Возвращение логожабы

1. Арсенал - Бременские Музыканты

2. Астон Вилла - Как Львёнок и Черепаха пели песню

3. Брайтон - Лягушка-путешественница

4. Бернли - Серая Шейка

5. Челси - Каникулы Бонифация

6. Кристал Пэлас - Малыш и Карлсон

7. Эвертон - Баба Яга против!

8. Фулхэм - 33 попугая

9. Лидс - Приключения Мюнхгаузена

10. Лестер - Земляничный дождик

11. Ливерпуль - Попугай Кеша

12. Манчестер Сити - Летучий Корабль

13. Манчестер Юнайтед - Чертенок № 13

14. Ньюкасл - В синем море, в белой пене

15. Шеффилд - Как казаки в футбол играли

16. Саутгемптон - Кот Леопольд

17. Тоттенхэм - Бременские музыканты

18. Вест Бромвич - Трое из Простоквашино

19. Вест Хэм - Вовка в Тридевятом царстве

20. Вулверхэмптон - Жил-был пёс

Автор: Рори Ломщик

Если вам нравятся логожабы, вы можете поддержать меня плюсиком, репостом, подпиской на паблик или поддержкой. Будут ещё куча подобные подборки

группа в Вконтакте и Телеграм канал, чтобы не пропустить что-нибудь интересное.

развернуть

Вадим Лукомский – о выборе Алексея Миранчука.

Трансфер Миранчука в «Аталанту» – баланс плюсов и минусов. Трудный требовательный стиль, но и возможность многому научиться. Отношение к делу и тяга к саморазвитию определит, что перевесит. 

Хороший ориентир для Миранчука – Руслан Малиновский. Они разные, зато похожи тем, что оба одарены технически, но ранее Руслан и близко не играл в такой трудной требовательной системе. 

Сначала Джан Пьеро Гасперини даже публично говорил, что не знает, какой должна быть лучшая позиция Малиновского в системе «Аталанты». Но Руслан обладал хорошим набором навыков, не жаловался, упорно работал и вникал в детали прессинга. В концовке сезона украинец зажигал в статусе одного из ярчайших игроков Серии А.

Примерно так выглядит позитивный сценарий первого сезона Миранчука в Италии. Но ему предстоит много работы – разберем основные задачи.

«Аталанта» использует персональный прессинг – пассажирам в нем нет места

2-й в лиге PPDA (интенсивность высокого прессинга), наибольший процент действий на чужой трети, самая высокая успешность прессинг-действий – в совокупности все это позволяет назвать прессинг «Аталанты» лучшим в Италии (достаточно интересный и смелый, при этом редко проваливается). Миранчук никогда не был частью прессинг-машины такого уровня.

Гасперини организует давление через персональный прессинг. «Аталанта» – самый трудный соперник из всех, с кем мне приходилось играть. Они прессингуют невероятно высоко и превращают матч в дуэли 1-в-1 по всему по полю», – Жереми Бога озвучил типичные впечатления соперника от встречи с «Аталантой».

Плюс такого давления: с пугающей интенсивностью перекрываются все варианты при розыгрыше. Минус: важна работа каждого – если один человек недорабатывает, по цепочке рушится все давление. Даже в теории нельзя частично освободить звездного игрока. «Аталанта» так успешна, именно потому что понимает принципы давления, идеально готова физически и работают абсолютно все.

Тройка атаки вовлечена самым активным образом. С них все начинается. Задача – персональной игрой перекрыть развитие атаки через центр (взять на себя центральных защитников и по возможности одного опорника). Точное расположение тройки зависит от схемы соперника.

Если у противника тройка защитников, то располагаются так:

Если играют против пары защитников и опорника, то уже так:

Суть сохраняется: всегда есть прямой оппонент; выключаться или отдыхать, пока команда обороняется – нельзя

Так выглядит прессинг-карта «Аталанты» (красный цвет – интенсивность прессинга в зоне намного выше средней по лиге): 

Центральная зона – приоритет. Здесь достигается наивысшая интенсивность. Ее дают не только три атакующих игрока, но без их участия все рушилось бы на первом шаге. 

Гасперини любит использовать рассказы про волков для объяснения прессинга: «Я разместил в раздевалке фотографию стаи волков. Часть волков располагается выше, некоторые в середине, некоторые за ними. Те, что впереди, задают тон. Те, что за ними – самые сильные. Они защищают всех в случае атаки. Те, что в центре, всегда защищены».

Аналогия работает на всех уровнях. Тренер хочет, чтобы его команда была единой и охотилась на соперника с мячом как волки. При этом, судя по описанию, в расположении волков есть сходства с идеями Гасперини в прессинге. К счастью, объяснения Джан Пьеро не ограничиваются историями про волков, а прессинг отрабатывается на каждой тренировке. Здесь лишь символичным образом подчеркивается его важность.

В общем, нет абсолютно никакого сценария, в котором Миранчук получит поблажки или полное освобождение от такой работы

Хорошая новость: при правильном отношении к делу такому прессингу удавалось обучить намного более проблемных игроков (например, тех, что попадали к Гасперини уже в возрасте и с репутацией лентяев – ниже разберем пару примеров). Миранчук не кажется проблемным – просто часто получал умышленное освобождение от тренеров.

Для адаптации обязательно желание игрока и правильное отношение к тренировкам. Они будут ужасными, но полезными.

Тренировки Гасперини – максимум интенсивности

«У нас никогда не было денег для больших покупок, поэтому клубу приходится искать молодых игроков по всей Европе и следить, чтобы они подходили под философию: были готовы адаптироваться к стилю игры, имели психологию победителей, склонность к атакующему футболу и готовность усердно работать. Те, кто верит в эти ценности, остаются с нами. Кто не верит, уходят», – объяснял Гасперини.

Алексей подходит по всем пунктам. Осталось только принять клубные ценности и адаптироваться. Но это труднее, чем кажется.

Воспоминания полузащитника Мартена Де Рона: «Все начинается с мышечной боли. Моя девушка быстро заметила изменения во внешности, когда я через три недели вернулся со сборов. Я начинал сбор с нормальным весом, но сбросил более 5 кг. Она сделала фотографию и сравнила ее с другой – времен моих выступлений в Голландии. Разница была огромной, даже я поразился изменениям. Все буквально читалось по лицу и впавшим щекам. Друзья были в небольшом шоке и спрашивали: «Ты не болен?» Но, если честно, никогда в карьере я не был настолько готов к началу сезона».

В другом интервью Де Рон признавался, что у него ушло 2-3 месяца, чтобы адаптироваться к нагрузкам и интенсивности тренировок: «Тренер хочет выжимать максимум из каждой тренировки. Практически нет тренировок, где у нас царят свобода и веселье. Мы, конечно, веселимся, но за каждым таким моментом стоит масса усилий».

Кристиан Вьери так характеризовал Гасперини: «Он в хорошем смысле уничтожает игроков во время тренировок». Леонардо Спинаццола описал чуть детальнее: «Именно в «Аталанте» у Гасперини я научился переносить матчи самой высокой интенсивности. Он заставляет так сильно пахать на тренировках, что матчи потом кажутся утренней пробежкой. Серьезно: после наших тренировок матчи в лучшем случае по интенсивности напоминали разминку».

Папу Гомес использовал практически такую же формулировку: «У меня вообще не получается наслаждаться нашей работой по ходу недели, зато день матча – это почти выходной».

Слова Гасперини лишь подтверждают, что именно такие ощущения и должны вызывать тренировки: «Во время тренировок игроки должны перебороть себя. Те, кто не готов усердно работать, пугают меня. Из такой борьбы рождаются победы. Если не бегаешь на тренировках, не будешь бегать в матчах. Веселье – тоже важный элемент, но оно рождается само собой из нашего стиля и уровня игры».

При этом Гасперини дает инструменты, чтобы пережить дикие нагрузки. У «Аталанты» один из лучших тренеров по физподготовке – профессор Йенс Бенгсбо (точно лучший теоретик – его работы официально самые цитируемые в этой области). Его приход – важная поворотная точка в выходе на новый уровень (про методы подробнее писали тут). 

Помогает переносить такие нагрузки и осознание, что сочетание слаженного прессинга и дикого упора на физику дают результат. «Большинство команд играет на очень хорошем уровне первые 60-70 минут. Потом вымучивают результат еще 20. Мы 70 минут играем на одном с ними уровне готовности. А потом в последние 20 в отличие от них продолжаем держать привычную интенсивность», – объяснял Де Рон.

Макс Аллегри согласен: «Аталанта» убивает соперников, потому что они пашут на тренировках. Если ты привык бегать по 10 метров, то при получении задачи бегать 50 испытаешь проблемы. В Италии слишком много тренируются без должной интенсивности. Это наша проблема. Мы недостаточно динамичны. Слишком статичны во время матчей. «Аталанта» – исключение. Кроме того, из-за высокого темпа игры их приятно смотреть».

Примеры перевоплощений одаренных игроков в работяг (по-прежнему одаренных) стали традицией. Главные звезды Папу Гомес и Йосип Иличич прошли этим путем.

«Папу – выдающийся игрок, который долго не мог реализовать потенциал, потому что не тренировался должным образом. Когда он поднял уровень тренировок, сразу же стал одним из лучших в Европе. Но он потерял много времени. Тренировки делают из игроков чемпионов: он мог стать топ-игроком намного раньше», – рассказывал Гасперини. 

Так сам Гомес оценивает процесс адаптации: «Много бегать – вообще не проблема. Сложнее отказаться от дриблинга, потому что я привык к нему. Сейчас мне это не запрещено, просто нужно понимать, когда это уместно». Это типичный путь после перехода в «Аталанту» – прибавляется трудолюбие, а техника работает именно на команду.

«Иличич – еще один пример. Нам всего лишь нужно было убедить его прикладывать больше усилий во время тренировок. Сначала ему мешал психологический барьер. Но потом он научился получать удовольствие от наших тренировок. Как только это произошло, он переродился», – вспоминал Гасперини. В «Аталанте» словенец прошел путь от мыслей про завершение карьеры из-за тяжелой болезни к борьбе за звание лучшего игрока Серии А.

Важно, чтобы такое описание не вылилось в ошибочное представление о методах Гасперини. Он – тончайший тактик. Стиль игры (возможно, самый уникальный в Европе) детально отрабатывается через имитацию игровых ситуаций. Но это приятная часть тренировок – она не мешает адаптации, а наоборот из-за детальности установок и мощи системы делает любого лучше. А вот нехватка трудолюбия и требования по физике – потенциальные преграды (в том числе для Алексея). 

В атаке «Аталанты» дичайшая конкуренция

На три позиции в атаке претендуют: Гомес, Иличич, Сапата, Муриэль, Малиновский, Пашалич и теперь еще Миранчук. Пашалич более универсален и, возможно, с приходом Миранчука будет чаще играть из центра поля. 

Абсолютно все в прошлом сезоне показывали отличную форму и цеплялись за каждый шанс, но у Гасперини все равно есть явно основное сочетание. Гомес отвечает за продвижение мяча и созидание. Иличич еще более тонкий игрок – он располагается ближе к нападающему, еще больше обостряет и сильнее нацелен на ворота. Сапата – нападающий; его позиция не фиксированная (в футболе «Аталанты» таких нет), он может комбинировать с партнерами и уходить на фланги, но обязанности завершителя чаще всего на нем.

Это правда топ-исполнители. Гомес и Иличич, когда здоровы и в форме – претенденты на игрока года в Серии А. Сапата – самый результативный форвард лиги (при пересчете на сыгранные минуты и без учета пенальти). Без кардинального спада вытеснить кого-то из них на постоянной основе нереально

Одним таким спадом почти идеально воспользовался Малиновский – у Иличича была депрессия, он закрыл его позицию на финише сезона. По таланту и текущему уровню Малиновский сопоставим с Миранчуком, но Руслан уже адаптировался, знает систему и очень успешен в ее рамках.

И это мы еще не обсудилили Муриэля: он в первую очередь конкурент Сапаты и тоже очень силен. Хотя такое разделение условность. Один из плюсов Гасперини в том, что он не прикован к наличию чистого нападающего. Были матчи, где все три роли заполняли полузащитники. Это дает больше вариантов при ротации. И с учетом всех турниров у Миранчука точно будет достаточно времени. Но с ходу стать основным – почти фантастика

Лучше всего Миранчуку подойдет роль Иличича (но он не первый претендент на нее)

«В последнее время мы не атаковали в привычной манере. В первую очередь дело в том, что Иличича заменяли полузащитники с другими характеристиками. Один из них нацелен на удар издали, а другой – на рывки из глубины», – наблюдение Гасперини после вылета из ЛЧ.

«Аталанта» использовала описанные сильные стороны Малиновского (нацелен на удар) и Пашалича (врывается из глубины). Оба играли качественно, но для полной гармонии и привычных сочетаний не хватало качеств Иличича. Миранчук (при условии, что адаптируется к прессингу) наиболее близок к Йосипу по манере.

Главные обязанности Иличича в системе «Аталанты» – комбинации на флангах, открывания в опорной соперника, ситуативная игра в роли форварда, реализация неочевидных шансов и креативность на уровне Лео Месси (никакого давления, Леша!). 

В последнем он действительно – элита. По участию в атаках с ударом (пас под удар, пас перед пасом, продвижение на дриблинге, заработанный фол) во всей Европе он уступает только Кевину Де Брюйне (7,10 против 7,08 в среднем за 90 минут) и превосходит Лео Месси. По участию только через пасы – аналогичная ситуация (второй за КДБ). 

Иличич стартует вторым нападающим, но на практике доминирует в правом полуфланге. Миранчук не играл в такой роли, но по зоне обитания и набору качеств из всех позиций в схеме «Аталанты» эта подходит ему лучше всего. 

Вряд ли Алексей быстро займет эту позицию в старте, но основное время будет получать именно там. Полезно будет подробнее разобраться в требованиях к роли. 

У Иличича есть основной сценарий взаимодействия с крайним защитником. Его описывал Де Рон (который участвует в доставке мяча словенцу): «Изначально Гомес и Иличич держат широкую позицию на левом и правом флангах. В нужный момент они открываются в центре. Как только это происходит, латерали делают резкий рывок вперед. И здесь обычно соперник путается – левый защитник идет за Иличичем в центр, а наш правый латераль оказывается свободным».

Выглядит примерно так (хотя в этом примере у соперника тройка защитников и за Иличичем выдвигается центральный, но все равно тяжело справиться):

Это схематичная и доведенная до автоматизма атака. «Аталанта» регулярно так доставляет мяч Иличичу, он отлично знает, как открываться и комбинировать, а латераль Ханс Хатебур чувствует момент для рывка. Но не каждый раз все идет по плану. Часто новые сценарии рождаются сами собой. И мощь Иличича именно в том, как здорово он ориентируется в них. 

Альтернативный вариант: допустим, соперник не пошел за Иличичем в опорную. Тогда он получает мяч свободным и ищет обострение (мастерство позволяет – Миранчук тоже хорош в таких ситуациях). 

Грубо говоря, роль Иличича и доставка мяча ему – это постоянная дилемма для соперника. Либо Йосип получает шансы для комбинирования с латералем, либо свободу для созидания, либо собирает соперников, освобождает партнеров и переводит мяч на освободившихся партнеров. «Например, Сапата часто оказывается 1-в-1 с защитниками. Все потому что соперники не хотят оставлять Иличича и Папу 1-в-1. Они используют двойную или даже тройную опеку», – отмечал Де Рон.

Иличич так идеален в системе «Аталанты» потому, что все описанные элементы делает на топ-уровне (и еще добавляет к ним голы на мастерстве). Набором качеств Миранчук похож на него. 

Но опять же потребуется адаптация – в «Локомотиве» он двигался свободнее и мог глубже опускаться за мячом, когда сам считал нужным. В «Аталанте» даже при атаках нужна тактическая дисциплина. Импровизация приветствуется, но только в самой последней стадии. Изначально нужно очень строго держать позицию.

И даже в финальной стадии следить за движением партнеров и при необходимости подстраиваться. Это баланс инструкций и естественного понимания игры. Гасперини сравнивает процесс с музыкой: «Все как в музыке. Нужно попадать в ноту. Если рано или слишком поздно – песня испорчена. Игроки, которые обладают чувством этого момента, сразу же выделяются в нашем футболе».

Атакующий стиль поможет прогрессировать и поддерживать статистику

«Аталанта» отличается от других атакующих команд. Пожалуй, никто не играет в более умный вертикальный футбол. Конечно же, это кайф для тонких атакующих игроков. 

«Гасперини любит владение и доминирование в матчах, но он ненавидит владение ради владения. Он любит, чтобы команда всегда пасовала вперед. Пас вперед становится частью менталитета команды.

Тренер просто ненавидит передачи поперек или назад. На тренировках, где мы можем ошибаться, он заставляет нас играть только вперед. Гасперини предпочитает попытку сыграть вперед, даже если она приводит к ошибке. Пасы назад – это шанс для соперника запрессинговать нас. А все должно быть наоборот. Пусть они отдают назад, а мы будем прессинговать. Именно из-за такого подхода мы забиваем так много», – так футбол Гасперини описывал Де Рон (напоминание: он не только постоянный эксперт этого текста, но и полузащитник «Аталанты»).

Это можно проследить через карты передач. Минимум перепасовок между центральными полузащитниками (это правда огромная редкость для команды, которая много владеет), много фланговых комбинаций, мяч продвигается вертикально:

В своем стиле «Аталанта» – прекрасна и эффектна. Лучшая команда Серии А по результативности (98 голов), количеству ударов за игру (18,7), остроте моментов (86,17 xG), территориальному доминированию (32% действий на трети соперника).

Семь игроков «Аталанты» забили 7 и более мячей. Ни в одном другом клубе Серии А нет даже 5 таких игроков. То есть угроза распределяется очень равномерно. Игроки ротации и замены действительно приносят пользу. В категорию семи вошли все шестеро конкурентов за атакующие позиции. 

Даже при ограничениях по времени здесь проще, чем в других клубах, выдавать мощную статистику (особенно в пересчете на 90 минут). 

Гасперини блестяще развивает игроков

«Я работал с Моуринью, Анчелотти и Бенитесом. Но никто из них не сравнится с Гасперини. Он научил меня большему, чем любой другой тренер. И на человеческом уровне, и в техническом плане, и в тактическом отношении», – восторгался Тиаго Мотта.

Две вещи сильно помогают Гасперини в развитии футболистов. Первая – опыт работы в молодежном футболе. Перед тренерской карьерой он долго работал с командами «Ювентуса» разных возрастов.

«Изначально я не думал, что буду тренировать. Я хотел сделать карьеру в футболе, но был счастлив, работая с молодежью, передавая им опыт. Тогда я даже не думал, что буду работать с профи. Осознание этого начало приходить ко мне со временем. Но моя изначальная амбиция в том, чтобы обучать. Именно на ней держится моя страсть к футболу», – вспоминал Гасперини.

Многие принципы и умение индивидуально развивать футболистов у Гасперини остались именно с тех времен.

У Макса Аллегри есть интересная теория про персональную игру «Аталанты»: «Знаете, почему «Аталанту» так приятно смотреть? Потому что они играют 1-в-1 по всему полю. Зональные системы помогают замаскировать недостатки слабых игроков. А персональная игра подчеркивает качества сильных. Она помогает развиваться. В Италии тренеры слишком часто используют подстраховку вместо того, чтобы дать ребятишкам проверять себя через ситуации 1-в-1. Такие эпизоды улучшают дриблинг у мальчишки с мячом, а второй мальчишка прибавляет в оборонительных навыках».

Описанная Аллегри ситуация наблюдается на каждой тренировке «Аталанты». Это ставит игроков в трудные условия и помогает им развиваться. Большое достижение Гасперини в том, что придумал, как сделать из этого не просто базис для тренировочной игры, а полноценную рабочую философию.

Второй элемент – четкость инструкций и полезные советы. Инструкции создают систему, которая создает игрокам условия и позволяет атакующим звездам выглядеть ярче, чем в любых других условиях.

Спинаццола считает это главным достоинством Джан Пьеро: «Он очень хорош в донесении того, как хочет, чтобы команда играла. Выходя на поле, мы в точности знали, что нужно делать. Его интерпретация футбола помогала нам лучше раскрываться».

Помимо детальности инструкций, Гасперини часто дает игрокам нестандартные советы. Вот пример: «Поиск пространства – фундаментальная задача любого игрока. Я советую им: «Посмотрите на судью. Его никогда никто не опекает, он всегда в идеальной позиции, чтобы наблюдать за игрой». Папу особенно охотно принял этот совет, что ему действительно помогло».

Мотивы трансфера важнее, чем нам кажется: прогресс у Миранчука, вероятно, будет, а вот постоянное место в старте – не факт

Еще раз главное:

У «Аталанты» нет пассажиров в прессинге. Миранчук никогда не играл в такой системе. От его готовности пахать и адаптироваться будет зависеть очень многое.

Атакующий стиль «Аталанты» – огромный плюс. Поможет ярче себя проявлять. Буквально всем помогает. Минус – высочайшая конкуренция за места в тройке атаки.

Работа с Гасперини – бесценный опыт. Даже в случае карьерной неудачи Алексей может развиться и прибавить как игрок.

В совокупности эти факторы рисуют очень четкую картину.

Если Миранчук рассматривает «Аталанту» как трамплин в более богатый клуб, то это не лучший вариант. В Серии А полно команд, где он мог бы сразу получить железное место в старте и играть без адаптаций и в достаточно свободной роли, а дальше уже все зависит от его успехов.

Если Миранчук едет за игровым прогрессом и обучением у топ-тренера, готов ради этого идти на жертвы (включая даже игровое время), то «Аталанта» отличный выбор

Получается, важнейший элемент перехода – осознание Миранчуком, куда он попал. Хороший сценарий выглядит так: он принимает требования Гасперини, проявляет себя в ротации, а в следующем сезоне начинает реальную борьбу за место в старте. Дальше уже можно думать о повышении, на которое в этом сценарии он пойдет, став явно более классным игроком.

Негативный сценарий: Алексей не осознает уровня конкуренции и требований, планирует просто сверкнуть за счет качеств, которые показывал в «Локо» – тогда его ждет разочарование. Еще раз: уровень Миранчука правда высок, но у «Аталанты» особенный путь. Адаптироваться придется Алексею, а не наоборот.

Гасперини работал в «Ювентусе» (только с молодежью) и «Интере» (уволили через 5 матчей), но грандом для него стала «Аталанта»

Малиновский освоился в Италии: после карантина забил «Лацио» и «Юве», опередил Мертенса, Игуаина и Де Лигта в рейтинге лучших игроков Серии А

До Миранчука в Серии А играли девять россиян. Назовете всех?

Фото: Gettyimages.ru/UEFA – Handout / Handout, Emilio Andreoli / Stringer, Marco Luzzani / Stringer, Nathan Stirk / Stringer; globallookpress.com/Massimo Paolone/Lapresse, Gianluca Checchi/Lapresse, Jonathan Moscrop via www.imago-i/www.imago-images.de, Dmitry Golubovich, Дмитрий Голуб/Global Look Press, Aleksandr Kulebyakin, Александр /Global Look Press; Insidefoto/Sipa USA/East News; twitter.com/Atalanta_BC; РИА Новости/Алексей Филиппов

развернуть

Исторический экскурс, который все объяснит.

«Один город – одна команда» – под таким девизом уже много лет проходят матчи Лиги 1. Во Франции дерби гораздо чаще называют встречи клубов из одного региона: например, противостояние «Сент-Этьена» и «Лиона» (между городами почти 60 километров). Такая характерная для французского футбола особенность не случайна: в годы Второй мировой коллаборационистский режим Франции начал избавляться от дерби. При сотрудничавшем с нацистами Филиппе Петене боролись с профессиональным спортом, меняли правила игры и сокращали число клубов.

***

Сезон-1989/1990 парижский «Расинг» провел плохо. Несмотря на выход в финал Кубка, в чемпионате команда заняла предпоследнее место. Из-за финансовых проблем «Расинг» провалился в третью лигу и больше не возвращался. Рядовое на первый взгляд событие – нечто большее, чем просто вылет клуба. Вот уже 30 лет во Франции нет ни одного дерби в традиционном понимании: в Лиге 1 команды из одного города не встречаются.

В последнем парижском дерби в истории Лиги 1 «Расинг» победил 2:1

Матчи «Расинга» и ПСЖ конца 80-х годов – тоже скорее исключение. Во Франции клубы равномерно распределены по всей территории страны, а ярко выраженного футбольного центра, где базируются самые сильные команды, попросту нет. Эта ситуация создана искусственно, и она связана с приходом к власти маршала Петена.

Еще до падения Франции в 1940 году спортивная жизнь в стране была заморожена. Кубок-1939/40 был единственным большим футбольным соревнованием, которое состоялось в том сезоне. Хотя сам трофей остался тем же, турнир переименовали в Кубок Шарля Симона – в честь погибшего в 1915 году главы спортивной федерации Франции. Финал прошел в Париже 5 мая. Для контекста: уже 10-го числа немецкие войска вторглись в Бельгию и Голландию, а еще через несколько дней уже были во Франции.

Третья республика сопротивлялась немецкой агрессии всего полтора месяца. Уже в мае последовал разгром в пограничных боях сил союзников и эвакуация британских частей. В июне – вступление вермахта в Париж и второе Компьенское перемирие. Соглашение предполагало разделение страны: север оккупировала Германия, восток присоединили к рейху, а на юге образовалось Французское государство (его еще принято называть режимом Виши – по месту фактической столицы).

