Животные уходят в отрыв!



Размещено через приложение ЯПлакалъ
развернуть
"Я уже несколько раз посмотрел это видео и всё равно не понимаю, как в самом конце, его левая нога превратилась в правую."

via

развернуть
Обитатели офисов хоть и называют себя иронично «офисным планктоном», но на самом деле этот «океан» работы полон существами и поинтереснее, а жизнь там кипит самая увлекательная: почитайте хотя бы про греблю на офисных стульях, прошлогодний картофель в качестве зарплаты, обмен памперсов на печеньки и отражение гамма-лучей. Куда там каким-то скучным фрилансерам на их плюшевых диванах!

3 фото

Лето, жара, в офисе 15 кв. м — 4 человека, работаем с населением, в кабинете вечно толпа. Решили попросить у начальства кондиционер, а то уже невозможно! Зашли мы с коллегой к начальнику, озвучили просьбу, а он подумал немного и отказал, сославшись на то, что планы по закупке техники составляют в начале года. Вдруг, как в кино, от моего сарафана с треском отрывается бретелька и открывается грудь! Начальник посмотрел и говорит: «Все равно нет».

Подслушанные байки из офисной жизни
Наша офисная сотрудница уснула, сидя за компом. Спала долго. Тут заходит директор, сотрудница просыпается и начинает изображать бурную деятельность, по клавиатуре стучит, мышку дергает. И тут директор говорит: «Люда, у нас уже полтора часа света нет».

В нашем офисе наконец наказан вор еды! Этот безымянный герой достал из морозилки, вскрыл и надкусил... брикетик замороженного мотыля, которым моя коллега кормит аквариумных рыбок! Представляю его чувства, когда у него во рту постепенно оттаяла эта «вкусняшка».

Сижу в кабинете, нацепил скрепки на кончики пальцев и пытаюсь печатать как девушки с длинными ногтями... Забава.

На последнем месте работы было очень тяжело: постоянные штрафы, работа с утра до ночи почти без выходных. Не выдержала, решила уйти. После вычета всех штрафов зарплата за месяц оказалась мизерной. Пришла за деньгами, меня даже в офис не пустили, просто вынесли конверт с моими копейками. Рыдала и думала, как жить дальше. А потом обнаружила, что к моему конверту прилип сзади конверт с зарплатой замдиректора. Восторжествовала-таки справедливость!

У нас на работе начальник, если находит грязную посуду, выкидывает ее. Поэтому до прихода уборщицы нужно спасти из ведра свои стаканы и тарелки, иначе пиши пропало.

Работала в турфирме. Одно из наших отделений находилось в гостинице «Космос», и там работала менеджер по фамилии Лось. Когда она звонила в главный офис, то сообщала секретарю приятным женским голосом: «Говорит Лось из „Космоса“»...

Подслушанные байки из офисной жизни
Каждое утро делаю комплекс упражнений на гибкость и снимаю все на камеру на ноуте, чтобы видеть свои слабые места. И только сегодня утром я поняла, что видео доступно всем в компании: я не отключаю режим «Совещание» (32 офиса по стране).

Коллектив на моей предыдущей работе был настолько благожелательным, что самым злодейским первоапрельским розыгрышем была признана шутка с перемешиванием Skittles и M&M’s в вазе для конфет.

Недавно возле нас закрыли склад с детскими аксессуарами и кое-что отдали нам: всякие помады, браслеты, колечки, бусы и т. д. Теперь наша начальница, если у нее плохое настроение, надевает на себя корону и ходит в ней по офису, а если хорошее, то бусы на голову, как в индийских фильмах. Теперь все знают, когда к ней идти с просьбой, а когда не надо.

Чтобы не делиться конфетами в офисе, я аккуратно отрезаю ножницами сначала оба хвостика у обертки, а потом разрезаю вдоль, так фантики не шуршат, а я не палюсь.

Мое начальство — два великовозрастных дурня. За год работы с ними у меня в кабинете побывал весь магазин приколов (жвачки-шокеры, подушки-пердушки — это самое нейтральное), они ныкались у меня от главбуха, потому что «она сейчас мозг выносить будет», не раз срывали рабочую пятницу бутылкой виски — «нет времени объяснять, пей!». Звонки в субботу утром «ты опоздала на работу» и гомерический хохот — классика жанра. И я до сих пор не понимаю, как с такими учредителями наша контора до сих пор умудряется работать!

В офисе пропал интернет — технические проблемы на линии. Так мы выкатились в длинный коридор на офисных стульях, составили две «лодки» и красиво загребали туда-обратно наперегонки, эпично проплывая мимо открытых дверей в другие кабинеты. Мы — служба безопасности, самому младшему сотруднику 40 лет.

Когда-то работала в офисном здании, где на одном этаже была куча разных компаний. И всем очень надоели агенты, торгующие разной фигней. Один раз я повесила при входе такое объявление: «Уважаемые агенты! Людям в этом офисе зарплату выдают прошлогодним картофелем. Пожалуйста, не провоцируйте у них депрессию демонстрацией ваших высококачественных товаров». В течение следующей недели шутники из других офисов клеили на нашу дверь конвертики с мелочью и приписками «Держитесь!».

Мой руководитель был лучшим из всех, что мне встречались: умный, расчетливый, крепко держал в руках коллектив. Платил хорошо, спрашивал за работу еще лучше. Рублем и жестким словом воспитывал в коллективе дисциплину и четкое исполнение служебных обязанностей. Опоздал — штраф 300 рублей за 10 минут. Не взял трубку, когда он звонит, — 5 000 для начальников отделов и 1 000 для рядовых сотрудников. Пропустить его звонок боялись все, но залетчики бывали: то на участке из-за работающего трактора не услышит, то за рулем взять не сможет. И вот на шикарном новогоднем корпоративе директор взял слово, рассказал об успехах компании, а потом достал пухлый конверт и вернул все штрафы. Коллеги были счастливы. А я смотрела и думала: какой тонкий ход. Люди восприняли свою же зарплату как подарок! Авторитет директора в компании только вырос.

