На неделе мы делали материал про английского художника, преобразующего черно-белые футбольные фотографии в цветные. А спустя пару дней наткнулись на твиттер еще одного колоризатора. Это болельщик белградского «Партизана» Никола Радулович. Он увлекается и советским футболом, на фотографиях ниже вы найдете Льва Яшина, Никиту Симоняна, Николая Старостина.

Листайте!

1900. Усатая сборная Франции на Олимпиаде-1900.

1913. Неожиданно, но это дортмундская «Боруссия».

1913. Матч Санкт-Петербурга и Стокгольма.

1916. Футбол в военном лагере Салоников.

1923. Финал Кубка Англии «Болтон» – «Вест Хэм» отложен на 45 минут из-за толпы на поле. В тот день на Уэмбли пришло очень много людей: от 126 000 зрителей (официальные данные) до 300 000 (неофициальные).

1923. Финал чемпионата Германии. «Унион» – «Гамбург».

1926. Советская сборная перед игрой с Францией в Париже. Знамя – у Петра Артемьева.

1930. Яркие девушки с букетом перед полуфиналом ЧМ-1930 Югославия – Уругвай.

1930. Зрители «Болейн Граунд» (все в шляпах!) переносят мальчика поближе к полю.

1934. Николай Старостин перед игрой со сборной Турции (2:1).

1934. Сборная Нидерландов выбегает на чемпионат мира.

1938. Сборная Бразилии добирается на ЧМ во Францию.

1938. Парк де Пренс, Швейцария обыграла Германию 4:2. Последний ЧМ перед войной. 

1938. Гавр. Чехословакия против Нидерландов в 1/8 финала ЧМ-1938. Чехословакия победила 3:0. 

И снова ЧМ-1938. Это Бордо и четвертьфинал ЧМ. Опять Чехословакия, теперь против Бразилии. В переигровке бразильцы победили 2:1.

1939. Сборная Франции в 1939 году.

1945. Британские солдаты на Олимпийском стадионе в Берлине.

1947. «Чарльтон» побеждает в Кубке Англии.

1948. Лондон готовится к Олимпиаде.

1950. Сборная Англии впервые на чемпионате мира.

1950. Уругвай победил Бразилию в великом финале на «Маракане».

1945. «Динамо» на «Стэмфорд Бридж».

1949. Чемпионат СССР. «Нефтчи» против сталинградского «Торпедо» на фоне строящегося Дома правительства.

1954. «Вулверхэмптон» победил «Гонвед» Пушкаша и Кочиша 3:2. После игры тренер англичан назвал свою команду клубным чемпионом мира. А уже через год стартовал первый настоящий Кубок чемпионов.

1955. А вот и первая игра Кубка чемпионов. «Спортинг» и «Партизан» в Лиссабоне. 

1957. Нант, отборочный раунд ЧМ-1958. Франция – Исландия 8:0.

1957. Нью-Йорк, Мэрилин Монро начинает турнир с участием американских и израильских клубов.

1958. Билли Райт и Никита Симонян перед дополнительным матчем за выход в 1/4 чемпионата мира. Сборная СССР победила 1:0.

1960. Лев Яшин в туннеле перед финалом Евро-1960 с Югославией.

1960. Сам финал на Парк де Пренс. Сборная СССР победила 2:1.

60-е. Вид на стадион «Саутгемптона» The Dell.

60-е. А это стадион донецкого «Шахтера».

1963. «Милан» впервые побеждает в Кубке чемпионов. С трофеем – Чезаре Мальдини.

1966. Эйсебио дает интервью перед четвертьфиналом ЧМ с Северной Кореей. Португальцы в том матче горели 0:3, но затем Эйсебио сделал покер. 

1968. Джордж Бест празднует гол «Реалу» в полуфинале Кубка чемпионов.

1969. «Интер» против «Ромы». В невообразимой позе – Хоакин Пейро. 

