Парень, который не сдался.

Сразу после свистка Эдуар уперся головой в газон и зарыдал. В 29 лет, едва-едва сверкнув на топ-уровне, он зацементировал ворота «Челси»: вытеснил самого дорогого вратаря в истории Кепу и ветерана Вилли Кабальеро, провел 16 сухарей в АПЛ и еще 9 – в Лиге чемпионов (повторил достижение Канисареса и Кейлора Наваса).

Но все это еще недавно казалось недостижимым. Семь лет назад он жил на пособие и не удержался в четвертом дивизионе чемпионата Франции.

В 23 Менди остался без клуба и работы – даже в четвертой французской лиге

Эдуар Менди родился в небольшом городке возле Гавра, на севере Франции. Его мама – из Сенегала, папа – из Гвинеи-Бисау. В юности он попал в академию «Гавра», где засветились Марез, Погба, Манданда, Бенжамен Менди и Ферлан Менди (двоюродный брат Эдуара), хорошо учился, ездил по школьному обмену в Англию – в Брайтон. Там побывал на матче, полюбил английский футбол и с тех пор мечтал играть в АПЛ.

Но Менди никогда не считали суперталантливым футболистом. В «Гавре» он позанимался только год, а до 19 играл в местном любительском клубе в региональной лиге. 

Менди никому не был нужен. Он сидел в запасе «Шербура» из третьей французской лиги, а играть начал, только когда команда свалилась в четвертый дивизион.

Дальше – еще хуже. В сезоне-2013/14 даже несчастный «Шербур» не захотел иметь ничего общего с 22-летним Менди – контракт не продлили. Оставалась только мечта об Англии. Эдуар хотел сбежать хотя бы в третью или четвертую лигу. Тем более агент обещал помочь.

Но что-то опять пошло не так.

«Это был худший момент в карьере, – говорил Менди Daily Mail. – Трансферное окно заканчивалось, но агент не отвечал. Я отправлял ему голосовые сообщения и смс каждый день. Он игнорировал. И так до последнего дня. У него даже не хватило смелости поговорить со мной напрямую. А потом он написал: «Извини, это последний день окна, и я не могу найти тебе клуб, поэтому можешь поискать какую-нибудь другую работу и потренироваться самостоятельно».

Менди не сдался, работал за троих и цеплялся за каждый шанс. Теперь он – победитель Лиги чемпионов и учит сына стойкости

После такого удара 23-летний Менди вернулся домой к родителям. Ни работы, ни футбола – и беременная жена. Не слишком приятная ситуация.

Эдуар жил на пособие по безработице.

«Было очень тяжело осознавать, что я не способен прокормить семью. Но мне повезло, – вспоминает Менди. –  Я жил в Гавре и мог находиться рядом с родителями, Поэтому я не даже не тратил полностью пособие по безработице».

Эдуар надеялся вернуться в футбол – поддерживал форму в спортзале, много тренировался (его бесплатно приютила молодежка «Гавра»), но чуть не сломался.

«Было два варианта: либо попасть в профессиональный клуб, либо найти другую работу, чтобы зарабатывать нам на жизнь, – говорил Менди. – В какой-то момент я начал подавать заявки на собеседования. Я неплохо учился и что-то понимал в бизнесе и коммерции. Мой хороший друг – владелец магазина мужской одежды. Он был уверен, что я смогу помочь его компании, и предложил управлять магазином».

Через восемь дней Эдуару поступило другое предложение – перейти в «Марсель».

Менди позвали на роль четвертого вратаря. Незавидное место: минимальная зарплата, статус запасного в дубле «Марселя», который играл в четвертой лиге. 

«Ему дали однолетний любительский контракт на минимальную зарплату, – говорил тренер вратарей академии «Марселя» Доминик Бернанович. – Менди был как запасное колесо».

Эдуар зацепился за шанс. 

• Летом 2016 года он перешел в «Реймс» из Лиги 2

• Зимой 2017 года дебютировал из-за удаления основного вратаря

• Осенью 2017 года впервые в карьере стал основным – во второй французской лиге

• Летом 2018 года вышел в Лигу 1

• Осенью 2018 года заинтересовал французских топов и «Челси»

«Я слышал об интересе «Челси» еще в 2018 году, – рассказывал Менди L’Equipe. – Говорил себе, что это ничего не значит, что это просто какой-то просмотр. Понимал, что затеряюсь в «Челси».

Менди выбрал плавную траекторию. После одного сезона в Лиге 1 его забрали в «Ренн» на место Томаша Коубека (чешский вратарь, уехавший в «Аугсбург»). Похоже, это был лучший выбор. «Ренн» провел фантастический сезон и вышел в Лигу чемпионов.

Сразу вернулся и «Челси», который агрессивно обновлял состав и нуждался в замене Кепе. За один сезон «Ренн» заработал на Менди 17 миллионов евро. Купили за 7 – продали за 24.

А теперь профит выжимает «Челси». Эдуар – антипод Кепы. Спокойный, стабильный и успешный, он не теряет скромности и продолжает пахать.

«Я верил, что нужно много работать. Я был готов делать в два-три раза больше, чем остальные, – признавался он Daily Mail. – В Гавре, когда у меня не было контракта, я ходил в спортзал, если он был закрыт – бегал. Хотел, чтобы мной заинтересовались. Многие бы сдались в такой ситуации. Но не я.

Я хотел бы сказать сыну: «Если в твоей жизни будут тяжелые моменты, не сдавайся. Нужно опереться на них, чтобы оттолкнуться и стать сильнее. И никогда не сдаваться».

Канте носили на руках! Этот финал – новый великий пункт в его красивейшей истории

Нет ничего лучше семейных празднований: поцелуи, объятия и просто счастье всего «Челси» после финала ЛЧ

Фото: globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com, Federico Pestellini via www.imag/www.imago-images.de; actu.fr/Archives; REUTERS/Manu Fernandez, David Ramos

развернуть

Неделя Леонида Викторовича.

Вечером 17 мая Леонид Слуцкий масштабно отпраздновал 50-летие – собрал друзей в одном из клубов на берегу реки Москвы: выступали «Руки Вверх», Леонид Агутин, комик Ваня Усович. Вели мероприятие Александр Гудков и Екатерина Варнава.

На одну из сторис попали кадры видеопоздравления – но не того музыкального, которое выпустил «Рубин». На следующий день Слуцкий опубликовал загадочное видео в своем инстаграме – оказалось, Александр Гудков снял для тренера короткометражный фильм.

Уделите ему 5 минут – точно не пожалеете. 

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Leonid Slutsky 🇷🇺 (@leonid.slutsky)

Короткометражка – подражание визуальному и повествовательному стилю фильма «Амели». Другие отсылки сейчас тоже разберем.

• «Леони с самого детства мечтал стать стариком, чтобы весь день сидеть на скамейке и кричать прохожим, как им надо правильно ходить». Суть работы тренера в одной фразе.

• «Больше всего Леони любил качаться на качелях. Но качели не любили, когда на них качался Леони. Поэтому он качался на качелях, но не на качелях». Фирменный стиль Слуцкого!

Кстати, недавно тренер объяснил, что качался из-за стресса. А теперь предпочитает ходить по технической зоне – это новая фишка.

• «Коней он рисовал всегда – во сне, в автобусе и даже при коклюше». Учительница говорит, что Леони рисует себя среди коней – и их всегда 11. Да, это отсылка к периоду карьеры Слуцкого в ЦСКА.

• «Леони очень любил качественную шерсть». Сложная отсылка с ковром – про «Халл». Город Кингстон-апон-Халл славится тем, что там делают отличные шерстяные изделия.

• «Лучшими друзьями Леони были близнецы Вася и Леша. Они продавали березовый сок». Ну вы же догадались, что это про Березуцких? Братья играли у Слуцкого в ЦСКА и сборной, а потом вошли в тренерский штаб «Витесса». 

• «А еще Леони любил валяться на траве. И к 11 годам валяния трава в его дворе стала, мягко говоря, очень редкой. Леони где-то узнал, что самая хорошая трава – в Голландии». Да, вот так и появилось желание поработать в Эредивизи.

• Упавший на Леони телевизор «Рубин», кстати, выпускали в Москве.

Слуцкий – однозначный герой этой недели.

Все о мегахите «Рубина» для Слуцкого: Шатов сам пел Губина, мебель взяли на «Авито» (разгружали ее целые сутки), сын – секретный советник 

Светская хроника: Слуцкий закатил вечеринку в честь 50-летия, ему подарили футболку Марадоны, Дзюба рассказал тост про льва и бегемота из «Мадагаскара»

Видеопоздравление Слуцкому от «Рубина»: сняли вариант «Старых песен для главного»

развернуть

От редакции: вы читаете пользовательский блог, где рассказывают о американском баскетболе. Это первый пост автора, но он уже попадает на главную страницу. А давайте отметим красивый дебют плюсами!

Хорошая вторая скрипка – человек, который спасает ситуацию, когда у лидера по каким-то причинам не идет. От качества выступления второй скрипки часто зависят самые критичные моменты. Ролевик – человек, выполняющий строго отведенные ему функции, от хороших ролевиков зависит глубина состава и стабильность на дистанции.

В прошедшей серии первого раунда плей-офф-2020/21 против «Клипперс» Кристапс Порзингис не смог удачно вписаться ни в одну из этих двух категорий. А ведь несколько лет назад считалось, что вокруг латыша можно строить если не чемпиона, то контендера. Поговорим о причинах неудач некогда главного единорога Ассоциации и о будущем атакующего защитника с ростом 221 см.

Для начала напомню – кто же такой этот ваш единорог и с чем его едят? 

Если кратко – это такой игрок, который вопреки антропометрическим (или еще каким-либо) данным делает неординарные вещи. Лучше всего о единорогах и местах их обитания рассказал мастодонт баскетбольной журналистики Билл Симмонс. На нашем горячо любимом сайте был прекрасный перевод, новоприбывшим настоятельно рекомендую с ним ознакомиться.

Битва единорогов. Билл Симмонс – о лучших молодых игроках НБА

В русском языке «Единорог» не передает смысла оригинальной метафоры, где «Unicorn» (то есть рассматриваемая нами особь единорога) созвучно со словом «Unique» (то есть, собственно, неординарный, уникальный). Но прозвище уже устоявшееся, так что изобретать смолл-болл придумывать велосипед я не буду, пользоваться будем этим термином.

Сейчас в западных медиа прозвище «Единорог» больше всего закрепилось именно за Порзингисом. Почему?

Потому что на бумаге и в Нью-Йорке (то есть и там, и там – в красивой, но далекой от реального адекватного мира ситуации) Кристапс так себя и зарекомендовал. Дюрэнт рассыпался в комплиментах, фанаты «Никс» *снова* поверили, что, наконец, пришло озарение (спойлер – как пришло, так и ушло, но это фанаты «Никс», давайте не будем к ним категоричными) – все и правда начиналось как в сказках, откуда к нам и пожаловали единороги.

Кристапс Порзингис в «Нью-Йорке» – это:

  • Поставленный трехочковый бросок от парня с ростом 221 см. 
  • При этом быстрый релиз – его действительно практически невозможно накрыть.
  • Длинное тело и длинные руки – аллей-упы, невозможные подборы и блокшоты.
  • Неожиданно хорошая координация и даже намеки на приличный (или все-таки просто адекватный) дриблинг.

Между строк – у Порзингиса есть старший брат, тоже баскетболист, а зовут его Янис. Я не знаю, что делать с этой информацией, но пройти мимо не получилось. У единорогов скупая фантазия на имена?

И Кристапс играл достойно. В Нью-Йорке. Конечно же, дальше последовал обмен, причем в единственное логичное место в лиге – к главному расисту фанату европейского баскетбола Марку Кьюбану в Даллас. Под крылышко к другому нескладному белому, да в пару к словенскому самородку Дончичу. Казалось бы, лучше дуэта не придумать – пик-н-ролл таких ребят страшнее релиза Жоакима Ноа, Порзи может элитно поливать из-за дуги, освобождая Луке краску для проходов, вместе они смотрятся донельзя аутентично (мне больше всего напоминают парочку из французской классики «Большая прогулка» – героев де Фюнеса и Бурвиля). Но… цитируя великого актера, строителя стен и чуть-чуть президента, «Sounds good, doesn’t work». 7 июня 2021 года, несколько часов после завершения серии первого раунда плей-офф НБА между «Даллас Маверикс» и «Лос-Анджелес Клипперс» – вся баскетбольная ветка «Спортса» усеяна комментарии о профнепригодности латышского единорога. 

Что случилось?

Инертная игра на подборах, 0 из 5 из-за дуги – это явно был не вечер Порзингиса. 

Вот только дело в том, что вся серия выглядела как один большой «не вечер Порзингиса».

Пока розовощекий словенский парнишка взвалил на свои плечи (простите за эту метафору, но в свете последних событий в нашем сказочном Королевстве…) техасский клуб и оставлял на площадке всего себя, да так, что сдала аж его… шея в поисках хоть кого-то, кто ему поможет против калифорнийцев, провозглашенный единорог проваливал матч за матчем. Претензии болельщиков и критиков вполне сходятся, их можно сгруппировать в две основные категории.

Порзингис – атакующий защитник с ростом 221 см. Без броска

Данный мотив широко распространен в западных медиа, в особенности в Твиттере (где популистов сидит еще больше, чем на футбольной ветке в момент игр «Реала» и «Барселоны»). Давайте разбираться. 

Действительно, бросок Порзингиса всегда был его главным оружием, посмотрим цифры о его трехочковых бросках в регулярке:

Мы видим положительную тенденцию увеличения количества бросков, очень приличную реализацию (на самый всякий случай – столбец 3P%), но это, будь она не ладна, регулярка. В плей-офф латыш дебютировал в «пузыре» и имеет следующие показатели:

Ага, элитные показатели в «пузыре» (но все, что было в «пузыре», остается в «пузыре»), правда, выборка всего в три матча не говорит о какой-либо систематичности.  Ну и злосчастный сезон-2020/21. 29,6% из-за дуги, всего 4 попытки за матч (6 в регулярке), 1 из 5 в первом матче, 0 из 2 в третьем, роковые 0 из 5 в решающем седьмом.

Но проблема была не только в плохой реализации – в один момент латыш совсем потерял уверенность в своем броске. Характерный момент – эпизод из седьмой игры. Порзингису скидывают под 45, на него летит сильно уступающий в габаритах соперник, Кристапс делает ложное движение… заходит внутрь дуги и бросает странный дальний средний. Неточно. 

На дистанции ни в коем случае нельзя говорить, что у Порзи нет броска. Оставьте это ненавистникам и некоторым неадекватным персональным фанам Дончича. Да, КП явно не нашел его в этом плей-офф, но провалы случались и у великих игроков и шутеров. 

Проблема в том, что лишившись своего главного оружия, Порзингис вообще перестал приносить пользу уровня второй звезды.

При своей антропометрии Кристапс действительно играет в стиле атакующих защитников (вингов) по модели 3&D – много бросает с получения, мало лезет в пост (просто сравните игру второго гиганта Далласа Бобана и Порзингиса), краску страхует на посредственном уровне. Если у 3&D игрока не пошел бросок, он обязан начать элитно упираться в защите, иначе его поменяют. А какие же отношения завязались между Порзи и обороной?

Порзингис инертен и не заряжен на борьбу

Данный тезис несколько сложнее анализировать цифрами, хотя все равно можно попробовать. Рост Кристапса, напомню, 221 см. За 7 матчей и около 233 минут латыш собрал 38 подборов. Мало ли это? Дончич за те же игры взял 55 отскоков. Конечно, тут можно сказать, что такова тактика – отсечение игроков соперника от Луки, от этого такие цифры, если бы не одно «но». 

Речь о жутком моменте в седьмой встрече, квинтэссенции всей игры Порзи в защите в серии, когда Кристапс не мог взять два элементарных подбора подряд в борьбе с сильно уступающими в размерах соперниками. На своем щите. Вообще на протяжении первого раунда создавалось ощущение, что КП берет подборы только тогда, когда мячи сами прилетают в его длинные единорожьи руки. В особенности, на чужом щите, где ситуация выглядела совсем плачевно.

Седьмые игры – место, где куются герои и складываются легенды. Место великих противостояний и великих атлетов. Порзингис же не может (или не хочет?) поставить спину при подборе на своем щите. Хорошо, допустим, это не Родман (далеко не Родман...), и рассчитать траекторию отскока у латыша не получается. Тогда выезжай хотя бы на желании. Но... Страшно представить его на месте, например, Кваме Брауна (Или там все-таки все было не так?)

«Никто не даст фол за легкое касание, чертов ты п****». Джордана обвиняли, что он уничтожил карьеру №1 драфта, но, похоже, это выдумали журналисты

В играх на выбывание, ну и в пресловутых седьмых играх особенно, люди выходят биться. Порзингису явно не хватало агрессии, как в атаке (мало взятых бросков), так и в защите (латыш за серию сделал больше перехватов, чем блоков, 7 к 5, не странные ли цифры для семифутера? Ах да… Это же единорог…). Тот же Трей Берк, неожиданно получивший в седьмой игре 8 минут, в лучших традициях Уэстбрука пер на кольцо и порол почти каждую атаку, в которой завершать приходилось ему, но хотя бы пытался играть агрессивно (пусть и очень плохо). Такая инертность неприемлема ни для ролевика, ни тем более для номинально второй звезды команды, рассчитывающей на второй раунд на Западе.

Да-да, до 7 матча, в котором Порзингис все-таки выстрадал 11 подборов, малыш Кампаццо из Денвера действительно собирал в среднем подборов за матч больше, чем латыш. Но это совсем другая серия, другая модель, с серьезным лицом приводить этот аргумент как некое статистическое доказательство не стоит. Хотя это лишь в очередной раз подтверждает, что Кампаццо – боец, а Порзингиc, кхм... единорог?

Что могло послужить причиной такой мягкости Кристапса? Травмы? Возможно. Ментальные проблемы? Тоже легко может быть правдой, ведь это его первый настоящий плей-офф (все-таки, в «пузыре» условия были иные. Как минимум, отсутствие болельщиков и настоящих выездных игр). Проваливать первые в карьере серии на выбывание – далеко не новость и не сюрприз даже для звезд калибра первой величины. Хотя, опять же, это больше касается именно набора очков, а не заряженности на борьбу, желания оставить всего себя на площадке. Вспомним Джимми Батлера (только, пожалуйста, не образца серии первого раунда этого года) или, простите меня, Рассела Уэстбрука (кстати, одного из моих любимых персонажей с точки зрения отношения к игре).

Кстати, Расс потенциально мог бы выдать точно такие же 0 из 5 из-за дуги, насобирать те же 11 подборов (если не больше) и биться до потери сознания. В этом и заключается парадокс статистики – нельзя судить лишь по ней. Ментально (это важная ремарка) условный Уэстбрук в этой серии был бы гораздо полезнее, нежели совсем не условный Порзингис.

ИТОГ

Кристапсу Порзингису 25 лет. Мы не можем точно знать, что будет с его здоровьем и телом, судьбы таких фриков особенны. Но пара-тройка лет в добром здравии, хочется верить, в запасе у него еще есть. Значит, многое только впереди.

Да, Кристапс однозначно провалился в этом году в самый ответственный момент.

Ставить ли на этом крест и написывать Кьюбану во всех социальных сетях, создавать петиции с требованием его обмена? 

Это будет верхом популизма.

Порзингис явно заслуживает еще один шанс в играх на выбывание.

И с учетом отношения Кьюбана к белым парням тренеров и менеджеров к таким уникальным игрокам он его получит. С учетом его контракта, скорее всего, будет это все так же в Далласе. 

А вот если он провалит и его, тогда сказка о единороге может закончиться трагично.

 

Друзья! Это моя первая запись в блоге. (Кстати, надеюсь, вы оцените его название и поймёте отсылку). Что называется, наболело. Как известно, первый раз – самый страшный, поэтому прошу, пишите комментарии и критику о форме и содержании. Если понравилось, пожалуйста, ставьте плюсы и подписывайтесь на блог. Для меня это будет лучшим стимулом продолжать!

Фото: East News/AP Photo/Ashley Landis; REUTERS/Kirby Lee-USA TODAY Sports, Kevin Jairaj-USA TODAY Sports, Jerome Miron-USA TODAY Sports

развернуть

Англия на связи!

Если вы смотрите АПЛ из России и включаете трансляции хотя бы минут за 15 до стартового свистка, то наверняка слышали эту фразу. Всем привет, это Дария Конурбаева – как написали недавно в комментариях, «непонятно откуда появившаяся мадам, которая катается по всей Англии». И так уж вышло, что как автор Sports.ru и корреспондент Okko я действительно весь этот сезон каталась по пустой и скованной локдаунами Англии как одна из пары десятков оставшихся с этой стороны закрытых границ международных репортеров. 

Удивительное приключение растянулось на 8 месяцев, 5 городов, 12 стадионов – и сложную для осознания цифру в 60 матчей (плюс по одному в ЛЧ и ЛЕ, а также полуфинал и финал Кубка Англии). Дважды матчи переносили («Тоттенхэм» – «Фулхэм» из-за ковида, «МЮ» – «Ливерпуль» из-за протестов), дважды меня не пустили на стадионы по медицинским показателям: один из журналистов заболел коронавирусом, и на матчи следующих выходных не пустили никого, кто мог пересечься с ним в ложе прессы.

К концу сезона десятки игр, пустые стадионы и регулярные нулевые ничьи в матчах топ-6 слились в одно бесконечное пятно под названием «сезон-2020/21». У болельщиков он отпечатается в памяти интершумом с искусственными голосами с экрана и тоской по родной команде, у футболистов и тренеров – невероятным графиком матчей и потерей ощущения домашних и гостевых стадионов. 

Я же запомню этот год пустыми трибунами и поездами между городами, пробирающим холодом (в Англии выдалась на удивление холодная и дождливая весна), громкими голосами тренеров, бесконечными проверками температуры – и бесконечной смесью радости и усталости. Увидеть столько разных игр в пандемию, когда самые яростные болельщики не видели свои команды по 14 месяцев, – невероятная привилегия. Работать в профессии мечты («ты ходишь на футбол и тебе платят за это деньги») – большое счастье. 

И почти невозможно объяснить, что от 2-3 даже самых счастливых и привилегированных матчей за неделю на протяжении месяцев тоже можно устать: кажется, сохранить свежесть не выходит даже у футболистов, жалующихся на расписание и получающих «чего вы ноете, идите играть» в ответ. 

Впереди нас всех (и репортеров, и футболистов) ждет Евро, а всю Англию – бесконечные вопли «it’s coming home» из каждого утюга, но пока я хочу зафиксировать этот английский сезон 10 матчами. Не самыми зрелищными, не самыми сенсационными, не гениальными с тактической стороны – а просто 10 игр, которые я видела вживую и которые запомнились мне больше всего.  

10. «Ливерпуль» – «Лидс» – 4:3 (12 сентября)

Ты помнишь, как все начиналось!.. Середина сентября, старт сезона АПЛ. Чемпионский «Ливерпуль» и яркий «Лидс», чье возвращение ждали даже те, кто его не видел. 

Весь Ливерпуль был завешан самой разной рекламой с участием игроков и Клоппа, в центре города продавали атрибутику. Конец лета – начало осени вообще выдалось хорошим временем в Англии: первая волна ковида закончилась, рестораны и магазины работали почти в полную мощь, слухи о скором появлении вакцины радовали, и всем казалось, что за закрытыми дверями в футбол предстоит играть всего пару месяцев. 

