с клубом. Я так понял, нашли компромисс, потому что Заур мне позвонил через 2-3 дня. Говорит, все, я вылетаю.

Заурбек Плиев перешел из «Астаны» в «Аланию» за 50 тысяч евро. Был разговор, когда он мне говорил, что за 200-250 тысяч его отпустят. Он так думал. Это была его мысль. Я в итоге ничего не заработал. Вообще. Это пусть останется на совести этой семьи.

Была простая договоренность. Когда он летел из Астаны во Владикавказ через Домодедово, я был в Москве, мы подписывали футболиста в «Локомотив». Мы подъехали к Домодедово вечером, встретили его, он подписал мне бумагу. Не агентское соглашение, а что-то типа авторизации. Было указано 10% от его зарплаты.

В «Алании» ему повторили зарплату, которая была у него в «Астане». 15 тысяч долларов. Потому что в той ситуации, которая была, не думаю, что он мог диктовать какие-то условия. Он сам просился.

Естественно, Георгич ему сказал: будешь прогрессировать – буду поднимать. Что дальше, насколько я знаю, не произошло». 

Дмитрий Хомич

«При «Русгидро» все было вовремя, все идеально. Мы ни в чем не нуждались, день в день все платилось. Премиальные, зарплата. Хотели, чтобы команда вышла в Лигу Европы, была на ведущих ролях, как в 90-х.

Но что-то не получилось. Почему? Может, где-то мы плохо играли, сами футболисты. Играл в «Алании» три года. За два мне заплатили, третий играл бесплатно. 

Мне не платили восемь месяцев. А потом Валерий Георгиевич попросил меня урезать наполовину, когда команда вылетела. Сказал: «Вот тебе моя рука, если команду выведете в премьер-лигу – я тебе все заново делаю». И в итоге он не сделал этого. Зарплату мне увеличил, но не так, как обещал. 35 тысяч осталась зарплата.

Если считать восемь месяцев, мне должны где-то 12-13 миллионов рублей. Но тогда курс был 30. Я лично звонил и говорил: «Валерий Георгиевич, когда наши деньги вы отдадите?». Он мне сказал: «Дим, у меня нет денег, а своих я тебе не могу дать». Все просто было. Я говорю: «Ну, хорошо».

Валерий Газзаев

Отказался отвечать на вопросы и попросил выключить камеру. Жека расстроился, что ради похода в Думу пришлось надевать пиджак.

***

Часть вторая. Как сейчас живет клуб?

***

База в ужасном состоянии. На подъезде встречают собаки.

В этом месте находилось одно из лучших тренировочных полей того времени. На нем еще несколько лет назад занималась первая команда.

Сейчас это просто поляна.

Внутри черновая отделка, винтовая лестница и хрустальная люстра.

После назначения на пост министра спорта, Владимир Габулов меняет ситуацию. Команда практически обеспечила финансирование из частных источников, купила новый автобус. Вкладываются в развитие детского футбола.

На вопрос где проще: Играть на полном стадионе против Англии или в костюме, Габулов отвечает прямо: «На стадионе».

«Алания» ставит задачу выхода в ФНЛ уже в следующем году. На команду ходят в среднем 1700 человек, а иногда и по 3000 тысячи. Секрет прост – игроки стараются и показывают комбинационный футбол. 

Главным тренером стал Спартак Гогниев, выступавший за ЦСКА и Владикавказ. Гогниев признает, что после банкротства команды отношение к Газзаеву сильно изменилось.

Спартак Гогниев: «С Георгичем (Валерием Газзаевым) нет общения такого, чтобы просто поговорить, о чем-то посоветоваться. У нас была великолепнейшая база тогда. Она вообще была одной из лучших в стране. А сейчас там просто разруха.

– Изменилось. Изменилось мое отношение к нему. Сейчас бывает все... Это его надо спросить и почаще спрашивать, почему изменилось. За клуб там спросить. Я могу ответить за свои слова и поступки, но, наверное, у Георгича надо спросить, почему так все получилось».

***

На дерби с «Назранью». Немного колоритных болельщиков и танцы прямо на стадионе.

Заряженные тапки.

День рождения с танцами.

Просмотр опасных моментов сразу после матча.

И останки былого величия.

развернуть

Объясняем, как так вышло.

В чемпионшипе рубка за выход в АПЛ. В 45-м туре «Вилла» приехала в гости к «Лидсу» Марсело Бьелсы. На 72-й минуте хозяева открыли счет, благодаря голу Матеуша Клиха. Из-за возможности выйти в АПЛ напрямую игроки «Лидса» забили на фэйр-плей.

Когда развивалась голевая атака «Лидса», на газоне лежал игрок «Астон Виллы», получивший травму. «Лидс» продолжил атаку и забил гол.

Сразу после этого началась драка, форвард «Виллы» Анвар Эль-Гази получил прямую красную. Едва ли не больше всех возмущался Джон Терри (он помощник главного тренера «Виллы» Дина Смита). В итоге Марсело Бьелса поступил неожиданно. Напомним, «Лидс» еще имел шансы на прямую путевку в АПЛ.

Аргентинcкий тренер приказал игрокам дать команде соперника свободно забить гол. Хоть раз видели такое?

Матч закончился вничью – 1:1. Это означает, что «Лидс» лишился шансов на 2-е место и прямой выход в АПЛ (туда отправились «Норвич» и «Шеффилд Юнайтед»). «Лидс», «Астон Вилла» и «Вест Бром» точно сыграют в плей-офф чемпионшипа, еще оно место могут занять «Дерби», «Мидлсбро», «Бристоль» и «Шеффилд Уэнсдей».

Главный тренер «Виллы» Дин Смит: «Клих уже извинился. По эпизоду? Сразу после эпизода Бьелса извинился и согласился, что это неправильно [забитый гол]. Это идеальный пример фэйр-плей, но, признаюсь честно, матч был крутым до этого момента».

Марсело Бьелса: «Мы отдали им этот гол. Английский футбол славится соревновательным духом, поэтому я не вижу смысла комментировать эпизод [когда отдали гол], такое случилось бы в любом матче любой английской лиги». 

Сумасшедший? Или красавчик?

«Лидс» – последний чемпион Англии до АПЛ: пригласил Кантона, использовал продвинутую статистику и опередил «МЮ» Фергюсона

Фото: REUTERS/Ed Sykes

развернуть

Среди них есть даже овцевод.

Главной неожиданностью сезона многие считают «Аякс», но это как посмотреть. У амстердамцев были хоть какие-то предпосылки и высокий стартовый уровень, а вот маленький «Кардифф Мет Юниверсити» взялся в еврокубках фактически из ниоткуда. В конце прошлой недели этот валлийский клуб прорвался в квалификацию Лиги Европы-2019/20, хотя это чисто университетская команда.

«Кардифф Мет Юниверсити» принадлежит местному Университету Кардифф Метрополитан, где на направлениях искусства, дизайна, спортивного менеджмента и наук о здоровье обучаются 11 тысяч студентов. За «Кардифф Мет» играют только те, кто прошел через университет: действующие студенты, лекторы и тренеры клубной академии. Большинство игроков – валлийцы, еще есть англичане и один финн. Средний возраст – 21-22 года.

Футболисты называют себя полупрофессионалами и тренируются на университетских полях всего два раза в неделю: в понедельник и четверг. «В первую очередь мы здесь учимся и преподаем, – рассказал Sports.ru правый защитник «Кардифф Мет» Дилан Риз. – Я учусь по направлению «Спорт и физическое воспитание», преподаватели знают о команде и не спрашивают о прогулах – но до тех пор, пока это не становится жизненно важным, ха-ха».

«Все игроки – отличные студенты, много работают и не забивают на учебу, – считает нападающий Элиот Эванс. – У девяти игроков есть магистерские степени, другие получают PhD (аналог нашего кандидата наук – Sports.ru). Основные направления: тренерство, спортивная психология и аналитика. А так игроки у нас самые разные. Вот Джоэль Эдвардс два года назад играл за «Херефорд» на «Уэмбли» в финале кубка для команд с 9-го по 11-й дивизион, Эмлин Льюис – просто самый ворчливый человек на планете, летом он подрабатывал овцеводом».

«Кардифф Мет Юниверсити» существует с 1964 года, падал в дивизионах и менял названия – в нынешнем состоянии он родился в 2000-м. Команда играет на стадиончике для 1620 зрителей, который не заполняется даже на четверть – на матчи ходят примерно по 300 человек. Три года назад «Кардифф Мет Юниверсити» впервые в истории добрался до премьер-лиги Уэльса. Ни разу не был чемпионом, но есть три Кубка Лиги Уэльса – последний в этом сезоне.

На эмблеме – лучник и практически нечитаемая фраза на валлийском языке «I lwyddo, rhaid chwarae» («Играйте и добьетесь успеха»).

Играли и добились. 19 мая 2019 года.

Студенты впервые в еврокубках – тренер катался по газону, футболисты отметили морем алкоголя

После зимнего перерыва все 12 клубов чемпионата Уэльса распределяются по двум шестеркам: наш «Кардифф» стал первым в нижней, то есть в полноценной таблице занял седьмое место. И после этого выиграл плей-офф за квалификацию Лиги Европы. В финале «Кардифф Мет» в гостях победил «Бала Таун», который до этого пять лет подряд отбирался к квалификацию еврокубков.

623 зрителя. 1:1 в основное и 3:1 по пенальти.

После победного пенальти нападающего Элиота Эванса главный тренер «Кардифф Мет» Кристиан Эдвардс катался по газону, обнимая помощника. Эдвардс играл в «Суонси», «Ноттингем Форесте» и «Бристоль Роверс», в Кардиффе не только тренирует, но и читает лекции для будущих тренеров – вот его карточка на сайте университета, где указана электронная почта и перечислены научные работы.

Игроки набросились на Эванса и подбежали к десяткам фанатов (они ехали 220 км за командой) – все кричали, запрыгивали на спины друзей и обнимались. Посмотрите на радость игроков под рев валлийского комментатора. Через этот язык действительно не пройти: когда Аарон Рэмзи пишет твиты на валлийском, в Англии думают, что он пьян.

«Мы шли к этому несколько лет, а теперь о нас говорят BT Sport и BBC, – восторженно отвечает мне в директе инстаграма Дилан Риз. – О да, мы еще как праздновали, ха-ха. Выпили пару напитков в Бала, где проходил матч, а потом поехали в паб. Только в самом университете мы никакие не известные. Ребята нас узнают, но просто поздравляют и спрашивают, как мы это сделали».

«Великий момент, – продолжает Элиот Эванс. – Немногие профессионалы доходят до еврокубков. Отмечали мы с большим количеством алкоголя. Перед автобусом в Кардифф пошли в паб отца нашего игрока Уилла Эванса и зависли там на пару часов».

Вратарь «Кардиффа» вытащил три пенальти – пришел в клуб на первом курсе, начинал с четвертого дивизиона

«Был эмоциональный порыв, немного слез и много объятий, – радуется вратарь «Кардиффа» Уилл Фуллер, в финальном матче он вытащил три пенальти и заплакал. – Я не отбил ни одного за последние пять лет, но сделал это в нужный момент. Просто аналитики в клубе работают с нами каждую неделю, готовят разбор соперников, так что я видел все пенальти «Бала Таун» в этом сезоне и знал привычки их игроков. А еще перед матчем я закрепил шпаргалку на бутылке с водой – подсматривал, куда они будут бить».

Фуллер – один из героев матча – магистр спортивной психологии, работает в госпитале и никогда не был профессиональным игроком.

Его слезы – это восемь лет игры за «Кардифф».   

Он пришел туда первокурсником: начинал в четвертом по значимости дивизионе Уэльса, а теперь будет в Лиге Европы. И рассказал нам, что мечтает рвануть в профессионалы.

Секунду, а что такое чемпионат Уэльса? «Кардифф Сити» и «Суонси» почему-то в английской системе

«Кардифф Сити» после этого сезона вылетел в чемпионшип, «Суонси» не вылезает оттуда уже год. Еще в Англии играют «Рексхэм» (пятая лига) и «Ньюпорт Каунти» (четвертая лига). Они вчетвером в Англии играли всегда.

До 1992 года чемпионата Уэльса не существовало, все клубы жили в английской системе – но после образования своей лиги все команды, кроме четырех сильнейших, приехали домой.

На самом деле, чемпионат Уэльса – это грусть. В рейтинге УЕФА лига занимает 48-е место – ниже Люксембурга, Армении, Мальты и Эстонии. Еврокубковая вершина для всего валлийского футбола – второй квалификационный раунд ЛЧ и третий – в Лиге Европы.

«Из чемпионата Уэльса вспоминается только команда «Эйрбас» из Бротона, которую спонсирует Airbus, и она играет прямо на фоне самолета. Это для иллюстрации того, что лига – полный колхоз, – рассуждает редактор Sports.ru, автор книги «Мир английского футбола» и телеграм-канала про английскую футбольную культуру Иван Калашников. – По уровню вообще кошмар. Но шуток на эту тему я никогда не слышал – потому что easy target, то есть слишком очевидная мишень, чтобы по ней стрелять. Смеются только над англичанами, которые рвутся в Уэльс из-за бабушки или дедушки, чтобы сыграть хоть за какую-то сборную. Самый яркий пример – Винни Джонс».

Студенты не получают денег за футбол. Премиальные за Лигу Европы еще не обсуждали

Вратарь Фуллер: «Мы играем из любви к футболу».

Автор золотого гола Эванс: «Да, нам не платят, а клуб не платит за новых игроков. Некоторым помогают финансово, чтобы они оплатили учебу, но это незначительные деньги. Клуб дает нам не деньги, а развитие – мы играем, посещаем тренерские курсы.

Премиальные за Лигу Европы наверняка будут, но об этом еще надо будет поговорить с тренерами».

Лига Европы – что дальше?

Выход в квалификацию Лиги Европы принес студенческому клубу 220 тысяч евро. Впереди – четыре раунда отбора, а пока перерыв – две недели на отдых и восстановление. Тренировки продолжатся 3 июня, а герой серии пенальти Эванс пока слетает под солнышко в Дубаи. Он надеется «пройти один-два раунда»:

«Знаем, что будет тяжко, но готовимся. Моя мечта – сыграть против моего любимого «Манчестер Юнайтед». У всех должны быть мечты, верно? А в будущем хочу работать в футболе – есть амбиции для игры и тренерства на высшем уровне, так что продолжу учиться и играть».

«Я тоже болею за «Ман Юнайтед». Если пройдем пару раундов, буду мечтать о матче с ними, – заканчивает Дилан Риз (он, кстати, просил подписаться на его инстаграм – вперед). – Но главная мечта в жизни – продолжать играть и прогрессировать в образовании, попасть в профессиональный футбол или стать учителем физкультуры».

Соперников по квалификации «Кардифф Мет» узнает 11 июня, но предварительные зоны риска уже известны: в первом раунде будет клуб из Косово, Северной Ирландии, Сан Марино, Люксембурга, Андорры, Гибралтара или Фарерских островов, а дальше могут попасться «Глазго Рейнджерс» или «Вулверхэмптон».

И мы даже знаем, за кого вы будете болеть.

Фото: twitter.com/CardiffMetFC; instagram.com/wpl_official; instagram.com/dylan_rees

Футбол 80-х жив в Бристоле: ненависть, пение 8 тысяч на игре третьей лиги и никаких селфи

15-летний русский в «Леванте»: переезд всей семьей на ПМЖ, учеба в двух школах, тренировки с Карповой

развернуть

Лонгрид Вадима Лукомского.

Ван Гал начал с молодежки – и спас карьеру Бергкампа

Перед тем, как возглавить первую команду в 1991-м, Луи ван Гал работал координатором молодежных команд клуба.

Одним из первых решений Луи было преобразование программы по развитию молодых игроков – теперь план для каждого юниора прописывался до 20 лет, а не до 18. «Мы даем молодым игрокам возможность подготовиться к профессиональной карьере. Дисциплина и психологическая устойчивость игрока должна быть доведена до совершенства именно в промежуток между 18 и 20 годами. В этот период игрок должен усвоить, что он как профессионал должен и не должен делать. Каким должно быть его место на поле и в коллективе», – объяснял ван Гал.

Луи также улучшил систему поиска молодых игроков. Каждый год «Аякс» просматривал около 7 тысяч футболистов. Теперь информация о каждом заносилась в компьютерную базу данных, которую можно было фильтровать по нужным параметрам. Параметров было 40 – от контроля мяча до характера. Все критерии ван Гал разработал лично. После оценки по каждому параметру из 7 тысяч несколько сотен получали приглашения на дополнительный просмотр. Из них выбирали 40 игроков, потом сокращали число до 16, которые попадали в юношескую систему клуба.

Тем временем в первой команде царил хаос. В 1988-м Йохан Кройфф ушел тренировать «Барсу». После него у «Аякса» было 9 тренеров за 2 с небольшим сезона. «Я уже забыл порядок, но за короткое время у нас было очень много тренеров», – вспоминал Деннис Бергкамп. Одним из получивших шанс был немецкий физиотерапевт Курт Линдер. По словам Денниса, худший тренер в его карьере. Он сослал Бергкампа и  Ричарда Витчге (в будущем игрок «Барсы») обратно в молодежную команду со словами: «Эти двое вообще не нужны».

Ван Гал иначе видел перспективы Бергкампа: он перевел Денниса с фланга в центральную зону под нападающим и дал ему десятый номер. Это было рождением настоящего Бергкампа – он блестяще находил пространство между линиями и показывал невероятную скорость принятия решений.

«Внезапно я почувствовал полную свободу. Тут я мог использовать свою двуногость и даже забивать столько же, сколько нападающие. Все, что я усвоил в молодежных командах, что я хотел показывать фанатам, я демонстрировал в этой роли. Игра в роли десятки вернула мне приятную дрожь от игры в футбол. Я никогда не сомневался в том, каким должен быть мой следующий маневр. Все получалось автоматически. Внезапно со мной случилось нечто прекрасное», – так решение ван Гала описывал в автобиографии Бергкамп.

Сам Луи отлично осознавал потенциал Бергкампа в новой роли. Через пару недель он даже сказал Деннису: «Если кто-то спросит тебя, кто поставил тебя на позицию десятки, ты знаешь, что отвечать?». Сначала Денис не понял, к чему была эта просьба, но затем осознал, что уже тогда ЛВГ думал о месте в истории: «Тренеры хотят впечатлять, потому что они жаждут признания. Относительно ван Гала это было особенно правдиво. Уже тогда это ощущалось».

Работа в молодежной системе «Аякса» позволила Луи заложить фундамент будущих успехов. «Большая часть ребят уже работала со мной в молодежных командах. Я знал, как найти к ним подход. Когда я возглавил первую команду, я просто перевел их туда. Это в очередной раз доказало правильность нашей молодежной политики: без нее «Аякс» не выжил бы».

«Игроки – ничто, команда – все. Я больше внимания уделяю характеру игрока, чем его футбольным качествам. Особенно тому, готов ли он полностью выкладываться ради команды. Очень многие талантливые футболисты не обладали характером, необходимым для моих методов», – такими были ориентиры ван Гала в академии.

Идеальным примером нужного Луи футболиста был Эдгар Давидс. ЛВГ обожал его за мультифункциональность и полностью подходивший философии характер. Именно Луи дал ему прозвище «питбуль» и перевел с левого фланга полузащиты в центр поля.

Ван Галу помог диплом учителя

Кумиром ван Гала был Ринус Михелс. После завершения игровой карьеры Михелс обучал детей гимнастике в школе. В 1965-м он бросил эту работу ради тренерского дела. Подростком ван Гал смотрел тренировки Ринуса и идеализировал его. «Мои друзья следили за футболистами, а я – за Ринусом Михелсом. Уже тогда я понимал, что хочу тренировать», – признавался Луи.

Ринус Михелс

«Михелс тоже был учителем физкультуры. Игроки – большие дети. Поэтому профессии тренера и учителя очень похожи. Отличаются лишь цели. В школе нужно обучать, а не давать результат. Я слишком заточен на результат, поэтому хотел работать в спорте. В остальном все очень похоже. К ученикам нужно относиться особенным образом в рамках определенной философии. К игрокам – тоже. И там и там есть иерархия и проявления разных культур», – объяснял Луи.