1970. Бобби Мур и Пеле перед товарищеским матчем «Вест Хэма» и «Сантоса» в Нью-Йорке.

1972. Бабушки во время игры «Тоттенхэма» и «Манчестер Юнайтед». Версию снимка от британского колоризатора вы можете увидеть в  материале Егора Мичурина.

1975. «Милан» приехал в ирландский городок Атлон на матч Кубка чемпионов. 

1977. Вратарь «Вест Хэма» Рэй Клеменс ждет собачку.

Какое фото понравилось больше всех?

Фото: twitter.com/FCTimeNations; Gettyimages.ru; РИА Новости; FIFA Museum; Daily Mail; L’Équipe

развернуть

Легенда против еще не легенды.

Криштиану Роналду и Роналдо – люди из разных эпох, хотя бразилец старше тезки всего на 8 лет. Сейчас Роналдо президентствует в «Вальядолиде», а Криштиану зажигает в «Ювентусе» – пока они не пересеклись. И в официальных матчах друг против друга никогда не играли.

Смотрите: в 2002-2003-м Криш был в «Спортинге», а Зубастик зажигал в «Реале». Потом Роналду переехал в «Ман Юнайтед», в 2009-м поехал в «Реал», но бразилец уже упорхнул в «Милан» (в 2007-м). Ну а через 4 года закончил карьеру в Бразилии.

Португалия и Бразилия в это время дважды встречались в товарищеских матчах. В 2007-м Португалия победила в Лондоне 2:0, Криштиану был в составе, а вот Роналдо нет. Аналогично – и через год, когда бразильцы уничтожили свою бывшую метрополию 6:2. И опять в товарищеской игре.

Но все-таки один матч Роналду против Роналдо сыграл – в 2005-м, в благотворительном матче, организованном Луишем Фигу. Игра прошла при 25 тысячах зрителей в Алгарве, тезки вышли на поле: бразилец играл за Фигу, а еще молодой Криш – против.

Он показал парочку красивых финтов за полчаса, а потом его заменили – матч-то товарищеский.

Кстати, игра закончилась победой одной из команд, довольно нетрадиционно для таких встреч. Кого только не было на поле – и Роналду, и Роналдо, и Фиго, и Роберто Карлос, и Алан Смит, и Лукас Радебе, и даже Абель Шавьер. А команду Фигу тренировал Бобби Робсон.

Позже Роналду и Роналдо пересекались, когда бразилец был послом «Реала», а Криштиану еще не перешел в «Ювентус».

«Мы отличаемся друг от друга позицией и ее интерпретацией. Даже если Криштиану сейчас играет ближе к центру, он по-другому ориентирован на голы, не так, как я. Даже если цель у нас одна. Но, конечно, мы почти одинаковы в желании забивать голы, – пояснял Роналдо. – Криштиану не случайно доиграл до 33 лет в такой форме.

Не много игроков заботятся о своем теле так, как он, с таким желанием совершенствоваться. Не говорю, что наше отношение к работе – полная противоположность, но, конечно, она отличается. Я тренировался, потому что приходилось, он делает, потому что ему это нравится».

После ЧМ-1998 Роналдо чуть не похитили. Возможно, в этом был замешан его отчим

Один из первых голов за «Интер» Роналдо забил прямым ударом со штрафного. В ворота Буффона!

Фото: AFP/EAST NEWS; ASSOCIATED PRESS/East News

развернуть

От редакции: вы в блоге «F1 – королева автоспорта!», а ниже – перевод большого материала Motor Sport Magazine о фильме «Гран-при» 1966 года.

 

«Я не говорю, что это мой лучший фильм, но это был, безусловно, один из самых удовлетворительных фильмов, которые я снял. Ведь у меня всю жизнь была мечта Уолтера Митти о том, что случилось бы, если бы я стал пилотом «Феррари». Думаю, возможность потворствовать своим фантазиям с бюджетом в десять с половиной миллионов долларов – это изумительно», – заявил в 1969 году режиссер Джон Франкенхаймер.