По соседству с нами долго снимала офис женщина, торговавшая немецкими подгузниками. После нее офис сняла компания, которая занимается установкой окон и дверей. Повесили огромную вывеску на окне, но молодых мамочек это нисколько не смущает — они все равно приходят и спрашивают подгузники. Через неделю такой работы их директор купил оптовую партию подгузников и закинул в кладовку. И теперь администратор просто продает их мамочкам, а на вырученные деньги они покупают печеньки в офис.

Поняла, что мне повезло с начальством, когда увидела, как мой директор ходит по офису, нацепив на голову корпус от музыкальной коробки, и, напевая мелодию из «Звездных войн», изображает Дарта Вейдера.

Во время собеседования понял, что не хочу эту работу, и на вопрос о моих сильных сторонах ответил: «Скрытность и отражение гамма-лучей».


via AdMe

Подслушанные байки из офисной жизни
развернуть
Когда-то давно занимался резьбой и инкрустацией по дереву. Шкатулки там всякие, ножички, ружьишки и тому подобное. В основном - твердые породы дерева - орех, клен, яблоня, груша, черное. И работа, и хобби. Потом как-то сошло на нет, была смена проф. деятельности.

Теперь вот, спустя 16 лет, стряхнул пыль с резцов. Сначала сделал дочке маленькую шкатулку в подарок, потом решил попробовать липу порезать.
Ну липа-она и есть "липа". Что получилось - тем и делюсь. Руки помнят, только зрение уже не то.

Сорь, фоткал на резец (один из них))

Как нарисовать сову... спустя 16 лет
1 фото

Как нарисовать сову... спустя 16 лет
2 фото

Как нарисовать сову... спустя 16 лет
2 фото

Это сообщение отредактировал jo3ker000 - 14.11.2019 - 13:41

Как нарисовать сову... спустя 16 лет
4 последнее

Как нарисовать сову... спустя 16 лет
развернуть
42-летняя жительница Калифорнии угодила на четыре года в тюрьму за секс с юными парнями дочери.

Как сообщает New York Post, развратная мать угощала подростков алкоголем и сигарами, а затем склоняла их к сексу.

Отмечается, что мальчикам было от 14 до 15 лет.

via

З.Ы. Не напомните, как фильм называется?

Фото: © nypost.com

Мать угодила в тюрьму за секс с бойфрендами дочери
развернуть

Шуня 2 1340

Помните ли пост, где хоязйка оставила своего пёселя на остановке? так вот спешу доложить. У Шуни все хорошо теперь.

Пятый день уже почти вся страна следит за судьбой собачки с добрыми глазами по кличке Шуня. Белгородская новость вышла далеко за рамки нашей области. Мне, как человеку который оставил свой номер телефона стали звонить с Кургана, Амурской области и вот куда достанет интернет. Мы нашли женщину которая взяла к себе собаку, которая не смогла пройти мило этих глаз-бусинок. Пожалуйста! Уважайте нашу личную жизнь и наше личное пространство! Собака себя чувствует хорошо, ей в новом доме нравится, она любима!! Не искажайте правду и не создавайте "сарафанное радио"!!! А то когда читаешь, складывается впечатление, что Шуня живёт все это время на этой остановке ????. Мы будем продолжать пробовать найти бабушку, чтобы она знала, что с ее питомцем все хорошо. В том, что у Шуни все хорошо прикладывают фото.

via

Шуня 2
Тэги: #шуня
фотка 2

Шуня 2
фотка 3

Шуня 2
фотка 4.

Шуня 2
все. но что-то мне подсказывает, что Шуня грустит по своей старой хозяйке.
развернуть
Во время майского официального споттинга в аэропорту города Уфа, нам выпала редкая возможность попасть в авиационно-технический центр (далее АТЦ) авиакомпании ЮТэйр. Предлагаю и вам посмотреть как устроен один из самых распространенных авиалайнеров Боинг 737 ...

via

Что у Боинга внутри?
Я не буду загружать техническими нюансами процесса технического обслуживания воздушных судов, лишь краткие комментарии. В цехах АТЦ может одновременно обслуживаться четыре ВС. Существует несколько видов ТО ВС, начиная с самого простого - Transit check (транзитная проверка) эта форма технического обслуживания выполняемая перед каждым вылетом воздушного судна, если время после посадки составляет менее трех часов, заканчивания D-check — самая тяжёлая форма обслуживания самолёта. Эта проверка происходит примерно раз в 12 лет и длится 30-40 дней. Во время неё проверяется весь самолёт, все его узлы и детали. Узлы, выработавшие ресурс или не прошедшие проверку, подлежат замене.

Что у Боинга внутри?
На момент нашего посещения, в АТЦ находилось четыре борта, они проходили C-check — это предпоследняя по сложности (перед D-check) форма технического обслуживания. Это достаточно сложная проверка, выполняется в среднем каждые 15 — 18 месяцев или 4000 часов налёта. Для выполнения этой проверки требуется вывести самолёт из эксплуатации, в среднем на срок до двух недель.

Что у Боинга внутри?
Самолет практически полностью разбирают, дефектуют и устраняют коррозию, проверяют работу всех устройств. Так к примеру выглядит хвостовая дверь без внутренней обшивки.

Что у Боинга внутри?
Элементы обшивки сложены на стеллажах рядом с самолетом, они тоже проходят дефектовку и если необходимо ремонт или замену.

Что у Боинга внутри?
Так выглядит собранная дверь, под кожухом в нижней части двери расположен надувной трап, необходимый для покидания самолета в аварийных ситуациях.

Что у Боинга внутри?
Из салона демонтированы все кресла ... слева желтенькое на колесах - это домкрат.

Это сообщение отредактировал adp - 14.11.2019 - 11:22

Что у Боинга внутри?
... багажные полки, они состоят из одинаковых секций ...

Это сообщение отредактировал adp - 14.11.2019 - 11:23

Что у Боинга внутри?
и элементы внутренней отделки , с аварийными люками.

Что у Боинга внутри?
Двигатели демонтируются и отправляются на ТО.

Что у Боинга внутри?
вот такой ракурс.

Что у Боинга внутри?
Вот так выглядит двигатель без внешних элементов обшивки.

Что у Боинга внутри?
Под носовым обтекателем расположена антенна локатора.