Невероятные тренерские способности ван Гала проявлялись и по ходу его игровой карьеры. «Если мы играли плохо, Луи говорил: «Ты играешь на три метра правее, а ты – на три метра левее. Так у команды появится баланс». Сначала думаешь: «Он какой-то странный». Но когда он постоянно оказывается прав, начинаешь уважать его и принимать эти указания. Луи за пару минут распознавал проблему. Мы готовили предматчевый план, но потом он брал инициативу и часто менял тактику. Он был тренером на поле», – вспоминал Адри Адриессен, с которым Луи пересекался в «Спарте».

«Я быстро осознал, что имею дело с человеком, который глубоко влюблен в футбол и обдумывает каждую мелочь. Ни разу в моей карьере не было настолько увлеченного игрой капитана. Благодаря ему я понял, что значит фраза «продолжение тренера на поле». Он был способен самостоятельно тренировать партнеров прямо там. Как шахматист он заглядывал на шаг вперед», – объяснял тренер той команды Берт Якобс.

Луи ван Гал и Йохан Кройфф

Не всем нравилось такое поведение ЛВГ, но даже критики признавали его отличие от обычных футболистов. «Я не фанат его комментариев, которые параллельны указаниям тренеров. К концу первого сезона в клубе он начал яро указывать на ошибки партнерам – не только на тренировках, но и в матчах. Молодые его уважали, потому что принимали такие указания, но мне это не нравилось. У парня было невероятное самомнение. Каждый раз, когда объявляли состав сборной Голландии, он искренне разочаровывался, что его не позвали», – рассказывал Лин де Гуй.

Но предложение возглавить первую команду «Аякса» застало врасплох даже человека с таким эго. «Я сидел в машине и внезапно осознал: «Я – главный тренер «Аякса». Я начал невероятно быстро потеть. Это длилось около минуты. Затем у меня не возникало никакого волнения», – вспоминал ван Гал в интервью Playboy.

Луи действовал максимально решительно. В первом большом интервью клубному журналу ван Гал сначала сказал дежурные слова о шансах молодым, а потом выдал пророчество: «Аякс» – это максимальный уровень для тренера, лучшая команда, которую можно тренировать в Голландии. Пойду дальше и скажу: если нынешний состав сохранится, мы можем достичь самого высокого уровня в Европе».

Ван Гал действительно относился к футболистам как к ученикам. Все начиналось с дисциплины. Теперь даже опоздание на минуту наказывалось штрафом. Если ситуация повторялась, штраф удваивался. На пресс-конференции нужно было приходить в костюме с галстуком и эмблемой «Аякса». Если игрок не бросал использованное полотенце в корзину для стирки, Луи заставлял забрать его и стирать дома. Фишки, ворота, мячи и другие тренировочные инструменты теперь таскали все, а не только персонал и молодежь.

Все футболисты должны были заправлять футболку в шорты, игрокам запрещалось играть с приспущенными гетрами. Ван Гал объяснял эти решения так: «Те, кто не заправляют футболку, просто хотят выделяться, отделить себя от остальных. Но зачем так поступать в команде? Нужно играть хорошо. Хочешь выделиться – выделяйся игрой, а не внешностью. Если Кларенс Зеедорф хочет носить белую майку под футболкой, он должен убедить в необходимости этого всю команду. Возможно, у него есть основания, но он должен донести их до остальных».

Следующий шаг – сплочение игроков. ЛВГ организовывал командные встречи с игрой в пейнтбол, гольф и боулинг. В столовой запрещалось читать газеты. Ван Гал хотел, чтобы игроки разговаривали друг с другом. В комнате для отдыха на базе Луи хотел наблюдать ту же картину, поэтому ограничил доступ посторонним, включая ветеранов клуба, в определенное время. «Когда кто-то незнакомый находится в комнате, игроки ведут себя иначе, не общаются. Поэтому комната закрыта для посторонних с 12:30 до 14:30. Теперь игроки стали играть в карты и нарды. В последние два года я такого не видел», – объяснял тогда Луи.

Школьный подход Луи добрался и до матчей. В легендарном блокноте ван Гала были оценки каждому игроку в каждом матче. «Он оценивал нас звездочками. Потом показывал нам заметки, в которых разбиралась наша игра», – вспоминал работавший с ним чуть позже в «Барсе» Хави. Но для Луи это были не просто цифры. Он учитывал контекст: «Пас из точки А в точку Б – не просто пас, не просто техническое действие. За каждым таким пасом стоит человек. Каждый игрок зависит от психологии».

Ван Гал был строг, но никогда не требовал от игроков невозможного. Еще один метод похож на выход к доске. На тактическом занятии перед матчем «Гоу Эхед Иглс» Луи обратился к Овермарсу: «Марк, ты играл за «Иглс». Объясни, в чем их слабые и сильные стороны». Марк очень нервничал, но полностью выложился, рассказывая о сопернике. Луи похвалил его перед всей командой и дал дополнительные указания. А ритуал стал традицией – на следующей неделе уже выступал другой игрок. Постепенно все начали приходить на тактические занятия с историями о сопернике. Игроки преодолевали страх публичных выступлений, а команда лучше готовилась к матчам.

Конечно, система ван Гала лучше подходила молодым. «Я убрал из состава игроков со старомодным мышлением. Даже в защите я заменил их на тех, кто может брать инициативу. Каждый игрок «Аякса» должен быть креативным. Прежде всего, нужно выкладываться на тренировках, не опаздывать и быть вежливым. Мы уважаем друг друга, доверяем друг другу и честны друг с другом. На этом базисе можно развивать стиль и креативность. Дисциплина – фундамент креативности. Кану, Давидс и Клюйверт отлично это понимали», – объяснял Луи.

Пожалуй, лучший пример перестройки ван Гала – история с Брайаном Роем. Рой был любимчиком Кройффа, но у Луи не закрепился из-за неумения жертвовать собой ради тактической дисциплины. «Болельщики обожали Брайана, потому что в Голландии фетиш на красивые приемчики, а не на другие вещи, которые я считаю не менее важными», – говорил ван Гал. Рой был индивидуально сильным вингером, но принимал слишком эгоистичные решения. Ван Гал усадил его на лавку и даже заставил сыграть матч за резервную команду.

Брайан Рой

«Мне больно наблюдать за тем, что Рой не работает над вещами, над которыми должен работать. Я старался улучшить эффективность его игры. Но я не вижу прогресса. Я больше не верю в Роя. Я сказал об этом ему и руководству, он ищет новую команду. Я перепробовал все, включая специальные индивидуальные тренировки. Дело не в том, что он не отрабатывает в обороне, а в том, что он не способен мыслить правильным образом. Мы не смогли это исправить. Я виню в этом себя», – пояснял трудность решения ЛВГ.

«В тренерском плане это нетрудное решение. В человеческом – очень трудное. Как тренер я прав. Как человеку мне трудно смириться с этим», – добавлял Луи. Рой ушел в «Фоджу», а его место занял Овермарс.

Ван Гал совсем не боялся таких решений. Другой важный пример – вратарь Стэнли Менцо, который тоже был любимчиком фанатов. После ошибок в матче Кубка УЕФА с «Осером» в 1993-м его место занял Эдвин ван дер Сар. Менцо даже пришлось воспользоваться услугами психолога. Как и в случае с Роем, дело было не столько в конкретных ошибках, сколько в стилистической непригодности.

Перестройка была болезненной. В сезоне-1992/93 «Аякс» занял 3-е место в чемпионате. Но болельщики все равно сплотились вокруг смелой революции ЛВГ. 80 тысяч человек присоединились к официальному фан-клубу за тот год (потрясающая для того времени цифра). Вероятно, помогла яркость (даже на 3-м месте «Аякс» оставался самой результативной командой лиги с лучшей разницей мячей – не хватало стабильности) и уверенная победа в Кубке. За новый «Аякс» уже играли Давидс, братья де Буры, ван дер Сар, Овермарс и Литманен. В следующем сезоне ван Гал добавил Клюйверта и Зеедорфа из академии и отыскал Финиди Джорджа с Нванкво Кану. Опытный Франк Райкард вернулся в родной клуб. Чемпионский состав был в сборе.

Тренировки «Аякса» были инновационными – использовали даже танцы

«Класс – это исключение случайностей», – эта голландская поговорка висела в рамке в офисе ван Гала. Следуя этому принципу, он уделял максимум внимания деталям.

Тактическая работа ЛВГ была глубже, чем у других тренеров. «Никогда раньше я не работал с тренером, который внезапно прерывал тренировку, чтобы поправить позиции игроков в конкретном эпизоде. Он объяснял, почему располагаться нужно именно так, как создавать линии для передач, когда нужно делать рывки. Он учил нас быть острее и думать о каждом действии. Такие тренировки не становились скучными. После занятия всегда было о чем подумать. Проявлялись сильные педагогические навыки Луи. Было видно, что он привык стоять перед классом и объяснять что-то максимально простым языком», – вспоминал Ханс де Конинг, которого ван Гал тренировал в АЗ в 80-х.

В «Аяксе» тренировки проходили так же. Несколько метров, на которые ЛВГ двигал игроков, были важны для постоянного поддержания баланса. Так «Аякс» всегда имел варианты для продолжения атаки и реже терял мяч.

Луи ненавидел, когда теряют мяч: «Если расхлябанность проникает в нашу игру, мы теряем мяч, мы должны бежать за соперником, а это психологически выматывает. Поэтому, когда я вижу, как игрок теряет концентрацию, я взрываюсь. Футболисты знают об этом. Думаю, они никогда не держат обид. Наверное, им это даже нравится – нравится прямота реакции. Все понимают, как это важно».

Ван Гал требовал максимальной концентрации даже на тренировках: «Это наша профессия. Мы можем немного подурачиться, но только немного. Считаю, что тренировки дают опыт. Если ты просто идешь на тренировку с мыслью попинать весело мячик, то тебе не место в «Аяксе».

Но Луи не просто кричал на игроков за потерю концентрации. Он создавал условия, чтобы такого не случалось. С командой работали массажисты, диетологи, психологи и даже репетиторы – это не было мейнстримом, но Луи верил, что такой подход выведет игроков на максимальный психологический и физический уровень. Поэтому ван Гал отказался от затяжных предсезонных спринтов: «Я хочу, чтобы мозг игроков был свежим. Игроки намного лучше принимают короткие динамичные упражнения, а не старомодные марафоны на выносливость».

Еще игроком ван Гал подозревал, что затяжные спринты лишь вредят долгосрочной выносливости и даже делают игроков медленнее. В начале 90-х он наткнулся на исследование, которое лишь подтверждало этот тезис. В 1993-м ЛВГ первым в Голландии полностью отказался от забегов на выносливость. Эффективность каждой тренировки оценивалась с помощью пульсометра на каждом игроке. В клубе регулярно измеряли процент жира в организме игроков.

Луи обожал заимствовать из других видов спорта. Он пригласил Йоса Гейселя, который раньше работал в хоккее, для разработки новых программ физической подготовки (без затяжных забегов). Бывший баскетболист Ласло Жамбор занимался техникой бега и координацией. Однажды на тренировке Роналд де Бур предложил позаимствовать из баскетбола заслон для улучшения эффективности стандартов. Тогда это не было распространенной практикой, а почти все команды использовали персональную опеку. Какое-то время прием работал идеально.

Но самое крутое – это танцы Рене Вормхудта. Ван Гал сделал его тренером по физподготовке. Раньше Рене работал в американском футболе. Для «Аякса» он разработал методику, которую сам называл футбольной аэробикой. Упражнения выполнялись под музыку.

«Оказавшись в «Аяксе», я решил, что игрокам нужен особенный метод физической подготовки. Я изобрел футбольную аэробику. Мы делали ее более четырех лет, чтобы улучшить скорость, ловкость и гибкость», – объяснял Вормхудт. Игрокам очень нравилось. «Думаю, мы отлично веселились во время аэробики, – рассказывал Роналд де Бур. – Упражнения сделали нас более гибкими и быстрыми. Они также улучшали нашу реакцию и координацию. Самое важное – они хорошо дополняли то, как мы работали над техникой».

Ван Гал всегда был в поисках совершенства и инноваций. Однажды друг его дочери написал дипломную работу на тему оптимального времени для подготовки футбольной команды к следующему матчу. Лучший вариант – три дня, а не четыре, как считал ван Гал. Четыре – доказывалось в работе – слишком долго с точки зрения игроков, которым тяжело столько фокусироваться на конкретном сопернике. Ван Гал сразу же преобразовал график тренировок.

Система ван Гала делала игроков умнее

«Я не из тех тренеров, которые покупают игроков только ради покупок. Я из тех, кто улучшает игроков», – ключевой принцип ван Гала. В чем секрет? Луи формулировал так: «Структура порождает логику мышления и действий. В таких условиях люди показывают себя лучше всего».

«Ключевым вопросом всегда было, как мы создадим численное преимущество в полузащите. Часто я вижу, как для этого по флангам подключаются защитники, но разве там самая опасная зона на поле? Нет, она в центре. Там создается больше угрозы. На фланге игроков легче запрессинговать (с помощью боковой линии). В центре можно выбирать любое направление атаки, а на фланге у тебя всегда на одно направление меньше. Наши тренировки помогали постоянно сохранять перевес в центре», – объяснял Патрик Клюйверт.

Через хаос и импровизацию этого достичь почти невозможно. Единственный путь – дисциплинированное следование системе и трактовка каждого эпизода. Для такого футбола нужны не просто умные футболисты, а игроки с особенным мышлением и пониманием пространства. Их почти невозможно купить, зато этому можно научить. Ван Гал мастерски улучшал игровой интеллект футболистов.

Две вещи были определяющими для этого процесса – убедить игроков следовать структуре и научить их думать в ее рамках. Формулировки, которые Луи выбирал, рассуждая об отношениях с командой показательны: «Мой главный талант в том, чтобы сделать каждого игрока на 10% лучше. Но я могу сделать это только в случае, если он подписывается на мою идею».

После одного матча ван Гал сказал: «Мы потеряли контроль над игрой, потому что некоторые из нас не следовали нашему соглашению». Луи использует слова «соглашение», «подписываться», будто бы у него есть дополнительный контракт с каждым игроком. Соглашение формулировалось примерно так: футболист дисциплинированно следует требованиям, в ответ получает постоянный прогресс и хорошие результаты.

Кажется, примерно таким образом ЛВГ все объяснял даже самим футболистам. «Ван Гал был голодным и амбициозным. Наша игра стала инновационной, привлекательной и приятной для просмотра. Даже когда возникали проблемы, мы не сдавались. Мы всегда решали их, потому что верили в его философию, в которой команда важнее любого игрока. «Если каждый будет следовать нашим соглашениям, успех будет неизбежен», – вечно твердил Луи. Его философия дала нам стабильность», – вспоминал Бергкамп.

Для ван Гала даже устное соглашение с футболистами играло огромную роль. Для контекста: в голландском, как и русском, есть две формы обращения – на ты и на вы. Луи настаивал, чтобы его дочери дома назвали его на вы. Любое соглашение для такого человека – вопрос чести.

Несоблюдение заданий голландец считал предательством всей команды: «Футбол – командная игра, следовательно игроки зависят друг от друга. Если некоторые игроки не выполняют задания должным образом, их коллеги пострадают. Каждый игрок должен выполнять задачу настолько хорошо, насколько может».

При этом система ван Гала оставляла игрокам право на импровизацию – особенно у чужих ворот. «Многие медиа пишут: «Ван Гал – диктатор». Это неправда. Мои правила широкие. Каждый может передвигаться в их рамках и сохранять свою идентичность. Я не навязываю правила. Я наблюдаю – и принимаю меры. Ни один игрок не волен делать что пожелает в каждом эпизоде, но креативные игроки получают достаточно свободы».

Следование правилам было критично для концепции ван Гала – его футбол работает только при постоянном соблюдении игроками правильных расстояний и позиций. «Многие тренеры посвящают время тому, чтобы научить игроков много бегать по ходу матча. «Аякс» готовит игроков тому, чтобы бегать как можно меньше. Поэтому для наших тренировок так важная позиционная игра», – рассказывал ван Гал.

Ван Гал постоянно общался с футболистам о тактике и понимании пространства – перед тренировками, до и после. «Мы учим игроков читать игру, – объяснял Луи в 1996-м. – Мы учим их быть тренерами на поле. Построение такой культуры внутри клуба – главное, что я сделал в «Аяксе». Тренеры и игроки слились воедино, мы спорим, обсуждаем тактику и вообще все. Каждый матч разбирается таким образом. Если тренер соперника подготовит хороший план, игроки изучат его во время матча и найдут решение».

Именно в таких условиях креативность Бергкампа достигла космического уровня. «Мы тренировались с вниманием к каждой мелочи. Каждая деталь, пас, удар и все-все-все совершенствовались. Везде присутствовал тактический элемент. Куда бежать? Почему туда? Ван Гал говорил: «Думайте, ребята. Каждое движение должно быть осмысленным», – рассказывал Деннис.

Сам Луи описывал требования так: «В футбол играют головой. Решения на интуиции – часть игры, но важно, чтобы интуиция служила разуму, а не наоборот. Если просто играть как удобно, будешь исполнять приемы в неподходящий момент. Как избавляться от мяча в подходящий момент, как оказываться в нужной зоне в правильный момент, как пасовать партнеру с учетом позиции соперника, как думать коллективно, владея мячом, и как реагировать на потерю – игроки должны понимать все это».

Помощник ЛВГ Джерард ван дер Лем резюмировал: «Мы всегда говорили о трех вещах – мяч, пространство и время. Где на поле возникает больше всего пространства? Какому игроку дают больше времени? В зависимости от ответов решается, куда нужно доставлять мяч. Каждый игрок должен понимать геометрию всего поля и системы».

Если все соблюдали требования и принимали умные решения, система делала каждого игрока ярче. Этот процесс обучения был настолько важным и приятным для Луи, что он даже не хотел отвлекаться на товарищеские матчи: «Я обучаю игроков от эпизода к эпизоду. Это возможно только на тренировках. Там я могу крикнуть «Стоп!», остановить игру и превратить все в учебный момент. В товарищеском матче так нельзя».

Ван Гал и ван дер Лем

Система «Аякса» создавала игрокам максимум вариантов – дальше включалась скорость мышления и автоматизм. Над этим Луи тоже много работал. «Мы верим в повторение. Каждый день. Система нуждается в качественной игре в пас на чужой половине поля, где мало пространства. Мы тренировались в треугольниках с большой скоростью передач и быстрыми передвижениями игроков. В матчах аналогичные ситуации создавали нам множество возможностей. Когда пространство ограничено, скорость владения мячом важнее всего. Лучшая команда владеет им быстрее остальных», – объяснял ван Гал.

Луи в отличие от большинства тренеров видел в соперниках не врагов, которых нужно перебороть, а математическую задачу, которую нужно решить. Если игроки будут достаточно умными и тактически гибкими, то они обязательно найдут или даже создадут пространство у чужих ворот.

Прогресс в рамках своей системы ЛВГ оценивал только по качеству игры, вообще не оглядываясь на счет: «Медиа постоянно и не особо изобретательно строят повествование, исходя из счета. Газеты пишут так: команда забивает мало голов, поэтому она играет плохо. Но иногда на ситуацию нужно взглянуть иначе: учитывая, что команда играет прекрасно, она должна забивать больше».

«Мне всегда были неприятны люди, которые критикуют мои методы, сводя их к бесконечным повторениям и ограничению свободы игроков. Те, кто действительно анализировал мою работу, никогда не придут к такому выводу. Мой футбол сводится к коммуникациям на поле, объяснением и пониманию. «Аякс» великолепно этим владеет. Игроки понимают друг друга, общаются на поле и за его пределами. Сначала был лишь монолог с моей стороны, теперь у нас команде диалог. Игроки предлагают решения и говорят о плюсах и минусах друг друга», – гордо рассказывал ван Гал.