Он был большим художником с грандиозными планами и согласился рискнуть авторитетом и деньгами своей студии ради создания величайшего фильма про гонки. Джон Франкенхаймер был бы никем, если бы не имел амбиций. Противоречивый и конфликтный нью-йоркский писатель сделал все возможное, чтобы отсталые технологии не помешали ему создать шедевр, в котором он воплотил все свои фантазии. Спустя полвека этот фильм остается лучшим в его фильмографии.

Этот фильм, кстати говоря, часто высмеивали – но только люди с каменными сердцами и без романтического увлечения кино или автоспортом. Эта постановка 1966 года завоевала три «Оскара» – за лучшие спецэффекты, звук и монтаж. Триумф стиля – это часто потеря сущности. Вы могли бы сказать, что фильм пестрит клише, но «Гран-при» лишь расширил границы правдоподобия, а не грубо нарушил их. Чего нельзя сказать о большинстве фильмов, посвященных автоспорту.

Вернитесь во времена задолго до «Гонки» или «Ле-Мана». Фильмы про гонки можно было поделить на две категории: высокобюджетные мелодрамы, где главный герой был кем-то жесткосердечным в поисках искупления (или хорошей женщины), и фильмы категории «В», где диалоги и архивные кадры не могли заменить реальный сюжет. Разница между ними заключалась в выборе между ужасным и очень ужасным. При всех недостатках (коих много) «Гран-при», пожалуй, был первым фильмом в своем жанре, сделавшим упор на реализм. По большей части его снимали на реальных местах проведения Гран-при часто во время гоночных уик-эндов, где настоящие пилоты управляли реальными гоночными машинами. Никакого зеленого экрана.

Так хотел Франкенхаймер. С момента съемки своего первого короткометражного фильма во время службы в ВВС США (о процессе производства асфальта) этот будущий голливудский колосс экспериментировал с новыми техниками, даже если они были новыми только для него самого. «Конечно, я снял несколько ужасных фильмов, но зато поучился за счет правительства, – говорил Франкенхаймер. – Странно, но это правда, потому что им было плевать. По выходным они разрешали мне брать камеры домой и снимать что угодно. Я снял целую короткометражку о своем автомобиле. Думаю, она стала предвестником «Гран-при». Я привязывал к машине камеру и пробовал всевозможные ракурсы».

Он быстро учился. Франкенхаймер добился успеха в качестве режиссера телевизионных пьес и сериалов, а позже снял хорошо известные  «Любитель птиц из Алькатраса» и «Маньчжурский кандидат» за десять с лишним лет. «Гран-при» же был первым в его карьере крупнобюджетным блокбастером. Кроме того, до фильма о гонках Франкенхаймер никогда раньше не снимал цветное кино.

Причины появления фильма на свет зависят от того, в чью версию истории вы верите. Франкенхаймер не раз заявлял, что идея пришла ему в голову во время съемок фильма «Поезд» (1964 год) во Франции. Потом он также говорил прессе, что раньше участвовал в гонках, но доказательства не найдены. Первоначальный сценарий заимствован у сенсации Роберта Дейли «Жесткий спорт». Авторство приписано Роберту Алану Артуру, сотрудничавшему с Франкенхаймером в телевизионных проектах. Тем не менее большая часть диалогов была переработана Биллом Хэнли, тоже работавшим с Франкенхаймером на «Пьяных Мотыльках». Его вклад остался неотмеченным [в титрах].

Внимание, спойлеры!