Что у Боинга внутри?
В красном мешочке сложены винтики, чтобы не прб.))

Что у Боинга внутри?
Носовой обтекатель изготовлен из композитного, радиопропускающего материала.

Что у Боинга внутри?
Антенна может отклоняться влево и вправо, сканируя пространство на пути лайнера.

Что у Боинга внутри?
Поверхность крыла покрыта съемными лючками, которые обеспечивают доступ к мехнизмам крыла для их обслуживания.

Что у Боинга внутри?
Внутрь самолета нас к сожалению не пустили. По окончании обслуживания снова в рейс!

Это сообщение отредактировал adp - 14.11.2019 - 11:19

Что у Боинга внутри?
развернуть
Экшн!
Автолюбители, будьте внимательны в процессе сезонной смены резины!

развернуть
Какая экспрессия! Осторожно - мат



Размещено через приложение ЯПлакалъ
Осторожно вертикалка.

Размещено через приложение ЯПлакалъ
развернуть
Год назад я выкладывал этот материал и обещал следить за дальнейшими событиями. Так вот - для тех кому это интересно: Даша возможно нашлась,

Из ФБ Вадима Кирилюка.

Неделю назад на кордоне Адон-Челон появились следы манула. Цепочка следов привела на одно крыльцо, затем - на второе, к поленнице, дырке в гараж, куда Даша приходила получать положенную перепелку... Аж дух захватило, когда наши написали о следах. Снега было очень мало, растаял сразу - не проследишь путь. Покажут ли что-нибудь фотоловушки? На кордоне их нет, но неужели расставленные на окрестных скалах ее пропустят. Очень хочется, чтобы это была Дарья. Никто из манулов так нагло еще не бродил по кордону. Или она так сильно изменилась и мы ее не узнаем? Или пришла издалека? Ух! На всякий случай надо припасти перепелок...


Возвращение мануленка Дарьи (может быть)
развернуть
В Невском районе Санкт-Петербурга появилась банда отморозков, массово воруют машины. Так с 07.11.2019 - 10.11.2019 было украдено 4 автомобиля. Две кражи попали на видео. На первом видео момент, как происходит подмена номеров на втором весь процесс вскрытия другого автомобиля.



p.s. воруют машины у обычных работяг в спальном районе
развернуть
В городе Московский в НАО разыскивается мужчина, который обливал подъезды серной кислотой.

Отмечается, что неизвестный, который попал на расположенные на домах камеры, обливал серной кислотой ручки и домофоны.

В результате этих действий у нескольких жильцов дома, расположенного в Радужном проезде, диагностирован ожог рук первой степени.

Сотрудники правоохранительных служб проводят розыск злоумышленника, а также выясняют состав используемого им средства.



via
развернуть
11.11.19 Москва, пл Гагарина, Ленинский проспект.
Чувак на каршеринге, вылетел из тоннеля, тоннель разворотный, как он там разогнался х з, прыгнул через бордюр, переехал дублер, прыгнул через второй блок, подлетел, перелетел переход и переехал Лененский. Вышел и свалил в туман.

развернуть

Вадим Кораблев сомневался, что говорит с футболистом. 

Алексей Смертин не делал грациозных финтов и не заряжал по девяткам, но восхищал другим – жесткими, но чистыми подкатами и магической способностью оказываться там, где это нужно больше всего.

В 1999-м Семин позвал Смертина в «Локомотив», и полузащитник стал лучшим игроком чемпионата. А потом уехал из России на восемь лет: «Бордо» – «Челси» – «Портсмут» – «Чарльтон» – мимолетное возвращение в «Динамо» – и «Фулхэм». 

Мы поговорили с бывшим капитаном сборной о том, как с окраины Барнаула вырваться на «Стэмфорд Бридж» к Жозе Моуринью и почему отъезд за границу перевернул жизнь футболиста. 

В этой части Смертин вас удивит: прочитает любимого Бродского и расскажет про встречу с английским писателем Джоном Фаулзом 

– Алексей, готовя текст про матч с Украиной 99-го, я услышал от вас слово «эвфемизм». Футболисты так не разговаривают. Откуда это?  

– Только работа над собой. Я никогда не был словоохотлив, образование находилось на втором плане. С детства ты зашорен, занимаешься только футболом и не можешь столько же сил и времени уделять учебе. 

Отец говорил, что формирование личности происходит благодаря трем институтам: семье, социуму и дополнительной секции. В моем случае два соединились, потому что отец был еще и моим главным тренером, которого я слушал и должен был все выполнять.

Только когда стал профессионалом, понял, что надо добирать знания, которые упустил.

– Где вы находились, когда пришли к этому?

– Серьезно занялся самообразованием во Франции: изучал культуру, искусство, занимался языком с профессором. И когда мы осваивали грамматику, я спросил себя: ну как ты можешь выучить французский, если на родном языке говоришь косноязычно? Так обучение французскому подтолкнуло меня еще и к тому, чтобы серьезно заняться русским: элементарно читал про спряжения, заглядывал в словари, чтобы расширять запас слов. 

Я любил сборы, потому что как раз можно было взять книжку и с ней отдохнуть. В школе нравились спортивные – про Марадону, Платини, Гретцки. А уже потом увлекся французской литературой, потому что прочитал «Трех мушкетеров» и «Виконта де Бражелона» Дюма. Кстати, именно поэтому Франция еще до приезда туда мне очень нравилась. 

А еще она нравилась моему брату, с которым мы очень близки: у него была техника Thomson, машина «Пежо». По этим атрибутам я заочно полюбил страну. 

– Ваши любимые авторы сейчас? 

– Очень люблю поэзию Бродского. Так же сильно, как музыку Башлачева и прозу Платонова. На мой взгляд, эти люди изумительно обращаются со словом, в их произведениях есть драматургия, которая меня притягивает и никак не отягощает в повседневной жизни. 

Из зарубежных авторов люблю Джона Фаулза. Когда я перешел в аренду в «Портсмут», то сразу со своим английским приятелем – писателем Джимом Риорданом – поехал в музей Фаулза в городке Лайм-Реджис. И мы, как и все посетители, спросили наивное «Где живет Фаулз?» Сотрудники усмехнулись, сказав, что их по 100 человек в день об этом спрашивают и что они, конечно, не дадут адрес. Но мы не растерялись и зашли через то, что я играю за «Портсмут». Настоящий поклонник из России, прочитал все романы – что было чистой правдой. Так нам дали адрес. 