Методы Луи создали самую думающую команду поколения. «Я никогда не забуду урок, который мне преподнесли Яри Литманен и Роналд де Бур. Болельщики «Барсы» плохо помнят этих двоих из-за травм и прочего, но они просто не видели их на тренировках каждый день. Они играли выдающимся образом. В позиционном и тактическом плане были на голову выше остальных. Просто волшебный уровень. И я говорю не об индивидуальном таланте, а о тактической дисциплине и применению ее в самые правильные моменты. Слишком часто мы говорим о тактике как противовесе таланту. Но на их примере я осознал, что, подчиняя себя тактической дисциплине, делаешь команду лучше. Это лишь еще один метод развития личного таланта», – вспоминал Пеп Гвардиола.

Роналд де Бур

Насколько великую команду построил ван Гал

Лучше всего интеллект «Аякса» проявился в конце 1993-го. Ван Гал тратил слишком много времени на уход за умирающей от рака женой Фернандой. После ее смерти он даже собирался завершить карьеру, чтобы присматривать за дочерьми, но они сами переубедили Луи. «Помню будто это было вчера. Луи собрал нас и сказал, что пока не сможет присутствовать на тренировках, потому что должен быть с женой. Он был невероятно искренним и хотел, чтобы она увидела нашу победу. Мы стали чемпионами, но она этого не застала», – рассказывал Франк де Бур.

Эту победу ван Гал посвятил Фернанде. «Она была со мной по ходу этого сезона. Пускай лишь в первые несколько месяцев», – писал тренер в автобиографии. У этой истории есть не только трагическая, но и футбольная сторона. Ван Гал пропустил несколько месяцев тренировок, но это никак не отразилось на команде, которая продолжала играть в самый умный и трудный футбол планеты.

В следующем сезоне эти ребята выиграют Лигу чемпионов, обыграв в финале «Милан» Фабио Капелло. Тот «Аякс» – самый молодой победитель ЛЧ. Но среднее время пребывания игрока основы в команде составляло 8 лет (включая годы в академии). Кларенс Зеедорф был в клубе с 8 лет, Микаэль Райцигер – с 12. Они довели интеллектуальную тактику ван Гала до совершенства.

Пока игроки праздновали, Луи разбирал тактику и свой легендарный прыжок в телестудии. Когда все вернулись в Амстердам, ван Гал зашел с кубком в раздевалку, поставил его на стиральную машину и сказал женщинам, которые занимались стиркой: «Это и ваш кубок!». Во время городских празднований родился один из лучших чантов в истории «Who the f**c is Milan» (подпевали даже игроки). «Милан» в поздравительном факсе упомянул эту кричалку и попросил не забывать, кто они.

ЛВГ получил ценнейшее признание от Михелса: «Ван Гал работает над структурой больше, чем Кройфф. Он уделяет максимум внимания построению командного баланса, используя идеально отлаженную систему подготовки юниоров как базис. Похож ли его стиль на мой тотальный футбол? У него меньше импровизации и смены позиций. Но с другой стороны, каждая малейшая деталь розыгрыша мяча продумана».

На фоне потрясающей европейской кампании потерялись уникальные внутренние достижения. «Аякс» стал первой в истории страны командой, которая выиграла титул без поражений (и вообще единственной в Европе, которая совместила unbeaten с Лигой чемпионов). В сезоне из 34 матчей они забили 106 мячей (3,11 гола за игру). И самое удивительное: это даже не было пиком проекта ЛВГ.

После выдающегося сезона молодые звезды не спешили уходить. Благодаря решению Яри Литманена (лидер, на которого все оглядывались) остаться, удалось сохранить практически весь состав. «Аякс» заиграл в лучший футбол при ЛВГ. Если хотите ощутить величие этой команды через одну игру, обязательно посмотрите матч с «Реалом» на «Сантьяго Бернабеу». «Аякс» доминировал с первой до последней минуты, победил 2:0, несмотря на два незасчитанных гола Литманена (оба раза судья не заметил, что мяч пересек линию ворот), 3 раза пробил в каркас ворот и покидал поле под стоячие овации стадиона.

После игры перфекционист ван Гал сказал: «Я заметил много ошибок. Мы должны были побеждать 5:0, а не 2:0». Но позже даже он назовет эту игру «единственным по-настоящему идеальным матчем» в своей карьере. Еще более культовым стал вердикт тренера «Мадрида» Хорхе Вальдано: «Аякс» не просто лучшая команда 90-х, они близки к идеалу, к футбольной Утопии. Их стиль игры просто прекрасен, но в то же время они доминируют и в физическом плане. Они красавица и чудовище одновременно».

«Аякс» еще более уверенно шел по сетке ЛЧ – например, в четвертьфинале уничтожили победителя следующего сезона «Боруссию» (две победы, 0 пропущенных). Но в финале их ждал скандальный «Ювентус».

Основное и дополнительное время завершилось 1:1, «Аякс» проиграл по пенальти. Этот «Юве» многократно обвиняли в употреблении допинга. Долгие разбирательства завершились условным сроком врачу и исполнительному директору клуба в 2004-м. Позже оба выиграли апелляцию в туринском суде. Это темная история без однозначного вердикта, но две вещи почти не вызывают сомнений: 1) «Аякс» играл еще сильнее, чем в чемпионский год; 2) футболисты искренне и до сих пор верят в читерство со стороны соперника.  

В недавнем интервью The Independent Марк Овермарс сказал: «Забавно, что мы выиграли финал 1995 года, а в 1996-м снова вышли туда и играли против «Ювентуса», когда «Ювентус»…». Видимо, в этот момент Марк осознал, что он официальное лицо «Аякса» (спортивный директор) и должен следить за языком. На вопрос, что он имел в виду, Овермарс ответил: «Ювентус» кое-что употреблял».

Он не единственный игрок с публичными (справедливости ради, жутко субъективными) сомнениями. Финиди Джордж сформулировал максимально просто: «Обычно игрок может играть в такой интенсивности около 20 минут. Но «Ювентус» так бегал 90 и даже 120 минут. В конце сезона. Это точно ненормально».

Даже с учетом обидного поражения «Аякс» – все равно самая яркая и, пожалуй, стабильная команда Европы тех лет (победа, финал и полуфинал за три сезона). Но это лишь одна сторона величия. Другая – в деталях. Ван Гал заставил всех по-новому посмотреть на футбол. В такой атмосфере понимать игру научился даже клубный фотограф:

«Футбол похож на шахматы. Когда газеты рассказывают о партиях, они не показывают последний ход. Они показывают позиции за 10 ходов до конца – в самый драматичный момент. В футболе то, что происходит в полузащите, часто более драматично, чем действия в штрафной. Момент гола не очень интересен. Случившиеся перед голом – вот что намного интереснее.

Газетный редакторы всегда твердят, что для драматизма нужны крупные планы. Но это полнейшая чушь. Они просто не понимают футбол, не знают, куда смотреть. Конечно, крупные планы, на которых футболисты кажутся героями, могут быть красивыми, но нужны и другие фотографии. Что может быть еще более драматичным? 4 атакующих игрока, бегущих на двух защитников».

Соперники не знали, как реагировать на гибридную схему «Аякса»

Что мы уже узнали об идее ЛВГ в «Аяксе»?

Первое: она строится вокруг тотального владения мячом. Никто в Европе не превосходил «Аякс» в этом.

Второе: Луи требовал от игроков позиционной дисциплины, чтобы обеспечить максимум вариантов в позиционной атаке.

Третье: «Аякс» не просто жаждал контроля мяча; они хотели доминировать в конкретной зоне – в центре поля.

Четвертое: импровизация в рамках структуры – упрощенно говоря, она разрешалась, но только в самой последней стадии.

Для реализации этих принципов ван Гал использовал схему 3-4-3 с ромбом в центре поля. Главная причина такого выбора была максимально простой: «Это математика. Чем больше треугольников в схеме, тем проще игрокам. Им нужно меньше думать о позиции относительно партнеров – почти всегда они и так в правильной позиции».

Конечно, в любой схеме есть треугольники, но в данном случае речь о треугольниках в центральной зоне (ключевой для «Аякса»). При этом простого треугольника недостаточно – игроки внутри должны располагаться на удобном для паса расстоянии. В этом плане 3-4-3 с ромбом – прекрасна. Если все футболисты держат позиции в этой схеме, команда получает максимум треугольников по центру.

Проблема была в том, что обороняться таким образом практически невозможно. Большим плюсом было то, что из-за тотального владения «Аякс» оборонялся меньше других команд. В этих редких эпизодах Франк Райкард опускался в защиту – команда перестраивалась на четверку:

«В «Аяксе» я часто оказывался не только центральным, но и левым защитником – и у нас с Овермарсом было фантастическое взаимопонимание. Райкард располагался в центре защиты, но, когда мы владели мячом, он уходил в опорную зону в 90% случаев. В ином сценарии туда смещался Блинд. Каждые досконально знал свою роль», – объяснял перестроения Франк де Бур.

«Я всегда хочу иметь перевес в одного человека в центре поля. Поэтому при владении один из 4 защитников поднимался в полузащиту – неважно, кто именно. Когда это происходило, оставшиеся трое сужались», – объяснял гибридность схемы сам ван Гал.

Такая система гарантировала доминирование в центре поля. Когда перевес в этой зоне достигался, активировался другой важный элемент философии. «Вторая фаза – смена ритма для использования дезорганизованности соперника. Игрок должен почувствовать момент и отдать креативный пас. Поэтому наши вингеры всегда должны были поддерживать ширину атаки. Сопернику приходилось обороняться шире, у нас возникало пространство в центре», – объяснял Луи.

Когда «Аякс» обретал контроль в центре, команда владела мячом в ожидании момента, когда в схеме соперника появятся дыры. Частый прием – просто вынудить его смещаться с одного края на другой (рано или поздно один игрок не успеет за перестроениями). Для этого полузащитники отдавали мяч вингеру, а потом быстро переводили его на другую сторону поля.

Таким был базис философии «Аякса», но они адаптировались под конкретных соперников. Тут в дело вступал выдающийся тактический интеллект игроков и скрупулезная предматчевая подготовка от Луи.

О частом ходе под соперников здорово рассказывал Деннис Бергкамп: «Я много размышлял о тактике. О позициях защитников и поиске слабых мест соперников. При Луи я начал более умно подходить к выбору позиции и лучше общаться с партнерами на поле. Если меня опекал полузащитник соперника, я играл максимально высоко, вынуждая его располагаться рядом с линией защиты, где ему некомфортно. Если меня опекал защитник, я опускался в полузащиту, чтобы ему становилось неудобно. Я получал удовольствие от такого подхода к футболу, от постоянного анализа позиций».

После ухода Денниса эту роль взял на себя Литманен, который мигом стал лидером. На самом деле ван Гал любил его даже сильнее, чем Бергкампа. «Возможно, с моей стороны некрасиво так говорить, но Литманен в роли десятки был апгрейдом Бергкампа. Благодаря ему команда стала еще более сбалансированной», – восхищался Луи. Яри почти не уступал Деннису в креативности, но значительно больше отрабатывал без мяча.

Не всегда описанные Бергкампом решения принимались прямо на поле. Подготовка к сопернику тоже была на запредельном уровне. «Ван Гал всегда был невероятно подготовленным. Мы всегда знали, как именно соперник будет играть. Прямо в деталях понимали, чего ожидать. Иногда говорил Овермарсу: «Твой оппонент всегда тяготеет к центру, постоянно располагается слишком близко к центральному защитнику. Оставайся в широкой позиции – и обязательно застанешь его врасплох». И Луи всегда оказывался прав», – вспоминал Роналд де Бур.

Для примера разберем, как «Аякс» ван Гала показывал гибкость против популярной в те времена 4-4-2.

Расположение в 3-4-3 давало «Аяксу» преимущество в первой стадии. Соперник вынужден реагировать. Если один полузащитник выдвигается, например, на Райцигера, то у «Аякса» огромный перевес в центре поля, нужно только доставить туда мяч:

Другой сценарий. Полузащитник не выдвигается, соперник пытается создать плотность в центре поля. Тогда Райцигер (или другой защитник) продвигается с мячом вперед. На это движение реагирует вингер Финиди. Он открывается под пас. Если за ним идет крайний защитник, то можно сыграть дальним пасом за спину. Под него откроется либо сам Финиди (если опередит защитника), либо нападающий:

Вопреки стереотипам, в таких ситуациях «Аякс» не боялся играть дальними передачами. Такой пас напрямую вел к обострению, поэтому был уместен. На картинке рассмотрен и другой вариант: крайний защитник не пошел за Финиди. Тогда Джордж уходит ближе к центру, на него отвлекается кто-то из полузащитников. У «Аякса» снова преимущество в этой зоне.

Да, такой футбол требует от игроков следить за партнерами/соперниками и на основании этого принимать решения. Но для умных футболистов ЛВГ это не было проблемой. Из-за высокого интеллекта игроков всегда появлялись варианты внутри вариантов. Но философия всегда оставалась одной. Помощник Луи, Джерард ван дер Лем, сформулировал ее следующим образом:

«Главный принцип – постоянное владение мячом. Мы бесконечно над этим работали. В некоторых матчах ЛЧ и чемпионата Голландии у нас было 70% владения. Семьдесят процентов! Мы почти всегда с мячом. Всегда ищем решения. Люди говорили, что наша система слишком строгая, но это не так. Она не может быть строгой. Иногда мы играли с тремя нападающими, иногда – с тремя полузащитниками, иногда – с теневым форвардом, иногда – без. Главное понимать, как изменения в схемах влияло на команду. Игроки должны быть тактически грамотными и хорошо понимать пространство, даже просчитывать его наперед. Когда мы выиграли ЛЧ, у нас было все это. Пазл сошелся. Каждый игрок идеально знал качества партнеров. Каждый игрок знал, как нужно пасовать каждому партнеру. Без мяча все отлично понимали, как прессинговать. Расстояния между игроками были идеальными».

Не все наслаждались стилем ЛВГ

Как и многие революционные открытия, стиль «Аякса» изначально приняли не все. У тех, кто не очень здорово понимал футбол, такой отход от общепринятых норм взрывал мозг.

Формулировали примерно так (речь бывшего форварда клуба Яна Мюлдера): «Мир думал, что это атакующий футбол, но это было лишь помешательством на системе. Команда всегда находилась на ручном тормозе. Все эти передачи назад: тик-так, назад, поперек, тик-так. Это скучно! Слишком много страха, слишком много осторожности. 

«Аякс» выиграл Лигу чемпионов, но играл очень скучно. Они выиграли все, но футбол ван Гала утомлял. Мне он нравится, но не как тренер. Как тренер он добился результатов, но никогда не показывал футбола, который ему приписывают. Они переигрывали соперников, но в этом не было души». 

Легендарный вингер сборной Голландии Джонни Реп конкретизировал: «Мне не нравилось за этим наблюдать. Думаю, футбол был слегка скучным. Ван Гал не любил дриблинг, потому что он мог привести к потере мяча. Это плохо для футболистов и плохо для публики».

«Я никогда не отдавал пас назад защитникам. Никогда! Если два соперника прямо неслись на меня, то может быть отдал бы. Но пасовать таким образом всегда и ждать, пока мяч снова к тебе вернется? Никогда. Заставлять Овермарса и Финиди делать пасы назад? Это невообразимо. Но такова система ван Гала. Часто при просмотре игры тебя клонит в сон. По ТВ говорили: «Аякс», владение, 70%». И что? Это не футбол. Созидательная сторона убивалась», – объяснял другой экс-игрок «Аякс» Шак Сварт.

Учитывая уникальность успехов «Аякса», вопрос стиля вообще не должен был подниматься (так часто происходит в современном футболе, особенно если речь об андердоге). Кажется, идеальность этой команды вынуждала людей искать изъяны на ровном месте. Но на деле обвинения лишь подчеркивали невежество критикующих.

Ван дер Лем признает, что за передачами назад от вингеров стоял холодный расчет, вот только причина была не в страхе потерять мяч: «Логика была в том, что, если два защитника оказываются против нашего вингера, где-то в другом месте образовалась свободная зона. Мы просто пытались найти свободного игрока. Если же Финиди и Овермарс оказывались 1-в-1 с соперником, они шли в обводку. В футболе топ-уровня тяжело обыграть сразу двух соперников. Защитники становятся все быстрее и мощнее. Одного обыграть можно, но второй успеет как минимум сфолить. Поэтому лучше отдать пас назад и найти свободного игрока». 

Понимая эти элементарные принципы, невозможно не наслаждаться футболом того «Аякса». «Моя челюсть отвисла, когда я увидел, как играет «Аякс» ван Гала. Они идеально делали то, что в моем понимании должна делать настоящая команда», – признался однажды Пеп Гвардиола. 

Более развернутый анализ испанца выглядит так: «Очень немногие команды искушали меня своим футболом так, как «Аякс» под руководством ван Гала. То, как они строили игру от вратаря. То, как они пасовали на ограниченном пространстве. Этот «Аякс» выдающимся образом решал каждый тип эпизодов 1-в-1, который существует в футболе. И в атаке, и в обороне. 

Но был еще один элемент, который меня поразил. Позиционная дисциплина. Владение было ключевой идей, но оно обеспечивалось постоянной поддержкой партнеров. Потрясающим движением. Это было одновременно просто и прекрасно. «Аякс» Луи ван Гала преподал футбольные уроки каждому, кто любит игру».

А самое взвешенное описание тому стилю еще в 90-е дал Марсело Бьелса: «Из иностранных моделей игры одна доставляет мне особенное наслаждение – «Аякс» Луи ван Гала. Максимально гибкая команда, которая, владея мячом, насыщает свои линии относительно того, как располагается соперники. Мне особенно интересна их потрясающе чистая и разнообразная игра в атакующей стадии. Я насчитал у них 37 передач назад в одной атаке. Болельщики могут увидеть тут отказ от смелой игры, но я, без сомнений, вижу новый этап атаки в каждой такой передаче».

Почему «Аякс» развалился

Популярная версия – раскупили. Это далеко не полная история. К лету 1996-го «Аякс» действительно лишился Райцигера, Давидса и Финиди Джорджа, но состав все равно оставался лучшим в Голландии. Более того, год не был самым богатым на потери в эпоху ван Гала. Сезон 1993/94 с уходом Денниса Бергкампа и Вима Йонка за бешенные деньги в «Интер» получился более тяжелым в этом плане. Но система ван Гала компенсировала их потерю – как и потерю Зеедорфа в 1995-м. В этот раз не получилось по нефутбольным причинам.

Начались дичайшие проблемы в раздевалке. Ван Гал называет это «синдромом чемпионата Европы». Одной из причин было Евро-96: турнир получился самым богатым для Голландии на расовые скандалы. Игроки разделились на группировки. Во время одной ссоры Давидс сказал тренеру сборной Гусу Хиддинку в лицо: «Ты слишком часто лижешь задницу Блинда». Регулярно появлялись фотографии, где темнокожие игроки сидят отдельно от белых.

По другим версиям, было наоборот – конфликты в сборную пришли из «Аякса». «Все началось до турнира. Причина была в том, что молодые футболисты «Аякса» получали меньше других, хотя это вполне нормально. Речь о Зеедорфе, Давидсе, Клюйверте и Райцигере, но я не думаю, что дело было в цвете кожи», – вспоминал игрок той сборной Юри Мюлдер.

В любом случае проблемы продолжились и в «Аяксе». Сначала руководство организовало встречу, где советовалось с игроками о будущем клуба. Туда пригласили капитана Дэнни Блинда (с этим никто не спорил) и братьев де Буров (они были скорее молодежью, чем ветеранами, поэтому неприглашенные взбесились).

Потом те же Блинд и де Буры подписали командный контракт с бельгийскими чипсами Croky, не спросив разрешения у остальных. Клюйверт, Богард и Велдман отказались подписывать, тем самым срывая всю сделку. В 2006-м Винстон Богард все-таки подтвердил, что это было лишь следствием более широкой проблемы – зарплат. По его информации, Блинд зарабатывал в 6 раз больше, чем Клюйверт.