В центре сюжета – борьба за звание чемпиона «Формулы-1». Американский пилот Пит Эрон с пятью победами в карьере и без единой за последние три сезона, сталкивается с напарником по «Джордану-БРМ» Скоттом Стоддардом в Монако. Эрон уволен разгневанным боссом Джеффом Джорданом, пока Стоддард борется за жизнь. Эрон находит утешение в объятиях жены Стоддарда, Пэт – бывшей модели, которой скучно с человеком, живущим в тени покойного брата- чемпиона 1958 года. Между тем, корсиканская суперзвезда Жан-Пьер Сарти намерен претендовать на третий титул, но находит отвлечение от своего брака без любви в редакторе модного журнала Луизе Фредериксон, которая пишет статьи про гонки. Эрон, бывший напарник Сарти по команде «Манетта-Феррари», обращается к бывшему боссу с просьбой о месте в команде, но получает отказ. Вместо этого ему приходится работать комментатором.

Впрочем, впоследствии Эрону предложит место японский промышленник Изо Ямура. Пит выиграет две следующие гонки. К этому времени Стоддард уже достаточно окрепнет, чтобы снова участвовать в Гран-при, и вклинивается в гонку за титул. После Гран-при Великобритании за первое место в общем зачете борются четыре гонщика: Эрон, Стоддард, Сарти и его напарник-чемпион по мотогонкам Нино Барлини. В решающей гонке в борьбе за титул в Монце Сарти останавливается на старте, но затем отыгрывается и погибает в ужасной аварии. «Манетта-Феррари» снимает с гонки Барлини. За титул борются Эрон и Стоддард. По фотофинишу чемпионом становится Эрон. Стоддард же воссоединяется со своей женой Пэт. Конец.

Франкенхаймер настаивал на реалистичности и отказывался топорно арендовать машины, погонять их по трассе и потом просто ускорить пленку. Легенда гласит, что он даже рассматривал мысль о собственной команде в «Формуле-1» ради съемок всех гонок 1966 года, но из-за финансовых соображений план не удался. Зато съемочная группа получила чертежи машин от всех конструкторов, чтобы команда по спецэффектам смогла изготовить копии каждого болида.

Также Франкенхаймер обратился за советом к пилоту и конструктору Кэрроллу Шелби.

«Я был в Риверсайде в 1965 году, тестируя новый GT350, – вспомнил пилот Кэрролла Боб Бондурант. – Шелби позвонил мне и попросил встретиться с кем-то на пит-лейне. Это был Джон Франкенхаймер. Джон рассказал о съемках эпичного фильм про «Формулу-1». Кэрролл предложил мне встретиться с ним на следующий день на GT350. Я показал ему из машины, что такое гонки на трассе. Все основы. Я хотел, чтобы он сделал фильм максимально достоверным. Тогда меня пригласили на должность технического консультанта фильма и дублера для актеров».

Бондурант стал одним из более чем 20 активных или завершивших карьеру топ-пилотов, поучаствовавших в съемках. Роли дублеров исполнили Грэм Хилл (2 титула «Формулы-1», победа на «Ле-Мане» и «Инди-500»), Ричи Гинтер (победа и 14 подиумов в Гран-при), Йо Бонниер (одна победа в Гран-при), Брюс Макларен (победитель четырех Гран-при и основатель легендарного «Макларена»), Йохен Риндт (будущий посмертный чемпион 1970-го) и многие другие. Из актеров лишь один ездил на нескольких быстрых машинах.

Исполнитель главной роли Гарнер увлекался гонками. Он даже участвовал в постановке импровизированного «Гран-при Брентвуда» с Маккуином. Однако в отличие от коллеги, он никогда не ездил на гоночной трассе, пока Бондурант не взял его  крыло. «Джеймс был прирожденным пилотом. Он слушал и очень хорошо вел машину», – вспомнил Боб. – Начинали мы с GT350, затем перешли на 289 Cobra, а закончили «Формулой» для юниоров. Позже мы арендовали у BRM болид «Формулы-1». У него получилось».

Других «пилотов»-актеров тренировал Джим Расселл, который также руководил строительством реплики болидов «Формулы-1» на базе Lotus 20/22 Formula Juniors. Кроме того, производственная компания приобрела Lotus 25/33 (который появился на экране как «Ямура») и либо купила, либо арендовала, либо одолжила другие болиды «Лотус» и «БРМ».