Джон Фаулз

Дверь открыла Сара, жена Фаулза. Узнав, какой путь мы проделали и что я футболист из России, интересующийся книгами мужа, она пустила нас в дом. Писатель тогда уже был парализован, Сара подвезла его на каталке. Я сказал, что моя любимая книга – «Дэниел Мартин». Представляете, Сара протянула ее Фаулзу, и он трясущейся рукой для меня подписал: «Alexey, score well!» (Хороших голов, Алексей!).  

Мой друг в этот момент заплакал, а Сара объяснила, что этот роман у них с Фаулзом тоже любимый.  

– Шикарная история. И вам ведь еще повезло, потому что он умер в 2005-м. 

– Абсолютно. А мы были у него, по-моему, в 2004-м – совсем незадолго до смерти. 

– Еще к Бродскому. У вас есть любимое стихотворение? Может, сборник?

– Любимых стихотворений очень много, тяжело что-то выделить. Нравятся длинные: например, «Письмо римскому другу», «Письмо генералу Z», «20 сонетов к Марии Стюарт». Хорошо помню эти строчки: 

Из слез, дистиллированных зрачком, 

гортань мне омывающих, наружу 

не пущенных и там, под мозжечком, 

образовавших ледяную лужу… 

– Вы ведь и философию читаете? 

– У меня есть две настольные книги. Только не улыбайтесь, ладно? Это «Афоризмы житейской мудрости» мизантропа Шопенгауэра – книга, кстати, жизнеутверждающая, потрясающая. А вторая – «Нравственные письма к Луцилию» Луция Сенеки. 

– И как вы с такими интересами общались с другими игроками? 

– Мы часто друг другу что-то советовали. Кстати, с Фаулзом меня познакомил Егор Титов.

Отец заставлял Смертина играть в футбол даже в морозы. Это упорство помогло выбиться: он сам говорит, что по таланту – средний футболист

– Вы родились в Барнауле и росли в 80-е. Что это за город?  

– Обычный сибирский город, довольно заурядный. Долго лежит снег, к которому привыкаешь – зимой играешь не только в хоккей, но и в футбол. 

Ничего особенного, производственный город. У меня родители работали по соседству: мама – на заводе резинотехнических изделий, а папа – на моторном. Жили в районе Сулима – это окраина, ближе к аэропорту. Тренировки были в центре, добирался около часа: сначала на автобусе, потом пересаживался на троллейбус. Ездил так с первого класса. 

Как-то наступила зима, и мама сказала, что слишком холодно – тренировки на время закончились. Но, прекратив заниматься в ДЮСШ, я стал проводить больше тренировок с отцом. Несмотря на морозы, он в кедах выходил на площадку, которая была в сугробах. Но не помню, чтобы он хоть раз был инициатором похода домой. Пока не наиграешься и не скажешь «Папа, нет больше сил, пошли!», ничего не происходило. 

Он умудрялся посреди рабочего дня вернуться домой через весь город, чтобы вывести меня на улицу с мячом. Потом опять уезжал.

– Злились на отца когда-нибудь? 

– Злился. Это ведь было не так: бегаем, забиваем голы, радуемся победе. Да, мы играли, когда собирались ребята, но так случалось не всегда. Отец изначально был настроен на тренировку разных элементов, поэтому я шел на площадку, зная, что буду повторять не очень легкие упражнения. Например, он требовал показать влево, а уйти вправо, сделать улитку. Брал мячи в руки, бил в меня, и я должен был не просто принять их, а обработать с уходом в сторону ворот. Он постоянно повторял, что нужно играть на обострение, любимая фраза: «От сложного идем к простому». 

Даже когда мы играли с ребятами, он все равно давал задания: например, обыграть всех от ворот до ворот, используя такие-то элементы. 

Я злился, потому что не всегда было тепло, не всегда хотелось выходить в мороз, в снег. Он видел, что я расстроен, и говорил: «Ты пока еще не понимаешь, но это твое призвание. Когда поймешь, будешь мне благодарен. А если не станешь футболистом, будешь работать на производстве в цеху». 

– Водил вас туда? 

– Мама говорила, что кого-то из нас с братом однажды сводил. Я точно не помню, но, по-моему, меня. Такой воспитательный метод – показать, где можно оказаться, если не выбиться благодаря футболу.  

Мы понимали, что он нас любит, но он был требовательный. И во многом благодаря этому – а не тренировкам дриблинга и других технических вещей – я стал футболистом.

– Как мама относилась к методам отца? 

– Мама жила с тремя мужчинами, создавала уют. Она так говорила: занимается отец с ребятишками – и хорошо. Другое дело, что мы с братом никогда не жаловались маме. Наверное, было неудобно, даже стыдно. Казалось, это как-то не по-мужски – жаловаться, что отец гоняет. 

Мама помогала нам, делали вместе уроки. У меня как-то выходила двойка по литературе, и учительница поставила условие: прочитать «Мастера и Маргариту», «Собачье сердце» и ответить на вопросы, которые она задаст. До сих пор помню, как я приходил домой после второй тренировки, ужинал, был сонный. Мама садилась на табурет передо мной и начинала читать. Как-то я заснул на моменте первой встречи Воланда и Маргариты. 

– И все равно вы очень благодарны отцу. 

– Он научил прежде всего несгибаемости, любви к делу и недовольству собой. Я и сам пришел к тому, что формула успеха выглядит именно так. 

Однажды играли со старшими ребятами, которые особо не занимались футболом. Я давал им передачи, а они мне – нет. Я злился и говорил папе: «Ну почему они не дают мне пас?» А он строго отвечал: «Ты требуй с себя самого, а партнеров, которые будут пасовать, ты еще встретишь». 

На всю жизнь запомнил, что важно быть недовольным собой. Но нельзя путать это с самоедством. 

– Объясните. 