Это не лучшие условия для того, чтобы следовать тактическому соглашению с ван Галом, которое требует от игроков невероятной дисциплинированности. В футбольном плане все усугубилось переездом на новый стадион – «Амстердам Арену». Луи постоянно критиковал качество газона, которое вредило комбинационному стилю «Аякса». Игроки слишком часто травмировались: в частности, Овермарс получил тяжелую травму, а Клюйверт тоже пропустил почти весь сезон из-за различных травм.

Все это сделало последний сезон жутко нестабильным: полуфинал Лиги чемпионов, но лишь 4-е – худшее при ЛВГ – место внутри страны. На этом команда действительно закончилась.

«Думаю, это вполне логично, что игроки, которые ушли из «Аякса», не играют на своем уровне в других командах, – резюмирует ван Гал. – Никто не тренируется по нашим методикам. Ни в одном другом клубе качества игроков не сочетаются так гармонично. За границей игроков оценивают по индивидуальным качествам, а не по ценности для команды. В «Аяксе» индивидуальные слабости маскировались командой. В этом и есть суть тактики. Другие страны в этом отношении отстают – там важны талант и характер. Даже самые лучшие игроки меня не интересовали, если они стояли на месте, когда мяч у партнера. Мне не нужны были 11 лучших футболистов, лишь лучшая команда из 11 футболистов – в этом был секрет».

В 1997-м ушел и ван Гал. Карьеру в «Барселоне» Луи начал фразой: «За 6 лет в «Аяксе» я достиг большего, чем «Барселона» за 100 лет».

Игроки «Аякса» тренируются по методичкам Нагельсманна. Все из-за помощника тен Хага

Великая академия «Аякса»: 90 скаутов-внештатников, детей учат психологии и экономике, плата – 12 евро в год

Литманен, Кану, Овермарс: нам очень захотелось узнать, где сейчас легендарный «Аякс»-1995

Фото: commons.wikimedia.org/Rob Croes/Anefo (1,4); twitter.com/AFCAjax (2,6,12,13,18); ajax.nl (3,5,7,10,11); Gettyimages.ru/Allsport UK; REUTERS; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Alexander Hassenstein/Bongarts, Shaun Botterill/Allsport, Alexander Hassenstein/Bongarts, Clive Brunskill/Allsport; REUTERS/Jasper Juinen; REUTERS/Fred Ernst; Gettyimages.ru/Bongarts; REUTERS/Sergio Perez

развернуть

Это был тяжелый сезон.

В мае 2018-го в «Зенит» пришел Сергей Семак – первый русский главный тренер со времен Юрия Морозова. Тогда я писал о бессистемности выбора руководства «Зенита» и в каком-то смысле точно был прав: оказалось, против Семака выступал президент клуба Сергей Фурсенко, который хотел вернуть свой 2007-й и Дика Адвоката. Алексей Миллер и Александр Дюков настояли на Семаке – и теперь «Зенит» снова чемпион.

Луческу привозили Жулиано, Мака, Эрнани и даже Молло, Манчини – пять аргентинцев. Семаку достались 11 игроков, проведших сезон-2017/18 в аренде. Тренер явно был недоволен трансферной кампанией: на каждой пресс-конференции летом Семак говорил, что «Зениту» нужны более качественные игроки, но ему дали только поломанного Маркизио уже после закрытия трансферного окна.

Самой проблемной стала позиция левого защитника: на нее «Зенит» рассматривал нового иностранца, которого так и не смог купить (из-за этого Джорджевича отправили в аренду в Тулу), Жирков травмировался на ЧМ-2018 и был близок вообще к завершению карьеры, поэтому слева остались только Набиуллин и Чернов.

Старт сезона «Зениту» удался: пять побед подряд, огненный еще с ЧМ-2018 Дзюба, связка Паредес-Нобоа в центре поля и несколько неожиданных решений Семака (самые яркие – переводы Ерохина и Дриусси налево). Казалось, «Зенит» легко выиграет чемпионат, но многое пошло не так: еще в августе порвал кресты Нобоа, в октябре случился юбилей дружбы Кокорина и Мамаева, а Паредес и Дриусси удалялись из-за нарушения дисциплины. «Они были оштрафованы, они действовали на эмоциях – это не проступок, который совсем не укладывается в голове. Мы не можем быть слишком требовательны в этом случае, не было злого умысла, желания удалиться», – говорил Семак в интервью Sports.ru в феврале.

К концу осени «Зенит» сдулся – и это было очень похоже на то, что происходило с командами Луческу и Манчини. Дзюба перестал забивать с октября, адекватного партнера для Паредеса в центре поля Семак так и не нашел. Глобально «Зениту» не помог даже переход на пять защитников, случившийся в ноябре: победа над «Ростовом» и громкие поражения от «Арсенала» и «Рубина».

Все изменилось в январе: «Зенит» отправил Паредеса в Париж за 40 миллионов евро, на которые купил Ракицкого, Барриоса и Азмуна. Ярослав – 3 гола прямыми ударами со штрафных и волшебные передачи в золотом матче в Грозном, Барриос – самый отбирающий игрок весны в РПЛ, Азмун – лучший бомбардир, у которого явных моментов было в два раза больше, чем голов.

Ракицкого в Питер звали Семак и Тимощук, Азмуна – Семак (спортивный директор Рибальта был против иранца), поэтому даже в трансферах главный тренер «Зенита» стал чемпионом. Плюс Семак вернул из «Зенита-2» Анюкова (13 матчей в РПЛ-2018/19), который даже освоил позицию правого центрального защитника в тройке, и даже заставил вернувшего в середине сезона из аренды Ригони чаще отрабатывать сзади.

Весну «Зенит» прошел очень мощно: победы над командами из середины и подвала, важные ничьи со «Спартаком» и «Локо» в Москве (причем в обоих матчах петербуржцы были острее). Практически все стало понятно в Краснодаре: это был лучший матч российского сезона, в котором «Зенит» вынес (по качеству игры и количеству моментов) одного из главных соперников, а Дзюба наконец-то забил – и сразу два, при этом победный на 92-й минуте.

Если бы «Зенит» стал чемпионом год назад – это было бы логичнее. Мощные трансферы, статусный тренер, возвращение в клуб Фурсенко под новые мечты о решающих раундах плей-офф Лиги чемпионов. Но тогда «Зенит» провалился.

Чемпионской стала команда, собранная четырьмя главными тренерами, не претендующая на красивый футбол, почти без своих воспитанников (у Леона Мусаева – всего 7 минут в РПЛ).

Это – точно не сильнейший «Зенит» в истории, но победа в РПЛ спустя четыре сезона все равно очень крута и эмоциональна.

Питер, гуляй.

«Зенит» – чемпион.

Фото: Gettyimages.ru/Epsilon; РИА Новости/Алексей Даничев, Виталий Белоусов

развернуть

А также об игровом стиле и менталитете. 

В начале апреля Игорь Шалимов ушел из «Химок» – на тот момент команда занимала 14-е место в ФНЛ, набрав 36 очков в 30 матчах.

Оставшись без клуба, Шалимов встретился с Дорским и честно рассказал:

  • о слабом менталитете «Краснодара» (спойлер: лидером был только Гранквист)
  • о том, почему именно он даст результат в «Спартаке»
  • о проблемах Смолова, возникших еще до ЧМ-2018
  • об отсутствии изменений в стиле «Краснодара» при Мусаеве
  • о вероятности отхода от 4-3-3, которые Шалимов называет лучшими для атакующего футбола
  • о том, почему никогда не возьмет автограф у Месси.

Российские тренеры редко бывают такими откровенными, как Шалимов. 

Кто придумал разбор матча «Краснодара» на ютубе. Почему Шалимов такой открытый

В декабре 2017-го на ютуб-канале «Краснодара» появился разбор матча с «Ахматом» (3:2). Игру разобрал главный тренер краснодарцев Игорь Шалимов – уникальный случай для РПЛ.

В разборе Шалимов объяснял особенности обороны «Краснодара» на стандартах, показывал, как нужно защищаться, когда соперник играет в стенку, и наслаждался голами своей команды.

– Расскажите, как получилось, что тренер РПЛ сделал такой детальный разбор публичным?

– Это идея руководства.

– Галицкого?

– Нет, вторых людей. 

Было очень много негатива, потому что [зрители] просто видели игру, но ничего не знали обо мне, о моих требованиях к игрокам. После разбора вдруг появился позитив.

Приехал пресс-атташе, мы поговорили, поставили камеру и сделали разбор. Там не было никаких секретов – мы все проговаривали на тренировках. Соперники наши тоже знали, как мы играем, но им было тяжело, потому что мы стабильно отрабатывали одно и то же и доводили это до достаточно серьезного уровня.

– Получается, идея о разборе появилась сразу после матча с «Ахматом» в Краснодаре, когда болельщики кричали «Шалимов, уходи», а клуб даже включал глушилки?

– Да. Глушилки глушилками, но мы проигрывали 0:2 и выиграли 3:2. Если бы «Краснодар» не вытащил тот матч, в разборе не было бы смысла.

– Я несколько раз был на ваших пресс-конференциях – меня поражало, как вы конкретно говорили об игре, даже после поражений. Почему так?

– Я не вижу смысла скрывать то, над чем мы работаем. Кто-то проводит закрытые тренировки – какой в этом смысл? Сегодня можно достать любое видео и все посмотреть. Говоря открыто, я чувствую себя более уверенно. Разброд внутри идет, когда нет конкретики – это касается не только футбола, но и жизни. Воспитание детей и строительство команды с нуля – похожие процессы. Сначала ты объясняешь базовые вещи, после их усвоения добавляешь новое.

– Думаю, в общении с игроками более конкретны практически все тренеры. А вот журналистов многие люди изнутри не воспринимают всерьез, поэтому ваш стиль выглядит непривычно.

– Во многом с журналистами идет игра. Они делают имидж людям из футбола, но часто он бывает обманчив. Кто-то говорил про спартаковский футбол, хотя его и близко не было – причем это делал не один тренер, а несколько. Какие-то тренеры умничают, чтобы произвести впечатление на публику, но при этом они совсем не те, за кого себя выдают.

Я считаю, что правда всегда одна, нет какой-то своей правды. Я не люблю лицемерить, поэтому у меня всегда было достаточно много конфликтов. В 1993-м я не мог усидеть, а кто-то мог – поэтому я не отказался от письма четырнадцати и не поехал на ЧМ-1994. Нельзя идти против себя, говоря сначала одно, а потом делая другое из-за того, что тебя купили или напугали. Я не могу придумать свою правду, когда знаю настоящую. Возможно, поэтому у меня немного друзей.

– Сами читаете медиа?

– Конечно. Есть соцсети, куда заходят болельщики и поливают тебя дерьмом – например, так было в «Краснодаре». В жизни ты не можешь подраться, потому что ты слабый, поэтому ты идешь в интернет и кого-то оскорбляешь. 

Тексты тоже читаю – естественно, я негативно относился к гадким статьям, которые выходили, когда я тренировал «Краснодар». Если есть ко мне личная неприязнь, ты не пиши, а позвони мне – ты же хочешь что-то донести до меня. Давайте встретимся, поговорим, может, подеремся. Если журналист оскорбляет кого-то, чтобы донести мнение до публики, то он трус. 

Можно обсуждать игру – это абсолютно нормально. Можно копаться в дерьме, как это делает Андронов с письмом четырнадцати (журналист «Совспорта» связывал неудачи «Краснодара» при Шалимове с кармой – Sports.ru).

Зачем защитникам при подачах со штрафных стоять в штрафной, а не на ее линии. Где должен располагаться вратарь

– Вернемся к тому разбору матча «Краснодар» – «Ахмат» на ютубе. Самый обсуждаемый момент видео – расположение игроков «Краснодара» при подачах соперников со штрафных (Шалимов требовал, чтобы вся команда располагалась глубоко в штрафной, а не на ее линии). Такая идея пришла кому-то в тренерском штабе или, может, аналитикам? 

– Это решал я. Я проанализировал, что все команды при подачах стоят на линии штрафной и при подаче бегут к своим воротам. 7 обороняющихся футболистов и 6 атакующих пробегают по почти 10 метров, чтобы сыграть в мяч. Я спросил у тренера вратарей Антонюка, зачем оставлять этот зазор. Он ответил, что вратарю нужно пространство для выхода на подачу. На самом деле, если подача плохая, вратарь выйдет из ворот в любом случае, если хорошая (сильная и низкая) – не выйдет. 

Если команда располагается уже в штрафной, ей нужно сделать [всего] пару шагов вперед при подаче и вынести мяч головой. Второй плюс структуры, к которой мы пришли, – ориентир для подающего. Если команда располагается на линии, подающему намного проще вычислить точку, куда нужно навесить. Если на 11 метрах стоит много народу, куда ты будешь подавать?

После перехода на новую систему «Краснодар» не пропускал после штрафных. В «Химках» я тоже ее внедрил – пропустили всего 1 мяч с «Балтикой», но там подача шла практически от лицевой линии.

– При переходе на эту структуру вы вообще ни на кого не ориентировались? 

– Я вообще ни на кого не ориентируюсь – смотрю только по тренировкам.

– Я спрашиваю, потому что это был феномен не только для РПЛ. В топ-6 до вашего «Краснодара» похоже защищалась только одна команда – «Ингольштадт».  

– Есть штампы. Про «Ингольштадт» я не знал, анализировал только свою команду, когда мы пропустили 3-4 гола.

С этой системой добавлялись и новые требования к вратарям: они должны были делить ворота пополам и отвечать только за дальний угол. Если гол забивают в ближний – к вратарям вопросов нет, потому что чаще всего подача идет к дальнему углу, и там либо кто-то чиркнет мяч дальше, либо никто вообще не касается мяча.

– В этом сезоне «Фиорентина» применяет похожую систему.

– Не обращал внимания, нужно последить.

Кто-то говорил, что если команда обороняется на 11 метрах, нельзя сделать офсайд – это неправда, он возможен при любой системе. Очень важный момент: офсайд можно сделать только один раз, потому что дальше соперник поймет твой замысел и будет врываться из глубины. При любом варианте атакующий соперник стоит в метре от защитников, поэтому [защитнику] можно делать три шага вперед и ловить в офсайд. Но один из защитников может забыть об установке и забыть выйти вперед для офсайда, поэтому офсайд нельзя использовать как систему на стандартах.

– Рост обороняющихся как-то влияет на выбор системы?

– Если команда обороняется зонно, более высокие игроки закрывают ближнюю штангу. Если персонально – просто 5-6 игроков действуют строго по сопернику.

У нас были матчи, когда соперник сильно превосходил по габаритам, тогда я говорил одну простую вещь: «Не нужно пытаться сыграть в мяч самому, нужно сделать так, чтобы в него не сыграл соперник». Если некрупный обороняющийся игрок будет прыгать для того, чтобы сыграть головой в мяч, он проиграет единоборство. Если вовремя подтолкнуть соперника, не должно быть проблем.

На самом деле проблема стандартов – это проблема подающих. В РПЛ нет игроков, которые бы 9 из 10 навесов делали в одну точку.

– Калачев?

– У него хорошие стандарты, но он из 10 подавал 5 или 6. Это все равно не то.

Для атакующего футбола подходят только 4-3-3. При угловых все зависит от подающего, а не от наигранного розыгрыша

– В феврале вы сказали, что сейчас стали таким тренером, каким были и игроком. Объясняли это принципом «Все должны смотреть на меня, а не на соперника».

– Это психология. Помню, что во время работы в РФС наша молодежка играла против Испании – я слышал, как наши игроки говорили между собой: «Ой, там же Иско, там Мората». Не надо никому смотреть в рот – если команда нормально тренируется, ее очень просто не обыграть. Можно смотреть только на Месси. Посмотреть, потом подойти и взять автограф. Но я этого никогда не сделаю, потому что привык, что автографы берут у меня.

Атакующий футбол мне нравился всегда, нравилось владеть мячом и инициативой. Со временем я пришел к тому, что под него подходит только одна схема – 4-3-3. От этого я уже не уйду. В правильности пути меня убедила работа в «Краснодаре-2»: команда очень много забивала (53 в сезоне-2015/16 – больше всех в зоне Юг ПФЛ – Sports.ru), Комличенко вообще положил 32 гола, заняли 3-е место в ПФЛ.

Мне кажется, нужно выбрать один стиль. При этом команда должна уметь реагировать во всех фазах игры, но без позиционной атаки невозможно быть уверенным в себе. Если ты играешь от обороны и пропускаешь первым, ты практически всегда не знаешь, что делать дальше.

– Разве нет исключений? Например, если у команды очень качественно отработаны стандарты. Команды Кафанова почти всегда играют без мяча, но всегда в топ-3 по голам после угловых.

– Сколько они забили с угловых и штрафных? Топ-3 – это одна команда забила 3, вторая – 2, а третья – 1, а остальные – 0. Вот это топ-3.

– В этом сезоне с угловых не забила только одна команда – «Краснодар». Например, «Спартак» забил 6, «Рубин» – 7.

– Покажи мне наигранный стандарт, а не гол благодаря стечению обстоятельств.

– Самый яркий пример – розыгрыш Кафанова, когда 5-6 атакующих игроков насыщают вратарскую, а подача идет в сторону ворот.

– То есть это наигранное? А почему тогда никто другой так не может сделать?

– В этом сезоне похожие розыгрыши использовала половина команд РПЛ, но они не забивают – факт.

– Значит, у «Рубина» есть игрок, который хорошо подает (4 гола казанцы забили после прямых подач Игоря Коновалова, 2 – после прямых подач Калинина – Sports.ru). Я понимаю, когда есть блоки, освобождаются зоны – как, например, у Карпина в «Ростове». Вот это наигранный розыгрыш, но с ним тоже довольно легко справиться – просто специально расставить под него игроков в обороне.

В Англии никто не разыгрывает угловые – все летят и долбят в ворота. Когда ты просто подаешь, у тебя больше шансов забить, чем когда проходят какие-то розыгрыши.

Согласен, подача на ближнюю штангу и срезка головой дальше – круто, но когда мы в «Краснодаре» пытались это наиграть, я замучился: никто не мог подать в нужную точку.

Я могу навыдумывать кучу угловых, но ни один из них не пройдет – все зависит от подающего. Я слежу за руками подающих: игрок поднимает в двух случаях две руки, при этом в одном он навешивает на ближний угол вратарской, а в другом – на дальнюю штангу. Это говорит о том, что люди не могут подать.

Поэтому лучше просто навешивать – а там куда прилетело, туда прилетело. Нужно занять все точки в штрафной, разбежаться и играть головой. Так что не надо мне говорить о стандартах.

Как тренер Шалимов состоялся в РФС. Там он разделил игру на 6 компонентов

– Вы рассказывали, что во время работы в «Уралане» в 2003-м опирались на методики Бескова и Ренцо Уливьери, который вас тренировал в «Болонье» и «Наполи». Что это были за методики?

– От Бескова и Нетто я взял культуру паса: мяч должен лететь с определенной силой, не прыгать. При пасе ты должен понимать, отдаешь передачу под одно или два касания – от этого зависит сила паса. Уливьери четко расставлял команду по позициям и все-таки использовал длинные передачи. Но это были не простые выносы, а передачи на нападающего, который может принять мяч на грудь, скинуть. 

– Что тогда не получалось в «Уралане»?

– Да ничего не получалось.

На становление меня как тренера очень сильное влияние оказали четыре года в РФС, когда я был заместителем спортивного директора Николая Писарева – по сути, старшим тренером юношеских и молодежной сборных. В РФС мы начали записывать все тренировки, я их смотрел в кабинете на проекторе. 

Я разделил игру на шесть компонентов: позиционная атака, позиционная оборона, быстрая атака, прессинг при потере мяча, прессинг, когда команда выдвигается на чужую половину поля, розыгрыш мяча от ворот. После этого я стал спрашивать у тренеров по конкретным упражнениям: «Что вы здесь отрабатываете?». Сначала вообще не было ответов. Кто-то забирал упражнения от других: игра 5 на 5, квадраты. Мне кажется, квадрат – это разминка. Основные упражнения должны быть направлены на отработку шести компонентов. Такого в юношеских сборных не было.