Но возникла более серьезная проблема: Маккуин и режиссер «Большого побега» Джон Стерджес объединились для создания собственной гоночной драмы, которая не только раздражала Франкенхаймера, но и способствовала развитию соперничества между Гарнером и Маккуином. 

Смелость и наивность всех заинтересованных лиц остается поразительной, учитывая, что съемки начались в мае 1966 года и закончились в начале октября. Фильм же вышел на экраны США 21 декабря!

Но поведение съемочной группы не особо понравилось жителям Монако и посетителям гонки. Киношники захватили княжество в преддверии и во время Гран-при, а проблемы с логистикой решались бесцеремонно. Подготовка выстрел из водородной пушки, в ходе которого автомобиль Стоддарда выбило с дороги, потребовала целую кучу времени для реализации. Также есть кадры с Гарнера в не самом лучшем виде – его неоднократно вылавливали из Средиземного моря после выноса машины с трека.

СМИ тоже были заметили вторжение кинематографа. Репортаж Генри Мэнни о Гран-при Монако для Road & Track был особенно колким: «Обычная неразбериха во время практики усугублялась боксами, полными голливудских типов, маленьких человечков с рациями, кинооператоров, гримеров, актеров со следами фальшивой грязи на лицах и их фанатов. Продюсер также привез коллекцию машинок для молодежных серий с фальшивыми выхлопами в комиксоидном стиле, а также различных пилотов, нанятых для езды 30 миль в час».  

Франкенхаймер вспоминал: «Когда я оглядываюсь назад, то не знаю, как, черт возьми, мы сняли этот фильм. Мы всегда снимали обычно там, где нас не хотели видеть. Все всегда шло не по плану. Но нам просто нужно было собрать эту толпу». Непрерывное ожидание между съемками испытывало на прочность и реальных пилотов: например, Криса Эймона, чей дизайн шлема был разделен с Эроном в целях преемственности.

Очень красивые постеры

Новозеландец, который вместе с Бондурантом и Филом Хиллом (чемпионом 1961 года) водил Ford GT40 с камерой, позже вспомнил: «Довольно скучно сидеть часами, если не днями, ожидая сигнала о готовности. В середине этого года я выиграл «Ле-Ман» с Брюсом Маклареном, поэтому я, вероятно, казался логичным вариантом для автомобиля с камерой на GT40. Мне действительно понравился процесс, поскольку я был постоянно занят и приобрел понимание сцен, которые мы снимали».

Исполнитель роли Стоддарда быстро бросил учиться пилотажу гоночных машин. Его в заездах заменял дублер в шлеме, чей дизайн в целях сходства реальных и постановочных кадрамов позаимствовали у Джеки Стюарта (будущий трехкратный чемпион мира). Исполнитель роли Барлини слишком испугался, когда его буксировали за GT40 на двухколесном гоночном автомобиле. Исполнитель роли Сарти справился, но не получил удовольствия. Эймон вспомнил: «Не уверен, что современные требования безопасности позволили бы это, но тогда нам было очень весело буксировать актеров. Рад, что это не меня буксировали».

Кстати, Грэм Хилл вместе с Ассоциацией пилотов Гран-при был категорически против громоздких камер, используемых для съемки гонок. Однако как только они узнали о восьмизначном бюджете фильма (гонщик в те времена зарабатывал в районе 50-70 тысяч долларов в год по словам Стюарта, самые титулованные чемпионы – 110 тысяч), то сразу забыли о полном запрете GPDA на использование подобных камер. Их лицемерие так возмутило чемпиона мира 1964 года Джона Сертиса, что он покинул эту организацию.