22 июня 1940 года – Компьенское перемирие

С крушением Третьей республики был расформирован чемпионат, на севере и юге проходили два отдельных турнира, которые сегодня не принято считать за официальные соревнования. Единственным турниром, который объединял клубы из разных частей страны, оставался Кубок Франции – он по-прежнему носил имя Шарля Симона. Состав участников в розыгрыше-1940/1941 был относительно скромным – всего 236 команд (это меньше, чем в начале 1920-х). Турнир проходил по географическому принципу: лучшая команда юга встречалась с сильнейшим клубом севера. В течение нескольких лет вся футбольная жизнь страны умещалась в Кубке Шарля Симона.

Генеральным комиссаром по делам спорта в подконтрольной Петену Франции стал теннисист Жан Боротра по прозвищу Мушкетер. На его счету четыре победы на турнирах Большого шлема в одиночном разряде (два Уимблдона, по разу – открытые чемпионаты Франции и Австралии) и еще девять – в парном. В свободное от тенниса время Жан отучился на юриста в Сорбонне, торговал оборудованием для нефтянки, а позже вступил в партию. Перед войной Боротра открыто симпатизировал консерваторам и присоединился к Социальной партии, которая выступала под девизом «Без фашизма и коммунизма». С началом Второй мировой Жана призвали в армию, но во время блицкрига под Дижоном его взяли в плен. Еще до капитуляции Франции бывший теннисист сбежал, а к концу 1940 года уже сотрудничал с режимом Виши. Авторитет и известность позволили ему занять далеко не последний пост в стране.

Жан Боротра продержался на посту Верховного спортивного комиссара до ареста в 1942 году

Сложно говорить о том, насколько самостоятельной фигурой был Верховный спортивный комиссар – вероятно, лишь проводником идей руководителей Французского государства. Но всего за несколько месяцев футбол стал существенно меняться. При Боротре пересмотрели правила: теперь матчи длились всего 80 минут. Еще осенью 1940 года все клубы (и не только футбольные) автоматически стали любительскими. Режим Виши стремился улучшить здоровье нации, спортом должны были заниматься все – и не потому что за это платят. Позже преемник Жана, бывший регбист Жозеф Паскот, будет называть профессиональных футболистов «бездельниками, проводящими время в кафе и на танцах».

С 1940 года ужесточались требования к клубам. Вопреки протестам президента футбольной федерации Жюля Риме в Кубке появился лимит на профессионалов – не меньше четырех любителей в составе. 

В том числе из-за этого правила от некогда четвертьфиналистов чемпионата мира почти ничего не осталось. В марте 1942 года сборная Франции провела два товарищеских матча: дома против Швейцарии и в гостях против Испании. В Севилью отправились только четыре игрока из довоенного состава сборной. Обе встречи французы проиграли. 

Главное изменение таило политическую и идеологическую подоплеки. Вместе с роспуском профессиональной лиги началось объединение команд из одного города.

После объединения с клубом портовых пожарных «Бордо» выиграл Кубок Франции

Режим Виши посчитал: следует снизить градус агрессии в обществе и превратить футбол в силу, которая сплотит нацию, поэтому любые конфликты между болельщиками неприемлемы. Реформа касалась не только южной части Франции, но и оккупированных немцами территорий. Германия тоже была заинтересована в снижении напряженности.

Что-то похожее происходило еще в 1920-е годы в Италии. Там после прихода к власти Муссолини команды укрупняли за счет других. Самый известный пример – «Рома», которая была сформирована на базе трех клубов. Такая футбольная консолидация породила главное противостояние Рима: считается, что «Лацио» отказался присоединяться, из-за чего и возникли противоречия.

Во Франции желание сплотить нацию совпало с экономическими проблемами. Клубы лишились профессионального статуса и были фактически национализированы. Но финансировать их тоже было необходимо, поэтому насильное слияние помогло оптимизировать бюджет. 

В числе тех команд, которые исчезли в ходе реформ, был «Фив» из Лилля. До войны клуб брал серебро чемпионата Франции, а в 1941-м дошел до финала Кубка. Главным соперником «Фив» считался местный «Олимпик», но в итоге на базе двух команд образовался существующий до сих пор футбольный клуб «Лилль».

До войны дерби Лилля было одним из важнейших во французском футболе

Нечто похожее произошло с «Сошо» и «Валентине». Вопреки давнему соперничеству команд в 1942 году был основан новый клуб. В свое время «Сошо» появился при посредничестве компании «Пежо», которая в конце 1920-х стремилась создать альтернативу более старому и относительно успешному «Валентине». Противоречия между клубами были настолько сильными, что объединенная команда распалась уже к концу войны. 

Логотип «Бордо» еще долго напоминал о слиянии двух команд Аквитании. В клубную структуру влился «Порт», где играли футболисты-любители из числа пожарных, работавших в доках. В честь этого события на эмблему «Бордо» поместили якорь. Морские атрибуты в символике клуба исчезли только в 1970-х.

Старый и новый логотип «Бордо»

Даже с окончанием Второй мировой тенденции сохранились, хотя опасения за целостность общества отошли на второй план. Куда важнее была выживаемость клубов: в 1945-м объединить силы пришлось трем командам из города Рубе – «Эксельсиору», «Рубе» и «Туркуэну». 

В 1948 году на два сезона объединились парижские команды «Ред Стар» и «Стад Франсе». В 1950-м появился гренобльский клуб «Норкап», куда вошли «Нордэст» и «Капуш». И даже ПСЖ – тоже результат слияния, пусть и более позднего: в 1970 году «Париж» объединился с командой «Сен-Жермен». 

Укрупнение клубов лишило французский футбол важной составляющей – с тех пор в местной лиге практически нет дерби. Возможно, это сильно повлияло на восприятие лиги, которую считают не очень зрелищной.

Еще больше постов о футболе в контексте истории – в телеграм-канале His foot

Бейсбольные карточки – целая империя: американцы собирают их 150 лет, спекулянты торгуют ими на бирже

Фото: archivesparisfootball, wikimedia, archyworldys, girondins4ever

развернуть

Марсело важно каждый год переподписывать соглашение на новых условиях.

«Лидс» снова в Премьер-лиге – впервые с 2004 года. Главная причина – Марсело Бьелса: аргентинец за два сезона выстроил симпатичную команду, из которой вызывают в сборную Англии, а новички приходят, чтобы поработать с Марсело.

Правда, конец лета фаны провели в напряжении: контракт Бьелсы закончился в конце прошлого сезона, и аргентинец долго не подписывал новый. Несмотря на фактический статус безработного, Марсело продолжал проводить тренировки, общаться с журналистами и изучать отчеты скаутов в местных кафе.

На пресс-конференции перед игрой с «Ливерпулем» Марсело заявил, что владелец клуба – итальянский бизнесмен Андреа Радриццани – и тренер договорились:

«Мы уладили все детали. Я буду тренером «Лидс Юнайтед» в предстоящем сезоне».

Бьелса всегда долго ведет переговоры – важна каждая мелочь

Со стороны история кажется очень странной: клуб и тренер, который вывел этот клуб в элиту, тянули два месяца с подписанием новой сделки – значит, сомневались в продолжении.

Аргентинское медиа La Nacion утверждает, что Марсело упирался, несмотря на солидные 8 млн фунтов в год. Вся проблема – в сроке: руководство предлагало два года, Бьелса опять настаивал на одном. Для него важно обновлять условия сделки каждый сезон. Дело не в деньгах – просто при подписании новой сделки можно письменно закрепить список требований к руководству.

Точных пунктов не знает никто, но по информации Фила Хэя – главного спеца по «Лидсу» в The Athletic – среди них усиление состава (купили Родриго, Коха, выкупили Мелье и Кошту) и ограничение общения с прессой. Бьелса ненавидит общаться один на один – на первой же пресс-конференции он сказал, что пришел не ради демагогии. В Чемпионшипе он пытался (безуспешно) бороться со Sky Sports – вещатель требовал флэш-интервью до и после матча. В Премьер-лиге уровень медийности еще выше: любой из официальных бродкастеров (местных или зарубежных) может запросить эксклюзивное интервью. Вероятно, «Лидс» может повлиять на количество появлений Бьелсе в прессе – иначе Марсело бы не просил.

Еще один фактор, который затягивает процесс – банальная бюрократия: Бьелса не владеет английским настолько, чтобы понимать юридические детали, поэтому документы переводят на испанский, а потом обратно. К тому же у Марсело нет агента: аргентинец предпочитает вникать сам или делегировать решение брату Рафаэлю. Зато «Лидсу» не пришлось договариваться со штабом: Бьелса самостоятельно выплачивает зарплату помощникам (по слухам, очень щедрую).

Инсайдер The Athletic сообщает, что стороны договорились больше месяца назад, а в последние недели решали мелкие детали. Клуб еще в прошлом году заключил с Бьелсой автоматически возобновляемый договор: Бьелса получал деньги по факту работы. Но такой контракт подходит только для тренировок – руководство АПЛ гораздо строже, когда речь заходит об управлении командой в матче: правило P7 требует, чтобы «занятость менеджера была подтверждена письменным контрактом, копия которого должна быть представлена в течение семи дней с момента его вступления в силу».

Правда, с этим не было проблем: предварительное соглашение, которое заключили стороны в августе, считается письменным доказательством.

В «Лидсе» уже привыкли: третий год подряд они договариваются с Бьелсой о деталях – в 2018-м этот процесс длился так долго, что клуб едва не пропустил крайний срок регистрации.

Насколько Бьелса помешан на деталях?

1. К первой встрече со спортивным директором «Лидса» Виктором Ортой Бьелса раздобыл документы из земельного реестра Йоркшира и знал, как выглядит каждый метр тренировочной базы в Торп-Арч – и как он должен выглядеть.  

2. «В день подписания контракта я получил смс из Южной Америки, – рассказывает Фил Хэй. – Текст следующий: «Марсело подпишет контракт в шесть часов по аргентинскому времени. А я пока поищу револьвер».

В конце первого сезона («Лидс» вылетел в полуфинале плей-офф за путевку в АПЛ) Марсело представил руководству детальный отчет, в котором подчеркивал упущенную возможность: команда была лучшей в лиге по статистике, но транжирила моменты, а в конце сезона поплыла из-за короткой скамейки. Чтобы улучшить результат и выйти в АПЛ напрямую, тренер требовал:

•‎ подписать игроков в атаку – пришли Эдди Нкетиа и Элдер Кошта;

• заменить не подходящего Бьелсе Понтуса Янссона – защитника продали в «Брентфорд», а на его место пришел Бэн Уайт, умеющий в пас;

• брать в аренду сильных игроков – вышеперечисленных Нкетиа, Кошту и Уайта, а также кипера Илана Мелье, ставшего основным, подписывали на сезон.

Бьелса дал результат, и летом 2020-го ситуация повторилась: контракт закончился, Марсело нужны новые гарантии.

Бьелса уже уходил из-за неисполнения обещаний, а в «Марселе» работал без контракта

«Я не могу мириться с нестабильной обстановкой, которая творится в клубе. Я отдал команде все силы. Я закончил свою работу здесь и вернусь в Аргентину. И нет, я не нашел другую работу», – пресс-конференция Бьелсы после поражения от «Кана» (0:1) в первом туре сезона-2015/16 прибила всех.

Договор с тренером (на один сезон, конечно) закончился 1 июля 2015 года, больше месяца он работал с командой без контракта. Переговоры по продлению контракта начались в мае – их вел лично президент клуба Венсан Лабрюн. За несколько недель до старта чемпионата стороны должны были подписать новый контракт – но вместо Лабрюна на встречу пришли юристы владелицы клуба – Маргариты Луи-Дрейфюс.

Документ, который они принесли, отличался от предыдущей версии, которую заверял Лабрюн: по данным регионального издания La Provence, из контракта убрали премиальные и изменили срок – Бьелса требовал 1+1 с автоматическим продлением, если клуб занимает минимум 4-е место.

Несоответствие деталей – важный пункт, но дело и в отношениях с руководством. Слова про другую работу сказаны не просто так – через два года Бьелса объяснил, что Лабрюн не доверял ему.

«Недавно бывший президент «Марселя» [Лабрюн] сказал, что я покинул клуб, потому что не смог справиться с давлением, – рассказывал Бьелса в 2017-м. – Но это глупости. Я расскажу, как все было.

Президент после одной из игр пьяным начал кричать моему тренерскому штабу: «Мексика, Мексика!». Он намекал, что я собираюсь возглавить сборную Мексики, поэтому я подал в отставку.

Но это не единственная причина. Уход из «Марселя» также обусловлен тем, что адвокат владелицы клуба сказал, что мне снизят зарплату на 10 процентов, при этом не приведя никаких аргументов. Поэтому я подал в отставку. Я изложил все это в письменной форме».

После «Марселя» аргентинец отдохнул год и возглавил «Лацио». Точнее, согласился возглавить – к своим функциям Марсело так и не приступил. Тут очень важна хронология.

6 июля 2016 года. Официальный сайт клуба сообщает о назначении Бьелсы – 9 июля аргентинец прибудет в Италию для подписания контракта.

8 июля. Тренер в одностороннем порядке разорвал предварительное соглашение с «Лацио».

9 июля. Бьелса выпустил заявление, где объяснил свое решение:

•‎ за месяц переговоров стороны не подписали ни одного из семи футболистов, которых на первой встрече с тренером утвердил президент «Лацио» Клаудио Лотито;

•‎ из команды ушли 18 футболистов, на которых рассчитывал Бьелса – видимо, речь и про молодежь, уехавшую в аренды;

• для реализации рабочей программы клуб должен был до 5 июля подписать минимум четырех игроков, чтобы пройти полную предсезонную подготовку с Бьелсой. «Лацио» не сделал этого.

В прошлом году Лотито рассказал, что на самом деле это он выгнал тренера:

«Мне позвонил спортивный директор Игли Таре. Он сказал, что купил несколько игроков, но Бьелсе они не понравились. С Таре он общался свысока – будто единственный здесь что-то понимает. В один момент мне стало так жаль Таре, что я сказал тренеру: «Послушайте, мистер, вам пора уйти».

Президент не прав: Джордан Лукаку пришел в «Лацио» 22 июля 2016-го; Иммобиле, Баштуш, Луис Альберто и Уоллес еще позже.

В любом случае, даже если переговоры уже велись, атмосфера недоверия точно не понравилась Бьелсе.

Спортивный директор «Лидса» обожает Бьелсу с 2002 года. Звал его в «Севилью» и «Зенит»

Так в чем отличие между «Марселем», «Лацио» и «Лидсом»? Все просто – руководство английского клуба в восторге от Бьелсы.

Приглашение аргентинца – идея Виктора Орты.

«На ЧМ-2002 я работал журналистом для Radio Marca. Аргентина вышла на турнир с почти идеальным результатом [всего 1 поражение в отборочном турнире], и не было команды или тренера, которые привлекали меня сильнее», – рассказывал в интервью The Athletic спортдир «Лидса».

Аргентина-2002 – забытый шедевр Марсело Бьелсы

Орта дважды до «Лидса» пытался продавить приглашение Бьелсы: в «Севилье», где он был помощником Мончи, и в «Зените», когда работал главой скаутской службы.

«Я пробовал подписать Бьелсу в клубы, где работал, уже три раза (до «Лидса» были  «Севилья» и «Зенит»). Он всегда был моим любимым тренером», – объяснял Виктор в интервью Sky.

В клубе рассказывают, что Орта и Бьелса могут орать друг на друга часами – но это абсолютно не мешает их отношениям: оба понимают, что это издержки характера. Для Марсело важно другое – спортивный директор принимает главные принципы работы.

«Моя задача – помогать ему: выполнять пожелания, предлагать свои идеи. И в «Севилье», и в «Зените» руководители думали в первую очередь о результатах, но Бьелсу нельзя ограничивать только результатами здесь и сейчас. Он требует повышения стандартов клуба, роста всех футболистов, сотрудников, инфраструктуры», – слова Орты из того же интервью Sky объясняют, почему Бьелса на первой встрече говорил о тренировочной базе.

Еще одна цитата Орты:

«Работа с Марсело похожа на ежедневное обучение, которое доставляет удовольствие, потому что вы растете и чувствуете себя лучше. Вы замечаете собственный прогрессе».

Сам Бьелса не любит говорить много – но его отношение к «Лидсу» можно ощутить в первой же пресс-конференции:

«Я думаю, что попал в клуб, который больше, чем я заслуживаю. Теперь моя цель – доказать, что мне доверились не зря».

Один вопрос: зачем в 2018-м «Лидс» соврал о сроках контракта?

Есть только одна деталь, которая смущает в этой истории: клуб зачем-то соврал о сроке самого первого контракта Бьелсы. Аргентинец пришел в «Лидс» летом 2018-го – в анонсе на официальном сайте прописали условия: два года с возможностью продления еще на год – пункт активирует клуб. Если так, то летом 2020 года у Бьелсы истек двухгодичный контракт – логично предположить, что руководство применило возможность продления тренера, который вернул «Лидс» в Премьер-лигу спустя 16 лет. Тогда почему все источники говорили, что срок подошел к концу?

«Нет, Марсело еще не подписал новый контракт, – в конце августа говорил исполнительный директор «Лидса» Ангус Киннеар. – Я знаю, что фанаты нервничают. Я тоже немного нервничаю, но уверен, что для этого нет причин. Марсело полностью сосредоточен на тренировках, но, как и в прошлом сезоне (когда все нервничали из-за прошлого контракта), он хочет получить время, чтобы сосредоточиться на деталях».

Реальные новости дополняют картину. В середине мая 2019-го «Лидс» вылетел из полуфинала. По информации Фила Хэя, тренерский штаб аргентинца начал паковать вещи. The Guardian сообщал, что Марсело не уверен, стоит ли продлевать контракт на фоне невыхода в АПЛ.

Бьелса остался еще на год – вот цитата из официального пресс-релиза:

«Лидс» рад подтвердить, что Андреа Радриццани официально воспользовался возможностью продлить контракт Марсело Бьелсы на второй сезон.

Бьелса подписал двухлетний контракт с «Лидсом» в июне 2018 года, при этом клуб сохранял за собой право продлить или расторгнуть сделку в конце первого года».

А вот слова Андреа Радриццани:

«Я очень рад, что Марсело согласился остаться еще на год – у нас есть незавершенные дела. Мы были близки, и в следующем сезоне будем усерднее работать, чтобы достичь нашей цели».

Получается, официальная информация от клуба неправильная: у Бьелсы был контракт 1+1, причем решению по второму году принимали обе стороны. Это подтверждают инсайды Хэя, The Guardian и косвенно слова председателя. Возможно, в клубе просто хотели успокоить болельщиков новостью о длительном контракте классного специалиста. 

«Лидс» снова в АПЛ: лучший тренер мира по версии Пепа, дерзкая молодежь и наконец-то нормальный владелец

Бьелса со второй попытки вернул «Лидс» в АПЛ. Прощайте, 16 лет разбитых надежд!

💛💙 Как же трогательно Костер-Вальдау признается в любви Бьелсе! Он тоже страдал с «Лидсом» 16 лет, а теперь наконец-то счастлив

Фото: Gettyimages.ru/George Wood, Michael Regan; globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com

развернуть

Запомнятся лучше, чем чемпионы.

Возможно, «Клипперс» и были самозванцами, но уж очень убедительными. За одно лето построенная с нуля – при участии великого Джерри Уэста – бригада не только вела себя как главный фаворит сезона, но и заставила поверить, что таковым является. Даже несмотря на репутацию некоторых представителей клуба, самый весомый довод против второй команды Лос-Анджелеса исходил из совсем уж мистической области: «Клипперс» – это «Клипперс», франшиза, с которой за всю ее историю, кроме катастроф, фэйлов, ужасов и прочего ничего не происходило.

«Клипперс» финишировали вторыми на Западе. При том, что предоставляли обильный отдых звездам.

«Клипперс» не так много играли боевым составом, но вошли в топ-5 по эффективности и защиты, и нападения. 

«Клипперс» как минимум не потеряли лица в противостоянии с основным конкурентом: разошлись с «Лейкерс» 2-2 по ходу сезона, показывали, что вполне могут сделать Леброна Джеймса неэффективным.

«Клипперс» сумели и без того усилиться по ходу. Выменяли Маркуса Морриса, еще одного защитника против Джеймса, выбивающего приятные цифры в «Никс», и Реджи Джексона, еще недавно получившего огромные деньги и место стартового разыгрывающего в «Пистонс». Причем не потеряли никого после рестарта.

«Клипперс» доказали, что могут быть настолько универсальными, насколько это вообще возможно: играть большой пятеркой и маленькой, играть быстро и медленно, полагаться на двух суперзвезд и на двух лучших шестых…

У «Клипперс» был и Кавай. Феноменальные цифры прошлого плей-офф он оставлял по-прежнему актуальными как минимум в виде продвинутой статистики. Согласно им, его присутствие на площадке делало эту команду особенной.

После поражения от «Денвера» уже начали говорить о том, что все это было иллюзией. Но нет. «Клипперс» даже вели себя так, как будто уже что-то выиграли – ленились, бросали играть, заполучив преимущество, пренебрежительно относились к соперникам, издевались над проигравшими, хамили, пытались покалечить чужих звезд … Они не терроризировали лигу так, как это делал последние годы «Голден Стэйт», но даже без побед, без двухминутных избиений, без угнетающего доминирования породили к себе вселенскую ненависть, которой не было ни к одной команде, так и не сумевшей стать чемпионом и не являющейся «Хьюстоном».

Так не относятся к убогим.

«Клипперс» весь год доказывали, что это совсем другой клуб, с совершенно другой культурой, с зарождающейся новой историей.

Что пошло не так?

«Клипперс» были не готовы к «Денверу»

Единственным минусом, который очевиден при комплектации «Клипперс», было отсутствие глубины на позиции пятого номера. «Клипперс» положились на ничем себя толком не проявившего Ивицу Зубаца и даже не стали заморачиваться над поиском кого-то еще – команда собиралась под «Лейкерс», под современный баскетбол с трехочковыми на пяти позициях, под универсальность.

«Клипперс» не считали «Денвер» за соперника вплоть до седьмого матча. По ходу сезона они легко выиграли два матча из трех и уступили лишь на высокогорье в плотной борьбе.

Традиционный центровой Никола Йокич совершенно точно не воспринимался как угроза. Он был уязвим в защите, осложнял своим же переход из атаки в защиту, казался предсказуемым, а, в самом крайнем случае, его можно было всегда закрыть дабл-тимом.

Уже понятно, что стрела попала ровно в единственное уязвимое место. Йокич раздраконил защитные порядки «Клипперс»: если Зубац мог ему противостоять хотя бы в теории (за 169 минут в серии «Клипперс» обыграли «Наггетс» на 27 очков), то без него «Наггетс» привезли за 96 минут 50 очков. Сербский толстяк игрался с соперниками как с детишками – заваливал из-за дуги за счет роста, доминировал в посте за счет массы, открывался с помощью заслона под броски и, конечно, дирижировал атакой.

Йокич разве что не ворвался в их раздевалку и не умял все запасы сэндвичей с джемом и арахисовой пастой. Хотя кто знает.

У «Клипперс» практически не было габаритов (по крайней мере, по мнению Дока Риверса), чтобы противостоять Йокичу. Так что упитанного и невоспитанного хулигана брали количеством, но это напоминало схватку Балу с бандерлогами.

«Клипперс» были плохо готовы физически

Док Риверс уже признался в этом.

«Я никогда не был спокоен, даже когда мы вели 3-1. Я просто знал, что с точки зрения физической готовности у нас многие парни не могут играть достаточно много, и это тяжело. Сегодня два или три раза у нас начинало получаться, и тут человек просил замену. Ну вот так вот. Так что я никогда не чувствовал уверенности. Могу вам открыто это сказать. То же самое я говорил и тренерам».

Собственно, это бросалось в глаза.

«Клипперс» сдувались во вторых половинах. И к седьмому матчу с «Наггетс» явно играли на мертвых ногах – слишком много бросков в переднюю дужку, слишком много промахов из-под кольца без сопротивления (даже от Кавая), слишком много лени в защите.

У «Клипперс» были объективные факторы: Лу Уильямс и Монтрез Хэррелл провалили подготовку к рестарту, Патрик Беверли – тоже, а потом еще и травмировался… Но и остальная команда выглядела измотанной – «Клипперс» не бежали, защищались сонно, намазали слишком много открытых бросков.

Уже появилась теория, что режим «сокращения нагрузки» ударил по ним же. Лидеры «Клипперс» весь сезон отыграли в щадящем режиме и оказались не в состоянии терпеть, когда пришло для этого время.

Они сами внутри разберутся, кто там виноват. Но очевидно, что к рестарту «Клипперс» были совсем не готовы – не зря было понятно, что эта команда меньше остальных хочет играть в «пузыре»: тут и голосование, и жалобы Пола Джорджа, и нытье Лу Уильямса…

Док Риверс – это провал

Риверс – уникальный случай. Его репутация в НБА в качестве общественного деятеля (самый авторитетный чернокожий тренер, повел за собой «Клипперс» во время скандала с Дональдом Стерлингом, придумал «Бостон» «убунту») потрясающим образом заслоняет собственно его работу в качестве главного тренера.

Риверс ничем не зарекомендовал себя в «Мэджик» и был распят уже в 2007-м Биллом Симмонсом как один из худших тренеров в НБА. Но взял один титул с «Большим Трио» и Кевином Гарнеттом на пике карьеры (при этом сыграв две серии с 7 матчами и еще две с 6) и сразу же превратился в суперавторитета. Отказался участвовать в перестройке «Селтикс» и предпочел звезд «Клипперс», получил совмещение должностей тренера и президента, стал тренером, которого обменяли на пики.

В итоге он собрал шокирующую коллекцию провалов. За всю историю НБА лишь 13 раз команды отдавали серию, ведя 3-1, но подопечные Дока Риверса сделали это трижды («Орландо» против «Пистонс» в 2003-м, «Клипперс» против «Рокетс» в 2015-м и «Клипперс» в 2020-м). К этому добавляются еще три серии, когда его коллективы вели 3-2 («Селтикс» против «Орландо» в 2009-м, против «Лейкерс» в 2010-м и против «Хит» в 2012-м).