Все упражнения я придумал сам – они пришли не от Бескова или Уливьери. В результате кто-то из тренеров вообще убрал свои упражнения, полностью перестроившись на мои, кто-то немного оставил своего, но глобально все изменили подход к тренировкам. Перед каждым занятием тренеры расписывали, сколько оно будет длиться, на что будет направлено.

– Фазы игры, которые вы назвали, были и 25 лет назад. Почему вы не понимали этого в «Уралане»?

– Я видел игру как игрок – никогда не думал о фазах игры, был очень слабым тренером. Понимание пришло в РФС, где у меня было много времени и экран в кабинете. 

– РФС вас возил на стажировки в Европу? 

– Да, ездили в Турцию на сборы наших клубов, в Италию и Испанию.

За неделю очень сложно что-то понять. Допустим, ты приехал к Гвардиоле, посмотрел одну тренировку, какие-то упражнения. Что за упражнения, на что направлено – ничего не понятно. Обязательно нужно поговорить с тренером, узнать, чего он добивается.

Просто приехать и записать в блокнот разминку, квадраты – ерунда. Так ты не понимаешь, восстановительная ли это тренировка, тактическая. Вся Украина записывала за Лобановским, их вторая лига до сих пор играет по его конспектам – и какой в этом смысл?

– К кому ездили в Италии и Испании? 

– В «Фиорентину» и «Осасуну». Во Флоренции тогда работал Пранделли, мы с ним встречались, но это была только одна беседа. Какой-то фразы, которая бы сильно засела в голове, или какой-то детали его работы не выделю. Все было в общих чертах.

– Вы рассказывали, что Нетто вас научил приему мяча на грудь и дальнейшему контролю. У вас есть фирменное упражнение?

– При разминке игроки пасуются сначала на месте, потом в движении, дальше увеличивается расстояние. Последнее элементарное упражнение в разминке – длинная передача и прием мяча либо на грудь, либо на бедро

Ты не представляешь, какой я увидел ужас в «Химках». В «Краснодаре» у меня не было упражнения с приемом на грудь – я ввел его недавно. Прием мяча на грудь под разные ноги – это же очень просто, мне кажется, этому должны учить еще в школе. У наших игроков мяч улетал за спину, влево, вправо – но не туда, куда нужно, смягчить мяч сразу практически никто не мог.

Другое упражнение – отдать передачу так, чтобы мяч не прыгал. Для меня очень важно, чтобы в игре мяч стелился, а не скакал. Такие передачи не получалось отдавать даже на 7-8 метров.

– Почему?

– Вопрос концентрации и подготовки к тренировке.

Из-за чего Смолов стал меньше забивать. Оказывается, «Зенит» хотел обменять его на Кокорина и даже доплатить

– Вы уверены, что только при схеме 4-3-3 возможно сохранять расстояние в 20 метров между игроками, чтобы контролировать мяч. Как работать над позициями игроков?

– Основное упражнение – 10 на 10 на полполя, при нем отрабатывается и позиционная атака, и позиционная оборона. Там вопрос скорее даже не в расстоянии, а в том, как удобно получить мяч: не спиной к воротам, а вполоборота, чтобы сразу было продолжение.

Короткий розыгрыш от ворот отрабатывается в этом же упражнении. Мне кажется, его особо никто не тренирует – большинство просто долбят мяч вперед. То есть на наших игроках изначально поставили крест – они не способны выходить через короткий пас. Это все идет от тренеров.

При игре на полполя атака идет против обороны, хотя могут быть разные вариации упражнения: например, одна команда при отборе мяча должна завести мяч за линию или сделать 5 передач, а другая при потере прессингует. Такой прессинг тоже очень важен – если ты просто крикнешь в игре «Накрываем», это несерьезно. Во время матча от игроков нельзя требовать того, что ты не отрабатывал на тренировках.

– В вашем «Краснодаре» у нападающего была особая роль: он всегда должен был находиться в створе ворот. Так вы описывали стиль Смолова, то же самое мне рассказывал Комличенко. Получается, это требование абсолютно ко всем нападающим, с которыми вы работаете?

– Ко всем, но в «Химках» такого нападающего мы не нашли.

– В каком плане?

– После работы с Комличенко и Смоловым я думал, что возьму любого нападающего – и он будет забивать. Я ошибался: у нападающего должно быть терпение, он должен уметь вовремя отваливаться от защитника. Возможно, проблема и в качествах отдающих: в «Краснодаре-2» были Батютин и Жигулев, в «Краснодаре» – Перейра и Мамаев. В «Химках» такого полузащитника не оказалось, так что, вероятно, проблема действительно была не в нападающих.

– Со Смоловым тяжело было работать в этом смысле? Он же в «Динамо» играл на разных позициях, в том числе на фланге полузащиты.

– Сначала у Феди был большой энтузиазм: когда я еще был помощником Кононова, Олег давал полчаса в неделю на работу с нападающими. Феде мои подсказки помогли: весной 2016-го он забил 13 голов. Я просил его просто правильно открываться в штрафной – тогда он всегда может пробить в одно-два касания.

Проблемы возникли, когда Федя два раза подряд стал лучшим бомбардиром РПЛ. Перед моим увольнением он немного поплыл, хотя я с ним разговаривал, убеждал, что на чемпионат мира он должен поехать лучшим бомбардиром. Переломить ситуацию не получилось: Смолов сваливался на фланги и затягивал развитие атаки (весной 2018-го Федор не забил в семи матчах из девяти – Sports.ru).

Край полузащиты – совсем не его позиция, он бомбардир, выдвинутый вперед нападающий.

– Исходя из ваших требований и результативности Смолова при них, вам не казалось летом, что его переход в «Локомотив» – ошибка?

– Ему нужно было уходить из «Краснодара», 100 процентов. У Феди там уже не шло, пришел новый тренер, который уже не предъявлял таких жестких требований. Но дело не в Мусаеве – уже при мне Смолов не управлял сам собой. Я им – тоже.

Он ушел – началась новая жизнь. Я не знаю, какие функции у него в «Локомотиве», но думаю, не такие, как в «Краснодаре». Из-за этого он забивает меньше.

– Москва, Лига чемпионов – это круто. Но мне кажется, было понятно, что Семин не тот тренер, который будет заморачиваться над атакой и конкретными функциями игроков.

– Ни Семин, ни Черчесов не будут этого делать.

Сейчас Смолов реже встречается с мячом в штрафной и очень много играет спиной к воротам соперника, поэтому и голов меньше.

– Известно, что зимой 2018-го вы рассматривали Дзюбу и Заболотного.

– И Кокорина.

– Кокорина прошлой зимой? Он же тащил при Манчини.

– Да, Кокорин был летом, сразу после возвращения Фурсенко в «Зенит». Рассматривался обмен на Смолова с доплатой со стороны «Зенита». Чуйка у нас была правильная: Кокорин выстрелил. А за несколько месяцев до этого «Зенит» был готов его отдать, да еще и доплатить. Дзюба тоже был доступен летом 2017-го: по нему мы говорили после того, как не договорились по Кокорину.

– Как Дзюба бы вписался в стиль «Краснодара»?

– А Комличенко как вписался?

– На уровне РПЛ так и не вписался.

– Я имею в виду структуру.

Смолов же тоже не мелкий, а довольно мощный. Дзюба бы нам пригодился: спиной он играет намного лучше Смолова. Плюс у нас бы добавились подачи, стали бы более вариативны.

– Смолов и Дзюба рассматривались как пара нападающих?

– Нет, двух нападающих я вообще не рассматриваю. Я понимаю, как играть в тех же 5-3-2, которые мне не нравятся, но пока у меня получается поставить игру только с одним нападающим.

– То есть при вас Дзюба бы никогда не играл так, как сейчас после прихода Азмуна?

– Сейчас его вытеснили в глубину и на фланг. У меня бы он играл на острие, тоже в створе ворот.

Почему Шалимов освобождает нападающего от обороны. Чем плохи 4-4-2

– Вы как-то говорили, что единственная команда, качественно игравшая по 4-4-2, – «МЮ» с Йорком и Коулом в атаке. Почему?

– Никакой комбинационной игры там не было: быстрый перевод на Бекхэма, подача, удар головой. Плюс у них были два нереальных опорника – Кин и Скоулз, благодаря которым «МЮ» мог защищаться вшестером.

У двух нападающих должно быть сильное взаимодействие – без него эти 4-4-2 бесполезны. Йорк и Коул много играли между собой: например, на Йорка шла передача, он пропускал мяч дальше на Коула, а тот скидывал обратно. Плюс они умели обыгрывать один в один: если посмотреть на РПЛ, то это на хорошем уровне делает только Вандерсон.

Тот «МЮ» выигрывал, мне они нравились, но я хочу, чтобы мои команды играли комбинационно.

– Чемпионат мира вас не переубедил? По сути, произошло возрождение 4-4-2: во многом за счет дисциплины в них при обороне Россия и Швеция прошли так далеко.

– Швеция – сильная команда в плане футбола? В обороне 4-4-2 играют почти все, а я говорю про атаку.

Посмотри на Классона в Швеции и посмотри на Классона в «Краснодаре». Если бы ты увидел Классона впервые именно в сборной, ты обратил бы на него внимание?

– Согласен, что в «Краснодаре» он намного ярче.

– В сборной его не видно, там вообще не понятно, что это за игрок. Вот тебе и схема.

При 4-4-2 в обороне команда достаточно низко садится. Я считаю, оборона – начало атаки, поэтому в моих командах нападающий всегда остается впереди и не помогает в защите. Нападающий – ориентир для начала быстрой атаки, передача идет либо за спину защитникам – и он убегает, либо в него – и он скидывает. Поэтому в моих командах оборонительная схема получалась 4-5.

Если нападающие участвуют в обороне, быструю атаку провести намного сложнее: соперник ее заглушит либо фолом, либо отбором. При низком расположении передачу за спину просто некому отдавать.

– «Зенит» лидирует в РПЛ с нормальным отрывом и тоже почти весь сезон играет 4-4-2. Понятно, что в первой части сезона Дриусси отходил назад, но все-таки.

– Дриусси – не нападающий. «Зенит» часто играет низом? Обычно идет перевод на фланг – и подача оттуда. «Спартак» при Каррере играл 4-2-4, но если им нужно было забивать в позиционной атаке, было то же самое: передача на фланг и навес.

«Зенит» как загнал бедолаг из минского «Динамо»? Просто начали грузить, забирать подборы – и просто забили соперника. «Зенит» не выдающаяся команда в части позиционной атаки. Навесили, Дзюба поборолся, где-то пробил, где-то скинул, где-то заработали штрафной после подбора – Ракицкий пробил.

Но при этом «Зенит» не говорит про красоту игры, в отличие от «Спартака».

– Зато у Семака постоянно спрашивают, когда у «Зенита» появится игра.

– А зачем спрашивать, он же выигрывает. Болельщики должны ценить то, что есть. Что они говорили, когда при Манчини шли на пятом месте? Сейчас они на первом – и опять кто-то чем-то недоволен.

– Для Семака же по-человечески это неприятно: идет давление при нормальном результате.

Давление – это у Кононова, который всю неделю перед «Енисеем» наверняка думал, что будет, если «Спартак» опять проиграет. Поражение – и снова взрыв в интернете, звонки от руководства.

У Семака по сравнению с этим вообще нет давления. У Гончаренко его тоже нет: у него молодая команда, он комфортно себя чувствует.

После «Краснодара» Шалимов говорил, что никогда не уйдет в отставку. Его неправильно поняли

– Когда вас уволили из «Краснодара», вы сказали: «Уйти в отставку – значит признать, что не справляешься. Я никогда этого не сделаю: это слабость, трусость и предательство ребят». Меньше чем через год вы сами ушли из «Химок». Нет противоречия?

– Получается, что есть.

Предательство ребят – это когда ты не чувствуешь, что что-то идет не так. У меня так было в «Краснодаре»: там я вообще не подозревал, что все так обернется. Три игры назад мы шли на втором месте, выиграли шесть матчей из семи. Плюс со стороны было большое давление, болельщики требовали моей отставки. Зачем мне их слушать?

В «Химках» я почувствовал, что лучше уйти. Я ничего не потерял – у меня не было компенсации. Зимой я думал, что мы будем бороться за попадание в стыки за выход в РПЛ. Были бы в той зоне – конечно, я бы не ушел. А так я понял, что игроки подавлены результатом, они не получают никакого удовольствия от процесса.

Да, можно было бы подождать пару игр – и уверен, что в них все было бы в порядке. Я этого не сделал – возможно, сыграли эмоции. Поэтому мы поговорили с руководством клуба – и приняли действительно обоюдное решение разойтись.

– То есть год назад вы не имели в виду, что никогда не уйдете в отставку?

– Нет, я говорил конкретно про «Краснодар».

– После ухода из «Химок» вы говорили, что в ФНЛ не снижали свои требования. Какие они? Почему не снижали?

– Во-первых – максимальная подготовка к тренировкам.

– Но это же у всех так.

– Да, но это требование. При розыгрыше мяча от центральных защитников у нас должен быть игрок между линиями соперника. Если такой игрок есть, передача от защитника должна обязательно идти ему. Если в такой ситуации идет пас на флангового защитника – это уже ошибка. Я хотел, чтобы эти вещи выполнялись на автомате. Когда какое-то упражнение шло не так, я останавливал тренировки – это я взял от Уливьери.

Мне нужно было отступить и ничего не говорить. Но я так не смог.

Стиль «Краснодара» при Мусаев не изменился. Число подач и забросов из центра поля, перевод Вандерсона направо – мимо

– Вы часто говорите, что стиль «Краснодара» при Мусаеве не изменился. Почему так считаете?

– Потому что я это вижу. Расстановка – такая же, открывания – такие же, игра в центре поля – так же быстро в два-три касания. Вандерсон может играть пошире или поуже, но это мелкая деталь.

После 24 туров «Краснодар» набрал столько же очков, сколько год назад – 42. В чем он поменялся? Раз спрашиваешь, расскажи.

– Начнем с самого простого: перевод Вандерсона направо.

– Его перевели направо, потому что есть Классон. Надо сравнивать, какое расположение эффективнее: Классон слева и Вандерсон справа – или наоборот. Я бы сделал так же, как Мусаев, потому что так команда становится сильнее.

– Почему?

– Потому что Вандерсон намного комфортнее чувствует себя справа, чем Классон – по-моему, швед там вообще не играл. Вандерсон поживее: справа он может уйти и во фланг под прострел.

– Окей, но Вандерсон почти не бьет с левой после смещений в центр.

– Классон тоже. При такой расстановке правше вообще лучше играть слева: можно уйти в центр под свою ногу и пробить. Поэтому не считаю, что Вандерсон справа – это серьезное изменение. Могу сказать про другое.

– Давайте.

– Ставить с ЦСКА Вандерсона центральным нападающим, на мой взгляд, большая ошибка. Та же самая ситуация, что и при выборе на левый фланг: Классон лучше в атаке, чем Вандерсон. Поэтому считаю, что в прошлом году «Краснодар» проиграл ЦСКА чисто из-за расстановки.

Это то же самое, если в «ПСЖ» поставить Кавани слева, а Неймара – в центр атаки.

– Сейчас у «Краснодара» не было чистого нападающего – и Классон выходил в атаке.

Когда в составе выходили Шапи, Классон и Вандерсон, «Краснодар» терял игрока, способного усилить игру в последние 15-20 минут – важнейшую опцию. Если при этом здоров Игнатьев, для меня очевидно, что тройка Классон-Вандерсон-Игнатьев полезнее. Такие перестановки – это более важные вещи, чем смена фланга Вандерсоном.

– При вас «Краснодар» занимал 16-е место по количеству навесов. Сейчас – 4-е, при этом первую часть сезона закончил вообще на 2-м. Это же очень серьезное изменение.

– Согласен. Только сколько они забили после подач?

– В первой части сезона – 8.

– А подач сколько было (в этом сезоне – 19 за матч, в прошлом – 13 – Sports.ru)? Чем больше, тем лучше? Нужно смотреть все эти навесы. Когда кто-то просто долбил в штрафную, где не было ни одного нашего игрока, я сразу останавливал тренировку.

Я не против прострелов и подач. Сейчас Петров намного чаще подает, Вандерсон справа.

– Плюс Рамирес и пришедший прошлым летом Стоцкий.

– У Рамиреса не всегда удачные подачи, из 5 – 1. Поэтому не считаю, что увеличение числа подач – плюс.

– Я сейчас не говорил, что это плюс, я говорил, что это изменение, касающееся стиля.

– Стиль такой же. Было 3 прострела за игру, стало 5 – а я смотрю, как ходит мяч. Для меня это – стиль. Если бы «Краснодар» отдавал передачу во фланг и оттуда шла косая подача в штрафную, куда бы неслись 5-6 игроков – да, это другой стиль. Вот у «Спартака» при Каррере был такой стиль, когда их не устраивал счет. Отдали Комбарову – и побежали в штрафную. Там были Адриано, Зе Луиш, на подборе Фернандо и Глушаков – все здорово.

Когда ты подавляющее большинство времени играешь через такие навесы – это стиль. Когда ты все равно играешь низом и быстро – изменений в стиле нет.

– Третий момент, который, как мне кажется, изменился: большее количество передач верхом из центрального круга. Число таких подач сильно увеличилось у Газинского и Перейры, причем у обоих вырос и процент точности.

– Мы тоже говорили про эти передачи, просили нападающих чаще открываться за спину.

Возможно, Перейра и Газинский прибавили в этих передачах. Но я не помню голов после них.

– Например, «Енисею» и «Уфе».

– Вопрос в числе передач и их остроте. Допустим, у нас было 1 опасный момент при 10 передачах, а теперь – 3 момента при 30 передачах. Но это все равно не так бросается в глаза.

Понятно, если сделать 50 забросов из центра поля, наверное, 1-2 пройдут.

– Таких передач в принципе мало.

– Поэтому я и не вижу изменений.

– Еще одно изменение – на примере игр с «Байером». В обоих матчах «Краснодар» отдавал мяч. При вас таких цифр по владению никогда не было – всегда больше контролировали мяч.

– Меня удивляет анализ таких игр. «Байер» загнал «Краснодар», а кто-то говорил о тонкой стратегии «Краснодара». Ни одна команда, играющая в атаку, никогда не отдаст мяч сама. Вопрос в преподнесении матча.

– То есть такой тактический план невозможен?

– Нет, тем более при Галицком. Если любой тренер «Краснодара» придет к нему и скажет, что у команды будет такая стратегия, я не знаю, что будет с этим тренером.

– Можно же не говорить, а просто сделать.

– Просто не надо преувеличивать тренерский гений.

«Краснодар» плыл, когда выходил на второе место. Шалимов не видел лидера среди российских игроков

– Вы говорили, что увольнение из «Краснодара» было неожиданным. При этом ваша команда не выигрывала три матча подряд.

– Эта серия была неудачной, а до этого было шесть побед в семи матчах.

Нужно смотреть на качество игры. С «Динамо» у нас получилось примерно так же, как сейчас: игра не получилась, но мы, во-первых, играли на снегу, во-вторых, Вандерсон в конце матча попал в штангу.

С «Уфой» до пропущенного гола было 3 явных момента у Смолова и Шатова. Мы не забили, пропустили дурацкий гол, а на 90-й минуте Смолов с пяти метров пробил выше. С «Анжи» мы владели преимуществом, имели моменты, но пропустили на 94-й минуте после аута.

Думаю, решение об увольнении было принято на эмоциях.

– Да, Галицкий сам говорил об этом.

– Плюс в матче с «Анжи» я заменил Смолова, его освистали болельщики, а он их послал в ответ. Скопился негатив, не было результата – отсюда и такое эмоциональное решение.

– В трех весенних матчах из четырех «Краснодар» не бил чаще соперников, в том числе из штрафной.