Большинство трасс, на которых прошли съемки, были из календаря «Формулы-1». Нюрбургринг, однако, практически не упоминался в фильме, поскольку был связан с картиной конкурентов – они имели эксклюзивные права. Неожиданная проблема возникла и во время Гран-при Великобритании в Брэндс-Хэтче: «Феррари» не попала в Великобританию из-за забастовки металлургов на заводе в Маранелло, и съемочной команде пришлось убеждать Криса Лоуренса раскрасить его «Купер-Феррари» в красный, чтобы тот мог дублировать болид Сарти. Энцо Феррари сперва не хотел помогать в съемках фильма, но передумал после того, как Франкенхаймер показал ему первые кадры.

Нетрудно понять, почему «Гран-при» стал выдающимся техническим и визуальным достижением. На аппаратуре не экономили: Франкенхаймер привез 18  камер Cinerama – настоящих произведений технического искусства того времени. Бывший пилот и машиностроитель Билл Фрик придумал новый способ крепления – теперь их можно было устанавливать сбоку машин без опасения поломок под нагрузкой. Фильм также воссоединил Франкенхаймера с Лайонелом Линдоном – оператором фильма «Маньчжурский кандидат». Ветеран работы с линзами снимал большую часть гоночного действа с вертолета. Он также был редактором сцен на машинах.

Франкенхаймер вспоминал: «Поскольку я довольно неплохо управлял гоночным болидом, то могу сказать, что за рулем у вас не очень сильное ощущение скорости. Я попытался показать это на Гран-при Франции в сценах, снятых на длиннофокусный объектив. На 1000-миллиметровых объективах можно получить эффект замедления. У меня появилась идея использовать разделенный экран или несколько изображений из фильма Фрэнсиса Томпсона «Жить». «Гран-при» идеально подходил для сцен с разделенным экраном. Мы пытались показать другие события, происходящие во время гонки, но вы могли продолжать смотреть на соревнования».

С несравненным Солом Басом, отвечающим за графику, и композитором Морисом Жарром «Гран-при» не мог провалиться. И не провалился: с лихвой окупил вложенные в него средства и заработал три «Оскара», хотя конкурирующий фильм «День чемпиона» компании Warner Bros. прикрыли еще до завершения проиводства Однако критики приняли .«Гран-при» не лучшим образом.

«В некоторых обзорах критики говорили, что история была не настолько же хороша, как сцены гонок, – вспоминал Франкенхаймер. – Думаю, это несправедливая критика. Гонки были хороши, и история тоже была хорошей. Если вы посмотрите на то, что произошло в «Формуле-1» с тех пор, то увидите, насколько все было правдиво и трагично. Лоренцо Бандини погиб в том же месте, где снимали аварию в Монте-Карло. А он гонял за «Феррари» и помог снять аварию. Каждый инцидент в фильме основан на том, что произошло в реальных заездах. Я не особо хочу говорить, каким реальным пилотом соответствовали экранные образы, но не секрет, что американский гонщик, которого играл Джеймс Гарнер, безусловно, базировался на личности Фила Хилла, а англичанин – Стирлинга Мосса. Француз основывался сразу на троих: Фанхио, Вольфганге фон Трипсе и Жане Бера. У каждого персонажа есть параллели с реальной жизнью».

Можно легко найти пробелы в сюжете. Назвать аварию Сарти нелепой или вспонить о том, что бэнкинг в Монце не использовали на Гран-при Италии. Конечно, копии болидов выглядят глупыми. Ну и что? Съемки с завода «Феррари» заставят вас дрожать, а одни лишь кадры со Спа-Франкоршана стоят цены за билет. Как сказал Гарнер: «В конце третьего часа вы почувствуете, что были в гонке, а не на гонках. Думаю, это все еще величайшая в истории картина про гонки».

«Сегодня было бы невозможно снять такой фильм, – заявил Бондурант. – Закрытие трассы до и во время Гран-при «Формулы-1» ради кино больше никогда не повторится. Также это был очень драматический период, и запечатлеть его на пленку –  внешний вид болидов и автодромов тех времен, отсутствие безопасности – это интересно пересматривать даже годы спустя».