Но у «Энфилда» было непривычно пусто: когда зимой «Ливерпуль» посыпется, все будут рассуждать о влиянии Копа и том, как сильно по команде ударили матчи без зрителей. 

Перестрелка на поле подарила нам эмоции Бьелсы: на его бочке перед матчем посидел сам Каррагер, а фигура Марсело, сидящая на корточках на кромке поля, вызывала восторженное «вау». К концу сезона к эпатажности тренера привыкли, начали сопереживать переводчику Бьелсы, а свой личный опыт послематчевого интервью с ним я до сих пор считаю одним из самых страшных: аргентинец – человек невероятно устрашающей харизмы и в общении с медиа. 

«Лидс» Бьелсы вернулся в АПЛ – и устроил концерт на «Энфилде». В этот вечер не хватало только зрителей

После той игры я задавала риторический вопрос: «Можно весь сезон будет таким крутым и увлекательным?!»

 
 
 
View this post on Instagram

A post shared by Dariya Konurbaeva (@koda_117)

Он в целом справился, а первый матч многое предопределил: «Ливерпуль» начал подозревать, как сложно ему будет защитить титул, а «Лидс» получил первые всеобщие респекты. В итоге он соберет 59 очков (9-е место) – рекорд для вышедшей из Чемпионшипа команды. 

9. «Арсенал» – «Тоттенхэм» 2:1 (14 марта)

Этот матч здесь с единственным, но очень весомым аргументом: я видела тот самый гол Ламелы рабоной

Больше «Арсенал» в этой подборке не появится.  

8. «Манчестер Юнайтед» – «Тоттенхэм» 1:6 (4 октября)

Главный журналистский мем этого сезона – нулевые ничьи в матчах топ-клубов. На самом деле их было не так много, но несколько максимально осторожных игр лидеров в первой половине сезона радовали тактиков, но заставляли журналистов, работающих на играх вживую, мучительно стонать в ожидании следующей такой встречи. До последнего тура приближение каждой игры между большой шестеркой сопровождалось фразой «только не 0:0, пожалуйста!»

«Юнайтед» за год сыграл с таким счетом с «Челси» (дважды), «Ливерпулем» и «Сити», но зато развеселил зрителей в матче с «Тоттенхэмом» – пропустив сразу 6. Гол на первой же минуте, красная карточка, два пенальти – и абсолютный бенефис Моуринью (помните, был такой тренер в АПЛ?), вернувшегося в Манчестер. 

Репортаж с того теннисного матча на «Олд Траффорд»

Через 5 туров «Тоттенхэм» возглавит турнирную таблицу. Всю осень мы будем восхищаться связкой Кейн-Сон, а печальный Люк Шоу станет как будто бы символом «Юнайтед» на еще один сезон.

Моуринью уволят в апреле, Кейн запросится на выход, Сона перестанут пускать на послематчевые интервью: в грустном состоянии на расстроенного корейца физически больно смотреть. 

«Юнайтед» финиширует вторым, ни разу не проиграв в гостях.  

7. «Манчестер Сити» – «Лестер» 2:5 (27 сентября)

Еще один матч из глубокого прошлого, когда Гвардиола еще не понимает, как перестроить «Сити», а Джейми Варди запихивает в ворота Эдерсона аж 3 гола. 

В начале каждого сезона хочется каких-то интриг, и вот тогда отчаянно мечталось, чтобы идеальный «Сити» посыпался (не потому что я против «Сити» – примерно того же хотелось и от «Ливерпуля»). Мы говорили про нервозность Пепа, Родри резко реагировал на вопросы в послематчевом интервью, а такой разгромный счет позволял (второй тур, ха!) говорить о турбулентности сезона перед нами и «ВСЕ МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ». 

Чудеса случаются, но реже, чем хотелось бы журналистам, которым надо каждый тур придумывать новый нарратив. «Сити» снова чемпион, безоговорочно и безальтернативно. «Лестер» же... Я пролистала собственный репортаж с того матча:

«Такой закон подлости работает и с «Лестером». Как только вы навешиваете на команду слишком много ожиданий или она оказывается в шатком положении верхних топ-4 на решающем отрезке сезона, клуб с грохотом рушится вниз. Но стоит списать их со всех счетов, записать в безнадежных неудачников сезона, а перед игрой с «Сити» объявить о том, что командообразующий Ндиди из-за операции выбыл на 12 недель… 

Готово, «Лестер» великолепен». 

*посмотрела на турнирную таблицу, в которой «Лестер» снова пятый, и заплакала*

6. «Эвертон» – «Ливерпуль» 2:2 (17 октября) и «Ливерпуль» – «Эвертон» 0:2 (20 февраля)

Еще одна недолго прожившая сенсация первой половины сезона: «Эвертон» как лучшая команда Мерсисайда. На первой строчке парни Анчелотти продержались, кажется, три тура, поздней зимой попали на самый кризисный отрезок «Ливерпуля» – и вышли победителями из двухматчевого противостояния с соседями, да еще и со сломанным Ван Дейком в качестве трофея. 

Признаюсь, я очень люблю «Гудисон Парк»: он старый, милый, синий и очень уютный – в добром смысле провинциальный. «Эвертону» осенью симпатизировали тоже скорее из обаяния Карло, голевой серии Кэлверта-Льюина и чувства противоречия. Мерсисайдское дерби тогда как следует искрило: мы так привыкли к спокойному и уверенному в себе «Ливерпулю» в прошлом году, что когда не самый удачный ход матча начал выводить игроков и тренера из себя, это казалось чем-то сенсационным. Клопп и компания будут срываться еще много раз по ходу сезона, с травмы Ван Дейка началась эпидемия в защите «Ливерпуля». 

Матч в конце февраля выдался еще более эмоциональным: у Клоппа за несколько недель до него умерла мама, и фанаты поддержали тренера баннерами, а команду встретили, устроив фаер-шоу. «Ливерпуль» сыпался, Алиссон много ошибался в те недели, а победу на «Энфилде» «Эвертон» праздновал так, будто только что выиграл лигу. 

Ван Дейк и Милнер превратились в фанатов, болельщики завесили дорогу на «Энфилд» баннерами, а Клопп опять сказал про нефарт – «Ливерпуль» проиграл еще и дерби

Но 38 туров расставили все по своим местам: «Ливерпуль» третий, «Эвертон» аж десятый. Мерсисайд все еще красный. 

5. «Челси» – «Лидс» 3:1 (5 декабря)

Сильно сомневаюсь, что кто-то кроме фанатов двух команд вспомнит что-то про ход этого матча (Бэмфорд открыл счет в самом начале, но затем Жиру, Зума и Пулишич прибили «Лидс». Лэмпард – все еще тренер «Челси»). Но и на «Стэмфорд Бридж» на поле тогда мало кто смотрел.

В начале декабря Англия вышла из второго локдауна: в октябре цифры по зараженным поползли вверх, и для профилактики перед Рождеством нас закрыли на 4 ноябрьских недели, в которые работали лишь продовольственные магазины и аптеки, были полностью закрыты развлекательные учреждения, запрещалось собираться за пределами собственного дома. Открытие совпало с предрождественским шоппингом, а на футбол впервые с марта разрешили пустить немножко фанатов: 10 клубам АПЛ в менее страдающих от ковида регионах (6 лондонских, 2 ливерпульских, «Брайтон» и «Саутгемптон») позволили до 2 тысяч зрителей. 

Сейчас, когда болельщики возвращаются уже куда масштабнее, 2 тысячи на «Стэмфорд Бридж» видятся не такой уж серьезной новостью, но в декабре возвращение фанатов вызывало слезы радости и ошибки футболистов от непривычного свиста с трибун. 

Главное событие выходных в АПЛ – возвращение фанатов

Декабрь стал футбольной и жизненной оттепелью: за суматошные недели до праздников цифры по заболевшим по всей стране вышли на пик, и сразу после Нового года страна до весны ушла в еще более глубокий (с закрытием школ) третий локдаун. Но теперь, кажется, все и правда возвращается в привычные нормы. 

4. «Лестер» – «Тоттенхэм» 2:4 (23 мая)

Если вы еще не сообразили, то автор этого рейтинга – фанат «Лестера», и при более удачном для «лис» результате матча эта игра вырвалась бы в район первой строчки. Но финальный день АПЛ здесь не для того чтобы наступить на очередную мозоль Роджерсу или поздравить Кейна с золотой бутсой (и, кажется, финальным матчем за «Тоттенхэм». Харри, спасайся!). 

Прошлый сезон АПЛ обошелся без большой интриги («Юнайтед» вполне буднично вышиб «Лестер» из четверки в очной встрече в последнем туре), а вот за год до этого, когда «Ливерпуль» до последнего гнался за «Сити», ощущения были очень похожие на финиш-2021. «Ливерпуль», «Челси» и «Лестер» зарубились за два места в зоне Лиги чемпионов, и 90 минут в трех матчах несколько раз прокатили болельщиков этих клубов на эмоциональных горках. Параллельные трансляции и пуш-уведомления, гул по стадиону, когда в другом матче все складывается, как нужно, крики коллег с радио, которые узнают о голах раньше (радиосигнал всегда идет с опережением телевизора и интернета на 5-10 секунд) – и все это при 8 тысячах фанатов, которые не были на «Кинг Пауэр» с 9 марта 2020-го. 

Прекрасный день для «Лестера», чтобы умереть все снова вывалилось из рук в последний момент. 

«Ливерпуль» решил свои проблемы довольно просто, спокойно обыграв «Кристал Пэлас», а вот «Челси» устроил себе проблемы и проиграл «Астон Вилле». В среду в послематчевом интервью вратарь Мартинес сказал мне, что они очень постараются взять в последнем туре 3 очка для болельщиков, которые не были на «Вилла Парк» с марта-2020. Во всем Мидлендсе с надеждой задержали дыхание: между Лестером и Бирмингемом 60 км, команды никогда не были принципиальными соперниками, и когда «Астон Вилла» забила второй, «Кинг Пауэр», на котором к тому моменту «Лестер» вел 2:1, был максимально близок, чтоб запеть в честь соседей. 

Все рассыпалось так внезапно, как это случается с «Лестером»: Шмейхель привез гол на угловом, а затем команда побежала истерично отыгрываться, и «Тоттенхэм» легко забил еще два. 

Как болельщику, на чьих глазах команда во второй раз подряд пролетает мимо Лиги чемпионов в последнем матче сезона и который составляет этот рейтинг через 6 часов после матча на «Кинг Пауэр», мне по-настоящему больно, обидно и отчаянно. Любой мой аргумент в защиту «Лестера» сейчас будет выглядеть смешно и нелепо, но я позволю себе озвучить один факт. 

Коллега Вадим Лукомский в своем экспресс-выводе по сезону констатировал: «Лестер» жаль, но справедливость дороже. «Ливерпуль» и «Челси» играли качественнее». Убирая за скобки вопрос «значит ли это, что по справедливости (и xG) пятым должен быть «Брайтон»?», оставлю для вас одну статистическую деталь. 

В сезоне-2020/21 «Лестер» провел в топ-4 242 дня. «Манчестер Юнайтед» – 155, «Ливерпуль» – 130, «Сити» – 130, «Челси» – 102.

«Лестер» не жаль (виноваты сами, с 9 домашними поражениями). Но сегодня мне кажется, что футбол не справедливый, а злой, и ему плевать на чьи-то чувства и этические категории.

3. «Лидс» – «Лестер» 1:4 (2 ноября)

Думаю, предыдущий пункт был недостаточно личный, персональный и субъективный, так что на третью строчку забирается еще один матч «Лестера». Правда, происходящее на поле имеет к его попаданию в рейтинг не очень много отношения. 

Привычный набор прессы на пандемийных матчах: много пишущих авторов (как больших изданий, так и местных вроде условной газеты «Вестник Бернли»), десяток фотографов, радио и ТВ-комментаторы, а также несколько международных телевизионных корреспондентов. 

Последние делают ту же работу, что и я: предматчевые включения, послематчевые интервью, съемки с игроками и тренерами на базах клубов – еженедельная рутина, требующая постоянного присутствия в Англии. Постоянство, правда, категория условная: до коронавируса многие телеканалы отправляли репортеров на большие матчи сезона или в командировки вахтовым методом, но закрытые границы и кризис ограничили эти возможности, и на матчах АПЛ осталось два десятка постоянных корреспондентов. Большие холдинги вроде beIN сейчас держат по два человека в Лондоне и на севере, остальные, даже гиганты вроде ESPN, ограничиваются 1-2 репортерами, которые ездят по всей стране.

Уже к октябрю стало понятно, что маленькая каста бродкастеров видит друг друга по несколько раз в неделю. К зиме мы начали организовывать дежурства «кто приносит шоколад на всех на следующую игру», весной договаривались о совместных поездках на матчи, и коллеги на машинах подбрасывали других до метро или железнодорожной станции – а пару раз и вовсе брали с собой из Манчестера в Лондон. 

Дюжина человек, большую часть карьеры работающая в отрыве от основных редакций в Бразилии, Бельгии, Малайзии или России, вдруг нашла друг в друге тот самый рабочий коллектив, которого очень не хватает в дистанционной работе. Я в шутку называла это тайным масонским орденом, который оказался заперт на подводной лодке АПЛ, плывущей без зрителей. Похожие проблемы (клуб поздно привел футболиста на интервью, а телеканал уже ушел из эфира) и радости (бразильская коллега почти рыдала, когда ей дали на флэш Бьелсу), внутренние шуточки и локальные мемы (я так радовалась единственному русскоговорящему интервью за сезон, что на всех следующих матчах «Сити» меня встречали «Дария, можешь не работать, Зинченко не в старте»).

А главное – единственные люди во всем мире, которые в последний год при упоминании усталости от 4 матчей за неделю понимающе кивали, смотря друг на друга стеклянными от перенапряжения глазами. И иногда – хромая в этот момент на костылях (у журналистов тоже бывают травмы по ходу сезона).

Возвращаясь к «Элланд Роуд»: на матче в Лидсе мы оказались вдвоем с коллегой с beIN и весь матч травили друг другу рабочие байки. Тем более что путь в профессии у нас условно похожий: я три года работала в пресс-службе московского «Локомотива», а Мэтт 7 лет строил «Ливерпуль-ТВ». Сошлись на главном очень быстро: быть журналистом в клубе тяжело, потому что от работы внутри команды тебя и всех окружающих психологически штормит каждую неделю. Затем сошлись еще и на том, что «Лидс» лучший, потому что один из первых в АПЛ организовал для журналистов горячие напитки.

В общем, это пункт не про футбол, а про коллег с разных концов света, не устающих весь сезон шутить несмешное: «Почему тебе холодно, ты же из России? – Так, где норвежцы? Сколько можно терпеть эти погодные стереотипы в одиночестве?!» Вы сделали этот год невероятно теплым и уютным. 

О, если вы дочитали до этого момента в тексте и вам все еще нравится – у меня есть графоманский телеграм-канал про [как оказалось] будни локдаунной Англии, хроники моей усталости от футбола и мелкие детали работы на пустых стадионах. Подписывайтесь, ставьте лайк, расскажите друзьям.  

2. «Манчестер Юнайтед» – «Ливерпуль» 2:4 (2 и 13 мая)

Голевая феерия на «Олд Траффорд» стала, конечно же, не главным в эти два дня. Протесты против Глэйзеров превратили нас с коллегами на финише сезона в военных корреспондентов: дымовые шашки, заблокированные двери, битые бутылки, суровый (нет) британский ОМОН. 

Попытка номер 1: Два громких взрыва, файер в Каррагера и много бутылок под ногами. Военный репортаж с «Олд Траффорд»

Попытка номер 2: Репортаж из осажденного «Олд Траффорд»: отвлекающий маневр автобуса «Ливерпуля», дымовые шашки, кровати в вип-ложах

Это было первое настолько масштабное столкновение с болельщиками в новой постпандемийной реальности. Такое сложно объяснить тем, кто давно ходит на концерты и набивает больше половины стадионов, но в первую попытку провести матч в Манчестере меня натурально трясло: не от страха попасть под фаер, а просто от вида такого огромного количества людей. Я сомневаюсь, что с марта 2020-го видела больше 100-200 человек в одном месте – а здесь к «Олд Траффорд» подтянулись несколько тысяч. Месяцы в локдаунах дают о себе знать: уровень тревожности в толпе, чей ковидный статус непонятен, моментально зашкаливает.  

Очень непривычно, совсем не про футбол – самый атмосферный матч АПЛ в сезоне.

1. Финал Кубка Англии. «Челси» – «Лестер» 0:1 (15 мая)

Под конец позволю себе отвлечься от АПЛ – и еще раз вам напомнить, что я лестерский фанат. 

Не буду повторяться и заново восхищаться Тилемансом-пушкой-страшной: матч был всего неделю назад, и репортаж еще не успел остыть.

Расскажу маленькую деталь за кадром. Перед игрой мы увиделись с коллегой, болеющей за «Челси», заговорчески стукнулись кулаками и нервно пожелали друг другу удачи. После игры, когда я полчаса не могла перестать рыдать от переполняющих эмоций (ни разу не приувеличение, чистая правда), ко мне подошло человек 10, уточнить плачу ли я от счастья или что-то случилось. Одной из первых была та самая коллега, крепко обнявшая меня и прокричавшая на ухо: «Вы большие молодцы и заслужили!». 

Через 3 дня на «Стэмфорд Бридж» мы обсудили это более спокойно: «Я бы хотела, чтобы «Челси» выиграл, но в тот день было правильнее, чтобы Кубок достался «Лестеру», просто по-человечески и по-жизненному, а не по футбольному». «Челси» в итоге взял место в топ-4 и имеет шанс на ЛЧ, так что скорее всего Алиссон мило превратила Кубок в утешительный приз. Но возможно, в футболе все-таки есть если не справедливость, то некая сила, умеющая красиво заворачивать сюжеты и иногда делать вещи правильно и раздавать награды как-то более-менее равномерно.

Но главная фраза, выносящая этот финал на первое место, принадлежит коллеге с BBC Leicester: «14 месяцев назад у футбола вырезали сердце, и сегодня это сердце возвращается. Посмотрите на всех этих фанатов! Этот оркестр, этот финал! Мы возвращаемся, футбол возвращается, нам это очень нужно». 

Это был долгий, иногда ощущающийся почти бесконечным, яркий на сюжеты – но все равно звеняще одинокий сезон на пустых стадионах. 

Это был очень длинный для Англии год с 8 месяцами в локдаунах: я не знаю ни одного человека, которого бы психологически не поломало за это время. 

В середине мая нам официально разрешили видеть и обнимать других людей. В середине мая на стадионы пустили 22 тысячи болельщиков. 

Футбол – и жизнь – возвращаются. 

Пеп – лучший? Рубен Диаш или Бруну Фернандеш? Маунт или Фоден? Ищем героев АПЛ не только в «Ман Сити»

Фото: Дария Конурбаева; REUTERS/Catherine Ivill, Laurence Griffiths, Martin Rickett, Mike Egerton

развернуть

Удивительная история Жерара Лопеса.

Триумф «Лилля» – главная неожиданность евросезона по версии читателей Sports.ru. За этот вариант проголосовали 74% участвовавших в опросе – чистая победа. При этом, судя по комментариям, это была не просто неожиданность, а неожиданность приятная. Все обожают сказочные истории, когда маленькая команда сокрушает фаворита. Вечный сюжет, существующий еще с тех времен, когда андердог Давид ушатал топового великана Голиафа. Так и здесь – значимой победу «Лилля» делает фигура его главного противника – «ПСЖ», за которым стоит финансовая мощь владельцев из королевской семьи Катара. Крах «денежного мешка» приятен сердцу нейтрального болельщика, который верит, что в футболе не все решают деньги

Однако успех «Лилля» – это не сказка про Золушку в чистом виде. Да, за ним нет фонда эмира Катара, но есть кое-что другое и малоизвестное. Косвенную роль в победе сыграли российские связи владельцев компании, давшие возможность получать многомиллиардные госконтракты на строительство дорог. А это, в свою очередь, стало возможным благодаря любви Владимира Путина к быстрой езде. Звучит невероятно? Возьмите с полки попкорн – это действительно удивительная история. 

Никто точно не знает имени владельца «Лилля». Все дело – в особенностях законов Люксембурга 

В Европе принято гордиться прозрачностью бизнеса и власти, но «Лилль» – особая история. Реальный владелец чемпионов Франции по большому счету неизвестен. Как такое могло произойти? Как обычно, дело в деньгах. Точнее в долгах и стечении обстоятельств. 22 декабря прошлого года официально объявили, что «Лилль», лидировавший на тот момент в чемпионате Франции, стал собственностью компании Callisto Sporting – дочерней структуры зарегистрированного в Люксембурге инвестфонда Merlyn Partners. 

За десять дней до этого компания Mediapro, купившая перед стартом сезона права на трансляции Лиги 1 за рекордную сумму – 780 млн евро в год , разорвала контракт. Причина: недоигранный из-за пандемии сезон-19/20, новый платный канал для трансляций оказался убыточным, а взятые под проект кредиты – неподъемными. 

Расторжение контракта заставило клубы срочно пересмотреть бюджеты, а банки, выдававшие им кредиты с учетом повышения ТВ-доходов, – напрячься.

«Лилль» оказался в числе крупнейших должников – на нем висели 123 млн евро американскому банку JP Morgan и фонду Elliott Management американского бизнесмена Пола Сингера, который за полтора года до этого уже получил за долги «Милан» и не планировал расширять свою футбольную империю. 

К владельцу «Лилля» Жерару Лопесу тут же выехала делегация банкиров за дополнительными гарантиями погашения кредита. Лопес обещал отдать долг летом, как раз к окончанию кредитного договора – клуб планировал несколько громких продаж, которые бы и обеспечили требуемую сумму. Но напуганные нестабильностью банкиры предпочли деньги здесь и сейчас, поэтому стороны договорились о другой схеме – кредиторы забирают клуб как залог по кредиту и тут же продают его за сумму долга новому владельцу, которым и оказалась люксембургская компания Callisto Sporting. Лопес покинул пост президента, все остальное, включая позиции главного тренера и спортивного директора, осталось неизменным. 

Для человека, у которого только что отняли успешное дело, Лопес выглядел чересчур хладнокровным. «Я польщен интересом фонда Merlyn к клубу. Доволен проделанной нами работой и тем, что спортивные успехи, которые мы принесли «Лиллю», были признаны иностранными инвесторами в эти трудные для французского футбола моменты», – говорилось в заявлении Лопеса, опубликованного сразу после закрытия сделки.

Но кто стоял за компанией Callisto и фондом Merlyn, осталось загадкой. Президентом клуба назначили Оливье Летанга – профессионального футбольного менеджера, возглавлявшего до этого «Ренн» работавшего в «ПСЖ» спортивным директором. Он и стал главным спикером от руководства клуба, однако на все вопросы о реальных владельцах «Лилля» отвечать категорически отказывался. 

Французские СМИ строили догадки, что покупателем мог выступить голландский банкир Маартен Петерман, основываясь на том, что тот 20 лет работал в JP Morgan – банке-кредиторе клуба, а затем основал собственный хедж-фонд Merlyn Advisors, чье название похоже на название фонда-покупателя. 

В конце февраля Петерман дал небольшое интервью нидерландскому изданию Het Financieele Dagblad, подтвердив покупку, но отделавшись общими словами о «высоком потенциале французского футбола». Но и это признание не прояснило картину. Дело в том, что Люксембург, где зарегистрирован фонд Merlyn Partners, является настоящим европейским офшором. Финансовое благополучие небольшой страны, неизменно возглавляющей рейтинги государств с самым высоким уровнем жизни в Европе, во многом основано на том, что местное законодательство позволяет зарегистрированным там компаниям скрывать своих истинных бенефициаров. 