– В футболе много элементов, которые можно поправить, даже если они у тебя хорошо получаются. Не имеет значения, что тебя высоко ценят – все равно можно делать лучше. У меня же не было особого таланта, средний футболист. Просто получилось максимально реализоваться – как раз за счет стараний, неуступчивости, анализа своих действий.   

И мне было очень приятно, что таким же анализом занимался великий Яшин. Я дружу с его супругой Валентиной Тимофеевной, много раз приходил в гости. Раз на четвертый она бросила мне большие стоптанные сзади тапки. Я надел и говорю: «Ничего себе, я же в них утону». А она отвечает: «Ну, это Лева носил». У меня тогда ноги задрожали. 

Она рассказывала, что Яшин не засыпал даже после хороших матчей. Ворочался, не давал ей спать, а она возмущалась: «Лева, спи ты наконец-то». Он объяснял: «Валь, ну я ведь в этом эпизоде мог лучше сыграть, выйти на перехват пораньше». 

– Как вспоминаете школу? Вам было там комфортно?

– Нормально, как и любому ребенку. Комфортно не всегда. Много тренировался, в какой одежде бегал – в такой и приходил в школу. Мы ведь были подростками, в душ после тренировок не ходили, и это совсем не смущало. А уже окончив школу, на встрече с классом узнал, что после тренировок от меня не всегда хорошо пахло. 

А так... Меня уважали, старший брат уже ездил играть за юниорскую сборную за границу, привез мне кроссовки. На первой же тренировке у меня их украли, потому что раздевалка не закрывалась. Учителя снисходительно относились к увлечению футболом, были не сильно требовательны. Но не могу сказать, что с радостью вспоминаю школьные годы.

Когда Смертин стал лучшим игроком чемпионата, то поплыл: считал, что против него нельзя играть грубо, и ударил Рахимича за жесткий фол

– Ваша главная команда в России – «Локомотив».

– Тогда я впервые сам решил, куда перейти. Раньше договаривался отец: сначала попросил тренера «Динамо» Барнаул устроить мне просмотр, потом переговорил с тренером Ленинск-Кузнецкой «Зари».

– Видите, был агент в начале карьеры. 

– И агент, и тренер. Перед матчами звонил и давал установку по телефону. Прямо досконально помню, что говорил: «Бери инициативу на себя, открывайся и обостряй». 

Уже в «Уралане» я попал в сборную, и мной заинтересовались три клуба: «Торпедо», ЦСКА и «Локо». Запомнил встречу с Семиным. Брат тогда жил в Медведково, а я у него. И Семин проехал через весь город – добрался, кажется, к десяти вечера. Сказал, что ждет в команде. Я и перешел. 

– Что-то просили? 

– Единственное, что попросил – квартиру. У меня тогда родился ребенок, нужно было где-то жить нормально. 

Победа «Локомотива» в Кубке России-2000

– Семин – легенда? 

– Сразу доверил место в составе. Помню его даже какую-то любовь ко мне как к игроку. Мне говорили, что он тоже был щупленький, неуступчивый и видел во мне себя. 

Я очень уютно чувствовал себя в команде, приняли хорошо. Но через жесткую игру на тренировках. 

– Били по ногам? 

– Причем не защитники, как это обычно бывает, а полузащитники, которые были не только коллегами по команде, но и конкурентами на поле.

Впрочем, в «Портсмуте» было еще жестче. Меня прямо ненавидел шотландский полузащитник Найджел Куоши, которого я вытеснил из состава. Когда мы в двусторонках играли в одной команде, он просил почаще пасовать ему и громко комментировал каждую ошибку. А когда играли против друг друга, он просто меня бил. Но это не очень волновало – видел в этом дополнительный стимул. 

– В дебютный сезон в «Локо» вы стали лучшим игроком чемпионата. Как пережили славу? 

– Узнал, что такое звездная болезнь. В начале нулевых мы были на сборах с «Локо» в Португалии, подошел Семин и сказал, что мной интересуется «Бордо». Годом раньше клуб играл в Лиге чемпионов в одной группе со «Спартаком» – оказалось, готовясь к матчам, они просматривали наш чемпионат и заметили меня. 

«Бордо» ждал переговоров, но Семин сказал, что никуда меня не отпустит, потому что впереди Кубок кубков и вообще нужно бороться за чемпионство. Я все понял и согласился. Потом Семин объяснил, что в знак поощрения мне поднимут зарплату. Я ответил: «Спасибо». 

И как раз в новом сезоне началось. До сих пор помню эпизод из домашнего матча с «Анжи», чуть ли не каждое движение. Мяч вбросили из аута. Я ушел от Рахимича, а тот руками зацепил и  повалил на газон. Судья полез за карточкой, но мне показалось, что этого мало. Я вскочил и врезал Рахимичу по ногам. Ему дали желтую, а мне – красную и максимальную дисквалификацию, 5 матчей. 

Перед ударом подумал: как это меня, лучшего игрока России, ударили так жестко? В итоге пропустил месяц – в том числе финал Кубка, который приходился на пятый матч. А когда снова вышел на поле, носился как бешеная собака, в первой же игре прыгнул в подкате за уходящим мячом, уперся шипами в газон и вывернул колено. Пропустил еще какое-то время. 

Руководство подумало, что раз «Бордо» еще проявляет интерес, надо парня продавать. Так и оказался во Франции, где понял, что таких лучших игроков навалом. 

В Бордо Смертин полюбил вино и составил топ-3. Ездил к Хохлову в Сан-Себастьян на «Харлее». Недавно он обсуждал Лигу 1 с Головиным: тот сказал, что во Франции «все добегают» 

– Что взяли с собой во Францию? 

– Две пары бутс и компакт-диски. Интересно, что в России я слушал иностранный рок – прежде всего любимых Led Zeppelin, потому что вырос на классике. А уже во Францию взял преимущественно нашу музыку: «Калинов мост», «Кино», Башлачева и Гребенщикова. 

– Когда впервые попробовали вино? 

– Меня сначала поразило, что в команде не существует как таковой субординации между тренером и игроком – если это не касается матча, установки или разбора. В повседневной жизни тренер – это твой старший товарищ, с которым можно пошутить.