Последнее слово за Эймоном: «С точки зрения конечного результата, статус фильма вырос в моих глазах за эти годы. Когда я впервые увидел «Гран-при», то некоторые детали показались мне надуманными. К сожалению, оглядываясь назад, это было ближе к реальности, чем мы все хотели бы».

***

Игра слов: Жан-Пьер Сарти – Джон Сертис; Пит Эрон – Крис Эймон; Скотт Стоддард – Джеки Стюарт; Нино Барлини – Лоренцо Бандини.

Фото: imdb.com

развернуть

Кризис, пришедший вместе с коронавирусом и карантином, больно бьет по футбольной экономике. Даже самый богатый футбольный чемпионат – английская Премьер-лига – уже почувствовал удар. The Telegraph пишет, что клубы АПЛ могут потерять больше миллиарда фунтов из-за кризиса. Нет доходов от матчей, не поступают деньги от спонсоров, телевидение тоже не платит.

Клубы уже думают, как сэкономить. Одной из главных мер называют сокращение зарплат футболистов – даже сократив на 30% выплаты игрокам, команды покроют больше половины потерь.

Некоторые клубы пошли на экстренные меры: «Борнмут», «Норвич», «Ньюкасл» и «Тоттенхэм» объявили, что отправили всех сотрудников в отпуск и воспользовались программой сохранения рабочих мест, предложенной правительством Великобритании.

Это мера на время коронавируса: государство выплачивает 80% заработной платы (до 2,5 тысяч фунтов в месяц), остальные 20% покрывает работодатель. «Борнмут» и «Норвич» честно признались, что это вынужденный шаг – клубы не вытянут кризис самостоятельно. У «Тоттенхэма» приличные доходы за прошлый сезон, но большие долги (более 500 млн фунтов), а у «Ньюкасла» – самый скупой владелец АПЛ.

Теперь в этой компании пополнение: всех сотрудников в отпуск отправил «Ливерпуль».  

«Клуб принял ряд мер, чтобы защитить и свои интересы, и интересы работников в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Все действия проведены после долгих внутренних обсуждений.

ФК «Ливерпуль» отправил в вынужденный отпуск ту часть персонала, на которую повлияла приостановка АПЛ. Клуб подтверждает, что этим сотрудникам зарплата будет выплачиваться в полном объеме – чтобы никто не оказался в сложном финансовом положении. В прошлом месяце клуб подтвердил, что даже в сложившейся ситуации будет платить тем сотрудникам, которые работают во время матчей.

Еще до принятия этого решения среди главных людей клуба – на поле и вне его – было достигнуто решение, что надо приложить совместные усилия для сохранения рабочих мест наших сотрудников во время этого беспрецедентного кризиса. Прямо сейчас идет активное обсуждение по вопросу сокращения зарплат на период, пока матчи не вернутся», – говорится в клубном заявлении.

Все хорошо: сохраняем зарплаты рабочим, ведем переговоры с футболистами о сокращении их зарплаты. Вот только ведущие британские СМИ сразу опубликовали информацию о том, что «Ливерпуль» вошел в программу по сохранению рабочих мест – и работникам будет платить лишь 20% из полной зарплаты, а остальное покроет государство.

И вот этот факт вызвал возмущение даже у преданных болельщиков «Ливерпуля». Топ-клуб вошел в программу, призванную защищать бизнес, угодивший в проблемы из-за кризиса.

Руководство критикуют действительно мощно. Вот так выступил в твиттере Джейми Каррагер.

«Юрген Клопп выражал сочувствие с самого старта пандемии, главные игроки команды активно участвуют в переговорах о сокращении зарплат. Но уважение и хорошее отношение за все это вы потеряли – очень плохо, «Ливерпуль».