– Наверное, мы могли бы не пропускать от «Анжи» на 94-й минуте. За минуту до этого Вандерсон был с мячом на половине «Анжи» – в такой ситуации практически все убежали бы к угловому и там тянули время. Вместо этого Вандерсон ушел в центр и пробил в руки вратарю.

В этот момент меня как будто облили холодной водой – я вообще не понял, что сделал Вандерсон.

Поэтому нет никакой разницы, как мы тогда играли. Если бы мы не пропустили тот гол, ничего бы не было.

– Прошлой весной казалось, что не самые статусные соперники научились подстраиваться под «Краснодар». «Уфа» Семака выпустила третьего центрального полузащитника и гнала ваши атаки во фланги – так случился рекорд по навесам. «Анжи» перекрывал Каборе – атаки «Краснодара» развивались через Гранквиста и Шатова.

– Не нужно ничего подстраивать: просто выпускай пять защитников, выноси мяч на двух нападающих – пусть они убегают.

Понятно, что все друг друга изучают, но если команда в порядке, она просто сыграет быстрее, чем к этому готов соперник. Был период, когда мы не выигрывали у команд из нижней восьмерки, но чего мы хотели? Выигрывать 9 из 10? Такого не бывает.

В «Краснодаре» было сложно с менталитетом: когда мы выходили на второе место и нужно было сделать еще один шаг, мы плыли. Впервые мы вышли на второе место к игре с «Зенитом»: если бы их обыграли, вообще вышли бы на первое.

Тогда «Зенит» был еще хорош. Мы настраивались, вышли, провели пару атак, а потом получили два гола. И все – дальше опять болтаешься на третьем-четвертом местах.

– Как работать над психологией? Приглашать специалиста?

– Нет. Тренер должен разговаривать с игроками, а в плане тренировок ничего не меняется. Чем слабый игрок отличается от сильного? Слабый проведет одну хорошую игру из десяти и будет считать, что он в порядке, а сильный – 9 из 10.

– Кто был лидером в «Краснодаре»?

– Гранквист.

– Кто-то еще? Смолов?

Мне казалось, из россиян – никто.

Еще при Кононове «Краснодар» мог занять второе место, но сыграл вничью с «Динамо» и стал третьим.

Значит, такой менталитет.

– Для другого нужен российский костяк из игроков, выигрывавших титулы? Как Широков и Измайлов?

– Они как раз играли в том сезоне при Кононове – и ничего не выиграли. Менталитет был у ЦСКА и «Зенита», которые выигрывали Кубок УЕФА. У «Локомотива» в целом русский костяк: Денисов, Миранчуки, Кверквелия говорит по-русски.

Шалимов знает, как ставить спартаковский футбол

– В феврале вы сказали: «Уверен, что когда-нибудь буду тренировать «Спартак». Зачем вам такой нервяк?

– Я почему-то уверен, что там будет результат. Я последний воспитанник «Спартака», который еще не был в структуре клуба. Это мой родной дом. Тут не важны какие-то неудачи с «Краснодаром» и «Химками», «Спартак» – совершенно особенная история.

– Вам не кажется, что похожие ощущения были у всех воспитанников «Спартака», приходивших в клуб тренерами?

– Я – Игорь Шалимов. Остальные пусть ощущают так, как они хотят. За других не хочу говорить.

– Просто вы единственный тренер в истории «Краснодара», который был под давлением.

– Сначала все было спокойно, а потом пошла травля в интернете. Я догадываюсь, что ее организовал человек из клуба, но сейчас уже лучше об этом забыть и идти дальше.

– Я немного про другое: вы говорили, что давления вам хватило в «Краснодаре».

– В «Краснодаре» мне хватило негатива, а не давления. Я не вижу причин, по которым болельщики «Спартака» – тем более те, кто видел, как я играл, а сейчас приводящие на стадион своих детей, – должны испытывать ко мне негатив. Негатив пойдет, только когда не будет результата.

– Изначально болельщики «Спартака» действительно хорошо принимают вернувшихся воспитанников, идут разговоры о спартаковском футболе, стеночках и забеганиях.

Да. Но кто-то из тренеров просто говорит о нем, а я знаю, как его ставить.

Мои «Краснодар-2», «Краснодар» и «Химки» играли именно в то, что хотят видеть спартаковские болельщики. Не очень важно, как и из-за чего я уходил. Важно, как эти команды играли при мне и то, что они сохранили этот стиль.

Мой телеграм-канал/твиттер

Мы поговорили с Семаком только о футболе: чего не умел Паредес и почему теперь у «Зенита» больше баланса

Через 30 минут вы станете вратарем. После интервью помощника Бердыева других вариантов нет

Дорский расспросил тренера «Оренбурга» о тактике: xG, блоки, переходные фазы

Парфенов выбил «Спартак» из Кубка. Прочитайте его интервью Дорскому – оно объяснит, почему «Урал» в порядке

Фото: vk.com/fckrasnodar; vk.com/fckhimki_official; РИА Новости/Алексей Куденко, Александр Вильф, Виталий Тимкив, Виталий Белоусов; globallookpress.com/Maksim Konstantinov/Global Look Press, JOEL MARKLUND/imago sportfotodienst, Ralf Treese/DeFodi.eu; Gettyimages.ru/Laurence Griffiths

развернуть

История Марио Росаса.

«Те, кто постоянно ходил на «Барсу B» в 1998 году, привыкли следить за 10-м номером. В той команде играли Пуйоль и Хави, но самым узнаваемым был Марио Росас. В его азартной игре сохранилось очарование уличного футбола», – описывал редактор Sport.es Дидак Пейрет.

Росас был гениален. Техничный, ловкий, он тонко чувствовал игру и разрезал любую оборону. У него был дриблинг, удар и даже скорость, которой часто не хватает дирижерам из Ла Масии.

Марио шикарно вписывался в каталонский стиль, легко двигался по полю и классно держал мяч в коротком перепасе. Он был создан для «Барсы», а она для него. Росас дебютировал в основе раньше Хави и должен был стать звездой. Легко представляется, как он поднимает Кубок чемпионов после тонкого ассиста на Лео Месси.

Не верите, что неизвестный андалузский парень уделывал великих ровесников, на которых держалась пугающе красивая «Барселона» Хосепа? Послушайте Хави:

«В «Барсе» был еще один Иньеста – Марио Росас. Если бы вы увидели его игру в 15, 16 или 17 лет, то сказали бы: «Когда этот парень сыграет за первую команду, «Камп Ноу» будет загипнотизирован». Честное слово, он был смесью Лаудрупа и Месси.

Росас владел обеими ногами, дриблингом… У него было все, и он все потерял. Это шокировало меня. Возможно, ему не хватило профессионализма или характера – мы никогда не узнаем этого».

Но мы все-таки разберемся.

Хави играл опорника, Пуйоль был справа в полузащите, а Росас божил под нападающими

В то время в «Барсе» ставили 3-4-3, и Марио играл под нападающими. Его тренировал Жоан Вила – соратник Кройффа, один из тех, кто заложил теоретические основы каталонского стиля.

Правда, стиль и сам Вила поначалу стали для талантливого подростка кошмаром. В Ла Масии играли в быстрый короткий пас, много двигались и не давали мячу застояться в зоне, но особенно мешала фирменная горизонтальность: Росас болел за «Реал» и тянулся к резкой вертикальной игре.

«Я играл впереди, отвечал за голы и ассисты, а Хави больше думал о том, как сохранить мяч, и часто пасовал назад, – рассказал Росас. – Я злился на него, потому что не всегда получал передачи».

Марио бунтовал, ругался, бесился от постоянных поправок тренера. Но все-таки сломал себя. Через пару лет на его игре можно было ставить каталонское клеймо: он уходил от прессинга до приема мяча и легко набивал топовую статистику передач.

Но в Марио Росасе скрывалось больше, чем в рядовом солдате каталонского стиля. В командах Ла Масии и потом в «Барселоне В» он был тем, кем Месси стал для Гвардиолы. Дриблинг, скорость, удар с обеих ног и не до конца убитая тяга к обострению сделали из него грозную голевую машину. Когда перепас упирался в надежный автобус, Марио в одиночку взрывал игру и делал результат.

При этом он одинаково хорошо угрожал с обоих флангов, играл в центре и глубже Месси. Иногда Марио просто забывал про пас: на скорости пролетал середину поля, обыгрывал двух-трех соперников и дриблингом выводил команду сразу к штрафной. Этим он напоминал Микаэля Лаудрупа, который задолго до Иньесты разбрасывал всех перекладываниями с ноги на ногу.

В 97-м Марио Росас заиграл в «Барселоне В», которая тоже использовала 3-4-3. Слева в ромбе бегал Габри, справа неожиданно Карлес Пуйоль (защитником он стал позднее), а в опорной зоне блистал Хави. Одноклубники тоже притягивали внимание мощным потенциалом, но Росас был настоящим магнитом для болельщиков. В первом сезоне он забил 19 голов и стал лучшим бомбардиром III группы сегунды В.

Луи ван Гал сразу отметил мелких 17-летних брюнетов, которые держали центр поля в страхе. Росас попал в первую команду и заиграл в конце сезона-1997/98, когда «Барса» Ривалдо и Фигу уже обеспечила чемпионство. Дебют Росаса испортила «Саламанка»: вышла вперед еще в первом тайме, и ван Гал заменил новичка в перерыве.

167-сантиметровый Марио Росас был прообразом будущих испанских звезд: худой и невысокий, но очень техничный, мобильный и умный. Они с Хави стали первыми успешными опытами блестящей школы, которая подарила футболу Давида Сильву, Иньесту и Санти Касорлу.

Через 16 лет Марио закончил карьеру в терсере – четвертой по силе испанской лиги.

Росас должен был стать звездой, но наделал кучу ошибок и не тянул в защите

После «Саламанки» Росас ни разу не сыграл за главную команду – ван Гал доверял ему, но подвинуть Клюйверта, Ривалдо и Фигу было нереально. Марио совсем потерялся, когда «Барса» перешла на 4-3-3 без классических плеймейкеров. В то время считали, что центральные полузащитники в такой схеме должны быть носорогами, поэтому художника отправили в атаку.

«Мне встречались тренеры, которые говорили, что без физики я бесполезен. Нельзя отказываться от небольших игроков – Хави доказал это. Благодаря ему все хотят Касорлу, Иньесту и Давида Сильву, а раньше креативные слабаки вроде меня ничего не стоили», – вспоминал Марио в 2015-м.

Ван Гал повторял об обучении, но юноша не слушал: «Я был звездой Ла Масии и «Барселоны B», мне не хватило терпения подождать». Росас ушел в «Алавес» и скоро понял – зря. Тепличный гений Ла Масии выпустился в реальный мир. В нем существовала защита, игра в отборе и прочие вещи, о которых Росас вообще не слышал. От Марио не было толку в обороне середняка, он почти не выходил на поле. Планы блеснуть в провинции и триумфально вернуться в Каталонию разбились о жесткую реальность: место в запасе и ноль звонков из «Барсы».

«Воспитанникам Ла Масии сложно в других командах. Уходя из «Барсы», я мечтал о классном футболе, игре в пас, работе с мячом. Но скоро понял, что в других клубах защищаются намного больше, постоянно борются и прессингуют, и если вы этого не умеете, то не заиграете на высоком уровне. Я сам виноват, что не был готов к такой игре», – объяснял Марио в конце карьеры.

Росас первый слева в нижнем ряду

Марио бесила скамейка, раздражало, что на поле выходят игроки хуже, но окончательно вынесло нежелание продавать его. У воспитанника «Барсы» все было схвачено в «Рекреативо»: Росас договорился о хорошем контракте, видел реальные перспективы в старте, но боссы «Алавеса» предсказуемо холодно восприняли переговоры за спиной. Марио отлучили от тренировок с основой, и это чуть не сломало его: «Я хотел закончить карьеру, почти потерял желание играть».

Дальше было не лучше. Росас попробовал в «Саламанке», но в сегунде пахали еще больше, чем в планктоне Ла Лиги. Потом уехал за океан и не вписался в американскую рабочую этику: Росас привык к семейной атмосфере с вечными шутками Хави, а в «Метростарз» (нынешний «Нью-Йорк Ред Буллз») игроки мало общались даже на тренировках. После предсезонки вернулся в Испанию и через несколько лет заиграл в сегунде за «Кастельон».

В скромном клубе к Росасу, однажды сыгравшему за «Барсу», относились как к предпенсионной звезде, хотя ему еще не было тридцати. Марио исполнял штрафные и редко отрабатывал в обороне, в сезоне-2008/09 забил 10 голов и еще верил, что взорвет Ла Лигу. Он избавился от лишней дерзости и вписался в ритм слабаков: «В молодости я всегда старался сыграть острее, отдать идеальный пас, но теперь понял, что на определенных участках поля такие вещи запрещены – рискуешь нарваться на контратаку».

Не получилось. Марио винил только себя:

«У меня не было нынешнего опыта и мудрости, в то время мои решения казались правильными. Теперь я все сделал бы по-другому, но ни о чем не жалею».

На самом деле ему ничего не мешало. Марио не мучился от регулярных серьезных травм, как Куэнка. Не тусил и не злил тренеров непрофессионализмом. Редко конфликтовал.

Да, столкнулся с проблемами вне Барсы: в то время даже в Испании слабые клубы редко ставили на умный пас и контроль и вместо этого требовали физику в центре поля. Каталонская школа действительно не вписывалась в формат, но таланты масштаба Марио не пропадали настолько бесполезно. Даже Де Ла Пенья пробился, хотя не превосходил Росаса силой и уступал в скорости и таланте (уровень одаренности оценивал Хави).

Марио просто не хватило характера. Он несколько раз обжегся на неудачных трансферах, нервно дернулся в США и нигде не принял главного: чтобы заиграть в Ла Лиге, надо меняться.

***

Марио Росас завершил карьеру в 2014-м. Он сменил 13 клубов за 16 лет, поиграл в Азербайджане и потренировался в США. Один тайм за «Барсу» стал высшей точкой карьеры игрока, который шокировал скиллами самого Хави. В 2015-м он стал детским тренером, а сейчас возглавляет «Новельду» из терсеры.

Талант поставил Росаса в поул-позишн, но на всю дистанцию его не хватило – а ничего другого у Марио не было.

***

«Барса» – «Ливерпуль» в 2007-м – легенда. Беллами избил Риисе клюшкой для гольфа, а потом оба забили на «Камп Ноу»

Хави сделал 30 ассистов в сезоне-2008/09. Он изменил футбол, но «Золотой мяч» получил Месси

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: planetfootball.com; www.sport.es; sport-english.com/en/news/barca; bdfutbol.com; mundodeportivo.com; www.herculesdealicantecf.net; twitter.com/novelda_cf

 
развернуть

Вадим Лукомский – о феномене Лео.

Месси творит с легкостью

После первого полуфинала с «Ливерпулем» Хорхе Вальдано невольно описал историю всего сезона «Барсы»: «Мы ожидали доминирование «Барселоны» и контратаки «Ливерпуля», но на деле команды поменялись ролями. Мы ожидали игру между максимально слаженной командой и человеком, который максимально заряжен на победу в Лиге чемпионов, но никто не мог даже вообразить, что победит человек. Мы ожидали хороший матч, а получили потрясающий».

Все эти черты свойственны «Барселоне» весь сезон: неспособность сыграть в любимом стиле, инопланетные вмешательства Месси и рождающиеся из этого красивые сценарии. Обыграть «Ливерпуль» у него не получилось, но в 90% случаев формула работает. Самый пугающий ее элемент – легкость, с которой у Лео все получается.

Одно из главных его вмешательств пришлось на гостевой матч с «Бетисом». Он сделал хет-трик, получил аплодисменты от болельщиков гостей и признался: «Честно, не помню подобной реакции». Потом у Лео спросили, какой их трех его шедевральных голов был самым трудным. Месси скромно улыбнулся и просто ответил: «Не знаю».

«Я видел, как великие игроки проделывают потрясающие вещи, но ни у кого нет стабильности и таланта, с которым Месси решает исход игр. Не думаю, что даже Пеле был так стабилен. Он делает это в каждом матче – в каждом. Я чувствую себя счастливчиком, потому что работаю в чемпионате, в котором он это вытворяет», – объяснял тренер «Бетиса» Кике Сетьен.

«Месси лучший. Но не менее важно, что он играет будто с друзьями на улице», – восхищался по ходу сезона Висенте Дель Боске. «Он дарит людям радость: мы играем на выезде, а фанаты все равно ему аплодируют. Потрясающе! Нам всем приятно проходить через это. Нужно наслаждаться тем, что делает Лео, пока можем», – учил Луис Суарес.

Во время одного репортажа британский комментатор Рэй Хадсон выдал: «Гениальность Месси не знает границ. Он чудо-футболист. Идеал игрока в футбол. Ему постоянно нужно решать трудные футбольные уравнения за считанные мгновения – он не просто справляется, он делает это максимально поэтично».

Все эти вещи мы давно знаем. Месси – всегда магия. Но в этом сезоне особенно. Разберемся, почему ее стало так много.

Так ярко Лео еще не играл

Сразу договоримся: никаких сравнений с другими игроками. Лео настолько сильно превосходит любого другого атакующего игрока как в вариативности, так и в эффективности.

Сравнивать Месси нужно с самим Месси прошлых образцов. Первый аспект яркости Месси – слабость нынешней «Барсы». Она действительно выглядит посредственной относительно почти любой версии последнего десятилетия. Отсюда невероятная зависимость от Месси по части голов и голевых.

У Лео были более результативные сезоны, но никогда его голы и голевые не были настолько ценными для «Барселоны».

Второй аспект яркости Лео максимально банальный – количество касаний мяча. В этому сезоне Лео делает 61,2 передачу на 90 минут. Это потрясающая вовлеченность в игру для атакующего игрока – лучшая в Европе для нападающего. При Пепе Гвардиоле, когда «Барса» сильнее доминировала в матчах, у Месси были более впечатляющие по касаниям сезоны, но для нынешней версии Лео (менее динамичной и более элегантной) – это рекорд.

В случае с Лео сам факт увеличения касаний относительно последних сезонов означает увеличение яркости. В 2017-м это доказали исследователи из Бельгии и Голландии. Они попытались оценить эффективность и важность каждого действия на поле, отталкиваясь от того, где мяч был до действия, где после и как сильно улучшил положение команды: «Если исследовать только действия с мячом (пасы, обводки, удары), то Лионель Месси – самый эффективный футболист планеты. В прошлом сезоне средняя ценность его действий была на 26% выше, чем у ближайшего преследователя».

Более свежих данных нет, но ценность действий практически точно не снизилась. И даже увеличилась, если речь о продвижении мяча. Никогда ранее «Барселона» не зависела от него так сильно в этом аспекте.

Месси продолжает прогрессировать

Промежуточный итог: Месси отвечает почти за половину заключительных действий (созидание и удары) и за треть продвижений мяча. Такой объем работы определенно дает ему максимум яркости, хотя зависимость кажется нездоровой. Но отчасти именно она подталкивает Месси к постоянному прогрессу.

У Хави есть давняя теория: Месси лучший во всех аспектах футбола, просто некоторых вещей мы не видим из-за его позиции. «Он лучше тебя в игре правой, левой ногой и головой. Лучше в защите и атаке. Быстрее. Лучше в дриблинге и игре в пас. И это мы его еще в ворота не ставили. Но бойтесь, если он вдруг попробует это», – делился впечатлениями Хави.

Из-за падения качества игры «Барселоны» и увеличения количества функций Месси вполне мог сдать в плане результативности. Чтобы этого не случилось, ему пришлось преобразовать многие аспекты игры.

Хороший пример – отношение к дальним ударам. Сейчас Лео наносит 3,1 дальних удара за матч – его личный рекорд. 28% его голов в этом сезоне забиты издалека – и это тоже рекордный для него процент. Без прогресса в этом отношении начались бы разговоры о том, что Месси больше не забивает на привычном уровне.

Главный аспект этого прогресса – штрафные. Они у Месси лучшие в мире. Но это именно выработанный навык – в начале карьеры аргентинец не был классным исполнителем. Сейчас бьет все рекорды – только за полтора последних года (с января 2018-го) он положил 15 штук (чуть больше трети от всех его голов со штрафных в карьере).