Когда-то Фил Джексон так и сказал: эти команды легко отдают четвертые четверти.

Серия с «Наггетс» – это сплошные вопросы к Риверсу.

Почему он так упорно подставлял в защите Лу Уильямса и Монтреза Хэррелла? Почему собирал заднюю линию из не защищающихся Уильямса и Шэмета? Почему «Клипперс» продолжали так откровенно и так нелепо дабл-тимить Николу Йокичу, хотя было очевидно, что это постоянно заканчивается совершенно открытым трехочковым (44 из тех 96 минут Йокича без Зубаца пришлись на последние три матча, и «Наггетс» выиграли их с разницей в 50+ очков)? Почему не двинуть Ленарда на Йокича раньше? Почему не перейти на маленькие сочетания и снести Йокича на другой половине? Почему Маркус Моррис почти не играл во второй половине седьмого матча с «Наггетс»? Почему не максимально грузить пик-н-ролл Ленарда и Джорджа, когда нападение подтормаживало? Как можно было не прерывать тайм-аутами рывки воскресающего «Денвера»? Почему не попробовать хоть что-то другое?

И так далее.

На фоне того, что выделывали с сочетаниями и построениями в защите Нерс, Стивенс, Споэльстра и Мэлоун, Риверс выглядел просто чуваком, который проходил мимо.

«Наггетс» умудрились спрятать в защите Йокича и Мюррэя, навязывать удобный медленный темп, забрать отскоки, а в атаке облегчить лидерам жизнь за счет помощи дополнительными заслонами и пространства.

В это время «Клипперс» собирали бесконечные фолы, не успевали за врываниями, бегали как обезглавленные курицы по своей половине за мячом, несогласованно страховали, ничего не корректировали…

По меркам этого сезона Риверсу доверили «Феррари», но он воткнул ее в столб на втором же повороте. И даже оправдания в виде физической неготовности половины состава тут вряд ли помогут. Тренер так и не научился пользоваться всей той глубиной, что была у его команды. Тренер предстал морально устаревшим в лиге, где непринужденно жонглируют защитными экспериментами и ротациями. Тренер в очередной раз понадеялся, что звезды вытащат его за счет топового индивидуального уровня.

«Клипперс» – это ужасная «химия»

«Химия» – это слово, которое повторялось чаще всего в объяснениях игроков после серии.

Лу Уильямс: «У нас были надежды на титул. У нас был состав для этого. Но у нас не было «химии», и это сказалось».

Пол Джордж: «Внутри команды у нас не было ощущения, что это прям критический сезон, когда если мы не выиграем, это будет провалом. Мы плохо знаем друг друга».

Кавай Ленард: «Мы не могли попасть. В такие моменты важна командная «химия», когда мы знаем, что нужно доставлять мяч в определенные места. Если кого-то дабл-тимят или если они пакуют «краску», переводить мяч другим парням и понимать, куда его нужно пасовать. Нам нужно играть умнее. Умнее с точки зрения баскетбольного IQ».

Еще в январе на The Athletic вышел большой текст про внутренние проблемы «Клипперс», где Монтрез Хэррелл прямым текстом говорил о противоречиях между новоприбывшими суперзвездами и прошлогодним костяком. Но за полгода вполне убедительных результатов и качественной игры на обеих половинах все эти сложности вроде бы должны были разрешиться. Хотя Док Риверс – это все тот же гражданин, у которого в командах, претендующих на титул, вовсю полыхали пожары между Рэем Алленом и Рэджоном Рондо, между Крисом Полом и остальными.

«Клипперс» на протяжении всего сезона вызывали непонятное (если не неприятное) ощущение. Но его можно было списывать на примитивное, хотя и эффективное нападение, на странные фигуры лидеров, на слишком большую разность темпераментов. В ключевой момент оно оформилось в полную несогласованность: Риверс не сделал ничего, чтобы помочь Ленарду – и тот на протяжении всего плей-офф совершал очень сложные броски, Джорджа бросало из стороны в сторону, от резервистов в каждом матче можно было ожидать чего угодно, к четкой ротации команда так и не пришла, а об эмоциональной сплоченности и говорить нечего.

«Клипперс» только за две серии плей-офф умудрились проиграть три матча, в которых вели 21, 19 и 16 очков. Вряд ли что-то еще может четче продемонстрировать отсутствие какого-либо внутреннего единства. Согласованность они проявляли только в одном – синхронно бросали стараться.

Пол Джордж и Лу Уильямс подтвердили свою репутацию

Необычный сезон, нестандартный формат, атмосфера «пузыря» могли бы служить оправданием, если бы не долгая история наблюдений.

Два ключевых игрока «Клипперс» – чокеры с многолетним стажем, которым противопоказано выступать в плей-офф. Ежегодно они сдуваются в матчах на выбывание и показывают статистику ниже средней по карьеру.

В этот раз:

У Уильямса – 12,8 очка, 4,2 передачи, при 23% из-за дуги и 42% с игры (в регулярке – 18,2 очка, 5,6 передачи, 35% из-за дуги и 42% с игры)

У Джорджа – 20,2 очка, 3,8 передачи, при 33% из-за дуги и 40% с игры (в регулярке – 21,5 очка, 3,9 передачи, 41% из-за дуги и 44% с игры)

От шестого «Клипперс» давно никто ничего не ждет. Достаточно того, что он больше всех говорил о том, как команда не хотела приезжать в Орландо, но все-таки решилась на этот подвиг общими усилиями. И первым отправился за крылышками.

Но Джордж перешел в «Клипперс» с надеждой спасти репутацию – объяснить все, что было раньше больным плечом, Расселлом Уэстбруком, плохими партнерами… Джордж сбежал из «Индианы» под предлогом того, что слабая команда портит его биографию, но в итоге подставился по полной. В Орландо он получил прозвище «Пандемичный Пи» и предстал самой слабохарактерной из всех звезд поколения «кексиков» – сломался из-за пребывания на курортах Флориды, впал в депрессию, закрепил ее очередной порцией промахов, выдал худшие результаты именно в ключевых матчах.

Джордж тоже уже давно не может разочаровать. Но вот в виде подобной агонии (попадание из угла в щит, провал в защите против Мюррэя, промахи под щитом) это смотрелось настолько больно, что болельщиков «Клипперс» хотелось бы пожалеть.

Если бы до этого тот же Джордж столько не выпендривался в противостоянии с Дэмианом Лиллардом.

Аналитический баскетбол не приемлет такого понятия как «чокер» и объясняет статистические аномалии защитой, мисматчами, погрешностями, в крайнем случае нехваткой времени… Но эти «Клипперс» вошли в историю: слив «Денверу» – это наиярчайший пример полной атрофии воли в критический момент.

«Клипперс» – это команда, которая бодро летела, пока все шло хорошо, но рухнула сразу же, как только стало жарко. Лучше всего это отражается в самой важной статистики в современном баскетболе: до плей-офф они реализовывали 40,8% трехочковых (и 45,4% из углов), в первом раунде – 40,4% трехочковых (47% из углов), в серии с «Наггетс» – 33% трехочковых (39% из углов). То ли это проблема в физике, то ли проблема дрожащих рук.

Кавай не потянул на лидера «Летучего голландца»

Ленард взял на себя слишком много.

После прошлого сезона и прошлого межсезонья, когда его уговаривали лучшие люди НБА, а он смотрел на всех сверху вниз, то почувствовал, что может сделать невозможное.

То есть не только приехать в Лос-Анджелес и дразнить Леброна.

Не только косплеить Джеймса в области «ограничения нагрузки» и самостоятельного поиска партнеров.

Не только идти в чемпионский поход уже с третьей командой.

Не только отказаться от стабильности «Торонто» и четкой руки Нерса.

Не только быть для команды Джорданом, но и, как сейчас принято, регулирующим все нападение игроком.

Ленард поверил, что он может сломать проклятье «Клипперс», противостоять послужному списку Дока Риверса и репутации Уильямса, Джорджа и парней, которые никогда ничего не выигрывали.

Его спина не выдержала всего этого груза.

Кавай удивительным образом тащил. Тащил, когда умерла скамейка. Тащил, когда Джордж прекратил существование в качестве второй звезды. Тащил, когда все мысли «Клипперс» свелись к тому, что он тупо должен лезть в толпу и расталкивать в «краске» несколько тел.

До пятого матча с «Наггетс» он еще без вопросов оставался MVP плей-офф-2020. Выдавал свои 30+ очков. Научился помогать передачами, когда его дабл-тимят – в четвертом матче с «Денвером» их набралось десять. Перестроился в защите – начал больше страховать, помогать под щитом против Йокича.

В пятом матче, который «Клипперс» отдали, он набрал 36 очков, 11 подборов, 9 передач при 42% из-за дуги.

Ленард был единственной причиной, по которой «Клипперс» вроде бы успешно отвечали на любой вызов, единственной причиной, по которой все продолжали верить в них и до седьмого матча.

И вот пришло время финальной игры. И Ленард сиганул в пропасть позора вместе со всеми – 6 из 22 с игры, 0 штрафных. Худший матч не только за «Клипперс», худший матч за всю карьеру. Во второй половине он выбросил 2 из 11.

Тут могут быть какие угодно оправдания: усталость, травмы, отсутствие помощи от партнеров и тренера…

Они не имеют значения. Все, что произошло – еще хуже, чем уход из «Сан-Антонио». Этот матч разом перечеркнул все прошлогодние достижения, весь восторг от «Торонто», чудо-бросок против «Филадельфии»… Это страшнейший удар по наследию, который сразу же отбрасывает Ленарда едва ли не в мифологическую компанию к Уэстбруку, Хардену, Джорджу… А ведь вчера он казался безупречным.

Ленард посчитал, что он больше, чем система, что он может быть такой автономной институцией наподобие Джеймса, который сам создает собственную вселенную. Наверное, это похвальный вызов самому себе. Но он привел его к катастрофе: вне «Сперс» с игроками-клонами, вне «Торонто» с четким Газолем и взрывным Лаури, без тренеров, которые облегчали ему игру, Ленард сломался в момент, который запомнится навсегда. Как минимум, из-за того, что такому вот разухабистому составу «Клипперс» с мерзким Моррисом, ядовитым Беверли, депрессивным Джорджем, мечтающем о курицах Уильямсом нужен был совсем другой лидер. Ленард остался на своем игровом уровне, но впервые столкнулся с реальностью «обычных команд»: без Поповича и Нерса именно лидер должен выстраивать «химию» и четкую иерархию. Именно на это он оказался неспособен.

Ленард – первый человек в истории, который сам ушел из чемпионской команды. Так что он сам виноват в том, что с ним произошло.

***

«Клипперс» попали под удар, который сейчас кажется убийственным. Они еще ничего не добились, еще ничего не успели показать, еще не успели толком разозлить, а их уже все ненавидят, над ними уже все глумятся.

Оплеуха порождает досужие разговоры о будущем.

До истечения контрактов звезд остается лишь один сезон. «Клипперс» не могут обменять пики до 2028-го. Док Риверс монументальная фигура, и ее не так просто удалить, хотя он сам уже сознался во всех грехах. Платежка забита, и пространство для усиления не слишком велико. А из внутренних резервов – лишь Зубац и Шэмет.

Запад в следующем году будет еще мощнее.

Давление на максимуме. А ведь «Клипперс» это так любят.

«Денвер» стал первой командой, которая выиграла две серии, уступая 1-3. Как они это делают?

Фото: Gettyimages.ru/Douglas P. DeFelice; REUTERS/Kim Klement-USA TODAY Sports

развернуть

Лео остается.

Все, Месси точно останется в «Барселоне» еще на сезон. Точку в саге поставило интервью Лео сайту Goal.com. 

Мы перевели главное.

Решил уйти из-за провалов в ЛЧ. Вся семья плакала, старший сын просил: «Давай не поедем»

Когда я сказал жене и детям о желании уйти, это была настоящая драма. Вся семья начала рыдать, мои дети не хотели уезжать из Барселоны, менять школы.

Но я смотрел глубже. Я хочу выступать на самом высоком уровне, выигрывать титулы, выступать в Лиге чемпионов. Можно выиграть или проиграть, это трудный турнир, но важно быть конкурентоспособным. По крайней мере, бороться за победу и не разваливаться, как это было с «Барселоной» в Риме, Ливерпуле, Лиссабоне. Все это заставило меня задуматься о решении, которое я хотел воплотить.

Матео еще маленький и не понимал, что значит переезд и жизнь в другом месте. Тиаго постарше. Он услышал что-то по ТВ, узнал про это побольше и спросил меня. Я не хотел, чтобы он сталкивался с необходимостью переезда, поиска новой школы, новых друзей. Он расплакался и сказал: «Давай не поедем».

Повторюсь – это все было очень сложно. Но я понимал это. Подобное бывало со мной. Всегда очень тяжело принимать решение.

Я люблю Барселону. И я не собираюсь искать лучшее место для жизни. Но у меня все еще есть право решать. Я хотел найти новые цели, ставить новые вызовы. А после этого я бы вернулся – потому что в Барселоне у меня все. Моя семья, мой сын, они выросли здесь, они все отсюда. Но не было ничего страшного в желании уйти. Мне это было нужно, клубу это было нужно. Это было бы хорошо для всех. Моя жена поддержала и сопровождала меня со всей болью в душе.

Месси целый год говорил о желании уйти. Бартомеу обещал, что Лео сможет решить это в конце сезона

Я думал (и был уверен), что у меня есть право уйти. Президент [Бартомеу] всегда говорил, что в конце сезона я могу решить, оставаться или нет. Теперь же они зацепились за тот факт, что я не дал знать об этом до 10 июня. При этом 10 июня мы боролись в Ла Лиге в разгар этого ужасного коронавируса, который изменил весь сезон.

Именно по этой причине я останусь в клубе. Я продолжу играть здесь, потому что президент сказал мне, что единственная возможность уйти – заплатить отступные в размере 700 миллионов евро. И это невозможно.

Был другой способ – я мог пойти в суд. Но я бы никогда не пошел в суд против «Барсы», потому что люблю этот клуб – он дал мне все с того момента, как я приехал. Это клуб моей жизни, я построил свою жизнь здесь. «Барса» дала мне все, а я отдал все ей. У меня даже в мыслях не было пойти против «Барселоны» в суд.

Я говорил об уходе клубу, в том числе президенту. Я говорил им это весь год. Я считал, что настало время уйти. Я полагал, что «Барселоне» нужно больше молодых игроков, новичков. Я думал, что моя время в «Барсе» закончено. Мне было жаль, потому что я всегда хотел закончить свою карьеру здесь.

Год был сложным. Я испытывал проблемы на тренировках, во время матчей и в раздевалке. Все стало очень сложным. И настал момент, когда я задумался о новых вызовах. Дело не в поражении от «Баварии» в Лиге чемпионов – я давно думал об этом решении. Я говорил президенту, и президент сказал мне, что в конце сезона я могу решить: хочу я уйти или хочу остаться. Но в итоге он не сдержал свое слово.

Я говорил ему о желании уйти в течение года. Я говорил, что настало время новых целей и смены направления моей карьеры. Все время он отвечал мне: «Мы поговорим, но не сейчас, тогда-то и тогда-то». Но ничего не происходило. Он не давал мне даже намека на то, что имел в виду.

Я отправил бюрофакс, чтобы официально уведомить клуб о желании уйти. Я не хотел ждать еще один год. Я не хотел провоцировать проблемы или идти против «Барселоны». Это просто был способ сделать все официально. В клубе говорили, что я не дал знать об этом до 10 июня – но повторюсь, соревнования были в разгаре, и это был неподходящий момент.

Но даже не считая этого, президент всегда говорил: «Как только закончится сезон, решать тебе». Он ни разу не назначил дату встречи. Поэтом бюрофакс – это просто способ сделать все официально. Я не хотел устраивать ссору и ругаться с клубом.

Месси уведомил «Барсу» об уходе через бюрофакс. Бюрофакс?

«Правда в том, что у клуба уже давно нет никакого проекта»

Конечно, решение было очень трудным. Дело не в «Баварии», а во многих вещах. Я всегда говорил, что хочу завершить здесь карьеру, и я действительно этого хотел. Я хотел быть частью проекта победителей, чтобы выигрывать трофеи с клубом и пополнять музей «Барселоны». Правда в том, что у клуба уже давно нет никакого проекта. Они манипулируют и затыкают дыры по мере их появления. Как я говорил раньше, я всегда беспокоился о благополучии своей семьи и клуба.

Я останусь в «Барселоне», и мое отношение не изменится вне зависимости от того, насколько сильно я хотел уйти. Я сделаю все на максимум. Я всегда хотел побеждать, бороться, и я не люблю проигрывать. Я всегда хотел лучшего для клуба, для раздевалки и для себя.

Я много раз говорил, что нам не оказывают поддержки для победы в Лиге чемпионов. Я и сейчас не знаю, что произойдет. У нас новый тренер и новые идеи. Это хорошо, но нам нужно посмотреть, как отреагирует команда, позволит это нам выйти на топ-уровень или нет. Я могу сказать, что я остаюсь и сделаю все наилучшее для «Барселоны».

Месси задевали сомнения в любви к «Барселоне»

Я не чувствовал себя одиноким. Нет. Есть те, кто всегда был рядом со мной. Этого достаточно для меня, это меня поддерживает.

Но меня действительно задевало то, что я слышал от людей, от журналистов, от всех, кто ставил под сомнение мою приверженность «Барселоне» и говорил про меня такое, что я, как мне кажется, не заслуживаю. Это помогло увидеть мне настоящих людей. Мир футбола очень сложный, здесь множество ненастоящих людей. Случившееся помогло мне распознать их, их много. Мне было больно, что мою любовь к клубу ставили под вопрос. Не имеет значения, хочу я уйти или остаться, моя любовь к «Барсе» никогда не изменится.

Мне было больно от того, что говорилось обо мне, особенно когда это было ложью. Люди думали, что я могу пойти в суд против «Барселоны» ради своего достатка. Я бы никогда такого не сделал.

Повторюсь, я хотел уйти, и у меня было полное право, потому что контракт предполагает, что я могу его расторгнуть. И это было не просто «я ухожу и все». Для меня это было очень тяжело. Я хотел уйти, чтобы провести последние годы карьеры в радости. В последнее время я не получал удовольствия от игры в «Барселоне».

Я всегда ставил клуб превыше всего. У меня было много возможностей уйти из «Барсы», чуть ли не каждый год – и я мог зарабатывать в другом месте больше, чем в «Барселоне». Я всегда говорил, что это мой дом. Я так всегда чувствовал и чувствую сейчас. Трудно было решить, что есть место лучше, чем здесь. Я чувствовал, что мне нужны перемены и новые цели, новые вызовы.

Месси хочет посвятить новые победы тем, кто боролся или пострадал от коронавируса

Как и всегда, я буду выкладываться на максимум, сделаю все, чтобы мы боролись за выполнение всех поставленных задач. И я надеюсь, что смогу посвятить это тем людям, у кого были плохие моменты. У меня были не лучшие периоды в прошлом году, но было бы лицемерием говорить это, если сравнивать это с людьми, которым действительно было плохо из-за коронавируса, с теми, кто потерял родственников и много другого.

Надеюсь, я смогу выложиться на максимум и посвятить победы всем, кто помогал нам и их семьям, смогу сделать все наилучшее тем, кто переживает плохие моменты в своей жизни, и что мы сумеем победить вирус и вернуться к нормальности».

Первый контракт Месси подписали на салфетке. Она хранится в банке Андорры

Все хотят отставки Бартомеу. Как этого добиться?

Фото: Gettyimages.ru/Alex Caparros; REUTERS/Albert Gea, Manu Fernandez/Pool; globallookpress.com/Matthias Oesterle/dpa, Daisuke Nakashima/AFLO; twitter.com/goal

развернуть

Доменико + 🇷🇺 = 💞.

Доменико Тедеско в России уже год и, кажется, совсем освоился. На русском языке он разговаривает уже не только с судьями и игроками, но и частично дает интервью. Например, недавно Тедеско целиком ответил на вопрос по-русски и использовал 40 слов!

Это при том, что и без русского Тедеско знает 6 языков:

🇮🇹 Итальянский – родной язык Доменико, на нем тренер думает, поет и матерится

🇩🇪 Немецкий – второй язык, так Тедеско общается с тренерским штабом

🇬🇧 Английский – для общения с командой и публичных выступлений

🇫🇷 Французский – его Тедеско практикует с Жиго

🇪🇸 Испанский – здесь повезло Понсе и Айртону

🇹🇷 Турецкий – уже не очень актуально, на нем Тедеско говорил с бывшей девушкой.

Совсем скоро в этот список можно будет добавить и русский. Глеб Чернявский – с инсайдами, как Тедеско учил язык и осваивался в России.

Тедеско сразу побывал в Тарасовке и даже попробовал борщ, но тренировки перенес в Тушино – ненавидит пустую трату времени

Тедеско появился в «Спартаке» в октябре 2019-го, съездил на базу в Тарасовку (кстати, высоко оценил борщ!) и понял, что тратить время на дорогу туда и обратно не очень разумно. Поэтому первые тренировки команды при нем прошли уже в Тушино, хотя не для всех это было очевидной идеей: например, Джикия живет в Балашихе, а некоторые игроки специально селились в загородные дома поближе к Тарасовке.

Сам Тедеско первый месяц провел в «Марриотте» на Тверской – так он хотел лучше прочувствовать и изучить Москву. И использовал любую возможность для этого – например, из окон машины всегда внимательно рассматривал улицы и таким образом привыкал к новой действительности.

Вообще решительность Тедеско – вроде переноса базы из Тарасовки в Тушино – его главное отличие от Олега Кононова.

Sports.ru рассказывали такую историю. Когда «Спартак» обыграл «Крылья Советов» (тот самый гол Тила!), в клубном ютубе появилось видео, как Кононов на радостях стучит по столу. Живой момент, который классно зашел. Не понравилось только тренеру. Он тогда грозно шел к пресс-службе, но всерьез наехать не получилось. Сказал только: «Ну вы и хулиганы!» Кононову попытались объяснить, что ничего плохого нет, что это хороший момент. Он вроде бы даже согласился, но явно остался при своем мнении.

Это классика – Кононов с большим трудом принимал решения, а в диалогах часто соглашался с чужими мнениями, на самом деле оставаясь при своем.

Тедеско, наоборот, максимально четкий и уверенный в себе. Он сразу сказал, что его ни в коем случае не надо инструктировать перед пресс-конференциями, он всегда найдет, что ответить. Или, например, перед тренировками Кононов всегда до последнего сидел в кабинете и ждал, пока ассистенты расставят фишки и все подготовят. У Тедеско такое невозможно – он за компактность и тотальный контроль всего. Если тренировка в 11:00, то штаб на месте в 9:00 и уже полностью включен в процесс.

Тедеско и Хинкель поспорили, кто первый выучит русский. Очевидно, у ассистента Доменико нет никаких шансов

Кстати, о штабе. Доменико Тедеско, его ассистент Андреас Хинкель и тренер вратарей Макс Урванчки существуют исключительно втроем.

• Вместе живут в одном отеле на севере Москвы (по понятным причинам точнее локацию мы написать не можем)

• У них одна машина на троих с водителем

• Вместе ходят в тренажерку два раза в неделю

• Постоянно в контакте и постоянно в работе – на быт времени не остается (поэтому-то и живут в отеле)

Так что даже если дисквалифицируют не только Тедеско, но и Хинкеля, никаких проблем не будет. Во-первых, Урванчки – больше, чем просто тренер вратарей, он еще отсматривает и анализирует соперников. Во-вторых, все идеи обсуждаются вместе: что Хинкель, что Урванчки в курсе всех задумок Тедеско, любой из них легко проведет тренировочный цикл без Доменико.

Еще в самом начале Хинкель и Тедеско поспорили, кто раньше выучит русский язык. Сложно понять, на что рассчитывал ассистент Доменико, но пока он безнадежный аутсайдер.

Ведь уже в первые часы в России Тедеско знал и использовал:

• Спасибо

• Пожалуйста

• Добрый день.

За год словарный запас вырос в геометрической прогрессии, а способности к языкам – из детства. Семья Тедеско переехала из Италии в Германию, когда Доменико было два года, поэтому два языка он знал уже в раннем детстве. В семье говорили по-итальянски, на улице – по-немецки. Дальше ему покорились английский, французский и испанский, а турецкий он выучил, когда в молодости встречался с девушкой из Турции.

Но существует Тедеско все-таки на итальянском: на нем он не только думает и матерится, но и поет!

«Доменико постоянно насвистывает и напевает песни на итальянском, – рассказали Sports.ru. – Это не Челентано и не Кутуньо, а какая-то локальная эстрада, которую мы не знаем. Обычно это мелодичные итальянские песни, у Тедеско очень поставленный и красивый свист».

Тедеско может послушать и что-то из хип-хопа, но это скорее олдскул из 90-х и начала 2000-х. Например, The Fugees или более хардкорное вроде Тупака Шакура. 

Тедеско даже в мессенджерах пишет по-русски. Не ленится набирать латиницей «Spasibo bol’shoe»

Люди, близко знакомые с Доменико, так описывают его успехи в русском языке: «Это как с маленьким ребенком. Вот не видишь его какое-то время, а потом удивляешься, как много ребенок нового за этот срок узнал и как он изменился. Бывает, родители жалеют, что уходят на работу и не видят, как в течение дня все это происходит. Иногда ведь большой прогресс в сутки умещается – так и у Тедеско с русским языком».

У Тедеско нет ни репетиторов, ни учебников. Он учит язык в общении и задает много вопросов. Особенно его интересует (и, кажется, просто шокирует) русское словообразование. 