Телеведущий и футбольный эксперт Пирс Морган тоже возмущен:

«Очень стыдно. Клубом владеют американцы – почему вы думаете, что можете вот так использовать деньги британских налогоплательщиков? И Юрген Клопп согласился на такое?»

В твиттере недовольные пишут сообщения и гендиректору клуба Питеру Муру:

«Если я все правильно понял, то государство будет платить 80% зарплаты – и за это клубу должно быть очень стыдно. Я болею за «Ливерпуль» всю жизнь, но сейчас просто в шоке от того, что вы используете эту схему. Пожалуйста, пересмотрите решение – ни к чему хорошему оно не приведет».

Один из сотрудников клуба анонимно рассказал BBC, что больше не ощущает клуб семьей:

«Клуб называет работников семьей – я сейчас на чувствую себя членом семьи. Почему клуб с оборотом в миллионы фунтов использует государственную схему для сотрудников, когда есть бизнес, которому деньги нужнее?

Я разочарован. Мы все разочарованы – особенно после того, как «Эвертон» отказался использовать эту схему».

Почему действия клуба вызвали такое возмущение? Во-первых, из-за растущих доходов клуба. В прошлом сезоне «Ливерпуль» зафиксировал прибыль в 42 миллиона фунтов до уплаты налогов, оборот финансов в клубе за 2019 год оценили в 533 млн фунтов – он вырос на 78 млн.

Клуб много лет подряд отчитывается о том, что завершает год в плюсе, считается одним из самых финансово здоровых. На всякий случай еще напоминают, что только с февраля 2018-го по январь 2019-го «Ливерпуль» потратил на комиссию агента 43 млн фунтов, а на зарплаты собственным работникам в тяжелый момент денег не нашли.

Во-вторых, север Англии тяжело переносит кризисы. В Ливерпуле помнят всемирный кризис 2008 года: тогда многие потеряли рабочие места – программа правительства направлена как раз на то, чтобы сохранять их у бизнесов, которые попали в беду. Сверхдоходный топ-клуб пока таким не воспринимают.

Кстати, прошлые финансовые проблемы «Ливерпуля», из-за которых в конце 2010-х команда оказалась на грани банкротства, тоже пришлись на время всемирного финансового кризиса. Владельцы тогда повесили на клуб огромные кредиты, по которым не собирались платить. Так что, возможно, сейчас сыграло роль и общее недоверие болельщиков к владельцам – американской компании FSG. 

С другой стороны, руководство FSG уже несколько раз прислушивалось к болельщикам: например, по вопросу повышения цены билетов. Тогда цены заморозили после протестов фанатов. Возможно, сейчас не лучший момент ссориться и «Ливерпуль» пересмотрит решение.

***

Самое обидное, что все это происходит на фоне действительно важных инициатив от игроков и тренера. Клопп постоянно обращался к болельщикам с просьбой поддержать режим самоизоляции, команда записывала обращение к медикам.

Многие игроки основного состава поддерживают местные фудбанки – благотворительные организации, которые собирают продукты питания для нуждающихся. Фонд Liverpool FC Foundation недавно выделил деньги на покупку средств индивидуальной защиты для медиков и соцработников графства Мерсисайд.

Капитан команды Джордан Хендерсон – один из самых активных в обсуждении сокращения зарплат игрокам АПЛ. Помимо этого он лично позвонил всем капитанам клубов АПЛ с предложением запустить сбор средств на финансовую поддержку работников NHS (Национальной системы здравоохранения).

Но все эти важные инициативы перекрыли попыткой клуба сэкономить на собственных работниках. То есть они никогда не будут одни, но пусть им сейчас поможет государство?

«Тоттенхэм» тоже вошел в эту программу. А президент клуба призвал мир одуматься

«Давайте чуть-чуть угомонимся и проявим дисциплину». Сейчас Клопп поможет вам пережить карантин

Фото: Gettyimages.ru/Christopher Furlong; PAUL ELLIS/AFP/East News; Cal Sport Media/Sipa USA/East News

развернуть