«Часто, когда мы получаем штрафной, начинаем еще до удара Лео думать, как будем праздновать», – рассказывал Иван Ракитич в сентябре. Эта угроза делает сдерживание Месси еще более трудным. В декабре тренер «Эспаньола» Руби сказал игрокам вообще не фолить на Месси: «Мы перекрывали линии передач на него и фолили только в самом крайнем случае». В том дерби Месси забил два мяча со штрафных и отдал 5 передач под удар, пользуясь тем, что с ним играют недостаточно плотно.

Аналогичным образом в последние годы Месси вывел на новый уровень игру в пас. Сначала это кажется бредом – Лео всегда обладал волшебными передачами. Например, с 2008-го ни один атакующий игрок не отдал больше передач вперед с лучшей точностью, чем Месси. Но в последние сезоны пас Месси слишком хорош по любым стандартам.

StatsBomb исследовал этот тренд. Их данные оценивают трудность каждого конкретного паса и вероятность того, что он пройдет. Еще в 2015-м график Месси выглядел так: намного лучше среднего почти во всех типах передач, но проблемы с самими трудными. В прошлом сезоне график стал таким: не осталось типов передач, в которых он не доминирует. Даже самые трудные проходят у него в два раза чаще обычного.

В этом сезоне у Месси вторая в Европе точность передач в штрафную (из футболистов, которые сделали 10 и более таких передач). Он уступает Давиду Сильве, но сделал больше таких пасов. Прогресс в уровне передач логичным образом трансформируется и в лучший в плане созидания сезон:

То, что футболист с лучшей в истории техникой в 31 год улучшает технические аспекты игры, странно, но не должно удивлять. Это вытекает из бешеной мотивации и работы над собой.

В последние годы Месси намного лучше следит за телом. Про молодого Лео ходило много баек: например, экс-тренер «Нью-Йорк Ред Булл» Ханс Баке рассказывал, что однажды Месси прервал установку Гвардиолы, чтобы попросить разрешения сходить за банкой колы. Пеп отказал, но Месси все равно пошел. Бывший тренер «Барсы» Карлес Решак публично говорил о том, что Месси «ест больше пиццы, чем следовало бы».

Постепенно Лео осознал вред. «В 18-19 лет можно пичкать свое тело разными вещами. Но в 27 эти же вещи ощущаются совсем иначе», – делился он. Мартин Демичелис посоветовал Месси отличного диетолога, с которым он работает до сих пор. К этому сезону Месси подошел, сбросив 3 килограмма относительно концовки прошлого.

Он легко поддерживает оптимальный вес весь сезон. Косвенное отражение этого – голы после контратак. В этом сезоне Лео забил 3 таких мяча  – лучший результат в Ла Лиге и второй в его карьере (только совсем молодым он забивал больше).

Еще один источник мотивации – дети Месси. Старшему Тиаго уже 6. Осенью Лео рассказал каталонскому радио, что Тиаго очень плотно следит за футболом, «Барселоной» и Аргентиной, но еще ни разу не видел, как папа выигрывал Лигу чемпионов. В этом сезоне Европа была для Лео персональным челленджем.

Дополнительную ответственность дала и капитанская повязка. Она изменила Месси. Перед началом сезона он толкнул мощную речь на «Камп Ноу»: «У нас есть незавершенное дело в Лиге чемпионов – это важнее всего. Особенно учитывая, как мы вылетели в прошлом сезоне. Я вам обещаю, что мы сделаем все, чтобы привести желанный кубок сюда».

Позже Бускетс и Суарес рассказывали, что никто не подозревал, что Лео собирается выступить. Суарес также рассказал о реакции команды: «Мы его подкалывали: «Ты сказал это, теперь должен будешь сделать». Шутка получилась слишком пророческой.

Президент «Барсы» Хосеп Бартомеу тоже подтверждал, что капитанская повязка изменила Лео. Его вдохновенные речи уже стали традицией. «Он лидер не только на поле, но и за его пределами. Его опыт и речи нам помогают. Он нечасто рвется говорить, но когда говорит, все его слушают. Он всегда актуален, а его слова попадают в тебя», – объяснял Клеман Лангле.

В качестве примера француз привел осенний матч с «Тоттенхэмом» на «Уэмбли» – у «Барсы» была 3-матчевая серия без побед, Лео решил, что пора высказаться, его речь настроила партнеров на уверенную победу 4:2.

А не много ли у Месси работы?

«Месси вытаскивает нас из кучи проблем. Это очевидно, но мы не будем извиняться за то, что он у нас есть», – сказал Вальверде после чемпионского матча с «Леванте». После другой игры сформулировал еще ярче: «Это, черт возьми, потрясающе, что Месси играет за нас».

Много работы у Месси – хорошо для ценителей его магии. Работа предполагает контакты с мячом, а что происходит дальше, вы знаете. Но зависимость от Месси сковывает потенциал «Барселоны».

Одна из причин зависимости – стиль игры Месси. Сейчас будет очень трудно. В идеале лучше прочитать подробный текст об этом феномене (спойлер: с тех пор стало в разы хуже для «Барсы»). Там все с примерами, цитатами игроков и тренеров. Коротко:

• ключевой принцип игры «Барсы» под давлением: «Чтобы создать пространство партнеру, двигайся не к нему, а в обратную от него сторону».

• Хави здорово объяснял этот принцип: «Катарские игроки не задаются вопросом «почему?». Я продвигаюсь по полю с мячом в ногах, а они идут мне навстречу. Зачем это делать? Мы же столкнемся друг с другом. Некоторые подходят ко мне на расстояние метра. Я объясняю им: «Если бы Марадона и Пеле играли за одну команду в метре друг от друга, я бы выглядел лучшим защитником мира на их фоне. Но если между ними 15 метров, что я вообще могу против них сделать? Кого должен перекрывать? Они смогли бы пасовать мяч друг другу 3 дня без единой ошибки».

Месси играет иначе. Стягиваться к мячу – для него естественная тенденция. Чтобы это не вредило команде, Гвардиола придумал для него роль «ложной девятки». В этом случае его оппонент – центральный защитник, если он следует за Месси, то открывается ключевая для вскрытия соперника зона.

• после возвращения Лео на правый фланг при Энрике проблема стала актуальнее, чем когда-либо. Эта версия Месси любила получать мяч только в ноги. Он стягивался к мячу еще чаще. Такое движение часто рушило структуру владения.

• результат: «Барселона» лишилась главных плюсов своего стиля. Позиционные атаки стали более стерильными (но тут часто выручал индивидуальный гений Месси). Запрессинговать команду стало проще.

• максимально простое описание картины: это выбор между тем, чтобы каждый раз показывать гениальность, решая труднейшую задачу (иногда даже гениальности Месси не хватит), и тем, чтобы задача была проще и не всегда нуждалась во всем запасе гениальности. Из-за стиля Лео и решений тренеров «Барса» застряла на первом варианте. Он выгоднее для яркости Месси, но для команды второй путь интереснее.

• еще раз: рекомендую прочитать полностью, так как тема трудна для понимания, на этом этапе может быть недосказанность.

После ухода Луис Энрике намекнул, что знал о подобных проблемах и ругался из-за них с Месси. «Я должен думать о том, что лучше для команды, но иногда это не лучший вариант для отдельного игрока. В этом неприятная сторона работы тренера», – сказал испанец в ответ на вопрос про Лео.

Все описанные выше признаки нездоровой Месси-зависимости – продолжение той истории. За два года без Лучо ситуация ухудшилась в разы. Вовлеченность Месси в действия на своей половине поля при Вальверде возросла на 5% относительно сезонов при Энрике.

Помимо естественного рвения Лео к мячу, даже когда это необязательно помогает, есть еще две причины:

1) Вальверде не работает над аспектом в достаточной степени. Он никогда не показывал явных склонностей к игре в такой футбол. Его «Атлетик» строил все через забросы на Арица Адуриса и Рауля Гарсию.

2) Потеря Андреса Иньесты. Стало на одного футболиста меньше, который естественным образом понимает стиль «Барсы» и помогает партнерам. В полузащите остался только Бускетс. Когда он один, его реально перекрыть, даже если нужно разменять на это двух своих игроков. В этом сезоне у Ивана Ракитича в среднем за матч больше передач, чем у Серджи – это показатель того, как успешно работает этот простой замысел.

Между недисциплинированностью (излишней свободой) Месси и отходом «Барсы» от ценностей, который заложил Йохан Кройфф, есть практически прямая связь. В последние годы структура позиционных атак «Барселоны» лишь ухудшается, зависимость от Месси во всех стадиях увеличивается – это отражается на цифрах владения. При Вальверде команда показала два худших показателя в современной истории.

Это все равно лучший результат в Испании. Но два важных фактора: падение с 65% до 61% за 4 сезона – это очень много. Почти никогда команды не меняются так радикально. Именно для «Барсы» разница между очень много и просто много действительно имеет значение – владение для них не только инструмент атаки, но и гарантия того, что нужно реже позиционно обороняться. С этим всегда были серьезные проблемы.

Снижение владения мигом ударило по оборонительной статистике. Так много моментов команда еще никогда не допускала. В последние годы этот кошмар маскирует великолепный Марк-Андре Тер Стеген, но изучение именно остроты допущенных моментов сразу выдает беду:

Главная сенсация последних лет заключается в том, что результаты «Барсы» не обрушились на фоне этих проблем. Месси адаптируется и осваивает все новые способы решать проблемы индивидуальным образом, но, как показали матчи с «Ливерпулем» (кстати, оба), – потенциал сильной команды намного выше потенциала обычной команды, которая строится вокруг одного сильного игрока.

Можно ли это изменить?

Сейчас нет идеального решения. Структура позиционной атаки стала настолько слабой, что даже при внезапном желании Месси действовать в описанных рамках, команда не покажет традиционный футбол. «Месси – чистый талант. У него есть все. Он из тех, кто все способен делать сам. Остальные 10 футболистов подсознательно твердят себе: «Давайте позволим ему делать, что он хочет, он сделает нас лучше, мы выиграем больше матчей», – объяснял Сетьен.

Но при таком тренере, как Вальверде, возвращение к структурному подходу – это пустые фантазии. В отличии от Энрике и Гвардиолы он почти не работает над этой стороной игры. Отсюда рождается следующий вариант – приглашение тренера, который любит позиционный футбол и убедит Месси двигаться на благо команды. Проблема в том, что почти все тренеры, которые хорошо развивают позиционный футбол, идут в комплекте с высоким прессингом. Прессинг – это бег. Кто в «Барсе» меньше всех бегает? Лео.

Вальверде и Энрике сталкивались с этой проблемой и по-разному искали решение. Эрнесто в значительной степени отказался от высокого давления, особенно в больших матчах. Результат «Барса» – больше обороняется позиционно и допускает моменты чаще, чем раньше.

Луис строил прессинг почти без участия Лео. Результат: давление было недостаточно слаженным, возникали большие дыры между линиями, по-настоящему топовые соперники наказывали.

Окончательно замыкает круг тот факт, что Вальверде во многих аспектах удобен для Лео. Месси лишь поощряет стилистические особенности тренера. После матча, в котором «Барса» уступила «Бетису» по владению, Месси заявил, что Эрнесто «идеально прочитал эту игру». В неудачных матчах Вальверде действительно неплохо ориентировался и освобождал Лео от приемов конкретного соперника – частым ходом был переход на чистые 4-2-3-1 с Месси в роли десятки.

Также инструкции Вальверде достаточно детальны и полезны для Лео. Минимум два штрафных он забил именно с помощью подсказок штаба Вальверде о том, как действует стенка соперника.

Нынешняя «Барселона» похожа на Аргентину сильнее, чем кажется

Стерильное владение, игра через Месси не как признак его оптимального использования, а как синдром безысходности, тотальная разбалансированность при обороне – это схожие черты команд. Каждая из них чрезвычайно важна для идентичности команды.

«Барса» – больше не команда в рамках философии Кройффа. Нынешняя «Барса» – лишь продолжение одной яркой индивидуальности.

Конечно, есть важные отличия, которые делают «Барсу» мощнее Аргентины. Почти все строятся на качествах партнеров Месси и взаимопонимании с ними. Это однотипные, но эффективные приемы, которые выручают, но не улучшают общее качество игры. Главный из них – своевременные открывания Жорди Альбы под закидушки Лео. Есть также Суарес, который идеально подстраивается под Лео и берет на себя по два защитника соперника. Ракитич, который мощно пашет на фланге Месси без мяча (хотя его не всегда хватает на двойную роль). Бускетс, который порой на мастерстве паса доставляет мяч Лео в острые зоны. И, конечно, Тер Стеген – в воротах.

Печальный итог: настраиваемся, что полноценная «Барселона» с фундаментом Кройффа не вернется в ближайшие годы. Главная преграда – сам Месси. Он же – палочка-выручалочка в эти печальные времена. Не значит, что больших побед не будет. Просто они, вероятно, будут чуждыми барселонской классике. Лео переписывает представления о невозможном и становится все лучше и лучше в игре, где стартует в заведомо проигрышной позиции.

Никто в истории не был так близок к тому, чтобы превратить футбол в индивидуальный вид спорта. Если Лео еще выиграет в этом новом виде, то никто больше не заикнется о статусе величайшего в истории.

Хави учит нас лучше понимать футбол. Каждое его слово – золото

Качество движения – самое важное в футболе. Роналду и Месси снова это доказали

Фото: Gettyimages.ru/Michael Regan, Matthias Hangst, Catherine Ivill, Angel Martinez / Stringer, Alex Caparros / Stringer, Aitor Alcalde / Stringer, Clive Brunskill; instagram.com/leomessi

развернуть

Нефутбольное интервью знаменитого итальянца.

Маркизио приходил в «Зенит» красиво: благодарил Петербург перед 40 тысячами болельщиками, получил футболку с десятым номером из рук Семака, прогулялся по газону питерского стадиона за руку с детьми, отыграл 10 минут против «Кайрата» и обнялся с Аршавиным. Питер в восторге: бороться за чемпионство всегда приятнее с мощным полузащитником «Ювентуса». Маркизио тоже не грустил: простился с родным клубом трогательным письмом и тут же получил поддержку в новом городе.

В футболе все оказалось сложнее: 15 матчей (743 минуты = 8 полных игр), два гола (один с пенальти) и травма колена, выбившая Клаудио до конца сезона. Неудачные матчи с «Динамо» и ЦСКА и общий слабый уровень игры Семак объяснял любовью итальянца к 4-3-3 (для которых у «Зенита» нет нужных футболистов) и тем, что Клаудио провел всю карьеру в одном чемпионате – «поэтому мы не можем от него требовать многого».

Последний раз Маркизио (контракт с «Зенитом» до лета-2020) выходил на поле 12 февраля в Стамбуле – на шесть минут матча с «Фенербахче» (0:1). С тех пор тренируется по индивидуальной программе, лечит хроническую травму колена (11 повреждений за последние три сезона в «Юве») и в конце апреля наконец прооперировался. Итальянские СМИ пишут, что восстановление займет минимум три месяца: то есть игрок пропустит не только конец чемпионата, но и вряд ли вернется к летним сборам.

Все это время Маркизио не сидел дома: снялся в рекламе одежды «Зенита», гулял с журналистами по Русскому музею и анализировал картины (Клаудио полюбил музеи, потому что чувствовал в них уединение), рассказал Елизавете Туктамышевой о запахе футболки Бекхэма. А еще часто пользовался инстаграмом: показывал, как едет по Петербургу на машине, пьет кофе, слушает русскую музыку, радуется снегу на балконе. Семака даже подкололи, что Маркизио прославляет Петербург только за счет инстаграма, на что главный по «Зениту» ответил: «Это тоже нужно».

Маркизио доставалось в комментариях: приехал в сильный клуб в легкий чемпионат, получает большую зарплату (по информации Sports.ru, 13 млн евро за два года), почти не играет, при этом открыто наслаждается Петербургом, кофе и музеями.

Конечно, нам не хватает сильного Клаудио в матчах РПЛ, но это не значит, что он должен жить серой жизнью травмированного: между базой, кроватью и восстановлением. Его увлечения и досуг – совсем необычные для наших игроков и тем более легионеров. Лодыгин только на второй год жизни в Петербурге сходил в Эрмитаж, и то – благодаря акции клуба, в которой он стал экскурсоводом для детей.

Евгений Марков встретился с Маркизио, чтобы узнать, как Клаудио себя чувствует и чем сейчас живет. Маркизио рассказал об искусстве и любимом художнике, изменениях климата и моде; описал идеальную прогулку по Петербургу и отрецензировал стиль русских футболистов.

Andiamo!

Молодые шеф-повара, кофемания и свободные прогулки по Петербургу

– Ваша жена болеет за «Торино», как вы уживаетесь?

– Мой тесть играл в детской команде «Торино», болел за него и передал эту любовь дочери. Но всю мою карьеру она болеет за «Ювентус», да и ее семья стала лучше относиться к «Юве», они в первую очередь следили за моей игрой. Только не в дни дерби, ха-ха.

– Что вас поразило в Петербурге?

– Рестораны, кафе, стрит-фуд. В России очень развито кулинарное искусство, и меня приятно удивило, что в заведениях работает много молодых людей, я видел молодых русских шефов и поваров, которые прекрасно готовят блюда любой кухни мира. Такого я не ожидал. Мне очень нравится как здесь готовят итальянскую кухню при отелях в центре города, такую не всегда найдешь в Италии. Также в Петербурге есть много хороших ресторанов с русской кухней, иногда хожу туда за борщом.

– Ваша любимая паста и что в ней обязательно должно быть?

– Вообще не очень люблю пасту, но ем, потому что спортсменам она полезна перед соревнованиями. Обычно готовлю по очень простому рецепту: паста, оливковое масло extra virgin, и все.

– Что для вас значит получать удовольствие от жизни?

– Счастье – просыпаться по утрам, когда рядом кто-то близкий: семья, родители, настоящие друзья. Счастье – это не быть одному.

– Можно сказать, что вы кайфуете от жизни здесь и сейчас?

– Могу сказать, что счастлив: живу с семьей в стране, которая сильно отличается от моей, занимаюсь любимой работой, у меня сейчас больше профессиональной свободы, в том смысле, что футболист в Италии – другая профессия, ты испытываешь огромное давление со стороны людей, огромная ответственность перед фанатами. В России, конечно, тоже активно поддерживают любимые команды, но после матчей люди возвращаются домой, думают о том, что с ними будет дальше, что случится завтра. В Италии игра продолжается не 90 минут, а все шесть дней – люди только и думают, что о футболе.

– Как выглядит ваша прогулка по Петербургу?

– Весной я пешком прохожу всю набережную Фонтанки и оказываюсь в парке у Русского музея – одном из самых красивых в мире.

– Бывает, что вас узнают слишком часто и вы не можете спокойно гулять?  

– Петербург в этом смысле похож на Турин: меня узнают, люди улыбаются, иногда просят сфотографироваться, но ведут себя скромно. Не могу сказать про Москву, но в Неаполе, Риме и Милане все по-другому. Как только тебя узнают, сразу же останавливают, хотят большего контакта, пытаются обнять и пообщаться. Могут пошутить: «А-а, ты ювентино, ты из Турина, вы больше никогда не победите!». Но никогда не обзовут и не оскорбят. В Петербурге все гораздо проще: не бывает такого, чтобы за тобой кто-то ходил, смотрел, куда ты повернешь. На днях я гулял возле Русского музея, группа ребят меня узнала, но вели себя скромно, просто кивнули и пошли по своим делам.

– А как выглядит идеальная прогулка по Турину?

– В Турине полно зелени, я обожаю парки, мой любимый – Del Valentino, часто туда хожу, а когда в отпуске – выбираюсь туда на пробежку.

– Что надо сделать, чтобы под вечер сказать: «Я провел замечательный день»?

– Зайти в хорошие кафе и взять хороший кофе. Для итальянцев кофе очень важен, но я заметил, что вы предпочитаете чай.