• В Казани на ужине перед игрой с «Рубином» Тедеско увидел незнакомое блюдо и сразу начал узнавать: «Что это?». Ему говорят: «Казы (колбаса из конины, если что). Тедеско дважды повторил: «Казы, казы... Поэтому Казань?».

• Или как-то в лифте Тедеско увидел табличку «выход» и сразу спросил: «Выход… Выход-ной. Что значит «-ной»?

Коронная фраза Тедеско: «Это очень вкусно». При этом, как утверждают несколько свидетелей его прогресса, Доменико не зубрит отдельные выражения, а учит слова и старается из них складывать предложения. В последнее время он просит переводчика Дмитрия Крайтора объяснять ему склонения и помогать распознавать нужный род.

Сколько минут?

С русскоговорящими Тедеско старается общаться только на русском – даже в мессенджерах. Например, он не пишет ленивое «Thanks» или «Thx», а старательно набирает на латинице «Spasibo bol’shoe».

Из русской кухни Тедеско полюбил сырники, а пиво пьет со спрайтом

Несмотря на отказ от Тарасовки, у Тедеско было время пропитаться спартаковским духом – на легендарной базе команда закрывалась на карантин (судя по успехам после рестарта, скрепы не сильно помогли).

Тогда Тедеско по-настоящему и заценил борщ, но главное блюдо Тарасовки больше зашло Урванчки – он был просто в восторге. А Тедеско в целом отметил, что спартаковские повара в полном порядке (оценивал так: «лучше, чем много где»), а больше всего проникся сырниками – Тедеско их просто обожает с первых дней в России.

Еще Доменико нравится, как в России делают итальянские десерты. Игрокам сладкое нельзя, поэтому в «Спартаке» их делают для сотрудников и тренерского штаба, а Тедеско в этом случае всегда использует коронную фразу про очень вкусно.

Что касается алкоголя, то Тедеско больше по вину, но вместе с Хинкелем и Урванчки иногда может выпить пива. Тренеры предпочитают не самый классический вариант, хотя Урванчки родился и вырос в баварской деревне под Мюнхеном. 

В Германии популярен радлер – пиво, смешанное с лимонным или апельсиновым лимонадом. В России такое есть не везде, но немецкий тренерский штаб легко делает напиток самостоятельно – просто смешивают пиво и спрайт в пропорции 50 на 50 и получается радлер. 

Хоть в чем-то Тедеско еще не обрусел.

Телеграм-канал Глеба Чернявского, где еще больше «Спартака» 

Ларссон блекло начинал в «Спартаке», но теперь суперзвезда: не любит сравнения с отцом, играет в жизни как в FIFA, мечтает о «Барселоне» 

Фото: vk.com/fcsm_official; РИА Новости/Владимир Песня

развернуть

В Америке есть свой «перевал Дятлова».

История, которая приключилась зимой 1978 года на севере Калифорнии, по-прежнему порождает самые разные версии. Пять игроков местной баскетбольной команды, выступавшей на Специальной олимпиаде, исчезли накануне важного (для них) турнира. Спустя несколько месяцев тела четырех из них были обнаружены в горах, в ста километрах от их родного города. Пятый до сих пор числится пропавшим без вести.  

Детали расследования до сих пор провоцируют все новые вопросы и не укладываются в правдоподобную версию произошедшего. Хотя одна теория все же кажется достоверной.

Исчезновение

Родители забеспокоились в ночь с 24 на 25 февраля. Они перезванивались друг с другом, а утром обратились в полицию: их «мальчики» накануне отправились из Юбы на баскетбольную игру в соседний городок Чико, куда приехала их любимая команда – команда университета Калифорнии, Дэвис.

Расстояние между Юбой и Чико – всего 80 километров.

Полицейские быстро установили, что они действительно посещали игру и отпраздновали победу колледжа Дэвиса. А в последний раз их видели в районе 10 часов вечера – они заходили в магазин Behr’s Market в самом центре Чико, где купили шоколадные батончики, пирожные, газировку и молоко.

Продавщица хорошо их запомнила: они пришли прямо под закрытие и задержали ее на рабочем месте.

Никакой другой информации не было. Родители рассказали, что на следующий день вся пятерка должна была выступить в баскетбольном турнире в рамках Специальной олимпиады. Они считали его очень важным: говорили о нем всю неделю, заранее приготовили форму у себя в комнатах, а также взяли с родителей обещание обязательно разбудить их. Победитель турнира получал бесплатную путевку на неделю в Лос-Анджелес.

Личности

Баскетбол был главной страстью в жизни пятерки. Они сдружились именно на почве игры – либо смотрели вместе, либо участвовали в соревнованиях. Пятерка выступала за команду «Гэйтвэй Гэйторс», созданной в Юбе в рамках программы для людей с умственными отклонениями.

«Мальчики», собственно, были совсем не мальчиками.

Джеку Мадруге было 30. Его родственники рассказали следователям, что он «не считался умственно отсталым в общем понимании этого слова… просто соображал не очень быстро». Проблемы со здоровьем не помешали ему попасть на военную службу: он служил с 66-го по 68-й водителем армейского фургона и «ничем не запомнился в армии». В Юбе Мадруга работал мойщиком посуды, но был уволен в ноябре 77-го. Компания отправилась в Чико на его машине.

32-летний Тед Уэйер был крайне дружелюбным, как большой ребенок, но не отличался рассудительностью. Как рассказывали его родители, как-то он потратил 100 долларов на карандаши, часто не понимал элементарные вещи вроде того, почему нужно останавливаться на знак «стоп», а однажды отказывался выходить из горящего дома под предлогом того, что ему необходимо как следует отдохнуть перед следующим днем (тогда один из братьев вытащил его силой). Уэйер некоторое время работал уборщиком и продавцом в баре, но уволился по просьбе родных: они считали, что его тугодумие напрягает окружающих.

Билл Стерлинг (29 лет) также работал мойщиком посуды в первой половине 70-х на базе ВВС. Его мать заставила его уволиться после того, как обнаружила, что военнослужащие постоянно спаивают сына и отнимают у него деньги. Он был известен особенной религиозностью – часами просиживал в библиотеке, где поглощал книги о религии, а также проповедовал христианство пациентам психлечебниц.

Самые серьезные проблемы в умственном развитии были у 24-летнего Джека Хюэтта. Его IQ составлял чуть ли не 40. Его отец рассказал следователям, что он не умел читать, писать, пользоваться телефоном, имел проблемы с речью и сильно зависел от матери и от Уэйера, которого знал около восьми лет.

Обо всех четверых при этом отзывались крайне положительно.

«Они почти не расставались. Постоянно ходили всюду вместе, – рассказывал помощник шерифа Джек Бичем. – Они были очень спортивными, их все любили и уважали. Никаких проблем с полицией у них не было. Очень хорошие ребята».

С пятым – совсем другая история.

Как и остальные, Гэри Мэтиас жил в Юбе с родителями.

В начале 70-х он служил в армии в Западной Германии, где серьезно подсел на наркотики, в результате чего у него развилась шизофрения. Из-за психических проблем он был комиссован, вернулся в Калифорнию и наблюдался в местной лечебнице. При этом он стал участником нескольких нападений на людей, одно из которых очень сильно напоминало попытку изнасилования: родственник помешал ему целовать свою спящую жену. В результате он оказался в больнице, где его лечили антипсихотиками: правда, к 78-му он уже наблюдался амбулаторно и считался «одним из самых успешных случаев». Мэтиас помогал отчиму в садоводческом бизнесе.

Следователи также установили, что накануне трагедии неразлучная четверка ездила в Сакраменто, Мэтиас провел день дома.

Водительские права были только у Мэтиаса и Мадруги.

Машина

28 февраля, четыре дня спустя, лесник сообщил о том, что машина, принадлежащая Мадруге – бюрозово-белый Mercury Montego 67-го года – припаркована  в заповеднике Пламас, в 110 километрах от Чико, вдали от прямого пути между Чико и Юбой, на высоте 1300 метров, недалеко от того места, где дорогу закрывали на зиму из-за снегопадов. Он заметил ее еще 25 числа, но не придал значения этому обстоятельству: многие местные жители выбираются в горы, чтобы покататься на горных лыжах. А в полицию обратился только после того, как услышал об исчезновении.

Машина застряла в снегу. Но, как утверждается в материалах следствия, не критично: пятеро атлетичных мужчин несомненно могли ее легко вытолкнуть, хотя никаких попыток для этого не предприняли. Она легко завелась, а бензобак был наполнен на четверть. При этом ключей в машине не было.

При более тщательном осмотре следователей поразила такая деталь: на днище автомобиля не было повреждений, хотя Mercury Montego – массивный автомобиль, который был еще тяжелее с пятью пассажирами. Они пришли к выводу, что машину должен был вести человек, который очень хорошо знал дорогу. При этом родители Мадруги утверждают, что он никогда не пускал никого за руль, и этой местности знать не мог. Машина была не заперта, а одно окно осталось открытым, что также на него не похоже, так как он относился к ней очень бережно.

В бардачке следователи обнаружили несколько карт Калифорнии.

Еще страннее было то, что все четверо были известными домоседами.

Мадруга: «ненавидел холод и кэмпинг».

Уэйер: «не любил лес».

Стерлинг: «как-то ездил на рыбалку в эти края с родителями, но ему настолько не понравилось, что впредь всегда оставался дома»

Хюэтт: «лишь ненадолго выходил из дома и уж точно не поздно вечером».

Родители не могли предположить, что заставило их детей отправиться ночью в лес накануне важного для них баскетбольного турнира.

В течение нескольких дней поисковые бригады с подключением вертолетов и собак обследовали окрестности (больше 6 тысяч часов на всех). Но из-за того, что 28 февраля начался сильный снегопад и несколько людей чуть сами не заблудились, операция завершилась: помимо машины, никаких следов так и не было обнаружено.

«Я был там один день и смог выйти из леса только с помощью компаса», – рассказал шериф Джим Грант.

Дополнительные свидетельства

Полиция продолжала собирать информацию: звонки поступали со всей Калифорнии, но лишь два источника показались им более-менее достоверными.

Джозеф Шонс из Сакраменто рассказал, что провел ночь 24-25 февраля недалеко того места, где была обнаружена машина Мадруги. Он приехал в лесной коттедж, чтобы подготовить все для предстоящего уик-энда с семьей. В 5:30 вечера его машина застряла в снегу. Пытаясь выбраться из снежной ловушки, он перенапрягся и почувствовал сердечное недомогание – лег в машине и оставил двигатель включенным. Спустя шесть часов он заметил свет фар, поднялся и разглядел припаркованную машину, которую окружала группа людей. Он начал звать на помощь, но, увидев его, они перестали разговаривать и выключили фары. Ему также показалось, что среди них он заметил женщину с ребенком.  

Утром в его машине закончился бензин. Шонс немного оклемался, прошел 13 километров по шоссе до гостиницы, откуда уже менеджер доставил его домой. По дороге они проезжали мимо припаркованной Montego, которая стояла ровно там, где он слышал голоса.

Врачи подтвердили, что Шонс перенес микроинфаркт.

Мать Уэйера рассказала следователям, что ее сын, если он был там, не мог не откликнуться на крики о помощи. На него нападала хандра даже тогда, когда он махал людям, а они ему не отвечали.

Другой след появился после звонка продавщицы, работавшей в небольшом магазине, в 50 километрах по дороге от того места, где обнаружили машину. Она обратилась в полицию 3-го марта.

Она рассказала (а владелец подтвердил), что через два дня после исчезновения мужчины, которых оно опознала по «большим глазам и выражениям лиц», заходили к ней. Двое – она назвала их Хюэттом и Стерлингом – прошли в телефонную будку, два других ждали внутри помещения. Владелец добавил, что в магазин, видимо, заходили Уэйер и Хюэтт, которые купили буррито, шоколадное молоко и газировку.

Родственники нашли, что описание поведения походит на правду: Уэйер действительно «пытался съесть все, что только мог» и не разлучался с Хюэттом.

Еще одно свидетельство так и не получило разъяснения.

Через три недели после исчезновения женщине из Юбы по имени Дебби Линн Риз позвонили трижды.

Первый раз мужчина сказал: «Знаю, где находятся пятеро пропавших».

На следующий день он позвонил снова: «Мне нужна помощь, потому что я причинил боль этим парням». Она спросила: «Кому вы причинили боль?» Он ответил: «Не валяй дурака». И повесил трубку.

Еще через день мужчина вновь позвонил: «Все пятеро мертвы».

Трейлер

Ввиду необъяснимого и нехарактерного поведения родственники и следователи склонялись к тому, что пропавшие стали жертвами нападения.

«Некая сила привела их туда, – говорила мать Мадруги. – Мы точно знаем, что кто-то вынудил их туда приехать. Сын очень дорожил машиной и ни за что не поехал бы в район, где ее можно было повредить. Я уверена, что он сделал это не по своей воле. Либо его обманули, либо ему угрожали».

Но дальше все оказалось еще запутаннее.

К 4 июня, когда снег на вершине почти растаял, группа мотоциклистов приехала на площадку для кемпинга, расположенную в 30 километрах от того места, где была обнаружена машина. Окно стоящего там трейлера было разбито – когда они открыли дверь, то почувствовали запах разлагающегося трупа.

Экспертиза установила, что это было тело Теда Уэйера. Он лежал на кровати, с головой завернувшись в восемь одеял. Вскрытие показало, что он скончался от переохлаждения и истощения. Уэйер скончался через 8-13 недель после исчезновения и потерял почти половину веса (в момент исчезновения он весил 91 килограмм), у него были обморожены, почти до состояния гангрены, ноги.  

На столе лежали его личные вещи: кошелек с деньгами, кольцо с надписью «Тед» и золотая цепочка. Плюс часы, которые – как указали родители – не принадлежали ни одному из пропавших.

Его обувь найти не смогли.

Сами обстоятельства гибели Уэйера шокировали. Трейлер был полностью подготовлен к тому, чтобы дать кров зимой. Там были спички и бумага, чтобы зажечь камин. Там был газовое отопление (его нужно было просто включить). Там были теплые вещи. Там были консервы с армейским сухпайком, которых хватило бы пяти людям на год. 

Лишь несколько банок было вскрыто. Все остальное не тронуто.

Все эти детали подходили под описание Уэйера как человека, «лишенного рассудительности». Но ряд фактов свидетельствовали о том, что он в трейлер был не один.

Как минимум, какое-то время с ним находился Гэри Мэтиас. Следователи обнаружили в трейлере его кроссовки – и решили, что он мог забрать кожаные ботинки Уэйера. Кроме того, консервы были открыты с помощью консервного ножа Р-38, которым он точно пользовался на службе в армии.

Так как Уэйер был завернут с головой, то также очевидно, что кто-то должен был ему помогать.

Тела

После находки в трейлере снова были организованы поисковые отряды. Они обследовали лес между трейлером и местом, где была оставлена машина.

На следующий день с другой стороны от дороги в 18 километрах от того места, где была брошена машина, были найдены останки Мадруги и Стерлинга. Тела – первого частично, а второго полностью – были уничтожены дикими зверями. Вскрытие показало, что оба умерли от переохлаждения, причем, по всей видимости, один из них заснул, а другой оставался с ним до конца.

Еще через два дня отец Джека Хюэтта, также участвующий в экспедиции, обнаружил позвоночник сына в трех километрах к северо-востоку от трейлера. Само тело опознали по обуви и джинсам. В ста метрах от тела на следующий день нашли и череп Хюэтта. Семейный стоматолог подтвердил, что это действительно он, по зубам.

Его смерть также была вызвана переохлаждением.

Гэри Матиас так и не был найден. Его искали еще на протяжении двух недель.

Исходя из того, как разбросаны тела, следователи восстановили картину событий следующим образом.

За день до появления баскетболистов работники лесничества приезжали к трейлеру на снегоходах, чтобы очистить крышу от снега. По всей видимости, пятерка из Юбы напала на оставшийся после них след и пошла по нему. По дороге двое замерзли насмерть, трое дошли до трейлера, влезли в него через окно, завернули в одеяло обмороженного Уэйера, съели несколько десятков консервов. Когда Уэйер скончался (или они решили, что он скончался), то они попытались добраться до цивилизации другим путем.

Версия

Никаких внятных публичных версий у следователей не было.

Они предполагали, что Матиас мог позвать остальных к своим друзьям в соседний город: в темноте они свернули не туда и оказались в горах. Но эти друзья настаивали, что не видели его больше года.

Лишь недавно Sacramento Bee вновь связалась с помощником шерифа Джеком Бичемом и бывшим мужем сестры Мэтиаса. Они оба рассказали о Гэри Мэтиасе гораздо больше, чем было известно до этого.

Мэтиас попал в лечебницу еще в школе – после сверхмощного галлюциногенного трипа.

В армии он не только употреблял наркотики, но и пытался уйти в самоволку. Согласно его делу, когда он оказался за решеткой, то вызвал полицию, попросил двух сержантов зайти к нему в камеру и пытался их избить. «Подумал, что если я ударю полицейского, то меня освободят от службы в армии».

Когда его все же освободили (из-за шизофрении), Мэтиас насобирал самых разных странных историй.

Как-то раз ощупывал бесчувственное тело жены своего родственника (она спала после приема лекарств). Обнаружив это, родственник вызвал 911: Мэтиас ему сообщил, что хотел ее поцеловать.   

За избиение офицера и попытку изнасилования Мэтиасу грозило до трех и до девяти лет соответственно. Но он освободился через восемь месяцев.

Вскоре его вновь арестовали. Он пришел к знакомым в гости: угрожал побить женщину и сообщил их 3-летней дочери, что «когда-нибудь ее убьет». Когда его выпихнули из дома, то он долбил в дверь до приезда полиции. Полицейские обнаружили, что Мэтиас находился под действием метамфетамина и бензедрина.

Через год он вломился в дом уже незнакомой семьи. Как они рассказали полицейским, Мэтиас сообщил им, что ищет кольцо, чтобы возвратить его сатане. На вопрос «почему именно тут» он объяснил, что они находятся у него дома, а он берет с них плату.

Других случаев также хватало.

Подозрение в угоне автомобиля. Задержание в машине без номеров, после которого он обматерил полицейских. Несколько драк в барах. Жалобы на то, что он «рыскает» по кладбищу.

Мэтиаса неоднократно помещали в психбольницы.

Несколько раз он бежал. В 74-м из больницы в Стоктоне – спустился по водостоку и добрался до Мэрисвилля в больничной пижаме (это 130 километров). В 75-м – из больницы в Сан-Франциско и до Мэрисвилля (это 1200 километров). Еще в школе пешком преодолел дистанцию от Портленда до Мэрисвилля (это 900 километров), когда решил переехать от бабушки к родителям – сказал им, что по дороге крал молоко и собачью еду.

Когда Мэтиаса, наконец, в 76-м посадили на таблетки, инциденты вроде бы прекратились. Он стал помогать отчиму и каким-то образом оказался в компании людей с особенностями умственного развития. Отчим утверждал, что совершенно точно тот пропил все необходимые лекарства (три в день) в течение недели перед происшествием. И при этом описывал пасынка в исключительно позитивном ключе – слушал Rolling Stones, любил баскетбол, обожал семью…

Но вопросы оставались.

Тренер команды Роберт Пеннок сообщил следователям: ему казалось, что «Мэтиас может в любой момент слететь с катушек».

Никто так и не смог объяснить, как человека с таким списком правонарушений могли принять в баскетбольную команду.

Сержант Джеймс Блэк разговаривал с подругой Мэтиаса Джанет Энзеррой. Он записал, что Мэтиас неоднократно говорил ей, что видел сон, в котором он и еще несколько людей бесследно исчезают. Энзерра также сказала, что «Мэтиас – очень жестокий человек, который наносил серьезные увечья нескольким мужчинам», а также «ненавидит женщин».

Те же вопросы были и у родителей остальной четверки.

«В то время родители рассказали нам – и мне лично – что у них очень нехорошие подозрения насчет участия в этом Гэри, – говорил помощник шерифа в том время Джек Бичем. – Они недвусмысленно доносили до нас мнение на этот счет. Остальные четверо всегда были вместе. Вместе ходили, не расставались друг с другом, а он был совершенно другим – он мог драться, никого не боялся, мог втягивать других в авантюры. Он плохо сочетался с остальной четверкой. Так, по крайней мере, говорили родители».

Семейная история Мэтиаса тоже не воодушевляет.

Его мать сбежала от отца, когда Гэри было три года. После этого Гарланду Мэтиасу выписали запрет на приближение к семье.

В 87-м Гарланд Мэтиас появился из ниоткуда, чтобы поужинать с дочерью и внуками. Через несколько дней они узнали, что он совершил самоубийство.

В 2002-м самоубийством покончила жизнь уже его дочь (и сестра Гэри) Шэннон.

«Убежден, что психологические проблемы у Гэри и у моей жены достались по наследству от отца, – считает муж Шэннон Уайтли. – Пока Гэри пил таблетки, все было не так плохо. Но когда ему казалось, что он в норме, то он переставал их принимать. То же самое было и с моей бывшей женой Шэннон. На таблетках она была в порядке».

В 90-х продюсеры популярного телешоу «Не расследованные загадки» собирались сделать выпуск об истории пятерки из Юбы. Они добились согласия всех, кроме родных Мэтиаса.

«Это подозрительно. Я не утверждаю, что они знали что-то, но полагаю, вы и сами догадываетесь, что я думаю, – говорит Даллас Уэйер, брат Теда. – Никто ни в кого не стрелял, но что-то или кто-то убило парней. Единственная версия, которая кажется рациональной – Мэтиас как-то подставил моего брата и остальных».

(В одном из интервью отчим Мэтиаса, рассуждая о версии, что пятерка была чем-то или кем-то напугана и потому оказалась в лесу, как будто проговаривается: «Представить не могу, с чего бы Гэри мог испугаться. Почему они не развели огонь?  В трейлере была куча книг, спички, а они даже не попытались хоть что-то сделать. Не могу понять этого, если только они не были очень сильно напуганы»).

Примерно к этой же версии склоняется и Джек Бичем.

«Либо их вынудили туда поехать, либо ими как-то манипулировали. И какова тут была роль Мэтиаса? Возможно, он тут и ни при чем – этого мы не узнаем. Но мне кажется, что без него тут не обошлось».

Фото: globallookpress.com/Robert Seitz/imageBROKER.com; sacbee.com; wikipedia; vocal.media

развернуть

Регбийный судья Георгий Копп – герой прошлых выходных: в матче чемпионата России он собрал вокруг себя разгоряченных игроков и попросил действовать по правилам.

Обстоятельная и подчеркнуто вежливая речь Коппа, на котором до игры закрепили микрофон, попала в эфир: «Мы сыграли 6 минут, у нас каждая схватка вызывает проблемы. Пожалуйста, я призываю вас соблюдать правила, чтобы мне не пришлось наказывать. Спасибо большое».

Коппу нет 40, но его стаж – уже 20 лет; а в 2018-м его признали лучшим судьей страны. Он относится к судейству не как к работе или хобби, а как к части жизни, почти миссии. Ниже – монолог Георгия Коппа о ценностях и культуре уважения в регби.

*** 

– Я не держал в уме, что на мне микрофон и мои слова идут в эфир. О микрофоне помнишь минут за пять до игры, но после первого удара абсолютно забываешь. Коллеги, которые знают мою манеру общения с игроками, могут подтвердить: я всегда стараюсь разговаривать именно так.

В первую очередь должно присутствовать уважение; считаю непозволительным обращаться к спортсменам на ты, даже если они намного младше. Эти ребята заслуживают полного уважения с моей стороны – хотя бы потому, что вид спорта тяжелейший, я тоже играл и понимаю. С другой стороны, жду такого же отношения к себе: если игрок пытается говорить со мной на ты – обязательно поправляю.

Сам эпизод, когда все произошло, чисто технический: начало матча, в каждом построении, при каждом вводе мяча у нас возникали проблемы – и мне это поднадоело. Вообще, это известная схема, определенная игра между ребятами с первой линии и судьей: судья встает с одной стороны схватки, а с обратной игроки что-то придумывают. Потом судья меняет сторону, хитрости начинаются на противоположной.

Ни капли не страшно, когда тебя так обступают огромные регбисты. Это самый высокий уровень в стране, много игроков сборной – они прекрасно понимают степень уважения к судье. Конечно, зачастую парни выглядят устрашающе, но в большинстве это добрейшие люди – у нас не может быть ничего личного.

Зато все на поле знают: после такого разговора я могу спокойно показывать желтую карточку любому и буду прав, потому что последнее предупреждение сделано.

У меня есть определенная методика, направленная на погашение излишней агрессии. Когда происходит высокий или грубый захват – команды молниеносно вспыхивают. Серьезных драк я не видел давно, но стычки, легкие потасовки возникают периодически. В таких эпизодах важная роль отводится судье, который сразу же должен погасить страсти.

Один из инструментов – беседа в медленном темпе, спокойным голосом, с обрисовыванием ситуации со всех сторон. Крик в этот момент не подействует – ребята в эмоциях, в пылу, они просто не поймут, что ты хочешь донести. Иногда можно кричать человеку что угодно, но по глазам видно: он весь в игре и не воспринимает информацию. Поэтому задача – максимально затянуть время, чтобы команды успокоились и стали слушать.

К этому методу я пришел через пробы и ошибки. Стаж большой – сужу с 2000 года, тогда мне было 18. За это время случалось много разного в карьере: и орали, и называли по-всякому – через все прошел. Наверное, количество часов в поле со свистком помогли выработать свой подход.

***

Регби – английская игра, и вся культура уважения – к партнерам, соперникам, персоналу – идет оттуда. Традиции закладываются в основном на третьем тайме – красивый ритуал после игры.