По вечерам мы собирались ужинать в отеле, был общий стол. Так вышло, что я сидел с краю, ближе к руководству. Официанты постоянно приносили бутылки с вином, я думал: «Ничего себе, выпивают… Ну, нормально». И вдруг наш главный тренер Эли Боп обращается ко мне: «Алексей, хочешь?» У меня, человека, который привык к совсем другим отношениям, первая реакция была такой: «Блин, провокация». Но потом смотрю, Дюгарри – звезда, которая только вернулась из «Барселоны», – подходит и наливает себе бокал, потом еще один. 

И так я решился попробовать – правда, сделал это не на первом ужине. Выпил со стейком – очень хорошо сочеталось. С этого момента и полюбил вино. Тем более попал в прекрасный город, где вместо травы растет лоза и виноград. 

Да еще и президентом клуба был Жан-Луи Трио – хозяин трех винных шато. Мы иногда ездили к нему дегустировать вино.

– Три лучших вина по вашей версии.  

– Эти вина я пробовал много раз, впервые – в старинных замках, где они хранятся в бочках. 

1. Chateau Saint-Pierre, Saint-Julien

2. Chateau Lynch-Bages, Pauillac

3. Chateau Pavie, Saint-Emilion

– Во Франции вы гоняли к Хохлову на мотоцикле в Сан-Себастьян, проезжали 200 км. 

– Даже больше. 

– До какой скорости разгонялись? 

– Ездил не так быстро, потому что не очень опытный водитель. Может, 120-130 км. На мотоцикле скорость ощущается совсем иначе, чем на машине. 

– А что за мотоцикл был? 

– «Харлей». Просто Дюгарри ездил на мотоцикле, и я подумал: почему бы и нет, это ведь мечта всей жизни. Я все лето проводил в деревне, мы с братом помогали там родным и иногда ездили на мотоцикле «Урал» с коляской. Оттуда пошла любовь. 

Дима Хохлов в сборной рассказывал, что ездил в детстве на «Яве». Вот я и подумал, что будет неплохо, если приеду на мотоцикле. Вообще, Франция – идеальное место для них. Дороги хорошие, погода замечательная – можно даже зимой гонять. 

– Играть там было сложнее, чем в России? 

– Посложнее, потому что другие схемы, динамика. В «Локомотиве» я мог принять мяч у своих ворот, а потом бежать завершать атаку. В «Бордо» на первых тренировках очень хотел себя проявить, и Дюгарри как-то увидел, что я забежал в его зону. Он встал и крикнул тренеру: «Скажи этому сумасшедшему русскому, что бегать в чужие зоны не нужно – пусть играет в своей». 

Там очень вязкий футбол и выше темп, тяжелее вскрывать оборону. Но не скажу, что в техническом плане мы сильно уступали. 

Кстати, я встречался с Головиным, когда он только начинал в «Монако». Заговорили про футбол, я спросил, как ему чемпионат. Он ответил очень просто и понятно: «Здесь все добегают». Когда он кого-то обыгрывает во Франции, то сразу отдает пас, потому что иначе его может мгновенно накрыть соперник, который вроде бы остался позади.

– Что-то советовали Головину?  

– Сказал, что важно учить язык. Помню, когда со мной начали общаться, не замедляя речь – так я стал своим. Замечательные ощущения.  

Впервые встретился с Моуринью на яхте Абрамовича. В Англии за подкаты аплодировали как за классные пасы – это удовольствие

– Вы ведь могли оказаться в том «Торпедо», которое чуть не купил Абрамович.

– У меня был контракт с «Бордо» на 5 лет, но после третьего сезона почувствовал, что все слишком хорошо: место в основе, очень уютная жизнь. Показалось, что требования к себе ослабевают, начинается стагнация. А мне этого не хотелось. 

Вдруг рассказали про суперпроект «Торпедо». Команда хотела стать чемпионом страны, играть в Лиге чемпионов. И я просто разорвал контракт с «Бордо», уехал в Москву, но сделка по продаже клуба не состоялась. Почему – я не знаю. На меня сильное впечатление произвел Александр Мамут, мы с ним обедали в ресторане. Очень эрудированный, культурный человек, сильно любит футбол. Я, кстати, еще очень удивился, что он выбирает какое-то итальянское вино, а не Бордо. Для меня тогда существовало только оно. 

Я был капитаном сборной, но при этом оказался без клуба. Так вышло, что Абрамович знал ситуацию, и на меня вышел «Челси». Помню, как Газзаев отпустил с товарищеской игры подписать контракт – сказал, что такое бывает раз в жизни. А в соглашении было одно условие: год нужно провести в аренде в «Портсмуте».

И это было даже хорошо, там я адаптировался к английскому футболу, привык к невероятным стадионам. У нас трибуны располагались очень близко к полю, фанаты болели не тише, чем на «Энфилде» – все-таки портовый рабочий город, люди вдвойне обожают футбол. Стадион был совсем небольшим, чтобы понимать: за хороший подкат ты получаешь столько же аплодисментов, сколько и за классный обыгрыш или отменный пас.

– Играть на таких олдскульных стадионах – особенные чувства? 

– Да вы что, разумеется. Там еще первые ряды ниже уровня поля – оно людям где-то по живот или грудь. Пару раз в дождь я улетал к болельщикам, оставалось только ноги подгибать, чтобы никому не нанести травму. И фанаты с огромным наслаждением выталкивали меня обратно. 

– Что за человек Роман Абрамович? 

– Показался очень уравновешенным, грамотным. Для меня было индикатором его поведение в раздевалке. Он – владелец клуба – никогда не показывал свою значимость, так как отлично понимал, что в раздевалке единственным авторитетом для игроков должен быть тренер. 

После матчей Абрамович всех поздравлял с победой, садился на скамейку с краю и смотрел за происходящим. Он был сопричастен к победе, но не радовался так, будто это его единоличный успех. Мне это очень нравилось. 

Иногда он подзывал меня, спрашивал о внутренних процессах, как команда себя чувствует. Я никогда к нему не просился, потому что  очень не хотел, чтобы пошел этот ассоциативный ряд: Абрамович из России, Смертин из России. 

– Помните первую встречу с Моуринью? 