В феврале 2021 года журналисты Le Monde, Le Soir, The Miami Herald, Sueddeutsche Zeitung и некоторых других изданий опубликовали расследование под названием OpenLux, посвященное деятельности люксембургских инвестиционных фондов. По данным журналистов, в Люксембурге действуют 15 тысяч инвестфондов с активами в управлении 4,5 триллиона евро – больше, чем где бы то ни было в мире. При этом 81% фондов не отчитываются о конечных владельцах денег, которыми они распоряжаются. 

Фонд Merlyn Partners, купивший «Лилль», один из этих 15 тысяч. И стоять за ним мог кто угодно. Теоретически – даже прежний владелец клуба Жерар Лопес, который, к примеру, не хотел гасить долг клуба из собственных средств, чтобы не нарушать финансовый фэйр-плей. Тем более что сам Лопес – гражданин Люксембурга и бизнесмен с весьма богатым и неоднозначным бэкграундом. И даже если сделка по продаже клуба была реальной и у «Лилля» действительно новый владелец, вклад Лопеса в этот успех колоссален. За три года он превратил клуб, боровшийся за выживание в Лиге 1, в успешный проект с инновационным подходом к развитию. И состав, одолевший Голиафов из «ПСЖ» в нынешним сезоне, был собран на его деньги в рамках разработанной им стратегии, о которой я еще расскажу ниже. 

Миллиарды Лопесу принесла продажа Skype. Это позволило ему стать инвестором в спортивные проекты

Жерар Лопес родился в 1972 году в люксембургском городке Эш в семье иммигранта из Испании. Его отец уехал на заработки еще в 17-летним возрасте: работал на стройках в Бельгии и Швейцарии, а затем осел в Люксембурге, где открыл мясную лавку. «Окна нашей двухкомнатной квартиры выходили на поле футбольного стадиона, где играла команда «Фола Эш», – вспоминал как-то в интервью Лопес. – И я с детства был футбольным фанатом. Но болел за испанские команды, не пропускал ни одной трансляции матчей Ла Лиги, я был настоящим испанским патриотом. Но с возрастом начал понимать, что я должен научиться чувствовать себя счастливым там, где нахожусь в настоящий момент». 

Еще в подростковом возрасте Лопес увлекся программированием – первые деньги он заработал, создавая программы для коммерческих фирм. Но настоящее окно возможностей для юного бизнесмена открылось с появлением интернета. «Я был просто одним из первых, кто оценил перспективы интернета, – рассказывал Лопес. – Сейчас об этом странно вспоминать, но хотя коммерческое использование интернета было разрешено в 1993 году, многие в Европе считали его модой на один сезон и не относились серьезно. Многие, но не я».

Для начала он создал несколько собственных компаний, которые разрабатывали сайты для аренды автомобилей и установки сигнализаций – на рынке в то время конкурентов не было. Лопес раскручивал сайты, а затем продавал их. К 22 годам он заработал первый миллион долларов, но амбиции были куда масштабнее. Лопес создал венчурный фонд Mangrove Capital Partners, который искал перспективные технологические стартапы по всему миру, привлекал в них деньги, а затем выходил из разросшегося бизнеса с большой прибылью. 

Его самой громкой сделкой стала покупка малоизвестной шведско-датско-эстонской компании Skype. В 2003-м году он вложил в проект 20 млн евро, а затем подтянул и деньги других инвесторов. Идея дешевых голосовых и видео звонков через интернет оказалась революционной: спустя два года Лопес и его партнеры продали Skype американской компании eBay за 2,5 миллиарда долларов. По данным французских СМИ, доля Лопеса составила 400 миллионов долларов. 

Богатство позволило Лопесу реализовать мечту и заняться спортивными проектами, хотя он сам признавался, что мог бы найти деньгам более эффективное применение. «Просто я не классический финансист, который ищет лучшие варианты для инвестиций, чтобы получить максимальную прибыль, – объяснял он. – Я должен влюбиться в проект. Это должна быть страсть. Ведь я это делаю, чтобы просто получить удовольствие». 

Для начала он купил футбольный клуб «Фола» из родного Эша, за матчами которой он наблюдал из окна своей детской комнаты. На тот момент команда была аутсайдером второй люксембургской лиги. Деньги Лопеса позволили «Фоле» подняться в первый дивизион и стать чемпионом страны спустя 82 года после предыдущего успеха. Но, разумеется, для Лопеса с его деньгами чемпионат Люксембурга был слишком мелок. В 2009-м он заиграл по-крупному. Но начал не с футбола, а с другого большого увлечения – спортивных машин. 

Став миллиардером, Лопес стал собирать коллекцию спортивных машин. По мнению авторов британского телешоу Top Gear, его коллекция из 85 раритетных спорткаров, среди которых и редкие релизы крупных компаний и автомобили, становившиеся призерами больших гонок в 1950-60-х годах, является лучшей в мире. Не удивительно, что близким другом молодого коллекционера машин вскоре стал босс F1 Берни Экклстоун. 

Лопес называет Путина личным другом. Благодаря знакомству он стал получать госконтракты в России на миллиарды рублей

В начале ноября 2010 года в новостных выпусках крупнейших телеканалов России вышли сюжеты о катаниях премьер-министра страны Владимира Путина на гоночном болиде F1 Renault по неназванной трассе в Ленинградской области. Отмечалось, что «Путин тестировал болид на протяжении нескольких часов. В ходе заезда ему удалось достичь максимальной скорости в 240 км/ч». 

В конце сюжета Путин, все еще одетый в гоночный комбинезон и шлем, делится впечатлениями от теста с лысым мужчиной c густой щетиной в фирменной куртке Renault. О том, кто был собеседником Путина, в новостях не сообщили, но поклонники «Формулы» без труда опознали в нем владельца команды Renault – люксембургского бизнесмена Жерара Лопеса. 

Выбор Renault не был случайным. В начале 2010 года – еще до теста Путина – команда подписала спонсорский контракт с российским автогигантом АвтоВАЗ и объявила, что титульным гонщиком в сезоне-2010 будет Виталий Петров – первый россиянин в «королевских гонках». 

Контракты с Lada и Петровым стали первыми действиями Лопеса у руля Renault – контрольный пакет команды он приобрел через свой другой люксембургский фонд Genii Capital в середине декабря 2009 года, а через полтора месяца был подписан контракт с Петровым. 

Место в самой престижной гоночной серии для Петрова обеспечила короткая цепочка знакомств. Его отец – бизнесмен из Выборга Александр Петров – дружил и вел дела с Ильей Трабером, одной из наиболее влиятельных фигур Санкт-Петербурга 1990-х.

«В период с 16 до 25 лет на подготовку, соревнования, выезды Виталика было потрачено около $20 млн. На протяжении этого времени мы постоянно залезали в долги. Но нам помогали друзья: Илья Ильич Трабер и Александр Уланов. Они понимали, что Виталик – талант. Если бы не их помощь, в «Формулу» сын не попал», — рассказывал Петров-старший в интервью «Советскому спорту». В 2020 году Петрова-старшего застрелит снайпер в его поместье под Выборгом. 

Илья Трабер, также известный как «Антиквар», – фигурант многочисленных журналистских и полицейских расследований. В 1990-х он контролировал морской порт Санкт-Петербурга, через который экспортировалась нефть и нефтепродукты из России. В числе крупнейших трейдеров была фирма Gunvor близкого друга Путина Геннадия Тимченко. А среди менеджеров морского порта были нынешний глава «Газпрома» Алексей Миллер и глава РФС Александр Дюков. 

Сам Трабер в числе официальных друзей Путина никогда не значился, однако пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтверждал их знакомство в 1990-х, ссылаясь на то, что морской порт Петербурга занимался внешнеэкономической деятельностью, а Владимир Путин в должности вице-мэра Петербурга подобную деятельность курировал. 

Авторы ряда ранее опубликованных расследований – например американский частный детектив Роберт Эринджер, работавший на князя Монако Альбера II, утверждали, что в 1990-х отношения Путина и владельцев Морского порта были гораздо плотнее, и будущий президент России имел личную финансовую заинтересованность в операциях, которые проходили через порт. 

С борьбой за порт связывали серию жестоких убийств и покушений в 1990-х и начале 2000-х. В 2017-х Трабера объявили в международный розыск по запросу Испании. Местная прокуратура обвиняла бизнесмена в связях с русской мафией, осевшей в Марбелье и на Майорке. 

Но это случилось через несколько лет, а в 2009-м Трабер проживал в Швейцарском местечке Тур-де-Пиль на берегу Женевского озера. Соседом Трабера оказался Жерар Лопес, который примерно в то же время приобрел у наследников Чарли Чаплина виллу на курорте Веве. В интервью французскому изданию Le Monde Лопес рассказывал, что встречался с Трабером и обсуждал с ним «Формулу 1» и кандидатуру Виталия Петрова в качестве пилота. Источник Le Monde утверждает, что подобные встречи были регулярными.

В своем другом интервью Жерар Лопес говорил, что став владельцем Renault, время от времени он организовывал катания на болиде для многих знаменитых людей – от арабских принцев до звезд Голливуда. Однако тест-драйв для Путина стал самым важным в жизни Лопеса. Российские телеканалы об этом не упоминали, но в интервью испанской El Pais Лопес рассказал о событиях сразу после тест-драйва на автодроме в Ленинградской области.

«Мы поехали на загородную виллу господина Путина и провели за разговором много часов, – рассказывал Лопес. – Это был чудесный вечер: в саду играло фортепиано, и Путин кормил домашних питомцев в саду яблоками из своих рук. И он спросил меня: «Тебе бы помогло, если бы люди узнали, что мы друзья?». Я ответил утвердительно. И как по волшебству передо мной открылись все двери в России. Хотя президент не сделал ни единого звонка, не отдал ни одного указания».  

Слова Лопеса можно было бы счесть банальным хвастовством. Однако после той встречи компании люксембуржца действительно стали получать гигантские российские госконтракты на строительство стратегически важных объектов. 

Лопес рассказывает, что его привлекли проекты в российской Арктике, которые помогут развитию Северного морского пути как более дешевой альтернативы традиционного морского маршрута из Азии в Европу через Суэцкий канал. Для работы в России Лопес использует зарегистрированный в Швеции фонд Rise Capital, менеджерами которого являются выходцы из «Газпрома» и «Сбера». 

Стратегический партнер Rise Capital в России – строительная компания «ВИС». По данным расследования телеканала «Дождь», в четырех из пяти госконтрактах «ВИС» на общую сумму 180 млрд рублей участвует Rise Capital. У фирм также есть совместная компания «ВИС Трансстрой», получившая контракт на 112 млрд рублей на строительство железнодорожной ветки на Ямале. Правда, в 2019 году реализацию этого проекта отложили – у властей Ямало-Ненецкого округа не хватило собственных средств на стройку, и теперь рассматривается вариант с федеральным финансированием. 

Но Арктика – не единственная площадка для Rise Capital: в 2019 году сообщалось, что шведский фонд разработает технологии утилизации бытовых отходов для Краснодарского края. 

В деятельности Rise Capital формально нет ничего незаконного, однако европейские медиа – в том числе крупнейшая ежедневная газета Швеции Aftonbladet и авторитетная британская the Guardian, писавшие о связях Лопеса с Путиным, предполагали, что за получение госконтрактов на Ямале тот оказывает российским властям деликатные услуги. В частности, пожертвование в 400 тысяч фунтов, которое Rise Capital сделал Консервативной партии Великобритании накануне референдума по Брекзиту, авторы the Guardian восприняли как попытку Путина повлиять на исход голосования. 

Aftonbladet писала, что Rise Capital финансово помогает правой партии Шведские демократы, которая не поддерживает критику России. Кроме того, по версии издания, через шведскую Rise Capital ее российские партнеры могут получать доступ к дешевым западным кредитам. Делать это напрямую они этого не могут из-за санкций.

Лопес мечтал создать крупнейшую агентсткую фирму в футболе, но помешала ФИФА. Пришлось покупать «Лилль»

Налаживая связи с высокопоставленными российскими чиновниками, Лопес не забывал и о главной страсти – футболе. Летом 2012 года в интервью Financial Times он заявил, что планирует создать компанию, которая инвестирует в футбол 500 млн евро, будет покупать права на игроков, а также клубы по принципу венчурных инвестиций – берется проблемный актив, при помощи инвестиций повышается его стоимость, затем он продается с прибылью. 

Французское издание Mediapart опубликовало презентацию компании Лопеса, получившей название Kick Partners. Вот краткое содержание: более 20 филиалов в основных футбольных странах; 20-30 крупных футбольных агентов, которые согласятся работать под единым брендом и будут делиться с головной структурой частью своих комиссионных; более 500 футболистов на контрактах; 100 млн евро чистых комиссионных в год для Kick Partners в год (не считая собственных комиссионных агентов); 10% глобального агентского рынка. 

Презентация заканчивалась словами: «Поэтому мы и называемся Kik Partners. Просто мы надерем всем задницу! (We will kick ass!)». Автор Mediapart Торстен Вирт говорил, что создание суперагентского холдинга перевернет мировой футбол, и сравнивал спикера Kick Partners (футбольного агента Равада Кассиса) с Марком Цукербергом. 

Компания Kick Partners даже подписала контракты с несколькими футбольными агентами. Первыми клиентами стали Лукаш Фабиански (сидел в запасе в «Арсенале»)  и Серж Орье (был лидером «Тулузы»), которым Kick Parpners подыскивала новые клубы в середине 2014 года. В Бразилии фирма Лопеса приобрела часть прав на Жерсона Сантоса и полузащитника Аллисона Фариа. 

Однако проект закрылся на самом старте: в декабре 2014 года исполком ФИФА запретил владение правами на игроков третьим лицам, что было одной из важных составляющих плана Kick Partners, а в 2015 году скоропостижно скончался Равад Кассис, который был лицом компании и ее главным операционным управляющим. Жерар Лопес в январе 2017 года объявил о закрытии проекта Kick Partners. 

К этому времени он уже вел другой футбольный проект – за 80 миллионов евро купил «Лилль», на тот момент аутсайдера Лиги 1. Лопес поразил болельщиков, сходу пообещав участие в Лиге чемпионов через год. И сдержал свое обещание. 

Хотя начало было непростым – клуб болтался рядом с зоной вылета. Из-за долгов федерация запретила «Лиллю» регистрировать новых игроков, поэтому пришлось брать в долг у JP Morgan и Elliott Management. Нового тренера Марсело Бьелсу почти сразу уволили за то, что он улетел в Чили попрощаться с умирающим другом, не известив клубное руководство. Однако Лопес даже в самые трудные моменты был уверен, что все делает правильно. Потому что у него был план, и он его придерживался. 

Расчет Лопеса состоял в росте капитализации клуба за счет роста стоимости игроков и постоянных выгодных продаж. При этом он утверждал, что у «Лилля» есть преимущество перед остальными большими клубами-донорами – использование уникальных технологических разработок при работе с футболистами. 

«Мы являемся одним из ведущих инвесторов в области искусственного интеллекта, поэтому вы можете предположить, что наши возможности намного опережают возможности конкурентов, – говорил он в интервью ESPN. – Голая статистика может искажать реальность, когда мы говорим о возможностях игрока. Мы смотрим не просто на статистические показатели, но и анализируем, насколько возможности конкретного игрока повлияют на игровые характеристики тех, кто будет играть рядом с ним. Анализируется огромное количество возможных игровых ситуаций, которые могут возникнуть, и определяются оптимальные сочетания и ходы. Это может сыграть ключевую роль. Не меньшую, чем талант футболистов». 

Звучало абстрактно, но план Лопеса работал: начиная с сезона-2019/20 клуб стал одним из самых успешных продавцов во французском чемпионате: выручка от трансферов два сезона подряд превышала 100 миллионов евро. Несколько трансферов выглядели просто сенсационными. Купленного за 18 млн евро Николя Пепе через два года продали в «Арсенал» за 80 миллионов. Виктор Осимхен, за которого было уплачено 22,4 млн евро, спустя год ушел в «Наполи» за 70 млн евро.

И это было стратегией Лопеса: он говорил, что готов ежегодно продавать до шести игроков основы, получая за них трехзначные суммы. Но их уход не должен отражаться на результатах – так как их место будет тут же занимать новая партия талантов, взятых за гораздо меньшие деньги. И так – каждый сезон до бесконечности: такой «Шахтер» на максималках. 

В нынешнем сезоне выручка «Лилля» от трансферов уже составила 137 млн евро: к проданным летом Осимхену и Габриэлю (в «Арсенал» за 26 млн евро), после окончания чемпионата добавились полузащитник Сумаре («Лестер» согласовал переход за 23 миллиона евро) и вратаря Меньяна (в «Милан» за 15 миллионов). На покупку этих игроков «Лилль» ранее потратил всего один миллион евро. Единственной крупной покупкой в сезоне стало приобретение форварда Джонатана Дэвида – «Гент» получил 25 млн евро и «Лилль» наверняка планирует как минимум утроить эту сумму при будущей продаже. 

Но, возможно, Лопес к будущим продажам игроков из «Лилля» уже будет непричестен – в начале мая France Football сообщил о том, что люксембургский бизнесмен предложил 125 миллионов евро китайским владельцам «Саутгемптона» за клуб, который тоже славился умением выращивать молодые таланты и продавать их с выгодой для себя. 

Фото: East News/imago sportfotodienst, Isopix; РИА Новости/Рамиль Ситдиков; globallookpress.com/JB Autissier via imago-images.de, Panoramic/ZUMAPRESS.com, s04/ZUMAPRESS.com; Gettyimages.ru/Mark Thompson

развернуть

Вадим Лукомский – о двух режимах Зинедина.

Самую точную цитату сезона Зинедин Зидан выдал после победы в апрельском класико: «Физически команда играет на пределе возможностей. Не знаю, как мы доиграем до конца сезона. Нам трудно доигрывать матчи, но мы все еще живы».

Француз говорил о конкретных обстоятельствах – огромное количество травм, ограниченные возможности ротации, плотность календаря, количество топ-матчей за короткий промежуток. Проблема заключается в том, что эти слова отлично охарактеризовали бы весь второй приход Зидана в «Реал Мадрид».

Зизу заставил играть на пределе возрастную команду, которая уже третий год доигрывает свой последний сезон – при этом они все еще живы. Живы благодаря Зидану. Это режим, в котором он функционирует лучше всего. «Мадрид» последних лет обладает невероятным даром неубиваемости и лучше всего проявляет себя, когда все ставят против них. Вся центральная ось (Рамос, Варан, Каземиро, Модрич, Кроос и Бензема) вообще не обновляется уже, как минимум, 5 лет. 

Две главные инвестиции последних сезонов (Эден Азар и Лука Йович) тотально провалились. Команда прожила еще два сильных сезона на потрясающей тренерской работе Зидана. Здесь подробно объяснял, почему прошлогодний титул был самым трудным в его карьере. В этом сезоне он не выиграл, но поставил на колени всех (окей, всех, кроме Томаса Тухеля) в больших матчах (разбор тут). 

На мой взгляд, в мире нет тренера, который выжал бы из этого ресурса больше. У «Мадрида» сильная раздевалка, которая примет далеко не любую идею. Есть категория топ-тренеров, которые потребовали бы перестройку (вполне возможно добились бы успеха, но это была бы уже другая команда – другой ресурс). Есть категория тех, кто попытался бы сработаться, но повторил бы судьбу Хулена Лопетеги (очень сильного тренера, чей провал в клубе больше говорил о трудности этой среды, чем о нем). 

И есть Зидан, который был разным, но всегда находил способ выжать максимум. «Каждый аспект работы Зидана ставится под сомнение и критикуется, но в конце он всегда выигрывает», – пафосно, но точно сформулировал Браим Диас. «Нам нужно просто прогрессировать и попытаться выигрывать игры. Босс найдет решение», – уверенно говорил Тони Кроос в трудный отрезок этого сезона.

Даже сами футболисты видят тут почти магический дар. Никто не знает, как и когда случится чудо, но Зидан его точно организует. На самом деле в чудесах намного больше упорной работы, чем кажется. Второй приход Зизу в «Мадрид» показал, что в нем живет ни один, а минимум два топ-тренера. 

«Я говорил с Зиданом про тренерскую профессию. Он объяснял, как многому тут нужно учиться, как он ездил и наблюдал за командами из Франции и Испании, изучал других тренеров. Но думаю, в тренерском деле на него сильно повлияла Италия. Анчелотти и Липпи оказали на него огромное влияние», – рассказывал Алекс Дель Пьеро, который подружился с Зиданом, когда француз играл в «Юве».

Он взял лучшее у обоих и блестяще адаптировал итальянские методики к современному футболу. Первый «Мадрид» Зидана – это маска Анчелотти. 

Команда, с которой он построил династию в Лиге чемпионов, зародилась именно при Карло. Вот текст о том, как функционировала та команда тактически. В огромной степени все строилось на сочетаемости естественных качеств игроков и их индивидуальном уровне. По-настоящему узнаваемой и четкой философии не было, но это не минус, а особенность. Анчи – гений балансирования для подобных команд. Первая версия Зидана – его лучший ученик. 

Команда обладала высоким уровнем самоуправляемости. От Зидана требовалось чуть добавить баланса (в этом плане ключевым ходом и главным отличием от «Мадрида» Анчелотти стало внедрение Каземиро) – и стратегически помогать на дистанции (поддерживать атмосферу и мотивацию, планировать ротацию и готовить тактику на большие игры). 

В первом «Реале» Зидана основой был макроменеджмент – мелкие вопросы на поле решались самоуправляемостью команды. Насколько самоуправляемым был тот «Мадрид», мы лучше всего узнали, когда после увольнения Хулена Лопетеги Серхио Рамоса спросили про возможный приход Антонио Конте: «Уважение завоевывается, а не насаждается. Не важно, кто нас тренирует. Мы побеждали во всех турнирах, нас тренировали разные менеджеры – в случае «Реала» управление раздевалкой важнее тактических знаний тренера».

Резко, но правдиво. Посыл очевиден: футболисты «Мадрида» достаточно глубоко понимают футбол, читают матчи и знают, что им нужно – на некоторые вещи они не согласились бы ни при каком тренере. Именно с этой командой успехов добивался Зидан. Тренер понимал эти тактические рамки – и здорово развивал общую концепцию с помощью сочетания естественных качеств футболистов.

После возвращение мы увидели другого Зидана – это маска Липпи. С уходом Криштиану Роналду команда потеряла почти 30 голов за сезон и до сих пор не компенсировала их. Механизмы самоуправляемости и аура неуязвимости улетучились на фоне провальной кампании сразу после ухода Зидана.

Этой команде нужен был микроменеджмент с постоянными тактическими адаптациями. Сейчас Зидан делал их даже под «Хетафе» (неслучайный пример – там был очень интересный вариант перехода на тройку) – и постепенно достиг абсолютно топового процента попаданий. 

Два сезона после возвращения – лучшие для Зидана с точки зрения надежности обороны. Полюс команды сместился. Теперь «Мадрид» показывал гибкость – и выигрывал трудные (часто равные матчи) через эффективные ходы Зидана. Именно адаптации француза под соперников (или под травмы собственных игроков) стали фишкой команды.

И здесь Зидан регулярно проявлял креативность. В первый год после камбэка он ротировал Луку Модрича (прессингующие соперники) и Феде Вальверде (матчи, где прессинговать собирается сам «Реал») под характеристики оппонентов. Фланговые сочетания из Винисиуса, Родриго, Асенсио тоже часто отталкивались от тактики на конкретный матч. Это умножилось на изменение стиля на отрезок сезона-2019/20 после карантина (самая контратакующая версия команды при Зидане) и постоянные вмешательства по ходу игр. 