Закончился матч, игроки и судьи помылись, вышли из раздевалок (на топ-уровне – обязательно в рубашках и галстуках), собрались в конференц-зале или баре местной команды, если мы говорим про Англию. Накрывается стол, подают закуски, пиво – и идет обсуждение матча между соперниками, судьями и всеми причастными. Можно подойти к сопернику: ну ты вообще, крутой захват сделал, в следующий раз я тебе тоже засажу – и все это по-доброму, душевно.

Получается, 80 минут игры позади, обиды, злость вышли – и потом официальное мероприятие примерно на час, куда все обязаны прийти. Это дань уважения принимающей команде, да и просто самим приятно: ты приехал бог знает куда, сыграл, а потом тебя покормили, кружку пива налили, полечили, пообщались, разошлись на хорошей ноте. Через такую традицию уважение очень прививается.

В России это принято не во всех регионах – не у каждого клуба есть финансовая возможность, но у нас в Зеленограде это практикуется и на детском уровне: чаепитие и пиццу мы всегда организуем.

Сама традиция – одна из главнейших в регби, некоторые даже приходят в игру ради нее. Хорошее мероприятие для любителей: после трудной рабочей недели в пятницу потолкался, попихался, потом с фингалом под глазом выпил с соперником по кружке – в этом кайф.

***

В регби нет фальши. Это предельно контактный спорт, в котором каждый должен обладать смелостью и в каком-то смысле честностью. Это закладывается с детства: вы стукнулись на поле, кто-то валяется, всем больно – но тренер подойдет, посмотрит, потрет. И все, беги дальше. В регби никому не позволяют сопли жевать – всегда поощряется мужественность.

Другой важный момент – сплочение команды, за это отвечает тренер. Сколько помню, мы в любых заварушках и драчках были друг за друга. Порой у игроков может проседать техника, но командный дух есть всегда. Во многом за счет него можно выигрывать серьезные матчи – чувство плеча иногда позволяет творить чудеса. В детстве на это идет акцент: вы один коллектив, вместе побеждаете и проигрываете.

Надеюсь, что российских регбистов можно назвать спортивной интеллигенцией. Я много работаю с детьми и вижу, что уровень дисциплины у регбистов на порядок выше, чем у других игровиков.

Наверное, это благодаря правильным ориентирам и привитому спокойствию. Когда тренируешься много, усердно, контактно – в самом деле становишься спокойнее. Вырабатывается хладнокровие – ребята подготовлены физически очень серьезно, поэтому любые стрессовые факторы выбивают меньше: люди реально уверены в себе, понимают, что в случае чего дадут отпор. Сумасшедших и чрезмерно энергичных регбистов в обычной жизни немного. Когда надо, они взорвутся; в остальном – спокойные, интеллигентные люди с интересными хобби.

***

Для меня судейство – продолжение карьеры спортсмена. Ты остаешься в игре, причем абсолютно в такой же, а иногда и выше по уровню: не все игроки доходят до финала чемпионата страны, а судья может дорасти.

Это важная часть жизни. Даже если бы я захотел, бросить тяжело: сейчас не только сужу, но и помогаю начинающим, консультирую. Возможно, миссия – слишком пафосное слово, но это уже точно больше, чем хобби или привычка.

У меня был учитель – Владимир Аненков, царство небесное. Он возглавлял судейский корпус СССР, потом России, персонально работал со мной, помогал, поддерживал, разбирал игры. Иногда тянул за шкварник, когда я упирался изо всех сил.

Я очень близок к продолжению его дела: он был судьей Всесоюзной категории, я признан лучшим судьей России в 2018-м – вижу в этом символизм. И чувствую ответственность за этот судейский флаг. Никаких личных амбиций – в России по судейству я уже достиг максимума, теперь хочется просто помочь, поработать на благо.

Открытое письмо усатого капитана: как стать своим в Ирландии, вернуться в Россию и продвигать тут любимый спорт

Фото: rugby.ru/Михаил Бугаенко, Артем Кириллов

развернуть

Самый яркий иностранный тренер в истории КХЛ.

Еще весной Милош Ржига был в эпицентре слухов, связанных с КХЛ. Его имя фигурировало в новостях про «Автомобилист», но там предпочли тренера из НХЛ. В мае уже говорили, что пан Милош договорился с «Барысом», но контракт так и не подписали. Если б не коронавирус, то в мае Ржига повез бы чешскую сборную на чемпионат мира, но вместо этого досрочно сдал пост самому перспективному тренеру страны Филипу Пешану.

Вокруг пана Милоша всегда бурлила жизнь – кого еще могли уволить с первого места в лиге, в конце концов? Казалось, сейчас он посидит год без хоккея и снова вернется в КХЛ – лепить из очередного середняка команду, которой надо запрыгнуть выше головы. Поэтому в его смерть сейчас никто не мог поверить – это избитый штамп, который залезает в каждый некролог. Но Ржига – это действительно особый случай.

Уже в первый сезон в качестве главного тренера он выиграл приз лучшему тренеру Экстралиги – за год превратил «Пардубице» из команды, которая еле спаслась в переходном турнире, в полуфиналиста чемпионата – при этом средний возраст команды был меньше 23 лет (там, например, играла будущая звезда «Колорадо» Милан Гейдук). Таким и стал вектор карьеры Ржиги – брать дерзкие команды, в которые никто не верил, прогрессировать вместе с ними и развивать молодых игроков.

Впервые в Россию Ржига приехал в 2005-м – под ЧМ-2007 решено было создавать команду в Мытищах фактически на базе воскресенского «Химика». Генменеджером был Леонид Вайсфельд, с которым харизматичный тренер потом разругался – Вайсфельд говорил, что Ржига – хороший мотиватор, но не тактик, а Милош обвинял генменеджера в том, что он развалил команду. В итоге в Мытищах остался Вайсфельд, а Ржига уехал домой – первый русский сезон чешского тренера сейчас почти не помнят.

Но переезд в «Спартак» в декабре 2007-го перевернул все. Красно-белые пропустили сезон до приезда чеха, а в начале нулевых метались между суперлигой и «вышкой». Самый эмоциональный тренер попал в команду, все существование которой иногда происходит на грани истерики – как в футболе, так и в хоккее. Этот брак был рожден на небесах – и союз держался прочно. Пану Милошу было достаточно четырех словаков и кучки парней, которых не оценили другие клубы КХЛ, чтобы убивать фаворитов.

Все помнят, как Ржига вынес «пенсионерский» СКА в первом плей-офф лиги в 2009-м, и на этом фоне меркнет победа над «головковским» «Динамо» через год, где Гудлер, Умарк и Вейнхандль были чуть ли не лучшей легионерской бригадой в КХЛ. То, что «Спартак» потом вылетал, уже не считалось страшным: восьмерка для возможностей того «Спартака» была взлетом.

Ржига так говорил о своем методе: «Игрока можно и нужно отпускать, но тренер обязан найти правильную дистанцию. Тогда игрок сможет развиваться. Он будет от тренера убегать, делать ошибки и снова возвращаться, потому что ему нужно знать, где и почему он ошибся. Вот это я нашел в России: если ты позволишь игроку расти и развиваться, он всегда вернется к тебе и отдаст все, что может».

Кажется, когда Ржига в 2011-м пришел в СКА, то допустил ошибку – нет, это не означало, что он не тренер для топ-клубов. Но в Питере его ждали люди, которых уже не надо было дополнительно зажигать, нужны были другие методы. Полтора года чеха были яркими, но своего Зидана в Петербурге получили в лице Вячеслава Быкова, а Ржига после увольнения начал тихонько съезжать с пика.

Его карьера в КХЛ больше напоминала официальную историю Византии – пик государственного развития на самом старте существования, потом склоки, ссоры и гражданские войны. Свою войну Ржига получил в последнем сезоне в «Спартаке» – новое суперприобретение Доминик Гашек приложил к быстрому уходу Милоша руку. «Милош останавливает тренировку, что-то объясняет игроку – вдруг в диалог вклинивается Гашек. Рассуждает, как надо проводить упражнения. Если хочешь тренировать – меняй профессию», –  вспоминал помощник и друг Ржиги Андрей Потайчук.

Нельзя сказать, что все игроки любили Пана. Томаш Копецки, один из самых известных словацких игроков последнего времени, недавно заявил: «Никогда раньше у меня не было тренера, который относился бы к игрокам так же, как Милош Ржига. Я был шокирован тем, какие выражения он использовал в адрес игроков во время матча. Из-за него я не хотел продлевать контракт со «Слованом». Бранко Радивоевич, другой суперсловак, тоже критиковал Ржигу.

Но человек с таким характером просто не мог не завести пару врагов. Чешская пресса, которая писала о нем после назначения в сборную, упоминала, что некоторые люди из хоккейной среды его даже боятся. При этом многие игроки из «Спартака» после увольнения Ржиги ушли с ним в «Атлант» и дошли до финала, а Штефан Ружичка отправился к Ржиге во время его неудачного назначения в Омск.

Самое главное – его обожали фанаты. В «Разговоре по пятницам» Милош рассказывал: «Я выходил после матча, а навстречу древняя-древняя болельщица. Взяла за руку, в ее глазах стояли слезы: «Вы меня так порадовали! «Спартак» опять поднялся. Спасибо вам большое»... А я тогда вот о чем подумал: эти люди помнят Якушева, Шадрина, Старшинова. Кто я на фоне Старшинова? Да никто. И вдруг слышу такие слова». Ржига ходил на футбол и дружил с «Фратрией», которая не разлюбила тренера даже после транзитного перехода в СКА.

Когда Ржигу попросили назвать главную фразу из его любимой тренерской книги, написанной легендой НБА Пэтом Райлли, он сказал: «Если на площадке не умрешь ты – не умрет никто». У меня почему-то она не выходит из головы». Ржига сам умирал за свои команды – когда лез в потасовки с Федором Канарейкиным, с которым они потом подружились, публично пикировался с Дмитрием Квартальновым, когда в плей-офф-2016 игроков его «Слована» заперли на цепь в раздевалке. Это поведение – точно не то, которое можно представить от гастарбайтера.

Россия обожала иностранцев, которые были трансформаторами на ножках – каждый раз они приезжали в КХЛ, выплескивали себя и как-то затухали. Раймо Сумманен был кумиром, но последнее место его работы – ассистент в клубе второй финской лиги. Карьера пана Милоша (по крайней мере, в России) после 2012-го уже не была такой яркой, как прежде – кажется, слишком много эмоций он оставил в клубах, которые вытащил на вершину.

Ржига показал нам, как можно быть эмоциональным – но не истеричным. Показал, что с командой, где большая часть игроков была мало кому известна, можно побеждать – при этом не вставать пятеркой на синей линии, ловя отскоки на чужом пятаке, но играть красиво и с душой. Его «Спартак» в 2010-м в решающем матче плей-офф пропустил восемь шайб от «Локо», а через год его же «Атлант» в пятом матче западного финала положил тому же «Локо» те же восемь шайб – это тоже Милош. Холеричность его характера передавалась командам, а сама холеричность, как известно, это не только бурность эмоций, но и меланхолия. Тот же странный вояж в «Авангард»-2013/14, который, кажется, никто бы не спас, был периодом грусти.

Борис Майоров сказал, что Ржига был «нормальным мужиком». Таким мы его и запомним. В 2020-м быть нормальным мужиком – уже достоинство. Быть успешным нормальным мужиком – редкость.

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев, Владимир Федоренко, Владимир Федоренко, Александр Кряжев, Ярослав Неелов

развернуть

Тот был фанатом португальца.

На прошлой неделе «Тоттенхэм» с трудом прошел болгарский «Локомотив» в квалификации Лиги Европы, а теперь лондонцев ждет выездная игра с македонской «Шкендией».

Перед матчем в зуме прошла пресс-конференция. Македонский журналист Игорь Александрович очень хотел задать вопрос Моуринью, но не успел. Репортер сильно расстроился, что упустил момент, ведь его покойный отец боготворил португальца.

Когда Жозе узнал о ситуации, то вернулся в комнату ради Александровича. Тренер ответил на несколько вопросов об игре и пообещал выполнить просьбу. 

«Привет, босс. Это уникальная возможность задать вам два вопроса и попросить об одном одолжении, – начал Александрович. – Я должен кое-что попросить от имени отца.

Привет от него, он теперь на небесах. Когда он был очень болен, он сказал мне, что если у меня когда-нибудь будет возможность увидеть вас, то я должен попросить о совместной фотографии, потому что он всегда говорил мне быть похожим на вас. Он очень вас уважал. Если вы позволите мне сфотографироваться с вами, я поставлю фото в рамке в на месте его вечного упокоения. Если матч пройдет хорошо для вас и вашей команды, вы позволите мне это сделать?»

Растроганный Моуринью ответил: «Большое вам спасибо. Фото не имеет никакого отношения к результату.  Фото будет, давайте сделаем это. Если вы можете встретиться с нами перед игрой, может, в отеле – будет проще. Если после игры, то после игры. Это не имеет отношения к результату. Мне очень приятно сфотографироваться с вами. Мое уважение вашему отцу за то, что он так хорошо относился ко мне. Я этого не заслуживаю».

«Шкендия», «Сендерйюске» и «Колос» из села Ковалевка. Эти команды, в отличие от «Динамо», вышли в следующий раунд ЛЕ

В Англии тоже отмены из-за вируса. «Тоттенхэм» настоял на тестировании соперника по Кубку, итог – почти весь состав заражен

развернуть

💌 «Почта России» – еще не все потеряно.

Знакомьтесь, это – Матвей Бабашко. Ему 14 лет, он вместе с бабушкой и дедушкой живет в самом молодом городе Иркутской области – Саянске (городу всего пять неполных десятилетий). И у него есть необычное увлечение.

После школы и футбольных тренировок Матвей вырывает из тетрадки двойной листок, берет ручку и, как в старые-добрые времена, от руки пишет письма своим футбольным кумирам. Казалось бы, в эпоху социальных сетей нет ничего проще, чем написать футболисту в директ. Но Матвей не ищет легких путей. И если вы думаете, что ему никто не отвечает, то серьезно ошибаетесь.

Матвею уже написал Артем Дзюба, Александр Головин, легенда лондонского «Арсенала» Тони Адамс и многие другие мировые звезды. Павел Поляков отыскал семью юного болельщика в сибирской глубинке.

После ЧМ-2018 влюбился в футбол, пришлось даже бросить баскетбол. С дедушкой смотрел финал Лиги чемпионов в 3 часа ночи

– Живем мы втроем: дедушка Сергей Петрович, я и Матвейка, – начинает разговор Тамара Иннокентьевна, бабушка Матвея. – Мы с дедушкой уже пенсионеры, всю жизнь проработали на АО «Саянскхимпласт». Я – завскладом, но уже пару лет на пенсии, а муж до сих пор работает водителем, хотя ему в ноябре будет 66 лет. Уговариваем его всей семьей: «Достаточно, все уже, бросай». Вроде бы он нам клятвенно пообещал, что до Нового года доработает и все. Родителей у Матвейки нет. Он круглый сирота. Папа у нас рано умер, когда Матвею было всего 5 месяцев, а мама умерла два года назад. Поэтому он у нас под опекой. Мальчишка хороший.

Муж футболом никогда не увлекался, но Матвей его затянул. Сейчас, как только какая-то игра, ночь-полночь – сидят, смотрят. Из последних – «Бавария» с кем-то играла в 3 часа ночи по нашему времени. Улеглись спать в 10 часов, на 3 часа завели будильник и смотрели игру. Я про себя думаю: «Господи, ну с ума посходили мужики мои».

– Как внуку пришла идея написать первое письмо?

– После чемпионата мира-2018 он загорелся футболом. До этого ходили на баскетбол, вроде бы успешно ходили, кое-какие грамоты-медали имели, и тренер нам нравился. А после чемпионата: «Хочу на футбол и точка». Дзюба, Акинфеев, Головин у него на первом месте, прямо забредил ими. Через какое-то время говорит мне, что хочет написать им письмо. Говорю: «Матвей, где Дзюба и где Матвей Бабашко». В итоге отправил. Думаю, написал и написал. Письмо от Дзюбы он очень долго ждал, где-то 5 месяцев. В прошлом году уехал в лагерь «Артек», и тут ему приходит ответ от Дзюбы. Радости не было предела. А потом написал второе письмо Головину, которое показали на ютуб-канале сборной России.

И все – зазвездился парень у нас. Ну как зазвездился: приехали репортеры с нашей «Комсомолки», потом приехали «Вести-Иркутск». Через какое-то время мне местный журналист звонит и говорит: «Приезжал мэр в редакцию, и мы ему рассказали про парня вашего». Попросили подарить Матвею форму футбольную. Сказала репортеру, что нам ничего не надо. Потом звонят мне с приемной мэра: – «Вы просили форму?» – «Нет, мы не просили. Я ничего никогда ни у кого не прошу. Нам хватает того, что у нас есть». – «Вы отказываетесь?» – «Ну да, отказываюсь. Что я скажу? Ну дайте нам, пожалуйста, форму?». Получилось не совсем красиво. Как будто мы что-то просили. Ну вот так и живем.

Плавно к беседе подключается Матвей: «Первое письмо написал в мае 2019 года, но идея пришла задолго до этого. На уроке английского языка у нас было занятие про автографы. Учительница рассказала историю, как ее знакомая получила автограф какого-то знаменитого актера. Вот тогда я загорелся и решил написать Дзюбе. 

Всю информацию искал в интернете. Самое сложное было найти адрес. Написал на адрес, указанный на официальном сайте Российского футбольного союза. Фото для автографа нашел также в интернете. Его очень долго выбирал. За два часа написал текст на листочке и отправил по почте. В письме рассказал немного о себе, про игру Дзюбы в клубе и на чемпионате мира, а в конце пожелал удачи и попросил расписаться на фото».

Дзюба дал совет: «Будь лучшим во всем», Акинфеев так и не ответил

– Футболку не просил?

– Футболка – это хорошо, но самое главное для меня – внимание футболиста и сам автограф. Первые три месяца, когда ждал ответа, прям очень верил, а потом эта вера уже начала угасать, но когда пришел ответ, мне захотелось всем написать от радости.

– Почему пишешь письма по почте, а не отправляешь в директ или электронную почту?

– Если пишешь на листке своим почерком – это приятнее для игрока, чем ты отправишь электронное письмо или в директ. Футболист понимает, что писал именно ты, а не кто-то другой.

Головину написал еще в октябре после матча с Кипром, который наши выиграли 5:0. Смотрел матч в прямом эфире в три часа ночи, сильно хотел спать, но специально следил за игрой Александра. Поблагодарил Головина за игру в сборной и за «Монако». Написал, чтобы не расстраивался, что ему не засчитали гол, что он лучший полузащитник России! Ответ пришел очень быстро. От Дзюбы шел полгода, а от Головина пришел за 19 дней.

– Дзюба тебе написал: «Будь лучшим во всем». Придерживаешься его совета?

– Придерживаюсь, поэтому работаю на каждой тренировке до конца. Они у нас пять раз в неделю. Правда, играю на позиции вратаря, потому что мне помимо Артема нравится Игорь Акинфеев. Играю за нашу местную любительскую команду «Скиф». За те два года, что хожу на футбол, успели занять несколько призовых мест в чемпионате области.

– Третье письмо было Акинфееву?

– Да, но пока не дождался ответа от него. Написал ему в ноябре 2019 года. Отправлял все на тот же адрес сборной России и второе письмо в ЦСКА. Вера, что придет ответ, небольшая. Например, с Дзюбой тоже полгода шло, с Игорем, может, будет больше, но все равно буду ждать. Еще из сборной России жду ответа от Дениса Черышева и как-нибудь хочу написать Георгию Джикии.

Пеле и Майкл Оуэн отвечают на письма только с обратными расходами, Тони Адамс – бесплатно всем желающим

– Как решил написать зарубежным футболистам?

– Смотрю зарубежные чемпионаты. Допустим, мне в каком-то матче понравился игрок. И в течение месяца могу отправить ему письмо. В моей коллекции уже есть автографы Тони Адамса, Марко Ван Бастена, Давида Де Хеа, шести игроков «Байера», трех футболистов «Вольфсбурга» и парочки из «Фенербахче». 

– Где видел игру Тони Адамса? Ведь он закончил карьеру, когда ты еще не родился.

– Бывает, что листаю ленту и попадаются старые матчи. Я их включаю и присматриваюсь к футболистам. С Тони Адамсом было еще проще. Ему не надо было писать бумажное письмо, а можно зайти на его официальный сайт, на электронную почту отправить запрос, и тебе через какое-то время присылают письмо с именным автографом. Отправлял на английском языке. Также на английском пишу футбольным клубам, а если пишу конкретному футболисту, а он не является англичанином, то отправляю на его родном языке.

– Как тебе Марко Ван Бастен? 

– Он легенда, обладатель трех «Золотых мячей». Точно так же зашел к нему на сайт, нашел адрес и отправил фото с письмом на нидерландском языке, а в ответ мне пришло два письма от Ван Бастена: мое и еще одно подписанное.

– Много языков знаешь?

– Немного знаю английский – те фразы, которые пишу в письмах, а остальные прогоняю через онлайн-переводчик, а потом переписываю на листочек.

– Если захочешь написать корейскому футболисту Сон Хын Мину, как будешь выкручиваться?

– На корейском писать не буду. Он играет в «Тоттенхэме», а там разговаривают на английском. Так что буду писать по-английски, ведь в клубе он все равно разговаривает на нем, а не на корейском.

У некоторых английских клубов есть такая традиция: раз в год можно попросить одну официальную карточку с оригинальным автографом. Вот в прошлом году написал в «Манчестер Юнайтед» и попросил автограф Давида Де Хеа.

– Слышал, что ты написал письмо самому Пеле?

– Написал Пеле в том же месяце, что и Акинфееву. Писал на португальском, но пока что ответа нету.

– Почему не Месси или Роналду?

– Месси и Роналду – популярные футболисты, у них очень много фанатов, и дождаться от них автографов, именно письмом, практически невозможно. Только при личной встрече или посещении матча с их участием. Пеле все-таки бывший футболист, от него ответ получить полегче. Если еще и найти хороший адрес, есть маленькая надежда, что ты получишь ответ.

– Что нужно сделать, чтобы тебе точно ответили?

– Во-первых, отправить письмо, во-вторых, написать хороший текст и прикрепить фотографии. Кстати, некоторые футболисты не отвечают за свои расходы. То есть им нужно оплачивать расходы: клеить марки их стран, чтобы они из своего кармана их не оплачивали. Например, Пеле и Майкл Оуэн отвечают только с обратными расходами. Но я все равно отправил Пеле фотографию и конверт без обратных марок, потому что у меня нет возможности где-то приобрести такие марки.

– У тебя есть мечта?

– Побывать на официальном матче «Зенита» и, если можно, увидеть самого Дзюбу, чтобы поговорить с ним. Или на матч сборной России попасть и посмотреть на всех футболистов вживую. К сожалению, возможности такой нет, живем очень далеко от всех больших игр. Пока что самый крутой матч вживую – это когда в Саянск приезжали играть ветераны «Спартака» против взрослой команды «Скиф».

Последние материалы блога: 

Атмосфера за пределами топ-лиг – кайф! Романтика российской провинции и бывшие сборники, зажигающие в ПФЛ

Воспитанник «Зенита», который сломался в шаге от основы и уехал в слабые лиги, а потом нашел новую жизнь в Германии

Мой инстаграм: pavlique  

Телеграм-канал: t-do.ru/vospitannik

Фото: скриншот ютуб-канала РФС ТВ, личный архив Матвея Бабашко

развернуть

Первый русский чемпион мира по шахматам – Александр Алехин. Все в этом человеке спорно, начиная с фамилии, в которой, вопреки мнению большинства, нет буквы Ё (он даже отказывался жать руку соперникам, которые об этом вдруг забывали).

Sports.ru рассказывает удивительную историю чемпиона. Расширенная версия этого текста доступна здесь.

***

Отец Алехина – потомственный дворянин, мать – дочь крупного фабриканта. Но когда в октябре 1917-го грянула революция, он уже стал круглым сиротой, оказавшись в щекотливом положении из-за своего происхождения. 

Появились белые, красные, иные силы. Все смешалось, и в этой буре времен суждено было выжить только самым стойким. 

24-летний Алехин к тому времени зарекомендовал себя незаурядным шахматистом. Политически он был неопределившимся и неожиданно покинул более-менее благополучную Москву (там, правда, уже свирепствовал голод), отправившись сначала в нестабильный Киев, а оттуда – в охваченную пламенем конфронтаций Одессу, где играл в шахматы ради выживания Все богатства родителей были реквизированы. Вероятно, в Одессе Алехин задумывал побег из страны. 

В то время Южную Пальмиру осаждали австро-венгерские войска, на улицах гремели залпы орудий красногвардейцев и самостийников, в события вмешивались белые... Советская власть то устанавливалась, то свергалась.

Алехин прибыл в Одессу, когда из города уходили австрийцы. Затем там показались солдаты Антанты, по улицам прошлись французы, англичане, сербы и греки. Они прикрывали белую Добровольческую армию, свергнувшую самостийников.

Французы взяли Одессу под покровительство, назначив белого генерала Алексея Гришина-Алмазова военным губернатором, но положение его было марионеточно. Он организовал оборону города от наступавших советских войск, с одной стороны, и от вооруженных сил Украинской народной республики, с другой. Были проблемы и внутренние, в городе устраивали бунты преступные группировки.

В марте Гришина-Алмазова отстранил от руководства Одессой французский военачальник Франше д’Эспере. А в апреле 1919-го французы вывели и свои войска. Советская власть бескровно вернулась в портовой город.

Алехин и Капабланка на петербургском шахматном турнире 1914 года

Кем представлялся Алехин новым властителям? Ярко выраженным антисоветским элементом: потомственный дворянин, титулярный советник, сын члена Госдумы, помещика и фабрикантки.