– Позвонила Марина Грановская после первой игры на Евро-2004. За мной послали машину, и я приехал в Лиссабон – встреча была на яхте Абрамовича. 

Отдельный кабинет, говорили по-французски, потому что английский я знал тогда плохо. Он сказал, что не гарантирует место в старте, но хочет, чтобы я был в команде: ему понравился сезон в «Портсмуте» и то, что я в сборной качественно играл и опорного, и центрального защитника. 

– Моуринью – рок-звезда мирового футбола. Ваша любимая история про него? 

– Моуринью пришел в клуб из «Порту», с которым выиграл Лигу чемпионов. Первое собрание, он обращается к команде: «Я вижу здесь классных футболистов, но кто из вас хоть что-нибудь выиграл?» Все опустили головы. Жозе выдержал паузу и продолжил: «Я пришел сюда за трофеями. Запомните – они важнее хороших контрактов».

Очень сильный тактик, голодный до побед. Никакие авторитеты ему не авторитеты. И эту уверенность он вселил в нас. 

– Вы выиграли АПЛ. Чем запомнилась лига?

– Начну чуть издалека. Когда попал в сборную Романцева, научился принимать решения до обработки мяча. Титов, Карпин, Цымбаларь – спартаковские ребята, которые шикарно держали мяч, ты никак не мог его забрать. Вот если в Англии не продумываешь ходы на несколько шагов вперед, то ты уже опоздал. Там футбол настолько динамичный, что нужно не только быстро бегать, но и быстро думать.

Да и высокий темп поддерживается не только игроками, но и судьями. Такой парадокс: несмотря на интенсивную борьбу, меньше свистков, темп стараются не прерывать. И в Англии, и во Франции к судьям относятся уважительно, никто не настроен воинственно. Нам, конечно, тоже нужно формировать такое отношение к арбитрам.

Опять же, в Англии нельзя перекладывать ответственность на других. Команду собирают за несколько часов до игры: трясешься в пробке, переживаешь, что можешь опоздать на установку. Приезжаешь – переодеваешься и выходишь на поле. Странно, но в этом и заключается модель: нет разбора игры как такового, возможность прогрессировать дает самоанализ, недовольство самим собой. 

Моуринью никогда не устраивал разбор, говоря, что какой-то футболист плохо сыграл. В следующий раз человек просто оказывался на скамейке или вообще на трибуне. 

– С кем лучше всего общались в «Челси»? 

– Много общались с Чехом. Мы с ним одновременно пришли в команду из Лиги 1, говорили по-французски. На сборах вместе завтракали и обедали. 

Еще с Кежманом, он даже немного говорил по-русски. Очень хорошие отношения были с Клодом Макелеле. 

– Вашим конкурентом. 

– Я считаю его одним из лучших полузащитников в мире. Очень добрый, воспитанный человек. Мудрый на поле, с чувством такта в развитии атаки. Но сам завершать не мог – даже с подъема не бил. Ему как-то дали пенальти, но он и то попал только после добивания. 

Мне вообще достались отличные конкуренты – Макелеле, Лэмпард.  Лэмпард с Терри не пропустили ни одной тренировки за сезон, железные люди. Они, кстати, разные по характеру: Лэмпард – сдержанный, а Терри – импульсивный. Зато на поле очень собранный, легко жертвовал собой: если поскальзывался, а мимо бежал игрок, Терри легко подставлял голову, чтобы его задержать. 

Еще сдружился с Эйдуром Гудьонсеном, Дэмьеном Даффом – нравилась его ирландская открытость. У меня поначалу не было машины, еще не перевез из Франции, и Дэмьен позвал к себе: «Чего ты на клубном автобусе ездишь? У меня две машины, выбери какую нужно». 

С машиной было удобнее, я же еще всегда хотел жить в центре. И жил – и в Бордо, и в Лондоне, и в Москве потом. Такой комплекс. 

– Из детства? 

– Полагаю, что да. Следствие жизни на окраине. 

– Потом вы ездили на Mini – прямо как Канте. 

– Да, когда был в «Фулхэме». На Mini действительно очень удобно: легко проезжаешь по маленьким улочкам, спокойно паркуешься. 

– Как вас изменила Англия и Франция? Кроме самообразования. 

– Узнал, на что способен, открыл новые горизонты. Другие языки, другая культура – важно понимать, что мир разный. Чем менее естественно себя ведешь, тем больше страдаешь. Чем богаче внутренний мир, тем увереннее чувствуешь себя в обществе. Я это испытал. 

– Почему наши игроки не особо стремятся за границу? 

– Это их выбор. В России действительно высокая зарплата. Даже многие топовые клубы в Европе не готовы столько платить хорошим игрокам. Проще остаться в России, тем более ребята все равно на виду, потому что играют за сборную, в Лиге чемпионов, в Лиге Европы. Да, это только соприкосновение с лучшими лигами и футболистами, но уже неплохо. 

Да и играть, например, в режиме чемпионата Англии, даже Франции, – очень непросто. Каждый день нужно доказывать, что ты заслуживаешь здесь находиться, вырывать место в составе. Большой риск. Плюс другой язык, менталитет. 

– Конечно, это все намного сложнее. Но не в этом ли смысл? 

– Я не могу судить. Мне хотелось бросить себе вызов – и я уехал. Но  не могу утверждать, что так надо и так правильно – ничего подобного. У каждого своя жизнь. 

Смертин не знает, где его медаль АПЛ. Говорит, что он средний муж, но хороший отец

– Алексей, мужчина может быть слабым? 

– Может. Наверное, женщины даже зачастую сильнее нас. 

– Почему я спрашиваю. Читая ваши интервью, подумал, что вы не оставляете мужчинам такую возможность. 

– Нет, у меня две ипостаси, как и у многих игроков: жесткий и неуступчивый на поле и мягкий в жизни. Поэтому, например, мне кажется, что я не смогу быть тренером. 

– Когда вы в последний раз плакали? 

– Это связано с отцом. Я не плакал, когда он умер, потому что был к этому готов: он какое-то время был парализован, ослеп. На следующий год я посчитал, что нужно проводить в его честь крупный международный турнир, это мой долг. И мы приглашаем за Урал команды из Казахстана, Узбекистана, Китая, Кореи, Японии. Приезжают московские клубы. 