Рекордная эпидемия травм в этом сезоне лишила Зидана возможности управлять командой таким образом. Он не поплыл, стал более радикальным (чаще менял схемы, а не мелкие детали), но остался лучшим. 

Манипулировал персональным прессингом «Аталанты», вскрывал высокую линию «Ливерпуля», рвал «Барсу» с помощью гибридной схемы со спецзаданием для Вальверде, давал Иско роль ложной девятки, пытался возродить Марсело в роли скрытого центрхава (даже тут несколько успешных матчей было, пускай нетоповых) – все это Зидан уместил в один сезон.

Еще один недооцененный аспект работы француза – статус лучшей команды Ла Лиги по допущенным и созданным моментам со стандартов (тоже умножайте крутость достижения на два из-за количества травм).

При этом Зидан точно не про эксперименты ради экспериментов. Его первый приход – лучшее доказательство. Опыты были ответом на конкретные проблемы. Зидана несколько раз похоронили по ходу сезона, а он раз за разом разрешал кризисы. Похоже, удивились все, кроме тех, кто знает его лучше всего – игроков.

И это подводит нас к его единственному минусу. Кажется, Зизу способен на все, кроме масштабной перестройки, которая критически необходима «Мадриду». Вероятно, Зидан банально не хочет ее проводить, хотя лучше всех понимает необходимость этого процесса. «Зидан – прекрасен. Я не очень много играл при нем, но его легко понять – когда выигрываешь столько титулов с одними игроками, доверяешь им по-особенному», – объяснял после ухода в «Эвертон» Хамес Родригес.

И первый, и второй уход Зидана несут одинаковый посыл: «Нужна перестройка, а я не лучший человек для этого».

Два с половиной года назад он вернулся – и продлил жизнь этой команде. Эти два сезона проверили его во всех отношениях. Вердикт однозначный: Зидан – идеальный тренер для группы игроков, с которыми он сроднился и стал единым целым. И прекрасный для любого клуба. Он сбалансировал команду и не мешал самоуправлению в первый приход. Тонко настраивал каждую деталь – во второй. 

С таким диапазоном умений француз адаптируется почти под любой набор футболистов. Только не заставляйте Зизу потом выгонять их из клуба.

Симеоне взял титул, но лучший все равно Зидан? Месси включился, но хватило ли этого, чтобы обойти Каземиро и Льоренте? Итоги Ла Лиги от Sports.ru

«Мистер, было приятно выигрывать вместе с вами». Звезды «Реала» прощаются с Зиданом: тотальное уважение и благодарность

Фото: globallookpress.com/Oscar J. Barroso/Keystone Press Agency, Madridismo Sl/ZUMAPRESS.com, Marius Becker/dpa; East News/pressinphoto/Sipa USA, Cordon Press

развернуть

11 победных голов!

«Атлетико» впервые с сезона-2013/14 стал чемпионом Испании. Лучший бомбардир команды – 34-летний Луис Суарес, который летом оказался не нужен «Барселоне».

Уругваец забил 11 (одиннадцать!) победных голов в Ла Лиге – тащил в ключевые моменты. Даже на финише именно Суарес стал главным героем – в 37-м туре вырвал три очка с «Осасуной» на 88-й минуте, а теперь оформил решающий мяч против «Вальядолида». 

Переносимся в август прошлого года: новый тренер «Барсы» Роналд Куман начал чистку: разгружал зарплатную ведомость, сливая ветеранов.

В списке на выход оказался Луис Суарес.

Про возраст лидеров Куман говорил еще в 2019-м, так что уход Суареса выглядит логичным. Вот только сделано это было максимально некрасиво.

•‎ Тренер позвонил уругвайцу и сообщил, что не рассчитывает на него. Разговор продлился меньше минуты. COPE сообщает, что уругваец был возмущен, сам он все объяснил в интервью El Pais.

«Никто в клубе не сказал мне, что они хотят отказаться от моих услуг, – говорил Луис. – Я желаю команде только лучшего. В своей карьере я уже был запасным и готов снова им стать.

Конкуренция – здоровая составляющая футбола. Если тренер думает, что я должен выходить со скамейки запасных, у меня нет проблем. Я хотел бы остаться в «Барселоне» до тех пор, пока они рассчитывают на меня. Я хочу внести свой вклад».

Странно видеть такое отношение к человеку, который за 6 лет в «Барселоне» забил 198 голов в 283 играх – Суарес третий бомбардир в истории клуба – и отдал 109 ассистов. В прошлом сезоне Луис оформил 21+12 в 36 матчах.

Антонио Кассано был почти прав.

Суарес плакал на последней пресс-конференции в «Барсе». Плакал и уезжая с базы «Барсы», а позже рассказывал, что следит за успехами бывшей команды и грустит, когда у друзей дела идут плохо – ему явно не плевать на этот клуб.

• При этом Кумана можно понять: Суарес действительно сдал и испытывал игровые проблемы.

Георгий Кодзаев в своем тексте объяснил главные пункты.

•‎ Роналд убрал не только стареющего форварда, но и одного из сенаторов команды. После увольнения Вальверде известный журналист Financial Times и соавтор Soccernomics Саймон Купер поделился инсайдами.

Если коротко: влияние Месси давно вышло за пределы поля, похожий статус у Пике, Суареса и Бускетса. Они лоббируют свои интересы через Лео и вместе с ним определяют стиль игры.

Такая ситуация ставит тренеров в крайне уязвимое положение и заставляет балансировать между своими идеями, требованиями Месси и необходимостью побеждать. Именно в такую ловушку попал Эрнесто Вальверде – видимо, Куман не хотел повторять ошибок.

•‎ Месси потерял не только сенатора, но друга: Лео и Луис постоянно отдыхают семьями, их жены тоже дружат.

«Мы действительно хорошие друзья – не только на поле. Он принял меня, когда я только перешел в клуб, и мы стали общаться. Обсуждаем не только футбол – политику, прошлое и будущее, детей. Нам есть о чем поговорить, ведь мы оба из Южной Америки, еще и одного возраста», – рассказывал Луис.

Первые голы в новом сезоне они тоже отпраздновали одинаково.

Такой слив Суареса Лео посчитал предательством.

• В итоге Суарес оказался в «Атлетико» – Симеоне убедил одним телефонным звонком. Прежде тренер комплиментарно отзывался о Луисе: «Предельно важный игрок, изумительный, экстраординарный, сильный, агрессивный». 

Мадридцы нуждались в стабильном бомбардире. Альваро Мората с 12 голами в лиге не перекрыл потерю Антуана Гризманна, который был лучшим снайпером «Атлетико» пять сезонов подряд. С 2016-го никто не пробивал 20+ голов в чемпионате – Суарес смог с первого раза.

«Его адаптация займет 30 секунд после встречи с Симеоне», – говорил экс-футболист сборной Уругвая Себастьян Абреу.

Сложно сказать лучше журналиста Ману Эредии:

«Звонок Кумана не продлился и минуты. Суарес плакал от ярости. И эта ярость вылилась в забитые голы. Голы, которые могут привести к победе в лиге. Месть Луиса Суареса.

Никогда не хороните уругвайца, если он еще не убит».

Президент «Атлетико» Энрике Сересо надеется, что Суарес останется еще на год: «Думаю, так и произойдет. Но решать ему. Он выполнит свой контракт, и проблем не будет».

Уругваец, который тащит в «Атлетико». Где-то мы уже это видели.

 

«Атлетико» – чемпион Испании-2021! «Реал» выиграл свой матч, но гол Суареса стал золотым

Больше мощных футбольных сюжетов – в телеграм-канале авторов

развернуть

«Я не продал бы клуб шейху. Чувствами не играют».

«Это не я выбрал «Вильярреал», а он – меня». Так бизнесмен Фернандо Роиг описывает события 1997 года, которые перевернули жизнь целого города. 

Тогда прежний владелец самого желтого клуба планеты судорожно искал, кому бы его продать. Накануне Рождества 1996-го сорвалась привлекательная сделка с владельцем телеканала Antena 3 – и «Вильярреал», увязший в Сегунде, не представлял, что будет дальше.

И тут возник Роиг – местный бизнесмен, владелец крупнейшей керамической компании Испании (Pamesa, в 2019-м половина ее 700-миллионной выручки – экспорт) и брат владельца мощнейшей сети супермаркетов Mercadona. Он мечтал подарить городу что-то светлое, так что варианта лучше для обеих сторон не существовало. 

За светлое будущее «Вильярреала» Роиг выложил 72 миллиона песет – и хотя звучит сумма внушительно, в пересчете на евро это всего лишь 432 тысячи. У «Вильярреала» не было практически ничего, кроме места во второй лиге – даже документы по сделке 15 мая 1997-го подписывали в местном баре, а не в клубной штаб-квартире. 

Воспоминания Роига гнетущи: «Я получил клуб с долгами. Фактически там был только генеральный менеджер Хосе Льянеса и пишущая машинка. Тренировочного комплекса не было. На стадион ходили по три тысячи человек». «Причем из них примерно 1000 – это пенсионеры, которые получали абонементы бесплатно от городской администрации, – дополняет в другом интервью Льянеса, который и спустя 24 года остается топ-менеджером «Вильярреала». – А теперь к нам ходят по 22 тысячи человек. Мы уникальный клуб, наш пример надо исследовать в университетах». 

История становления «Вильярреала» уже и правда звучит как отрепетированная сказка для бизнес-колледжей. Роиг настойчиво повторяет, что с первого дня хотел осовременить и расширить стадион, построить сильную академию для местных пацанов и выйти в Примеру в первые три года. 

Каждый пункт выполнен. 

Роиг подарил «Вильярреалу» большой стадион, два тренировочных центра и крепкую академию. Абонементы покупает каждый третий житель города

Сегунда покорилась «Вильярреалу» в первый же сезон при Роиге – уже летом 1998-го он отправился в одну лигу с «Барселоной» и мадридским «Реалом». На следующий год, правда, вылетели – но чтобы вернуться и прописаться уже практически навсегда (о единственном вылете поговорим отдельно).

«У меня не было никакой импровизации – я все планировал, – рассказывает Роиг. – Стадион был очень маленьким, поэтому уже много лет мы практически каждое межсезонье его меняем и уже дошли до вместимости в почти 25 тысяч человек (больше уже не будет по чисто демографическим причинам – в городе чуть больше 50 тысяч жителей – Sports.ru). Я брал деньги из основного бизнеса и вкладывал в клуб. Моей навязчивой идеей сразу была собственная тренировочная база. Мы быстро построили спортивный городок, а со временем возвели и второй – так появилась крупная академия, где мы собираем лучших игроков Кастельона». 

«Восемь из шестнадцати игроков, которые сыграли в полуфинале Лиги Европы против «Арсенала», прошли через нашу академию (Гаспар, Тригерос, Морено, Пау Торрес, Гомес, Чуквуэзе, Педраса, Пино) – гордится отвечающий за спортивный блок Льянеса. – Причем многие из них провели с нами более десяти лет». 

В «Вильярреале» часто говорят про компактность и близость: Роиг приезжает на базу и общается с молодыми игроками, а те, в свою очередь, постоянно видятся с жителями города. У клуба с 2004-го действует программа Endavant (так в провинции Кастельон кричат что-то типа «Вперед»), которая помогает в том числе болельщикам с различными проблемами. «Наши парни из академии ездят к пенсионерам, навещают болельщиков с физическими или ментальными проблемами – это тоже часть образовательной программы. Мы доносим: жизнь не ограничивается футболом», – говорит Льянеса. 

Неудивительно, что с таким подходом в 51-тысячном городе каждый год продается по 17-20 тысяч сезонных абонементов. 

А когда после кризиса 2008 года часть болельщиков осталась без работы, «Вильярреал» бесплатно продлил им абонементы. «Мы обязаны поддерживать своих. В нашем регионе производится 90 процентов испанской плитки, а оборот за год упал наполовину. Так что многие остались без работы, а мы как клуб должны быть рядом», – говорил Роиг. Причем в кризис владелец «Вильярреала» не пользовался даже доступными государственными субсидиями: «Государственные деньги не должны идти на футбол. Есть другие социальные приоритеты, поэтому мы отказываемся. Тот, кто ошибся, должен потерять свои деньги. Я верю в свободный рынок». 

Практически то же «Вильярреал» сделал и сейчас, в ковидный сезон. Болельщики, которые купили абонементы на чемпионат-2020/21 и принесли клубу более 2,5 млн евро, хотя вообще не попали на стадион, весной получили письма о бесплатном продлении на следующий год. И теперь 17 000 человек, не доплачивая ни цента, увидят минимум три матча Лиги чемпионов. 

«Я никогда не называю себя владельцем «Вильярреала», – рассуждает Роиг. – Я владелец керамической компании Pamesa, а в футболе я просто руководящий менеджер. Владельцы – это 18 тысяч болельщиков с абонементами и еще 30 000 сопереживающих дома. «Вильярреал» – это про чувства. А у чувств тысяч людей, которые считают себя желтыми, владельца быть не может. Моя задача, задача моей команды (его сын Фернандо + Льянеса – Sports.ru) – держать экономический баланс». 

А вот с этим не всегда было идеально. 

Ради спасения «Вильярреала» Роиг продал акции семейного супермаркета. И тут же сделал клуб экономически эффективнее

За все время Роиг, по собственным подсчетам, вложил в «Вильярреал» 190 миллионов евро. Около 50 ушло на стадион, который из «Эль Мадригала» превратился в «Эстадио де ла Серамика» – это не прямая реклама компании Роига, а целая философская установка. «Вильярреал» уже давно хочет быть представителем всего Кастельона в испанском спорте – а так как в районе, где он базируется, производится до 90% всей испанской керамики, Роиг объединил вокруг футбола даже конкурентов. На фасаде стадиона рядом с Pamesa расположены логотипы еще 7 компаний. 

Но это случилось несколько лет назад. А на границе нулевых и десятых годов «Вильярреал» не был образцом экономической дисциплины и стратегического взгляда – в погоне за конкурентами по Ла Лиге, в надежде на возвращение недавних успехов в Лиге чемпионов и с уверенностью в бурном развитии телеконтракта Роиг вкачивал в команду слишком много денег. Он был уверен, что вот-вот все отобьется. 

В 2012 году «Вильярреал» вылетел из Ла Лиги. Впервые за 12 сезонов. Фернандо плакал, а болельщики все равно ему аплодировали. 

Потому что даже в сложные времена он брал ответственность на себя и был готов перестраивать клуб. 

«Мы переусердствовали, – признавал потом владелец. – Я ошибся с оценкой телевизионного контракта, мы вкладывали деньги в состав, и это привело к экономическому дисбалансу. Мне пришлось расстаться с частью своего состояния, чтобы погасить долги». 

Почти сразу после вылета Фернандо продал 2,5% акций сети супермаркетов Mercadona, которую построил его родной брат – ради футбола Роиг отщипнул долю крайне успешного бизнеса. Братья росли в семье мясника и с детства были знакомы с устройством фермы, но Хуан Роиг не хотел просто торговать – он постоянно смотрел, что нового на рынке, и первым внедрял новинки (именно там в Испании дебютировали считыватели штрихкодов, он подсмотрел в американском Walmart каждодневные скидочные акции, в 1993-м ввел модель всеобщего довольства, в которой клиент назван боссом). 

Та ситуация сильно прокачала дисциплину «Вильярреала» – Роиг больше не хотел продавать доли в бизнесе ради поддержания жизни команды.

«Сейчас мы тратим только то, что зарабатываем сами, и при этом абсолютно довольны результатами, – говорит владелец. – У нас здоровый клуб. Нет невыносимых долгов, распоряжаемся мы примерно седьмым бюджетом Ла Лиги – выше 100 миллионов евро». 

За последние пять лет трансферный баланс «Вильярреала», по официальным данным, составляет 16 миллионов евро. Никаких переплат.  

И все-таки со временем система разделения теледоходов в Испании изменилась (теперь «Реал» и «Барселона» не продают права отдельно) – и «Вильярреал» чувствует себя увереннее. Если в 2013 году его доходы были в 40 ниже, чем у «Реала», то уже в 2018-м – всего в 8 раз. 

«В Испании неравенство будет всегда, потому что потенциал двух главных клубов существенно выше, чем у остальных, но разница все-таки сокращена. Централизованная продажа медиаправ повышает уровень лиги», – говорит сын Роига и гендиректор «Вильярреала».  

***

Повышение финансовой дисциплины в 2012-м сильно укрепило «Вильярреал», Роиг даже говорил: «Вылет в Сегунду был для нас хорош».  

Вот статистика прибыльности клуба после возвращения в Примеру:

В этом сезоне «Вильярреал» планировал доходы на уровне 117 млн евро и прибыль в размере 65 000 евро. Но победа в Лиге Европы, которая принесет порядка 30 млн евро, явно позволит превзойти ожидания и снова оказаться в большом плюсе. 

До триумфа в четверг Роига часто спрашивали, как ему живется без крупных побед – не хочется ли радикальных перемен.

«Уверяю вас, для «Вильярреала» главное – играть в Примере. Для нас нет более важного титула, чем место в топ-17 Ла Лиги и периодические выступления в еврокубках. Мы существуем в группе с операционными бюджетами от 75 до 110 миллионов евро, а для постоянной борьбы за титулы нужно 300, у некоторых команд доходы превышают 500 миллионов. Зато «Вильярреал» финансово стабилен, и через несколько лет эта ситуация может приблизить наш состав к более плотной борьбе», – говорил Роиг в прошлом году. 

Его спрашивали: а если придут шейхи, не захочет ли он заработать и спокойно заниматься бизнесом?

«Я не продал бы «Вильярреал» шейху, как не продал бы даже своему сыну, – отвечал Роиг. – Мне нравится видеть удовольствие болельщиков, жителей города. Я не продам клуб и за 500 миллионов евро, потому что это не бизнес. Чувствами не играют».

А теперь «Вильярреал» взял еврокубок. И город никогда не был счастливее. 

«Вильярреал» – клуб-семья: два героя финала ЛЕ в детстве бегали на поле поздравлять кумиров, а сейчас сами создали сказку

«МЮ» и «Вильярреал» нейтрализовали друг друга в финале ЛЕ: даже в серии пенальти были тактические спецходы. Победил, конечно, Эмери

Фото: globallookpress.com/Maria Jose Segovia/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Alex Caparros; REUTERS/Hannah Mckay; East News/JOSE JORDAN / AFP

развернуть

Впервые за 11 лет «Наполи» два сезона подряд оказался вне зоны Лиги чемпионов. Для клуба это удар, поэтому президент Де Лаурентис решил действовать наверняка. Выбор Спаллетти в такой ситуации – идеальное решение. Лучано – «мистер ЛЧ», начиная с сезона-2004/05 он 11 раз из 12 попыток выводил свои клубы в главный турнир Европы.

Но начать нужно с самого Де Лаурентиса, которого многие ошибочно рисуют каким-то сумасшедшим персонажем.

Развеиваем мифы про босса «Наполи» 

Аурелио Де Лаурентис – уникальный президент. Это один из тех редких случаев, когда человек делает даже больше, чем говорит, но все почему-то запоминают разговоры, быстро забывая дела. Самые популярные клише, которые давно приклеились к Аурелио:

1. Нетерпелив, часто меняет тренеров;

2. Своими решениями вредит клубу.

Давайте наконец-то покончим с этими мифами раз и навсегда 

«Наполи» эпохи Де Лаурентиса 9 раз менял тренеров. Лучано Спаллетти – как раз девятый по счету алленаторе за 17 лет правления Аурелио. За этот же период «Рома» сменила 16 тренеров, «Фиорентина» – 15, «Интер» – 14, «Милан» и «Ювентус» – по 11, «Аталанта» и «Лацио» – 10. Поэтому давайте зафиксируем: среди итальянских топов «Наполи» реже всех меняет свой тренерский штаб. Собственно, неаполитанцы лидируют по этому показателю во всей Серии А, если учесть постоянную кадровую текучку в середняках и аутсайдерах.

За последние 10 лет из Неаполя уволили только Анчелотти. У Вальтера Маццарри, Рафы Бенитеса, Маурицио Сарри и даже Гаттузо заканчивались контракты – первая тройка ушла на повышение, Рино просто не продлили. С увольнением Анчелотти тоже не все так просто – Де Лаурентис был вынужден пойти на такой шаг, так как конфликт возник между игроками и Карло. Недавно это подтвердил сам Анчелотти в интервью Сorriere dello Sport: 

- Из «Наполи» вас выгнал Де Лаурентис...

– Это не совсем так. В любом случае комментировать ничего не буду, ведь это уже не имеет значения.

Что касается «вредительской деятельности» по отношению к клубу – просто напомню, что в сентябре-2004 Де Лаурентису достался никому не нужный банкрот, у которого не было ни игроков, ни базы, ни даже мячей для тренировок. Каким-то чудом неаполитанцев удалось заявить в Серию С (третья лига) и впопыхах набрать людей для проекта. Именно тогда кинопродюсер Аурелио выдал оптимистичное заявление, над которым многие потешались: через 5 лет мы будем играть в Европе. В 2007-м «Наполи» вернулся в Серию А, с первой же попытки оказавшись в еврокубках. На все про все потребовалось четыре года.

Знаете, как «Наполи» достался Де Лаурентису? Это целый роман: суды, интриги, огромные деньги

Лигу чемпионов в Неаполе ждали семь лет, с тех пор если клуб вдруг оказывался вне топ-3, спустя сезон стабильно туда возвращался. Лига чемпионов – главный и любимый турнир босса «Наполи». Именно деньги от ЛЧ позволяют Де Лаурентису пополнять казну, не устраивая массовых распродаж лидеров. Продажи обычно точечные для соблюдения баланса. К тому же на каждого Кавани всегда находился свой Игуаин. 

Часто за топ-клубами стоят либо богатые владельцы, либо большие корпорации. В Неаполе нет ни того, ни другого. У Де Лаурентиса есть только медиакомпания Filmauro, которой юридически «Наполи» и принадлежит. Так вот 94% дохода компании составляет футбольный клуб и только 6% киношные дела. 2019 финансовый год Filmauro завершил с чистой прибылью 30,2 млн евро, последний отчет за 2020 год впервые показывает убытки на сумму 12,4 млн евро. Расходы на персонал и трансферы выросли, а вот доходы из-за пандемии упали. 

«Наполи» практически стабильно держится в двадцатке Deloitte. К примеру, в последнем отчете за сезон-2019/20 (уже включающем пандемию) неаполитанцы на 19-м месте с доходом в 176,3 млн евро. Независимая компания KPMG, специализирующая на аудите, пару недель назад выкатила рейтинг стоимости топовых футбольных клубов«Наполи» на 17-м месте с суммой в 485 млн евро. Это третий результат среди итальянцев, выше только «Ювентус» и «Интер». 

Финансовый эксперт Calcio e Finanza Марко Беллинаццо предлагает включить Аурелио Де Лаурентиса в учебники по футбольной экономике. Без кредитов и искусственных вливаний кинопродюсер сумел поднять клуб с оборотом в 11 млн евро (2005 год) до доходов в 300 млн евро (2017 год).

Не прониклись? Тогда вот вам еще показатели. «Наполи» – один из немногих клубов в Италии, не имеющий долгов и обязательств перед банками. 10 из своих 16 сезонов Де Лаурентис закрывал годовой отчет с прибылью, поэтому неаполитанцам нет равных по сумме финансовых накоплений. На счетах клуба сейчас 145,4 млн евро! Это та кубышка, которая позволяет себя чувствовать комфортно во времена итальянского кризиса. При этом «Наполи» – чисто семейное предприятие, где посты вице-президентов занимают жена Жаклин и сын Эдоардо. Еще один сын – Луиджи – отправился раскручивать «Бари» (пока получается не очень). 