По одной версии, до тюрьмы Алехина довел какой-то клеветник. По другой, шахматист жил в номере, где раньше находился английский шпион – он якобы устроил там тайник с секретными документами, который и был обнаружен чекистами.

Поскольку живы были воспоминания о предыдущих событиях в Одессе, красные сразу приступили к чисткам – расстрельные списки пополнялись ежечасно. Алехин бежать не успел. Его повязали в апреле, прямо во время шахматного турнира. Конвоир доставил пленника в мрачное здание на Екатерининской площади. После короткого разговора Алехина бросили в тюремную клетку.

В 1914-м уже был схожий эпизод. Тогда Алехина интернировали на шахматном турнире в Германии и угрожали расстрелять – но тогда это было похоже на браваду. Теперь все обстояло иначе. Алехина вписали в один из наскоро скроенных расстрельных списков.

По данным спецкомиссии, созданной по приказу командующего Добровольческой белой армией Антона Деникина, летом 1919-го одесские чекисты ликвидировали около 1 500 человек. Алехина могло спасти только чудо.

***

Москвича уберег от расстрела чемпион Одессы по шахматам Яков Вильнер, работавший делопроизводителем юротдела Ревтрибунала. Ему приносили расстрельные списки, и в одном из них он увидел Алехина.

Яков Семенович сам ничего не решал, поэтому отправил телеграмму председателю Совнаркома Христиану Раковскому, с которым был знаком. «К счастью, Раковский слышал о шахматном гении Алехина и немедленно связался по прямому проводу с Одесским ЧК, – приводит слова свидетеля тех событий Федора Богатырчука писатель Сергей Ткаченко в своей книге «Спаситель Алехина». – Из дальнейшего достоверно известно только одно: Алехин в ту же ночь был освобожден и отправлен в распоряжение товарища Раковского. Возможно, Алехин ни о приговоре, ни о последующих перипетиях даже не знал, ибо пролетарская Немезида просто стреляла в затылок осужденных, не заботясь о предварительном оглашении приговора». 

По данным Ткаченко, после спасения шахматиста устроили на работу в иностранный отдел Одесского Губернского исполнительного комитета. Злые языки приписывали ему последующее участие в «красном терроре».

К сожалению, подробных сведений о том, чем именно занимался в Одессе Алехин до своего отъезда в июле 1919-го, нет.

***

Бывший арестант приехал из Одессы в Москву, где успел стать первым советским шахматным чемпионом. Была организована Всероссийская шахматная олимпиада, приравненная к союзному первенству. Алехин не проиграл ни одной партии.

В СССР он встретил свою любовь. В качестве переводчика Коминтерна Алехин познакомился со швейцарской журналисткой, социалисткой и суфражисткой Анной-Лизой Рюэгг. Дама превосходила ухажера в возрасте на 13 лет.

Радость от любви была недолгой. 16 ноября 1920-го на Алехина вновь завели дело. Им занялась Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Опять до шахматиста добралось одесское прошлое – поступил донос. На февральском допросе Алехин категорически отрицал какие-либо денежные переводы от белых, в чем его обвиняли. Допрос подавил его морально, и он решил эмигрировать – с помощью подруги. 

15 марта 1921-го Алехин женился на Анне-Лизе. По данным Юрия Шабурова, новобрачные поселились в гостинице «Люкс» на Тверской улице. Через пять недель Алехин получил разрешение на отъезд.

Шахматист уехал из страны. Но надеялся, что не навсегда.

***

Анна-Лиза Рюэгг поехала в родной Винтертур, Алехин же предпочел остановиться в Париже. Со временем в их отношениях нарастала напряженность, даже несмотря на рождение в 1921-м сына Александра, воспитанием которого занялась мать.

Они развелись в 1926-м, поскольку швейцарка была чрезмерно эмансипирована, больше занимаясь общественной жизнью, чем обустраивая личную. Она рано умерла, а 13-летний сын перешел к опекунам, которым Алехин, сам слишком занятый для воспитания ребенка, переводил деньги.

В Париже Алехина окружали русские эмигранты, видные политические, военные и культурные деятели, бежавшие от нового режима, и его не принимавшие. Но Алехин будет крайне осторожен в публичных высказываниях, очевидно понимая, что родина не простит ему критику власти. В СССР поначалу его считали шахматистом, временно покинувшим страну, возвращаться ему никто не запрещал. Однако все могло измениться, и Алехин очень этого опасался.

В 1927 году он победил Хосе Рауля Капабланку в матче за шахматную корону. Общемировая сенсация, была повержена шахматная машина. Алехин показал себя прекрасным комбинатором, способным побеждать даже такого непогрешимого соперника, как Капабланка – кубинец славился беспощадной интуицией, но и ее не хватило, чтобы раскусить все замыслы находчивого претендента. 

***

Эмигрантская часть Парижа рукоплескала Алехину. 15 февраля 1928 года чемпиона мира позвали в Русский клуб. Там Алехин много и красиво говорил, как и другие почетные гости. Но у некоторых возникла аберрация памяти по той части, что именно сказал Алехин. В печати были опубликованы искаженные слова чемпиона, якобы пожелавшего, чтобы «миф о непобедимости большевиков развеялся, как развеялся миф о непобедимости Капабланки».

Реакция СССР в лице председателя Исполбюро Всесоюзной шахматной секции Николая Крыленко последовала молниеносно. Он написал статью «О новом белогвардейском выступлении Алехина». В ней была, в частности, и такая фраза: «После речи в Русском клубе с гражданином Алехиным у нас все покончено – он наш враг, и только как врага мы отныне должны его трактовать…».

Затем в советских газетах напечатали и отречение Алексея Алехина (шахматного чемпиона Харькова) от родного брата. Вероятно, оно было сделано под давлением.

Как писал советский биограф Алехина Александр Котов, шахматисту «пришили» слова, которые он не говорил. Эмигранты, обижавшиеся, что чемпион мира политически не оформлен, решили вложить в его уста то, что хотели услышать сами. Это морально раздавило Алехина, прекрасно помнившего предыдущий выпад Крыленко. Дистанция между ним и родиной становилась все больше.

Шахматы – великая настолка СССР: моду задал Ленин, а играли даже в космосе и во время войны

То, что давно подтачивало Алехина изнутри, должно было найти выход. Обвинения сограждан-эмигрантов в политической недальновидности, отсутствии четкой гражданской позиции задевали его. И однажды адвокат и шахматист Осип Бернштейн указал ему путь. 

Многие эмигранты, жившие в Париже, вступали в масонские ложи. Это были, в основном, ярые антибольшевики. Бернштейн предложил Алехину пополнить ряды «Астреи», и шахматист сделал это, пусть и не без некоторой заминки. Юрий Шабуров нашел документы, подтверждавшие этот факт.

Учитывая, насколько ядовитые формулировки использовал Крыленко, чтобы осаждать чемпиона-«ренегата», Алехин нет-нет, да и вскрывал свою позицию не только в масонских диспутах, но и публично, хотя стремился вести себя более-менее аполитично. Вот что он, например, сказал в интервью эмигрантской газете «Новая заря» через два года после чемпионского матча: «В России в момент владычества большевиков я прожил около трех лет и должен сказать, что мне пришлось вести там свое существование в чрезвычайно тяжелых условиях». 

Любопытной представляется и статья в Brooklyn Daily Eagle, которую написал журналист Люсьен Захаров во время турне русского шахматиста по США в 1929-м. В беседе с чемпионом была затронута тема его гражданской позиции: «Я сейчас полностью демократичен, но не настолько примыкаю к левым силам, как это необходимо по современным русским правилам. Однако я полностью солидарен с советским правительством, которое занимается популяризацией шахмат в стране». А в интервью, которое Алехин дал в 1932 году Toronto Daily Star, он якобы так ответил на вопрос, почему его не любят на родине: «Я антикоммунист».

***

Несмотря на победу над Капабланкой, у Алехина росла сильнейшая аверсия к себе. И если шахматная жизнь складывалась блестяще, он дважды громил Ефима Боголюбова в титульных встречах 1929 и 1934 годов (Капабланка считал их фарсом, поскольку видел только себя претендентом на корону, но Алехин уклонялся от матча-реванша), то личная жизнь ушла в непреодолимое пике. Его отвергла родина...

Вот воспоминания шахматиста Сало Флора: «И даже я – не психолог – понял и прочел в глазах Алехина, что он очень тоскует по Москве. В 1933 году я впервые увидел это. На перроне пражского вокзала он провожал меня в Москву на матч с Ботвинником. Сам он оставался в Праге, куда приехал на гастроли. Только моя неопытность в жизни и молодость были причиной того, что я не понял, насколько печальны и трагичны для Алехина были эти проводы на вокзале».

А еще Алехин вновь не любил. Генеральская вдова Надежда Васильева (или Надин) была женщиной, опережавшей малейшие бытовые интенции супруга, но и только. Она обогревала его снаружи, внутри к ней у шахматиста образовался арктический лед. Он тяготился фанатичной любовью.

Вероятно, неурядицы в личной жизни стали причиной, по которой Алехин все чаще обращался к рюмке. Дома он радовался только кошкам. Его любимец кот Чесс стал свидетелем любовной драмы в жизни хозяина.

Амбивалентность, которую вызывала у Алехина Надин, привела к разрыву в 1933-м. Уехав на новые гастроли, шахматист познакомился с очередной вдовой, на этот раз британского офицера, владельца чайной плантации на Цейлоне Грейс Висхар. Она была старше шахматиста на 16 лет.

Американка очаровала его образованностью, а главное, тонким пониманием шахмат – она играла на женских турнирах и делала несомненные успехи. Впрочем, в интервью канадской газете Алехин признался, что не считает женщин сильными игроками: «Они плохо играют. Что, кстати, смешно, потому что они хорошо играют в бридж и другие игры... Но не в шахматы. Это еще одна их загадка». И хотя Алехин не сильно верил в мастерство супруги за доской, это была, пожалуй, ее главная преференция перед антишахматной Надин. А кроме того, Висхар была грешна до возлияний и часто составляла компанию Алехину. Они поженились и стали жить в замке богатой невесты во французском Деппье.

Надин не перенесла краха в личной жизни. Ее тянуло к Алехину, несмотря на весь его холод. Обматываясь платком, она приходила на шахматные турниры, просто сидела в сторонке и подолгу глядела на человека, который за 8 лет отношений так ни разу и не предложил ей вступить в брак. В какой-то момент Надин поняла, что дальше так жить не может... Узнав, что она умерла не своей смертью, Алехин получил новый удар судьбы, и его пагубные пристрастия усугубились.

В этой ситуации состоялся матч за шахматную корону с учителем математики из Голландии Максом Эйве.

***

Одной из самых колоритный сцен в советском фильме «Большой фитиль» (1967) стала алкошашечная дуэль Михаила Пуговкина и Сергея Филиппова. Вместо традиционных фигур игроки передвигали по клеткам рюмки, у одного были стопки с водкой, у другого – с коньяком. Возможно, сценарист позаимствовал этот сюжет из стародавней алкопартии немца Эмануэля Ласкера и венгра Геза Мароци. 

Согласно легенде (иные трактуют как быль), однажды гроссмейстеров пригласил к себе в поместье один известный шахматный меценат. Вначале они плотно отобедали, затем прошли в покои, где для них уже расставили необычные шахматы – фигуры стояли прямо на полу. Пешками стали стилизованные под них стаканы, наполненные ликером. Чем крупнее была фигура, тем крепче вливали в нее алкоголь. Королеву задумали в виде бутыли, доверху наполненную водкой. Если игрок «съедал» фигуру соперника, то ему приходилось еще и «выпивать» ее.

В ходе партии Ласкер придумал наилучшее стратегическое решение, когда подставил ферзя. Мароци долго размышлял над позицией, пытаясь отыскать подводные камни, но все-таки принял дар. А затем испил королеву до дна. И Ласкер выиграл, поскольку следующий ход не состоялся в виду коллапса, случившегося с венгром. Так 1000 фунтов, положенные победителю, достались немецкому чемпиону мира. 

Конечно, в истории шахмат было немало пьющих людей. Тема алкоголизма присутствует и в биографии Алехина. Однако встречается порой и откровенное преувеличение проблемы. Например, рассказы о том, что Алехин иногда появлялся на турнирах пьяным вдрызг. В статье Билла Уолла за 1997 год есть упоминание, будто чемпион мог даже «помочиться на пол». Никаких документальных подтверждений Уолл не приводил. 

Эдуард Винтер в статье «Шахматы и алкоголь» писал: «Обильное пьянство, которым страдал Алехин, сомнений не вызывает. И в монографии Пабло Морана, посвященной Алехину, есть глава «Матчи под влиянием». Однако, само собой, встречаются люди (к Морану это не имеет отношения), которым нравится набрасываться на великих чемпионов. Некоторым любо писать, что чемпион мира играл титульные матчи, «находясь в постоянном алкогольном ступоре».

Гроссмейстер из Австрии Ганс Кмох утверждал, что видел Алехина пьяным уже в 1931 году. «Чемпион начал предаваться безудержному пьянству в Бледе (турнир за явным преимуществом выиграл Алехин, разгромив второго призера Нимцовича с жертвой в дебюте двух пешек. – Sports.ru). Однажды он присоединился ко мне и нашим женам во время чаепития. Его поведение я находил странным, он с трудом говорил. А когда он затушил сигарету о пирог моей жены, Надин встала и увела его.

Вернувшись через несколько минут, она сказала моей супруге на ломаном немецком: «Простите, моя дорогая. Алехин – русская свинья. И сейчас спит как младенец».

Была и такая история. Однажды вечером, когда я танцевал с женой, пришел Алехин. Как раз играли венский вальс. Алехин никогда не танцевал. В тот раз, по понятным причинам, он нетвердо стоял на ногах, и все равно пригласил мою супругу присоединиться к нему в вальсе. В результате им пришлось подниматься с пола. Мы сразу же поехали домой, я проводил Алехина. Было неловко, когда, впрыгивая в такси, чемпион мира едва не вылетел с противоположной стороны автомобиля. Невероятно, как Алехин смог так долго оставаться на вершине, несмотря на пагубное пристрастие к алкоголю». Кмох также упомянул, что Алехин перед титульным матчем с Боголюбовым завез в отель большой сундук с алкоголем.

Британский шахматист Гарри Голомбек признавал, что Алехин пил, но считал, будто это не сильно сказывалось на его мастерстве: «Даже когда он был пьян, то вникал в шахматную позицию намного глубже большинства игроков. Я помню, как на командном турнире в Варшаве в 1935 году я показывал коллегам игру, в которой победил. Алехин подошел, узнал ту игру и похвалил меня мягким, немного пьяным голосом. А затем в мгновение ока указал блестящий вариант, который в той партии мы все упустили».

А вот что говорил Макс Эйве в 1978 году, вспоминая о матче с Алехиным в 1935-м: «Я не думаю, что он тогда пил больше, чем обычно. Конечно, он мог пить сколько угодно, поскольку в его отеле все напитки были бесплатными. Да, владелец «Карлтона», где он остановился, был членом Euwe Committee, но так мы выражали элементарную вежливость по отношению к знаменитому гостю. Я думаю, это могло  спровоцировать его лишь немного, а не так, чтобы он из-за бесплатной выпивки вдруг ушел в длительный запой. Что касается его неровной походки, то это из-за плохого зрения. Алехин не любил носить очки. Многие из-за его походки думали, что он большой любитель выпить».

Впрочем, тут следует отметить, что Эйве было крайне невыгодно акцентировать внимание на злоупотреблениях Алехина, поскольку это обстоятельство явно дискредитировало его победу. Однако он отмечал по крайней мере три партии, когда ему показалось, будто бы Алехин был в состоянии подпития. Говорят, русский гроссмейстер для «бодрости» мог хлопнуть рюмку коньяка прямо перед матчем... 

Сало Флор, беседуя с Юрием Шабуровым, также признавал, что Алехин мог выпивать в период матча с Эйве, при этом призвал не раздувать проблему. 

Несмотря на все эти свидетельства, в период с 1929 по 1934 гг. Алехин выигрывал большинство турниров (правда, в тех соревнованиях не участвовал Капабланка, с которым его отношения разладились). Отрывы чемпиона мира от вторых мест иногда становились неприличными. Нимцович как-то даже воскликнул: «Он расправляется с нами как с желторотыми птенчиками!» 

Как бы то ни было, его пагубные привычки несомненны, поскольку были запротоколированы людьми, лично его знавшими. И именно пристрастие к алкоголю считается одним из краеугольных факторов, повлиявших на результат матча с Эйве.

Шахматный гений из США таинственно исчез в 19 лет: родные так и не заявили в полицию – а его профиль до сих пор висит на сайте ФИДЕ

***

Голландец собирался уйти из шахмат в 1933-м, чтобы сосредоточиться на карьере педагога и ученого. Но взяв паузу, через год математик вернулся, чтобы бросить вызов Алехину.

Макс Эйве

Он был хорошим логиком, неплохо ориентировался в дебютных позициях, но его не рассматривали как человека, способного глубоко уязвить чемпиона. Он не занимал лидирующих мест на турнирах, мог откатываться на позорные позиции.

Все считали, что Алехин победит. Русский шахматист настолько обаял всех своими шахматами, что когда, например, выступал с сеансами одновременной игры в Рейкьявике, исландский парламент... распустили! Депутаты поспешили на турнир, чтобы полюбоваться замысловатыми атаками чемпиона. Он мог играть по радио из самолета или с корабля, двигать живые фигуры на крупнейших площадях мира, устраивать захватывающие сеансы игры вслепую или проводить матчи одновременно на тысяче досок.

Кем был Эйве на его фоне? Считалось, что перед чемпионским матчем в математике он добился куда большего, чем в шахматах. Однако ему удалось обеспечить нужный призовой фонд, поэтому Алехин вызов принял. 

Голландец готовился к поединку с большим рвением, его тренировали классные шахматисты Сало Флор и Ганс Кмох. При этом чемпиона вообще никто не консультировал.

«Анализируя матчи Алехина, мы с помощниками пришли к заключению, что его превосходство над другими мастерами было основано на значительных познаниях в дебюте, – рассказывал Эйве. – Если же он был не способен добыть инициативу или преимущество в дебюте, то шел на обострения, «мутил воду». Поэтому я поехал в Вену, где несколько месяцев изучал статьи Альберта Беккера о дебютах, которые были наиболее полными в то время. Помимо Кмоха, эксперта в дебютах, мне помогал венгр Геза Мароци, в основном мы с ним прорабатывали эндшпиль». 

Эйве стал пионером физической подготовки шахматистов к турнирам такого ранга – он много занимался спортом, понимая, что матч может затянуться, и в этом случае физическое состояние должно стать его преимуществом. Эйве принимал холодный душ, боксировал, плавал, делал гимнастические упражнения. Такую тактику подготовки в будущем будет использовать Михаил Ботвинник.

Матч Алехин – Эйве проводился в 30 партий с победой того, у кого будет перевес – в случае ничьей корона оставалась у Алехина. Чемпион постоянно лидировал в счете, но его игра была лабильна: то он выдавал царские, безукоризненные партии, то позволял себе регрессировать. И все же Алехин доминировал – вел в счете по победам 4:1, 5:2, 7:5.

Одолеваемый предвкушением скорого триумфа, он отправил в СССР телеграмму, решив, что настала пора для примирения с родиной: «Не только как долголетний шахматный работник, но и как человек, понявший громадное значение того, что достигнуто в СССР во всех областях культурной жизни, шлю искренний привет шахматистам СССР по случаю 18-й годовщины Октябрьской революции».

Однако Эйве находил в себе силы отыгрываться. Иногда во время сложных партий Алехин вдруг резко вставал, шел в зал к супруге, чтобы погладить сиамских котов Лобейду и Чесса. Кроме того, чемпион придумал ритуал – он подносил сиамских любимцев к шахматам, давая им обнюхивать фигуры перед началом каждой игры.

«Он пытался сбить меня с толку такими выкрутасами, – жаловался позже Эйве. – Особенно во второй половине матча. Его коты постоянно нюхали доску до игры. А во время матча он мог уйти к котам, чтобы поговорить с ними. Но я не думаю, что он пытался сбить меня с настроя. Это был просто способ обрести уверенность. Кстати, иногда он приходил в джемпере, на котором был вышит кот. Наверное, это должно было как-то напугать меня. Но ничего подобного не случалось. 

Не смог он повлиять на меня и другими способами, хотя я до сих пор думаю, что он делал это непреднамеренно. Например, вставал прямо передо мной, пока я раздумывал над очередным ходом, или начинал прогуливаться вокруг стола, нарезая круги. Он также часто хлопал дверью и барабанил пальцами по столу. Но, повторюсь, ничего из этого на меня не действовало». 

Вероятно, началом краха стала 21-я партия, ознаменовавшаяся алкоскандалом.

***

Партия проводилась в протестантском клубе Christelijk Volksbelang, построенном в голландской общине Эрмело.

Шахматистов пригласили в красивое здание на опушке леса. Клуб славился церковными приемами – пастор принимал в зале всех страждущих, которых щедро угощали кофе и лимонадами в перерывах между службами. И Алехин, изнуренный затянувшимся матчем, который складывался совсем не так, как он надеялся (хотя он все еще лидировал в счете – 10,5 на 9,5), по-настоящему сорвался именно в этом священном месте.

Печально известные события в Эрмело привлекли еще больше интереса к матчу. Появились ценители сенсаций, которые приезжали на партии с одной лишь целью – увидеть еще одну скандальную сцену.

Как отмечали журналисты, Алехин якобы пришел в игровой зал мертвецки пьяным, к тому же очень поздно, и спровоцировал ужасный переполох. Он отказался играть, угрожал Эйве, а когда его под конец заставили провести партию, сделал несколько «пьяных» ходов и в итоге с треском проиграл.

Впрочем, многие увидели в той партии «магию Эйве», сумевшего одержать яркую победу черными фигурами (впервые в матче), которая потом еще очень долго находилась в тени алкоинцидента. Между тем Алехин играл напористо, организовал неплохую атаку, но голландец изящно отбил ее, а затем вынудил соперника сдать партию.

Вот как Александр Маннингофф описывает в биографии Эйве события того алкоинцидента, который, как он считает, был чересчур раздут журналистами: «Все окончательно вышло из-под контроля, когда во время поездки Алехина на матч на проезжую часть дважды выскакивали кошки, которые перебегали машине дорогу. Как известно, для мнительных людей это признак надвигающейся беды.

Из-за кошек Алехин категорически отказался ехать в Эрмело на машине и велел водителю везти его на вокзал. Он сел на поезд, посчитав, что так будет безопаснее. Неизвестно, был ли Алехин пьян уже к тому моменту, но когда он прибыл в Эрмело позже оговоренного срока (он еще и на поезд опоздал), было очевидно, что он действительно много выпил. 

Организаторы сдвинули время начало партии с шести на семь вечера, посчитав, что это будет максимально допустимой уступкой для Алехина. Требование чемпиона мира перенести игру на следующий день было отклонено.

Эйве, который был явно возмущен поведением Алехина, счел подобное предложение нонсенсом. В конце концов, Алехин согласился играть. После этого не было никаких значительных инцидентов, за исключением того, что чемпион много раз демонстративно заказывал себе кофе; Эйве неожиданно покинул зал после 15-го хода, но только лишь для того, чтобы перевести дыхание и успокоиться на свежем лесном воздухе».

Главе оргкомитета матча Максу Левенбаху пришлось сделать официальное заявление: «Члены нашего комитета подчеркивают, что если Алехин в дальнейшем будет вести себя неподобающим образом до матча, во время своего присутствия в игровом зале или же после партии, то в его отношении будут приняты самые строгие меры».

Чемпиону бросили черную метку – но даже конкретное предостережение не уберегло его от фиаско.

***

Важнейшей в матче стала 25-я партия, в которой чемпион проиграл. Впервые фаворит оказался в игровом минусе – теперь ему предстояло нагонять соперника, но для этого осталось уже маловато партий.

Предпоследнюю Алехин играл белыми, это был его самый главный шанс. И Эйве сразу приготовил для него «приятный» сюрприз, решив прибегнуть к «защите Алехина», которой обычно пользовался сам чемпион. Это поставило фаворита в тупик – пять минут русский мастер сидел, не в силах пошевелиться и глядя на доску, словно гипнотизируя ее. Затем обратился к арбитру с просьбой поговорить с сиамскими котами. Будто они могли подсказать ему решение... Но в итоге партия свелась к ничьей.

В Амстердаме Эйве сыграл 30-ю партию вничью, хотя Алехин и пытался обострять, так как был вынужден играть исключительно на победу. Однако в какой-то момент он решил предложить паритет, хотя ситуация на доске была все еще невыясненной.

Голландская газета ANP днем позже написала: «Алехин со слезами на глазах склонился к зрителям и помахал им рукой. Затем нащупал спинку стула, чтобы не упасть. Ведь это был один из самых трагических моментов в его жизни. Радость и восторг, которые испытывали свидетели этого исторического момента, смешались у них с чувством жалости к человеку, который вынужден был отдать самую главную регалию новому чемпиону. Но он нашел в себе силы сказать: «Да здравствует чемпион мира Эйве, да здравствуют шахматы Голландии!». Эти слова, произнесенные очень тихо, но отчетливо, произвели на зрителей впечатление. Популярность Алехина после этого возросла многократно».

Голландец стал пятым чемпионом мира по шахматам, выиграв матч с минимальным перевесом – 15,5 на 14,5.

Эйве потом много раз задавали вопрос про алкоголизм Алехина – насколько это был важный фактор в его победе. В конце концов новый чемпион не выдержал и высказался в том духе, что спиртные напитки в небольших порциях «могли его даже стимулировать».