Параллельно я снял об отце фильм, называется «Папа». Когда перед началом турнира был дебютный просмотр, я расплакался.

– Слышал, что коллекционируете мужские журналы. 

– Я вообще не коллекционер, у меня медалей-то нет. Даже не помню, где медаль чемпиона Англии. Единственная, которая сейчас перед глазами – за то, что пробежал шестерку мэйджорских марафонов: в Токио, Бостоне, Лондоне, Берлине, Чикаго и Нью-Йорке. 

Вот она хранится на видном месте. Да и то потому, что получил ее в этом году. 

– Вы серьезно? Почему так относитесь? 

– Не знаю. Никогда не относился к ним пренебрежительно, но и не коллекционирую. Нет такой склонности. 

– Насколько для вас важен успех? 

– Успех требует настойчивости, эмоциональности, способности пережить и, главное, понять ценность неудачи. Считаю, что по меркам России я был успешным футболистом, а по мировым – добротным. 

– Вы говорили, что ваш кумир – Гари Линекер. Расшифруете? 

– Я, кстати, этого не помню, но допускаю, что мог привести его в пример. Видимо, когда я заканчивал карьеру, анализировал, кто состоялся не только в футболе, но и за пределами, прошел личную трансформацию. И Линекер в этом плане действительно в порядке. 

– Какой вы муж и отец? 

– Мне кажется, я средний муж. 

– Почему? 

– Не знаю, тяжело объяснить. Нормальный муж – так думаю. 

А отец я хороший. Добрый и совсем не жесткий. Не требую от сына каких-то достижений, очень люблю его. И себя в пример не ставлю. Многие и так знают, кто у него отец, а фокусировать на этом внимание – глупо. И когда он чего-то добивается, он не должен ощущать себя сыном Алексея Смертина. Он должен ощущать себя Владиславом Смертиным. 

– Что для вас главное в жизни? 

– Философский вопрос. Главное ведь меняется. Если бы вы спросили лет 15 назад, я бы ответил одно, а сейчас...

Наверное, скоротечность жизни подсказывает, что нельзя быть неактивным, не стремиться к чему-то. Я нормально отношусь к гедонизму, но все-таки он приводит к лени, балованости. 

С другой стороны, с гонкой к успеху ты упускаешь важные моменты жизни, не замечаешь деталей, которые могут порадовать. 

Скажу так: важно душевное равновесие, соблюдать баланс между стремлением к целям и возможностью быть человеком, который радуется жизни. 

У Смертина новый этап в жизни. Здесь он рассказывает про обучение в УЕФА  

«Бессмысленные горы денег и жертв – вот наши победы». Интервью с Кириллом Набутовым, который больше не хочет комментировать спорт

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Phil Cole, Martin Rose/Bongarts; РИА Новости/Алексей Филиппов, Владимир Федоренко; wikipedia.org; instagram.com/skolkovoschool; instagram.com/smertinofficial; REUTERS/Dima Korotayev, Grigory Dukor, Pascal Rossignol; личный архив Алексея Смертина

развернуть
США располагают самой протяжённой в мире сетью железных дорог, составляющей 293 564 км. а железнодорожная история США берёт свое начало с 1815 года.

25 фото.

1 На железнодорожной станции в Трэйси (штат Миннесота), 1899

Старые фото железных дорог США
2 На железнодорожной станции Саранак Лэйк (Адирондакс, штат Нью-Йорк), 1905

Старые фото железных дорог США
3 паровоз Southern Railway Ps-4

Старые фото железных дорог США
4 На железнодорожной станции в Хот Спрингс (штат Арканзас), 1900-й год.

Старые фото железных дорог США
5 Паровоз Southern Railway Ps-4 на путях; окрестности Вашингтона, 1926 год.

Старые фото железных дорог США
6 Стрелочник на путях; Карсон Сити (штат Невада), март 1940 года.

Старые фото железных дорог США
7 Платформы для перевозки цинковой и свинцовой руды на железнодорожных путях возле завода Eagle-Picher Mining & Smelting Co. в окрестностях Кардина (штат Оклахома), январь 1943 года.

Старые фото железных дорог США
8 Паровоз компании Denver & Rio Grande Western R.R. на железнодорожном переезде в Колорадо (Рио Гранде Каунти), октябрь 1939 года.

Старые фото железных дорог США
9 Эшелоны на железнодорожных путях в Питтсбурге (штат Пенсильвания), сентябрь 1942 года.

Старые фото железных дорог США
10 Март 1943 года: поезд Super Chief во главе с тепловозом ЕМС Е1 и другие составы в Альбукерке (штат Нью-Мексико)

Старые фото железных дорог США
11 Паротурбовоз Чезпик и Огайо М1 в Цинцинатти, 2/7/1949. Выпущено всего три модели, которые прослужили с 1947 по середину 1950-х.

Старые фото железных дорог США
12 женский вагон на Southern Railway. США, 1926

Старые фото железных дорог США
13 Электровоз, обслуживавший подводный туннель под дном реки Детройт (штат Мичиган), 1910 год.

Старые фото железных дорог США
14 На железнодорожной станции; Диспатч (штат Нью-Йорк), 1906 год.

Старые фото железных дорог США
15 29-й президент США Уоррен Хардинг в кабине электровоза, Фэлкон, Айдахо, 1923

Старые фото железных дорог США
16 Перевал Маршал, Колорадо, 1898

Старые фото железных дорог США
17 Эстакада Александрийской железнодорожной ветки

Старые фото железных дорог США
18 Штат Юта, 1914

Старые фото железных дорог США
19 Президентский вагон, штат Вирджиния, 1865

Старые фото железных дорог США
20 Хот Спрингс, Южная Дакота, 1891

Старые фото железных дорог США
21 Айова, 1910

Старые фото железных дорог США
22 1904

Старые фото железных дорог США
23 Нью-Йорк

Старые фото железных дорог США
24 Северная Тихоокеанская железная дорога, 1900

Старые фото железных дорог США
25 Мост через реку Шебойган, Висконсин, 1910

Старые фото железных дорог США
развернуть