Да, Де Лаурентис не вкладывает в инфраструктуру. Стадион арендован у города, школа функционирует кое-как, офис Filmauro и вовсе находится в Риме. Но Аурелио не особо нужна недвижимость. Есть база в Кастель-Вольтурно (пригород Неаполя), которую с этого года спонсируют японцы из KONAMI – этого достаточно. Главное – правильно распоряжаться деньгами от спонсоров и ТВ, а также правильно продавать/покупать игроков. 

Как вы уже поняли, Аурелио Де Лаурентис не добрый меценат или щедрый олигарх. Это человек, который делает бизнес на футболе и очень тщательно считает деньги. Пока «Ювентус» и «Милан» разбираются с долгами и красными линиями, а чемпионский «Интер» сдали в ломбард калифорнийцам из Oaktree за 275 млн евро, «Наполи» как будто из другой планеты – вовремя выплачивает зарплаты и чувствует себя в финансовой безопасности. Как любят говорить местные жители: наш клуб – единственная компания в городе, генерирующая прибыль и функционирующая как часы. Правда, два подряд пролета мимо ЛЧ обязательно должны сказаться, так что расходы придется сократить.  

А что с Гаттузо? Де Лаурентис правда с ним конфликтовал?

Рино приезжал в Неаполь зимой-2019 сразу после бунта игроков и отставки Анчелотти. Легенду «Милана» позвали на роль паромщика – доработать остаток сезона и навести порядок в раздевалке. Дальше пути Гаттузо и «Наполи» должны были разойтись. Все изменил Кубок Италии. Победили неаполитанцы натужно, с большой долей везения, но все-таки трофей есть трофей. Аурелио Де Лаурентис, по совету спортивного директора Кристиано Джунтоли, решил оставить победителя Кубка еще на один сезон. Непопадание в ЛЧ посчитали последствиями ноябрьского кризиса Анчелотти, хотя Карло уходил на 7-м месте с отставанием от четвертого в 8 очков, а Рино завершил сезон на все том же 7-м месте, но с отставанием от четвертого уже в 16 очков.

Гаттузо не просто оставили на год, но и увеличили зарплатную ведомость команды до рекордных для Неаполя 105 млн евро чистыми, сохранив всех лидеров. А еще клуб потратил на зимние и летние покупки 152,9 млн евро. Согласитесь, очень круто для кризисных времен пандемии, поэтому и ожидания были соответствующими. Минимальная цель на сезон: место в Лиге чемпионов. Хотя практически все эксперты прогнозировали уверенные топ-3, а кто-то даже осторожно намекал на борьбу за чемпионство. Но ставка на Рино не сработала. 

Главные мифы завершившегося чемпионата: травмы и болезнь самого Дженнаро помешали «Наполи» запрыгнуть в четверку лучших, а Де Лаурентис вместо того, чтобы помочь, конфликтовал с тренером. 

Начнем с того, что в такой интенсивный сезон, да еще и с угрозой COVID, все клубы пострадали от незапланированных потерь. В начале марта, когда «Наполи» уже вылетел из Кубка и Лиги Европы, Gazzetta dello Sport представила общий рейтинг травм команд Серии А. Неаполитанцы расположились на 8-й строчке. Из топ-клубов только «Интер» и «Лацио» находились ниже. С тех пор новый рейтинг Гадзетта не делала, но и у «Наполи» после этого случились всего три травмы: проблема с мышцами у Кулибали, ковид Максимовича и повреждение плеча у Оспины. А вот у конкурентов количество пациентов росло стремительно. К примеру, важнейшие мартовские победы в Милане и Риме команда Гаттузо одержала как раз благодаря кадровым потерям «Милана» и «Ромы». 

Если у всех были проблемы, почему же именно «Наполи» многие сравнивают с больничной палатой? Ответ неожиданный: к этому на пресс-конференциях приучил сам Гаттузо. До ноября главной проблемой, по версии Рино, была плохая реализация. Дженнаро регулярно приводил статистику ударов по воротам и их конвертацию в голы. К примеру, именно таким образом он аргументировал домашние поражения от «Сассуоло» и «Милана». В ноябре последовательно сломались Осимхен и Мертенс – Рино в своих отговорках переключился на травмы. 

Болезнь самого Гаттузо – глазная миастения – проявилась впервые еще в игровые годы. Слово самому Рино: «В 34 года я впервые задумался, что нужно заканчивать с карьерой футболиста. Мы встречались с «Лацио», и я минут 30 бегал по полю, ничего не видя одним глазом. Медики долго искали причину, подозревали даже рак или мышечную дистрофию. В итоге мы выяснили наконец-то, что это миастения. Врачи до сих пор удивляются, как это я умудрился отбегать с ней еще 33 матча».

Проблема с глазами периодически беспокоит Дженнаро на протяжении десяти последних лет. В Неаполе болезнь дала о себе знать 10 декабря прямо во время встречи Лиги Европы с «Реал Сосьедадом». Это не помешало уверенно пройти дальше в плей-офф. В следующих матчах Рино ходил то с повязкой, то в специальных очках: победили «Сампдорию», очень круто смотрелись с «Интером». После поражения от «Лацио» журналисты снова вспомнили о болезни, а сразу после обидной потери очков с «Торино» о ней заговорил и сам Гаттузо: «У меня аутоиммунное заболевание, глазная миастения. Последние 10 дней я был словно не в себе. В этом состоянии чувствуешь себя полностью истощенным. В глазах двоится 24 часа в сутки — это очень выматывает». Все понимающе кивнули.

После зимних каникул «Наполи» уверенно разнес «Кальяри», а Рино окончательно отошел от болезни. Позорнейшее поражение дома от «Специи», которая играла в меньшинстве (да еще и половину состава потеряла из-за ковида) уже ни на что не списывали. Это стало точкой невозврата для болельщиков. Проигрыш Суперкубка с последующим сливом в Вероне заставили задуматься и Де Лаурентиса. То есть болезнь тут совершенно ни при чем. Как раз во время активной фазы миастении руководство тотально поддержало тренера. Проблемой же стали место в таблице («Наполи» болтался на 6-й позиции) и качество игры – Рино так и не придумал план Б после ноябрьской травмы Осимхена. 

Что делают президенты клубов, когда дела у команды идут не очень хорошо? Они рассматривают варианты. Фактов и доказательств нет, есть только слух о том, что Аурелио Де Лаурентис звонил Рафе Бенитесу и Маурицио Сарри. Но именно этот слух почему-то дико зацепил Гаттузо, который сорвался на руководство после натужной победы над «Пармой»: «Два месяца я не чувствовал себя комфортно в Неаполе, только в Кастель-Вольтурно со своими игроками. Мне не нравится этот воздух, которым сейчас дышу. С Де Лаурентисом у нас всегда были хорошие отношения, но я не могу отрицать, что за последние 15-20 дней испытал некоторое разочарование из-за всего, что произошло. Я бы никогда не стал общаться с другими командами, которые мне звонили».

Тот срыв с обвинениями – главная ошибка Рино, которая поставила точку в отношениях с президентом. Во-первых, тренер проявил некорпоративность, сорвавшись из-за слухов. К примеру, тот же Пирло после настоящего ужина Аньелли с Аллегри повел себя более разумно. Во-вторых, обычно все кому-то звонят и рассматривают варианты в периоды кризиса – такова специфика. Порой это даже мотивирует. 

Что сделал «нетерпеливый» Де Лаурентис после обвинений Дженнаро? Тот самый Де Лаурентис, которому в тот момент практически вся разумная часть Италии советовала уволить Гаттузо ради спасения сезона? Президент доверил Рино доработать оставшуюся часть сезона, параллельно наложив бан на общение со СМИ для всех представителей клуба. Хотя публика понимала – делается это для несдержанного тренера. С февраля «Наполи» не общался с прессой, а Рино прекратил давать пресс-конференции. Давление спало, а в марте вернулся Осимхен – схема, которую наигрывали всю летнюю предсезонку, снова заработала. Гаттузо, правда, даже в этой ситуации умудрился потерять очки на финише сезона, которые стоили места в ЛЧ.

Даже если отбросить все косяки Рино, его плохие менеджерские способности (к примеру, Ррахмани половину сезона просидел на лавке без единого шанса), его психологическую неустойчивость – все равно доверить ему еще один сезон было бы смерти подобно. После потери места в ЛЧ с «Миланом» в последнем туре сезона-2018/19, а теперь еще одной обиднейшей потери в Неаполе Гаттузо нужна команда с чуть меньшими амбициями, с чуть меньшим давлением. К тому же он регулярно жалуется на матчи посреди недели, которые мешают нормально тренировать игроков. Во Флоренции, куда его теперь пригласили, нет еврокубков – идеальный график для Дженнаро.

Но давайте не забывать главного: уволь Де Лаурентис тренера в феврале – не уверен, что Рино нашел бы работу в Серии А. «Фиорентина» и другие претенденты на Дженнаро прониклись как раз весенней частью сезона.  

Окей, но почему именно Спаллетти?

С Лучано босс «Наполи» впервые контактировал в феврале, когда будущее Гаттузо уже решилось. Спаллетти, по слухам, без раздумий согласился подобрать команду летом. Важно понимать, в тот момент в Неаполе не думали о Лиге чемпионов – команда опустилась на 7-е место в таблице. Весной «Наполи» приободрился, превратившись в одного из фаворитов на место в четвертке. Воодушевленный Де Лаурентис принялся активно названивать своему другу Массимилиано Аллегри. Макс когда-то играл в Неаполе, у него дружеские отношения с Аурелио еще с 2013 года, а главное – для неаполитанского босса кандидатура Аллегри всегда была приоритетом. Просто не подворачивался удобный случай. В этом году он появился: любовь Макса, актриса Амбра Анджолини (вместе с 2017 года), недавно подписала контракт с RAI на сериал, который будут снимать в Неаполе! 

Правда, все предварительные договоренности улетучились вместе с местом в Лиге чемпионов. Аллегри и сокращение бюджета – понятия несовместимые. Пару дней после окончания чемпионата побродили слухи о Серджиу Консейсау и французе Галтье (звонок подтвердил лично Кристоф), но все же Де Лаурентис вернулся к кандидатуре Спаллетти. Последняя стадия переговоров проходила с сыном тренера Эммануэле, который ведет все юридические вопросы отца. В итоге получился контракт на 100 страниц и полное взаимопонимание.

Иностранцы или молодые тренеры – риск. Конечно, в Неаполе давно говорят о перестройке, а часть публики хотела видеть Роберто Де Дзерби, Ивана Юрича, Винченцо Итальяно или даже Алессио Дионизи из «Эмполи». Но чтобы затевать большую перестройку, нужно избавиться от дорогостоящих лидеров. В нынешний период тотальной экономии во всем европейском футболе нереально продавать кого-то по желаемым ценам. Рынок упал. Аурелио Де Лаурентис не стал сливать активы задешево, а сосредоточился на будущих доходах от ЛЧ. Для этого ему нужен тот, кто сходу гарантирует место в четверке. Лучано – один из главных специалистов по таким задачам. Начиная с сезона-2004/05, когда скромный «Удинезе» Спаллетти впервые в истории забрался в самый престижный турнир Европы, тренер из Тосканы стабильно выводит свои команды в Лигу чемпионов. Из 12 таких попыток только раз ничего не получилось – у «Ромы» в сезоне-2008/09. 

К тому же, Лучано – единственный кандидат, который не требовал трансферов под себя. Как пишут источники, близкие к тренеру, он готов работать с имеющимися ресурсами. Спаллетти даже не против парочки точечных продаж, чтобы клуб пополнил финансовый баланс. Сюда добавьте не самую высокую для его статуса зарплату в 2,8 млн евро (для сравнения – Анчелотти в Неаполе платили 6,5 млн, а Аллегри, по слухам, предлагали 5,5) с контрактом на два года (есть опция продления). Идеальный эконом-вариант для Де Лаурентиса. 

«Наполи» весь сезон бегал по схеме 4-2-3-1, а в Италии именно Лучано впервые ее применил, так что ломать ничего не придется. Прекрасно помнит кинопродюсер и римский «Легион» 2005-2009, который попал во все учебники по тактике. В ту пору «Рома» переживала финансовую катастрофу, даже получила трансферный бан, но в условиях тотальной экономии Спаллетти собрал из имеющихся материалов претендента на скудетто. Амантино Мансини и Родриго Таддеи никогда не показывали подобного уровня, Тотти раскрыл в себе функции бомбардира, а опорник Симоне Перотта влюбил в себя всех на позиции треквартисты. 

А еще присутствует фактор Тосканы. Не считая представителя Фриули Эди Рею и испанца Рафу Бенитеса, все успехи «Наполи» Де Лаурентиса связаны с тосканцами. Маццарри – родился рядом с Ливорно, Сарри – хоть и родился в Неаполе, но всю сознательную жизнь провел рядом с Флоренцией. Поэтому приоритеты суеверного президента никого не удивили: Аллегри – Ливорно, Спаллетти – провинция Флоренции. Кстати, вот вам прогноз на будущее в связи с этим: после провала Донадони в 2009-м, неудачи с Анчелотти и возни с Гаттузо представителей «Милана» в Неаполе мы при Аурелио больше не увидим. 

Чего ждать от Спаллетти в Неаполе? Он ведь не тренировал два года

В этот раз Де Лаурентис лично выбирал тренера – не доверял ни агентам, ни спортивному директору Кристиано Джунтоли. Поэтому можно смело утверждать, что у Спаллетти очень высокий кредит доверия. Невероятно важный момент, учитывая специфику работу Лучано. Всю неделю после объявления мониторил итальянские СМИ – ни один журналист, ни один тренер, ни один эксперт не высказался критически о Спаллетти-тренере. Наоборот, все отмечают его подход к работе и гибкость. Сомнения публики достаются исключительно Спаллетти-человеку

Конечно, вспоминают историю с Тотти. Тут еще и недавний сериал о Франческо актуализировал старую войну. Периодически вспоминают Мауро Икарди. Мы с вами можем вспомнить конфликты с Широковым, а также возню с Кержаковым и Денисовым.

10 лет назад Спаллетти возглавил «Зенит». Дорский узнал все о расцвете и крушении прекрасной команды

Спаллетти в Италии носит ярлык «убийцы бандьер» (bandiera – флаг, знамя. Так еще называют игроков-символов). Многие почему-то уверены – следующий на очереди капитан «Наполи» Лоренцо Инсинье. Мало того, что неаполитанец очень активно проявил себя во время недавнего бунта против руководства, так еще и контракт с клубом у него истекает через год. Сейчас Инсинье зарабатывает 4,6 млн евро чистыми за сезон, но ждет прибавки. Де Лаурентис наоборот урезает ведомость в связи с экономией и просит капитана поумерить аппетит до 3,5 – 4 млн за сезон. Ни клуб, ни сам игрок расставаться друг с другом пока не планируют – отложили торги на июль. После Евро нас ожидает сериал с Лоренцо и его новым контрактом. На случай проблем уже есть «киллер» Спаллетти. Во всяком случае, риторика в самом Неаполе пока именно такая.

Что интересно, и война с Тотти, и война с Икарди, и уж тем более ситуация с Денисовым с Кержаковым – это не личная инициатива Лучано. Он все-таки выступал больше в роли исполнителя воли руководства, проявив корпоративность. Влияние Франческо к тому моменту утомило руководство римлян, Мауро под аплодисменты спровадили из Милана, а Игорь и Александр бунтовали из-за зарплат Халка и Витцеля. Де Лаурентиса подкупило именно это – его новый тренер четко соблюдает иерархию «клуб>команда>игрок».

Нельзя отрицать, что манера общения Спаллетти порой бесит окружающих. Неаполитанский журналист Антонио Корбо так отреагировал на новость о назначении: «Если бы Лучано говорил всего на три слова меньше – он стал бы идеальным тренером». В точку. Острый тосканский язык обожает конфликтовать с журналистами и зарвавшимися игроками. С другой стороны, если подчиненный соблюдает все его указания – Спаллетти первым будет его расхваливать. Посмотрите, с каким уважением он рассказывает о Мо Салахе на одной из предматчевых пресс-конференций. Тренер даже приготовил специальное видео для собравшихся журналистов. Эпизод касался матча «Рома» – «Палермо». При счете 4:0 римляне потеряли мяч, но египтятин, словно это финал ЛЧ, совершает скоростной рывок на свою половину поля 

«Фундаментальное поведение. Правильное поведение. Если мы заставим всех игроков так работать  – сможем вернуть команду с уникальным сердцем», – рассыпался в комплиментах Лучано. Мохаммед до сих пор с теплотой вспоминает своего бывшего тренера: «Спаллетти – потрясающий. Он очень мне помог. После тренировок мы оставались вдвоем, я спрашивал его, в чем могу прибавить, как этого добиться. Он никогда не отказывал. Благодаря ему я стал намного сильнее». 

Лучано во всех своих командах заново раскрывал игроков и находил в них скиллы, о которых те и не подозревали. Особенно расцветают при нем центральные нападающие. Винченцо Яквинта выстрелил в «Удинезе» именно при Спаллетти, Антонио Ди Натале переехал во Фриули тоже по протекции Лучано. Но самый убойный пример тех времен – Давид Ди Микеле. Форвард, который даже в Серии С или Серии Б не всегда за 10+ выходил, у Спаллетти в сезоне-2004/05 настрелял 16 мячей в Серии А. Позже ушел тренер – пропал с радаров и Ди Микеле.

26 голов и «Золотую бутсу» Тотти всегда вспоминают в связке с Лучано, подарившему Италии понятие «ложной девятки». Кержаков хоть и конфликтовал с тосканцем, но свой лучший результат в 23 мяча за один чемпионат показал именно при Спаллетти в сезоне-2011/12. Это был первый и последний раз, когда Саша выходил за 20+. Второе пришествие в Рим – лучший сезон в карьере Эдина Джеко, набившего 29 голов в чемпионате. У боснийца таких показателей не было даже во времена «Вольфсбурга». Последняя остановка перед Неаполем – «Интер». Мауро Икарди в первый и пока последний раз в карьере выдает показатель в 29 забитых за чемпионат.

Летом прошлого года «Наполи» отдал 70 млн (50 деньгами, 20 игроками) за талантливого Виктора Осимхена из «Лилля». Нигериец уже в первом сезоне неплохо себя проявил, несмотря на пропуск значительной части чемпионата из-за травмы плеча и ковида. Потенциал у Виктора огромный, весной все в этом убедились. И судя по прошлой работе Спаллетти, Аурелио Де Лаурентис для своей главной инвестиции берет максимально правильного тренера

В Неаполе вообще сейчас все отлично с ресурсами. Состав по стоимости третий в Италии, многие игроки на пике, зарплаты выплачивают регулярно (как видим по «Интеру» и «Ювентусу» – тоже фактор в нынешних реалиях). Есть феномены вроде Петра Зелиньского и Ирвинга Лосано, которых Спаллетти скорее всего выведет на невероятный уровень. Проблемное место только одно – позиция левого защитника, но давний знакомый Эмерсон Палмьери лично вызывается ее решить. Лучано прекрасно понимает, куда он едет и какие возможности ему предоставляют, поэтому сразу ухватился за «Наполи» – ему еще есть что доказывать.

Два года он копил силы и настраивался у себя в усадьбе «Ла Римесса». Самолюбие Спаллетти очень сильно задели в «Интере», когда руководители под улыбки привели на его место Антонио Конте. «Нерадзурри» до Лучано 6 лет не попадали в зону Лиги чемпионов, тосканец вывел их в самый престижный турнир Европы с первой попытки. Второй свой сезон он под одобрение руководства воевал с портящим атмосферу Икарди, но все равно попал в топ-4. Шкриньяр, Ханданович и Брозович до сих пор не забывают, кто вернул будущему чемпиону уверенность после периода смуты.

11 лет «Интера» от требла до нового чемпионства: две смены владельцев, 12 тренеров и миллиард евро на трансферы

Спаллетти воспринял увольнение очень близко к сердцу, оттого решил доить «Интер» до последнего, отказавшись мирно расторгнуть контракт. Два года он пребывал на балансе миланцев с зарплатой в 4,5 млн евро, вообще не напрягаясь поисками новой работы. По этой же причине «Наполи» только объявил о назначении Лучано – саму презентацию перенесли на июль. Контракт нового тренера неаполитанцев со старым клубом истекает 30 июня – Спаллетти планирует отсидеть его до последнего дня, чтобы еще и бонус за чемпионство получить (вот же красавец!). Раньше 1 июля Де Лаурентис может провести презентацию только с разрешения руководства интеристов. В Милане пока думают. 

Обида на «Интер». Римская публика, которая после недавнего сериала о Тотти снова хейтит Лучано. Неаполь, который пока настороженно встречает нового тренера. Этот сезон будет настоящей войной для Спаллетти, и ему уже не терпится в нее ввязаться. «Наполи» за умеренные деньги получил супермотивированного и опытного алленаторе. Идеальная сделка, разве нет?  

Подписывайтесь на главный русскоязычный телеграм-канал о «Наполи»!

Фото: globallookpress.com/Giuseppe Cottini/ZUMAPRESS.com, Cesare Purini/Insidefoto, imago sportfotodienst, Mario Laporta/Keystone Press Agency, Fabrizio Corradetti/Keystone Press Agency, Alessandro Garofalo/LaPresse

развернуть

И их осталось восемь.

Подмосковные «Химки» не подтвердили участие в следующем сезоне из-за отсутствия финансовых гарантий. Лига ВТБ еще надеется, что новый спонсор найдется в ближайший месяц (президент клуба Дмитрий Голубков был замечен на Петербургском экономическом форуме), но, скорее всего, «вечно второй» клуб российского баскетбола этим летом прекратит существование. Уже по ходу этого сезона долги «Химок» превысили 250 миллионов рублей, после чего ФИБА запретила им подписывать новых баскетболистов: подключившиеся по ходу Тимофей Мозгов и Антон Понкрашов – по собственным признаниям – «играли за еду».

«Химки» установили рекорд по поражениям в Евролиге, а в лиге ВТБ заняли седьмое место и вылетели в первом раунде плей-офф.

Почему это вообще важно?

«Химки» уходят как лучшие из нас – на пике. В прошлом году подмосковный клуб максимально близко подошел к цели, которая определила всю историю организации: они заняли первое место в регулярном чемпионате и столь уверенно себя чувствовали на фоне нестабильного ЦСКА, что даже потребовали признать себя чемпионами лиги ВТБ. 

«Химки» шли к этому больше 20 лет. За это время они 11 раз становились вторыми в чемпионате России и несколько раз напугали ЦСКА – когда отобрали Кубок России в 2008-м, когда взяли финал лиги ВТБ в 2011-м, когда довели серию до пяти матчей в лиге ВТБ-2013 и до четырех в Евролиге-2017.

В последние годы казалось, что до статуса первого российского клуба «Химкам» не хватает чуть-чуть. У них был один из самых больших бюджетов в Европе (порядка 33 миллионов евро), главные русские звезды Швед, Мозгов и Карасев, глубокий и вроде бы проверенный состав, благодаря чему Андрей Ватутин осенью назвал «Химки» «основным претендентом на чемпионство в лиге ВТБ».

«Химки» вроде бы не заметили влияния пандемии на мировую экономику и готовились сместить ЦСКА вопреки всему.

Почему у «Химок» вдруг возникли проблемы с финансированием?