Можно только представить, как переживал поражение сам Алехин. Теперь даже в шахматах, раньше благополучных, у него возникли неурядицы. А Крыленко, получивший примирительную телеграмму Алехина, решил нанести экс-чемпиону еще один удар. По сведениям Юрия Шабурова, он предложил Сталину опубликовать присланный Алехиным текст в центральных газетах, сопроводив его ядовитым комментарием. Сталин поручил публиковать без купюр. К слову, в 1938-м Крыленко расстреляли...

А вскоре случилось невероятное! Алехина пригласили в Москву на крупный шахматный турнир, проводимый в Доме Советов – туда ехал весь шахматный бомонд, включая Капабланку и Ласкера. И он... отказал! Не потому, что вдруг испугался. А потому что хотел возвращаться на родину только в ранге чемпиона.

В отличие от Капабланки, Алехин предусмотрел в контракте на чемпионский матч пункт об обязательном реванше.

***

Дистимия, преследовавшая шахматиста много лет, после потери титула едва не надломила его.

Самолюбие экс-чемпиона было уязвлено, ведь снова пошли кулуарные разговоры, что Капабланка проиграл случайно, и матч с Эйве якобы высветил истинную силу эмигранта. Хотя это был, скорее, интершум, созданный в голове самого шахматиста...

Тем временем на крупнейшем турнире в Ноттингеме сверкнула звезда нового шахматного гения. Туда съехались шахматные глыбы: Эйве, Алехин, Капабланка, Ласкер, Ботвинник, Боголюбов, Видмар, Тартаковер, и эту мощную компанию разбавили еще четыре сильнейших местных гроссмейстера. 25-летний Михаил Ботвинник занял первое место с нулем поражений. Равное количество очков набрал Капабланка.

Советский шахматист уже давно подбирался к великим, и вот теперь показал свой потенциал. Капа хорошо помнил его, еще когда проиграл 14-летнему Мише в сеансовом матче. Победа этого дуэта в Ноттингеме показала силу классической и советской школ. Алехин же занял лишь шестое место с отставанием от 1-2 позиций в одно очко, и единственным утешением стала победа над Эйве, до того шедшим по турнирной дистанции без поражений. 

Ноттингемское падение, однако, удивлять не должно. Сложение полномочий конкретным образом сказалось на Алехине-шахматисте. Теперь он начал осторожничать в партиях, прекратил играть остроатакующе, как раньше, меньше стал полагаться на красоту, комбинационность. О жертвах, к которым любил прибегать шахматист, тоже временно пришлось забыть.

Сразу же после провала в Ноттингеме Алехин, уже встав на тропу оппортунизма, написал в шахматную редакцию советского журнала «64» письмо, предприняв новую попытку сближения с СССР, где, скорее всего, были возмущены его отказом приехать на турнир.

Он пояснил, что был не прав, позволяя эмигрантским газетам безнаказанно приписывать ему «белогвардейские слова», которые якобы никогда не произносил. И сетовал, что недостаточно грамотно оценивал темпы шахматного строительства в СССР. Наконец, Алехин признал ошибкой «равнодушное отношение к гигантскому росту советских достижений, которое теперь превратилось в восторженное».

Насколько искренни были эти слова, судить сложно, но стилистика их кажется вполне пригодной для того, чтобы к нему стали относиться лояльно.

Вот только письмо это осталось безответным, что еще больше деморализовало экс-чемпиона.

***

Психологическое состояние Алехина оказалось подорванным, что показала череда его неудачных выступлений, и единственным бальзамом, способным более-менее излечить шахматиста, могла стать победа в матче-реванше.

Для этого он мобилизовал все внутренние ресурсы, волевым решением отказавшись от алкоголя и сигарет, как это сделал перед встречей с Капой. Ради шахмат он готов был бороться с любой зависимостью...

Матч-реванш состоялся в Голландии в 1937-м, и на этот раз фаворитом видели Макса Эйве, который не только лучше выступал, но и был моложе на 9 лет, что могло сказаться на длинной матчевой дистанции.

Первая партия осталась за нидерландским чемпионом, затем пошла ровная, нервная борьба, но в какой-то момент Алехин реинкарнировал прежнюю искрометную игру, и голландец был настолько ошеломлен этим, что проиграл в общей сложности десять партий! Матч-реванш закончился разгромно – 15,5 на 9,5.

Алехин и Эйве провели друг с другом много матчей, и вненичейный баланс вышел такой: 28 побед русского против 20 – голландца.

***

Успех в Голландии позволил Алехину вновь уверовать в свою шахматную непоколебимость, – теперь он был готов к проведению повторной баталии с гениальным Капабланкой. И в этот благодатный для него момент Капа неожиданно начал фраппировать – запросил непомерный денежный фонд. Тогда в ответ в Стокгольме собрались на совещание члены ФИДЕ и выдвинули (впервые в истории, до этого такие вопросы решал чемпион) официального претендента на шахматную корону. Им стал чехословак Саломон Флор – так решило голосование. Матч назначили на 1939 год. 

В эти планы вмешалась политика. Германия Адольфа Гитлера почти бескровно оккупировала Чехословакию. Новая территория с лояльными судетскими немцами аккумулировала вооруженные силы гитлеровской Германии. Флор вынужден был бежать в СССР, матч был отменен.

Чуть позже Алехин провел неровный турнир в Нидерландах с участием сильнейших игроков, заняв место в середине таблицы. Оргсложности измотали более возрастных участников, коими были и Алехин, и Капабланка (кубинец вообще занял предпоследнюю позицию, своеобразно отпраздновав 50-летие). Примечательно, что во время очных ставок непримиримые соперники едва могли терпеть общество друг друга. Так, они общались через посредников, а триумфатором вышел Алехин, победив (кубинец второй раз в жизни просрочил время) и сыграв вничью. Это были их последние матчи друг с другом, баланс – 7:7.

А позже состоялась неофициальная встреча чемпиона с Михаилом Ботвинником в местном отеле. Они провели переговоры о матче, и довольно успешные. Был вариант сыграть в Москве, о чем, конечно, больше всего грезил Алехин. 

Но началась общемировая военная конфронтация. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, затем гитлеровцам объявили войну англичане, к ним присоединились и французы. Алехин в знак протеста призвал бойкотировать немецких игроков на шахматной Олимпиаде в Буэнос-Айресе и даже выступил с гневной речью на радио. Затем он еще некоторое время играл в Южной Америке, но бросил все, когда Германия усилила армейскую риторику. Лучше бы он домой не возвращался...

47-летний шахматист прибыл с женой Грейс Висхар в Лиссабон, затем они поехали в Эшторил. Это был еще один ключевой момент. Сохранялась возможность бросить все и бежать в благополучную Америку. Но Алехин тогда больше думал, чем может помочь Франции (а он уже давно был ее гражданином), на которую покусился Гитлер. И решил, что будет полезен в роли военного переводчика. В то же время у его супруги в Дьеппе было все ее состояние, а главное, дорогие сердцу картины, так что мотивы художницы вернуться оказались куда более приземленными. Она еще не знала, что фашистские войска уже разграбили ее богато обставленный замок.

Гитлеровцы успешно осуществили «план Рот», легко захватив Францию. Все было кончено 22 июня 1940-го. В это время Алехин находился в Бордо, возник резон получить отставку в Марселе и бежать, что он почти и сделал, но шахматист поменял планы и отправился в оккупированный Париж, где со временем устроился на работу в немецкую газету Pariser Zeitung, чтобы быть поближе к жене. Она уговаривала его там остаться, чтобы восстановить разрушенный замок.

Алехина не напугал тот факт, что у нацистов накопились к нему вопросы – демарш на Олимпиаде, роль офицера-переводчика во вражеской армии.. С другой стороны, немцы помнили и хорошее: как он консультировал их сборную на Олимпиаде в Мюнхене (1938) и памятные матчи за звание чемпиона мира, которые он проводил с подданным Германии Ефимом Боголюбовым.

Но Алехин был связан по рукам и ногам. Когда Германия и США оказались в состоянии войны, положение американской жены Алехина с британским паспортом и еврейскими корнями (впрочем, не все биографы считают, что эти корни действительно были) стало шатким. Висхар интернировали, и ее судьба оказалась в руках мужа, обладавшего титулом шахматного короля. Вот только перед нацистами король оказался «голый». Он пытался уехать в Латинскую Америку из Лиссабона, когда узнал, что его жена стала невыездной. И вынужден был попросить, чтобы их воссоединили в оккупированной зоне. Немцы сочли, что могут использовать Алехина в целях пропаганды.

С этого времени гитлеровцы шантажировали шахматиста. Если он о чем-то просил, от него требовали ответных услуг. Хочешь свободно передвигаться? Пиши статью для Pariser Zeitung. Желаешь, чтобы не подвергли репрессиям супругу, лишенную протекции США? Проводи матчи с офицерами Вермахта.

Из-за этого его позже прозвали шах-фюрером. Он играл матчи под флагом со свастикой, встречаясь за доской с видными гитлеровцами. За это ему давали продовольственные карточки. Он ездил исключительно в страны, подконтрольные гитлеровскому режиму. 

А вскоре Алехина еще и обвинили в яром антисемитизме.

***

В марте 1941 года вышла серия статей под общим заголовком: «Арийские и еврейские шахматы». Автором был указан Алехин. Вот выжимки из нее:

– Есть ли у евреев, как расы, дар к шахматам? Обращаясь к своему 30-летнему опыту, я мог бы ответить на этот вопрос следующим образом: да, евреи обладают исключительным талантом. Речь про эксплуатацию шахмат, шахматные идеи, практическое их применение. Правда, до сих пор не появился еврей, который стал бы настоящим шахматистом.

– Как и Арон Нимцович с его системой, Рихард Рети был тепло встречен большинством англо-еврейских псевдоинтеллектуалов, когда написал книгу: «Новые идеи в шахматах». И это дешевый блеф, это бесстыдная самореклама, без сопротивления проглоченная шахматным миром, отравленным еврейскими журналистами, которые вторили ликующим возгласам евреев и их друзей: «Да здравствует Рети, да здравствуют гипермодернистские неоромантические шахматы».

– (Первый матч с Эйве) проводился оргкомитетом, состоявшим исключительно из евреев. Меня уговорили взять в секунданты еврейско-голландского мастера Самуэля Ландау, который в решающий момент матча якобы «по личным причинам» бросил меня на произвол судьбы. Техническим руководителем матча был назначен личный секретарь Эйве, житель Вены Ганс Кмох, женатый на еврейке. Нетрудно представить, какой «объективности» я мог от него ждать. И поскольку я проиграл матч, отстав от соперника всего на очко, то берусь утверждать категорически, что если бы я своевременно распознал тот особый дух, которым сопровождалась организация матча, Эйве никогда не отвоевал бы у меня титул.

– Во время ответного матча с Эйве всполошилось коллективное шахматное еврейство. Большинство еврейских мастеров, упомянутых в этом обзоре, присутствовали на матче в качестве журналистов, тренеров и секундантов, помогая Эйве. В начале второго матча я уже не мог позволить себе обманываться: то есть, мне предстояло сражаться не с Эйве, а с объединенным шахматным еврейством, и моя решительная победа стала бы триумфом против еврейского заговора.

– Все яснее становится единство разрушительной, чисто еврейской шахматной мысли (Стейниц – Ласкер – Рубинштейн – Нимцович – Рети), которая в течение полувека мешала логическому развитию нашего шахматного искусства.

Большую часть статей за авторством Алехина перепечатали в других газетах и журналах (Deutsche Zeitung в Голландии, Deutsche Schachzeitung в Германии), хотя и со значительными вариациями. Журнал Chess напечатал их на английском языке. Позже они стали появляться и в крупных изданиях, например, в книге Горовица и Ротенберга «Личности в шахматах», которую опубликовали в 1963 году. Однако полную версию оригинальных статьей, размещенных в Pariser Zeitung, стали доступны на английском лишь в 1986 году.

В 1945-м голландский шахматист Герард Оскам заявил: «Его клеветнические статьи переполнили меня печалью. Они были написаны жалким коллаборационистом, подлым спекулянтом. Они пропитаны ложью и мошенничеством, в них есть все признаки расовой ненависти, в них отражена личность двойного предателя».

Примечательно, что супруга шахматиста Грейс Висхар играла с Алехиным на нацистских турнирах, и в 1944-м даже стала чемпионкой Парижа (что может свидетельствовать о том, что у американки все же еврейских корней не было). В 1946-м Висхар пришлось оправдываться за мужа. Так, она заявила, что Алехин никогда не получал у гитлеровцев жалования и не занимал никаких должностей, хотя ему «предлагали выгодную ставку, если бы он официально стал нацистом».

Грейс Висхар

Естественно, чемпиону мира пришлось отвечать на выпады в свой адрес лично. 

***

Он начал энергично опровергать причастность к написанию антисемитских статей далеко не сразу, поскольку жил в оккупированной стране, и у него не было рычагов влияния на прессу. Когда он покинул Париж, то в 1944 году отправил в журнал Chess записку, сообщив, что вынужден был написать две статьи для Pariser Zeitung, чтобы ему дали въездную визу. Он утверждал, что материалы были научными, но их переписали и опубликовали так, чтобы выставить шахматы в свете расовой непримиримости.

В высшем шахматном обществе на Алехина наложили запрет. В конце 1945 года действующего чемпиона мира не пустили на представительный послевоенный турнир в Лондоне. Эйве, Файн и Денкер пригрозили сняться с соревнований, если туда приедет Алехин. Против его визита также выступили Бернштейн и Лист. Они напомнили о статьях Алехина, и организаторы посчитали, что потерь будет слишком много, и проще отказаться от визита действующего чемпиона мира. Тут же Алехин написал письмо организатору турнира Хаттон-Уорду, полное боли. Вот выдержки из него:

«В тех чудовищных публикациях Pariser Zeitung, среди прочего, были оскорбления в адрес членов оргкомитета, организовавшего (чемпионский) матч 1937 года. Голландская шахматная федерация даже подала протест в связи с этим.

Эйве вообще был так убежден в моей «влиятельности» у нацистов, что написал мне два письма, в которых просил предпринять шаги, чтобы облегчить судьбу бедного Саломона Ландау (пытался бежать с семьей от нацистов в Швейцарию, но был схвачен и убит в концентрационном лагере, а его жену и дочь отравили в газовой камере в Аушвице. – Sports.ru) и моего друга Оскама. На самом деле и в Германии, и на оккупированной ею территории мы с женой были под непрестанной слежкой и угрозой концентрационного лагеря со стороны гестапо, так что Эйве, как и многие другие, глубоко ошибается.

(...) В то время я был лишен всякой возможности сделать единственное, что могло бы прояснить ситуацию – заявить, что статьи написаны не мной. В течение трех лет, пока Париж находился в оккупации, я вынужден был молчать. Но при первой возможности я постарался в интервью пролить свет на истинные факты.

(...) Каждый, кто не скован предубеждением, должен бы понять мои действительные чувства к людям, которые взяли у меня все, что составляет ценность жизни: разрушили мой дом, разграбили замок моей жены и все, чем я обладал, и, наконец, украли даже мое честное имя.

Посвятив всю жизнь шахматам, я никогда не принимал участия в чем-либо, не имеющем прямого отношения к профессии. К несчастью, всю мою жизнь – особенно после того, как я завоевал мировое первенство по шахматам, – люди приписывали мне совершенно абсурдные политические взгляды. Около 20 лет я ношу прозвище «белого русского», что мне особенно больно, так как это делало для меня невозможным связь с родиной, хотя я никогда не переставал любить ее.

В 1941 году, будучи в Португалии, я увидел статьи в газете Deutsche Schachzeitung. Я их не писал. (...) Я был пленником нацистов, и единственной надеждой на спасение было мое молчание. Эти годы разрушили мое здоровье и нервы. Я даже удивляюсь, что вообще способен играть в шахматы». 

В последней книге Legado! («Завет!») Алехин еще раз подчеркнул, что его намеренно оболгали. «Глупые и неправдивые с шахматной точки зрения статьи, которые были напечатаны и подписаны моим именем в парижской газете в 1941 году, являются фальсификацией. То, что было опубликовано в Pariser Zeitung, причинило мне наибольший вред. Не только из-за содержания, но и в связи с тем, что я не мог дать опровержение. Коллеги прекрасно знают, как велико уважение, которое я испытываю к шахматам, и что я слишком возвышенно отношусь к ним, чтобы позволить себе путаться в абсурдных заявлениях, появившихся в парижской газете».

Как отмечает Юрий Шабуров, редактор журнала Chess, получив данные объяснения, писал: «Мы всегда придерживались позиции, что Алехина нельзя заклеймить как нацистского пособника, не дав ему возможности защитить себя. И мы никогда не чувствовали, что имеем право критиковать Алехина за участие в немецких шахматных турнирах, когда он жил в странах, контролируемых фашистами… Керес тоже играл в них, а Эйве провел матч с Боголюбовым в Карлсбаде в 1941 году…»

***

Шахматный исследователь Эдуард Винтер отмечает: «Линия обороны Алехина была непоследовательной. Иногда шахматист утверждал, что ничего не писал, но в других случаях говорил, будто антиеврейский уклон в статьи добавили другие. Последнее маловероятно, ведь если убрать антиеврейский уклон, то вряд ли что-то останется».

Он также упоминает, что в широко известных справочниках – «Энциклопедии шахмат Голомбека (1977) и «Оксфордском компаньоне по шахматам» Хупера и Уайлда (1984) говорится: после смерти вдовы Алехина в 1956-м якобы были обнаружены скандальные антисемитские статьи, написанные Алехиным от руки. В обоих случаях авторы сослались на Брайана Рейли – ирландского шахматиста и издателя. Он заявил авторам публикаций, будто «видел эти статьи». Позже он это опроверг. Любопытно, что Рейли писал биографию Алехина, но умер в 1991-м, а его книга так и не вышла в свет.

Защитники Алехина также обращают внимание на то, что шахматист вынужден был писать антисемитские статьи, чтобы обезопасить себя и жену. И он якобы сознательно делал их нелепыми. Оригинальная публикация пестрила элементарными ошибками, в том числе в именах собственных. Есть в них, например, ссылка на матч между Луи Шарлем де Лабурдонне и Александром Макдональдом (вместо Макдонеллом), или упоминается польский еврей Кенезицкий, хотя в действительности существовал лишь Лионель Кизерицкий, и он не был ни поляком, ни евреем.

Бросают тень на великого шахматиста и две мадридские статьи, опубликованные 3 сентября 1941 года. В них напечатаны интервью Алехина, которые он дал незадолго до отъезда на турнир в Мюнхен. Статьи обнаружил Пабло Моран.

Русский шахматист якобы заявил El Alcazar, что он стал первым, кто рассмотрел шахматы с расовой точки зрения – в немецком журнале Deutsche Schachzeitung и газете Pariser Zeitung. По его словам, в тех статьях он писал, что арийские шахматы были агрессивными, тогда как «семитская концепция допускает идею чистой обороны, считая законным побеждать в такой манере». А журналисту Валентину Гонсалесу из Informaciones он будто бы сообщил о намерении прочитать лекции «об эволюции шахматной мысли за последнее время и причинах этой эволюции».

«Будет также проведено исследование арийских и еврейских видов шахмат. Конечно, меня не устраивает направление, в котором двигаются гипермодернистские шахматы, оно чрезмерно оборонительное. В немецком подобная тактика называется Überdeckung, если грубо перевести, получится, что вы носите сразу два пальто, одно на другом», – добавил он.

Кроме того, Алехин заявил, что ему не рады в США и Великобритании «из-за некоторых статей, которые были написаны в немецкой прессе, и некоторых матчей, которые я сыграл в Париже в течение прошлой зимы – против 40 противников, организованные ради оказания помощи немецкой армии. А отвечая на вопрос о Капабланке, он будто бы заявил, что его величайшая слава заключается в том, что он «устранил еврея Ласкера с мирового шахматного трона».

Хосе Рауль Капабланка

Винтер подчеркнул, что обвинения в адрес Алехина кажутся довольно прочными, но окончательно доказать антисемитскую причастность могут только статьи, написанные им собственноручно. Его архивы есть у наследников, согласно французскому законодательству об авторских правах, они могли быть преданы огласке в 2017 году. Сведений о том, что это уже произошло, пока нет.

Часто сторонники Алехина, утверждая, что он не был причастен к написанию скандальных статей или, во всяком случае, не думал так, как в них было написано, ссылаются на его дружбу со многими евреями, с которыми он регулярно встречался за партиями и общался вне шахматных турниров. Но общеизвестно, что многие антисемиты не брезговали приятельствовать с евреями. Например, Бобби Фишер. Он проводил время со многими из них, но при этом хорошо известно, каким антисемитом он был. И это несмотря на то, что его мать была еврейкой, как и биологический отец, что, впрочем, не помешало ему повесить в кабинете... портрет Гитлера.

***

Алехин уезжал в Испанию из французской оккупации морально подавленным, сломленным человеком. Он оставил в Париже жену, с которой больше никогда не виделся (она не держала с ним связь). У него уже давно не было сиамского ami Чесса, умершего в 1941-м. Алексей и Варвара Алехины, его брат и сестра, тоже скончались, хотя им было всего чуть-чуть за 50. Причем есть слухи, будто Алексея Александровича расстреляли в 1939-м.

Социальная изоляция чемпиона достигла максимума.

Из-за коллаборационизма, в котором стало теперь принято обвинять шахматиста, от него отреклись друзья. У него не осталось средств к существованию – матчи, которые он проводил, приносили мизерный доход.

В связи с этим у Алехина не было объективных причин для радости, поэтому когда в Хихоне журналист спросил седовласого чемпиона мира, какие у него планы, тот  ответил: «А какие у меня могут быть планы? Лучшая часть моей жизни прошла между двумя мировыми войнами, которые покрыли Европу руинами и крестами, которые взяли в кольцо мою волю, привыкшую побеждать. Обе опустошили меня, но по-разному: когда закончилась первая, я был молод и имел непомерное честолюбие, а теперь нет ни того, ни другого».

Психиатр Рейд Ардид, бывший чемпион Испании по шахматам, умолял Алехина бросить пить, зная, что ментальное и физическое здоровье гроссмейстера разрушено так же основательно, как и Европа, разбомбленная войной. Но тот категорически не слушал и появлялся на соревнованиях подшофе. 

Это не проходило бесследно, врачи откачивали Алехина, заставляли его проходить унизительные процедуры дезинтоксикации. Как написал Пабло Морано, в 1945 году Алехин пришел на прием к доктору Казимиро Ругарсии, и тот, осмотрев пациента, обнаружил у него запущенный цирроз печени – жизненно важный орган раздулся до таких размеров, что достиг правого соска, и это означало терминальную стадию.

Ругарсия посулил ему несколько лет жизни и то при условии, если он порвет с алкоголем, поскольку каждая выпитая рюмка будет приближать его к трагической развязке. «Тогда не стоит бросать», – безразлично ответил чемпион.

Затем Алехин уехал в Португалию. Экс-глава Всесоюзной шахматной секции и член НКВД Борис Вайнштейн выдвинул теорию, почему он это сделал, в беседе с Сергеем Воронковым: «В то время генерал Франко стал уже выдавать военных преступников. Алехин знал это – вот почему и вынужден был уехать в Португалию: тамошний глава правительства Салазар не выдавал военных преступников, и союзники смотрели на это сквозь пальцы. Когда же Алехин заявил, что он не причастен ни к фашистскому режиму, ни к антисемитским статьям, опубликованным в 1941 году в Pariser Zeitung, ему предложили приехать во Францию и предстать перед французским судом. По моим сведениям, Алехину, как военнослужащему, инкриминировалась измена родине. Я не думаю, конечно, чтобы его казнили, подобно маршалу Петену, но осужден он мог быть вполне». 

В 1946 году Алехин жил в Эшториле, где проводил много времени с португальским гроссмейстером Франсишку Люпи.

Франсишку Люпи

Тот помнил высокого, широкоплечего блондина, который приехал в Португалию в 1940-м, в ранге чемпиона мира, и его встречала ревущая толпа, а по городу он передвигался на машине с шофером. Алехин гордился тогда тем, что смог поправить здоровье к матчу с Эйве, избавиться от пагубных привычек. Единственное, он пил много кофе, что вредило больному сердцу. Несмотря на нестабильное положение Европы, Алехин был энергичен, полон идей, а его игра доставляла эстетическое удовольствие.

Но потом война забрала этого Алехина, а скарлатина, которой он переболел в Праге в 1942-м, окончательно подорвала его здоровье.

Спустя годы в Эшторил прибыл посеревший от горя человек, которому намного милее любых шахматных раскладов стал алкоголь. Он предавался возлияниям, чтобы забыться. Его поглотила индифферентность.

Как-то Люпи спросил Алехина, писал ли тот статьи в Pariser Zeitung, и чемпион ответил, что в них нет ни единого его слова.

Шахматный король, конечно, продолжал играть и чаще всего побеждал – серьезных соперников у него было теперь немного.

Куда лучше Алехин играл в 1941-1943 годах, встречаясь не только с офицерами Третьего Рейха, но и с рейтинговыми гроссмейстерами (Боголюбов, Керес). Он даже завоевал в Мюнхене титул чемпиона Европы! И предложил эстонцу Паулю Кересу разыграть титул чемпиона мира, но тот отказался. 50-летний Алехин с сарказмом заявил: «Они все хотят дождаться, когда мне стукнет 60». 

Вновь доказать мастерство Алехин мог на первых послевоенных турнирах в Лондоне и Гастингсе, но туда путь ему был заказан. 

Изоляция душила Алехина в грошовой гостинице, все было против него. Одно лишь выводило из меланхоличного состояния – звук скрипки, доносившийся из соседнего номера. Однажды он зашел к соседу – им оказался бельгийский скрипач Ньюмен. С тех пор он часто гостил у него.