– Какой кофе вы берете в питерских кафе?

– Обычно заказываю классический эспрессо без сахара, без всего. Пью по 5-6 чашек в день.

– Зачем итальянцы пьют так много кофе?

– Это очень долгая история. Изначально это было способом проводить время вместе: собирались соседи, друзья, заваривали кофе в специальной машине мокке. Нужно было немного подождать, и потом появлялся этот сильный прекрасный аромат, им все наслаждались. То есть кофе нужен, чтобы сблизиться, чтобы был повод провести время вместе. Как чай для русских и англичан или как мате для Южной Америки. К тому же сейчас жизнь в Италии такая суетливая – кофе помогает проснуться и больше успеть.

Маркизио провел в Эрмитаже пять часов и устал. Его любимый экспонат в Петербурге – мамонт

– В каких музеях Петербурга вы были, кроме Русского?

– В Эрмитаже и том музее, где хранятся хорошо сохранившееся останки животных (Зоологическом рядом с Кунтскамерой – Sports.ru).

– Что больше всего понравилось?

– Знаете, все эти музеи очень разные, не могу сказать, что один прямо лучше другого, это в любом случае искусство, его разные проявления и грани. Вот был еще недавно в музее матрешек, нашел в экспонатах много художественного смысла. Эрмитаж – другого масштаба. Там большая коллекция работ великих художников, впечатляет само здание со сложной структурой, мне интересно представлять, как оно было построено. Оно как Эйфелева башня, как Колизей.

– Перед какой работой вы стояли дольше всего и восхищались?

– Меня очень впечатлил представленный в [Зоологическом] музее мамонт. Нигде в мире такого не видел. Я очень люблю животных, мне и особенно моим детям (сыновьям Клаудио 7 и 9 лет – Sports.ru) было интересно это увидеть, потому что они без конца смотрят документальные фильмы про животных, знают вообще всех животных в мире.

 

– Расскажите, как вы ходите по музеям: стоите у каждой картины долгое время или же расслабленно ходите по залу?

– Прежде всего замечу, что в России большие музеи. В Италии много хороших, но таких масштабных почти нет. Когда я хожу по музею, то останавливаюсь у того, что нравится. Не скажу, что эксперт, что разбираюсь в картинах и скульптурах – просто наслаждаюсь искусством, которое цепляет.

– Сколько часов нужно провести в музее, чтобы его прочувствовать?

– Конкретного времени точно нет. Нужно так: сколько хочется и сколько нравится. Туристам говорят: «В Эрмитаже надо провести 6-8 часов». Это неправильно. Я захожу в музей, могу пробыть там полчаса, час, шесть часов, главное – чтобы была свобода. Нужно самому выбирать, сколько времени и где провести.

– А сколько часов провели в Эрмитаже вы?

– Пять с половиной.

– И вы не устали? Люди часто жалуются, что болит спина, приходится садиться.

– Да, очень устал. Тяжело концентрироваться на работах так долго и разглядывать их, стоять в очередях. Когда идешь в музей такого масштаба, надо рассчитывать свои силы, брать с собой минимум вещей.

– Вы говорили, что любите Энрико Кастеллани и Алигьеро Боэтти (итальянские художники-авангардисты 20 века). Расскажите о них.  

– Люблю не только их, а вообще – ту современную школу итальянских художников. Кастеллани работал над картинами при помощи гвоздиков (размещал их за холстом, делал выступы и вмятины, так что полотно было неоднородным – Sports.ru). Благодаря этой технике, при разном падении света ты видишь различные образы, по-разному воспринимаешь картину.

‘’Superficie Bianca’’ Энрико Кастеллани

– К вам подойдет русский мальчик и спросит: «Клаудио, а что такое эпоха Возрождения?». Как вы ему коротко объясните?

– Возрождение Италии из трудного периода совместно со взрывом настоящих талантов. Это самые талантливые художники.

– Есть музей, в котором вам не понравилось?

– Музей современного искусства в Турине, я не был готов его воспринимать.

– А какие музеи мечтаете посетить?

– Такого нет. Когда я куда-то приезжаю, узнаю, что там можно посмотреть, и иду.

Самостоятельные русские дети, классический стиль в одежде, любимый герой Marvel  

– У вас только что была тренировка (мы встречались до операции Клаудио). Какие дальнейшие планы на сегодня?

– После нашего разговора встречусь с близким другом, пообедаем где-то в центре. Потом у меня две встречи. Первая – с миланским стартапом, связанным с рекламой и маркетингом. Это молодые ребята, я поддерживаю их, чтобы они могли выйти на рынок. Потом – встреча с представителями кофейного бренда Lavazza, сегодня в Эрмитаже пройдет их мероприятие.

– Расскажите об этом стартапе: название, чем занимаются.

– К сожалению, подробности раскрыть не могу.

– Вы ходили в наши супермаркеты? Как выбор продуктов после Италии?

– Тут просто другие марки продуктов, а так в России все хорошо. Я часто хожу в супермаркет на Невском, там очень чисто, красиво и качественно. У нас вообще не было проблем в России, чтобы купить домой что-то вкусное, все продукты очень качественные.

– В России довольно холодно. Дайте совет русским мужчинам, как быть стильными зимой.

– Я не думаю, что вправе раздавать советы русским мужчинам: они умеют одеваться и вообще холод переносят лучше, чем я. Но вот что меня удивило: зимой, когда на улицах грязно и скользко, маленькие дети сами возвращаются домой, без родителей. В Италии сложно такое представить: итальянцы боятся оставлять детей одних, а еще наши дети менее самостоятельны, не такие внимательные, как русские.

– Вы покупали одежду в Петербурге?

– Конечно, я люблю шопинг.

Кстати, я купил несколько матрешек, привезу их домой. Еще у нас есть небольшой ритуал: когда кто-то из друзей приезжает в Петербург, мы идем в ресторан с видом на Исаакиевский собор, делаем там две фотографии, одну оставляем себе, а другую как сувенир забирает друг.

– Легко хорошо одеваться, когда у тебя много денег. Но как быть стильным, если ты зарабатываешь 200 евро в месяц?

– Когда у тебя много денег, ты покупаешь, не задумываясь, и у тебя больше шансов ошибиться, накупив ерунды. Когда денег мало, приходится внимательно взвешивать, поэтому даже проще одеваться стильно, имея ограниченные средства. В Италии про человека, который не родился богатым, говорят, что он не родился в рубашке. Я тоже не родился в рубашке.

– Вы знаете, что такое кальсоны?

– Хм, которые едят?

– Нет, не пицца кальцоне, а кальсоны.

– А! Конечно, в Италии их раньше надевали детям. Когда зимой мы играли в парке, мама надевала на меня кальсоны, а сверху – лыжные штаны. Но климат сильно изменился, в Италии больше нет суровых зим, мы берем кальсоны, только когда едем кататься на лыжах.

– У вас была школьная форма?

– Нет, в Италии форма есть только в частных школах. А в обычных – все ходили, в чем хотели, кроме физкультуры.

– Как одевались в школу вы?

– Уже в юном возрасте любил элегантно одеться: надевал брюки, мокасины, ремень, рубашки, поло. Не потому что я любил моду, мне просто нравилось выглядеть опрятно.

– Расскажите о вашем стиле.

– С возрастом я полюбил классическую одежду, особенно ту, которая более удобна: не узкая, не тугая, чтобы целый день ходить с комфортом. Особенно обувь: нужно найти туфли, которые будут одновременно элегантными и мягкими внутри, чтобы ноги в них не уставали и не болели. Главное во внешнем виде – оставаться собой, выбирать вещи, которые подходят именно тебе. Некоторые копируют знаменитостей, повторяют стрижку Криштиану Роналду, но им такое не подходит.

– В интервью вы говорили, что любите классику, но один наш читатель под тем материалом написал, что видел вас в мебельном магазине, вы были в кроссовках и пальто. Как это прокомментируете?

– Кроссовки тоже могут быть классическими! Те, в которых был я, – черные, не разноцветные, очень классические.

– Тогда прощаем. Кто в «Ювентусе» одевался хуже всех?

– Ха-ха, точно не скажу, но замечу, что у ребят из Южной Америки небольшие проблемы со вкусом.

– Кто лучше всех одевается в «Зените»?

– Игроки из Южной Америки предпочитают более спортивный стиль. При этом я пару раз видел, как Оздоев и Анюков приезжали в костюмах. На этом все, ха-ха.

– У вас все руки в тату. Что про это думает ваша мама?

– Ей не очень нравятся мои татуировки. Но я мамин любимчик и единственный сын, ошибки и спорные моменты мне всегда прощаются.

– Знаю, что вы любите Marvel. Какие любимые фильмы и герои?

– Хах, да вообще все! Безумно понравился «Железный человек», его играет замечательный актер (Роберт Дауни-младший – Sports.ru). Но любимым героям я бы все-таки выбрал Тора, он самый сильный.

Дома у детей полно игрушек и карнавальных костюмов героев Marvel: Железного человека, Тора, Человека-Паука, Капитана Америка – в общем, всех.

– За что любите фильмы-катастрофы?

– Они рассказывают про будущее, мне всегда было интересно, что нас ждет. Сейчас мир так быстро меняется – невозможно предсказать, какой будет жизнь моих детей. С одной стороны, страшно, что там дальше. С другой стороны, интересно посмотреть, как с неба падает метеорит. Но лучше всего это сделать в кино.

– Вы беспокоитесь об изменении климата. Обсуждали это с игроками в России? Что для этого делаете конкретно вы?

– В России мне сказали, что у вас тоже меняется климат, последнее лето было очень жарким, поэтому изменение климата – это проблемы не одной страны или региона, они глобальные. Конечно, я стараюсь объяснить это и своим близким людям, рассказываю новости, стараюсь прививать детям заботу об экологии. Какие-то небольшие жесты, которые помогут сэкономить ресурсы: выключать воду, когда чистишь зубы, не сидеть долго в ванной. Это все экономит воду.

– Какие любимые приложения на айфоне?

– Самое главное приложение – это не вотсапп, не звонки и не игры, а инстаграм. Еще пользуюсь твиттером: это мой главный источник новостей о том, что происходит в мире, Италии и России.

– У кого из игроков «Зенита» самые глупые сторис?

– Да все сторис в инстаграме довольно простые, ха-ха, никого отдельно не выделю. Ну, сейчас это модно.

***

Напоследок мы придумали аттракцион: попросили Клаудио проанализируйте стиль русских игроков. 

Фото: fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов; instagram.com/robysinopoli (2,3), marchisiocla8 (4,9); fc-zenit.ru/Анна Мейер; РИА Новости/Алексей Даничев; globallookpress.com/Stephen Chung/London News Pictures; vk.com/mansarda; imdb.com

развернуть

В новом выпуске «КраСавы» Евгений Савин посетил места, где начинал карьеру и жил Стивен Джеррард, взял у него интервью и побывал на сумасшедшем матче «Ливерпуль» – «Барселона» (4:0).

Все самое интересное – ниже.

Джеррард начинал в деревне Уистон в 30 км от Ливерпуля. В доме, где родился Стивен, до сих пор живет его тетя

На таком поле делал первые шаги легендарный капитан «Ливерпуля». Он играл за местную детскую команду «Уистон Джуниорс», она до сих пор существует.

Нынешний тренер «Уистон Джуниорс» Джеймс Филлипс в детстве играл вместе с Джеррардом. «Я играл с ним, когда он был малышом, – рассказывает Филлипс. – Мы были примерно одного и того же возраста, что и пацаны вот там на поле. Я его до сих пор помню таким.

Даже когда Джеррарду было 7-9 лет, уже можно было сказать, что он особенный и очень талантливый игрок. Тренеры видели все это и всегда говорили: «При любой возможности старайтесь отдать мяч Стиви – и он наведет шороху». Стиви мог с легкостью обвести троих, четверых, пятерых. Игра давалась ему легко.

Стиви намного чаще приезжал сюда во времена расцвета своей карьеры в «Ливерпуле», привозил трофеи. Но уже довольно давно здесь не был. У него много дел, он сейчас тренирует команду. Уверен, он до сих пор поддерживает связь с парой-тройкой человек, работающих здесь».

Узнали маленького Джеррарда?

В такой раздевалке СтивиДжи переодевался в детстве.

Савин побывал в 33-тысячном мерсисайдском городке Хайтон, где родился Джеррард. В одном из местных пабов до сих пор работает тетя Стива – она угостила Жеку пивом.

Тетя Джеррарда живет в доме, где родился футболист.

Интервью с Джеррардом: тренерская работа, «Спартак», расизм в России

Следующая остановка Савина – Глазго и тренировочная база «Рейнджерс», которых сейчас тренирует Джеррард.

Жека приехал не просто на экскурсию – Джеррард согласился дать ему интервью.

Волнительная встреча со СтивиДжи. «Nice to meet you. You okay, you good?» – спрашивает Савина легенда.

– Стиви, что сложнее – выиграть Лигу чемпионов с «Ливерпулем» как игрок или рубиться в Лиге Европы как тренер?

– Думаю, обе эти задачи очень сложные. Выиграть Лигу чемпионов в качестве игрока – это, наверное, самое сложное, что может быть для футболиста. Особенно последние игры – полуфинал и финал.

Если говорить о работе тренера, то тут есть тот же самый мандраж, те же самые чувства и эмоции. Однако тут, конечно, большую ответственность ощущают игроки, чем я. Так что оба этих вызова разные по характеру, но одинаковые по сути.

– Александр Головин рассказывал, что в «Монако» Тьерри Анри не смог убить в себе игрока. Вы убили в себе игрока?

– Я очень уважаю Анри как игрока, человека и личность. Что касается меня, то я больше не футболист, игроком себя больше не позиционирую. Теперь я футбольный тренер и должен помогать игрокам двигаться вперед. Так что с Джеррардом-футболистом покончено.

– Кому из авторитетных тренеров вы звоните, чтобы посоветоваться по работе?

– Всем тренерам, с которыми я когда-то работал, могу позвонить. Это и Рафа Бенитес, и Жерар Улье, теперь могу позвонить и Брендану Роджерсу, потому что он ушел из «Селтика» (смеется). У меня очень хорошие отношения с большинством знакомых мне тренеров. Даже с Юргеном Клоппом мы общаемся хорошо, он всегда любезен и меня поддерживает.

– В Лиге Европы вы проиграли в Москве «Спартаку». Можете вспомнить трех игроков москвичей, которые вам понравились?

– Да, я очень хорошо помню, против кого мне приходилось играть. «Спартак» – очень достойный и сильный соперник. Атмосфера на стадионе в Москве была просто фантастическая. Считаю, на тот момент мы играли против соперника более высокого класса. Очень горжусь своей командой, мы держали высокую планку. Благодарен тренеру соперника и особенно болельщикам, которые пришли, потому что атмосфера была просто запредельная.

У них в составе есть очень дорогие игроки. Зе Луиш, например, – высококлассный профессионал.

– Альберт Риера, ваш бывший партнер по «Ливерпулю», живет в Сибири, очень любит снег и иногда пьет самогон. Что должно случиться, чтобы Джеррард приехал в Россию?

– Я люблю водку, но немного. Одной маленькой стопки достаточно.

Россия – очень красивая страна, мне нравится, с какой страстью там люди болеют за своих. Там много крепких команд, интересный чемпионат. Но в настоящий момент я очень рад, что работаю и живу в Глазго.

Мне нравится посещать Россию, меня всегда тепло встречают. Я очень уважаю уровень футбола в вашей стране – так что, кто знает, может быть, однажды я перееду к вам.

– Если в конце сезона «Зенит» или «Спартак» предложат вам 10 млн фунтов, вы поедете в Россию?

– Речь о деньгах не идет, я не ищу способа заработать. Я хочу реализовывать себя, выигрывать и развиваться дальше. Собираюсь посвятить тренерской деятельности ближайшие 10, 15 или 20 лет. Жажда побед – главный мотивирующий фактор для меня.

– В «Ливерпуле» никогда не было русского игрока. Кого бы из россиян вы взяли в клуб?

– Думаю, сейчас любому игроку было бы тяжело попасть в «Ливерпуль» – посмотрите на их состав! Но я считаю, что в России очень талантливые игроки. Когда я был в России с юношами «Ливерпуля», мы играли с москвичами. Там есть таланты, так что я не удивлюсь, если когда-нибудь увижу в «Ливерпуле» русского игрока.

Думаю, с точки зрения технической оснащенности русские футболисты очень хороши, у них сильная ментальность.

– Что вас в России удивило в плюс и в минус?

– Из плюсов – это страсть боления, на стадионе очень шумно и все болеют очень интенсивно. Из минусов могу отметить расизм. Были оскорбительные кричалки в адрес одного из моих молодых игроков, мне это совсем не понравилось, это было неприятно. Расизму нет места в футболе. Мне кажется, такое поведение болельщиков портит российский футбол. Этот маленький недостаток нужно как-то исправлять.

– Вы почти 30 лет отдали «Ливерпулю». Можете сказать, почему за это время клуб ни разу не выиграл АПЛ?

– Думаю, дело в том, что уровень чемпионата повышается с каждым годом, уровень соперников растет. Посмотрите на «МЮ», «Челси», «Арсенал», Очень сложно выигрывать все матчи против таких монстров футбола. Именно по этой причине АПЛ – лучшая лига.

Однажды звезда «Ливерпуля» снова взойдет. Сейчас у нас очень сильная и многообещающая команда.

– Вы мечтаете когда-нибудь возглавить «Ливерпуль»?

– Да, это моя мечта, большая мечта. Но в реальности она не так легко осуществима. Каждый тренер мирового уровня хотел бы возглавить «Ливерпуль». Я бы не хотел стать тренером клуба лишь потому, что я Стивен Джеррард. Я бы хотел этого только тогда, когда буду достоин в виду исключительно профессиональных качеств.

– Ваш прогноз на ответный матч «Ливерпуль» – «Барса».

– Думаю, многого ждать не стоит. Да, атмосфера будет гнать команду вперед. Если мы забьем первыми, надо смотреть по ситуации. Задача, стоящая перед нами, – это практически неприступная вершина, однако в футболе, насколько мне известно по 2005 году, возможно абсолютно все.

«Ливерпуль» – «Барса»: запредельная атмосфера, YNWA и слезы

Лучшая часть выпуска – это, разумеется, посещение матча «Ливерпуль» – «Барселона» на «Энфилде».

Перед игрой Савин встретился с олдскульным болельщиком «Ливерпуля» Дэнни, который гоняет на все матчи команды. Он дал прогноз.

– Думаю, «Ливерпуль» выиграет. Мы забьем нужные четыре мяча и не пропустим.

– Ты что, бухал сегодня?!

Нет, Жека, он не бухал.

– Ливерпуль» – это религия, у нас в семье два поколения болельщиков. Если кто-то рождается, то сразу крестится в католика и фаната «Ливерпуля». И все – две религии.

– Кто круче как капитан – Хендерсон или Джеррард?

– Я считаю, что Хендерсон вообще не должен быть капитаном. Он не лидер и не лучший игрок. Он ни разу не Стивен Джеррард и даже в подметки ему не годится.

Перед игрой болельщики «Ливерпуля» развлекаются у стадиона с помощью песен.

Автобус команды встречают громкими аплодисментами и красным дымом.

«Это лучшее, что я слышал в своей жизни», – говорит Савин о You’ll Never Walk Alone перед началом матча. Через 90 минут его ждут новые эмоции.

«Такой атмосферы я никогда не видел. Футбол в моем представлении уже никогда не будет прежним», – признается блогер.

Узнали свою реакцию на голы во втором тайме?

Победа! 

«Таким футбол, свою любимую игру, я еще не видел», – говорит Савин со слезами на глазах. Да, мы тоже.

Головин гоняет в Монако на «Смарте», играет в доту и не жалеет о переходе. Выпуск «Красавы», которого ждали все

Выпускник «Краснодара» – лучший бомбардир чешской лиги. К нему приехал Савин

Арбитр из России будет судить финал женской ЛЧ. Кажется, снова виноват «КраСава»

развернуть