Похожая ситуация у «Химок» была в 2013-м. Тогда в течение трех с половиной месяцев клуб не платил игрокам зарплаты из-за «нестабильного поступления внебюджетных средств». Именно в тот момент сменилось руководство, а спонсорами стали «Мособлгаз», группа компаний «МИЦ» и «Промсвязьбанк». Чуть позже к ним присоединился и «Металлоинвест» Алишера Усманова, который впоследствии стал основным донором для чемпионских амбиций «Химок».

По слухам, для привлечения Усманова много сделал почетный президент лиги ВТБ Сергей Иванов, который был заинтересован в усилении конкуренции для ЦСКА во внутреннем чемпионате.

С появлением Усманова «Химки» приучились к роскоши. Клуб подписал самый крупный контракт в европейском баскетболе на тот момент – соглашение на 4 миллиона евро за сезон с Алексеем Шведом (до этого похожие деньги ему не рискнул давать московский ЦСКА).

А затем пригласили несколько звезд, чья зарплата колебалась от 1,3 до 2 миллионов евро: Грега Монро, Йонаса Жеребко, Тимофея Мозгова, Эрика Макколлума, Джордана Мики…

К началу сезона по глубине и звездности у «Химок» был один из самых талантливых составов во всем европейском баскетболе.

Однако уже в конце 2020-го, прямо по ходу регулярки, «Металлоинвест» неожиданно приостановил финансирование клуба. По официальной версии это произошло из-за того, что «Химки» оконфузились на старте сезона.

Сам коллапс объяснялся комплексом причин:

1. Проваленной из-за пандемии подготовкой к сезону, из-за которой команда не могла набрать физическую форму.

2. Травмами и поздним приездом звездных и системообразующих игроков (Шведа, Бертанса, Тиммы, Мики, Макколлума).

3. Заменой в межсезонье помощников тренера Куртинайтиса.

4. Слабой работой генерального менеджера: на старте сезона «Химки» попали в эпидемию коронавируса, но – в отличие от «Зенита» – не смогли убедить руководство Евролиги в том, что матчи необходимо переносить. Они выходили на встречи с молодыми игроками и получали заведомые поражения.

5. Проблемами тренера, который не смог организовать даже подобие защиты вокруг игроков, не желающих обороняться (прежде всего, Алексея Шведа, Йонаса Жеребко, Сергея Карасева и Грега Монро).

6. Фатальным отсутствием удачи: «Химки» неоднократно спотыкались в концовках, которые обязаны были забирать, но проваливали из-за странных решений и ошибок.

7. Неготовностью руководства что-то менять: боссы «Химок» верили в Куртинайтиса до того момента, когда сезон было уже невозможно спасти. У литовца был не только серьезный бай-аут, но и поддержка Усманова: тот из всей подмосковной организации общался лишь с главным тренером.

8. Полускандальным фоном, подсвеченным благодаря Анне Седоковой: тренер Куртинайтис, а потом и болельщики «Химок» перекладывали часть ответственности за неубедительную игру Яниса Тиммы на певицу. Закончилось все тем, что латыш разозлился на решение Андрея Мальцева убрать его из стартового состава перед матчем с «Зеленой Гурой» и больше в клуб не вернулся. 

Неофициальных версий внезапного ухода Усманова тоже хватает. Чего стоят только разговоры о том, что миллиардер не получил от области землю под застройку в Подмосковье и за это отыгрался на подотчетном ему клубе.

Самую правдоподобную версию можно сформулировать так: представителям олигарха не нравилось «непрозрачное расходование средств» со стороны руководителей клуба. Или, как говорит основатель «Химок» Сергей Елевич, «когда люди посмотрели на то, что было в клубе, они сделали определенные выводы».

Как «Химки» спасались?

Главное достижение руководителей «Химок» в этом сезоне – то, что клуб вообще сумел доиграть сезон до конца.

Это потребовало определенной фантазии.

С одной стороны, «Химки» спешно расторгли соглашения с иностранными звездами: Монро, Йовичем, Бертансом, Букером… Где-то было совсем некрасиво. Например, Йонаса Жеребко отчислили за то, что он «самовольно покинул расположение клуба» – тот ворчал из-за невыплат, а потом сбежал, не отпросившись у тренера. Сам же швед утверждает, что уехал домой из-за рождения ребенка и уведомил об этом команду. Он говорит, что «Химки» теперь должны ему миллионы крон» и «его агент с этим обязательно разберется». 

С Тиммой в итоге ситуация превратилась в анекдотичную. Говорят, что тот не уважал командные правила: приводил на тренировки собаку и жену и обижался, когда его просили так не делать. После демарша перед игрой с «Зеленой Гурой» он исчез на две недели и начал проситься обратно, когда в клубе вновь появились какие-то деньги. Но его уже не приняла команда. Цитата, которую приписывают Джордану Мики: «Если этот предатель зайдет в раздевалку, я из нее выйду».

С другой, «Химки» положились на российских игроков и доверили управление Андрею Мальцеву, до этого работавшему тренером в молодежном проекте ЦСКА. Отсутствовавших легионеров заменили те, кому была необходима игровая практика: Антон Понкрашов и Тимофей Мозгов подписали с клубом обычные трудовые соглашения, а не контракты спортсменов.

Из иностранцев в «Химках» остались только Макколлум и Мики, два черных парня, для которых фактор денег не был первостепенным. 

Если ли шансы на то, что клуба больше не будет?

У «Химок» остается месяц на то, чтобы привлечь нового спонсора (хотя даже в этом случае следующий сезон уже можно считать проваленным – команды обычно собирают состав уже весной). Формально дедлайн на подтверждение участия в турнире – 31 мая, но в российском баскетболе очень мало клубов, а у лиги ВТБ очень мало желания принимать кого-либо из суперлиги, поэтому они будут ждать до последнего. Тем более что утверждают участников на Совете Лиги путем голосования, а сам Совет пройдет только в середине июля.

По сути, для перезапуска нужно найти небольшую сумму – порядка 400 миллионов рублей.

Пока кажется, что «Химки» ждет заморозка с неопределенным сроком, которая когда-то постигла московское «Динамо», еще недавно клуб Евролиги, накопивший неподъемный долг и до сих пор ищущий новых спонсоров.

Баскетбол в Химках сохранится лишь в качестве молодежного проекта «Химки-Подмосковье», который выступает в суперлиге и финансируется из бюджета.

Характерно, что министр спорта Московской области Роман Терюшков уже отрекся от «Химок», «потому что это частный клуб».

«Наш клуб – «Химки-Подмосковье», который выступает в Суперлиге, – сказал он «Р-Спорт». – Там и останется. Наши воспитанники будут играть там.

Все-таки деньги бюджетные надо тратить на своих игроков, которые будут составлять основу сборной. Приглашение иностранных баскетболистов не ведет к развитию, как мы видим. В последнее время баскетбол находится не на том уровне, как хотелось бы».

Что будет со Шведом и остальными?

Вот это самый важный вопрос во всей эпопее с «Химками». В лиге ВТБ и без того катастрофа с рабочими местами для русских игроков: клубов всего девять, а половину вакансий занимают более привлекательные по соотношению «цена-качество» легионеры.

В этом сезоне в российском баскетболе и так сложилась парадоксальная ситуация. Два из трех лучших игроков пропустили сезон: Дмитрий Кулагин предпочел судиться с краснодарским «Локомотивом», а Андрей Воронцевич просто отдыхал и лишь перед плей-офф подписался с «Нижним Новгородом».

Теперь к ним добавятся еще и представители «Химок».

Для кого-то из них (Моня, Вяльцев, Понкрашов) смерть родного клуба будет равнозначна завершению карьеры. Уже есть информация, что Моня и Вяльцев окажутся в молодежном проекте – в качестве играющих тренеров.

Карасев – по крайней мере, по инсайдам на данный момент – вернется в санкт-петербургский «Зенит».

Вячеслав Зайцев наверняка перейдет в один из клубов большой четверки.

Остальные разбредутся по местам, где любят молодых российских баскетболистов («Нижний Новгород», «Автодор», «Парма»).

Будущее Шведа предугадать невозможно.

Все эти годы лучший российский баскетболист кайфовал в идеальной зоне комфорта: чувствовал себя царем «Химок», где ему позволяли вообще все (не защищаться, пропускать матчи, не слушать никого, в том числе и тренера), радовал красивым баскетболом зрителей, получал звание лучшего бомбардира Евролиги (а в этом году еще и лучшего по передачам) и не парился по поводу результатов. Кажется, сам баскетбол Шведу давно надоел: теперь вот он официально отказался от выступления за сборную – и от возможности поехать на Олимпиаду.

Шведу нужно будет радикально измениться, если он захочет в ЦСКА или «Зенит». Даже вообразить подобное довольно сложно. Димитрис Итудис вряд ли пойдет на такое (после общения с Майком Джеймсом), а единственная зацепка для Шведа в Питере – это сильные позиции там его агента Обрада Фимича.

Командировка в Европу подразумевает то же самое. Если кому-то из топовых клубов взбредет в голову пригласить Шведа, там явно потребуют от него больше, чем просто впечатляющие цифры.

В общем, если в УНИКСе не будут готовы дать Шведу соответствующий его запросам контракт (а еще смириться со списком известных недостатков), то очевидный путь один – Китай.

Отъезд Шведа на заработки (а по сути, завершение карьеры и схлопывание всего проекта «ярчайший баскетболист в истории отечественного баскетбола») – самое печальное последствие всей этой истории. 

Фото: РИА Новости/Илья Питалев, Алексей Филиппов, Григорий Сысоев; globallookpress.com/Karolis Kavolelis via imago-images.de, Maksim Konstantinov/Global Look Press, kolbert-press/Ulrich Gamel

развернуть

В апреле 2021-го вышла автобиография Андрея Шевченко «Тихая сила. Моя жизнь. Мой футбол». Она написана на итальянском в соавторстве с журналистом Sky Sport Алессандро Альчато, который работал над книгами Карло Анчелотти, Андреа Пирло, Вальтера Мадзарри и Фабио Каннаваро.

«Тихая сила. Моя жизнь. Мой футбол» – главный футбольный бестселлер итальянского Амазона (17,1 евро или 9,99 за электронный вариант) прямо сейчас.

В отзывах книгу хвалят, но отмечают, что в ней мало неожиданного, никаких ярких высказываний и мнений. «Все очень дипломатично и уважительно, все соответствует образу Шевченко», – пишет один из читателей.

А мы нашли в книге немало интересного.

«Спорт и родители спасли меня. Большинство друзей умерли: от наркотиков, алкоголя, оружия»

Накануне аварии на Чернобыльской АЭС, в марте 1986-го, Андрей (ему тогда было 9) сыграл на турнире между киевскими школами, его заметил тренер ДЮСШ «Динамо» Александр Шпаков. После просмотра сомнений не было – Шевченко позвали заниматься в главный клуб Киева.

«Сложно передать, какие эмоции я испытывал, впервые оказавшись возле ворот ДЮСШ «Динамо». Идеальные поля, восхитительные раздевалки. Тренировки рядом с ребятами постарше, которые, как и мы, мечтали стать профессионалами, сыграть в чемпионате, а, возможно, и в еврокубках, – вспоминает Шевченко. – Но все это длилось недолго. Вскоре взорвался четвертый энергоблок».

Андрея, как и многих детей, эвакуировали на Азовское море, через месяц к нему присоединилась сестра, чуть позже – родители. «Мы учились, но главное – днями играли. Футбол, теннис, баскетбол. Было весело, я не думал о будущем. Но в сентябре вернулся в школу, а из «Динамо» все не звонили и не звонили», – вспоминает Андрей.

День, когда Шпаков позвонил маме Андрея и пригласил его снова присоединиться к команде, Шевченко называет переломным в жизни: «Иначе меня бы засосало токсичное облако, и речь не о Чернобыле. Из моих друзей детства в живых остался один. Спорт и родители спасли меня, указали мне путь».

«Мне повезло не оступиться. Те, с кем я играл в футбол, выбрали другую дорогу. Страна распадалась, никто не верил, что все будет хорошо, людьми двигало отчаяние. Наркотики, алкоголь, оружие – они убили моих друзей», – рассказывает Шевченко.

Перед стартом чемпионата мира-2006 друг детства Андрея вышел из тюрьмы, отсидев семь лет. Шевченко пригласил его поехать со сборной в Германию. «Он был рад быть рядом. Его радость была моей радостью, его страдания – моими страданиями, – говорит Шевченко. – Когда умирал кто-то из знакомых, мне было больно, ведь умирал один из нас. Его тоже не стало – вскоре после чемпионата мира. Погиб в ДТП, но его печень была в таком состоянии, что он прожил бы максимум пару лет».

В 15 лет Шевченко пообещал себе, что будет играть в «Милане»

Впервые Андрей побывал за пределами Украины летом 1989-г, когда ему было 12 – динамовцы поехали на турнир в Италию. Играли в Агрополи, недалеко от Неаполя, но ехали через Рим. Шевченко пишет, что это была любовь с первого взгляда.

Шева забил пять голов в полуфинале и пять в финале, «Динамо» выиграло турнир. Андрей наелся пиццы и пасты, получил в подарок джинсы, спортивную кофту Diadora, бутсы. И уверенность – он вернется в Италию.

В 1992-м Шевченко стал лучшим игроком международного турнира, который прошел около Милана. В свободный день команда отправилась в город, на экскурсию по «Сан Сиро». «Я видел этот стадион только по телевизору, изображение тогда было ужасного качества, – рассказывает Андрей. – Но оказавшись внутри, сразу почувствовал себя как дома. Я чуть не расплакался. Был заворожен величием этого места. И подумал, что однажды буду тут играть. Обязательно в красно-черных цветах «Милана». «Интер» был классной командой, но «Милан» – командой настоящих чемпионов».

После стадиона в программе экскурсии были другие достопримечательности Милана: площадь Дуомо, замок Сфорца. Покидая замок, Андрей бросил в фонтан монетку. Ведь монетка в фонтане – к обязательному возвращению.

Лобановский – самый важный человек в карьере Андрея: «Без него не было бы Шевченко»

«Его называли Полковником. А я был его верным солдатом на поле. Он поразил меня, околдовал. Я слушал его приказы, выполнял, трудился, рос, становился лучше. Без него не было бы меня. Я сражался за него, работал до последней капли пота, пробирался по грязи, ведь не существует простого пути к славе. Его тренировки были проверкой на прочность,  до изнеможения. Когда каждый мускул тела просил о пощаде, когда ты хотел умереть, но возрождался. Он дарил тебе спортивную вечность», – пишет Шевченко о Валерии Лобановском, с которым работал в «Динамо» (1996-1999) и сборной Украины (2000-2001).

Во время первого разговора с Шевченко Лобановский был прямолинеен: «Я видел, как ты играешь. У тебя есть класс, ты можешь стать игроком высокого уровня. Но ты должен быть более организованным на поле. Готовым психологически и физически, чтобы стать частью моего «Динамо». Посвящай футболу всего себя, старайся расти, думай о других. Я в тебя верю, но требую дисциплины».

По словам Андрея, нескольких фраз хватило, чтобы максимально его мотивировать. Эта мотивация была необходима, чтобы справиться с тренировками Лобановского.

«Первые сборы с Валерием Васильевичем мы проходили в Германии. Перед отлетом начали заниматься в Киеве: две тренировки в день, – рассказывает Шевченко. – Утром собирались на базе, команда делилась на две группы: бег и атлетика на улице, в десятиградусный мороз, для одной, аэробика внутри для другой. Мы были в шоке: для чего футбольной команде заниматься аэробикой? Сорок минут, без пауз, под очень громкую музыку. Потом группы менялись. Днем появлялся мяч. Интенсивность росла, но никто не подавал голос. Часто приходилось сдавать тесты: 4 раза по 400 метров, 5 раз по 300 метров. Бег, бег, бег. В Германии нагрузки выросли, ежедневных тренировок стало три. На протяжении месяца мы проходили военную подготовку.

 6:45 – будильник. 7:00 – пробежка на 45 минут или занятия в зале. 10:00 – завтрак. 10:30 – тренировка. 16:00 – работа с мячом, два часа.

Вечером мы падали на кровати, абсолютно уничтоженные. Только Ребров возился со своим радио (Ребров – чемпион Европы и мира по радиоспорту – Sports.ru).

Лобановский требовал от нас максимума. Чем больше ты уставал, тем больше становились нагрузки. Он придумал множество упражнений. Например, так называемый смертельный подъем – рывки по наклонной поверхности (уклон – 15%/8,5 градусов). Блевали почти все, я – никогда. Кто не блевал – выходил в основе. Если блевали все, то в основе выходили те, кто блевал меньше. Я никогда не думал о том, чтобы сдаться. Мне нравилось работать. Мне это было необходимо.

Лобановский читал философские труды, говорил, что без тренировок не будет счастливого завтра. Кто не знаком с ним, не поймет, что упустил. Гений. Визионер. Бунтарь. Перфекционист. Изобретатель машины времени. Я видел, как состоявшиеся игроки рыдали, умоляя его закончить тренировку. Он никогда не соглашался. Лобановский стал моей религией. Была жизнь до него и после».

Человек из  «Милана» лично наблюдал за Шевченко полтора года. Перед трансфером Андрею дали клубную футболку: «В ней ты выиграешь «Золотой мяч»

На зимних сборах в Израиле посреди сезона-1997/98 Шевченко заметил, что на тренировках постоянно присутствует незнакомый ему человек. «Он был у поля каждый день. Казалось, постоянно смотрит на меня. Тренировка заканчивалась – он исчезал. Любопытство было настолько большим, что однажды я подстерег его у лифта, – вспоминает Шевченко. – «Здравствуй, Андрей,– заговорил мужчина. – Я знаю о тебе все. Мне пора возвращаться в Италию, но еще увидимся». Я не ответил – настолько был удивлен».

После тех сборов Резо Чохонелидзе, скаут «Милана» и бывший игрок тбилисского «Динамо», присутствовал почти на всех матчах киевской команды (в сезоне-1997/98 «Динамо» дошло до четвертьфинала Лиги чемпионов, в следующем – до полуфинала. За эти два сезона Шева забил в ЛЧ 16 голов). Он общался с Лобановским, с братьями Суркисами, но никогда – с Шевченко. Однако Андрей узнал, кто такой Чохонелидзе и на кого он работает.

Шевченко рассказал Суркисам, что знает об интересе «Милана», и получил от них улучшенный контракт и Range Rover. Его уговорили остаться на год. Нападающего хотели видеть в «Роме» и «Парме», «Аякс», «МЮ» и «Ювентус» тоже проявляли интерес. Но Андрей ждал «Милан».

Чохонелидзе просматривал Шевченко полтора года. В сентябре 1998-го, на матч между сборными России и Украины, приехал Арьедо Браида, спортивный директор «Милана». На следующий день Андрей встретился с ним, Чохонелидзе и Суркисами.

«Дорогой Андрей. «Милан» следит за тобой, – заговорил Браида. – Мы рады, что ты можешь работать с Лобановским, мы очень ценим его и его методы. Вчера ты сыграл хорошо, не переживай, что не забил. Мы продолжим наблюдать, глаза Резо – наши глаза. Я привез тебе подарок».

Это была футболка «Милана» с десятым номером и фамилией Шевченко. «Андрей, в нашей форме ты выиграешь «Золотой мяч», – сказал Браида. «Все рассмеялись, я улыбался», – вспоминает Шевченко. Футболку он подарил родителям.

Адриано Галлиани забаррикадировался в номере отеля от проституток, когда приехал смотреть на Шевченко

Вспоминает Адриано Галлиани, бывший вице-президент «Милана»:

– Адриано, что это за шум?

Это шумели девушки, которые очень хотели попасть в мой номер в киевском отеле. Они стучали, все сильнее и сильнее. Мне пришлось подпереть дверь шкафом.

– Адриано…

Я тогда был влюблен в журналистку Rai, мы как раз говорили с ней по телефону. Она в Хельсинки, по работе, я – в Украине, прячусь от возбужденных женщин. Но я тоже работал – у меня была секретная миссия.

25 ноября 1998 года я побывал на матче Лиги чемпионов между «Динамо» и «Панатинаикосом», чтобы впервые посмотреть на Андрея Шевченко, нашу трансферную цель. В тот вечер он сыграл очень плохо. А еще было жутко холодно, я никогда в жизни так не мерз. Хотелось плакать, но слеза сразу бы превратилась в сосульку. По поводу Шевченко у меня было много сомнений, и я задал прямой вопрос нашему спортдиру Арьедо Браиде, который сидел рядом: «Ты уверен, что этот парень у нас заиграет?»

Ответ меня успокоил: «На сто процентов».

«Не лучше ли купить Реброва?»

«Нет, босс. Доверьтесь мне и не переживайте».

Я успокоился, но очень замерз. Чтобы согреться, помчался в отель, однако окна в номере плохо закрывались. Кажется, разница в температуре на улице и внутри была минимальная. Ниже нуля в любом случае. Я попросил у женщины, которая сидела на моем этаже, одеяла и обогреватель, но у нее был другой вариант. Она указала на девочек. Я отрицательно помахал головой, сказал, что влюблен, но меня никто не понял. Ни она, ни девочки, начавшие двигаться в мою сторону. Я попятился, вернулся в номер, закрылся. Но они не сдавались. Начали стучать. Дверь тоже закрывалась плохо, поэтому я передвинул шкаф.

– Адриано, так что? Откуда этот шум?

– Ничего особенного. Переселяюсь в другой номер.

Без одеял, без обогревателя, под атакой и в холоде – всего один раз в жизни я спал в пальто».

В «Милане» подшучивали над Шевченко, пока он привыкал к местным традициям и новым методам тренировок

5 ноября 1997 года футболисты «Милана» собрались в Миланелло, чтобы посмотреть матч Лиги чемпионов между «Барселоной» и киевским «Динамо». «Мы хотели посмотреть на этого молодого парня, который, по слухам, должен был рано или поздно стать нашим одноклубником, – рассказывает Паоло Мальдини. – Хотели посмотреть на Андрея Шевченко».

«Гол. Гол. Гол. В первом тайме он забил трижды. На «Камп Ноу». Осквернил храм футбола. Кто-то выключил телевизор. Все было ясно», – вспоминает Мальдини.

Андрей подписал предварительный контракт с «Миланом» в середине сезона-1998/99. На прощание мечтал выиграть с «Динамо» Лигу чемпионов, но киевлян остановила «Бавария», в полуфинале. Лобановский, провожая Шевченко в Италию, сказал: «Ты готов. Но должен поговорить с их главным тренером и тренером по физподготовке. Ты привык к большим нагрузкам, нужно, чтобы они были такими и в «Милане». Иначе последствия будут негативными для твоего тела».

По словам Паоло, в «Милане» Шевченко поначалу было непросто: «Он погрузился в абсолютно новую для себя культуру. Например, заканчивал обедать, вставал и уходил. Мы объяснили ему, что в итальянских командах все не так – нужно ждать, пока все поедят. Он привык быть независимым. Мы часто шутили – неожиданно вставали из-за стола, он тут же бежал в комнату (у Шевы постоянно было много дел). Но не успевал: «Шева, присядь. Не все доели!» Он злился, Андрей не любит, когда над ним подшучивают».

«Шева жаловался на тренировках. У нас они длились час двадцать, он привык к трехчасовым занятиям, – рассказывает Мальдини специально для книги. – А мы жаловались, что за эти восемьдесят минут он не выкладывался на сто процентов. Cлишком привык, что силы нужно распределять равномерно на долгий срок, что нужно выживать на тренировках. Он быстро понял, что не так. Стал своим, его менталитет изменился. Остальное – история. Полная побед и славы».