«В комнате нас двое, – вспоминал музыкант один из таких визитов. – Полутьма. Я играю на скрипке. Никогда я не имел такого слушателя! Сидел он притихший, неподвижный, красивая голова свесилась на грудь, глаза прикрыты, ресницы мокрые. Алехин был сверхчувствителен, в нем была невероятная тонкость, и это особенно проявлялось в моменты, когда он слушал музыку… Что рисовало его воображение? Родной дом, близких, мать?»

Когда Алехин уже готов был принять смерть и уйти из мира, ставшего для него чужим и холодным, вновь забрезжила надежда.

53-летний чемпион мира получил телеграмму от Михаила Ботвинника: «Я сожалею, что война помешала нашему матчу в 1939 году. Я вновь вызываю вас на матч за мировое первенство. Если вы согласны, я жду вашего ответа, в котором прошу указать ваше мнение о времени и месте матча». Вскоре было согласовано, что титульный поединок состоится в Лондоне.

Михаил Ботвинник

Алехин не знал, что Ботвинник сражался за право сыграть с ним, из-за упрямства советского шахматиста в отставку даже подал глава Всесоюзной шахматной секции Борис Вайнштейн, поскольку, по его словам, НКВД, включая лично Лаврентия Берию, был против матча с участием Алехина. На заседании, где был решен вопрос, Вайнштейн обратился к Ботвиннику: «Михаил Моисеевич, я человек беспартийный, но вы-то коммунист, и мы с вами оба евреи по национальности. И я не понимаю, как вы будете пожимать руку, которая по локоть в крови коммунистов и евреев?!» На это, по словам Вайнштейна, советский шахматист ответил, что если не состоится его матч с Алехиным, то Эйве провозгласит себя чемпионом мира, а потом проиграет матч Решевскому, и, таким образом, звание чемпиона мира навсегда уплывет от СССР в Америку.

Все решила правительственная телеграмма, которую получил Ботвинник – в ней нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов давал добро на матч, как это было и в 1939-м. Борис Вайнштейн подал в отставку, проиграв голосование по данному вопросу. Битву гигантов санкционировали на всех уровнях. 

Алехин воспрял духом, вдохновленно готовился к матчу, позвал в помощники Люпи.

Ему должен был противостоять 35-летний советский чемпион, и Ботвинник всерьез опасался проигрыша. Он собрал команду, которая должна была готовить его к матчу, и выдвинул ряд требований к организаторам и своей стране, желая, чтобы все было подчинено одной-единственной цели – победе.

Остается только предполагать, смог бы измученный болезнями и ударами судьбы, прошедший через столько испытаний, что хватило бы на несколько жизней, чемпион мира защитить свой титул. Но вскоре после получения телеграммы Ботвинника жизнь Алехина загадочным образом оборвалась.

***

24 марта 1946 года мир облетела фотография, на которой был запечатлен умерший чемпион мира Александр Алехин.

Он сидел в кресле, одетый в пальто, голова его склонилась на бок. Перед ним была разложена посуда, чуть поодаль стояли шахматы – фигуры пребывали в исходной расстановке. Слева покоилась книга стихов Маргарет Сотберн. На раскрытой странице была такая строка: «Это судьба всех тех, кто живет в изгнании».

Сначала говорили, что Алехин умер от паралича сердца, потом появились подробности – он подавился куском мяса, случилась асфиксия. Делавшие вскрытие патологоанатомы впоследствии признались, что написали то, что им было приказано.

Через несколько лет появился свидетель, утверждавший, будто Алехин умер на улице, возвращаясь в номер из ресторана, но по каким-то причинам тело отнесли в отель, чтобы сделать эффектный кадр (была даже версия, что столь сомнительным способом отрекламировала себя гостиница).

Наконец, незадолго до смерти официант того самого ресторана, откуда возвращался Алехин, пожелал исповедаться и заявил, будто какие-то люди, говорившие с акцентом, предложили ему денег, чтобы он отравил чемпиона. И сумма была столь соблазнительной, что отказаться не представлялось возможным.

Смерть Алехина обросла слухами, как и его жизнь. Некоторые видели в ней явный след НКВД (к моменту его смерти комиссариат был уже упразднен, ему на смену пришло МГБ СССР). Мол, в СССР не могли позволить «врагу» одолеть советского чемпиона.

Вне всяких сомнений, Алехин – весьма противоречивый персонаж. Шахматный гений чемпиона мира не подлежит сомнению, а вот его поступки подчас крайне сомнительны, хоть и не всегда доказуемы. Его преследовал злой рок, и каждый раз, пропуская удар и думая, что сильнее по нему бить просто невозможно, получал новый укол от судьбы.

Но он всегда поднимался с колен, чтобы бороться и двигаться дальше, и лишь внезапная смерть прервала его тяжелый жизненный путь.

Если хотите прочесть расширенную версию этого текста – вам сюда.

Другие мощные лонгриды от Стаса Купцова:

Юрий Власов – наш супергерой: вдохновлял Шварценеггера, пил с Гагариным, шел в президенты России

Рекорду на стометровке 30+ лет: установила американка с ногтями по 15 см, ее до сих пор подозревают в обмане

Помните Марию Комиссарову, сломавшую позвоночник в Сочи? Она родила двоих, судится с врачом и верит, что встанет на ноги

Фото: commons.wikimedia.org; Gettyimages.ru/Keystone, Hulton Archive; East News/UIG Art and History; chess.com; chesshistory.com; europe-echecs.com; globallookpress.com/Scherl; РИА Новости/Михаил Озерский

развернуть

Про второго номера «Спартака» существует невероятное количество безумных историй и баек. Некоторые из них он рассказываем сам. Держите самые интересные.

В 1990-м Горлукович уехал покорять Бундеслигу: в итоге провел два сезона за дортмундскую «Боруссию» и три за «Байер» из Юрдингена. Бывший футболист «Локомотива» не знал немецкого, но проблему решил очень просто: «Новый клуб потребовал от меня как можно быстрее выучить язык. «Боруссия» наняла учителя, услуги которого должен был оплачивать я, однако раскошеливаться на столь никчемное дело мне не хотелось. Приходит он и говорит, что я должен платить 50 марок за каждый урок. Отвечаю ему: «Слышь, ты! Вот тебе 50 марок, уходи и чтобы я тебя больше не видел. Скажешь в клубе, что мы с тобой занимаемся с утра до вечера». Почему я должен платить?! А через три-четыре месяца заговорил. После игры пойдешь, пивка выпьешь, в баре посидишь – самый лучший урок»

Горлукович провел за «Боруссию» 53 матча и даже забил два гола. Вот он вколачивает мяч в ворота «Андерлехта» в матче Кубка УЕФА в декабре 1990 года.

Но Германии могло бы и не быть. В 1986-м столп обороны минского «Динамо» дал согласие на переход в «Локомотив», ему вручили дорогущий билет в спальный вагон и сказали ехать к Юрию Семину домой прямо с вокзала – обсудить зарплату и просто познакомиться. Но разве может человек широкой души пойти на повышение и не проставиться родне? Вот и поехал Сергей в родной город Гродно. А через несколько дней Горлуковича загрузили в товарный поезд до Москвы за бутылку машинисту – потому что билет в СВ был, конечно же, сдан, а деньги потрачены на отвальную.

Утром футболист действовал по плану – явился домой к тренеру «Локомотива». Правда, это было уже утро совсем другого дня, но Семин все-таки впустил в квартиру человека в шерстяной спортивной шапочке после слов «Мне сказали, что вы должны меня ждать!». Горлукович сразу прошагал на кухню, достал из кармана бутылку самогона и широко улыбнулся Юрию Палычу: «Это – от моего отца, он сказал, что «Локомотив» – правильный выбор!».

Будь на месте Семина Бесков или Романцев, Горлукович уехал бы обратно с волчьим билетом. А в итоге – больше сотни матчей за «Локо» и трансфер в «Боруссию».

Вспоминает начальник команды Виталий Шевченко: «После матчей Серега выпивал – наутро чувствовал себя виноватым. У всей команды выходной, я сижу на базе. Появляется Горлукович. Надевает шерстяной костюм и бегом вдоль поля. Выгоняет градусы. Команда приезжает после выходного, потихонечку начинается втягивающая работа… А Горлук уже пашет в полную. Ему втягиваться не нужно. Вообще чтоб он утром был не в себе – такого не случалось. Однажды после такого загула вышел опорным полузащитником. Мало того что выжег свою зону – еще с углового забил. 1:0 выиграли. Вот такое здоровье. Начинал дуть в трубку – объем легких нечеловеческий. В дортмундскую «Боруссию» его не просто так брали»

С национальной сборной Горлукович съездил на четыре крупных турнира. На Олимпиаде-1988 он провел все шесть матчей без замен, а в финале команда Бышовца сенсационно обыграла Бразилию с Ромарио, Карекой, Таффарелом и Бебето.

А в 1994-м Россия так безлико провела две первых игры, что главным впечатлением от ЧМ в США стал именно перфоманс защитника «Юрдингена» (на тот момент клуба Бундеслиги).

Вспоминает Дмитрий Кузнецов: «Когда летели в Америку, Горлукович упился в хлам. Да так, что поднял стюардессу на руки и понес к выходу со словами: «Она будет жить со мной на сборах». Барышня не обрадовалась. Стюардесса так верещала, что ее коллеги готовы были вызвать полицию. Мы с Хариным еле-еле у Горлуковича девчонку отобрали. А в аэропорту нашу делегацию встречали журналисты, и мэр Сан-Франциско, который толкнул речь. Горлука кое-как проводили в последний ряд, чтоб не отсвечивал. Но посередь речи Серега внезапно вскочил. Начал неистово аплодировать, приговаривая: «Ну ты красавец!» Вот тогда Садырин заметил, что Горлукович не в кондиции. Решил его первым же рейсом отправить домой. Но команда вступилась: «Федорыч, лучше оштрафуйте». Пьянка обошлась Сереге в четыре тысячи долларов».

Но не надо думать, что Горлукович был пьяницей и забулдыгой. Просто в то время так режимили плюс-минус все профессиональные футболисты. Достаточно вспомнить легендарную защиту «Арсенала» 1990-х, которая не выходила из паба, не выпив по 10 пинт на брата. И ничего: выигрывали АПЛ и были основными игроками сборной. Это потом уже пришел Венгер и научил их кушать пасту вместо рыбы с картошкой и пить свежевыжатые соки вместо лагера.

В 1995-м Сергей стал чемпионом России во владикавказском «Спартаке», а через год оказался дядькой в пионеротряде «Спартака» московского, который неожиданно взял золото. И не было бы этого чемпионства, если бы не Горлукович. Красно-белые в предпоследнем туре летели дома «Ростсельмашу» 0:1 и на последних минутах заработали штрафной удар. Кто будет бить? Тихонов? Титов? Цымбаларь? Нет, Горлукович так изящно перекинул стенку, что вратарь даже прыгать не стал.

Если бы не этот эстетский удар, чемпионом второй раз подряд стал бы клуб из Владикавказа. А так чемпионом второй раз подряд стал Горлукович.

Завершая пост о русском Винни Джонсе, вспоминаем еще одну байку. Рассказывает журналист Сергей Микулик: «Вы видели, как Вагнер Лав пьет в ресторане? Два мохито? Ветераны бы услышали сейчас — обсмеяли. Пытаюсь представить Вагнера, который выпивает за ночь литр водки, и что бы с ним потом было... Для сравнения: однажды в «Спартаке» Аленичев закатил вечеринку — то ли провожали его, то ли у него юбилей был. Все собрались в солидном ночном клубе, при костюмах. А у Горлуковича в тот момент какие-то проблемы со здоровьем были, но ему, что характерно, нельзя было есть, а пить — пожалуйста. Приехал он чуть ли в не трениках, сел тихонечко в углу, один... Когда Аленю принесли счет, он понял, что его одноклубник в одну харю выпил две бутылки Hennesy XO, увеличив общий счет примерно в полтора раза. Одноклубник при этом посмотрел на недоуменного Аленя и, заказывая третью, произнес: «Димочка, тебе что, для Дедушки коньячку жалко?» Вот это я, понимаю, уровень. Сейчас таких мастеров нет»

Еще больше о героях нашего футбола 1990-х в олдскульном инстаграме Sports.ru и Ютубе!

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Владимир Родионов

развернуть

Будущее – под вопросом. 

За несколько недель до отъезда Алекса Зинченко в Англию Андрей Воронин предположил, что его земляк если и сможет играть за «Ман Сити», то разве что на Playstation. Спустя четыре года после трансфера можно уверенно зафиксировать: слова бывшей звезды «Динамо» и «Ливерпуля» тотально разошлись с реальностью. Главная причина – характер и вера Алекса в себя. 

Взялся за питание, зал и языки

В интервью The Telegraph – уже в статусе игрока основы «Сити» – Зинченко даже в пропорциях рассчитал важность мотивации: успех только на 1% зависит от таланта и на 99% – от упорной работы. Она в случае Алекса не просто окупилась, а стала легендой среди персонала и игроков. 

Впечатления Эмерика Лапорта: «Он постоянно кидает в командный чат какие-то видео из зала – как тягает штангу с голой грудью или крутит педали. Всегда выглядит как сумасшедший, хотя мы и не верим ему. Но Алекс и правда символизирует фразу «никаких выходных»

 
 
 
View this post on Instagram

Me, Louie🐶 and Mia🐶 wish you to be safe and positive 😁🖐🏽 @pumafootball

A post shared by Alex Zinchenko (@zinchenko_96) on

Еще одна заявка на прогресс – работа с фитнес-гуру «Сити» Лоренцо Бонавентурой. Когда Зинченко приехал в клуб, команда Бонавентуры проанализировала физику украинца и пришла к выводу: его показатели резко снижаются после 70 минут игры. Бонавентура даже разработал специальный фитнес-план для украинца. Следование ему позволило Алексу стать одним из выносливых в «Сити» по итогам сезона-2018/19. 

Такое же отношение – к питанию. Изначально Зинченко не мог привыкнуть, что команда дважды обедает перед вечерним матчем – в 1.30 и 4.30. Алекс пропускал второй прием, пока нутрициологи «Сити» не объяснили, насколько важен перекус именно в Англии – с нагрузками и интенсивностью АПЛ. Зинченко выслушал аргументы, заметил, что вся команда придерживается плана, и тоже добавил энергетические батончики в рацион. Это – часть разгадки, почему Алекс стал основным на чемпионскую весну-2019. 

Еще очень-очень помог Фернандиньо. Вот слова самого Алекса: «В «Сити» каждый игрок – суперзвезда, но для меня именно Фернандиньо – номер 1. В 2010 году, когда я был в «Шахтере», он получил серьезную травму – перелом ноги. Врачи говорили, что с карьерой покончено, в лучшем случае проведет несколько лет в Бразилии – уже после выздоровления. 

Все пошло не по плану: сначала он тренировался с нами в молодежной команде, а потом, через восемь месяцев, уже снова играл за основу. Понятно, что врачи могут ошибаться, но Ферна – настоящий пример для меня. Мне повезло, ведь он еще и разговаривает по-русски. Это помогло с адаптацией», – объяснял Алекс. 

Спустя несколько месяцев уже Зинченко стал примером для всех в «Сити». По данным The Athletic, Алекс не только прибавил в английском, но и выучил несколько футбольных фраз на испанском – чтобы лучше понимать партнеров. За маниакальное желание учиться и вообще любовь к новой информации украинца прозвали «губкой». 

Вера Зинченко в себя проявилась летом-2018. Тогда «Сити» не возражал против продажи Алекса – на позицию левого защитника и так претендовали Бенжамен Менди и Фабиан Делф. Дополнительный фактор – предложения, которые все окно получал клуб. Алекса готовы были купить или арендовать «Фулхэм», «Вулверхэмптон» и «Бетис». Зинченко отверг все варианты и захотел остаться.

Пеп ставил в пример другим запасным

Уже к февралю решение казалось ошибочным: за полгода Алекс провел только три матча в АПЛ. Шанс представился только благодаря травмам Менди и плохой форме Делфа, но украинец воспользовался им так, чтобы не вспоминать про обстоятельства. В процессе стал образцом для Лероя Сане и Рияда Мареза – игроков, которые в тот сезон тоже много сидели на лавке. 

«В первых восьми матчах Алекс не сыграл ни минуты, но я ни разу не увидел плохого выражения на его лице, ни одной плохой тренировки в его исполнении не было. На следующий день после матчей парни, которые не попали в состав, хотят показать, насколько они недовольны и все такое. Этот парень – полная противоположность. Вот почему он всегда играет на хорошем уровне», – доказывал Пеп. 

С таким набором качеств привыкнуть к новой позиции было уже более простой задачей. Более того, сам Зинченко объяснял, что центральный полузащитник в принципе должен хорошо играть на любой позиции. Алекс снова приводил в пример Фернандиньо: в первом сезоне при Пепе бразилец играл опорника, но при необходимости закрывал и фланги защиты. 

В плане игры без мяча Зинченко помогли тренировки с Венсаном Компани и Микелем Артетой. Бельгиец оставался с Алексом после занятий, тем более что ценный опыт был: при Мануэле Пеллегрини Компани тренировал вообще всех защитников «Сити». Артета – мастер по выведению игроков на новый уровень за счет мелочей: при нем особенно ярко спрогрессировал Рахим Стерлинг. Такое внимание неизбежно отразилось на стабильности Зинченко и позволило приобрести базовые оборонительные навыки. 

С мячом Алекс исполнял специфическую для команд Пепа роль ложного фулбека. Она предполагает смещения в центр, а не типичные проходы по краю. Зинченко либо становился дополнительным опорным при розыгрыше мяча, либо вытягивал за собой соперника и оставлял партнера по флангу в ситуации 1-в-1. Помощник Пепа Карлес Планчарт отмечал, что Алекс очень важен в матчах, где «Сити» 80% владеет мячом и пытается создать численный перевес.

В таком сценарии Зинченко настолько полезен, что Пеп закрывал глаза даже на результативные ошибки. Например, после гостевой победы над «Саутгемптоном» в сезоне-18/19, в которой Зинченко подарил гол хозяевам, Гвардиола сказал: «Сегодня Алекс был лучшим на поле. Даже после ошибки он продолжал просить мяч. В перерыве я сказал парням: «Учитесь у Зинченко, учитесь у него». Каждый может совершить ошибку, но он образцово отреагировал на нее и ни разу не спрятался от мяча». 

Репортер The Athletic Сэм Ли позже поделился более воодушевляющим инсайдом: отсутствие Зинченко на ответный матч с «Тоттенхэмом» в ЛЧ посчитали в клубе одним из ключевых факторов вылета. К старту нового сезона Алекс уже разработал фирменную фишку – диагональные передачи с фланга в центр. Они особенно помогали против закрытых соперников и, как правило, направлялись Давиду Сильве. Эта комбинация выделяла Зинченко среди других крайков – Анхелиньо и Менди предпочитали доходить до лицевой линии и дальше пасовать в штрафную. 

Матч с «Борнмутом». Зинченко пасует с фланга в центр – на Сильву. Тот отдаст на ход Стерлингу. 

Матч с «Бернли». Зинченко пасует в похожем стиле – снова на Сильву. Дальше Давид выведет на удар Бернарду. 

Подобные передачи очень ценны, потому что проверяют сразу два типа компактности – горизонтальную (компактность игроков внутри линии) и вертикальную (компактность самих линий). Немногие соперники способны постоянно поддерживать обе. Провал горизонтальной компактности давал Зинченко возможность отпасовать на Сильву, провал вертикальной позволял Давиду принять мяч от Алекса в полуфланге. 

Новый стиль «Сити» больше для Менди, чем для Зинченко

Одно из объяснений, почему Зинченко начал проигрывать конкуренцию по ходу прошлого сезона – как раз спад Сильвы. По сравнению с чемпионской кампанией-2018/19 испанец провел на 600 минут меньше. Связка с Зинченко начала разрушаться. Условия, в которых Алекс показывает свои лучшие качества – как следствие. 

Процессы, происходившие с другими игроками, тоже повлияли на ситуацию Алекса. Цепочка нежелательных событий: 

• Родри привыкает к тому, что надо контролировать опорную зону в одиночку; ему нужен постоянный помощник;

• этот помощник – как правило, Илкай Гюндоган. Он сам по себе сдержаннее Сильвы, из-за необходимости помогать Родри почти не врывается в полуфланги; 

• из-за того, что полуфланг остается без полузащитника, туда вынужден заходить вингер (обычно Стерлинг или Фоден, когда Фил играл там); 

• в итоге за ширину в атаке отвечает крайний защитник; это не лучший сценарий на Зинченко, который привык пасовать из глубины. 

Зато такой режим идеален для Менди. В «Монако» француз доходил до лицевой, после чего либо навешивал, либо катил назад под удар. В «Сити» он до сих пор не может выйти на уровень четырехлетней давности, но его стиль не изменился. Сейчас этот стиль подходит команде больше манеры Зинченко. Согласно графику StatsBomb, Менди реже участвует в розыгрыше (с Гюндоганом это и не нужно), но чаще Алекса пасует в штрафную. 

«У Бенжамена есть одно особое качество, которым в нашей команде обладает только он. С Алексом мы не можем атаковать широко и высоко, у него совсем другие качества. С Менди мы можем себе это позволить. Именно поэтому верим, что он будет здоров и сможет как можно дольше сохранять лучшую форму», – аргументировал Пеп в прошлом сентябре. 

Здоровье Менди теперь тоже работает против Зинченко. Француз наконец-то перестал серьезно травмироваться. В сезоне-2017/18 он пропустил 46 матчей, через год – 54, в прошедшей же кампании – только 15. У Зинченко – обратная история. Из-за травм украинец пропустил и больше дней, и больше игр по сравнению с позапрошлым сезоном. 

Независимо от формы оба теряют концентрацию в обороне. Но в условиях, когда стиль розыгрышей больше подходит Менди, ошибки Зинченко еще сильнее сокращают его шансы на место в основе. Алекс слишком часто ошибается, когда соперники забегают за спину – и ему, и партнерам. Эту проблему не решили не тренировки с Компани, ни практика. 

Первый пример – матч с «Эвертоном». Алекс видит рывок Гильфи Сигурдссона и даже начинает движение за ним.  

Затем почему-то останавливается и не доигрывает эпизод. Сигурдссон получает убойный шанс забить. 

Второй пример – матч с «Уотфордом». Зинченко изначально купился на рывок Жерара Деулофеу, побежал за ним и разрушил линию офсайда. Потом решил вернуться, но сделал это слишком поздно. 

В результате «Уотфорд» воспользовался глубиной, а сам Зинченко не успел к Деулофеу обратно. Тот забивает.

Совсем плохая новость для Алекса – внезапно хорошая форма Жоау Канселу. В отличие от конкурентов, португалец может совмещать и роль ложного фулбека (случай Зинченко), и играть как типичный крайний защитник (случай Менди). В конце сезона Жоау часто выходил на левый фланг – например, в обоих матчах ЛЧ край закрывал именно он. 

Гвардиола рассказывал, что к финишу им удалось найти взаимопонимание с португальцем: Пеп понял, как раскрыть потенциал Канселу, а защитник наконец адаптировался к системе «Сити». По информации The Athletic, это не дает Жоау прямо брони на левый фланг (тем более что приоритет португальца – родной правый), но если клуб все же купит нового игрока на позицию, то с большой долей вероятности уйдет именно Зинченко. 

Шансов на то, что Пеп вернется к системе, которая больше подходила Алексу – тоже немного. Во-первых, после продажи Сане у «Сити» не осталось левоногих вингеров, которые могли бы создавать ширину самостоятельно – соответственно, подниматься по этому флангу придется именно крайнему защитнику. Во-вторых, одной из основных схем на сезон должна стать 4-2-3-1 – любимая для ассистента Гвардиолы Хуанмы Лильо. В ней вингеры тоже заходят в центр, оставляя фланг фулбекам. В-третьих, Сильва закончил карьеру в «Сити» – других полузащитников с таким удобным для Зинченко движением нет. 

Потенциальный приход Лео Месси через год (в клубе огромная уверенность насчет трансфера следующим летом) снова даст больше шансов Менди. В «Барселоне» аргентинец привык к передачам на границу штрафной от Жорди Альбы. Француз тоже на хорошем уровне обладает этим типом паса – особенно когда в форме. У Зинченко другие плюсы, но они не проявляются, когда нужно подключаться до лицевой. 

Именно стиль (а не реплика жены, на которую в Британии почти не отреагировали) – главная причина, почему Зинченко скорее всего уйдет. Среди претендентов уже называли «Севилью» и «Вест Хэм». Также украинец может войти в сделку по Кулибали – «Наполи» хотел его еще при Маурицио Сарри. Спасительный вариант с возвращением Алекса в центр поля Пеп, видимо, не рассматривает. Там Зинченко играет только в сборной, за «Сити» – лишь ситуативные появления в кубках. 

Алекс – в любом случае молодец: за счет характера не только уничтожил стартовый пессимизм, но и на долгий отрезок закрыл самую проблемную позицию при Пепе. Нынешние обстоятельства слишком суровые, чтобы вновь стать основным. И да: даже для Зинченко. 

Жена Зинченко назвала тактику Пепа на «Лион» зашкваром, Александр ее поддержал. Потом пришлось объясняться

Де Брюйне может заиграть еще лучше, Пеп нашел, кем заменить Артету. Каким будет «Ман Сити» в новом сезоне

Давид Сильва попрощался с «Ман Сити». Англия больше не увидит его изящных разворотов, мудрой игры в полуфлангах и патологической скромности 😢

Телеграм-канал автора / твиттер автора

Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason, Maja Hitij/Bongarts, Michael Regan, Marc Atkins

развернуть