Еще одной проблемой был язык. Шевченко прилетел в Милан за два месяца до начала сезона, чтобы учить итальянский. Галлиани и Браида настаивали – новичок должен говорить на итальянском, чтобы быстрее адаптироваться.

Андрей каждый день занимался с преподавателем, а Галлиани попросил дочку брать украинца гулять со своими друзьями. «Я был их молчаливым спутником. Ничего не понимал, просто наблюдал. Спустя три недели я очень разозлился», – рассказывает Шевченко.

– Резо, я ни слова не понимаю! У меня аллергия на итальянский!

– Андрей, это неправда.

– Правда, Резо. Они идут в бар и говорят «un cappuccino per favore» («капучино, пожалуйста») или «vorrei un caffe con un cucchiaino e mezzo di zucchero» («мне кофе, полторы ложечки сахара»). В ресторане, отужинав – «mi scusi, posso avere il conto?» («извините, можно счет?»). В магазинах – «possiamo dare un’occhiata a questo vestito?» («можем посмотреть этот костюм?»). Я не понимаю ничего!

– Андрей, а ты осознаешь, что только что сказал мне все это на итальянском?

– Ох…

«Стратегия сработала. Повторяя, как попугай, слова, значения которых я не понимал, я знакомился с языком. Это был первый – очень важный – шаг», – вспоминает Шевченко.

Он быстро подружился с Деметрио Альбертини, Алессандро Костакуртой и Массимо Амброзини. Сразу нашел общий язык с Сильвио Берлускони. И удивил президента. Перед стартом сезона Берлускони сказал, что будет здорово, если Шевченко забьет в чемпионате десять голов. Андрей забил 24 и стал лучшим бомбардиром Серии А. Но «Милан» финишировал третьим.

В 2001-м «Реал» хотел купить Шевченко. Украинец отказался

Чемпионат-2000/01 «Милан» закончил на шестом месте. Но Шевченко снова забил 24 гола (и 9 в Лиге чемпионов), и в клуб пришло официальное предложение от «Реала». Берлускони позвонил Шевченко и рассказал об интересе мадридского клуба.

– Мы не хотим тебя продавать, «Милан» не продает игроков. Но я должен спросить. Ты хочешь уйти или остаться?

– Президент, предложение от «Реала» – очень волнующий момент. Это один из самых престижных клубов мира. Но я не хочу уходить. Хочу остаться, потому что чувствую – мой путь в «Милане» еще не окончен.

– Браво, Андрей.

– Я хочу выиграть Лигу чемпионов с «Миланом». «Милан» ­– мой дом.

– Брависсимо, Андрей. Твои слова – музыка для ушей.

– Мой «Реал» – это «Милан».

­– Спасибо, Андрей. Поговори с Галлиани по поводу новых условий контракта. Спокойной ночи.

Перед отпуском Шевченко и Галлиани не договорились о зарплате – предложение «Милана» не устроило нападающего. Ближе к концу лета Галлиани позвонил: «Все в порядке. Президент пояснил тебе, что мы не продаем игроков. Я добавлю – мы делаем все, чтобы им было хорошо. Ты получишь зарплату, которую хочешь» (по информации La Repubblica речь идет о 4 млн евро за сезон).

Берлускони спас отца Шевченко – помог провести операцию по пересадке сердца

Летом 1999-го Берлускони предложил Шевченко пожить на одной из его вилл, на Сардинии. Там украинец познакомился c женой садовника, которая рассказала, как Сильвио помог ей. У женщины диагностировали опухоль, Берлускони направил ее к лучшим специалистам и оплатил все лечение. 

Вскоре помощь понадобилась отцу Андрея. 17 августа 2001 года ему трансплантировали сердце.

Николай Шевченко уже прилетал в Милан на операцию, его, по просьбе Берлускони, наблюдали ведущие врачи. Но операция не дала ожидаемых результатов. Выход остался один – пересадка.

Родители Андрея Шевченко

Начались поиски донора, отцу ничего не говорили. Когда Андрей с будущей женой Кристен был в отпуске в США, состояние отца резко ухудшилось. Шевченко тут же вылетел в Украину, и первые слова врачей шокировали: «Он не справится. Ему осталось два дня».

Украинские медики ошиблись. Николая срочно транспортировали в Италию. Берлускони лично держал ситуацию под контролем, Марио Вигано, один из лучших кардиохирургов страны, провел трансплантацию. Обошлось без осложнений. Когда опасность миновала, Шевченко попросил Вигано позволить ему присутствовать на аналогичной операции.

«Вигано и его коллеги – волшебники, – пишет Андрей. – Если я ошибался на поле, люди свистели. Если ошибались врачи, люди умирали».

Николай Шевченко прожил с донорским сердцем 15 лет. Он умер в марте 2016-го.

Шевченко хотел уйти из «Милана» в сезоне-2002/03. После травмы он потерял место в основе и начал искать варианты для трансфера

В августе 2002-го Андрей перенес операцию на колене. Пока он восстанавливался, в атаке играл Филиппо Индзаги, Рождественская елка Карло Анчелотти – знаменитые 4-3-2-1 – работала идеально. Пиппо забивал много. Шевченко восстановился, но оставался в запасе.

«Мне надоело просто смотреть, – рассказывает Андрей. – Я пошел к Анчелотти. Сказал, что недоволен, что чувствую себя хорошо и хочу играть больше».

«Я буду откровенен, – ответил Карло. – Сейчас мы играем по такой схеме, побеждаем, и я не буду ничего менять. Пиппо всегда забивает. Жди свой шанс».

После этого разговора Шевченко сказал Галлиани, что хочет уйти. Он попросил агента Оскара Дамиани найти ему новый клуб. Но в ноябре, в матче Лиги чемпионов с «Реалом», Анчелотти дал Индзаги отдохнуть. Украинец вышел в старте и забил, «Милан» победил 1:0. «И все проблемы остались позади. 4-3-2-1 превратились в 4-3-1-2. Для меня тоже наступило Рождество», – рассказывает Шевченко.

28 мая 2003-го «Милан» в серии пенальти победил «Ювентус» и выиграл Лигу чемпионов. Анчелотти хотел, чтобы Шевченко бил первым или вторым, но он хотел быть последним. Хотел забить победный гол.

Шевченко привез Кубок в Украину. Лобановского не стало за год до этого, и Андрей принес трофей к памятнику тренера перед стадионом «Динамо». «Это была  и его победа», – считает он.

Шевченко познакомился с Абрамовичем летом 2003-го, за три года до перехода в «Челси». Он уверяет, что причина трансфера – не семья

«Мы с Кристен отдыхали в отеле ресторана Four Seasons в Милане, к нам подошел мужчина, заговорил на русском. Сказал, что он агент, спросил, знаю ли я о «Челси». Попросил пройти за ним – мол, кто-то хочет со мной познакомиться», – вспоминает Шевченко.

Андрей говорит, что Абрамович сразу ему понравился: вежливый, приятный, легкий в общении. Говорили обо всем, не только о футболе. Роман поздравил нападающего с победой в Лиге чемпионов, они обменялись номерами телефонов. Шевченко начал следить за результатами «Челси», знакомство с Абрамовичем переросло в постоянное общение.

Через год Роман поздравил Шевченко с женитьбой и сам сделал предложение: «Я хочу, чтобы ты играл за «Челси». Веду переговоры с «Миланом». Мы пригласили Жозе Моуринью. Что думаешь?»

Андрей ответил, что решать будет клуб: «Если они хотят, чтобы я остался – останусь. Если примут предложение – перееду в Лондон».

Абрамович принимал Галлиани на яхте около Портофино. Il Pelorus, 115 метров, с вертолетной площадкой. За Адриано прислали вертолет, который доставил его прямо на яхту. Вокруг плавали аквалангисты. «Зачем они тут?» – удивился Галлиани. «На случай, если пилот вертолета промахнется».

Президент «Челси» предложил 50 миллионов евро, Галлиани позвонил Берлускони, тот принял решение мгновенно: «Даже не обсуждай ничего».

В декабре 2004-го исполнилось пророчество Браиды – Шевченко взял «Золотой мяч». В мае-2005 Андрей мог стать героем стамбульского финала Лиги чемпионов, но этот статус забрал себе Ежи Дудек, отбив два удара Андрея в овертайме и еще один – с пенальти. В сентябре украинец начал размышлять – ему исполнилось 29. «Я поймал себя на мысли – если хочу попробовать что-то новое, самое время», – вспоминает он.

В мае 2006-го Шевченко позвонил Абрамовичу: «Роман, я думаю о переходе в «Челси». Вам еще интересно?» Им было интересно.

– Андрей, ты уверен, что переход в «Челси» – именно то, чего ты хочешь? – спросил Берлускони.

– Я много думаю. Думаю, мне хочется попробовать новый опыт.

– Если так, то я не могу и не хочу тебя останавливать. Но знай – все хотят, чтобы ты остался. «Милан» – твой дом.

После завершающего матча сезона, который Шевченко смотрел с трибуны из-за травмы, Галлиани пригласил его в офис. Он положил перед нападающим бланк с новым контрактом, на пять лет. С той же зарплатой, что предложил «Челси». Но Андрей уже принял решение.

«Я перешел в «Челси» не из-за денег, – пишет Шевченко. – Я отдал «Милану» всего себя. Это было мое решение, не семьи. Необходимый шаг в карьере, пришло время что-то менять».

***

Шевченко отказался от операции на колене перед чемпионатом мира-2006. Отыграл турнир на пределе возможностей, не успел восстановиться перед сезоном и полгода пытался набрать лучшую форму. Весной 2007-го у него диагностировали паховую грыжу. По словам Андрея, он не мог бегать и даже ходил с трудом. Операция не принесла облегчения. Обнаружилась другая грыжа – межпозвоночного диска. Шевченко боялся, что это конец его карьеры.

Он продолжил играть, но летом 2008-го снова лег на операцию с паховой грыжей. А августе попросил Абрамовича отпустить его домой, в «Милан». «Болельщики «Челси» так и не увидели настоящего Шевченко», – сожалеет Андрей. В «Милан» настоящий Шева тоже не вернулся.

В Серии А-2008/09 он вышел в старте всего дважды. Спина периодически болела так, что Шевченко не мог сам вести автомобиль – пришлось купить байк. За сезон украинец забил два гола. Попрощался с Анчелотти, вернулся в «Челси», поприветствовал Анчелотти, который возглавил английскую команду, и снова с ним попрощался. Позвонили из Киева.

Шевченко нашел специалистов, которые помогли со спиной. Он отыграл в «Динамо» три сезона, забив 23 гола в чемпионате и два в еврокубках. Дважды отличился на Евро-2012. «Динамо» предлагало продлить контракт, Андрея звали в Китай и США. Но в 35 лет он поставил точку.

В ноябре 2012-го президент Федерации футбола Украины Анатолий Коньков, бывший тренер Шевченко, предложил ему возглавить сборную. Андрей отказался, посчитав, что ему не хватает опыта. В феврале 2016-го он стал помощником главного тренера национальной команды Михаила Фоменко. В июле того же года – его преемником.

***

«После Евро-2012 я гулял по пляжу с женой. Антигуа, море вокруг, я был расслаблен, ощущал гармонию. Мы остановились, я взял ее за руку.

«Кристен, пришло время мне закончить играть. Нужно идти вперед. Но к чему мне стремиться, если у меня уже все есть? Я бы поставил точку тут, это идеальный момент».

Я закрыл глаза. Поцеловал ее.

Мы улыбались».

Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson /Allsport, Ben Radford /Allsport, Claudio Villa /Allsport, Grazia Neri/ALLSPORT, Sandra Behne/Bongarts, Mike Hewitt, Gary M. Prior; Facebook/shevaofficialfootballplayerschildhoodpics.blogspot.comacmilan.comffk.kiev.ua; Twitter/jksheva7; Instagram/andriyshevchenko

развернуть

Считает, что человеческие отношения ценнее всего.

В прошлый четверг «Реал» объявил об уходе Зинедина Зидана. Через несколько дней француз в открытом письме в As рассказал о причинах.

«Дорогие фанаты «Реала»!

Вы проявляли любовь ко мне более 20 лет – с того самого момента, как я приехал и впервые надел белую футболку. Я всегда чувствовал, что между нами есть что-то особенное. Мне выпала огромная честь быть игроком и тренером величайшего клуба на свете, но прежде всего я просто еще один болельщик «Мадрида». По всем этим причинам я решил написать письмо, чтобы попрощаться с вами и объяснить свое решение оставить пост тренера.

Когда в марте 2019 года я принял предложение вернуться в «Реал» после восьми месяцев перерыва, причиной была просьба президента Флорентино Переса – и ваши ежедневные просьбы тоже. Когда я встречал кого-то из вас на улице, то чувствовал поддержку и желание снова увидеть меня с командой. Потому что я разделяю ценности «Реала»; этот клуб принадлежит сосьос, фанатам и всему миру.

Я старался следовать этим ценностям во всем, что делал, и старался быть примером. Находиться в Мадриде 20 лет – это самое прекрасное, что случалось со мной в жизни. Я знаю, что обязан этим Флорентино Пересу: он поддержал меня в 2001 году, он боролся, чтобы привести меня сюда, хотя некоторые были против. Говорю от всего сердца: я всегда буду благодарен «прези» за это. Всегда.

Я решил уйти и хочу подробно объяснить причины. Я не устал тренировать. В мае 2018-го я ушел, потому что после двух с половиной лет, с таким количеством побед и таким количеством трофеев, почувствовал, что команде нужен новый подход, чтобы оставаться на самом высоком уровне.

Сейчас все по-другому.

Я ухожу, потому что чувствую: у клуба больше нет ни веры в меня, в которой я нуждаюсь, ни поддержки, чтобы что-то построить в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Я разбираюсь в футболе и знаю требования такого клуба, как «Реал Мадрид». Я знаю, что когда ты не выигрываешь, ты должен уйти.

Но при этом было забыто очень важное обстоятельство: все, что я создавал изо дня в день, что я привнес в отношения с игроками, со 150 людьми, которые работают с командой, было забыто. Я прирожденный победитель; я был здесь, чтобы выигрывать трофеи. Но важнее побед – люди, их чувства, сама жизнь, и у меня такое ощущение, что про эти вещи забыли. Кажется, никто не понимал, что для поддержки динамики роста великого клуба нужно и это. В какой-то степени меня даже упрекали за это.

Я хочу, чтобы мы уважали то, чего вместе достигли. Мне бы хотелось, чтобы отношения с клубом и президентом в последние несколько месяцев немного отличались от отношений с другими тренерами. Я, конечно, не просил о привилегиях, просто немного больше памяти [о том, чего добился].

Сейчас тренер живет в большом клубе два года, может чуть больше. Чтобы это длилось дольше, необходимы человеческие отношения – они важнее денег, важнее славы, важнее всего. Их нужно лелеять. Вот почему мне было так больно, когда после поражения я прочитал в медиа, что меня уволят, если не выиграю следующий матч. Это задело меня и всю команду, потому что эти преднамеренно просочившиеся сообщения негативно повлияли на команду, они породили сомнения и недопонимание.

К счастью, у меня были удивительные парни, которые шли со мной до смерти. Когда дела пошли плохо, они спасли меня великолепными победами. Потому что они верили в меня и знали, что я верю в них. Конечно, я не лучший тренер в мире, но могу дать каждому – игроку, члену тренерского штаба или любому сотруднику – силу и уверенность, которая нужна им в работе.

Я прекрасно знаю, что нужно команде. За эти 20 лет в Мадриде я понял, что вы, болельщики, хотите побед, но прежде всего желаете, чтобы мы выкладывались по полной: тренеры, персонал, сотрудники и, конечно, игроки. И я могу заверить вас: мы отдали этому клубу 100% себя.

Пользуясь случаем, хочу передать сообщение журналистам. Я провел сотни пресс-конференций, и, к сожалению, мы очень мало говорили о футболе, хотя я знаю, что вы любите футбол – он объединяет нас. Однако без всякого желания критиковать или читать лекции я бы хотел, чтобы вопросы не всегда касались противоречий, чтобы мы могли чаще говорить об игре и прежде всего футболистах – важнейшем элементе этого спорта. Давайте не забывать о футболе, давайте о нем позаботимся.

Дорогие фанаты «Мадрида», я всегда буду одним из вас.

Hala Madrid!

Зинедин Зидан».

«Мистер, было приятно выигрывать вместе с вами». Звезды «Реала» прощаются с Зиданом: тотальное уважение и благодарность

Второй приход Зидана в «Мадрид» – топ-работа. Кажется, единственное, что он не умеет – масштабная перестройка

Фото: globallookpress.com/imago sportfotodienst, Oscar J. Barroso/Keystone Press Agency, Mutsu Kawamori/AFLO, Maurizio Borsari/www.aicfoto.com

развернуть

Криштиану Роналду приехал на пятый чемпионат Европы в карьере. На этом Евро 36-летний португалец такой один. Только он 17 лет назад играл в Португалии и сейчас снова в финальной части. 

В 2004-м Криштиану не просто находился в заявке, а провел 6 матчей, забил 2 гола и дошел до финала. 

Дальше мы собрали всех остальных футболистов Евро-2004, которым на момент его старта было 18-20 лет. Где эти молодые таланты сейчас?

И главный герой материала.

Роналду делит с Платини рекорд по голам на Евро. Но Мишель играл только на одном турнире – и забивал решающие мячи в каждом матче

Фото: East News/AP Photo; Gettyimages.ru/Julian Finney; globallookpress.com/imago-images.de

развернуть

Считаем!

Юрген Клопп поздравил Пепа Гвардиолу через несколько часов после победы «Сити» в АПЛ. Что конкретно было в сообщении, неизвестно, но в публичном выступлении немец не забыл о главном.

«Их достижение исключительно. Так бывает всегда, когда у тебя есть финансы и футбольные знания».

Составляющие успеха не случайно расположены именно в таком порядке. Потому что два года назад Клопп поздравлял «Сити» схожими тезисами.

«До тех пор, пока у них есть финансовая мощь, никому не будет с ними легко».

В феврале о деньгах «Сити» говорил Жозе Моуринью.

«Когда им нужно укрепить оборону, они просто покупают защитников. Знаете, у больших клубов большие финансовые возможности. Что ж, это хорошо для них».

Похожими мыслями многие из вас делятся в комментариях под текстами про «Сити», большинство сводят тезис до словосочетания «денежный мешок».

Гвардиола все чувствовал (и ваши возмущения тоже) и какое-то время отбивался, но теперь перешел на иронию.

«Причина нашей 19-матчевой победной серии? Все потому что у нас есть деньги», – шутил (или нет?) тренер три месяца назад.

На днях твиттер SwissRamble (главный медиааудитор современного футбола) сравнил финансовую мощь клубов АПЛ с их результатами в этом сезоне. Выглядит интересно, но почему бы не взять более широкий период, чтобы избежать влияние случайностей? А также выйти за пределы АПЛ и не просто сравнить расходы, а посмотреть, как окупились вложенные инвестиции.

Тем более что этим летом заканчивается пятилетний цикл Пепа в «Ман Сити». Идеальный отрезок, чтобы проверить теорию: действительно ли их успехи – это только деньги? Тем более что этот отрезок почти совпадает с эпохой Клоппа в «Ливерпуле» (приехал в Англию на год раньше Пепа), главном сопернике «Сити» в Англии. А двух лучших тренеров мира можно сравнивать бесконечно.

Мы не только сравним траты «Сити» и других топ-клубов, но и оценим эффективность вложений, определим, сколько каждый миллион приносит на поле.


Берем в подборку тех, кто двигает футбольный бизнес: участников Суперлиги плюс «ПСЖ», «Баварию» и «Боруссию». Поехали!

Траты на трансферы за 5 лет: «Барса» в лидерах, «Сити» только третий

Именно на основе этой таблички Клопп и Моуринью (и многие из вас) делают выводы о денежной всесильности «Сити».

•‎ Главный вывод: «Ман Сити» и правда тратит много, но не выбивается из общего ряда топ-клубов. «Барса» за прошедшие 5 лет заплатила за футболистов на 100 млн больше, «Юве» тоже впереди, но отрыв в пределах погрешности. Более того, «Сити» не далеко ушел от «Челси», который на расстоянии всего одной топ-покупки.

•‎ Возможно, очевидный, но важный факт: меньше всех из топов за прошедшие пять лет потратила «Бавария» (одна победа в ЛЧ за отчетный период). Но здесь не все так просто, чуть позже мы вернемся к мюнхенским принципам.

•‎ Что с Клоппом? По расходам на игроков все скромно – четвертое место с конца. «Милан», «Интер» и «Атлетико» потратили больше, не говоря уже про «Сити». Так что, Клопп действительно гений эффективного менеджмента? Не спешите.

От трансферов переходим к смежной и еще более важной теме – зарплатным ведомостям.

Траты на зарплаты: «Барса» – лидер с отрывом, «Сити» пятый, «Ливерпуль» близко

Важнейшая составляющая финансовой мощи клубов, ведь на зарплаты тратят больше, чем на трансферы.

•‎ Лидер – тот же. И это главный итог правления Жозепа Бартомеу, который забыл выключить печатный станок, а потом выяснилось, что потраченные деньги нужно возвращать. Зарплатная ведомость «Барсы» – невероятно раздутая. До второго места пропасть в более чем 300 млн евро, на эти деньги можно содержать два с половиной «Тоттенхэма». Вот к чему привели запросы суперзвезд и безумие руководства.

•‎ За эти пять лет «МЮ» ни разу не взял титул, но все это время клуб не уходил из лидеров по зарплатам. Содержание Погба, Де Хеа, Моуринью и других обошлось «МЮ» в 1,6 млрд за 5 лет. Соседи по Манчестеру тратили примерно столько же.

•‎ Что там с Клоппом? По зарплатам его клуб вплотную приблизился к «Сити», а в сезоне-2018/19 зарплатная ведомость «Ливерпуля» была даже шире.

•‎ Примечательно, что в топ-6 подтянулась «Бавария», хотя она последняя по расходам на трансферы. Причина простая: клуб относительно дешево покупает футболистов уровня Левандовского у конкурентов, но потом максимально вкладывается, чтобы удержать их от трансферов в условную «Барселону».

Что же там в сумме? Держите рейтинг денежных мешков

Расходы на трансферы+зарплаты – вполне справедливая метрика для оценки финансовой мощи клуба. Смотрим.

• Про безумие «Барсы» уже писали, но траты более 3 млрд за 5 лет нужно обязательно зафиксировать еще раз.

• Следующий по суммарным расходам «Сити», но сильно отстает от «Барселоны» (на 700 млн евро) и при этом не очень превосходит «Ман Юнайтед». Еще три клуба на расстоянии 300 млн – «ПСЖ», «Реал», «Челси» и «Ювентус».

• Итак, а что там с Клоппом? «Ливерпуль» потратил чуть больше 2 млрд. Бюджет «Сити» на 15% больше. Повод ли это указывать на финансовое превосходство конкурента? Наверное, да. Но вот у Моуринью точно нет такого права. Цифры показывают, что он работал в клубе с точно такими же финансовыми возможностями, как и у «Сити».

• На последнем месте по расходам среди топов – босс «Тоттенхэма» Дэниэл Леви. Живя среди роскоши АПЛ, он умудряется тратить меньше «Боруссии».

Но клубы ведь и зарабатывают на трансферах. И это мы тоже учтем

Для справедливости не забудем и продажах, ведь кто-то не тратил бы столько, не продавая игроков.. Мы оцениваем только футбольный менеджмент, поэтому добавляя доходы, не берем в расчет прочий бизнес клубов – так мы всех ставим в равные условия, ведь «Бавария» не виновата, что играет в Бундеслиге и получает от телевидения меньше «Ман Юнайтед». А вот на трансферном рынке у всех одинаковые исходные инструменты, и успех зависит от спортивного менеджмента и результатов клуба.

Итак, корректируем расходы с учетом прибыли от продаж футболистов.

 

• «Барса» остается в лидерах по тратам, но продажа Неймара, Артура и других немного приблизила клуб к остальным транжирам. Отрыв от «Сити» теперь менее 300 млн.

• У английских клубов доходы от трансферов так себе, худший – «Ман Юнайтед». За пять лет продали футболистов только на 176 млн евро.

• Вторая с конца – «Бавария», которая получила от трансферов всего 192 млн, а вот «Боруссия» с продажами более чем на 500 млн значительно компенсировала расходы на покупки и зарплаты.

А что там с результатами? Успехи в еврокубках за 5 лет: лидер – «Бавария», «Сити» и «Барса» рядом

Сначала взглянем на успехи топов в еврокубках. Метрика – баллы в таблице коэффициентов УЕФА за пять лет. Она учитывает и ЛЧ, и ЛЕ, а также по-разному оценивает победы на разных стадиях турниров. У нее есть минусы (об этом ниже), но лучше вроде бы ничего не придумали.

Примечание: для равновесия таблица без финалов еврокубков этого сезона, так финал ЛЕ уже сыгран, а ЛЧ – еще нет.

• В лидерах «Бавария», и ее никто не подвинет в этом сезоне.

• Как только дошло до спортивных результатов, «Барселона» вылетела из тройки лидеров.

• Несмотря на победу в ЛЧ и один выход в финал, «Ливерпуль» затерялся в середине таблицы и набрал меньше баллов, чем «Ман Юнайтед». Сказывается пропущенный еврокубковый сезон-2016/17.

• Место «Тоттенхэма» соответствует его тратам – третье с конца, несмотря на финал ЛЧ. Но что там с эффективностью инвестиций?

Теперь самое интересное: сколько каждый клуб платит за победы?

Теперь провернем следующий маневр: поделим общие траты (трансферы+зарплаты-доходы от продаж) на сумму набранных баллов в таблице коэффициентов УЕФА. Так мы узнаем стоимость каждой победы в денежном выражении. Да, здесь определенно есть минусы: например, «Ливерпуль» через год взлетит выше в таблице коэффициентов УЕФА, когда из зачета уйдет сезон-2016/17, та же история – у «Челси». Но в отношении других клубов все вполне честно.

Итак, таблица – клубы, которые тратят на победы меньше всего, вверху.

• За пять лет лучшее достижение «Боруссии» – четвертьфинал ЛЧ (выходили дважды), но в соотношении траты/результат у них лучших показатель. Где-то рядом «Атлетико» с одним выходом в полуфинал.

• Дэниэл Леви – чемпион по эффективности футбольных инвестиций среди английских клубов.

• Что там с «Сити» и «Ливерпулем»? Обоим победы достаются недешево, но «Ливерпуль» эффективнее – каждый балл достается на 2,2 млн дешевле. Но финал ЛЧ может слегка скорректировать этот показатель.

• Аньелли по соотношению траты/результат делает дела не хуже «Баварии».

• В топ-7 затесался «Арсенал» благодаря двум выходам в полуфинал ЛЕ. Одна из причин – несовершенство таблицы коэффициентов УЕФА.

• Чемпион по сжиганию денег – «Милан»! Возможно, сказывается переходный период (между китайскими и американскими владельцами). Но пока на севере Италии очень много вкладывают и очень мало получают взамен. У «Интера» похожая история.

• Отношение затрат к успехам «Барселоны» – катастрофа.

• Когда дело дошло до эффективности, «Ман Юнайтед» тоже пошел ко дну. Теперь вы чуть лучше понимаете протестующих у стен «Олд Траффорд».

Еще раз уточним: здесь мы говорим исключительно о том, как деньги работают на поле, а не в целом об экономическом успехе клубов (здесь расклады могут быть другими).

Рейтинг эффективности в АПЛ

Теперь провернем тот же ход, но только с АПЛ: поделим вложения клубов из топ-6 за пять лет на сумму набранных за этот период очков. И это уже справедливее таблицы коэффициентов УЕФА, так как никто из топ-клубов не пропускал сезоны. Итак, что там с эффективностью?

• Дэниэл Леви – снова чемпион по эффективности! Но не чемпион по трофеям.

• «Ливерпуль» – второй, хоть и с отрывом. «Ман Сити» «покупает» каждое очко на 900 тысяч дороже. Еще один балл в пользу Клоппа!

• «Ман Юнайтед» – грусть. Так много за победы не платит никто, блестящий нефутбольный бизнес клуба – единственное утешение.

***

Эти таблицы не дают глубокого понимания процессов, но помогают разобраться в общих вопросах.

Например: успех «Сити» – это только деньги? Точно нет, потому что есть клубы, которые тратят столько же (или больше), но добиваются гораздо меньшего. Один из них находится совсем рядом.

Прав ли Клопп, когда говорит, что успех «Сити» – это во многом деньги? Отчасти да, но в Лиге чемпионов вложенные «Ливерпулем» деньги работают тоже не очень здорово, и об этом нужно помнить.

Образцовый ли бизнес у «Баварии»? Не стоит забывать, что в Мюнхене тоже прилично тратят (см. таблицу зарплат).

Как там с катарскими деньгами «ПСЖ»? Работают не суперэффективно, но чуть лучше, чем в «Сити».

Политика «Барсы» за эти 5 лет – провал? Кажется, да.

Изучили 631 гол РПЛ: кто чаще забивает позиционно, после контратак или с пенальти?

Лимиту больше 15 лет, повлиял ли он хоть на что-то? Ищем зависимость на графиках

Даже Роналду бесится из-за понижения цены на Transfermarkt. А зря – достаточно узнать, откуда цифры

Фото: East News/imago sportfotodienst, Peter Powel/Pool via AP

развернуть

Его заменит тренер-ботаник, который тоже устал от своей работы.

В НБА ничто не вечно. Однажды трехочковые выйдут из моды. В неопределенно далеком будущем главной звездой «Далласа» будет не белый европеец. Когда-нибудь завершит карьеру Леброн. Когда-нибудь уйдет даже Попович! «Сакраменто» обязательно выйдет в плей-офф, «Финикс» станет чемпионом, а у «Лейкерс» будет целое десятилетие без финалов НБА. Когда-нибудь.

Существует такой особенный момент, в который ломается любая система.

И все же новость об уходе Дэнни Эйнджа из «Бостона» стала неожиданной. Дэнни работал в команде генменеджером (с более громким титулом «президент по баскетбольным операциям») с 2003 года. Даже один неудачный сезон не мог пошатнуть его позиции в руководстве – именно Эйндж после провальных 90-х смог вернуть клубу чемпионство. Правда, только одно – после титула-2008 и еще одного финала-2010 «Селтикс» больше не претендовали на кубок, хотя четырежды за следующие 10 лет доходили до финала конференции с самыми разными составами.

И если игроков «трейдер Дэнни» перебирал множество, то в остальном «Селтикс» были образцом стабильности. С момента своего назначения Эйндж назначил только двух постоянных тренеров: Дока Риверса (9 лет в команде) и Брэда Стивенса ему на замену в 2013-м (8 лет в команде).

Для сравнения, за тот же срок:

  • в «Лейкерс» было 3 генменеджера и 7 тренеров;
  • в «Уорриорс» – 3 генменеджера и 6 тренеров;
  • в «Нетс» – 5 генменеджеров и 11 тренеров;
  • в «Никс» – 7 генменеджеров и 13 тренеров;
  • в «Сиксерс» – 10 генменеджеров и 10 тренеров…

…и так далее. Только «Сперс» (тандем Бьюфорд-Попович работает с 2002-го), «Хит» (кроме президента Пэта Райли, тренировали команду еще лишь двое) и «Мэвс» (два ГМа: отец и сын Нельсоны, и три тренера, один из которых – Нельсон-старший) могут сравниться с бостонцами в плане постоянства.

18 лет в одной команде НБА – огромный срок для менеджера. Именно поэтому даже в династиях иногда происходит оптимизация офиса. В «Сперс» последние два года под гендиректором Бьюфордом и президентом Поповичем работает номинальный ГМ Брайан Райт, в «Хит» правой рукой Райли давно является Энди Элисбург, в «Далласе» Донни Нельсон работает в тандеме с владельцем Марком Кьюбаном, нетипично глубоко погруженным в операционную деятельность своего клуба.

«Бостону» было сложнее провести оптимизацию, потому что не так много фигур, которые можно переставить. У «Селтикс» – традиционно самый маленький штаб в НБА: с Эйнджем работали его сын Остин, вице-президент и главный помощник Майк Заррен, глава скаутской службы Дэйв Льюин, плюс в кадровых вопросах всегда имел голос главный тренер – вот и все менеджеры, занятые баскетбольной стороной деятельности клуба.

Экс-игрок «Селтикс» Эйндж воспитывался патриархом клуба Редом Ауэрбахом (и им же был когда-то отправлен в обмене в «Кингз», когда сам Дэнни предложил Реду обменять Берда и Макхейла и уйти в перестройку), поэтому и свой офис он выстраивал по олдскульной модели, где есть один босс и ограниченное число его замов. Но даже из такой эксклюзивной школы менеджеров выходили выпускники: экс-помощники Эйнджа Крис Уоллес, Дэрил Мори, Райан Макдоно перебирались на пост генменеджера в других клубах НБА, Док Риверс какое-то время поработал президентом «Клипперс».

За время работы Эйнджа в команде у «Селтикс» 6-й лучший результат по победам в регулярке и 3-й – в плей-офф. Действующая серия по выходам в плей-офф – 7 сезонов, только у «Портленда» она длиннее, а за последние 14 лет «Бостон» лишь однажды пропустил плей-офф – и это вообще лучший результат в НБА.

Так почему уходит Эйндж?

После чемпионства Дэнни считался идеальным наследником Реда Ауэрбаха – во-первых, учился и играл у него, во-вторых, как и Ред, тоже когда-то был рыжим, но поседел, а потом и начал лысеть (но, кажется, скрывает это под париком). А еще, как и Ауэрбах, считался одним из самых хитрых сукиных сынов в НБА – и эта репутация была у Эйнджа еще во время игровой карьеры.

 

Хотя, конечно, по хитрости с Редом не мог сравниться никто:

10 способов подавить соперника от Реда Ауэрбаха

Казалось, Эйндж тоже останется в команде до самой смерти, в какой-то момент просто став почетным президентом и самостоятельно выбрав себе помощника. Но потом стало ясно, что Дэнни не Ред. Второй титул к «Селтикс» так и не пришел, а затем проявились и главные отличия Эйнджа от Реда – если Ауэрбах стремился к построению клуба через драфт и до последнего (иногда действительно зря) держался за легенд клуба, то его наследник был готов обменять кого угодно когда угодно, если считал это выгодным.

Он пришел в команду, достигшую потолка, и тут же начал обновлять ее, менять ветеранов и собирать драфтпики. Через несколько лет дождался оптимального момента и молодежь, собранную на этих драфтпиках, толкнул на суперзвезд: Эл Джефферсон, Джефф и Джеральд Грины, Делонте Уэст и Райан Гомес превратились в Кевина Гарнетта и Рэя Аллена (хитрейший Дэнни при этом сохранил в составе Рондо).

Второй шедевр тоже нельзя было представить во времена Реда: когда Гарнетт и Пирс состарились, везучий Эйндж пристроил их в «Бруклин» за новый сундук драфтпиков. В 2013-м его резко критиковали за тот ход, в 2015-м соглашались, что это было лучшее решение для развития клуба, в 2020-м начали восхищаться, когда благодаря тому обмену «Селтикс» получили свое будущее и настоящее: Джейсона Тейтума и Джейлена Брауна.

А в 2021-м «Бруклин» выбил «Бостон» из плей-офф и отправил Эйнджа на пенсию.

По крайней мере, так эта история про карму-судьбу-иронию подается в медиа, но на самом деле Эйндж еще несколько месяцев назад принял решение об уходе. В сезон, полный травм, ковидных протоколов и негативных эмоций Эйндж просто устал. У него все-таки было уже два сердечных приступа на работе в «Бостоне». И в очень похожих ситуациях.

В 2009 году прямо перед плей-офф случился первый – спустя несколько дней после объявления, что Кевин Гарнетт точно пропустит весь плей-офф. Доминировавший до травмы Кевина «Бостон» выпал из чемпионской гонки и не смог защитить титул, а Дэнни слег в больницу.

В 2019 году «Бостон» во второй раз за время работы Эйнджа выступил ниже предсезонных ожиданий – суперсостав, где в старте не было места для Брауна, Хэйворда и Розира завершил сезон на 4-й строчке на Востоке. В команде не могли распределить роли на паркете, а Кайри Ирвинг играл спустя рукава, потому что дома была новенькая глаженная джерси «Бруклина». Приступ случился прямо во время вылета от «Бакс» во втором раунд плей-офф.

В сезоне-20/21 от «Бостона» не ждали выхода в финал НБА, как в 2009-м или 2019-м, но и итог оказался еще хуже – поражений столько же, сколько побед, разгром в плей-офф от «Нетс» и того самого Кайри, который еще и лепрекона потоптал.

Фанаты в Америке сошли с ума: плюют в игроков, бросают в них бутылки и устраивают душ из попкорна. Они очень скучали по плей-офф

Эйндж разумно поставил свое здоровье выше работы.

Конечно, если бы в Бостоне все были довольны работой Дэнни, его можно было бы убедить остаться, но только никто и не пытался убеждать. Пресса и болельщики любят упрекать Эйнджа в том, что свою коллекцию драфтпиков он побоялся обменять на доступных звезд, а на драфте набрал всякий мусор.

Это миф – разве Кайри не звезда, и разве его Дэнни не за один из своих пиков получил? Дэвиса в принципе из-за тонкостей правил НБА нельзя было получить до того момента, как агенты продавили его обмен в «Лейкерс». А все другие доступные звезды, за которых пришлось бы отдать не только пики, но и Тэйтума/Брауна – Батлер, Пол Джордж, Кавай, снова Батлер – в итоге побросали те команды, которые их выменяли. Они вряд ли вывели бы «Селтикс» на чемпионский уровень («Торонто»-2019 был в намного лучшей форме, чем «Бостон»-2019, кроме того, «Сперс» требовали тогда за Кавая звезду, а не перспективу), так что тоже ушли бы.

По репутации Эйнджа в мире НБА бьет не работа с обменами, а как раз это – неумение удержать звезд в команде. Ирвинг, Хорфорд, Хэйворд были громким усилением, но ушли из «Бостона» при первой же возможности. Последним статусным игроком, который продлил контракт с «Селтикс», не будучи молодым ограниченно свободным агентом, был Гарнетт в 2012-м.

За последние 7-8 лет Эйндж доказал, что хорошие игроки все-таки могут переходить в «Бостон» как свободные агенты, он идеально реализовал свои высокие пики и намного лучше, чем считают болельщики, использовал средние (Терри Розир под 16-м, Роберт Уильямс под 27-м, Пэйтон Притчард под 26-м). Но клубы НБА не могут развиваться в таком вакууме, как во времена Ауэрбаха, всегда нужны обмены.

А с Эйнджем сейчас никто из коллег не хочет обмениваться – «а вдруг нас разводят?». У Эйнджа в резюме ведь не только создание большого трио в 2007-м и тот самый обмен его остатков в «Бруклин». Ведь после этого он еще и получил Айзейю Томаса на уцененном контракте за торговое исключение. А когда он разменял первый пик на третий в 2017-м? Так делают, чтобы получить менее талантливого игрока с довесками. А Эйндж получил Джейсона Тэйтума вместо Маркелла Фульца. У Тейтума за 4 года уже 2 Матча звезд, у Фульца – 200 пропущенных игр.

Стоит ли упоминать, что после обменов Гарнетта, Томаса, пиков «Бруклина», Тейтума генменеджеры тех команд вскоре были уволены?

Не просто так коллеги в ежегодном голосовании за Менеджера года практически никогда не дают Эйнджу своих голосов, зато анонимно в разговоре с журналистами признают уровень Дэнни.

В НБА репутация успешного торговца может и навредить.

И в таких случаях перезагрузка «витрины» клуба, его фронт-офиса, может перезагрузить и отношения с другими командами. Эйндж больше не будет ввергать партнеров по сделке в панические сомнения.

Вместо него руководить обменами, переходами, контрактами, выборами на драфте теперь будет Брэд Стивенс.

Стоп, тот самый тренер со внешностью учителя правоведения, которого мы когда-то называли главной угрозой Леброну и династии ГСВ?

Верно. И он больше не собирается тренировать.

Почему Стивенс переходит на новую должность?

Как и Эйндж, Стивенс устал от своей прежней работы. Это проявилось еще в прошлогоднем пузыре, а эффект можно было оценить в этом сезоне – было заметно, что Брэд потерял контакт с игроками и уже не так вовлечен в разработку комбинаций и стратегий, как раньше. Ему как минимум нужна пауза в карьере. Уходить на работу в студенческий баскетбол Стивенс не хочет – зимой отказался от предложенного контракта на десятки миллионов долларов в университете Индианы – крупнейшей и самой культовой программе своего родного штата.

Если это не работа его мечты, значит, Стивенсу действительно комфортно именно в «Селтикс». Просто больше не в роли главного тренера.

Но после этого назначения возникает два вопроса.

Во-первых – хватит ли у Стивенса опыта?

Переживать не стоит: тот же Грегг Попович еще меньше работал в НБА, прежде чем стать генменеджером «Сперс» – правда, он потом сам себя назначил тренером и передал менеджерские функции помощнику. Шон Маркс, который наверняка станет Менеджером года-2021, один год поработал у Поповича в тренерском штабе и еще три – в менеджменте «Сперс», а Стивенс в «ударной группе» фронт-офиса «Селтикс» уже несколько лет.

Вряд ли Стивенс разбирается в нюансах потолка зарплат и вряд ли до конца понимает, как вести переговоры с агентами и командами-конкурентами. Но ему это сейчас и не нужно знать. И у Эйнджа, и у Стивенса, и у всех остальных президентов, гендиректоров и генменеджеров есть опытные помощники, которые направляют их.

И тут возникает вопрос номер два: почему боссом делают все-таки Стивенса, а не повышают Майка Заррена? Ассистент ГМа «Селтикс» работает в клубе уже 14 лет, считается одним из лучших экспертов НБА в плане документации и потолка зарплат, а еще отказывал в переходе на руководящие должности в других командах, потому что с детства – за «Бостон»

Возможно, Майк все-таки получит повышение – «Селтикс» не собираются отдавать Стивенсу все должности Эйнджа. Брэд в своей вступительной речи намекнул, что офис должен остаться прежним: «Майк Заррен, Остин Эйндж и все остальные облегчат мой переход на новый пост, потому что они специалисты очень высокого уровня. Очень жду возможности поработать с ними, опереться на их опыт».

А «Селтикс» ищут нового генерального менеджера – человека, который будет подотчетен Брэду и будет заниматься рутинной работой: переговорами, цифрами, бумагами. Именно тем, чем в штабе Эйнджа и занимался Заррен.  Сам Стивенс сконцентрируется на общей стратегии, на работе с прессой, на драфте и оценке талантов, на подборе тренерского штаба.

Новый главный в «Селтикс» – кандидатов очень много

Ах да, нужен же теперь не только кто-то, кто будет работать вместе со Стивенсом, но и кто-то, кто будет работать вместо Стивенса…

Прямо сейчас только в «Селтикс» открыта вакансия главного тренера – так что всех безработных тренеров (или ассистентов, готовых к повышению) будут прочить в «Бостон». В традициях «Бостона» назначить молодого и перспективного тренера, у которого уже есть опыт работы главным. Таким был Риверс, таким был Стивенс.

Именно поэтому в прессе редко упоминают самый логичный вариант – первого ассистента Джея Ларраньягу, который пришел в клуб даже раньше Стивенса, еще в штаб Риверса, из тренерской семьи, но самостоятельно работал только в Лиге развития и сборной Ирландии. В слухах чаще всего мелькают имена Джейсона Кидда (который утверждает, что исправился) и Ллойда Пирса, экс-тренера «Атланты», который хорошо знаком со всеми лидерами «Бостона» по сборной США, где помогал Поповичу на прошлом ЧМ.

Но это может быть кто угодно. И Кидд, и Ларраньяга. И Чонси Биллапс (которого также в лиге рассматривают как будущего ГМа). И Бэкки Хэммон или кто-то еще из плодовитого тренерского древа Поповича.

Одно точно – в «Бостоне» все всегда знают, чего хотят, здесь не делают поспешных ходов, какими бы резкими они ни казались: владельцы через год после покупки клуба назначили Дэнни Эйнджа, а потом много раз заранее продлевали контракты менеджеров и тренеров. Сам Дэнни уже на второй год работы назначил Риверса и устроил чистку состава, выстраивая многолетние планы конкретных действий. Уже нарицательный «План Дэнни Эйнджа» не всегда сбывался, но иногда действительность, наоборот, обгоняла ожидания – как после ускоренного превращения в звезд Айзейи Томаса или Джейсона Тейтума.

Что такое «План Брэда Стивенса», нам лишь предстоит узнать.

Неизвестно, уходит ли теперь Дэнни на пенсию или когда-нибудь объявится в руководстве другого клуба (уже сейчас его прочат в «Джаз», ведь его сын Тэннер – видный политик, председатель комиссии округа Юта, будущий сенатор от штата). Но он покидает «Бостон» и, возможно, НБА с одним титулом, двумя сердечными приступами и внушительным наследием.

Он первым в XXI веке додумался, что сливать сезон можно не просто ради высокого пика, но ради омоложения команды, чистки платежки и накопления активов для будущих обменов.

Он первым понял силу звездных объединений и собрал «Большое Трио», после чего и игроки поняли рецепт для мгновенного чемпионства – и стали собираться в дримтимы уже самостоятельно, как свободные агенты, в обход работы менеджмента (и это в итоге вывело самого Дэнни из игры).

Он первым решился на полное, до самого фундамента, разрушение экс-чемпионской команды.

Он первым доверился студенческому тренеру, хотя сам приходил в команду, разрушенную таким.

И он первым стал собирать сундуки с бесконечными драфтпиками.

 

В 1981 году Ред Ауэрбах судился с бейсбольным «Торонто», за который его новичок Дэниэл Эйндж уже три года бегал и отбивал в МЛБ. Вряд ли тогда Ред знал, что Дэнни суждено стать вторым лучшим генменеджером и его наследником.

Бейсбольный контракт Эйнджа выкупили, Дэнни провел почти восемь лет в форме «Селтикс», стал двукратным чемпионом, любимцем бостонских болельщиков и злодеем – для всех остальных, одним из лучших снайперов 80-х и даже как-то умудрился попасть на Матч всех звезд. Вернулся в клуб в 2003-м, собрал чемпионскую команду для Пола Пирса, драфтовал Эла Джефферсона, Рондо, Тэйтума, Брауна, выменивал Гарнетта, Аллена, Томаса, Ирвинга, подписывал Шиди Уоллеса, Шака, Хорфорда, Хэйворда, Уокера.

№44 – совсем скоро под сводами «Бостон Гардена».

Фото: Gettyimages.ru/Tim Bradbury, Mike Lawrie, Elsa, Maddie Meyer; East News/AP Photo/Michael Dwye, AP Photo/Peter Southwick, AP Photo/Benoit, GETTY IMAGES NORTH AMERICA/AFP

развернуть